Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

В плену иллюзий посвящённой борьбе с потреблением алкоголя прошло немногим более пяти лет

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-30


Фёдор Григорьевич Углов

Ломехузы

1991

Над пропастью

После выхода в свет моей книги «В плену иллюзий», посвящённой борьбе с потреблением алкоголя, прошло немногим более пяти лет. Что же заставляет меня снова взяться за перо?

Сейчас уже все видят, что, пережив период некоторого отрезвления и просветления, наше общество вновь погружается во мрак алкогольного дурмана. Правительство и центральное руководство партии, оставив всякую борьбу за трезвый образ жизни, утвердили небывалый в нашей истории «пьяный» бюджет на 1991 г. Страна поставлена на грань катастрофы в экономическом, экологическом, а главное — в нравственном отношении. И все попытки хоть в какой-то мере поправить положение в стране, при сохранении того же уровня потребления алкоголя, не только не дают никаких результатов, но ещё ухудшают положение. Алкоголь оказывается сильнее всех и вся...

Долгое время, занимаясь алкогольной проблемой, всё больше убеждаюсь: охватившее наш народ пьянство не пришло к нам само по себе — оно насаждалось искусственно. И сегодня наше общество напоминает мне муравейник, в который проникли жучки-ломехузы. Вот что о них пишет Г. Шовен в своей книге «От пчелы до гориллы»: «Ломехузы, проникая в муравейник, откладывают свои яйца в пакеты муравьиного расплода так, что ничего не подозревающие муравьи вскармливают чужое потомство. Между тем личинка обладает незаурядным аппетитом и определённо объедает своих хозяев. При случае она пожирает и муравьиные личинки. Но хозяева их терпят, так как ломехуза всегда готова поднять задние лапки и подставить трихомы — влажные волоски, которые муравей с жадностью облизывает. Он пьёт напиток смерти, так как на волосках — наркотическая жидкость. Привыкая к выделениям трихом, рабочие муравьи обрекают на гибель себя и свой муравейник. Они забывают о превосходно налаженном механизме, о своем крошечном мирке, о тысяче дел, над которыми нужно корпеть до самого конца; для них теперь не существует ничего, кроме проклятых трихом, заставляющих забыть о долге и несущих им смерть. Вскоре они уже не в состоянии передвигаться по своим земным галереям: из их плохо вскормленных личинок выходят муравьи-уроды. Пройдёт немного времени — гнездо ослабеет и исчезнет, а жучки-ломехузы отправятся в соседний муравейник за новыми жертвами». В человеческом обществе у «жучков» имеет место разделение труда: одни подставляют наркотическую жидкость, а другие идеологически обрабатывают трудяг-муравьев, используя находящиеся в их распоряжении печать, телевидение и другие средства массовой информации. Чтобы добиться цели, «ломехузы» очень интенсивно атакуют органы печати. Не избегла этой участи и «Медицинская газета». В ней, например, была помещена небольшая заметка под интригующим названием «Мальчик или девочка». В ней сказано, что диета родителей оказывает большое влияние на пол будущего ребёнка: если родители хотят иметь девочку, то они должны больше есть конфет и других сладостей. Те же, кто предпочитают мальчика, должны больше пить водку и пиво, есть колбасу и селёдку.

С точки зрения науки, более безграмотной заметки не придумаешь, но зато «ломехузы» благодаря такой публикации надеются собрать богатый урожай, ибо могут не только добиться пьянства родителей, но и получить высокий процент дефективных и умственно отсталых детей.

Они призывают людей пить «умеренно» и «культурно», отлично сознавая, что никаких «умеренных» доз для алкоголя не существует и что все их слова направлены на обман доверчивых людей и на их уничтожение с помощью наркотического яда.

Эти «жучки» разрушая общество, в котором живут и «работают» подобно ломехузам в муравейнике, имеют от своего грязного дела большие барыши, как плату за безнравственность. Не исключена возможность, что среди этих «жучков» есть и идейные экземпляры, которые работают на уничтожение и нравственное разложение живущих в этом человеческом муравейнике, где они, может быть, даже родились и всю жизнь пользовались благами, создаваемыми трудолюбивыми «муравьями». И не случайно научно установленные наркотические вещества — алкоголь и табак — официально, в государственном масштабе, не были признаны у нас таковыми, хотя все мыслящие учёные и все научные учреждения, в том числе и Всемирная организация здравоохранения, без оговорок относят их к наркотикам первой величины.

«Ломехузы» активизировали свою работу в нашем обществе в конце пятидесятых. Но заставить людей пить в то время было не так просто. Насильно в рот вино не вольёшь. В русском народе всё ещё крепко жила традиция, которая выражалась словами: «выпить глоток вина и стыд и грех». Надо было это как-то разрушить. И вот здесь «ломехузы» использовали свою идеологию, которая утверждала: «Да, вино, конечно, вредно, и пить его грешно, но это — если пить много, допьяна. А если умеренно, культурно, то какой от него вред? В малых дозах оно никакого вреда не принесёт, да и греха никакого нет, ведь причащаются же в церкви вином. Весь вопрос в том, чтобы знать меру...»

Эта иезуитская пропаганда сделала своё дело. Слабые люди «клюнули» на эту приманку и начали пить. Кривая душевого потребления круто пошла вверх. Если в 1940 г. и 1950-х гг. душевое потребление в нашей стране было ниже среднемирового, то уже в 1960 г. мы его превзошли, а ещё через двадцать лет — перешагнули двойной мировой уровень. Это означает, что душевое потребление алкоголя перевалило за 10 л.

При этом надо иметь в виду, что в статистике учитывают только напитки, которые продавались в государственных магазинах, совсем не принимая во внимание «кустарный», или «неофициальный» алкоголь, куда входят: самогон, чача, плодово-овощные и виноградные вина, изготовляемые в домашних и даже в колхозных условиях, а также технический спирт. Выдача технического спирта на предприятиях — один из самых коварных методов спаивания рабочего класса. Вот как об этом рассказывается в книге Т. Б. Дурасовой «Слышу, как стучится беда» (Лениздат, 1989 г.): «В одном из объединений Ленинграда главный механик — назовем его М. — бесконтрольно располагал 21 литром спирта в месяц. Спирт выдавался для промывки сложных механизмов. Однако механизмы спиртом не промывались. Зачистку контактов делали наждачной бумагой. А с помощью спирта решались любые проблемы: снабженческие, организационные, только не технические. Спирт был формой оплаты скрытых сверхурочных работ. Спиртом поощрялся трудовой энтузиазм: «Вы, ребятки, хорошо поработайте, а мы вам поставим» — лейтмотив в общении руководителей с рабочими. Чистая случайность, что при таком стимулировании труда ни один рабочий не попал в беду. Впрочем, регулярное пьянствование — это ведь тоже беда.

В узком кругу в служебном кабинете М. спиртом отмечали трудовые достижения коллектива. Все дозволено, все может быть прикрыто. Если пьют на производстве одни, то почему бы не пить и другим? И пили. Руководители спаивали своих подчиненных: от этого вывода никуда не денешься.

Спирт являлся эквивалентом различных запасных частей: «Вы нам деталь — мы вам спирт». «Купили» таким образом даже на другом предприятии листовое железо, редуктор, траки и многое другое. Радуясь, — выручили родное предприятие — никто не задумывается, что зараза распространяется вокруг, проникая на соседние производства. Понадобились рессоры для электропогрузчика, М. отправился к коллегам на соседний завод. Но коллеги отклонили вариант обмена. Презрев все этические нормы, М. пошел прямо к рабочим кузницы этого завода и непосредственно им сделал своё соблазнительное предложение: «Вы мне рессоры — я вам спирт». И получил рессоры.

Контроль за расходованием спирта велся исключительно по журналу. А в журнале все было в идеальном порядке. Липовые расходы документов всегда сходились с приходными. Развращение людей — вот что происходило в широких масштабах. На территории объединения постоянно толклись какие-то подозрительные люди, предлагая то одно, то другое. Естественно, в обмен на спирт...

Со временем порядка не стало совсем. Всё валялось на улице, ржавело. На складах ничего не найдёшь. На суде у М. спросили, отчего непременно надо было выменивать запасные части. «Пока ищешь на складе, дня два-три пройдёт, — ответил он. — Оборудование простаивает. Тут и прогрессивки лишишься».

Где причины, где следствие? Не было порядка в собственном хозяйстве и легче казалось обойтись натуральным обменом, чем поисками у себя. Но если спирт льётся рекой, где тут быть порядку?

Запасные части, приобретаемые столь сомнительным путём, — ворованные. Ворованные детали обменивались на ворованный спирт. А так как посторонним пройти на территорию ничего не стоило, то выменивали на спирт детали, похищенные здесь же.

Самое интересное, что руководители объединения были убеждены в том, что они, как и все, вели у себя борьбу с пьянством.

В конце концов дело кончилось убийством одного из рабочих в пьяной драке».

Технический спирт, как правило, при душевом потреблении не учитывается. Если и его принять во внимание, то оказывается, что «кустарный» хмель, по расчётам как зарубежных, так и наших экономистов и социологов, в целом составляет около 100% к «официальному». Таким образом, фактически душевое потребление у нас составляло 18 — 20 л, то есть в 4 раза превзошло средний мировой уровень.

Об этом ни социологические учреждения, которые обязаны были сигнализировать правительству, ни средства массовой информации не упоминали. Всюду можно было услышать, что с алкогольной проблемой у нас все благополучно.

Одновременно из года в год нарастало количество официальных банкетов, протекавших, как правило, с безудержным потреблением алкоголя, доходившим до безобразия. В этом отношении ни государственные, ни партийные, ни научные учреждения не являлись исключениями. Руководители всех отраслей, ведомств всех уровней отношение к себе и делу оценивали по тому, как подчиненные сумели их угостить. Все ревизии, все обследования превращались в попойки. По уверению тех, кому часто приходилось ездить с ревизией, они буквально были завалены угощениями. При этом часто считалось не чем-то особенным, а нормальным, когда ревизора угостят до невменяемого состояния и уложат в чемодан добрую порцию дорогих сортов вин.

О разгуле пьянства особенно красноречиво свидетельствуют письма, которые я получал после каждой своей статьи в прессе. Мне известно, что подобные письма доходили и до тех, кто управлял страной, от кого зависела эта пьяная вакханалия. Но они никак не реагировали на это всенародное горе: ни словом, ни делом, даже письма оставались, как правило, без ответа. Между тем послания были такие, которые могли бы «растравить» любые, самые очерствелые души, если бы в них сохранилась хоть капля любви к людям. Приведу одно из них.

«Уважаемый товарищ Углов!

Хотела это письмо отправить прямо в ЦК, но я уже писала в «Правду», однако мне даже не ответили. Что же можно ответить, если всё, что я писала, правда. Только не знаю, почему никто не хочет сбросить пелену с глаз. Иной раз мне кажется, что это какое-то вредительство. Ведь никому нет ни до чего дела. А вот недавно мне дали прочесть Ваш доклад на конференции 1981 г. Я очень удивилась, что есть, оказывается, люди, которые борются с этим злом. Поэтому своё письмо, адресованное в ЦК, я пересылаю Вам. Вы академик, Вам поверят, с Вами считаются. Покажите это письмо ЦК или расскажите о нём. Ведь что-то надо предпринять! Ведь то, что творится в стране, — ужасно: и то, что воруют, и то, что не дают план, что делают аварии, что дохнет в совхозах скотина, и все безобразие — от пьянки. И от пьянки разврат, разгул, преступления и даже предательство Родины.

Не пишу свою фамилию, боюсь, что выступление против пьянства считается уже преступлением. А зовут меня Клава, хотя уже, слава богу, 54 года».

«Добрый день, дорогие товарищи из ЦК.

Пишу вам всё потому, что скоро съезд партии, потому, что, может быть, среди вас найдутся всё же благоразумные люди и остановят горе, беду, нависшую над нашим русским народом, потому что вы стоите у руля правления и от вас зависит многое.

Оглянитесь же, ужаснитесь, помогите, опомнитесь!!!

Я хочу вам написать свою историю. Я вышла замуж за человека, которого любила, но не учла одного, что отец у него пьёт. Муж стал тоже пить. У нас три сына. Наверно, не надо было их рожать. Муж стал пить до скотства. Да и все его друзья так пили или пьют. Мы разошлись. Муж пьяный попал в аварию. Получил травму и умер. Старшие сыновья, Николай и Алёшка, спились. Третьего сына, может быть, я спасу. Он немножко больной. И вот не было войны, а у меня нет мужа и, можно сказать, нет двух сыновей. Лучше было бы, если бы они погибли в армии, с почётом, и была бы вечная слава, а не позор. А кто виноват?

Я не могла их спасти. Сколько ни внушай, ни воспитывай, а толку мало, если вино теперь продают везде, кроме «Детского мира». Во времена Андропова ещё вино не продавалось по субботам, а теперь и по субботам продают. Пей, залейся, умойся этой дрянью — лишь бы ты заплатил. Эти деньги ведь так нужны государству! Какому? Ведь мы социалистическая страна! Опомнитесь! Что говорил Ленин об алкоголизме? — «социализм и алкоголь не совместимы!» А вы считаете себя последователями его!

Посмотрите, что творится кругом. Для статистики опишу свою улицу. Живём мы в небольшом рабочем посёлке, где почти все пьют, в том числе и бабы. Число их растёт быстро, и пьют не меньше мужиков

По левой стороне улицы:

1. Семёновы. Муж пьёт до омерзения, матерится, мучает жену. У него растут двое детей, дочь и сын. Какие будут?

2. Петровы. Муж погиб на фронте. Петрова вырастила двух дочерей. Обе несчастны. У обеих мужья пьют. Одна дочь разошлась — двое детей. Другая ещё живет с пьяницей, сама стала пить. Один ребёнок.

3. Андреевы. Старики 60 — 65 лет. Детей нет. Умерли в детстве. Старик попивает, бабка — нет.

4. Лушникова. Муж погиб на фронте. Двое дочерей. Обе замужем. У обеих мужья-пьяницы. У обеих дочерей дети, уже взрослые, тоже пьют!

5. Дом моего бывшего свекра. Воевал. Умер от ран. Пил безбожно, бил свою жену, мою свекровь. 2 детей (сыновья). Старший умер в 52 года — типичный алкоголик. Умер от пьянки. Работал в последнее время сторожем в Павлодарской области. Жена его уже неизлечимая алкоголичка. У них два сына. Один типичный алкоголик, второй нормальный, женат, хорошо работает. Про свою семью я уже писала.

По правой стороне:

1. Чудиновы. Муж пьёт до омерзения. Ходит без штанов по улице, бабы плевались. Стрелял в жену, бил стекла и т. д. Все сходило с рук. Почему не сойдёт, когда рядом пьют. Жена не могла рожать. Была часто бита, были выкидыши. Чудинов умер в 54 года. Слава Господу — жена отдохнёт.

2. Петровы (это другие). Пьют оба хорошо. Дети уже взрослые, разъехались кто куда и пьют в других регионах страны. А хозяин по пьянке укусил за ухо соседа — Суханова. Оба валялись после Ленинского субботника под столом.

3. Живут татары: вера исламская, но пьют по-русски. Один сын уехал в Казахстан. Пьёт ли — не знаю.

4. Сухановы. Пьёт сам. Сидел в тюрьме. За поножовщину. Пришёл, снова пьёт и терроризирует семью. Когда у них скандалы, вся улица смотрит как спектакль.

5. Верка. Ей уже 53 года, но для всех она — Верка. Когда пьёт — не надо ходить в оперетту. Бесплатно. Ложится посреди улицы и поёт матерщинные песни. Муж от неё ушёл, дети разъехались.

Вот такая у нас «весёлая» улица, да и посёлок в целом. В посёлке 3 тысячи душ, 30 магазинов. Водку продают во всех, даже в промтоварном. На душу населения, включая стариков, женщин, младенцев, приходится 375 бутылок в год! План гоним будь здоров. Мужикам, кроме пьянки, в основном делать нечего.

И ещё напишу про сестру моей свекрови — Машу. Месяц назад отдала Богу душу. Отмаялась. Муж-алкоголик. Было у них 6 детей. Старший Мишка — пьяница, детей у него нет. Петька умер в 45 лет, оставил после себя двоих ребят, один — дебил. У Стёпки пять детей, двое умерли. Кольку пьяного убили в драке, Зойка — мать-героиня, сама и муж пьют беспробудно. У них 12 детей, двое из них сидят в тюрьме, двое — дебилы. У Нюрки — четверо, двое из них пьют. У Зойки уже шесть внуков.

Вот теперь сами считайте, сколько Маша и Борька дали стране чистокровных алкоголиков и дебилов...»

Письмо Клавы описывает картину, которая представляет собой как бы в миниатюре всю нашу многострадальную страну.

Конечно, опубликовать такое письмо раньше не решилось бы ни одно издание. В прессе, в крайнем случае, сообщалось о каком-нибудь факте пьянства. Вот почему не только народ во всей своей массе не знает об алкогольной проблеме в стране. Об этом в большинстве случаев не знала и наша интеллигенция, в том числе учёные и писатели, на которых лежала ответственность и обязанность сигнализировать о наступившей опасности.

В ежегодных статистических справочниках душевое потребление алкоголя уже много лет не публиковалось. Приводились лишь данные в таком духе: если в 1940 г. производство алкоголя принять за единицу, то в последующие годы его показатели были 3, 4, 5, 6 и т. д. Но так как не было разъяснено, что скрывается за этими цифрами, то на них не обращали внимания. Тот же, кто пытался расшифровать их, тут же оказывался причисленным к экстремистам. Картина выглядела настолько устрашающе, что истинным данным никто не верил, и в печать их не допускали.

Именно строжайшей цензурой и можно объяснить полнейшую алкогольную неграмотность населения. Это давало возможность лжеучёным представлять любые данные о потреблении данного наркотика и интерпретировать их по своему усмотрению. Так поддерживалось наше невежество и создавались условия для эйфории, для которой на самом деле не было никаких оснований.

Однако это не значило, что никто не знал истинного положения вещей с алкогольной бедой. Многие патриоты видели, как катастрофически быстро нарастала эта опасность. Однако их письма в инстанции оставались без внимания. Не реагировали ведомства и правительство, словно дав обет молчания, и на редкие публикации в печати.

Между тем все сложнее стало пробиваться со статьями, посвящёнными теме алкоголизации. Газеты и журналы куда охотнее предоставляли свои страницы тем, кто призывал пить «умеренно» и «культурно». Создавалось впечатление, что вся эта проблема находится в руках какой-то могущественной мафии, которая не только печать, но и сами «верхи» держит в своих руках.

А задуматься было над чем.

Согласно данным Большой медицинской энциклопедии, которая ссылается на объективные исследования Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), каждый третий в нашей стране погибает от причин, связанных с алкоголем. Это значит, что зелье уносит из жизни ежегодно от 900 тыс. до 1 млн. человек — более 2.5 тыс. ежедневно! Если считать с 1960 г., с того времени, когда уровень среднедушевого потребления в нашей стране превзошел среднемировой, то получится, что зеленый змий погубил более 25 млн. человек. Иными словами, столько людей умерло у нас от опоя, погибло в катастрофах и драках «по пьянке», скончалось от цирроза печени.

За последние 20 — 30 лет — ещё одно следствие алкоголизации — резко начала снижаться рождаемость. По данным статистики с 1960  г. в нашей стране по этой причине не появилось на свет 30 — 35 млн. человек. Если добавить сюда 40 — 45 млн. пьяниц и алкоголиков, которые всё равно что «живые трупы», то окажется: одурманивание народа обошлось нам более чем в 100 млн. жизней. За четверть века алкогольным оружием в стране было уничтожено больше людей, чем в Великую Отечественную и гражданскую войны, при коллективизации и культе личности в концентрационных лагерях.

Беды, порождённые пьянством, этим не исчерпываются.

Согласно данным новосибирских учёных В. Детиненко и Г. Гражданникова, свыше 90% дефективных и умственно отсталых детей рождаются на свет от пьющих родителей, а каждый литр среднедушевого потребления алкоголя приносит в год 10 — 12 тыс. изуродованных младенцев. Если учесть, что в последний период каждый из нас в среднем за год, с учётом кустарного хмеля (по расчётам инженера И. Красноносова и доктора экономических наук Б. Искакова), выпивал 15 — 18 л. абсолютного алкоголя — спирта, — то получится: от любителей выпивок ежегодно рождается 200 — 220 тыс. неполноценных людей.

Там, где до 50-х гг. в области был один, а то и ни одного детского дома, ныне их по 40 — 50. Несчастные дети обречены на жалкое существование тоже по вине пьющих родителей. Это подтверждает и состав воспитанников детских домов Новосибирской области. В некоторых из них побывали борцы за трезвость. Познакомившись с житием мальчишек и девчонок, потрясённые детским горем, они написали мне письма. В конверт вложили стихи старшего научного сотрудника В. Лебедева с таким вот предисловием:

«Новошмаковский детский дом: из 96 детей только двое не имеют родителей.

Масляковский: из 100 — 7 сирот.

Барышевский: из 115 — 3 без родителей.

У остальных детей отцы и матери лишены родительских прав по причине пьянства.

...Двадцатый век. Сороковые.

Подставив раненую грудь,

Непокорённая Россия

Фашисту заступает путь.

И, утеряв рассудок здравый,

Предчувствует конец палач.

А под его пятой кровавой

Расстрелы, пытки, детский плач.

...На трупах — трупы, в небо глядя,

И вдруг у ямы на краю:

«Не убивайте меня, дядя,

А я вам песенку спою».

Дрожа и заикаясь, прямо

Из груды неостывших тел,

Ребёнок над сестрой и мамой

Зверью про зайчика запел.

...Восьмидесятые. Народы

Страну прославили трудом,

Но всё полнее с каждым годом

Недетским горем детский дом.

За что мальцу в четыре года

Дают за совесть, не за страх

Беду великого народа

Нести на тоненьких плечах?

Проснувшись, плачет он ночами,

И — рвётся пониманья нить:

«Не отдавайте меня маме,

Мне страшно, мама будет бить...»

Очнитесь, люди, плачут дети...

...Скажи, великий мой народ —

За тех сирот фашист в ответе,

А кто — за нынешних сирот?»

На 28-й сессии Генеральной ассамблеи ВОЗ в 1974 г. было вынесено решение: считать алкоголь наркотиком, подрывающим здоровье.

Как наркотический яд, зелье в первую очередь и сильнее всего действует на мозг и центральную нервную систему. Особенно на самые высшие центры мозга, отчего притупляются и слабеют наиболее совершенные его функции, на которых базируется нравственность, воля, благородство, патриотизм. Вместе с тем очень резко меняется в худшую сторону характер человека. Если же запил народ — характер всего народа. Но отнимите у русских, например, нравственность, патриотизм, благородство — и исчезнет то, что веками выделяло нас и выражалось в понятиях «русский характер», «русская душа», «русский солдат». Мы сейчас очень близки к этому. Несмотря на то, что характер нации очень устойчив и сохраняется веками вопреки лихолетьям. Достаточно вспомнить татарское иго, которое продолжалось на Руси более двухсот лет, но характера русского народа не изменило. Алкогольное нашествие — совсем иное дело. Оно, по мнению учёных, «перерождает» народ всего за два, максимум за три поколения, то есть за 50 — 75 лет.

От уровня потребления алкоголя стоят в прямой зависимости и экономические потери. По подсчётам специальной комиссии Совета Министров СССР и заведующего кафедрой статистики Московского института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова, профессора, доктора экономических наук Б. Искакова, наши ежегодные экономические потери, обусловленные потреблением всевозможных видов водок, вина и пива, составляют до 300 млрд. руб. и в 3 — 6 раз превышают доходы от продажи зелья. Стоит ли после этого удивляться, что на семьдесят втором году революции у нас все проблемы, в том числе и продовольственные, стоят почти так же остро, как после опустошительной Великой Отечественной войны?

Чего у нас не отнять, так это безудержного роста производства сивухи. Согласно данным, опубликованным в справочниках Статистического управления «СССР в цифрах», население страны с 1965 по 1981 г. увеличилась с 232,2 до 266,6 млн. человек, то есть на 13%. Производство же спиртного за это время возросло на 500%, то есть в 37 раз опережало рост населения! Такое же неблагополучие выявится, если сравнивать производство хлеба и муки с производством алкоголя. С 1940 по 1980 г. хлеба и муки у нас стали выпускать больше на 200%, а алкоголя — на 690%. И ведь все выпивается!

К сожалению, Статистическое управление не комментирует публикуемые данные, а то народ давно бы узнал, к какой пропасти мы идём, куда нас толкает алкогольная мафия. Но то, что не делает Статистическое управление, иногда удаётся патриотам-трезвенникам. Они вывели («Знание — сила», 1989, № 2) очень важный социологический закон: если среднее душевое потребление составит более 17 л. абсолютного алкоголя в год, то рождение дефективных и умственно отсталых детей превысит рождение нормальных детей. А это значит, что начнётся самоуничтожение нации.

К 1983 г. среднедушевое потребление абсолютного алкоголя поднялось в нашей стране до 11,3 л. Иначе — на каждого жителя СССР, включая грудных младенцев и старушек, приходилось более семи трехлитровых баллонов водки. Сколько же купили и выпили её тогда люди самого продуктивного возраста, люди из наиболее злоупотребляющих спиртным национальностей!

В то время, когда мы пили особенно рьяно, кое-кто над стаканами не дремал, усыпляя бдительность разговорами и уговорами пить с друзьями и близкими, в «приличной обстановке», а разрушал, опустошал, опошлял и опоганивал всё, что для нас дорого и свято. Что не было уничтожено в первые десятилетия после революции, поспешно стиралось с лица земли под звон фужеров в последние 20 — 30 лет, в так называемый период застоя и упадка. Рушились храмы, национальные памятники, традиции, перелицовывались школьные учебники, искажалась русская литература, музыка, театр. Телевидение почти целиком стало русофобским. Национальные шедевры, которыми восхищался мир, заменялись пошлыми космополитическими поделками, в которых такие понятия, как любовь к Родине, Отечеству, исчезли напрочь...

Как известно, больше всех от алкоголя страдают женщины. Еще нарком здравоохранения Н. А. Семашко писал: «Можно сказать, что сколько водки выпили мужья, столько их жены и дети пролили слёз!» Я получаю множество писем от женщин, которые льют слёзы и просят спасти погибающих от водки отцов, мужей, сыновей, внуков.

Одно такое письмо из города Первоуральска произвело на меня особенно сильное впечатление. Копию его прислала мне работница одного из уральских заводов В. Стольникова. Её сын буквально погибал от водки, женщина металась, обращалась во все инстанции, умоляла спасти его. Общаясь с людьми, Виктория Степановна увидела, что несчастье, постигшее её, охватило весь город, всю страну. Она встречалась с сотнями женщин, которые оказались в таком же положении. Они написали письмо, в котором было излито буквально всё народное горе, и разослали его почти во все центральные органы власти.

«Мы, женщины Первоуральска, обращаемся в высшие государственные инстанции с просьбой ответить на вопросы, волнующие нас более всего. Общество развитого социализма на грани развитого алкоголизма. Винно-водочная продукция, выпускаемая у нас, в больших количествах завозимая из-за границы, — мощное и грозное оружие, от которого остаются кладбища людей и идей. Мозг человека — вот его главная мишень. В государстве рабочий класс просто-напросто спивается.

А беспробудное пьянство деревни?! Эта стихия почти неуправляемая! И ревут сутками недоенные коровы, а механизаторы наутро не могут вспомнить, где оставили трактор.

При таком поголовном пьянстве деревни выполнение Продовольственной программы нереально.

Знают ли депутаты Верховного Совета, треть из которых женщины, за какой бюджет они так дружно голосуют? Кем конкретно в нашей стране планируется, утверждается всё увеличивающийся чудовищный выпуск спирто-водочных изделий? По каким показателям мы далеко обогнали дореволюционную Россию? Кто конкретно в нашей стране заваривает эту алкогольную кашу, от которой мы умрем гораздо скорее, чем от ядерной бомбы?

Спросите пьющего, отчего он пьёт, и он ответит вопросом: «А кто нынче не пьёт?» Уже и армия, и флот, и вузы, и университеты, и учреждения всех рангов перестали быть оплотом трезвости.

Как прикажете понимать такую политику, когда государство одной рукой подписывает решения об усилении идеологической работы, а другой рукой наливает стакан, увеличивает продажу алкоголя?

Человек, подписывающий документ об увеличении винно-водочных изделий, должен знать, что он предписывает гибель миллионам людей и миллионам семей, расписывается в совершении тяжких преступлений.

Известно ли ему, что употребление алкоголя — не вредная привычка, а наркомания со всеми вытекающими последствиями? Поэтому просветительная работа, выявление и лечение алкоголиков без законодательных мер неэффективны. Только законодательное положение по ограничению выпуска и покупки спиртных напитков, вплоть до сухого закона, может оказать серьёзное влияние на здоровье общества!

Урал — опорный край державы — стал краем массового алкоголизма. Даже Демидов не позволял спаивать рабочий люд, потому что был рачительным хозяином.

В Госплане, который с каждым годом наращивает выпуск и закупку алкоголя, должны знать, к примеру, что норма масла у нас на Урале — 300  г. на человека в месяц. А норма спиртных напитков — 350  г. в день.

На Урал везут не фрукты или нужные продукты, а водку, водку, водку. У нас, словно грибы после дождя, растут винные магазины и пивные ларьки. По какому пути ни шел бы рабочий домой, на его пути 2, 3, 4 пункта, продающих алкоголь. В дни получки, праздники врачи-хирурги, как на войне, не отходят от операционных столов: везут колотых, резаных, ещё живых и уже мёртвых.

Водкой мы прикрываем нашу бесхозяйственность и безынициативность, неумение считать собственные потери. По всем потерям — нравственным и физическим — алкоголизм — настоящая интервенция внутри страны. Так что вопрос «пить или не пить?» на сегодня означает: быть или не быть нашей стране. А государству уже давно пора, как грозное предостережение, поставить обелиск жертвам алкоголизма и написать на нем слова: «Спите спокойно, это не повторится».

Под письмом стоит 245 подписей — врачи, медсестры, воспитатели, инженеры, рабочие, ветераны труда, учащиеся.

Но и это письмо осталось без внимания. Лишь вызвали Викторию Степановну в КГБ, где сделали соответствующее предостережение о том, чтобы она не занималась компрометацией партии и правительства.

Факты, наблюдаемые повседневно в каждом городе, в каждом населённом пункте, говорили о настоящей катастрофе, нависшей над страной и обществом. Письма, наполненные людским горем, в большом количестве шли в центральные органы власти, копии многих из них я сам посылал в ЦК, но никакого ответа ни я, ни авторы этих писем не получили, и трудно в чём тут дело. Или они попадают к «ломехузам», которым эти письма, возможно, даже доставляют радость, или же они оказываются в руках таких бюрократов, которых не проймёт никакая народная боль. Печать их тоже не публикует, хотя мне хорошо известно, в том числе и по личному опыту, что таких писем приходит в редакции газет и журналов — миллионы. Но пресса предпочитает печатать статьи «ломехуз», которые пишут, что у нас если что и случается, то только с лицами, которые злоупотребляют водкой. С умеренно же пьющими всё в порядке.

«Ломехузами» всех мастей и рангов так опорочена идея «сухого закона», что опускаются руки даже у тех, кто настроен был недавно придерживаться его в пределах собственной семьи или коллектива. Народ не знает всей правды об алкоголе, о пагубности для организма даже самых минимальных доз спиртного.

Всё это привело меня к мысли продолжить разговор с читателями. Моя книга не будет лёгким чтением, возможно, вызовет споры и — наверняка! — нападки тех, кто цинично и преступно равнодушен к судьбе своего народа. Народа, перед которым в силу многих причин стоит сегодня отнюдь не отвлечённая, а очень реальная проблема — выживания.

Правда об алкоголе очень страшна. И она видна не сразу. Наоборот, потребление алкоголя сначала вызывает эйфорию, создавая иллюзию благополучия. И в стремлении к такой иллюзии люди, не зная, к чему это приводит, относятся к алкоголю, как к безобидному напитку. Это муссируют и развивают «ломехузы», которые всем внушают, что «алкоголь вызывает приятное ощущение комфорта... А на следующий день, когда человек проснётся, все влияние улетучивается, не оставляя никаких последствий».

На самом деле всё не так, и всё не только серьёзней, но и, главное, трагичней.

Ни один глоток вина не обходится без вредных последствий. Алкоголь, в каком бы виде ни был принят (пиво, вино, водка, коньяк, чача, самогон и т. д.), как сильный наркотический яд оказывает разрушающее действие на все ткани и органы человека и особенно на мозг и репродуктивные органы. Достаточно сказать, что после любой «умеренной» дозы алкоголя в мозгу остается целое кладбище погибших клеток, и обычный (небольшой) приём спиртного мужем или женой, а особенно обоими, может привести к появлению на свет дефективного, умственно отсталого ребёнка.

Но все это выявляется не сразу, большинство людей эти последствия с приёмом алкоголя не связывают, и потому ничто не оказывает на них сдерживающего влияния. Тем более что те, кто заинтересован в повальном пьянстве, всеми доступными средствами распространяют ложь о безвредности вина.

Особо губительно действует алкоголь на нравственность, базирующуюся на важнейших функциях мозга, охраняющую самого человека как разумное существо и цементирующую народ на прогрессивной основе.

Профессор Б. И. Искаков, изучавший влияние алкоголя на состояние общества, пишет, что нравственные потери начинаются очень рано, ещё при душевом потреблении его на уровне 3 — 4 л. в год. С 4 — 5 л. душевого потребления исподволь развивается алкогольно-нравственный коллапс. Начинается падение нравов — среди взрослых и молодёжи. А как известно из истории, с падением нравов зарождалась обречённость всех погибших до сих пор цивилизаций.

С дальнейшим ростом потребления этого наркотика — до 6 — 8 л. на человека в год — возрастает алкоголизация плазмы нервных, половых, иммунозащитных клеток. Начинается развитие общей атмосферы застоя, попустительства, консерватизма, кризис экономики и производства, объединение людей по порокам, отставание техники, образования, науки, культуры, искусства. С ростом потребления начинается цепная реакция вырождения и деградации народа по закону «трех поколений» Остаётся относительно здоровой половина родителей, четверть детей, одна восьмая внуков с необратимый подрывом народного генофонда. Развивается демографический коллапс, когда ослабленных детей рождается больше, чем здоровых, и ускоряется деградация народа.

С годами всё больше появляется ослабленно мыслящих учёных, академиков, управленцев, партийных и советских работников. Начинают зарождаться нелепые, скорее, преступные, проекты. Страна не только не прогрессирует в своем развитии, но и теряет свои былые достижения. Наступает алкогольно-нравственный коллапс.

И если общество не найдёт в себе силы, чтобы остановиться и прекратить потребление алкоголя, оно обрекает себя и свою страну на гибель.

Борьба за трезвость и... «ломехузы»

Весь период застоя совпадает с небывалым в истории России периодом алкоголизации народа. Именно массовое потребление алкоголя наряду с антинародной, антирусской кадровой политикой и привело страну к чудовищному застою в идеологии, экономике, к массовому беззаконию, коррупции, к глобальному разрушению экологии, к резкому обнищанию основного населения страны при одновременном обогащении сотен тысяч советских миллионеров.

Несомненно, что в наших условиях это было возможно только при условии паралича сознания народа, усугублённого массовым потреблением алкоголя.

Все нечестные люди знают, что на фоне наркотического дурмана они могут совершенно безнаказанно творить любые чудовищные преступления. Вот почему и сегодня находится немало дельцов, которые под любым предлогом настаивают на продолжении и даже на увеличении алкогольной экспансии. Поэтому нарастающий уровень производства и продажи алкоголя, вопреки принятым ранее решениям правительства, говорит о том, что это дело рук преступной мафии, пробравшейся во все органы власти, идеологии, средства массовой информации, разрушающей народ и страну. Началом периода застоя и деградации надо считать начало массового спаивания народа, когда во второй половине пятидесятых, а особенно в первой половине шестидесятых годов, производство и продажа алкогольных изделий приняли у нас угрожающие размеры.

Так, за 15 лет, начиная с 1950 по 1965 г., производство и потребление алкоголя в нашей стране возросло на 200%, превысив темпы такого роста в других европейских странах за тот же период времени в 10 — 20 раз. В последующем эти темпы увеличивались, и за период с 1965 по 1980 г. производство и потребление алкоголя возросло уже на 500%. К сожалению, на этом спаивание народа не остановилось, а наоборот, после короткого периода снижения уровня потребления спиртного в 1985 — 1987 гг. алкогольная экспансия приняла ещё более угрожающий размах.

Целенаправленная алкоголизация народа ведёт к массовому снижению интеллектуального уровня населения, в первую очередь и прежде всего — интеллигенции и руководящего состава. Как показали научные исследования, директора и руководители предприятий всех уровней, учёные, писатели, деятели культуры пьют сегодня ничуть не меньше, чем рабочие.

Ежегодно на сотни миллионов инвалютных рублей мы покупаем винно-водочные изделия за рубежом. И это при острой нехватке валюты на приобретение необходимой нам медицинской аппаратуры. За десятую и одиннадцатую пятилетки на эти наркотики её было затрачено вчетверо больше, чем на импортное зерно.

Но главным оружием «ломехуз» было и остаётся идеологическое. Через средства массовой информации, книги, создаваемые и издаваемые ими, через кино и телевидение, в которых они занимают ключевые позиции, людям внушается преступная мысль о том, что от вина ничего плохого не бывает. А если что и случается, то это лишь у пьяниц и алкоголиков. Таких надо лечить. Для остальных людей, которые знают «меру», вино приносит только пользу. Не зря же пьют «за здоровье»... «Ломехузы», естественно, полностью замалчивают бедственное положение страны и народа, которые стремительно приближаются к катастрофе.

Но если основная масса народа, хронически находясь в наркотическом дурмане, пила и продолжает пить, будучи в блаженном неведении о том, куда она катится, то трезвенники-патриоты, чей мозг свободен от отравы, уже давно бьют тревогу, предупреждая о грядущих последствиях этого алкогольного марафона.

Но ныне их положение оказалось намного хуже, чем это было в начале 20 века, когда в России началась очередная борьба за трезвость со стороны передовых людей отечества. Тогда к борцам-патриотам быстро примкнула вся передовая русская интеллигенция, которая, будучи вооруженной трудами Г. Р. Державина, А. Т. Субботина, И. А. Сикорского, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого и других писателей и учёных, активно включилась в борьбу за народ.

Ныне интеллигенция оказалась обработанной «ломехузами» не меньше, а больше, чем рядовые рабочие. Многих талантливых представителей русской культуры споили до такой степени, что они забыли про отечество и свой народ. Другие очень рано сложили свои головы под ударами алкогольного яда. Остальные, выпив за упокой души своего товарища, продолжали пить, готовя всё новые жертвы.

Мафия нашла способ, как спаивать интеллигенцию, мозг народа. Те из русских учёных, писателей или артистов, которые не пили, каким бы талантом не были награждены от природы, не имели никаких шансов на продвижение ни по научной, ни по административной линии, а писателей-трезвенников не печатали или давали им мизерные тиражи.

Как-то я был в Институте хирургии им. А. В. Вишневского. После совещания, как это было принято в то время, состоялся большой банкет в кабинете директора института Александра Александровича Вишневского. Среди гостей были многие крупные хирурги как из Москвы, так и из других городов страны. Все пили водку, коньяк. Пили много. Присутствующие знали о моей трезвенности, поэтому никто не настаивал, чтобы я принимал участие в застолье.

Слегка подвыпив, Александр Александрович, с которым мы были почти одних лет и дружили, положив руку мне на плечо, доверительно говорил: «А зря ты, Федя, не пьёшь! Ты бы многого достиг в жизни, если бы не сторонился застолий. За рюмкой водки часто решаются такие дела, которые трезвые решить не могут. Я прямо скажу — ты давно бы, как и я, был бы героем и академиком «большой» академии, и институт бы у тебя не отняли. А ты вот сторонишься компаний и становишься как бы «белой вороной». С тобой человеку пьющему уже неудобно говорить, особенно откровенно... Я не уговариваю тебя пить, это твоё дело, но я уверен, что ты от этого много теряешь...»

Таково было, по-видимому, мнение не одного Александра Александровича. Такое же мнение господствовало я в писательской среде. Кто-то искусственно создавал престижность винопития. Б. Д. Четвериков пишет в своих воспоминаниях, что однажды он, находясь в буфете Дома литераторов, услыхал такой разговор за соседним столом. Один из писателей отказывался выпить, когда его угощал приятель, но тут же оговаривался: «Вы не вздумайте сказать в Союзе писателей, что я не пью».

Но этот путь был не для меня. Если вопрос может быть решён только между нетрезвыми людьми, а трезвыми он не будет так разрешён — значит, это не очень честный путь. Я же никогда не мог отступить от дороги правды. Да и расплачивались пьющие люди за свои «достижения» дорогой ценой — годами жизни. Тот же Александр Александрович ушёл из жизни, когда ему было меньше 70 лет. А ведь он всегда отличался прекрасным здоровьем. Спортсмен, теннисист. Условия жизни — не из плохих. Сказалось кровоизлияние в мозг, которое он перенёс за несколько лет до этого. И здесь не последнюю роль играли выпивки. Да и не в этом дело. Алкоголь никогда не был мне попутчиком в жизни. Тем более он не мог быть моим помощником. Это всё равно, что взять себе в соратники гремучую змею и спрятать её под подушку в надежде, что она поможет победить моих врагов. Уверен, что такой «помощник» скорее угробит меня. Но не только в этом смысле алкоголь вставал на пути.

В своих словах Александр Александрович невольно, по-видимому, выдал глубоко продуманную концепцию недругов нашего народа, раскрыв её сущность: создавать привилегии тем, двигать вперед тех, кто пьёт. Ими легче управлять, их проще направить в необходимое русло.

Тот факт, что почти все учёные — профессора, академики, доктора наук в потреблении алкоголя не отличались от рабочих и крестьян, а может быть, и превосходили их, говорит о том, что это не случайно. Это, как будет сказано дальше, было отмечено учёными Новосибирска ещё в начале 70-х гг., когда они через журнал «ЭКО» запросили мнение крупнейших специалистов в области алкогольной проблемы.

Так в эти застойные годы с помощью алкоголя наша интеллигенция была оторвана от своего народа, от самой реальной жизни. А главное, с помощью этого зелья мафия упорно и настойчиво уничтожала мозг народа, его интеллект, как национальное достояние. Этим она открывала широкую дорогу для своих разрушительных сил. Учёные-специалисты на всех уровнях своим затуманенным мозгом не понимали и порой не хотели понимать, что делается вокруг них. И поэтому не только не оказывали сопротивления, но и сами принимали активное участие в разрушении, ставя свои подписи под такими планами, которых они впоследствии не только стыдились, но которым ужасались.

Что же, гибель Волги, строительство ленинградской дамбы, загрязнение Ладожского озера и других наших озёр и рек, разрушение экологии, возникновение атомных электростанции вблизи многонаселенных городов и в междуречье, что противоречит самым элементарным условиям их строительства, — разве это сделано только сейчас? Так почему же наши учёные молчали? Да потому, что их мозг был в опьянении. Ведь известно, что даже после «умеренного» употребления алкоголя мозг приходит в норму через 18 — 20 дней. А всё это время люди думали отравленным мозгом, поэтому, не замечая, что делается вокруг, давали возможность мафии творить свои тёмные дела.

Можно смело утверждать, что спаивание нашей национальной интеллигенции и наших руководителей является одним из наиболее драматических явлений современной жизни русского народа.

На фоне массовой алкоголизации интеллигенции из её среды появлялись убеждённые трезвенники, которые начинали неравную борьбу за освобождение народного сознания от пьяных пут. Они разъясняли всю гибельность этого пути, всю опасность алкогольной политики государства.

Этих борцов никто не готовил. Их никто не организовывал. Никто их к этой борьбе не привлекал. Они сами начинали её, кто как мог и кто как умел, осознав опасность, нависшую над страной и народом. Их не поддерживала ни партия, ни советская власть ни в центре, ни на местах. Скорее, наоборот — эти люди нередко подвергались дискриминации, их оскорбляли, над ними издевались на собраниях и в печати. Среди них надо прежде всего назвать И. Красноносова, П. Дудочкина, Г. Шичко, В. Ермилова, Ю. Соколова, А. Маюрова, А. Миролюбову, Л. Ушакову, В. Космодемянского, Л. Наваченко, Я. Кокушкина, Э. Боярова. В последние годы в ряды активных борцов за трезвость включились учёные из Новосибирска Н. Загоруйко, В. Жданов, а в Москве — Б. Искаков, М. Зорько, Ю. Галушкин, Н. Сушилин, Н. Емельянова, Н. Январский и многие другие, всех не перечислишь.

Им противостоит отряд противников трезвости, которые ведут людей заведомо ложной дорогой, пропагандируя «умеренные» дозы и «культурное» винопитие. Если бы они это делали по незнанию или малограмотности, то их можно было бы назвать «заблудшими». К ним надо отнести: Б. Левина, Г. Заиграева, Э. Дроздова, Э. Бабаяна, Е. Лосото... Но они пишут заведомую неправду о «сухом законе», обрушиваются на трезвенников, как на своих личных врагов. Действуют среди нас совсем как ломехузы в муравейнике. Эти авторы пользуются поддержкой на всех уровнях, они желанные гости самых тиражируемых изданий, им дозволяется писать что угодно, лишь бы это было направлено против трезвости.

Во всех их трудах четко прослеживается стремление избегать правды, желание представить драматическую проблему в радужном свете. Спекулируя неполными данными и выдавая их за полные, они успокаивают общественное мнение, доказывают, что у нас в стране уровень потребления алкоголя пока ещё низкий. Так же вели себя десятки лет и социологи, и организаторы здравоохранения. Им верил народ. Делали вид, что верят им, и те, кто решал судьбу народа, определяя уровень алкогольного потребления. Они не обращали внимания на все нарастающие по частоте и убедительности письма патриотов, таких как И. Красноносов. Вот что рассказал он об этом в одном из писем друзьям: «...Итак, «писанина» моя, как и ваша, дорогие друзья, упорный писанинный труд в верха (особенно Якова Карповича Кокушкина, Федора Григорьевича Углова, Геннадия Андреевича Шичко и др.) видимых результатов не дали. Об этом мы должны честно и мужественно признаться самим себе.

...Я дам вам (а может, и для истории противоалкогольной борьбы в нашем Отечестве) голый список моей «писанины» в верха на противоалкогольную больную тему.

Список «писанины» (1961 — 1981 гг.). Мелочь не включаю:

1. 1961 г., 29 октября. Отправлено «Слово о пьянстве» (записка в Президиум XXII съезда КПСС).

2. 1966 г., 25 марта. Отправлены «Предложения по свертыванию пьянства в стране» (записка в Президиум XXIV съезда КПСС).

3. 1967 г., 31 октября. Рассылка «Записки» на отзыв учёным и общественным деятелям страны (90 экз.), после беседы в отделе пропаганды ЦК КПСС с В. Г. Синициным 14.10.67. г.

4. 1969 г., 20 марта. Отправка в Политбюро ЦК КПСС работы «Тропинка в трезвость» («Что же делать с пьянством?») вместе с отзывами ведущих медиков, экономистов, юристов и других.

5. 1973 г., 6 июля. Отправка ответов на вопросы журнала «ЭКО» к конференции по проблеме «Экономика алкоголизма».

6. 1973 г., 17 сентября. Выступление на конференции «Круглого стола» журнала «Экономика и организация промышленного производства» (г. Новосибирск АН СССР) в Москве.

7. 1973 г., 26 октября. Отправка отредактированной стенограммы выступления «ЭКО» (см. рукопись «Водка на круглом столе», Орёл, 1973 г.).

8. 1974 г., 23 февраля. Отправлено «Открытое письмо» Суслову М. А. (копии в ведущие институты страны, занимающиеся разработкой пятилетних и перспективных планов. Ответы получены из 8 институтов).

9. 1976 г., 31 января. Отправлено «Предложение в Комиссию по подготовке к XXV съезду КПСС о дополнении Устава КПСС» (копия в обкомы КПСС, «Пьянство — несовместимо с пребыванием в партии», 153 экз.). Из обкомов получены ответы.

10. 1980 г., 7 января. Отправка статьи «Проблема трезвости и социология» в журн. «Социологические исследования» (соавтор — канд. экон. наук В. Ладенков).

11. 1981 г., 7 февраля. Отправлено обращение к делегатам XXVI съезда КПСС — «Дальше отступать некуда» (совместно с группой товарищей, в основном ленинградцев. 18 февраля получено секретариатом XXVI съезда).

12. 1981 г., 8 мая. Открытое письмо зам. министра здравоохранения СССР — «За развитие пропаганды трезвости» (копия в «Правду»)...

Им было послано свыше двадцати писем и служебных записок в партийно-правительственные учреждения. На все его обращения, в которых аргументировано доказывались тяжелые последствия для страны и народа массовой продажи алкоголя, он не получал никакого ответа или же получал формальную отписку. Но несмотря на полное игнорирование писем, Игорь Александрович не складывал оружия. Копии своих писем он рассылает борцам-патриотам, вооружая их правдивыми данными об алкогольной проблеме.

Большую работу уже многие годы проводит Пётр Петрович Дудочкин, один из ветеранов русского писательского цеха. Это он, одним из первых в стране, поднял вопрос о восстановлении исторических имен наших городов. Он же, один из первых, в своей областной газете опубликовал целую серию статей, посвящённых алкогольной проблеме, доказывающих необходимость трезвого образа жизни. Именно после его статьи «Трезвость — норма жизни» в журнале «Наш современник» в стане «ломехуз» произошел страшный переполох.

«Литературная газета» поместила статью, подписанную неким Викторовым. Эта статья была написана настолько безграмотно и тенденциозно-оскорбительно, что вызвала возмущение всех прогрессивных писателей страны и читателей этой газеты. В адрес редакции и автора были посланы сотни писем.

Приведу выдержки из некоторых писем:

«Дорогой Пётр Петрович! Писатели В. Поволяев и Ю. Семенов возмущены неинтеллигентной полемикой со стороны Викторова в «ЛГ», просто дурацкая статья в защиту алкоголизма» — все согласны с этой фразой Леонида Максимовича Леонова...»

«Ах, как Вы размахнулись, уважаемый товарищ Викторов! Обвиняете писателя Дудочкина во всех грехах, а сами прибегаете к недозволенным приёмам... В пылу полемики Вы, товарищ Викторов, не заметили, как перешли на оскорбительный тон, желая уничтожить противника грубостью, не надеясь на свою хилую аргументацию.

П. Дудочкин абсолютно прав, выражая тревогу по поводу разрастающегося зла. Его статья «Трезвость — норма жизни» основана на жизненных фактах и на цифрах, отражающих действительное положение вещей...

Л. Ушакова, редактор газеты «Высокогорный горняк», Нижний Тагил».

«...Как и прежде, я целиком согласен со всеми Вашими доводами в деле решительной борьбы с пьянством. Нельзя её откладывать ни на один день, действовать наступательно, последовательно....

Б. А. Дьяков, писатель».

«...Рад великому началу Вашего дела, да, уж дальше только пропасть. Что касается моей позиции по данному вопросу... ставьте моё имя в Ваших статьях, документах рядом с Вашим именем.

С. А. Воронин, писатель».

«...Полностью согласен с Вами. Всегда был убеждён, что единственное средство избавиться от ужаса «зелёного змия» — полный запрет.

А. А. Ливеровскин, писатель».

В поддержку Дудочкина выступили писатели П. Сажин, И. Друцэ, Ф. Абрамов, В. Быков, И. Акулов, С. Бабаевский, Г. Апресян, Ю. Нагибин, Л. Жариков, А. Коваль-Волков, Д. Гремин, С. Антонов, В. Пальман, Э. Сафонов, В. Лазарев, И. Кобзев, Г. Немченко, Н. Колчин, Д. Леньков, А. Коптелов, С. Смирнов и многие другие.

По существу вся прогрессивная русская литературная общественность и читатели согласились с П. Дудочкиным, что только трезвость есть норма жизни.

Все участники антиалкогольного движения проводили разъяснительную работу в тяжёлых условиях непонимания и даже упорного сопротивления со стороны представителей советской власти и при нейтральном отношении партийных органов. Впрочем, были случаи, когда партийные «ломехузы» вели себя и агрессивно. Мне самому не раз приходилось это наблюдать.

Помню, в 1983 г. Анфиса Федоровна Миролюбова организовала Всесоюзную конференцию клубов трезвости. В Киев были приглашены представители из многих городов не только Украины, но и России, Белоруссии, Латвии и других республик. Все получили приглашения с отпечатанной программой, в которой были указаны дни, часы и место работы конференции.

Мы с женой приехали поздно ночью. Устроились в гостинице и к назначенному часу, правда с некоторым опозданием, пришли в клуб. Тихо пройдя в аудиторию, где шло заседание, сели в последнем ряду... Мы удивлялись, что не видим никого из знакомых лиц, а докладчик говорит на какую-то другую тему. Послушав немного, мы поняли, что идёт совещание... по спортивной гимнастике. А где заседание клубов трезвости — никто не знает. Не знает и администрация клуба.

Мы вернулись к себе в гостиницу, а вскоре туда приехали представители оргкомитета и повезли нас на конференцию. Она проходила где-то далеко за городом, в каком-то бараке одной из строительных организаций.

Как мне объяснила Анфиса Федоровна, неожиданно, накануне дня конференции, представитель горсовета объявила ей, что помещение будет занято другим совещанием. Звонки в партийные организации не помогли, и Анфисе Федоровне пришлось весь день до самого вечера искать другое помещение.

Однако, несмотря на явные неудобства, никто из делегатов, как местных, так и приезжих, которых было свыше ста человек, на это не сетовал. Конференция прошла успешно.

Палки в колеса набирающему силу трезвенническому движению вставляли не только киевские «ломехузы».

Представитель литовской организации трезвенников Эверисто Бояров из Клайпеды писал: «10 июля 1982 года, по желанию многих клубов трезвости страны, должен был состояться Всесоюзный туристический слёт клубов трезвости в посёлке Пагелувис Шауляйского района.

Данная инициатива была принята с одобрением на проходящей в Москве конференции руководителей клубов трезвости страны в апреле месяце 1982 г. Мне было доверено провести данный слёт, так как имею опыт проведения больших мероприятий.

Зная заранее, что на слёт приедут около 50 клубов страны, я обратился за разрешением о проведении слёта в Шауляйском райисполкоме к зам. председателя тов. А. Цапаросу, который одобрил предложение провести Всесоюзный туристический слёт клубов трезвости именно в Шауляйском районе (Шауляй был избран потому, что находится в центре республики и поезда направляются во все точки страны). Тов. Цапарос сделал ценное предложение — организовать декаду борьбы с пьянством в Шауляйском районе и городе. Потом мы согласовали время и место проведения с Шауляйским райисполкомом, зам. пред. тов. 3. Гаврильчикене, которая одобрила инициативу проведения слёта и декады борьбы с пьянством и обратилась с просьбой организовать в городе Шауляй и в городе Куршенай клуб трезвости, который возглавят врачи-наркологи Э. Зиевиертос и Дациене, на что мы дали согласие помочь и провести беседы с этими врачами, которые охотно включились в работу.

Руководители городских и районных властей обещали нам помочь во время проведения слёта транспортом, духовым оркестром, художественной самодеятельностью, корреспондентами органов печати, радио и ТВ, обеспечить торговлю продуктами, санитарным, пожарным постами и силами МВД для порядка в случае провокации сивушников.

Позже было представлено в Шауляйском райисполкоме тов. Цапаросу положение о проведении слёта для утверждения, которое было направлено в Совет Мин. Литвы, где получили отказ и полный запрет проведения слёта.

Позже я был вызван в ГК КП Литвы, где имел беседу с представителями аппарата Сов. Мина и ЦК КП Литвы, которые попросили меня рассказать о цели проведения туристического слёта. Мне пришлось объяснить, что в Латвии уже проводился республиканский слёт клубов, который прошёл с большим успехом и широко освещался в печати, радио и ТВ. Для наглядности представил вырезки из газет «Комсомольская правда», «Советская молодежь», где рассказывалось о слёте в Латвии. Цела проведения слёта были те же, что и в Латвии: помочь людям избавиться от пьянства и алкоголизма, показать наглядный пример проведения досуга и отдыха без употребления алкоголя, доказать людям, что трезвость — это норма жизни.

Представители власти указали мне, что нам ещё рано проводить такие «сборища», так как республика идёт на втором месте по продаже спиртного по стране, во-вторых, мы оторвём массу людей от работы. Но в положении ясно сказано, что приехать туда могут те люди, которые желают, и по возможности. Тем более слёт должен был состояться в выходной день.

Мне они советовали сначала провести свой городской или республиканский слёт-клуб, если понадобится, помощь они нам окажут. Я отклонил всяческую помощь и согласился провести республиканский слёт.

Дата и место проведения слёта оказались прежними, были приглашены многие клубы республики, желание присутствовать изъявили и латышские клубы, мы пригласили и их.

За два часа до отъезда в Шауляй 9.VIII.1982 г., в 16 часов, я был срочно вызван в ГК КП Литвы к третьему секретарю тов. А. Балтрунову, который строго запретил мне выезд из Клайпедской зоны, и чтобы я никуда не звонил и не ходил на почту. 9, 10 и 11 июля я с группой (24 человека) отдыхали на берегу реки Мининги в посёлке Колужской и плакали, что запретили слёт, которого мы ждали как светлого дня.

До этого дважды у меня были беседы и в КГБ, где интересовались о деятельности нашего клуба и прощупывали меня, не против ли Советской власти я выступаю.

Позже я встречался со многими товарищами, которые не испугались запрета слёта и всё же приехали в Пагелувис, где и увидели такую картину: второй секретарь ГК КП Литвы г. Шауляя, начальник УВД г. Шауляя, многие гражданские лица разгоняли приезжих участников слёта. Шоссе контролировалось органами МВД, которые останавливали машины, автобусы, т. е. искали инициатора Э. Боярова, чтобы расправиться.

Во время туристического слёта мы должны были избрать республиканское правление клубов трезвости, т. е. координационный центр, но нам и это до сих пор запрещают. Ведь мы его создадим для помощи клубам и наркологическим службам.

Главный нарколог республики В. Мочюлис всячески препятствует движению за трезвость, наоборот, он за то, чтобы клубы оставались как реабилитация больных алкоголизмом вне стен диспансера, а на самом деле он не оказывает никакой помощи и советам клубов, которые страдают только оттого, что власти не обращают никакого внимания и лишь усмехаются, что в этих клубах забавляются алкоголики. Глубокая ошибка вышестоящих органов. Все клубы трезвости придерживаются и соблюдают законы, тем более Указ Верховного Совета СССР 1972 г. «Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом», который не желают выполнять многие руководители и не придают значения

P. S. В приложении сообщаю Вам список клубов трезвости, которые изъявили согласие приехать на слёт — многие действительно приехали, но были разогнаны представителями власти.

Приглашенные клубы: г. Вильнюс — «Шрлетинис», «Саюдис» и др., всего из 10 городов Литвы, из 8 городов Латвии, 4 из Москвы, 3 из Эстонии, из городов: Днепропетровск, Шентярск, Николаевск, Горький, Нижний Тагил, Новосибирск, Ленинград, Иваново. Кроме того, персонально были приглашены из различных городов страны 20 учёных-трезвенников.

Многих из них нам удалось предупредить о срыве слёта клубов. Но кое-кто всё же приехали и испытали на себе литовское «гостеприимство».

С уважением Э. Бояров».

Вот так относились к трезвенникам и борьбе за трезвость некоторые партийные и государственные учреждения. И таких, к сожалению, было немало. Почти каждый из трезвенников, в том или ином виде, испытывал на себе такую «поддержку» со стороны власть имущих.

На долгие годы периода застоя, с его стремительным ростом пьянства и алкоголизма, вся так называемая антиалкогольная пропаганда оказалась в руках «ломехуз», которые солидно окопались в социологических учреждениях, и возглавлялась такими выдающимися борцами за потребление алкоголя, как Б. Левин, Г. Заиграев. По линии здравоохранения эту пропаганду вёл начальник главка Министерства здравоохранения СССР Э. Бабаян. Все они под видом борьбы с пьянством насаждали алкоголь. О том, как они вели «борьбу» с алкоголизмом, можно судить по тому, что во всех их статьях и даже книгах, посвящённых алкоголю, слово «трезвость» не употреблялось, как будто его вообще не существует.

В своих трудах и докладах они не ссылались ни на какие научные источники, не приводили никаких научно обоснованных цифр. Читая их, можно подумать, что они и есть застрельщики борьбы с пьянством и алкоголизмом в нашей стране, а их метод — пропаганда «умеренных» доз — единственный и эффективный.

На самом же деле у нас в стране существует огромная антиалкогольная литература, в которой совершенно объективно и строго научно освещается эта проблема, но совершенно иначе, чем у левиных и бабаянов. Поэтому-то они в своих книгах и статьях даже не упоминали эти по существу классические работы.

В то время как ложь и полуправда об алкоголе тиражировались в миллионах экземплярах, газеты отказывались печатать объективные данные, подкрепленные авторитетом многих учёных страны, И всё, что сторонники трезвого образа жизни хотели и должны были сказать, распространялось в машинописном варианте, то есть их читали в лучшем случае десятки людей.

Разве можно было при этих условиях считать, что пьянство развивалось случайно или само по себе, а не организовывалось целенаправленно и безжалостно целой армией «ломехуз», работающих в том числе и на самом высоком уровне. Они упорно замалчивали правдивые научные данные, если те не соответствовали их установкам о пьянстве.

Оглянемся назад

В течение многих лет шла борьба между патриотами — борцами за трезвость и «ломехузами». Сколько первые ни писали индивидуально или коллективно, какие ценные предложения они ни вносили, — все их обращения и решения попадали в руки «ломехуз» и тонули как в трясине, не находя никакого практического выхода и не оказывая никакого влияния на потребление алкоголя, которое росло из года в год. Но борьба эта очень поучительна и достойна внимания.

В октябре 1970 г. группа горьковчан во главе с Я. К. Кокушкиным опубликовала в «Правде» письмо «Если взяться по-рабочему», в котором они ставили вопрос о необходимости всенародной борьбы за трезвость.

Авторы выработали «Предложения по организации всенародной борьбы за трезвость», которые послали в Горьковский обком КПСС и Председателю Совета Министров СССР А. Н. Косыгину. Одновременно они послали свои «Предложения» в целый ряд научных учреждений, а также некоторым учёным и писателям с просьбой высказаться. На «Предложения» откликнулись свыше тридцати организаций, многие учёные. Академик Н. А. Амосов написал кратко: «Ваши предложения хорошие». Очень интересное письмо прислал академик С. Г. Струмилин. В конверт он вложил свою статью «Хозяйственный расчёт и проблемы ценообразования», которая, как в зеркале, отражала алкогольную ситуацию в стране. Она не потеряла своей актуальности и сегодня. Цитирую некоторые её положения:

«...Можно ли любую отраву отнести в разряд средств существования? Правда, и змеиный яд, применяемый в микродозах, может стать лекарством. Однако это никак не применимо к таким средствам массового отравления граждан, как спирто-водочные пития, изготовляемые ныне в миллиардах литров в год и распиваемые не наперстками, а стаканами и графинами. Эти мерзостные яды не убивают сразу. Но в них кроется не меньшая угроза замедленной смерти и морального оскудения безвольно шатающихся в хмельном чаду жалких людей.

И вот нам кажется, что торговать ядами, пусть и по самым высоким ценам, извлекая попутно и добавочную сверхприбыль за каждое новое отравление, — это такое занятие, с которым нельзя никак уже мириться в наших условиях. Ведь не торгуем же мы такой отравой, как опиум и героин, хотя за них душевнобольные люди готовы платить дороже, чем за водку и спирт...

Конечно, расширенное воспроизводство такой зловредной отравы в нашем народном хозяйстве не оправдывается никакими действительными его потребностями. Водка вовсе не питательна, хотя её и относят почему-то к продуктам пищевой промышленности...

Бесспорно, что без водки намного снизились бы налоговые доходы казны. Но зато в ещё большей мере возрос бы реальный народный доход. И за счёт того, что трезвый труд производительнее нетрезвого, и за счёт возможных сбережений времени на многие ныне совершенно непроизводительные его растраты... К этим потерям следовало бы добавить и чуть ли не всё рабочее время таких вполне трезвых органов, как милиция, юстиция и тюремное ведомство, которые всё же так мало могут успеть в этом деле, до тех пор, пока не изжиты все причины, порождающие рост преступности, и прежде всего алкоголизм. Без водки значительно возросла бы производительность, повысилась рентабельность предприятий. А денежные потери в бюджете за счёт ликвидации водки можно было бы восполнить даже и с избытком за счёт повышенной прибыли».

Эта статья, а также «Предложения» горьковчан и многочисленные отзывы на них учёных и общественных деятелей получили широкий резонанс. Были подтверждены все доводы участников обсуждения проблемы о тревожном положении в стране в связи с массовой алкоголизацией народа, внесены конкретные предложения по организации всенародной борьбы за трезвость.

К сожалению, мы не услышали тогда мнение Академии наук СССР и даже Академии медицинских наук, хотя эта проблема касалась их в первую очередь.

Лично я начал выступать в печати с 1956 г., опубликовав первую статью в «Вечернем Ленинграде». Она была озаглавлена «Опасный пережиток прошлого» и вызвала большой интерес читателей. В газету пришли сотни писем. По просьбе редактора Г. Кондрашова я написал вторую статью как ответ на эти письма.

Несмотря на живой отклик со стороны населения, органы здравоохранения и органы власти никак не прореагировали на эти статьи и письма трудящихся.

Такая же судьба постигла мою статью «Трагическое последствие одной привычки», которая была опубликована в газете «Известия» в 1965 г. Тогда от читателей я получил уже не сотни, а тысячи писем, и снова промолчали органы здравоохранения, представители партии и правительства, ответственные за здоровье и судьбу народа.

После этого я печатался во многих журналах и газетах, выступал с лекциями в многолюдных аудиториях многих городов страны. И везде было одно и то же: народ с возмущением реагировал на продолжающийся рост пьянства и нарастающий вал продажи алкоголя, а власти продолжали замалчивать эту реальность и делать вид, что она их не касается.

Трижды я обращался с предложением включить в повестку дня сессии Академии медицинских наук доклад по алкогольной проблеме, но каждый раз он как-то не вписывался в программу и поэтому отклонялся.

Наконец, меня пригласили на заседание Президиума Академии, на котором был поставлен доклад директора ВНИИ общей и судебной психиатрии академика Г. В. Морозова. В своём докладе, посвящённом экспериментальным работам по алкоголизму, докладчик подробно остановился на опытах, проводимых на крысах. О потреблении алкоголя человеком в докладе не говорилось. Выступавшие в прениях также касались в основном экспериментальных данных. Тогда я выступил с коротким сообщением, которое по прочтении передал в Президиум.

Я сказал, что Академия медицинских наук, обладая огромным научным потенциалом, имеет возможность и должна изучить все грани проблемы, связанной с потреблением алкоголя, а не ограничиваться её узкомедицинским аспектом.

Алкоголизмом далеко не исчерпываются все беды, которые несёт с собой потребление спиртных напитков. Алкоголизм и алкоголики, хотя их миллионы, не являются самым большим злом. Наибольшее несчастье несёт само потребление алкоголя теми десятками и сотнями миллионов людей, которые не причислены к алкоголикам.

Опасность алкоголя как наркотика и сильного протоплазматического яда, подобного хлороформу, опию, гашишу, марихуане, волнует всех, кому дорог наш народ, судьба будущих поколений. В связи с научно-техническим прогрессом увеличивается число мутагенных факторов, приводящих к появлению дефектного потомства. Академики АМН Н. П. Бочков и В. Д. Тимаков установили, что даже малые дозы излучений дают знать о себе в последующих поколениях. С генетической точки зрения не существует предельно допустимых доз излучений и ядов.

Сказанное целиком относится к алкоголю. Даже небольшие дозы спиртных напитков отражаются на генетическом субстрате, что может привести к рождению дефективных потомков, если не немедленно, то в последующих поколениях. Особенно значительное влияние на потомство оказывает приём спиртного женщинами. При этом для появления дегенеративного потомства совсем не обязательно, чтобы родители были алкоголиками. И катастрофически нарастающее количество дефективных и умственно отсталых детей это подтверждает. Родившиеся от пьяных родителей, умственно отсталые люди неизбежно дают такое же потомство, и происходит все нарастающее снижение интеллектуального уровня народа — своеобразный геноцид!

К сожалению, после моего выступления дальнейшее обсуждение вопроса и заключительное слово председательствующего касалось в основном опять-таки экспериментов на крысах...

Борьба за трезвость, активно поддержанная прогрессивными учёными и общественными деятелями, практически не получив освещения в средствах массовой информации, тем не менее вынудила верхние эшелоны власти в 1972 г. принять постановление о борьбе с пьянством и алкоголизмом. Однако это решение было, в основном, направлено на то, чтобы уменьшить производство крепких алкогольных напитков за счёт расширения объема выпуска виноградных вин.

В ответ и в подкрепление решений партии и правительства по борьбе с пьянством в нашей печати не появилось ни одной основополагающей статьи. Вместо этого газеты начали обильно публиковать материалы, призывающие к умеренному и культурному потреблению спиртных напитков. Ни одно социологическое учреждение, ни Минздрав не подали голос в поддержку постановления правительства. Если что и исходило от них, то это были успокаивающие сообщения о том, что по сравнению с другими странами мы по потреблению алкоголя занимаем скромное место.

«Ломехузы» же использовали ситуацию по-своему: они взялись активно выполнять вторую часть постановления, а именно — в десять раз расширили производство виноградных вин, сохранив и даже увеличив выпуск крепких алкогольных изделий.

В результате потребление алкоголя с 1972 по 1982 г. быстро набирало темпы.

В адрес правительства шли письма от трудящихся, полные беспокойства и недоумения. Такие же письма или их копии получали редакция газет, многие общественные деятели. Тревога в народе нарастала. И она не могла оставить равнодушными тех учёных, чей мозг ещё не был отуманен, загублен алкоголем, кто ещё помнил о своём народе и беспокоился за его судьбу.

Во второй половине семидесятых годов большую деятельность развернули новосибирские учёные. Они разослали вопросник по проблеме бытового пьянства людям разных профессий и опубликовали их ответы в своём журнале «ЭКО», о котором я уже говорил.

Взгляды ведущих учёных на эту проблему тщательно изучались и в суммарном виде печатались как ответы на вопросы. Приведу некоторые из них.

«Вопрос: Какие факты Вы считаете наиболее веским доказательством тяжёлого вреда, наносимого бытовым пьянством и алкоголизмом?

Ответ: Самым главным доказательством страшного вреда, наносимого пьянством, считаю деградацию и разрушение личности и, как результат этого, — полное уничтожение её общественной и социальной активности: отягощённая наследственность, рост числа умственно отсталых и физически неполноценных детей, травмы, снижение производительности труда, разрушение семей, вплоть до физической гибели. Для народа в целом алкоголизм страшен.

Вопрос: Причины распространения пьянства в нашем обществе?

Ответ:

1. Примитивность духовной жизни и отсутствие ясно выраженного нравственного идеала.

2. Психологическое и материальное нивелирование в труде, однообразие быта.

3. Высокооплачиваемость неквалифицированного труда в промышленности, не стимулирующая стремление к профессиональному росту и образованию вообще.

4. Дурно понятая и не менее дурно внедряемая эмансипация женщин, перекладывание заботы о воспитании детей на плечи государства.

5. Исторические традиции, общественная терпимость.

6. Низкий уровень эстетического и духовного воспитания в семье и школе.

Большое значение в распространении пьянства имеет тенденция государства увеличивать доходную часть бюджета продажей спиртного, т. е. увеличение производства и продажи алкогольных изделий, а также внедрение в сознание людей: а) явно устаревшего представления, отброшенного жизнью, о том, что алкоголизм — пережиток прошлого (это безволит людей); б) призыв пить «в меру»; в) осмеяние призывающих к трезвости, как ханжей.

Доминирующей «людской» причиной в ваше время является общедоступность спиртных изделий, а также приобщение к алкоголю всего руководящего состава от бригадира колхоза, мастера завода или стройки до возглавляющих директивные органы руководителей.

Среди 1000 рабочих не больше пьяниц, чем среди 1000 директоров заводов и фабрик. Самое главное, что причины распространения пьянства в нашей стране почти не изучались. Обращает на себя внимание, что в категорию пьяниц особенно активно вовлекаются люди творческие, это артисты, писатели, талантливые инженеры, изобретатели, конструкторы, крупные учёные».

И в заключение, на прямо поставленный вопрос, почему человечество потребляет алкоголь, ответ был такой: потому что алкоголь производят и продают.

Я привел лишь небольшую часть высказываний, в целом же ответы на поставленные вопросы были настолько обоснованы и аргументированы, что и поныне, то есть 17 лет спустя, они полностью сохранили свою научную и социальную значимость. Тем большую ценность они представляли в то время.

Данные, полученные из ответов, редакция журнала «ЭКО» размножала на гектографе и посылала в различные социологические и другие научные учреждения, отдельным учёным и общественным деятелям, изучавшим эту проблему, и, конечно же, в партийные и советские организации.

Правительственные и партийные органы глубокомысленно отмалчивались или же ограничивались краткими, чисто формальными бумажками, подписанными третьестепенными чиновниками.

Что же касается печати, средств массовой информации, то сидевшие в них «ломехузы» постарались сделать вид, что они ничего не получали. Они полностью игнорировали эти важнейшие научные документы и продолжали настойчиво пропагандировать свой метод борьбы с алкоголизмом: пей, но знай меру.

Обращает на себя внимание, как алкогольная мафия, «ломехузы» — все, кто по тем или иным соображениям насаждает или поддерживает пьянство, кто борется с трезвостью с таким упорством, как будто защищает своё благополучие, как все эти люди боятся правды об алкоголе. Извратить, оболгать, показать черное белым, умолчать о главном — вот методы тех, кому наше пьянство несёт барыши, кто ловит рыбку в мутной водице.

Анализируя тот период жизни нашей страны, который нельзя назвать иначе, как период «сплошной» алкоголизации, можно смело утверждать, что партийные и советские руководители знали, что идёт уничтожение нашего народа. В верхние этажи власти шёл людской стон, мольба о помощи, требования прекратить этот алкогольный геноцид — и на все эти письма, запросы, требования — гробовое молчание. Абсолютно ничего не предпринималось против надвигающейся страшной катастрофы. Вместе с руководством партии и правительства за алкогольную беду должны ответить и руководители средств массовой информации, которые обязаны были донести правду до народа и мобилизовать его на борьбу с этим злом. Можно не сомневаться в том, что как те, так и другие сознательно шли на алкогольный геноцид.

Должны быть призваны к ответственности также и те главы ведомств и учреждений, которые сознательно распространяли ложь об алкоголе.

Поощряя его потребление, эти люди из кожи вон лезут, чтобы показать, что они борются с пьянством. Для этого они то и дело то тут, то там устраивают «научные» конференции, где с помощью иезуитских методов и полуправды стараются доказать, что народ никогда не жил без вина, что существуют испокон веку «русские традиции» пить водку, которых мы должны придерживаться, но только знать «меру». Последнее, то есть «мера», — это специальная ловушка. Всем известно, что наркотики обладают свойством быстрого к ним привыкания с последующей неодолимой тягой к их потреблению, вплоть до гибели. Об этом очень хорошо написал М. Булгаков в рассказе «Морфий». Как врач, он точно представил всю коварность такого действия наркотика на организм человека.

По данным Всемирной организации здравоохранения алкоголь — наркотик первой величины, поэтому всё то, что относятся к наркотикам вообще, должно быть в законодательном порядке отнесено к алкоголю. Но «ломехузы» упорно сопротивляются тому, чтобы закон о борьбе с наркоманией был отнесён и к алкоголю. Они постоянно твердят, что «отказаться от рюмки вина или бокала шампанского — это ханжество, от этого пьяницей не станешь»

Несмотря на мои многочисленные публикации в газетах и журналах по алкогольной проблеме, «ломехузы» ни разу не прислали мне не только приглашения, но даже программы своих конференций.

В конце 1981 г. была намечена такая конференция в г. Дзержинске Горьковской области. Извещения были адресованы только тем, кто поддерживал «культурное» потребление спирта или занимал нейтральную позицию.

Но в комитет по организации конференции от Горьковского обкома комсомола вошёл А. Н. Маюров, человек правильных взглядов. Он пришел мне, Г. А. Шичко, И. А. Красноносову и ряду других трезвенников программу с просьбой выслать свои заявки на доклады. Зная, кто руководит этой конференцией, я был уверен, что моя заявка ни в коем случае не будет принята. Поэтому я постарался закамуфлировать содержание выступления и назвал его так: «Экзогенные факторы преждевременного старения и ранней смерти». Название доклада так понравилось организаторам конференции, что они даже не запросили тезисов, а включили его в повестку дня одним из первых, отведя для него час времени.

В своём докладе, уделив несколько минут некоторым факторам преждевременного старения, я основное время посвятил алкоголю, как причине гибели человека.

Мне представилась возможность раскрыть достаточно полно всю проблему, указав, что при исчислении душевого потребления алкоголя необходимо учитывать и так называемый «кустарный хмель», что делается во всех странах мира. Раскрытие истинного положения вещей в вопросе потребления алкоголя показывало, что ситуация назревает катастрофическая. В докладе был научный анализ и «теории умеренных доз». Доклад этот нигде не напечатан, но он и сегодня может оказаться полезным. Напомню некоторые его положения.

Экзогенные факторы преждевременного старения и ранней смерти — это факторы, идущие не от генов, заложенных в человеке, не от наследственных свойств и не от биологической природы его, а от внешней среды, от причин, находящихся вне самого человека как представителя определённого вида животного мира.

Каждое живое существо рождается с предначертанной природой и заложенной в его генах продолжительностью жизни, выйти за пределы которой никому не дано. На основании научных изысканий и наблюдений и учитывая опыт человечества, можно считать, что видовая продолжительность жизни человека — 180 — 200 лет, значительно превзойти которую человеку, по-видимому, не суждено. Однако меньше прожить он может, и на это оказывают большое влияние как наследственность, так и внешние — экзогенные — факторы. Эти факторы многочисленны: война, болезни, травмы, влияние внешней среды и т. д.

На продолжительность жизни современного человека большое влияние оказывает ещё и ухудшающаяся экологическая ситуация. Однако наиболее губительно влияют факторы, целиком зависящие от человека, действующие отрицательно и на гены, — это потребление алкоголя и курение. По данным Всемирной организации здравоохранения показатель смертности от разных причин у лиц, потреблявших алкоголь, в 3 — 4 раза превышает аналогичный показатель для населения в целом. Средняя продолжительность жизни у пьющих людей не превышает обычно 55 лет. Это значит, что они «пропивают» 15 — 17 лет жизни.

Данные ЦСУ показывают, что потребление спиртных изделий на душу населения в пересчёте на абсолютный спирт растёт в нашей стране значительно быстрее, чем в других, в том числе и в капиталистических. Увеличение производства и потребления алкоголя у нас заранее планируется без учёта населения. Так, если в 1965 г. выручку от алкогольных напитков принять за 100% , то в 1970 г. она составит уже 157%, в 1975 г. — 214%, в 1976 г. — 225% и т. д. В результате, если с 1940 по 1979 г. население нашей страны увеличилось на 35%, то производство алкогольных напитков возросло на 740%, то есть более чем в 20 раз. С 1970 по 1979 г. численность населения выросла на 8, производство муки и хлебо-булочных изделий — на 17, а алкогольных напитков — на 300%, то есть темпы роста потребления алкоголя в стране в 18 раз превышают производство муки и хлеба и в 37.5 раз — темпы роста населения страны.

Экономические планы республик и областей составлены так, что для их выполнения все партийные и советские руководители вынуждены активно содействовать... продаже спиртных изделий в регионах, вместо борьбы с алкоголизмом получается насаждение его. Нет ничего удивительного, что быстро увеличивается число пьяниц и алкоголиков. Если в 1925 г. трезвенников среди различных категорий рабочих-мужчин было 43%, то в настоящее время они составляют, по-видимому, 1 — 2%. Привычных пьяниц и алкоголиков в 1925 г. было 9.6%, в 1973 г. их стало уже 30% (дискуссия «Экономика алкоголизма», Новосибирск, 1973 г.). Если в 1970 г. по данным Всемирной организации здравоохранения в СССР насчитывалось более 9 млн. алкоголиков, то в 1980 г., учитывая рост потребления алкоголя более чем на 300%, количество их, конечно, также соответственно возросло.

Еще трагичнее положение с женщинами-алкоголичками. Если в предвоенные годы их количество относительно числа мужчин-алкоголиков составляло сотые доли процента, то теперь женский алкоголизм составляет 9 — 11%, то есть пропорционально вырос в сотни раз. По данным ВОЗ среди женщин молодого возраста женский алкоголизм почти сравнивается с мужским.

Сотрудники милиции г. Тагила сообщили, что в 1970 г. у них в психиатрической больнице было зарегистрировано 700 алкоголиков, из них 2 женщины. На 1 января 1980 г. было выявлено и поставлено на учёт 9 800 алкоголиков, в том числе свыше 800 женщин и 78 подростков до 18 лет.

Неустойчивой по отношению к алкоголю оказалась и наша молодёжь. В 1925 г. пьющих до 18 лет было 16.6%, в наше время, согласно многочисленным исследованиям, — до 95% («Молодой коммунист», 1975 г., № 9).

Распространено мнение, что государство имеет большие прибыли от продажи алкогольных напитков и бюджет пострадает, если прекратить продажу спиртного. Но факты говорят о другом. Государство несёт от продажи водки убытков в 5 — 6 раз больше, чем имеет доходов.

В целом по стране по вине пьющих — из-за нарушений дисциплины труда, текучести кадров, брака — не выпускается промышленной продукции примерно на 63 млрд. руб. в год. Во что обходится каждая минута прогула, можно судить по таким данным, сообщённым на XVI съезде профсоюзов: в масштабе страны это равнозначно потере результатов дневного труда 200 000 человек. Дело в том, что с каждым годом стоимость минуты рабочего времени по стране резко возрастает.

Если в 1965 г. она стоила уже более 4 млн. руб., можно себе представить, какие миллиарды теряет сейчас наша страна из-за алкогольных прогулов.

Помимо этого государство несёт большие потери в результате снижения производительности труда из-за пьянства — до 60 млрд. руб. в год.

У нас нигде не учитываются потери от поломок механизмов, станков, машин, от аварий на производстве и на транспорте — из-за алкоголя. Между тем, если их учесть, то и здесь убытки, понесённые государством, составляют не один десяток миллиардов рублей.

Но дело не только в экономике.

Высокая смертность среди мужчин молодого возраста, рост психических больных, нарастание алкоголизма женщин и, наконец, деградация нации — разве всего этого недостаточно, чтобы наша страна начала самое решительное наступление на это всенародное зло?

Полагаю, что единственная мера, которая может предупредить катастрофу и неисчислимые бедствия нашего народа, — это безотлагательное прекращение производства и продажи государством всех видов алкогольных изделий.

На фоне псевдонаучных рассуждений о необходимости соблюдать «меру» мой доклад произвёл впечатление разорвавшейся бомбы. Зал слушал его с большим вниманием. Подобных цифр и вообще таких данных ещё никто не слышал и не читал, так как печать ничего подобного не пропускала.

В перерыве «ломехузы» хватались за голову: «Кто пригласил Углова?!» Сразу же после моего доклада произошёл раскол среди делегатов конференции. У меня появились не только враги, но и союзники. Многие делегаты доклад записали и, приехав к себе на места, пропагандировали идеи полной трезвости. Каким-то образом он попал в руки учёным Новосибирска. Группа молодых во главе с кандидатом физико-математических наук Владимиром Георгиевичем Ждановым с помощью ЭВМ проверила все данные и убедилась в их полной объективности. Было доказано, что никаких преувеличений я не допускал, что в действительности положение в стране хуже, чем мною изложено в докладе.

Тогда учёные решили: «Если не мы, то кто же будет спасать Родину?» И приняли «сухой закон» для себя и для семьи, что означало: «Ни дома, ни в гостях не пью и других не угощаю ничем хмельным».

Под таким лозунгом новосибирцы провёли большую разъяснительную работу у себя в Академгородке, а также в Новосибирске и области. Они размножили мой доклад и свои лекции и рассылали их в разные города и села страны.

В результате люди знакомились с правдой об алкоголе. Это, правда, настолько резко отличалась от того, что сообщалось официально, что многие ретивые администраторы конфисковывали рукописи, а тем, у кого их находили, грозили санкциями. Поэтому, как мне говорили, многие читали мой доклад тайно.

В ЦК КПСС и правительство полетели сотни тысяч писем от отдельных граждан и целых коллективов, собраний и конференций с требованием объявить в стране «сухой закон».

Но не дремали «ломехузы».

13 и 14 марта 1984 г. доктор экономических наук Б. Левин и журналист М. Левин опубликовали статьи на алкогольную тему: «Знать, чтобы преодолеть» и «Без любительского подхода».

Статьи производили очень странное впечатление. Кто же будет спорить с тем, что «с пьянством необходимо вести решительную борьбу» и что «усилия, предпринимаемые в этом направлении, пока ещё не увенчались успехом»? Или с тем, что «недостаточно надежна и исходная платформа борьбы — информированность общественности относительно нынешней алкогольной ситуации»? Но дальше читателей ждал сюрприз. Оказывается, в нынешнее время (как помним, остроумно названное периодом развитого алкоголизма) мы употребляем в два раза меньше спиртного, чем во Франции. Нам ещё далеко до Италии и Швейцарии — Левины скромно умолчали, из каких источников взяты эти данные. Авторы ратуют за «научное изучение пьянства как социальной проблемы», не допускающее любительского подхода. И что же предлагает изучать экономист Левин? А вот такие вопросы. Расширять или сокращать сеть рюмочных? Ограничивать ли время торговли спиртным? По каким ценам продавать различные напитки? Нужно ли вводить алкогольный курс в школе? Увольнять ли пьяниц с работы? При этом автор предупреждает, что никаких гарантий решения проблемы нет, потому что «не всё наука может, и наивно было бы все надежды возлагать только на неё».

Хочется спросить: стоит ли в таком случае вообще заниматься изучением этой проблемы в таком аспекте и тратить на все это государственные деньги?

К счастью, в середине восьмидесятых годов правдивое освещение алкогольной проблемы хотя и робко, но всё же стало находить место в центральных газетах. Это значительно облегчило положение борцов за трезвость. Уже не было основания считать их экстремистами, поскольку данные, публикуемые в газетах, совпадали с теми, что трезвенники приводили в своих докладах. Начали печатать правду об алкоголе газеты «Известия», «Правда», «Социалистическая индустрия», «Сельская жизнь», журналы «Наш современник», «Молодая гвардия».

Размеры алкогольной катастрофы осознавались все отчётливее. Из разных городов страны ко мне стали поступать многочисленные просьбы приехать для прочтения лекций на эту тему. В каждом городе я встречался с людьми по 2 — 3 раза в день на различных предприятиях, в клубах, дворцах культуры. Как-то в Волгограде я за 4 дня прочитал 12 лекций, дал интервью телевидению и провёл беседу с писателями и журналистами города и области. Все выступления проходили при переполненных аудиториях, даже если они вмещали по тысяче и больше человек. Многие, прослушав лекцию, заявляли, что они навсегда бросают пить. Мало того, у людей пробуждалось беспокойство за судьбу народа и Родины.

Но «ломехузам» вся наша работа была как кость в горле. И они очень часто создавали нам всевозможные препятствия. Прежде всего старались сорвать наши лекции. То в день, когда уже слушатели начинали собираться, администраторы объявляли, что клуб закрыт, так как «испортилось электричество», в другом месте — «что-то с водопроводом не в порядке», то оказывалось, что здесь проводится другое, более важное мероприятие и т. д.

Это было нередко даже в Москве, где до центральных властей, что называется, рукой подать. Но трезвенники-борцы к этому привыкли, поэтому, стараясь не портить себе нервы, находили другое помещение или переносили лекции на другой день. И слушателей от этого не становилось меньше, они с ещё большим энтузиазмом не только сами стремились на эти лекции, но и заражали своим интересом друзей и знакомых.

Как-то, когда я был в Москве, мне позвонил секретарь парткома Тульского оружейного завода. Мы приехали на завод, где была большая аудитория, полная народу. Лекция записывалась на магнитофоне. Секретарь сказал, что её размножат и будут «прокручивать» в каждом цехе. К концу лекции уже звонили с других заводов с просьбой дать пленку, чтобы прослушать её у себя...

В обществе появилась тенденция к принятию неотложных и, главное, решительных мер, чтобы предупредить надвигающуюся алкогольную катастрофу. Люди обращались с такими требованиями к правительству, искали поддержки у общественных деятелей и учёных.

Приведу выдержки из писем, в которых трезвенники ругали меня за «беззубые» выступления, не учитывая, что, мои статьи в редакциях подвергались такой обработке, что из них вылетели все «зубы». Из письма Щербаковой (Калининград):

«Вопрос о борьбе с алкоголизмом по его значимости и роковым последствиям массового употребления спиртных напитков в стране давно перерос рамки общественных обсуждений и предлагаемых паллиативных решений, вроде умеренного, культурного распивания, организации клубов трезвенников, просвещения молодых мам, женщин о вреде алкоголя для зарождающегося потомства и др...

Разве обращение к женщинам решит эту проблему? Ведь приведённые в вашем докладе данные, тов. Углов Ф. Г., страшные цифры и факты, подтверждающие колоссальные темпы роста производства и потребления спиртных напитков в нашей стране, не идущие в сравнение со странами капитала, а также последствия этого распивания, стимулируемые производством и сбытом алкоголя, — Ваши частные домыслы? Очевидно, для подготовки материалов старалась вся медицинская наука и служба в стране, а также ЦСУ СССР.

Очевидно, цифры, а также сопоставление прибыли от продажи спиртных напитков и урона, наносимого нации, стране и социалистическому строку известны и руководству КПСС, СМ СССР и Президиуму Верховного Совета СССР. Проблема стоит того, чтобы её обсуждать на сессиях Верховного Совета СССР, РСФСР и других союзных республик. А чего стоят газетные потуги — ровным счётом ничего.

Убеждать женщин, чтобы зачинали потомство в трезвом состоянии, выставлять напоказ, как плодятся винные погребки и торговые точки в населенных пунктах, — что это даёт?..

Чего... стоят наши указы о сохранении здоровья, если прибыли от реализации спиртных напитков планируются также на государственном уровне? При этом потребление их на душу населения по данным ЦСУ с 1950 по 1966 г. выросло на 185% (в странах капитала не более 16 — 17%), а к 1980 г. — на 770% по сравнению с 1940 г., превышая в 20 раз рост населения.

Почему же мы должны говорить об этом лишь в кулуарах закрытых конференций и на лекциях, читаемых по линии общества «Знание», на предприятиях тоже в закрытом виде и разрешаем себе от времени до времени организовывать «в порядке обсуждения» дискуссии вроде той, что развернута на страницах газеты «Известия», — «Быть или пить?» И при этом больше ссылаемся на данные по капиталистическим странам...

Пора высказаться в открытой печати министру финансов, председателю Госплана СССР и министру здравоохранения СССР по соотношению прибыли и урона в стране в целом. Внести вопрос об алкоголизме на обсуждение сессии Верховного Совета СССР с подготовкой введения «сухого закона» в стране. Народ ждёт этого акта, особенно в настоящее время. Надо начинать борьбу не законами наказания за употребление спиртного, а запретом его производства. Нельзя путать причину и следствие. Усиливать причину и бороться со следствием. Это же нелепица. Если питьё производится в соответствии с законом, то его должны продавать, иначе зачем же его производить, невключение прибыли в план торговли не даст ничего нового — это фиговый листок на нашем позоре.

Если производство планируется, то значит продажа санкционируется. Наказание за пьянство и агитация за трезвость при разливном алкогольном море — это пародия на альтернативный план. Кого мы одурачиваем?.. Да и как перестать пить, если все магазины заполнены разнообразной винной продукцией с яркими заманчивыми ярлыками, количество которой год от года все увеличивается. Получается странный парадокс: с одной стороны, мы все агитируем за трезвость, а с другой стороны, наливаем вино, которое, к слову, не лежит на складах мертвым грузом, как некоторые недоходные товары, а бойко раскупается потребителями...

А вот ещё несколько строк из письма ветерана ВОВ и труда П. Щетникова:

«Академик Ф. Г. Углов не решился сделать решительные выводы в своей статье, хотя должен был это сделать, учитывая, что алкоголь сейчас стал так же страшен, как и наркотики.

Между тем выход есть, и он заключается в резком сокращении производства спиртной продукции. Только так мы, пока не поздно, можем остановить руку наших людей, тянущихся к винной бутылке. И не надо бояться, что это подорвёт нашу экономику».

«Вы пишете, что алкоголизм приносит такой вред, что несравнимо ни с голодом, ни с пожаром, ни даже с войнами. Вы постоянно находитесь в Москве и не все знаете, что делается в провинциях. Ужас! Тов. Углов! Но мне непонятно одно — куда смотрит наше правительство? Почему не запрещает выпуск всего, что есть спиртного? — так же решительно настроен и М. Топоров из г. Лисиковска Кустанайской области. — Боятся, что люди будут делать самодельное вино и гнать самогонку — и на это можно наложить запрет. Ведь Вы смотрите: ни одного кино не посмотришь, где бы не пили и не курили, и притом женщины! А ведь кино и телевидение — это средства массовой информации, массовой пропаганды. Вы в своих статьях советуете и то, и это, а в кино и телепередачах — обратное! Возможно, кто-то и скажет, что у каждого своё сознание, свой выбор хочешь жить — не пей и не кури, но я считаю, что это неверно — этот человек мешает жить другим и заражает окружающих. Верьте мне — иногда снизу виднее, чем сверху. Мой вывод: запретить выпуск всех табачных изделий, а также буквально всех видов спиртных напитков...».

Итак, трезвенническое движение в стране нарастало, и народ всё решительнее требовал введения «сухого закона», восстановления отменённого в 1925 г. ленинского закона о трезвости.

В правительстве была создана комиссия и, судя по словам некоторых её членов, предполагались далеко идущие постановления. Но тут скоропостижно скончался Ю. В. Андропов. Ставший на его место К. Черненко не проявил интереса к проблеме, и работа комиссии заглохла. Однако в правительство шли (бесконечные петиции, решения собраний, телеграммы от коллективов и отдельных граждан. Шли требования о введении «сухого закона», под которыми стояли тысячи подписей. Но во все время пребывания у власти К. Черненко дела не двигались. С приходом М. С. Горбачёва движение в комиссии стало принимать определённые формы. И наконец, 17 мая 1985 года вышло долгожданное Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР.

Можно по-разному его оценивать, критиковать за половинчатость, но нельзя не признать, что в то время это был большой шаг вперед.

Народ уже устал от пьянства. В Постановлении люди увидели очень серьезное начало борьбы в государственном масштабе за нормальную, здоровую жизнь, что и вызвало мощное движение за трезвость. На первых порах оно принесло результаты, которые оказались неожиданными даже для тех, кто выносил это Постановление. Они явились победой разума, победой прогрессивных сил страны над всей алкогольной мафией, над всеми бюрократами и чиновниками, не желавшими никаких изменений в этом вопросе, победой над теми врагами нашего народа, которые мечтали о его уничтожении с помощью алкоголя и уже потирали руки от удовольствия, видя, как катастрофически быстро он несётся в пропасть.

Первые победы

Постановление оказало огромное психологическое и нравственное влияние на весь народ. Уже к концу 1985 г. производство и потребление алкоголя снизилось на 25 — 35%. В течение всего 1986 г. оно продолжало снижаться. Это сразу же сказалось на общественном климате, оздоровив всю обстановку в стране: уменьшилось количество заболеваний, связанных с потреблением алкоголя, повысилась производительность труда, снизились прогулы на производстве.

Сам факт признания правительством угрожающего положения в стране от массового пьянства сказался очень резко на самосознании народа. Специальный пункт постановления о запрещении коллективных попоек на производстве не только оздоровил обстановку, но и повысил ответственность всех звеньев административного аппарата.

Заметно улучшилось поведение людей в общественных местах. Стало уже не так страшно ездить поздно вечером на электричке или идти по улице. Почти не наблюдалось компаний подвыпивших молодчиков, которых раньше приходилось обходить далеко стороной. Подвыпивший держался на улице тихо и скромно. Люди стали говорить, что «раньше прохожие боялись пьяницу, а теперь пьяница боится прохожих».

Сокращение виноторговли навело порядок и в магазинах, где покупатели обычных продуктов уже не сталкивались с пьянчужками. Для них были выделены специальные торговые точки. Явно повысился нравственный уровень населения. Ни в театре, ни в других общественных местах мы уже не являлись свидетелями пьяных сцен, компрометирующих город и позорящих достоинство человека.

Снизился процент травматизма на дорогах, на производстве. Но самым большим достижением явилось повышение самосознания и настроения людей. Возникло радостное чувство жизни вне пьяного угара. Все увидели, насколько лучше идёт работа, каждый невольно почувствовал какое-то освобождение от того гнёта, который создавал алкоголь своим разлагающим действием на человека, толкая его к тунеядству и преступлению.

Впервые за многие годы люди стали всерьёз задумываться о трезвом образе жизни. И если не все были согласны с тем, чтобы навсегда отказаться от спиртного, то оказалось довольно легко настроиться на полную трезвость, когда предстояли большие и неотложные дела. В ряде регионов выносились решения о полном прекращении продажи алкогольных изделий на весь период сельскохозяйственных работ и т. д.

Первый секретарь горкома партии г. Отрадного Куйбышевской области Иван Тимофеевич Комаров писал мне, что такое решение во всём районе было принято с энтузиазмом. Было обещано, что осенью, 25 октября, этот вопрос будет снова обсуждён, и народ сам решит, продлить ли трезвость. Всё население терпеливо ждало этого срока, и никто запрета не нарушал.

В нескольких регионах страны было объявлено об обязательной для всех трезвости на определённый срок, и большинство населения строго придерживалось «сухого закона», пока начальство сверху не отменило его в административном порядке.

В народе после долгого отупения и безразличия, вызванного массовым потреблением алкоголя, стало пробуждаться человеческое достоинство, чувство Родины, сознание своего долга перед всем тем, что сливается в великое понятие — Россия.

Во многих семьях резко изменилось отношение к вину. Его перестали считать безвредным и необходимым атрибутом любого застолья. Стали проникать в сознание те факты из литературы и из жизни, в которых алкоголь предстаёт как наркотический яд.

Меня по-прежнему просили выступать с докладами и лекциями. Просьбы были настойчивые, поддержанные авторитетами директоров крупных предприятий, секретарей парткомов, райкомов, обкомов, руководителей воинских частей.

Несмотря на всю занятость, я старался им не отказать, я чувствовал, что люди действительно изголодались по правде, им надоели полуправда и ложь об алкоголе, призывы пить «умеренно», когда никто толком не мог ответить, что это такое. Я ездил с докладами много раз в Москву, Тулу, Жуковск, Тамбов, Мичуринск, Архангельск, Североморск, Иркутск, Саратов, Череповец, Ижевск, Ригу, Вильнюс и многие другие города. В Ленинграде читал целый цикл лекций в самых разных аудиториях.

Было удивительно, как люди стремились узнать правду. В большинстве городов я читал лекции в клубах и домах культуры, где размещались по 1000 — 1500 человек, кроме того, целые толпы собирались у дверей. Слушали внимательно, задавали очень много интересных вопросов. Среди них обязательно такой: «Почему правительство не вводит «сухой закон»?»

Когда я после лекции спрашивал, кто за то, чтобы у нас был введён «сухой закон», как правило, все присутствующие поднимали руки. Когда я спрашивал, кто из них с завтрашнего дня объявит полную трезвость для себя и своей семьи, поднимались сотни рук, но далеко не все. «Как же так, — говорю, — вы ведь только что голосовали за то, чтобы в стране был объявлен «сухой закон», а для себя вы его не хотите!» Обычно отвечали так: «Мы бы с радостью не пили, но когда её, проклятой, кругом полно, то к кому ни придёшь в гости, тебя обязательно начнут угощать. Отказаться невозможно, начнут спрашивать: ты что, больной? А если нет, то значит ты нас не уважаешь и т. д. А если в гостях тебя угощали, то, когда к тебе придут, а вина на столе не будет, — обидятся, подумают, что скупой на угощение. А если бы её не продавали, то никто бы и не пожалел об этом».

Тем не менее мы всё больше настаивали на том, чтобы люди объявляли «сухой закон» для себя. И с каждым разом всё больше поднималось рук. В Новосибирске, где кампанию за трезвость учёные проводили очень настойчиво, уже через год десятки тысяч семей приняли для себя такое обязательство. Идея трезвости быстро занимала и упрочивала свои позиции, опережая намеченные планы. Этому способствовали заверения. М. С. Горбачёва, который на всех встречах с трудящимися говорил, что борьба за трезвость — это серьёзная борьба, а не кампания, что от намеченного курса мы не отступимся, на полпути не остановимся. Этим словам народ верил и с ещё большим энтузиазмом боролся за искоренение пьянства, от которого люди давно уже устали.

Однако наступлению самой трезвости мешали очень многие факторы. Прежде всего и самое главное — это свободная продажа алкоголя, который как наркотик является огромным соблазном; привычка людей, возникшая за последние десятилетия, употреблять алкоголь по всякому поводу и без повода; алкогольная зависимость миллионов людей, в том числе и большинства лиц, находящихся в руководстве партийного, советского и хозяйственного аппарата; зависимость местного и общепланового бюджета от продажи алкоголя; наконец, противодействие алкогольной мафии, наживающей в год до 8—11 млрд. руб.

В Постановлении специальным пунктом было отмечено, что пропаганда «умеренного» и «культурного» винопития есть не только ошибочная, но и провокационная акция, требовалось разъяснить народу, что любая доза алкоголя наносит вред здоровью человека. Кроме того, была подчеркнута обязанность всех партийных и советских организаций вести непримиримую борьбу с пьянством через все средства массовой информации. Поэтому в борьбу за трезвость на первых порах включились центральные газеты «Сельская жизнь», «Известия», «Правда», «Советская Россия» и ряд газет ведомственных и областных. Такие журналы, как «Молодая гвардия» и «Наш современник», стали систематически печатать правдивый материал по алкогольной теме.

К чести этих журналов надо сказать, что они начали публиковать объективные данные об алкоголе ещё до Постановления и продолжают твёрдо эту линию по сей день. На страницах этих изданий появлялись научно обоснованные материалы по алкогольной проблеме и критические оценки тех, кто сознательно искажает истину, стремясь сохранить прежний высокий уровень потребления алкоголя. Уже официальные органы печати знакомили читателей с той правдой, которую мы сообщали в своих лекциях и которую многие ответственные лица квалифицировали нередко как экстремизм.

Постановление создало условия для обязательного освещения в цифровых данных того огромного ущерба, который наносил алкоголь человеку, обществу и государству в целом.

Мы смогли познакомиться с материалами специальной комиссии Совета Министров СССР в составе: председателя Госкомитета по науке и технике академика Г. Марчука, президента Академии наук СССР академика А. Александрова, президента Академии медицинских наук СССР академика Н. Блохина, президента Академии педагогических наук академика М. Кондакова. Перед комиссией была поставлена задача — дать строго научное освещение всей алкогольной проблемы. В марте 1986 г. комиссия представила свои данные, которые заслуживают того, чтобы они были приведены хотя бы в выдержках.

В своей докладной записке учёные пишут:

«Пьянство стало серьёзным препятствием на пути повышения культурного уровня и здоровья людей, роста производительности труда, укрепления трудовой дисциплины и борьбы с преступностью...

...Основной причиной является: значительный рост производства и потребления алкогольных изделий...

...Одной из причин чрезмерного потребления алкоголя являются... традиции застолья, связанные с праздником и бытовым общением...

В последние 20 лет в стране произошло существенное увеличение потребления алкоголя и в 1980 г. достигло 8.7 л. абсолютного алкоголя на душу населения, без учёта спиртных изделий домашнего приготовления.

...Выборочное обследование крупных промышленных предприятий показало, что около 40% рабочих-мужчин систематически злоупотребляют алкоголем, т. е являются пьяницами и алкоголиками.

...Существенно нарастает пьянство среди женщин, подростков и молодёжи, а процесс привыкания к алкоголю у женщин и подростков происходит в 3 — 4 раза быстрее, чем у мужчин... в медицинские медвытрезвители попадают ежегодно 8 млн. человек.

...Продолжительность жизни алкоголиков на 15 — 20 лет меньше средней продолжительности жизни населения.

...В Псковской области за 1969 — 1979 гг. средний возраст наступления смерти населения — 62.1 г., а у алкоголиков — 45.8 г.

...В Москве основной причиной смерти в трудоспособном возрасте является травма и отравление, которое в 80% случаев связано с употреблением алкоголя. 60% мужчин, употребляющих алкоголь, умирает в возрасте 50 лет.

...Ежегодно в стране от отравления алкоголем погибает 40 тыс. человек.

...Более половины всех дорожно-транспортных происшествий непосредственно связано с употреблением алкоголя.

...56% краж, 80% ограблений, более половины тяжёлых преступлений совершается в состоянии алкогольного опьянения (по мнению ряда зарубежных учёных, страна, где будет прекращено производство и потребление алкоголя, может закрыть 9/10 тюрем).

...Убытки, связанные с потреблением алкоголя, в 2 — 3 раза превышают доходы от розничной реализации алкогольных изделий».

В опровержение всей пропаганды, рекомендующей «умеренное» и «культурное» винопитие как средство против пьянства и алкоголизма, комиссия пишет: «...Алкоголизм развивается постепенно и вне прямой зависимости от степени опьянения, в том числе и в ходе «культурного» потребления алкоголя».

Комиссия призывает «разъяснить народу социально-биологическую сущность этого явления и необходимость его нравственного осуждения». Она подчёркивает, что средства массовой информации не только не вступили в серьёзную борьбу с этим страшным всенародным злом, но часто сами подключаются прямо или косвенно к его пропаганде: «В кинопередачах телевидения и художественной литературе антиалкогольная пропаганда представлена слабо, неинтересно, нарочито, тогда как пропаганда алкоголя встречается нередко».

«...За последние 20 лет заболеваемость хроническим алкоголизмом выросла в СССР в 3. 5 раза, контингент больных алкоголизмом, состоящих на учёте в наркологических диспансерах, увеличился в 10 раз. Ежегодно выявляется и берется на учёт около 550 тыс. новых больных алкоголизмом. К началу 1985 г. 2. 5% всего населения страны в возрасте старше 14 лет стояло на учёте по поводу алкоголизма, а среди всех мужчин — 4%. Особенно напряженная эпидёмиологическая ситуация в отношении алкоголизма сложилась в славянских республиках».

Заключение столь авторитетной комиссии помогло понять одну из причин создания чудовищных, буквально дебильных проектов переброски рек, строительства атомных электростанций в стратегических точках нашей страны, гидроэлектростанций в равнинных местах с затоплением гигантских плодоносных полей, дамб и предприятий, которые ведут к гибели людей, уничтожению водохранилищ, окружающей среды и т. д. Людям стало ясно, что не случайно то там, то тут происходят страшные аварии и катастрофы, которые поражают своей нелепостью и. тяжёлыми последствиями с многочисленными человеческими жертвами.

Люди увидели, что разрушения нравственности добиваются не только с помощью алкоголя. Пользуясь массовым опьянением народа, моральному разложению способствуют средства массовой информации, кино, эстрада. Из телевизионных программ активно выхолащивают классическую и народную музыку, настойчиво насаждая взамен рок, о губительном действии которого на нравственность и даже на физическое здоровье молодёжи сказано достаточно ясно и доказательно. Не проходит ни одного вечера, где бы нас не потчевали или роком в том или ином виде, или очередным «конкурсом» обнаженных красоток.

Кино же изощряется в разврате. Из того, что мне удалось посмотреть, не было ни одной картины без откровенного секса. «Двое на острове», «Вышка» или «Маленькая Вера» — это же наглая демонстрация разврата, которая льёт грязь на русскую женщину, разлагает нашу молодёжь. Почему же никто не вступился за наших детей, в сознание которых так упорно насаждают такие «нормы» жизни?

К сожалению, некоторые органы печати не только не отстают от кино, но и превосходят его в увлечении подобными сюжетами. Страна стала наводняться и невесть откуда возникшими порнографическими изданиями...

В Постановлении была рекомендована организация «Общества борьбы за трезвость» и журнала «Трезвость и культура». Сам по себе этот факт действовал на первых порах положительно, привлекая внимание и в какой-то мере обязывая что-то сделать местные организации, как бы они сами ни смотрели на эту проблему. По всей стране стали создаваться общества трезвости. Сначала в областном и районном масштабах, а затем и на предприятиях возникали первичные организации, призванные вести борьбу за трезвый образ жизни.

Постепенно эта работа развернулась по всей стране. Так, например, к декабрю 1985 г. в Перми и области во всех городах и районах прошли учредительные конференции. Там, где обществу оказывалась поддержка со стороны партийных и советских организаций, работа шла успешно. Но так было не везде. Если в Кировском районе Перми на 25 декабря 1985 г. было создано 10 первичных организаций на промышленных предприятиях с общим количеством членов 346 человек, то в Свердловском районе — только 2 организации (15 человек), а в Краснокаменске — 3 организации (18 человек). Всего в Пермской области появились 164 первичные организации, объединявшие в своих рядах 2784 человека.

Комиссия партийного контроля при ЦК КПСС, проверив работу по борьбе за трезвость в Пермской области, признала её неудовлетворительной, ибо потребление алкоголя оставалось практически на прежнем уровне. Так, несмотря на сокращение количества лиц, доставляемых в медвытрезвители, число прогулов на предприятиях не уменьшилось, а это говорило о том, что пьянство не идёт на убыль, а переходит в бытовую сферу.

И всё же объём продаваемого алкоголя заметно уменьшился. Если сравнить данные о продаже алкоголя в ноябре 1984 и 1985 гг., то разница окажется существенной. Так, водки и ликёро-водочных изделий стало меньше на 24%, вин виноградных — на 52%, вин плодово-ягодных — на 85%, коньяка — на 44%. Шампанское осталось в том же объёме, а пиво не учитывалось, что, конечно, имело отрицательные последствия, так как за их счёт компенсировался дефицит в других алкогольных изделиях, а кроме того, из-за пива к алкоголю приобщились женщины и молодёжь. И всё же проверка в ряде регионов страны, проведенная в сентябре 1986 г., показала значительный рост трезвеннического движения и улучшения всех показателей.

Весь 1986 г. прошёл под знаком борьбы за трезвость. Так, например, в Пензенской области за 6 месяцев производство водки и ликёро-водочных изделий сократилось на 36%, плодово-ягодных вин — на 68%. По сравнению с 1985 г. продажа всех видов алкогольных изделий сократилась на треть, уменьшилось потребление алкоголя на душу населения. Но в то же время количество торговых точек по реализации спиртных напитков сократилось на 64%, то есть вдвое больше, чем продажа алкоголя. А этим самым создавались условия для винных очередей и недовольства населения.

Вместе с тем работа шла. Было создано около сорока «зон трезвости». По инициативе газеты «Пензенская правда» и некоторых районных типографий были отпечатаны брошюры с текстом устава общества трезвости и разосланы по первичным организациям.

В Тамбовской области был организован ряд клубов трезвости, которые вели постоянную работу по утверждению здорового образа жизни. Свыше 200 населённых пунктов объявили движение «За населённые пункты образцового порядка, высокой культуры и трезвого быта». Некоторые сельсоветы объявили свои территории «зонами трезвости». В районах области на время весенне-осенних полевых работ прекращалась продажа винно-водочных изделий. В Жердевском районе был введён «сухой закон». В результате на многих предприятиях прогулы из-за алкоголя сократились в полтора раза.

В Коми АССР в результате серьёзной борьбы за трезвость реализация винно-водочных изделий в расчёте на одного человека в целом по республике сократилась в 2 раза.

В Челябинской области более 400 сельских населённых пунктов из 800 прекратили продажу спиртного. В трех районах устанавливались 6 «уборочных», то есть трезвых, дней в неделю. На период посевных и уборочных работ во всех районах продажа винно-водочных изделий не осуществлялась.

В Кабардино-Балкарской АССР производство винно-водочных изделий в 1986 г. уменьшилось на 56.7%, продажа их — на 57.2%. По сравнению с соответствующим периодом предыдущего года в республике сократилось число лиц, доставленных в медвытрезвитель, — на 36.2%, преступлений на почве пьянства — на 28.4%, количество водителей, задержанных за управление автомобилем в нетрезвом состоянии, — на 23.7%, случаев употребления спиртных изделий подростками — на 69.1%, На территории 11 сельских советов образована «зона высокой культуры и трезвого образа жизни», 79 бригад и звеньев объявлены коллективами трезвости.

Во многих районах и городах Тюменской области были приняты решения об ограничении времени торговли вином и водкой, созданы территории и зоны трезвости.

К сожалению, многие исполкомы на местах робко шли навстречу пожеланиям людей, нерешительно принимали соответствующие постановления. Когда общество трезвости обратилось в Тюменские горисполком и горком партии с предложением объявить месячник трезвости в честь 400-летия Тюмени, оно было принято только частично. Активисты общества заявили, что если бы местные партийные и советские организации всерьёз взялись за введение здорового образа жизни, при этом не обязательно административными путями, то трезвенническое движение было бы эффективней в 2 — 3 раза.

В Латвийской ССР многие руководители трудовых коллективов сами возглавили первичные организации обществ трезвости или активно участвовали в их работе. Это заметно сказалось на общей борьбе за трезвость. В результате в республике реализация алкогольных напитков за 1-е полугодие 1986 г. в сравнении с тем же периодом предыдущего года уменьшилась на 22% (в 1985 г. против 1984 г. — на 24%). Сократилось количество несчастных случаев правонарушений, на 35% стало меньше травматизма на почве алкогольного опьянения. План по реализации продукции выполнен на 102.2%, обеспечено выполнение договорных обязательств. 12 сельских советов объявили себя «зонами трезвости», где полностью свернули продажу алкогольных изделий.

В Томской области 19 заводских общежитий объявили себя «зонами трезвости».

Реализация фруктовых соков в области за 6 месяцев 1986 г. возросла на 126%, мороженого — на 116%, безалкогольных напитков — на 103%. В 1986 г. прогулы сократились на 36%, а потери рабочего времени — на 50%. В 1985 г. объём продажи спиртного уменьшился на 30.6%, в 1986 г. — на 30%, в 1987 г. он продолжал сокращаться, и все показатели работы улучшались. В Томской областной газете «Красное знамя» от 6.03.88 г. опубликована таблица:

Реализация винно-водочных изделий в Томской области (в литрах)

1984 г.

1987 г.

Водка и ликёро-водочные изделия

9644479

678764

То же на душу населения

10.27

0.69

Коньяк

797437

652873

То же на душу населения

0.85

0.66

Вино

22606623

3743106

То же на душу населения

24.08

3.81

Шампанское

661295

304905

То же на душу населения

0.7

0.31

Пиво

12279148

2820946

То же на душу населения

13.6

2.87

Потребление алкоголя в переводе на абсолютный алкоголь на душу населения

9.14

1.17

Таким образом, в Томской области за каких-то 3 года потребление водки сократилось более чем в 15, вина — более чем в 6, пива — в 5, а в целом потребление алкоголя на душу населения — в 8 раз.

Резко изменилась и криминальная обстановка.

1984 г.

1987 г.

Совершено преступлений по линии уголовного розыска

9168

6540

из них в пьяном виде

3 140

1405

Привлечено к уголовной ответственности за самогоноварение (если сравнить с 1986 г., то оказывается, что по мере сокращения потребления государственного хмеля количество привлеченных в 1987 г. стало почти в полтора раза меньше. Это значит, что по мере сокращения государственного хмеля уменьшается и самогоноварение).

266

984

Совершено дорожно-транспортных нарушений в нетрезвом виде

269

169

Задержано за управление транспортом в нетрезвом виде

10238

6435

Приведу очень интересные сравнительные данные о причинах смерти, связанной с алкоголем и его суррогатами:

1984 г.

1987 г.

Насильственная смерть

1658

1068

в Алкогольном опьянении

1028

530

Общее количество отравлений

446

287

из них острое отравление водкой

268

130

острое отравление этанолосодержащими жидкостями (бытовая химия)

363

200

Умерло от болезней

739

672

из них в алкогольном опьянении

229

124

Данные эти очень поучительны и полностью разбивают лживость уверений «ломехуз» о росте смертности от суррогатов при сворачивании продажи алкогольных изделий. Во-первых, из таблицы видно, что отравление суррогатами имело место в широких масштабах и при свободной торговле алкоголем. Кроме того, несмотря на дефицит спиртного, в 1987 г, по сравнению с 1984 г. случаев отравления суррогатами стало меньше почти вдвое, хотя за это время продажа алкоголя государством сократилась в 8 раз.

Все учёные мира, объективно и непредвзято изучавшие алкогольную проблему, и раньше знали, что по мере сокращения продажи спиртного государством сокращаются и отравления его суррогатами, ибо последние появляются только в обществе с отравленным алкоголем мозгом.

Социологические исследования показали, что в регионах, где добились резкого снижения потребления алкоголя, общественное мнение на стороне трезвости. Газета «За коммунистический труд» завода «Томский манометр» опубликовала данные опроса населения г. Томска (22.06.88 г.):

За торговлю алкоголем (чел.)

Против торговли алкоголем (чел.)

За полную трезвость (%)

Рабочие

221

1 145

83,8

Служащие

126

1211

90,6

Пенсионеры

39

735

95,0

Студенты, учащиеся, молодёжь

7

388

98,2

Соц. принадлежность не зафиксирована

126

861

87,2

Всего

519

4340

89,3

Другие данные сообщили мне трезвенники города нефтяников — Альметьевска: они выясняли отношение населения к алкоголю в 1985 г.

1.Не употребляющие алкоголя (Сами по себе цифры не очень утешительные, но по данным академика Ю. П. Лисицына в 1983 г непьющих среди мужчин было около 1 %, среди женщин — около 3 %. Значит, положение все-таки улучшилось)

Мужчины

Женщины

10.6%

35.7%

2. Относящиеся отрицательно к употреблению алкоголя, но изредка уступающие уговорам окружающих

6.9

18.8

3. Ритуальщики

49.9

40.6

4. Регулярно, употребляющие алкоголь

32.5

4.2

5. Алкоголики

3.1

0.6

6. Готовы перейти к трезвому образу жизни, но с оговоркой

58. 8

70.8

7. Не верят в возможность добровольного отказа от алкоголя

27.5

14.9

8. Неприятие трезвого образа жизни

3.1

Это были интересные и обнадёживающие данные. Странно, что центральные органы печати не заинтересовались ими и не сделали их достоянием широкого круга читателей.

Тем не менее внимание к алкогольной проблеме не убывало.

В политическом докладе на XXVII съезде КПСС было сказано: «В стране развернулась борьба против пьянства и алкоголизма. Во имя здоровья общества и человека мы шли на решительные меры, повели бой с традициями, которые складывались и насаждались годами. Не обольщаясь достигнутым, можно сказать, что пьянка потеснена с производства, меньше её стало в общественных местах. Оздоровляется обстановка в семьях, сократился производственный травматизм, укрепился порядок. Но и дальше нужна большая, настойчивая, разнообразная работа, чтобы обеспечить окончательный перелом в сложившихся привычках. Никаких послаблений здесь быть не должно».

В резолюции высшего партийного форума говорилось: «Съезд отмечает исключительно важное значение развернутой по инициативе ЦК КПСС и активно поддержанной советским народом работы по утверждению здорового образа жизни, преодолению пьянства и алкоголизма. В борьбе с этим злом не должно быть никаких послаблений».

На съезде 15 делегатов в той или иной мере касались вопросов пьянства и алкоголизма, поддерживая решения по этому вопросу и настаивая на их неуклонном выполнении. Таким образом, в начале 1986 г. нашему обществу был дан серьёзный и авторитетный наказ по борьбе с пьянством и алкоголизмом.

Успех этой борьбы в первые годы был, без сомнения, значителен. Как сообщал исполком Московского горсовета, подводя итоги 1987 г., продажа алкогольных изделий уменьшилась вдвое и на 1988 г. было запланировано дальнейшее значительное сокращение реализации винно-водочных изделий. И это в Москве, которая считалась не самой благополучной в смысле борьбы за трезвость. Даже в такой области, как Сахалинская, отличающейся высоким уровнем потребления алкоголя, за три года преступность снизилась на 55%, удельный вес преступлений, совершенных в пьяном виде, — ещё более, бытовой травматизм на почве пьянства уменьшился в 2.5 раза. Более чем в 4 раза сократилось количество больных алкогольным психозом. Объемы реализации водки стала меньше в 3, а вина — почти в 5 раз.

В Ульяновской области, где душевое потребление алкоголя стояло почти на первом месте в стране, превышая 25 л, — тот критический уровень, за которым следует национальная катастрофа, — благодаря энергичным мерам первого секретаря обкома партии Г. В. Колбина через 3 года не превышало 4 л, то есть стало ниже среднедушевого по стране.

Указ 1985 г. буквально встряхнул страну. Народ, измученный разгулом алкогольно-табачной наркомании, с облегчением вздохнул, поверил в перестройку и новым партийным лидерам. Этот духовный подъём отразился в следующих показателях.

С 1985 по 1989 г. выпито в стране водки на 37 млрд. руб. меньше. Что это дало?

— В сберкассы внесено на 45 млрд. руб. больше;

— ежегодно продавалось продуктов питания (вместо наркотических ядов) на 4,5 млрд. руб. больше, чем до 1985 г.;

— безалкогольных напитков и минеральных вод продавалось на 59% больше;

— производительность труда в 1986—87 гг. повышалась ежегодно на 1%, что давало казне 9 млрд. руб.;

— количество прогулов снизилось в промышленности на 36%, в строительстве — на 34% (одна минута прогула в масштабе страны обходится нам в 4 млн. руб.).

Итог, тщательно скрываемый от народа: прибыль от трезвости в 3 — 4 раза превышает недобор от продажи алкогольно-табачных ядов.

В 198,6 и 1987 гг. у нас рождалось на 500 — 600 тыс. младенцев в год больше, чем в каждом из предыдущих 46 лет.

В 1986 — 1987 гг. умирало в год на 200 тыс. человек меньше, чем в 1984 г. В США, к примеру, такого снижения добились не за год, как у нас, а за целых семь лет. В результате за 2.5 года сохранена жизнь полумиллиона людей.

Смертность населения в трудоспособном возрасте уменьшилась в 1987 г. на 20%, а смертность мужчин этого же возраста — на 37%.

В 1986 г. смертность от несчастных случаев, отравлений и в дорожно-транспортных происшествиях по вине пьяных водителей сократилась на 30%, а производственный травматизм снизился на 20% (к 1984 г.).

В 1986 — 1987 гг. население увеличивалось на 2.9 млн. человек в год, тогда как в 1981 — 1985 гг. — на 2.4 млн.

Выросла средняя продолжительность жизни, особенно у мужчин: с 62.4 в 1984 г. до 65 лет в 1986 г.

Снизилась детская смертность.

На 8% уменьшилась доля ослабленных детей среди новорождённых.

Народ стал оживать. Страна, как после тяжёлой болезни, стала поправляться и постепенно залечивать свои раны.

Атака на трезвость

Алкогольная мафия не думала сдавать свои позиции. Постановление, выполнявшееся почти два года, уже с конца 1987 г. стало нарушаться. То там, то здесь, на местах и в центре пошли слухи о разрешении увеличения продажи алкоголя. Постепенно начала набирать силу новая волна алкоголизации.

«Ломехузы» активизировались гораздо раньше. Сразу же после опубликования Указа они старались дискредитировать то мощное антиалкогольное движение, которое и подняло народ на борьбу за трезвость. Особое внимание было уделено вновь образованному Обществу трезвости. Началось с того, что в его правление в административном порядке были введены люди, не имевшие никакого отношения к трезвенническому движению. Все борцы-трезвенники были сознательно отстранены от работы в правлении, для них попытались закрыть все двери, любое их выступление дружно объявляли экстремистским. В результате Общество трезвости очень скоро превратилось в казённо-бюрократическую организацию. Эту ситуацию совершенно правильно оценил один из авторов письма в «Правду»: «Общество трезвости существует само по себе, а борьба за трезвость — сама по себе».

Не оправдал надежды и журнал «Трезвость и культура». На должность главного редактора, опять же в административном порядке, поставили человека, хорошо известного своими установками на «умеренное» и «культурное» винопитие. А в редколлегию, так же как и в правление Общества трезвости, были введены люди, не имеющие никаких заслуг и опыта в борьбе за здоровый образ жизни.

Всеми доступными способами «ломехузы» стали распространять суждения о том, что наш народ абсолютно не готов к трезвости, поэтому резкого ограничения алкоголя допускать нельзя. Они уверяли, что сам народ против всяких ограничений в продаже водки.

Однако проведённый по линии ЦК ВЛКСМ опрос общественного мнения давал другую картину. При этом приводились только средние цифры без учёта уровня потребления алкоголя в различных регионах страны.

Так, например, если принять потребление алкоголя в стране за 100%, то в России оно составило 116,9%, водки — 129,5%, в республиках Прибалтики — соответственно 124,3 и 111,9%, Средней Азии — 64,2 и 64,3, а в Закавказье — 46,7 и 37,6%.

Следовательно, в России и Прибалтике потребление алкоголя было много выше, чем в среднем по стране, а это тщательно замалчивалось.

Вопреки высказываниям средств массовой информации о том, что наш народ якобы не подготовлен к трезвости, изучение общественного мнения показало, что 58,8% опрошенных целиком поддерживает решение правительства, а 21,7% — также одобряет это решение, но с некоторыми оговорками. Таким образом, свыше 80% населения всех возрастов положительно оценили данное Постановление. Как же можно говорить, что народ не подготовлен к решительным действиям против пьянства? Тем более что в ряде регионов страны, например в Эстонии, одобряющих этот документ было 89,4%. Но поддерживая Постановление в целом, многие считали его недостаточно полновесным и настаивали на введении «сухого закона» немедленно.

Что касается популяризации данного Постановления, то опрос показал, что с этим дело обстоит очень плохо. В течение месяца лишь 27,3% членов партии и комсомола обсудили его на своих собраниях и 34,8% членов коллективов услышали о нём на профсоюзных собраниях. Не спешили включаться в работу и политинформаторы. Несмотря на то, что Постановление касалось жизненно важного вопроса для народа, только 19,8% опрошенных в течение месяца услышали сообщение об этом документе, а 18,3% прослушали лекцию о вреде алкоголизма. Обратите внимание, что лекция была не о вреде алкоголя, а о вреде алкоголизма.

Несмотря на это, основной вывод в результате опроса общественного мнения таков: «практически все категории и слои населения страны проявили высокий интерес к Постановлению ЦК КПСС и СМ СССР «О мерах борьбы с пьянством и алкоголизмом».

Кроме того, опрос показал, что население страны абсолютным большинством голосов одобряет наказания за такие виды проступков, как появление в общественных местах в нетрезвом виде, спаивание несовершеннолетних, спекуляция спиртными изделиями и т. д. Люди считают, что пьяницы и алкоголики должны отрабатывать штрафы в выходные, праздничные дни и другое, свободное от работы, время. Свыше 20% молодёжи в возрасте до 30 лет выступает за ужесточение мер наказания, вплоть до ареста. В Средней Азии почти 50% опрошенных выступает за полное прекращение производства и продажи любых алкогольных изделий.

Среди представителей старшего поколения каждый второй считает эффективной в борьбе с пьянством такую меру, как повышение спроса с руководящих работников.

К нашему стыду, меньше всего сторонников полного прекращения производства алкоголя оказалось среди интеллигенции, а также среди членов партии (около 15%).

Итак, по этим данным нельзя сделать вывод, что наш народ не готов к решительной борьбе за трезвость. Даже при том условии, что партийные и советские органы в центре и на местах не спешили с пропагандой антиалкогольных решений, народ решительно высказывался за отрезвление.

Несмотря на неблагоприятные условия, искусственно создаваемые алкогольной мафией, а также советскими и партийными бюрократами на местах, трезвость в народе быстро стала нарастать, буквально с первых дней по объявлении Указа правительством. Идея трезвости буквально висела в воздухе, и если бы в это время было издано постановление о полном прекращении производства и продажи алкоголя, огромное большинство нашего народа не только приняло бы это решение, как должное, но и вздохнуло бы с облегчением.

Такое положение ничего хорошего «ломехузам» не сулило. Душевое потребление алкоголя продолжало снижаться. Надо было от пассивного сопротивления трезвости переходить к активной борьбе с ней. И вот исподволь, сначала робко, осторожно, стали появляться публикации, в которых говорилось, что ограничения в продаже алкоголя не приносят пользы. Искусственно создавая очереди за вином, «ломехузы» стремились вызвать неудовольствие в народе и поднять общественное мнение против сокращения его производства и реализации. Они снимали на кинопленку толчею или даже драку в очередях и, демонстрируя это по телевидению, лили крокодильи слёзы за «бедный народ», которого лишают его «законного права». Создавая дефицит на торговых прилавках, мафия не ограничивала отпуск вина в одни руки, что приводило к спекуляции. И это также объясняли ограничением алкогольной торговли.

Чтобы опорочить трезвенническое движение, «ломехузы» не гнушались ничем. Воспользовавшись тем, что одна из фабрик, производивших сахарный песок, временно выбыла из строя, а спрос на него в летнее время был очень высок, мафия припрятала запасы этого продукта на складах и даже, как было сообщено в печати, спускала его в реку — только для того, чтобы «ломехузы» подняли истошный крик, что сахара в стране не стало, так как из него гонят самогон в связи с ограничением винной торговли.

И хотя вся эта провокация была шита белыми нитками, мафия добилась введения карточной системы на сахар, тем самым как бы подкрепив мнение о бешеном росте самогоноварения. Правда, анализ статистических данных о потреблении сахара по месяцам показал, что зимой, когда кустарный алкоголь должен был бы производиться особенно интенсивно, уровень потребления сахара в 1987 г. был не выше, чем в 1986 или 1985 гг. Но в статистический справочник мало кто заглядывает, и общественное мнение так и осталось при убеждении, что талоны на сахар ввели из-за самогонщиков.

Между тем мафию уже не удовлетворяли наскоки на очереди и на спекуляцию. Она мечтала о том, чтобы было отменено само Постановление, ограничивающее винную торговлю. А для этого надо было возобновить пропаганду умеренных доз и «культурного» винопития, которая, к большому сожалению мафии, была осуждена в Постановлении, как несущая вред народу. На сцену вышло нёмало опытных «борцов» — журналистов, экономистов, социологов и писателей.

Одним из самых запоминающихся было выступление Е. Евтушенко в «Литературной газете». Этот просвещённый человек не постеснялся увязать своё понимание культуры... с томатным самогоном. Его слова произвели большое впечатление на тех, кто питал иллюзии в отношении его таланта и нравственных убеждений. И сразу же народ ответил на это выступление стихами, которые достойны публикации.

Жизнь и творчество

Бутылка вина может быть хорошей собеседницей

Евтушенко

Евтушенко пишет о культуре,

Учит массы, как себя вести..

Кто бы лучше смог толпище-дуре

Тонкий сей предмет преподнести?

«Бескультурье, косность, претерпелость», —

Бьёт он с подвернувшихся трибун.

Хоть весь мир учить имеет смелость,

Словно расходившийся болтун.

Дескать, трепещите, патриоты,

Бескультурье тянет нас назад...

И культуры покорять высоты

Он зовёт который год подряд.

Льётся слово гладко и красиво,

Перестройку жаждет он спасти,

Заодно узнали мы, что пиво

На Камчатке он не смог найти.

А поскольку не было и водки,

Пить пришлось томатный самогон.

От таких издержек перестройки

Был поэт в больницу водружён.

Но бесед наедине с бутылкой

Не пресёк подкравшийся гастрит…

Выпьет и с воинственностью пылкой

Снова о культуре говорит.

Примером иезуитской работы может стать и статья И. Лисочкина «Бокал вина в «Нектаре», опубликованная в газете «Ленинградская правда».

Все «ломехузы», борясь с трезвостью, говорят о «культуре» винопития, между тем, с точки зрения нормального человека, говорить надо о культуре поведения человека, о культуре жизни без вина. Из трудов школы И. П. Павлова известно, что после первой же дозы алкоголя в мозгу угнетаются ассоциации, возникшие в результате воспитания, то есть угнетаются и гибнут основы культуры в человеке. О какой же «культуре» винопития может идти речь!

«Ломехузы» всем этим пренебрегают, и как только алкогольная мафия добилась победы, и борьба за трезвость оказалась в загоне, — на сцену вновь выплыла «культура» винопития. И. Лисочкин буквально смакует это понятие:

«Вот наступит Новый год, и все мы поднимем традиционные бокалы с играющим вином, а через некоторое время, в зависимости от гастрономических склонностей, потянемся к рюмке с выдержанным виноградным вином, готовя кусочки лимона с сахаром, или к запотевшему стаканчику с водным раствором более простого этилового спирта, который хорош под маринованные грибки...»

Написано, как мы видим, со знанием дела.

Автор не одинок в своём стремлении соблазнить своих соотечественников. Он даже не оригинален. Подобные дифирамбы выпивке с грибками можно прочесть даже в детской литературе!

Вот стихотворные строки поэта Д. Самойлова из сборника, изданного в «Поэтической библиотеке школьника»: «...А тут блины. С гречичным же блином шутить не стоит! Выпить под него — святое дело. Так и порешили. И повторили вскоре... Не спешили. И яблочко мочёное лоснилось и тоже стать закускою просилось. Тугим пером вострился лук зелёный, а рядом — царь закуски — груздь солёный с тарелки вопиял и требовал, чтоб не было отсрочки...» — и далее в таком же духе.

Все «ломехузы» ратуют за отмену любого ограничения алкоголя, приводя излюбленное возражение: «Что же, порядочному человеку нельзя выпить бокал шампанского на Новый год?» Но это даже по И. Лисочкину только начало: после «традиционного» бокала «играющего вина» человек сразу же потянется к рюмке с другим, более крепким напитком...

А теперь посмотрим, что это стоит здоровью человека.

Вот описание состояния коры головного мозга у умершего «весельчака» и «балагура», который при жизни, по мнению друзей и даже врача, пил «культурно»: «...изменения в лобных долях видны даже без микроскопа: извилины сглажены, атрофированы, множество мелких кровоизлияний. Под микроскопом видны пустоты, заполненные серозной жидкостью». Кора мозга напоминает землю после того, как на неё сбросили бомбы, — вся в воронках. Здесь каждая выпивка оставила свой след... Больной только казался беспечным юмористом, весельчаком, но он был ещё и слабоумным, ибо такое поражение алкоголем лобных долей не могло не затронуть его интеллект» (В. А. Рязанцев, психиатр-нарколог. Беседы о трезвости. «Высшая школа». Киев, 1987 г.).

Всё, что говорят об алкоголе обыватели или пишут авторы, подобные И. Лисочкину, это с научной точки зрения или полуправда, или чистейшая ложь.

Считается, например, что люди пьют якобы для веселья. На самом же деле при потреблении алкоголя никакого веселья нет и быть не может. Ибо это состояние есть не что иное, как первая стадия наркотического возбуждения, которое мы, врачи, наблюдаем у больного при даче ему любого наркотического вещества: морфия, эфира, хлороформа и т. д. Стадия возбуждения — это патологическое состояние, которое ничего общего с весельем не имеет. Выпив, человек оказывается с выключенной корой головного мозга, и поступки его будут бездумны, в зависимости от обстоятельств: в одних случаях он будет петь и плясать (а вернее, кричать и прыгать), в других — ругаться и драться, в третьих — плакать, в четвёртых — просто тупо сидеть, как истукан и т. д. Это состояние, с чисто физиологической точки зрения, оказывает на организм совсем обратное веселью влияние. После «пьяного веселья» на другой день сохраняется чувство похмелья, головная боль, неприятные воспоминания, тупость в голове. И не возникает никакого желания работать...

Ещё сто лет тому назад учёные утверждали, что вино — враг труда и отдыха и, уж конечно, враг веселья!

Некоторые пьют «для храбрости». На самом же деле после приёма вина не храбрость появляется, а угнетается чувство стыда. Между тем стыд, с общественной точки зрения, очень ценное чувство, которое защищает человека, а тем самым и общество, от безнравственности.

Трезвому стыдно причинять неприятности другому, обидеть женщину или ребёнка, стыдно перед друзьями быть неблагородным, перед обществом — вести себя недостойно. А человек выпил — и ему не стыдно. Он «храбро» хулиганит, лезет в драку с более слабыми, «не боится» выражаться нецензурно и т. д., чего, будучи трезвым и если его мозг не разрушен предыдущими приёмами алкоголя, он бы не сделал. И эта, так называемая «храбрость», есть не что иное, как угнетение функций мозга, как потеря нравственности.

Приём спиртных напитков часто мотивируют необходимостью снятия стресса. Такое суждение — результат примитивного невежества. Тщательное изучение этого вопроса показало, что во всей нервной, а также эндокринной системе алкоголь приводит к таким же грубым изменениям, которые имеют место и при стрессе. В результате алкоголь не уменьшает, а углубляет эти изменения, он как бы удваивает патологическое состояние, наносимое стрессом, и часто делает его необратимым.

Профессор В. Г. Старцев в Сухуми своими опытами на обезьянах доказал, что если у животного вызвать стресс, а затем дать ему алкоголь, или, наоборот, сначала дать выпить, а потом вызвать стресс, последний протекает много сложнее и тяжелее, подопытное животное трудно выводится из этого состояния и часто погибает.

Потому-то человек, принимающий винный напиток как бы для лечения, на самом деле резко усугубляет своё состояние.

Очень распространено мнение, что алкоголь согревает и что его полезно принимать на морозе. Однако ещё сто лет назад учёные строго научно, объективно и на большом материале доказали, что если среднегодовая температура в регионе ниже на 5 градусов, смертность от алкоголя увеличивается в 10 раз. А это значит, что в холодном климате пить особенно опасно, и для защиты населения должны быть приняты строго ограничительные меры, запрещающие продажу и потребление спиртных изделий в северных районах.

Объективное изучение свойств алкоголя показывает, что когда обыватели и враги трезвости приписывают ему некие положительные качества, они или наивно заблуждаются, или сознательно искажают факты.

У алкоголя, как у ядовитого вещества, обладающего свойством уничтожать любую живую клетку, не может быть ничего полезного. При приёме его внутрь на какое-то время возникает состояние эйфории, когда человек теряет истинную ориентацию, я вот это состояние потери ориентиров выдают за положительное действие спиртных напитков те, кто хотел бы, чтобы мы не прекращали пить. На самообмане, на наркотических свойствах вина и держится массовое распространение этого губительного продукта.

К сожалению, автор статьи «Бокал вина в «Нектаре» в своих суждениях об алкоголе не поднялся выше пьющего обывателя, грубо извращая факты, касающиеся периода всенародного движения за трезвость, показал, что он — активный сторонник спаивания народа. Вот отдельные выдержки из его статьи: «...Затяжная борьба (имеется в виду борьба за трезвый образ жизни после Постановления — Ф. У.), не давшая никаких реальных результатов, стоила государственному бюджету более 4-х Чернобылей (39 миллиардов против 8), число отравившихся суррогатами значительно превысило потери в страшной войне в Афганистане»; или: «...Трещат рёбра почтенных граждан в километровых очередях».

Да, мы действительно за алкоголь недополучили 39 млрд. руб. за пятилетку. Но это блестящее достижение и великое благо для народа. У нас в год выпивается алкогольных изделий приблизительно на 35 млрд. руб. За это мы расплачиваемся миллионом людей, погибших от причин, связанных с алкоголем, и рождением 200 тыс. дефективных и умственно отсталых детей. И если у нас не было выпито яда более годового расхода, значит, мы сохранили упомянутое число человеческих жизней и не добавили к нашим несчастным детям столько дефективных. А этот факт приводит И. Лисочкина в ужас. Он хотел бы, чтобы план по продаже наркотического яда перевыполнялся и гибло бы ещё больше и взрослых, и детей. И какой цинизм и кощунство сравнивать это с народной бедой!

Экономические рассуждения этого журналиста отличаются большим лукавством. Он, например, умалчивает о том, что за пятилетку только в сберкассы внесено дополнительно 45 млрд. руб. Если объективно подсчитывать, то оказывается, что мы получили прибыли в 3 — 4 раза больше, чем недобрали за алкоголь.

И. Лисочкина беспокоят отравления суррогатами. Но ведь хорошо известно, что и без всякого ограничения люди гибнут от них тысячами. Известно и то, что 40 тыс. наших сограждан ежегодно погибают только от отравления именно алкоголем. Это в 4 раза больше, чем от суррогатов, а автор молчит. Значит, для него дело не в гибели людей, а лишь в желании доказать вред от отрезвления народа!

Что же касается поломанных «рёбер почтенных граждан», то я глубоко убеждён, что ни один уважающий себя гражданин в километровой очереди за водкой стоять не будет. Но самое главное — автор статьи почему-то не пытается вскрыть причину этих очередей. А она не в том, что мы на 30% сократили продажу спиртных изделий, а в том, что алкогольная мафия совершенно обдуманно уменьшила число винных магазинов почти в 10 раз, сознательно создала дополнительный дефицит на прилавках, придерживая товар или пуская его в сферу спекуляции. Она создала очереди для того, чтобы вызвать недовольство решением государства хоть частично сократить безудержную алкоголизацию народа.

И. Лисочкин сочувствует «бедным» пьянчужкам, стоящим в очереди за собственной бедой. Я же жалею несчастных уродцев, которые рождаются от этих любителей зелья. И если уж кому сочувствовать, то, скорее, нашим женщинам, после работы стоящим часами за маслом, мясом, за овощами или молоком для детей. Я как-то под вечер видел очередь за водкой человек в двадцать, а у молочного магазина — никого... Нет молока. Я так и не мог купить его ни в одном магазине района.

И. Лисочкин уверяет читателей, что «затяжная борьба» не дала «никаких реальных результатов». Это уже не полуправда, не ложь, это — настоящая клевета. Несмотря на сопротивление и преследование активных борцов за трезвость со стороны многих партийных и административных органов, они добились в короткие сроки таких блестящих результатов, которые превзошли самые смелые прогнозы.

Вначале скажу, что мы имели в 11-й пятилетке до начала борьбы за трезвость. За пятилетку продажа алкоголя дала казне 169 млрд. руб. (т. е. в среднем 33 млрд. «пьяных» руб. в год). Взамен она поглотила 5 млн. человеческих жизней, перемолов их в опоях, пьяных драках, болезнях, других лабиринтах алкоголизации общества; кроме того, унесла в виде разных убытков 600 млрд. руб. (т. е., по 120 млрд. руб. в год). Эти данные опубликовал П. Н. Шихирев в книге «Жить без алкоголя» (М., «Наука». 1988 г.).

Что касается результатов антиалкогольных сражений, можно обратиться к цифрам и фактам, приведённым в журнале «Трезвость и культура» (№ 10, 1986 г. и № 3, 1987 г.). «За один год активной борьбы с врагом, каким является пьянство, отмечалось значительное снижение смертности, сокращение потерь рабочего времени из-за прогулов, основной причиной которых является пьянство, и т. д. Численность населения увеличилась, средняя продолжительность жизни возросла до 69 лет.

С июня 1985 г. по июнь 1986 г. у нас в стране впервые за долгий срок уменьшилось более чем на сто тысяч количество смертей по причине сердечно-сосудистых заболеваний. Медики считают, что это — результат сокращения потребления винно-водочных изделий».

Как уже было сказано, статьи о маринованных грибочках и бокалах шампанского начали появляться в печати с 1987 г. Ни руководители средств массовой информации, ни ответственные лица из партийно-советских органов на них не реагировали. «Ломехузы» обнаглели и стали критиковать уже саму борьбу за трезвость, уверяя, что она осложняет и без того сложную экономическую ситуацию в стране, то есть все ставили с ног на голову. И опять им никто не возразил. Более того, нападки на трезвость повели некоторые депутаты и члены Верховного Совета СССР. А известный экономист Н. Шмелёв договорился до того, что предложил для выхода из ситуации застоя открыть все шлюзы для алкоголя.

Ничего умнее «избранники народа» придумать не могли. А вот что пишет «простой человек» — ветеран ВОВ и труда Анатолий Григорьевич Семин из Актюбинска. Он прислал мне целый трактат, и место ему, конечно же, в журнале или в газете, но там печатают сегодня исключительно лисочкиных, левиных, шмелёвых, поэтому постараюсь как можно полнее ознакомить читателей с тем, что чувствует и думает этот замечательный человек.

«Уважаемый Фёдор Григорьевич!

мая 1985 года вышел в свет Указ Президиума Верховного Совета СССР «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения». Затем, как Вы знаете, последовало совместное Постановление ЦК КПСС и Совета Министров Союза ССР по этому же вопросу.

Принятие вышеуказанных нормативных документов, несмотря на их паллиативный характер, тем не менее, вызвало у нашего народа известные надежды на лучшее в деле борьбы с пьянством и алкоголизмом, самогоноварением, которые получили довольно широкое распространение в нашем обществе, охватив все без исключения социальные слои. Примеров, подтверждающих масштабы этого социального зла, я не привожу, так как их бесчисленное множество, и они Вам известны, конечно, не хуже, чем мне. Я делаю это утверждение в особенности после прочтения написанной Вами книги «Из плена иллюзий», которую мне посчастливилось купить в прошлом 1987 г., во время моего кратковременного пребывания в Ленинграде. Довольно яркую картину гибельного влияния пьянства и алкоголизма на наш народ нарисовал в своём труде «Чума XX века» профессор Бестужев-Лада.

В первое время после выхода в свет Указа дышать стало легче. Далеко не у каждого находилось время по 3-4 часа и более стоять в очереди за бутылкой этой отравы. В принципе был поставлен определённый заслон перед подростками, желающими «побаловаться» алкогольными напитками... Но самое главное я видел в том, что среди очень многих наших людей стало укрепляться мнение, что, оказывается, без водки, «бормотухи» и других алкогольных напитков человек вполне может прожить, не считая свою участь «пагубной» и «ущербной».

Но как показали дальнейшие события, надежды на это стали довольно быстро таять. И что удивительно — первый удар по этим надеждам если не прямо, то косвенно, нанесло первое же постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР, последовавшее через 3-4 месяца после вышеупомянутого Указа. Вместо подведения первых, предварительных итогов борьбы с пьянством и алкоголизмом, это довольно пространное постановление не привело ни одного конкретного примера: в каких же именно республиках, краях, областях появились первые, пусть не многочисленные, но всё же положительные примеры в деле борьбы с «зелёным змием»? Благодаря каким именно мерам эти положительные, обнадеживающие сдвиги стали возможными? В каких именно регионах страны, даже самых маленьких, позитивных результатов достичь не удалось, по какой причине, кто персонально в этом виноват, какие сделаны в связи с этим выводы? Какова определённая политика в этом вопросе в нашей стране на будущее?

Ни на один из этих вопросов, названных мной, это постановление не отвечало. Всё оно было выдержано в давно надоевших газетных штампах: «указать», «обратить внимание», «усилить», «шире развернуть» и т. д. и т. п.

И на периферии кое-кто сделал для себя соответствующие выводы. То в одной, то в другой области стали постепенно сворачивать противоалкогольную борьбу. Несмотря на протест населения, стали даже сохранять торговые точки с хмельным — у школ, детских садов, яслей, вокзалов, промышленных предприятий, учебных заведений. Работники ресторанов и кафе, переведённые на безалкогольный режим работы, сначала озираясь, а потом всё смелее и смелее стали предлагать посетителям винно-водочные изделия, открывать ранее закрытые ларьки, магазины по продаже алкогольных напитков, стала вновь появляться в прежнем ассортименте «бормотуха».

И все это делалось, несмотря на непрекращающиеся протесты, на виду у нашего народа и, как правило, с благословения местных советских и партийных органов, лицемерно делавших и до сих пор делающих вид, что эти факты им, мол, совершенно неизвестны.

...Печать наша, радио, телевидение всё реже и реже стали выступать на антиалкогольные темы. Более того, основным лейтмотивом таких выступлений стало стремление средств массовой информации внушить всему населению нашей страны бесплодность и бесперспективность серьёзной борьбы за трезвый образ жизни, ориентируя наш народ на якобы единственно перспективную форму борьбы с пьянством — это постоянное воспитание наших людей в духе «культурного» пития алкогольных напитков, несмотря на то, что они во всем мире признаны наркотиком, ядом.

Короче говоря, столь широко рекламированная в своё время в нашей стране антиалкогольная борьба начала, едва зародившись, бесславное отступление по всему фронту, со всеми вытекающими отсюда последствиями. И к настоящему времени «всё возвратилось на круги своя».

Таким образом, гора родила мышь.

Последствия этого не замедлили сказаться на всей нашей общественной жизни. Снова на производстве начались пьянки, в семьях — пьяные скандалы. Снова полезли вверх показатели дорожно-транспортных происшествий, хулиганства, правонарушений, зверских убийств.

Страна наша, общество наше снова стали погружаться в беспробудное пьянство,

В чём я вижу крах борьбы с пьянством?

Основных причин я вижу две. Первая — экономическая. Сокращение в первое время производства и продажи винно-водочных изделий существенным образом лишило торговлю «пьяных» рублей, что не могло не сказаться на местном бюджете. Компенсировать чем-либо отток из торговли денежных средств наше общество не сумело, так как к этому готово не было, а, главное, многие и не хотели этого.

...Мы привыкли плыть по течению.

Широко объявленная перестройка во всей нашей жизни стала вскоре пробуксовывать, со всеми вытекающими отсюда последствиями. И общество снова, против его желанна, было поставлено в положение, когда его «благополучие» было поставлено в зависимость от поступления в бюджет страны «пьяных» рублей, что практикуется сегодня во всей стране довольно широко.

Вторая причина — политического характера. Что я имею в виду конкретно? Я убеждён в том, что уже на протяжении десятилетий как внутри нашей страны, так и за её пределами существуют довольно внушительные силы, которые, постоянно оставаясь в тени, поставили своей главной задачей довести народы нашей Родины, и в первую очередь русский народ, до полнейшего вырождения путём пьянства, культивируемого в небывалых доселе масштабах.

Сделать из русской нации, представляющей костяк советского народа, в конце концов, нацию алкоголиков, дебилов, дегенератов, совершенно неспособных к управлению своим государством. И нужно сказать, что в этом направлении наши противники добились уже сегодня весьма внушительных результатов, что прекраснейшим образом подмечено Николаем Панченко в его стихотворении, которое я не могу не привести здесь:

Павлу Филонову, Александру Чижевскому

и другим калужанам — великим и безвестным

В России плохо с мужиками,

Чтоб с головою да с руками —

И не одна война виной,

И неурядицей одной

Не оправдать. Тоска их съела.

Попробуй, посиди без дела

К беде Отечества спиной?!

Борцы, аскеты,

Сумасброды,

Земной презревшие уют,

Копают тупо огороды

И водку пьют или не пьют.

Их нет в искусстве, нет в науке,

Их запах выдрали из книг,

Чтоб внуки их и внуков внуки

Учились жизни не у них...

И сегодня главная задача сил, стремящихся во что бы то ни стало довести спаивание нашего народа, до логического конца, заключается в том, чтобы этому процессу придать наибольшее ускорение.

А вот когда окончательно спившийся народ будет уже не в состоянии не только управлять государством, что отчасти мы все наблюдаем уже сегодня, на даже не способен будет проводить самое элементарное обслуживание самого себя, вот тогда эти силы, эти новоявленные «варяги», находящиеся столь долго в тени, уже никого и ничего не боясь, выйдут на самое светлое место и заявят о себе во всеуслышание, взяв на себя функции государственных, политических, научных и общественных руководителей под видом «демократов»...

Находясь пока в тени, эти люди в течение всех 70-ти лет изыскивали все новые методы уничтожения и с успехом их применяли. Можно только удивляться их дьявольской изобретательности. В двадцатых годах был организован голод в России и Украине, когда народ миллионами погибал, а продукты гнили в погребах. В 1929 — 1930 гг. была проведена насильственная коллективизация с такими репрессиями, от которых погибли многие миллионы основных тружеников села, его костяк, цвет русского крестьянства.

Нашествие фашизма сопровождалось людскими потерями десятков миллионов как военных, так и мирного населения.

Была организована система концлагерей, которую начал создавать ещё Троцкий таким образом, что погибали десятки миллионов лучших людей России — цвет нации. И, наконец, когда дальнейшая гибель наших людей в концлагерях по ряду политических соображений стала невозможна, мафия не остановилась, а быстро нашла и развила такую алкогольную вакханалию, которая уже унесла из жизни больше, чем концлагеря, подорвала здоровье всего населения страны и грозит полным уничтожением в первую очередь коренного населения страны, то есть грозит выполнить основную свою задачу — биологического вытеснения русского народа.

И надо сказать, что до сих пор в силу целого ряда причин это им неизменно удавалось и приносило успех в их чёрной работе. Очень жаль только, что в нашем обществе, в самом народе устремлениям этих сил не придавалось и не придаётся должного значения.

Таким образом, потери нашего народа неимоверно велики, серьёзны и недооценивать этого уже нельзя.

В этой обстановке, прямо скажем — катастрофической, когда наше общество, наш народ снова покатился по наклонной плоскости, казалось, что средства массовой информации нашей страны должны были забить тревогу по поводу потерь хотя бы тех немногих, очень скромных положительных позиций в борьбе с пьянством, которых мы сумели всё же достичь к середине 1987 г. Казалось бы, что средства массовой информации должны были мобилизовать все здоровые силы нашего общества на ужесточение, совершенствование противоалкогольных мер, на широкое обсуждение путей преодоления кризиса, переживаемого нашей страной. Но — нет, наоборот.

Многие публикации, помещаемые в последнее время на страницах наших газет, стараются посеять среди наших читателей мнение, что, мол, дальнейшее ужесточение мер борьбы с пьянством нецелесообразно ввиду их низкой, мол, результативности, что мы уже и так «перегнули палку» — повышением цен на алкоголь, сокращением времени работы винных магазинов, проявляем негуманность к людям, в силу тех или иных причин пристрастившихся к хмельному, и что вообще — борись, не борись, — а пьянство всё равно, мол, не искоренишь...

Многие наши газеты, такие как «Известия», «Комсомольская правда», «Советская культура», как бы соревнуясь друг с другом, лейтмотивом своих статей, посвящённых состоянию так называемой борьбы с пьянством, стали настойчиво навязывать читателю мысль, что, мол, настала пора открытия ранее закрытых торговых точек по продаже алкоголя, увеличения времени работы этих торговых заведении, отмене ограничений на количество закупаемого покупателем зелья и т. д. То есть подводится читатель к мысли, что торговлю винно-водочными изделиями надо организовывать так, как это было до принятия известного Указа от 15 мая 1985 г.

В этой связи очень беспокоит и позиция журнала «Трезвость и культура», журнала, который призван задавать тон и противоалкогольной пропаганде. Но, к глубокому сожалению, он избрал антитрезвенническую позицию.

Нет передач, посвящённых борьбе с пьянством, и по телевидению. — Хорошим примером в деле борьбы с пьянством являются, на мой взгляд, журналы «Наш современник», «Молодая гвардия», «Москва», которые на протяжении длительного времени стараются дать объективную информацию о сложившейся в стране обстановке, касающейся вновь набирающего силу пьяного разгула среди нашего народа. В связи с этим как бы пророческими выглядят слова известного русского поэта графа Алексея Константиновича Толстого из его стихотворения «Богатырь»:

...Стучат и расходятся чарки,

Рекою бушует вино,

Уносит деревни и сёла,

И Русь затопляет оно.

Дерутся и режутся братья,

И мать дочерей продаёт,

Плач, песни, и вой, и проклятья —

Питейное дело растёт!

Беру на себя смелость утверждать, что на сегодня эта картина выглядит ещё более страшной, ещё более жуткой!

Уже давно встал вопрос: что же делать? Моё личное мнение заключается в следующем...»

Далее Анатолий Григорьевич излагает свой проект комплексной государственной программы по борьбе за трезвость народа и заканчивает своё письмо так: «Мне, человеку рядовому, хотелось бы обратиться в первую очередь к нашей интеллигенции, нашим писателям: Василию Белову, Юрию Бондареву, Сергею Залыгину, Петру Проскурину, Валентину Распутину, Владимиру Солоухину, Ольге Фокиной, Чингизу Айтматову, Василю Быкову, Олесю Гончару, Сильве Капутикян, ко всем, у кого ещё не погасла любовь к Родине, в ком ещё живёт надежда на лучшее, более достойное человека будущее: поднимите свой голос в защиту ваших соотечественников, в первую очередь тех из них, которые не сегодня-завтра свалятся в яму, из которой им уже никогда не выбраться.

Не может быть, чтобы к вашему голосу не прислушался бы наш народ, не прислушалось наше Правительство!»

Как видим, приведенное письмо сделало бы честь любому государственному деятелю, настолько глубоко и правильно разобрался автор в социальной жизни нашего общества.

Это письмо перекликается со словами учёного и общественного деятеля И. А. Родионова в его докладе «Неужели гибель?», прочитанном в 1912 г. Он писал: «...Разве можно в государстве, в век расцвета либерализма и гуманитарных идей, сделать всё выносящей осью государственной финансовой политики народное пьянство — отвратительный порок, разоряющий, развращающий и в буквальном смысле слова убивающий русский народ? Но мало того, что этот ужас допущен, за него, за этот смертный исторический грех, равного которому не записано на скрижалях истории, правительство держится как за самый надежный якорь спасения. Великая страна, точно одержимая легионами дьяволов, бьётся в судорогах бешеных, и вся деревенская жизнь обратилась в сплошной, кровавый кошмар, а правительство, как припёртый к стене нечистый игрок, заявляет перед народными представителями, что у него нет достаточных данных, точно устанавливающих чрезмерное потребление народом водки, оно не находит, что народ через кабак разоряется и сбивается с пути. А между тем из года в год поступления в государственную казну по графе «правительственные регалии» всё увеличиваются.

Это значит, что народ из года в год пропивает всё больше и больше своих трудовых грошей, это значит, что он всё сильнее и сильнее отравляется и отравляет своё потомство, это значит, что он всё хуже и хуже питается, это значит, что он всё глубже и глубже развращается и становится всё преступнее и преступнее. Горе народное мною не было бы исчерпано до дна, если забыть слёзы жен, детей и матерей, всех тех обездоленных, что изо дня в день оглашают своими стонами неоглядную ширь русской земли, и разве эти слёзы, эти муки, эти стоны мало стоят? По истине, сама земля и воздух России пропитались кровью, слезами и всяческим непотребством. Какое-то сокрушительное колесо, какой-то адский круг, в котором бестолково, несчастно и безумно бьётся жизнь мировой державы, и всё от водки. Не родились ещё такие математики, ум которых мог бы охватить и с точностью до последней копейки высчитать всю неисчислимую сумму потерь от пьянства, не придумано ещё таких весов и мер, при посредстве которых можно было бы хотя бы приблизительно исчислить те огромные бедствия, страшной ценой которых наше министерство финансов достигает своего, с каждым годом повышающегося «бюджетного благополучия». Тогда ужаснулись бы бездонной глубины и необъятной шири содеянного зла и с содроганием, с отвращением к самим себе навсегда отвернулись от этого проклятого дела, руки сами собой опустились бы от делания его. Поистине, те пропойные денежки так дороги, что не хватит цифр выразить их подлинную цену. Это даже не деньги, а кровь, хлыщущая непрерывным потоком, струями из раскрытых жил народных. Неужели ждать сложа руки той поры, когда оно окажется обескровленным? Поздно или рано, но пьянство страшной роковой ценой отрыгнётся России».

Ф. М. Достоевский писал: «Вино скотинит и зверит человека, ожесточает его и отвлекает от всяких светлых мыслей, тупит его перед всякой доброй пропагандой».

Все эти слова подтверждают ту мысль, что русская интеллигенция всегда защищала интересы народа, поэтому обращение А. Г. Семина к нашим выдающимся писателям поддержат все патриоты, и если писатели обратятся с призывом о трезвости к народу и правительству, можно добиться существенного перелома к алкогольной политике страны.

Надо сказать, что писем ко мне по-прежнему приходит очень много. Это и понятно — люди ищут опоры, ждут совета, помощи, одобрения.

«Прочитав Вашу книгу «В плену иллюзий», включился в активную пропаганду трезвого образа жизни, — пишет педагог из Павлодара Иван Иванович Дульбер. — Составил лекцию на тему «Культурное потребление алкоголя — источник алкоголизма». Будучи внештатным членом областного звена общества «Знание», уже более чем в 30-ти предприятиях и учреждениях выступил с этой лекцией и продолжаю выступать, призывая жителей города Павлодара к объявлению зон трезвости. Недавно выступил по местному радио. Написал несколько статей в местную газету «Звезда Прииртышья». Я до фанатизма убеждён, что главная причина алкогольной эпидемии в нашей стране — это государственная машина производства и продажи алкоголя, а также деятельность наших законов, не пресекающих самогоноварение. Что это — 300 руб. штрафа? Да это налог за самогоноварение, а тем более в настоящее время. 5 лет тюрьмы — вот закон, как при жизни В. И. Ленина. Вести пропаганду за трезвость и одновременно продавать алкоголь — пустое занятие, никому не нужная болтовня».

Выявив нарушение режима торговли алкоголем в Павлодаре, Иван Иванович стал писать об этом во все инстанции. И вот к чему это привело:

«Тов. Скворцова пыталась в грубой форме, повышая голос, потребовать от меня правительственных документов, подтверждающих, что пиво приравнивается к алкогольным напиткам. Она намекнула, что если я не прекращу жалобы, то будет ставиться вопрос о моем преподавании в техникуме, намекая на переаттестацию, и т. д. А тов. Хмельницкий указал, что моя пропаганда, призывать население к объявлению зон трезвости и безалкогольных зон, — вредительская, направленная против торговли и т. д., тоже угрожая исключить меня из общества «Знание».

В декабре 1986 г. в Павлодаре были 22 точки, торгующие алкоголем, включая пиво. В настоящее время — 49 точек, в том числе торговля бутылочным пивом в 29 гастрономах, общих отделах, вместо лимонадов. Причем самое страшное, что подростки и дети вместе сахаром, хлебом и другими продуктами покупают пиво как лимонад, и никто им в этом не чинит препятствия».

А вот письмо другого преподавателя, директора школы на Орловщине В. Лагутяева, который тоже хотел выполнить свой долг учителя и защитника юных питомцев от алкогольной беды. На партсобрании в своём коллективе он привёл некоторые данные из моей лекции и тогда «присутствующий на собрании лектор Орловского обкома КПСС тов. Ворохобкин заявил, что эта лекция вроде бы запрещённая, что факты и цифры в ней неверны, что она чуть ли не «антисоветский характер» носит, и уж ни в коем случае нельзя пользоваться этими данными в выступлениях даже на партсобраниях, не говоря уже о широких массах.»

Это письмо убедительно доказывает, что «ломехузы» в немалом количестве расплодились и в партийных органах.

Иван Еменеевич Харченко из Калуги поделился своими впечатлениями о журнале «Трезвость и культура».

«Редакция журнала оказалась падкой на всё и вся без разбора...

...Как выращивать фрукты, овощи и цветы и перерабатывать их в домашних условиях; как ухаживать за автомобилем, домашними животными; как выкроить и сшить джинсы и бюстгальтер или переделать их на штаны и тюбетейки; как лучше назвать младенца — Ксенофонтом или Иваном, Голиндухой или Мариной и т. д., и т. п., для всего этого издается немало специальных журналов и газет. И превращать научно-популярный журнал «Трезвость и культура» в своеобразный «Ералаш» — это непростительно, если не хуже.

Если редакция журнала «Трезвость и культура» не сумела и не удосужилась привлечь к сотрудничеству уважаемых служителей медицинской, физиологической и юридической наук, так или иначе причастных к проблеме алкоголизма, то не лучше ли опубликовать отдельные научные работы, например, В. М. Бехтерева, В. Х. Кандинского, С. С. Корсакова, В. П. Сербского, И. М. Сеченова, В. Я. Данилевского, И. П. Павлова или других великих гуманистов — Л. Н. Толстого, А. П. Чехова и других, чем предоставлять страницы научно-популярного издания всяким ремесленникам?

Алкоголь, пьянство и алкоголизм — коварные и мощные враги нашего общества, и бороться с ними надо сильным и острым оружием, а не всякой чепухой, которая по сути дела порочит, дискредитирует Постановление ЦК КПСС «О мерах по пресечению пьянства и алкоголизма».

Как я уже писал, мы, трезвенники, возражали против кандидатуры С. Н. Шевердина на должность главного редактора этого журнала, так как знали его в течение ряда лет как пропагандиста «культуропития». С нами не посчитались. Я был введён в редколлегию, но вскоре должен был выйти из неё, потому что мои рецензии демонстративно не принимались во внимание: если я давал положительное заключение, статью отвергали, если же писал отрицательное мнение, её обязательно принимали.

Я написал заявление о выходе из редколлегии, свою мотивировку и мнение о главном редакторе изложил в письме в ЦК. Несмотря на то что обследовавшая работу журнала комиссия признала её неудовлетворительной, что полностью совпадало с моим мнением, Центральный Совет Общества и ЦК партии продолжают крепко держаться за редактора. По-видимому, он хорошо выполняет их задания.

Наша печать в последнее время совершенно перестала писать непосредственно о социальной сущности алкоголя и с каждым днём всё туманнее представляет нам эту проблему. Мы совершенно ничего не читаем о том горе, которое приносит алкоголь в миллионы наших семей, о слезах матерей и детей пьющих родителей. Мало или совсем нет газетных материалов о самой жизни пьющего, которую он превращает для себя в сплошной дурман, а для семьи — в несчастье и драму. Ничего не говорится о тех сотнях тысяч несчастных детей-уродов, родившихся от пьяных родителей. Печать молчит о том, что за рубежом не хотят покупать наши товары, как там говорят, «сделанные пьяными руками или сконструированные пьяными головами». Почему-то нам не хотят объяснить, почему перестройка уже пятый год тонет в пьяном болоте и ни на йоту не улучшает нашу жизнь. В то же время печать проявляет удивительную заботу об отбросах общества, многие часы стоящих в очереди за алкогольной бедой. Печать проявляет заботу об их лечении, ратуя за создание сотен и тысяч совершенно бесполезных и даже вредных наркологических кабинетов, диспансеров. Печется она и о том, чтобы эти алкоголики во время лечения были в комфортабельной обстановке, в то время как настоящие больные тысячами и десятками тысяч лежат в больничных коридорах на приставных койках.

Вот что по этому поводу пишет медсестра:

«Дорогой Фёдор Григорьевич, здравствуйте!

Никогда никуда не писала, поэтому очень волнуюсь. Прочла Ваши записки в «Сельской жизни», вырезала их и ношу с собой постоянно, даю читать желающим. Часто, взглянув на заглавие статьи, машут руками, дескать, всё давно знакомо, а начав читать, уже не могут оторваться. Потом дочь принесла из библиотеки книгу «Человек среди людей»! Какая дорогая, нужная книга в каждой семье, а она единственная в библиотеке, в одном экземпляре, и это в библиотеке вуза II категории! Ваши суждения так близки и понятны мне, что хочется, чтобы прочитавший книгу (а для этого их нужно больше!) задумался над прочитанным. Я работала медсестрой в психиатрической больнице 5 лет (стаж работы 30 лет) и пять лет возмущалась созданными условиями алкоголикам, которые лечатся принудительно. Здание у нас новое, просторное, палаты на 2 — 6 человек, цветной телевизор, цветы, шахматы, шашки и др. Как в санатории, да и одна половина называется «санаторной», а другая — «наблюдательной». Поступают к нам больные и алкоголики, направленные на принудительное лечение, а в истории болезни записано: 28 лет или 32 года и т. д. Нигде не работает, алкоголизм II степени. Эти подонки, ведущие антиобщественный образ жизни, творящие столько зла и горя, попадают в «рай»! Чистота, кормят отлично, светло, телевизор, газеты, игры и пр. Ему бы пахать плугом, а он спит и ест, сидит на шее персонала, сквернословит, зачастую обижает больных, всячески старается достать алкогольные напитки. Почему созданы для них такие условия? А их не менее 5 — 6 человек в каждом отделении, а отделений у нас 29, а в целом по стране? За какие заслуги такие условия? Почему так гуманны к этим подонкам? Дорогой Фёдор Григорьевич, простите меня за беспокойство, может, моё письмо и не заслуживает внимания, но я написала, и вроде на душе стало легче. Может, когда-нибудь что-то изменится.

Спасибо Вам, дорогой человек, за Ваше горячее сердце, за то добро, которое Вы сделали людям.

С искренним уважением Вера Емельяновна Соловей».

А вот письмо Марии Андреевны Черновой, матери-страдалицы, сын которой пьёт. Оно написано так, что в состоянии растрогать любое каменное сердце...

«Фёдор Григорьевич!

Водка губит людей, заманивает в свои дебри, что пьющий и сам не рад, а расстаться сил не хватает. Гибнет сам пьющий, и страдают дети, семья.

У меня тоже большое горе. Володя, придя с армии, поступил работать в неведомственную охрану и заочно учился в с/х техникуме. Закончил. Механик. Но самый наболевший вопрос — и страшное горе, что Володя выпивает.

Помогите, чтобы осознал, что катится в пропасть. Детям дал жизнь, а сам своим пьяным угаром и поведением лишает радости, отнимает здоровье, счастье. Кормилец, защитник, а что получается — один ужас. Фёдор Григорьевич, повлияйте, пожалуйста, на Володю, сделайте что-нибудь ради детей, ради жизни».

Таких писем не публикуют — и газетные полосы, и экран телевизора заняты Шмелёвыми, требующими свободной продажи водки «до полного удовлетворения!». Поведение некоторых депутатов Верховного Совета СССР, демонстрирующих их отношение к алкогольной проблеме, поощряет «ломехуз» к проведению различных авантюрных «изыскательных работ», направленных не на установление истины, а на уничтожение нашего народа. Так, по сообщению газеты «Тихоокеанский комсомолец» («ТОК»), в Магадане развивает свою подрывную деятельность одна подозрительная компания.

«Научная» лаборатория под руководством профессора Израиля Исааковича Брехмана сотворила «ценнейший» для медицины препарат — элеутерококк в водке — и изучает его действие не на крысах, не на кроликах и даже не на себе, а на жителях посёлка Чайбуха Северозвенского района Магаданской области. Брехман и его сподручные выдвинули теорию, из которой следует, что если к водке добавить указанный препарат или биологически активное вещество, например каприм, получаемый из косточек и веточек винограда, то люди, пьющие такую настойку, не станут алкоголиками.

Несмотря на всю абсурдность «теории», эта «научная» работа согласована с Институтом судебно-медицинской психиатрии им. В. П. Сербского в Москве и Магаданским обкомом КПСС. О размахе деятельности лаборатории можно судить по тому, что Владивостокский медицинский институт выполняет для неё хоздоговорную тему по каприму на сто тысяч рублей ежегодно, кроме того, на такие цели планируются десятки тысяч инвалютных рублей.

Когда возмущённые трезвенники ещё в 1984 г. написали письмо в правительство, Госсанинспекция СССР дала заключение, что для таких экспериментов нет никаких оснований. Тем не менее, они продолжались. После Постановления 1985 г. о борьбе с пьянством и алкоголизмом трезвенники успокоились, будучи уверены в том, что в новой ситуации вряд ли возникнет возможность для подобных безнравственных и пагубных для людей экспериментов.

Однако уже в 1988 г. выяснилось, что деятельность лаборатории продолжается, что в посёлок Чайбуха завозят только напиток Брехмана», названный им «Золотое руно». Этот посёлок в народе называют «брехманский полигон». Раз в полугодие учёные из Владивостока и Магадана берут кровь у чайбухивцев для исследования. Причем стараются это делать так, чтобы люди не догадывались, что они являются подопытными. Долгое время эта антинаучная, античеловечная, антигуманная работа проводилась тайно, и общественность Магадана ничего об этом не знала.

Между тем Брехман, не довольствуясь спаиванием взрослых, также тайно стал испытывать спиртовой раствор элеутерококка на детях, не только на предприятиях, но и в детских садах, родильных домах и т. д.

_ января 1988 г. в газете «Тихоокеанский комсомолец» появилась статья В.Панова, в которой автор, изложив суть дела, задался вопросом: правомерно ли давать людям, тем более детям (без согласия родителей), спиртовую настойку? Не противоречит ли деятельность Брехмана и его коллег развернувшейся в стране борьбе с алкогольным дурманом?

В ходе возникшей дискуссии заведующая крайздравотделом Л. Зверева, ректор Владивостокского мединститута Ю. Каминский, биолог В. Двужильнов, врачи А. и Т. Апанаскевич, обвинив В. Панова в некомпетентности, поддержали Брехмана! Однако большинство читателей встало на сторону автора статьи, ссылаясь на приказ Минздрава СССР № 1074 от 28.12.72 г., где среди экстрактов и спиртовых настоек, растворов, смесей, отпускаемых только по рецепту врача, значится и элеутерококк.

Поскольку профессор Брехман, не имея врачебного образования, в своих лекциях ссылался на Ф. Углова, Н. Загоруйко и другие авторитеты в области медицины и антиалкогольной проблематики, редакции обратилась ко многим из нас с просьбой прокомментировать дискуссию.

Ознакомившись с материалами об опытах Брехмана, я высказал своё мнение. Что бы ни говорили его защитники, эксперименты эти научно не обоснованы и по сути являются акцией, способствующей алкоголизации населения, что особенно легко достигается в детском возрасте. Ведь водка, на чём бы она ни была настоена, остается алкоголем, губительно действующим прежде всего на мозг и на печень. Поэтому все, кто употребляет «Золотое руно», — успеют или не успеют стать алкоголиками — разрушают своё здоровье и сократят жизнь на 18 — 20 лет.

Сам факт проведения опытов на людях является грубым нарушением существующего закона, запрещающего подобные эксперименты без согласия человека. А в случае с детьми — без согласия родителей.

А вот что написал лектор Центрального Совета борьбы за трезвость, кандидат физико-математических наук В. Г. Жданов: «С большой тревогой в Новосибирском институте в академгородке прочитал номер «ТОК», где сообщалось об очередном «эксперименте» профессора И. И. Брехмана. Ранее общественность Академгородка уже высказалась по поводу создания так называемой «безвредной водки» с добавками биологически активных веществ, но наше изумление перешло в протест и возмущение, когда мы узнали, что испытывает «безвредную водку» Брехман не на себе, а на полигоне (терминология-то военная) в Магаданской области! Нам сообщили, что этот античеловеческий эксперимент прекращён. Ан, нет, теперь «полигоном» стали дети и матери Приморья...»

Редакция газеты получила ответ из Министерства здравоохранения СССР, подписанный заместителем начальника Главного Управления лечебно-профилактической помощи В. Ф. Егоровым. В нем, в частности, говорится: «Главное управление полностью разделяет ваше возмущение, беспокойство и тревогу по поводу бесконтрольного применения спиртосодержащих лекарственных средств в детских садах, родильных домах и предприятиях Брехманом И. И. Главным управлением в настоящее время начат разбор проводимого Брехманом эксперимента с назначением спиртовой выдержки элеутерококка по показаниям, не утверждённым Минздравом СССР. О результатах разбора данного случая будет сообщено дополнительно».

В этом же номере газеты была опубликована статья профессора Б. И. Искакова «Неоправданный риск», в которой он даёт научный анализ проводимых Брехманом «экспериментов». Он приходит к выводу, что доза спирта, даваемого детям, при этом в 10 раз превышает предельно допустимую.

Из этого эпизода можно сделать вывод: люди, будьте бдительны! «Ломехузы» идут на всё, чтобы споить вас, готовы использовать в преступных целях любую человеческую слабость. Через все каналы, через любых потерявших нравственность представителей в правительстве, партийных органах и средствах массовой информации они нам кричат на всех перекрёстках: «Пейте! Пейте умеренно, культурно, как угодно, но только пейте! Не демократично препятствовать людям выполнять свои желания, если человек хочет пить — пускай пьёт! Что угодно и сколько угодно! А если нет ничего более подходящего, то пейте томатный самогон! Ничего, если после этого попадете в больницу, отлежитесь и снова — пейте!»

Почему люди пьют

В нашем обществе бытует очень распространенное мнение, суть которого изложил один из исследователей алкогольной проблемы. Он пишет, что «пьянство начинается там, где человек чувствует несправедливость, справиться с которой он не может. Пьянство там, где пышным цветом расцветает ложь, приписки, кумовство, коррупция... Пьянство — это отчетливый сигнал общественного неблагополучия, это — лакмусовая бумажка, по которой определяется, все ли ладно в нашем человеческом обществе».

Вроде бы все верно, и многие считают, что пьянство есть следствие, а причины — в общественном неблагополучии. Но почему же никто не ставит вопрос: а может быть, все наоборот? Может быть, пьянство порождает неблагополучие? Алкоголь, разлагая общество, порождает ложь, кумовство, коррупцию? Может быть, мы не там ищем причины, и поэтому наша борьба с этим злом не дает результатов?

Многие пишут, что пьянство есть результат низкой культуры, отсутствия необходимого количества стадионов, библиотек, что мы должны сначала поднять культуру, а тогда уже бороться с пьянством.

Все эти теории создают бесперспективность нашей борьбы с потреблением алкоголя. Если, по данным Ю. Лисицына, в 1983 г. у нас было 99% пьющих мужчин и 97% пьющих женщин, а за последующие 5 лет мы не так сильно отрезвели, то спрашивается: кто же будет строить стадионы, дворцы культуры? Пьющие люди? Да зачем им это?! Для них лучше открыть побольше винных магазинов!

Кто будет бороться с несправедливостью, с коррупцией, с ложью? Пьющие люди? Да они сами это и создают! Кто же будет укреплять нашу общественную жизнь так, чтобы были созданы условия «для борьбы с пьянством»? Эти пьющие люди? Которые разлагают наше общество?

Я убеждён, что теория, по которой пьянство порождено общественным неблагополучием, придумана, чтобы создать бесперспективность борьбы с ним. Попробуй ликвидируй это неблагополучие при уровне душевого потребления, в 5 раз превышающем уровень потребления алкоголя в царской России, когда бюджет назывался «пьяным», а Россия — «пьяной»! Как же теперь мы назовем нашу страну и наш бюджет?

Надо твердо уяснить, что трезвость — это природная сущность человека. История распространения пьянства в обществе показывает, что оно возникает и нарастает не само по себе. Пьянство обязательно провоцируется я насаждается теми, кто заинтересован в одурманивании народа.

В газете «Советская Россия» (№261, 14.11.90 г.) в статье «Осада крепости Бахуса» сообщается, что по данным крупнейших учёных мира, лауреатов Нобелевской премии, профессоров Жана Доссе и Франсуа Жакоба, во Франции алкоголь и табак уносят ежегодно до ста тысяч жизней, не считая огромного числа инвалидов и умственно отсталых от рождения. Болезни и инвалидность, прямая причина которых — потребление этих ядов, обходятся государственной казне Франции примерно в 18 млрд. долларов в год. Если использовать эти данные с учётом соответствующего количества населения в нашей стране и более высокого уровня потребления алкоголя и табака, мы получим сумму, во много раз превышающую ту «прибыль», которую дает нам продажа упомянутого зелья. Когда мы прибавим к этому ежегодную гибель до полутора миллиона наших граждан и рождение более 200 тыс. дефективных детей, нам будет ясна арифметика алкоголизма и табакокурения, за которые так упорно держатся наши правительственные экономисты и власть имущие деятели.

В статье приводятся данные о росте раковых болезней, вызванных потреблением алкоголя я табака. В связи с угрожающим положением в стране сенаторы Франции подняли вопрос о запрете рекламы алкоголя и табака. Но, к их огорчению, запретительный закон при голосовании не прошёл. Считают, что винные короли охладили пыл заседателей...

В нашей стране и в наше время подобные дела творит алкогольная мафия, объединяющая «ломехуз» от самых высоких инстанций (планирующих и производящих спиртные изделия) до продавца и рабочего винного магазина. В руках этой мафии оседает до 11 млрд. руб. в год! Поэтому трудно рассчитывать, что они добровольно откажутся от такой наживы. А человеческие жизни для них ничего не значат.

Этим-то в основном и объясняется столь безудержный рост производства и продажи алкоголя в нашей стране, который осуществляется с помощью пропаганды коварной идеи «культурного» винопития и «умеренных доз». Кроме того, в стране создан провокационный экономический механизм, стимулирующий рост алкоголизации населения. Этот механизм прост и эффективен. Доходы от алкогольной торговли идут непосредственно в местный бюджет, что и заставляет всех, от секретаря обкома до продавца, стремиться увеличить его таким легким путём. Убытки же, нанесенные производству вследствие алкоголизации трудящихся, отзываются прежде всего на бюджете общегосударственном.

Примером того, как руководитель областного масштаба примитивно и даже безграмотно рассматривает алкогольную проблему, служит выступление секретаря Новосибирского обкома КПСС (11.11.86 г.): «...У нас ведь есть такие ярые максималисты, которые говорят: под корень все это зло! Все разрушить надо — все заводы, все убрать, чтобы никакого, ни капли, спиртного не выпускалось... Дискуссия же была, работа тщательная проведена — сухой закон никому никогда не давал проку, никогда!.. Сейчас у нас более ста миллионов не додано за эти десять месяцев, наш товарооборот сократился за счёт уменьшения продажи спиртных напитков. А это значит — у нас нет такого фонда, чтобы выдавать заработную плату... Поэтому мы и говорим — за водкой — пусть хоть целый день стоят. Но «сухое», пиво, шаманское должны в обычных отделах продавать, чтобы спокойно подошли, взяли без всяких на это проблем...»

Ни одного слова о том, чтобы пополнить бюджет за счёт других, неалкогольных напитков! Не тем, так другим, но обязательно алкоголем пополним местный бюджет! Нечем платить зарплату — привезли несколько машин с водкой (что стоят государству гроши), в короткий срок распродали, получили тысячи рублей, выдали зарплату. Как все просто я легко... — одни прибыли! Но посмотрим, что несёт нам эта машина с водкой.

Сотни рабочих не вышли на работу — потеря государству. Будучи пьяным, сломал трактор, станок — потеря. Упал со строительных лесов — оплата бюллетеня, потеря. Работа в нетрезвом состоянии или с похмелья — потеря. Разве алкоголики, могут создавать продукцию, которая может выдержать конкуренцию на мировом рынке?

Для пополнения местного бюджета у нас поблизости от заводов располагаются пивные ларьки. За день тысячи людей подойдут и выпьют одну-другую порцию. А рабочий, стоя в очереди, сам откровенно говорит; «Выпьешь кружку пива — вроде бодрости прибавится, а руки часа два — как ватные». Исследования с помощью специальных приборов показывают, что даже после умеренного потребления алкоголя (30 — 35 гр.) мозг приходит в норму только через 18 — 20 дней!

Рабочему кажется, что он уже давно трезв, а мозг ещё не пришел в нормальное состояние. Значит, вся работа идёт за счёт двигательных актов, за счёт подкорки, то есть чисто механически. Где же тут качество, где производительность труда?

А рост преступлений? Какие потери от этого несёт государство! Учёные мира давно подсчитали, что страна, где будет введена абсолютная трезвость, может закрыть девять десятых своих тюрем.

А болезни? По данным Всемирной организации здравоохранения 40% мировых ассигнований идут на лечение болезней, связанных с потреблением алкоголя... В целом же, получая от продажи алкоголя рубль, государство из-за этого же теряет 6 — 7 руб. А в итоге соотношение: 55 млрд. руб. прибыли сегодня и 300 — 400 млрд. убытков завтра. Это уже похуже, чем «тришкин кафтан». Здесь речь идёт о катастрофическом разрушении всей экономики страны.

За годы почти двадцатилетнего правления Л.Брежнева, когда бурными темпами из года в год нарастало потребление алкоголя, мы только экономически потеряли не менее 3 — 4 триллионов рублей.

Алкогольный фактор оказывает влияние на экономику во взаимодействии с другими факторами, внешними и внутренними. Внешний фактор проявляется прежде всего в рассчитанных смещениях идеологических акцентов в сфере культуры, литературы и искусства. Нашему обществу пытаются навязать идеалы массовой культуры, несущей бездуховность, безнравственность идеи космополитизма, размывания понятия патриотизма.

Поэтому борьба за отрезвление общества должна носить комплексный характер и опираться на пропаганду лучших традиций народной культуры, русской и классической литературы и музыки. Необходимо во главу угла поставить воспитание нравственности, доброты, любви к человеку, заботы о благе Отечества.

Одно из важнейших проявлений внутреннего фактора, приводящего к росту значения алкоголя в экономике и политике государства, — несовершенство хозяйственного механизма, в руководстве которым стоят люди некомпетентные, без патриотического настроя. В основе действий этого руководства — формирование местного бюджета с планированием массовой продажи алкоголя населению.

Это фактически означает, что на деньги, полученные населением за общественно-полезный труд, ему предлагается общественно-вредный продукт — алкоголь. Достигаемый таким образом денежный баланс маскирует отсутствие действительно необходимого баланса товаров, а алкоголь становится фактором, нарушающим принципы распределение по труду, и выступает как орудие эксплуатации.

Увеличение производства и продажи алкоголя, необходимое для достижения денежного баланса, ведет к дополнительным потерям пищевых продуктов, к росту непроизводительного труда. Это, в свою очередь, ведет к снижению темпов роста национального дохода, а следовательно, и к уменьшению доли производства товаров для населения. Последнее ухудшает баланс денежных доходов и компенсируется новым увеличением продажи алкоголя.

Дезорганизующее влияние на общественное производство каждого проданного литра алкоголя (в душевом исчислении) приводит к потере 1% национального дохода. Полное отрезвление экономики и жизни нашего общества должно привести к увеличению национального дохода более чем на 10%.

С каждым витком в таком порочном круге для достижения денежного баланса требуется продавать всё большее количество алкоголя. Поэтому ущерб, наносимый государству и народу, растёт.

Особенно отчетливо эта тенденция проявилась в 60 — 70 гг., когда государственные ограничения функционирующего в экономике алкоголя были существенно ослаблены. Не исключается, что это было сделано сознательно. В результате к концу этого десятилетия, то есть к началу 80-х гг., масштаб наносимого алкоголем ущерба экономике достиг огромных, беспрецедентных размеров, а суммарные потери за этот период значительно превысили тот страшный ущерб, который был нанесен нашей стране в годы Отечественной войны.

В настоящее время ежегодно в алконаркотические растворы переводится 6 млн. т. зерна, 7 млн. т. винограда, огромное количество других пищевых продуктов. Ежегодный импорт алкоголя вышел на Уровень 600 млн. руб., причем алконаркотики — единственный товар, продаваемый нашему государству странами общего рынка почти за бесценок — 7 пенсов за литр вина. И при такой-то цене мы ежегодно тратим 600 млн. руб. в валюте! Какое же море отравы обрушиваем мы на наш народ! Использование тех средств, что мы затрачиваем на алконаркотики, для производства полезных товаров способно коренным образом улучшить снабжение населения продуктами питания. Так, например, если использовать 6 млн. т. зерна на корм скоту, то можно повысить государственное производство мяса на 20 — 30% и достигнуть тем самым санитарной нормы его потребления.

Количество продаваемого алкоголя является не только следствием и мерой недостатков в экономике сегодняшнего дня, но и важнейшей причиной роста этих недостатков в экономике дня завтрашнего, поскольку алкоголь наносит все возрастающий ущерб здоровью народа и общественной морали. Поэтому закономерным является тот факт, что среднегодовые темпы роста национального дохода в процентах и средний уровень государственной продажи алкоголя в литрах за период с 1946 по 1984 г. находились в обратных отношениях. Если алкоголь вырос с 1,5 — 2,0 л. в 1946 — 1955 гг. до 18,1 л. в 1978 — 1988 гг., то национальный доход за этот период времени упал с 14,4% до 3,4%.

Если заглянуть в прошлое, то недопонимание и недооценка этой проблемы, а то и сознательные действия со стороны высшего партийного и государственного аппарата в вопросах алкогольной политики всякий раз приводили к резкому повышению продажи алкоголя населению.

В период с 1924 по 1930 г., когда Председателем Высшего Совета народного хозяйства страны был Н. Рыков, активно поддерживаемый Л. Троцким, Н. Бухариным, М. Томским, Г. Зиновьевым, Л, Каменевым, удалось провести в ЦК ВКП(б) мысль о «полезности» алкогольной торговли. В результате за эти 6 лет душевое потребление алкоголя через госторговлю в стране возросло в 16 раз: с 0,17 до 2,8 л/год. Ежегодный прирост составил 0,43 л/год.

В дальнейшем последовал резкий спад продажи алкоголя от 3,0 л/год в 1938 г. до 1,9 л/год в 1940 г. и до 1,7 л/год в 1953 г. 1953 — 1955 гг. сопровождались ежегодным приростом его потребления на 0,55 л., в результате чего только за эти 2 года продажа спиртного возросла с 1,7 до 2,8 л. До 1958 г. потребление алкоголя практически не увеличивалось. Более того, семилетним планом развития народного хозяйства СССР на 1958 — 1965 гг. предусматривалось снижение его производства на 15%. С появлением на посту Председателя Президиума Верховного Совета СССР Л. Брежнева эта тенденция изменилась на противоположную. Начался безудержный рост государственной продажи алкоголя с 3,0 л/год в 1960 г- до 10,8 л/год в 1980 г.

Бурный рост алкоголизации общества сопровождался столь же резким снижением уровня прироста национального дохода в СССР с 12 — 11% в период 1958 — 1960 гг. до 4,8 в 1975 — 1980 гг. и до 2% в 1982 г. Важно подчеркнуть, что увеличение продажи алкоголя сопровождалось и расширением самогоноварения, которое, по данным Б. Ц. Урланис, Ю. П. Лисицына и Н Я. Копыт, в 1983 г. составляло 50 — 70% от государственной продажи.

Необходимо помнить, что потребление алкоголя в разных регионах страны весьма неравномерно. Среднеазиатские республики, например, традиционно потребляют спиртное в гораздо меньших, чем в среднем по стране, объёмах. С учётом этого рост потребления алкоголя в РСФСР с 1960 по 1980 г. составил 13 л/год (от 10 до 23 л/год)!

Этот уровень продержался до 1985 г. Это уровень нравственного вырождения народа, в первую очередь — народа русского. В период с 1970 по 1980 г. количество здоровых людей, не пораженных самой страшной из массовых болезней — алкоголизмом и дебильностью, уменьшалось со скоростью примерно 0,1% в год. Число же больных среди населения России ежегодно увеличивалось на 1%, или на 1,4 млн. человек.

Мировая история имеет аналог подобной бурной алкоголизации общества. Более 100 лет тому назад — в 1870 г. во Франции потребление алкоголя составляло 3 — 4 л/год, уже в 1895 г. — 23 л/год на душу населения. Период с 1871 по 1895 г. — это время после поражения первой в истории пролетарской революции — Парижской Коммуны, когда буржуазия, потрясенная опасностью утраты политической власти, до предела расширила возможность потребления алкоголя трудящимися и довела его уровень до 25 л/год в 1905 г. Это уже уровень физического вырождения нации, когда количество жителей в стране начинает уменьшаться, то есть людей умирает больше, чем рождается. Долго в такой ситуации ни одна страна существовать не может. Видимо, в связи с этим государство вынуждено было снизить потребление алкоголя до 22 л/год к 1917 г. и до 18 л/год в 1980 г.

Подвергнутые массированному воздействию алкоголя, коварно скрытому в самых привлекательных растворителях, каковыми являются высококачественные французские вина, трудящиеся Франции утратили возможность следовать традициям Парижской Коммуны. Политическая и экономическая власть буржуазии оказалась вне опасности.

Даже при беглом сравнении двух стран — Франции и России, подвергшихся в разное время алкоголизации в течение десятилетий, — нельзя не отметить много тождественного. Прежде всего, в той и другой стране подтвердился несомненный факт, что народ и страна сами по себе не спиваются, этому активно способствуют заинтересованные люди, группы, партии и т.д. Кроме того, налицо поддержка внутренних подрывных сил в её действиях по спаиванию, то есть фактически по уничтожению своего народа, со стороны правительственных деятелей, и определённых кругов других стран.

Никогда и нигде в средствах массовой информации и литературе не выражался активный протест против спаивания населения. Во всех случаях все приписывалось свойству характера народа. Тогда почему же до определённого момента душевое потребление в той или другой стране десятилетиями держалось на малых цифрах, в вдруг за короткий срок возрастало по много раз?!

Никто ни внутри нашей страны, ни за рубежом не встал на защиту спаиваемого народа. Особенно бросается в глаза то, что в период правления Л. Брежнева, когда пьянство год от года принимало все более чудовищный размах, ни один зарубежный «голос», ни одна газета не только не упрекнули нас в этом, но и просто не упоминали до 1985  г. об алкогольной проблеме в нашей стране, по-видимому, чтобы не спугнуть нас и не помешать «пить вволю». Значит, все шло в полном согласии между внутренними и внешними врагами нашего Отечества.

Все те, кто в той или иной мере участвуют в спаивании нашего народа, стремятся смягчить в глазах населения его губительное действие. Если же это сделать невозможно, стараются все тяжкие последствия приписывать только пьяницам в алкоголикам. Между тем от алкоголя страдает весь народ, вся страна, об этом открыто и смело говорили патриоты прошлых лет, об этом всю правду говорят они и в наши дни. Спасение нашего народа лежит именно в правде, узнав которую многие задумываются и прекращают пить. Вот этого-то и боятся те, кто этой правды не говорит.

Вот как описывал профессор И. А. Сикорский последствия роста потребления алкоголя после введения царской монополии в 1895 г.: «Спивающийся народ наш местами впадает в алкогольное вырождение. Образуется как бы новая порода полусумасшедших людей преступного склада, у которых характер лишен уравновешенности и культурной сдержанности, а ум угнетен отравой. Россия наводнена полусумасшедшей армией тунеядцев, хулиганов, и трезвеннические элементы народа, едва редеющие в общем пожаре пьянства, с трудом отбиваются от пропившейся братии.

Учёные открывают в области спиртного наркоза ужасные последствия, не говоря о физическом погроме, который спирт вносит в нервную систему, в мозг, в желудок, в печень, сердце и пр. Этот казённый яд отравляет дальнейшие поколения: дочери пьяниц теряют способность быть матерями, так как уже не могут кормить грудью. Стало быть, пьянство грызет не только самого человека, его достаток, оно грызет его тело и душу, оно замучивает тысячелетнее племя, подсекая корни его роста, его здоровье и плодовитость!»

Эти слова полностью согласуются с характеристикой бедствий, которые обрушиваются на наш народ при свободной продаже алкоголя. Об этом же писал Л. Н. Толстой в своих многочисленных статьях, посвящённых алкогольной проблеме. В статье «Богу или Мамоне» он пишет: «Огромное пространство лучших земель, на которых могли бы кормиться миллионы бедствующих семей, заняты табаком, виноградом, ячменем, хмелем и, главное — рожью или картофелем, употребляемыми на приготовление пьяных напитков, вина и, главное, водки. Миллионы рабочих заняты приготовлением этих предметов...» «Какие же последствия от употребления этих предметов, приготовления табака, водки, вина, пива?» спрашивает он и отвечает. «Девять десятых преступлений совершаются в пьяном виде» «Какая же польза от употребления пьяных напитков?» — «Никакой».

Ф. М. Достоевский тоже делал вывод, что питейный бюджет строится на будущности народа. В подобном же духе высказывались В. М. Бехтерев, Н. Е. Введенский и другие лучшие умы России.

Все то, о чем говорилось этими учёными и писателями, относилось к тому периоду, когда среднедушевое потребление алкоголя в стране не превышало 3 — 4 л. Что же делается с нашим народом теперь, когда по расчётам социологов и экономистов душевое потребление алкоголя у нас (с учётом кустарного хмеля) в 4 — 5 раз выше, чем во времена Л. Н. Толстого и И. А. Сикорского!

Экономистами уже давно доказано, что здоровый, нормальный путь повышения доходов казны — это путь прекращения торговли алкоголем. Через короткий период трудностей будут нарастать доходы от других нормальных источников, и они быстро перекроют все питейные сборы. Это элементарная истина, и её не понимают только люди недостаточно грамотные в экономических вопросах или не желающие её понимать. С этой точки зрения каждый, кто рассчитывает путём массовой торговли алкоголем исправить финансовое положение страны, напоминает человека, рубящего сук, на котором сидит. Это — временщик, который хочет любой ценой создать видимость благополучия, пока он у власти, а после него — хоть потоп.

Пока мы не добьемся полного отрезвления народа, все наши планы по ликвидации застоя, перестройке останутся не реализованными. Правильность такого вывода доказана практикой государства: на ликвидацию последствий первой мировой войны и разрухи нам потребовалось 4 — 5 лет трезвой жизни и работы.

А мы с экономическим застоем бьемся уже шестой год и ни на йоту не сдвинулись с места в лучшую сторону. И все это потому, что пьющий народ ничего разумного создать не может! Элементарный разум говорит об этом. И если некоторые экономисты и социологи вроде Н. Шмелева убеждают нас в обратном и настаивают на том, чтобы для алкоголя были убраны все запреты, то это совсем не от незнания вопроса и не от экономического невежества. Здесь мы видим нечто другое. Почему экономист Н. Шмелев не выдвинул никакого другого варианта в системе преодоления кризиса в стране, кроме увеличения продажи алкоголя? Почему он не предложил прекратить тратить валюту на табак и вино, на которые мы ассигнуем сотни миллионов золотых рублей? Экономические затруднения — это только предлог для того, чтобы можно было обосновать требования о дальнейшем расширении продажи спиртных изделий.

Подобные предложения и подобная политика наблюдались в России много раньше. В связи с этим полезно вспомнить выступления некоторых депутатов Государственной Думы. Так, в 1911 г. депутат М. Д. Челышев говорил: «У нас в городе Самаре в 1902 г. я внес предложение в Думу, что городу выгоднее прямо внести в казначейство то, что у нас наживает казна от продажи спиртного. Но такое предложение даже напечатать нигде не разрешили, и только через год мы добились разрешения заслушать его в Думе. В 1903 г. заслушала это заявление и приняла его. Но результаты? Из Питера нам отказали... Ведь из-за денег торгуют... ну, на, возьми ты деньги от нас, но отпусти душу на покаяние!

Господа, вот этот случай заставляет невольно думать, что не из-за денег торгуют, нужно им что-то другое...»

В другой раз он сказал: «Есть ещё противник, сильный противник, упорный противник — это печать... Во всей России против трезвости, против желания народа отрезвляться идёт борьба, организованная по определённому плану, плану продуманному...»

Не правда ли, впечатление такое, что речь идёт о наших днях?

Не менее откровенно по этому вопросу высказался другой депутат Думы — епископ Митрофан: «Здесь член Государственной Думы Челышев говорил, что противники законопроекта о борьбе с пьянством — это лица, заинтересованные в водочном производстве... Нет, главные враги не они, а те, кто боится трезвости народа, боится, что трезвый народ не пойдёт за ними по пути осуществления их антинародных целей. Вот где главные враги. Крайне прискорбно, но теперь приходится, необходимо заявить, что в вопрос о борьбе с пьянством вторгается политика, и самого дурного свойства. Правда, открыто никто с думской кафедры заявлений не делает в том роде, да и было бы стыдно на шею Россию сказать, что кто-нибудь стоит открыто за развитие пьянства. Но весь ход думской борьбы с пьянством показал, что скрытые пружины тех противодействий, которые на каждом шагу встречает специально комиссия, главным образом направляются со стороны тех, кто не желает никакой борьбы с пьянством, хотя наружно говорит иначе. Тут все старания направлены на то, чтобы умело скрыть своё подлинное лицо».

Как все похоже на наши дни! Только наши народные депутаты уже не очень скрывают своё подлинное лицо. Им недостаточно, что от алкоголя ежегодно погибает миллион народу и 200 тысяч детей рождается дефективными и дебильными. Они явно хотят большего.

Речь Н. Шмелева на Съезде народных депутатов СССР, где он требовал отменить все ограничения в продаже алкоголя, заставила содрогнуться каждого честного человека. По-существу, этим своим безнравственным предложением Н. Шмелев показал, что он не имеет морального права оставаться народным депутатом, однако никто не высказал ему даже порицания. Более того, то тут, то там в газетных статьях стали появляться глубокомысленные рассуждения о том, что, мол, трезвость несёт ущерб и разорение стране. По их логике, пишет Елена Гончарова в «Нашем современнике», «тот, кто пьёт, поддерживает экономику страны, и чем больше они пьют, тем крепче будет стоять на ногах Россия».

Кто же защитит нас от этой алкогольной чумы? По-видимому, ни на партию, ни на Советы мы рассчитывать не можем, ибо Политбюро и его Генеральный секретарь молчат, а Съезд и Верховный Совет, обсуждая наши беды, в значительной степени обязанные, алкоголю, или требуют открыть все шлюзы для пьянства, или же стыдливо замалчивают этот острейший вопрос.

Когда депутат В. И. Белов указал министру здравоохранения СССР Е. И. Чазову на то, что он искажает вопрос об алкоголе, его речь не была опубликована в «Известиях». Так что же нам делать?

Мы уже сейчас заливаемся алкоголем. Однако «ломехузам» этого мало. Их не удовлетворяет и новый бюджет, утвержденный на сессии Верховного Совета СССР и не знающий аналога в мировой истории. Они требуют большего.

Что пишут обо всем этом в прессе? В «Комсомольской правде» — газете для молодёжи — льёт крокодиловы слёзы о том, что в стране мало продают алкогольного зелья некто С. Благодаров. Пьёт ли он сам — неизвестно, ибо многие «ломехузы», не употребляя хмельного сами, из кожи лезут, чтобы доказать необходимость расширения винной торговли. Цифры алкогольной экспансии, которые приведены в статье под названием «Безумству трезвых», могут ошеломить любого, ещё не деградировавшего человека.

В подкрепление данной статьи, настойчиво требующей увеличить алкогольный шабаш, «Комсомольская правда» поместила другую (26.10.90 г.) — «Трезвые люди на бочках с вином» Я. Юфоровой. Повествуя об Испании, автор не находит в этой замечательной стране ничего интересного, кроме вина, и на четырех столбцах расхваливает продукцию фирмы «Осборн». Захлебываясь от восторга, она сообщает, что в Москве уже открыли бар «Осборн» в двух шагах от Красной площади. Ещё бы не радоваться «ломехузам»! Можно смело сказать, что этот новый бар соберет богатый урожай, Пополнив ряды алкоголиков из молодёжи и подростков. Не отстает от молодёжной газеты и «Сельская жизнь», которую читают миллионы сельских тружеников, где алкогольная проблема стоит особенно остро. Н. Атапух в статье «Доборолись...» пишет о развивающейся спекуляции спиртными изделиями во Владивостоке и Приморском крае и винит в этом антиалкогольное Постановление. При этом приводит следующие данные: « В канун печально известного постановления по борьбе с пьянством и алкоголизмом во Владивостоке винно-водочной продукцией торговали в ста с лишним магазинах, сегодня специализированных точек наберется полтора десятка». Но ведь в постановлении не сказано о сокращении торговых точек. Это сделано «ломехузами» специально для компрометации этого документа. Постановление и здравый смысл подсказывают, что надо сокращать продаваемый алкоголь, а не продавцов. Но почему газета и журналист делают вид, что не понимают проблемы и играют на руку «ломехузам», подливая масло в огонь?

Нам больше некуда отступать! Мы должны объединить наши усилия и объявить бойкот «зеленому змию». Иначе нас ждет биологическое вырождение. В 1990 г. в школы пришло 1 млн. 650 тыс. умственно отсталых детей. Ежегодно в нашей стране прибавляется 550 тыс. новых алкоголиков — и это только те, кто берется на учёт. В вытрезвители попадают в год 8 млн. человек. Каждый третий умерший — жертва алкоголя, это почти миллион людей ежегодно! В какую же пропасть нам отступать дальше?

Правда и ложь о «сухом законе»

Сегодня о «сухом законе» принято говорить не иначе как с иронической улыбкой. Всякая же попытка серьёзного разговора, а тем более публичного выступления в защиту законодательного запрета винной торговли, вызывает самые яростные нападки. Тут могут обвинить и в экстремизме, и в попрании прав человека и гражданина, могут объявить врагом перестройки, а то и врагом народа. И не мудрено. Ведь благодаря стараниям прессы в обществе всё больше утверждается мнение о том, что опыт принудительной трезвости — всегда и безоговорочно горький опыт. Это якобы красноречиво подтверждается крахом недавней антиалкогольной кампания и всеми историческими примерами, в частности неудачными попытками введения «сухого закона» в России и Америке.

«Ломехузы» сделали всё, чтобы скомпрометировать саму идею «сухого закона», чтобы исказить и очернить одну из самых, может быть, замечательных страниц нашей истории, когда в течение одиннадцати лет (1914 — 1925 гг.) под защитой закона народ упорно преодолевал закоренелый недуг пьянства. «Это самый величественный акт национального героизма, какой я только знаю» — так отозвался о нашем «сухом законе» известный английский деятель Ллойд Джордж.

Повсеместное запрещение «продажи казённого вина и всех спиртных изделий — вопреки всем предсказаниям! — вызвало тогда подъём национального духа.

«Мы ещё в начале этого явления и благодеятельные последствия его ещё впереди, — писал публицист М. Меньшиков, — но со всех сторон идут телеграммы и письма о чудесном преображении народной жизни, о крайнем упадке преступности (на 70, местами на 90%)! Пустуют арестные помещения и тюрьмы, пустуют камеры мировых судей и судебных следователей. Хулиганство местами как рукой сняло. В один момент на пространстве громадной империи была остановлена вся сеть спиртоносной системы со всеми её артериями и венами. Глубоко укрепившемуся бытовому пороку сразу были оборваны корни. Уже через две недели закрытия винных лавок Россия почувствовала себя как бы воскресшей. Все увидели, что полная трезвость возможна, что она легко достижима, что, кроме лишь совершенно больных делириков, водка ни для кого не составляет потребности и что единственно лишь общедоступность водки питает безобразное явление пьянства народного. Есть полная надежда, что если опыт невольной

трезвости протечет так же удачно и впереди, как в последний месяц, то у государственной власти достанет мужества навсегда покончить с закоренелым злом народным.

О, какое это было бы великое, желанное, спасительное для народа дело! Это было бы более, чем свержение татарского ига или крепостного права, — это было бы свержение дьявольской власти над Россией...»

Результаты законодательного запрета винной торговли были тщательно изучёны и опубликованы в ближайшие и последующие годы (А. Мендельсон. Итоги принудительной трезвости. М., 1916 г.; А. Введенский. Опыт принудительной трезвости. М., 1915 г.; Д. Воронов. Жизнь деревни в дни трезвости. М., 1916 г., и др.). В научных, строго объективных трудах было показано, что результатом запрета явилось почти полное прекращение потребления алкогольных напитков, что привело к благотворным последствиям и прежде всего к росту производительности труда.

После 18 июля 1914 г., когда в России последовало повсеместное запрещение продажи вообще всех спиртных изделий, все образованные люди с большим интересом следили за результатом этого закона. Оправдает ли русский народ их ожидание и перейдет ли к трезвому образу жизни или же, как предсказывали враги трезвости, он будет громить винные погреба, устроит бунт и прекратит работу?

На самом деле весь народ отнесся к этому с пониманием. Люди были по-деловому спокойны и рассудительны. Даже те, кто обычно гнал самогон, как-то стеснялись это делать, так как незадолго до этого шли собрания, где были вынесены решения о закрытии монополии. Люди с каким-то одухотворением воспринимали этот период как начало новой, светлой жизни.

Обо всем этом достаточно убедительно сказано в печати того времени. И можно только удивляться, зачем и почему многие авторы без ссылок на источники пишут в наше время, что «сухой закон» принес только отрицательные результаты. Что это? Результат невежества или сознательное искажение правды? Ведь благодаря объективному освещению того периода жизни общества мы не только по личным наблюдениям очевидцев, но и по научным данным можем знать правду о том, что дал нашему народу «сухой закон». В книге А. Мендельсона «Итоги принудительной трезвости» читаем:

«Произведен небывалый в истории человечества опыт внезапного отрезвления многомиллионного народа, и результаты этого эксперимента, длящегося уже более года, поразительны.

Сотни миллионов рублей, раньше пропиваемые русским народом, потекли в сберегательные кассы. По отзыву министра финансов покупательная сила русского народа и продуктивность труда заводских рабочих увеличилась в чрезвычайной степени, что дает возможность провести в ближайшем будущем крупные финансовые реформы Словом, мы только теперь начинаем знакомиться с истинной мощью русского народа в экономическом отношении. С другой стороны, только теперь при полном отрезвлении народа, этого великого молчальника, перед нами выступает его нравственная физиономия, его настоящая, не затуманенная алкоголем психика».

Учёный очень тщательно, на цифровом материале, анализирует влияние закона о трезвости на проявления пьянства. По его данным, сразу же резко уменьшилось количество случаев острого опьянения, так же как и количество хронических алкоголиков, отравлений суррогатами, психических больных, количество и тяжесть преступлений.

Блестящий опыт принудительной трезвости в нашей стране был высоко оценен и за рубежом. Об этом можно судить по высказываниям иностранных государственных деятелей.

Нет ничего удивительного в том, что эта правда о принудительной трезвости была воспринята неодинаково теми, кто хочет добра народу, и теми, кто хотел бы его уничтожить с помощью алкоголя. В то время как первые где только возможно разъясняют влияние трезвости на общество и описывают благотворные последствия его на все стороны жизни, другие и по сей день, вопреки истине, пишут, что «сухой закон» в России принес только отрицательные результаты. О «сухом законе» в России как о выдающемся событии в жизни нашей страны писал А. И. Введенский: «В истории антиалкогольного движения 1914 год останется одной из знаменательнейших дат... Было положено начало беспримерному социальному эксперименту. Огромная страна с полуторастамиллионным населением, с репутацией одной из самых нетрезвых, растущим из года в год потреблением спиртных напитков, с бюджетом, по справедливости называвшимся «пьяным», вдруг отрезвела как по волшебству. Государство приостановило деятельность монополий, бывших главным источником его дохода, не постепенно, не среди нормального течения жизни, не при благоприятной экономической конъюнктуре, а сразу и перед лицом самых тяжёлых испытаний, которые когда-либо выпадали на её долю, в предвидении крайнего напряжения всех ресурсов страны.

С тех пор прошло уже около года. То, что ещё так недавно казалось утопией даже фанатикам трезвости, стало действительностью, притом повседневной, почти привычной. Новый порядок вещей, так; непохожий на прежний, вошел в жизнь и неузнаваемо изменил её облик, отозвавшись, так или иначе, на всех сферах народной жизни, в таких отдаленных её уголках и проявлениях, где о влиянии алкоголизма, казалось, не могло быть и речи. Перед лицом совершившихся и ещё продолжающихся превращений не кажутся преувеличенными сказанные не раз слова, что 18 июля 1914  г. Россия одержала победу над врагом гораздо более страшным, чем враг внешний»

Влияние трезвой жизни очень быстро сказалось на производстве уже через год производительность труда повысилась в среднем, на 9%, а в металлургической промышленности — на 13%. Количество прогулов снизилось в среднем на 27%, а в металлургической, то есть в самой «пьяной» сфере производства, — на 43%. Не было, как угрожали враги трезвости, ни гибели пьяниц, ни винных бунтов. Огромное большинство населения легко и свободно прекратило потреблять алкоголь. Только 2,8%, то есть самые заядлые алкоголики, с трудом отвыкали от вина. А 84% опрошенных требовали, чтобы «сухой закон» был сохранен не только на время военных действий, а на вечные времена.

Свое отношение к «сухому закону» и мнение о том, что он принес русскому народу, убедительно выразили депутаты Государственной Думы от крестьян. В своей книге А. Мендельсон опубликовал законопроект крестьянских депутатов Государственной Думы «Об утверждении на вечные времена в России трезвости». В объяснительной записке к законодательному предложению авторы пишут: «Высочайше утверждённым положением Совета Министров 27 сентября 1914 г. городским думам и сельским обществам, а положением 13 октября того же года и земским собраниям на время войны предоставлено было право запрещать торговлю спиртными напитками в местностях, находящихся в их ведении.

Волею государя право решения вопроса, быть или не быть трезвости во время войны, было предоставлено мудрости и совести самого народа. Сказка о трезвости, этом преддверии земного рая, стала на Руси правдой, понизилась преступность, затихло хулиганство, сократилось нищенство, опустели тюрьмы, освободились больницы, настал мир в семьях, поднялась производительность труда, явился достаток,

Несмотря на пережитые потрясения, деревня сохранила и хозяйственную устойчивость и бодрое настроение. Облегченный от тяжкой ноши — пьянства, сразу поднялся и вырос русский народ. Да будет стыдно всем тем, которые говорили, что трезвость в народе немыслима, что она не достигается запретом. Не полумеры нужны для этого, а одна решительная бесповоротная мера: изъять алкоголь из свободного обращения в человеческом обществе и перенести его в аптеки и специальные склады как лекарственное средство, пригодное для хозяйственных и технических целей».

Положительное отношение народа к «сухому закону» обнаружилось с самого начала и ярче всего выражалось в бесчисленных ходатайствах и обращениях к власти и органам общественного самоуправления, в резолюциях и постановлениях различных общественных организаций и групп.

Эти документы исходили от губернских и уездных земских собраний, городских дум, биржевых комитетов, торгово-промышленных комитетов, волостных и сельских сходов, кооперативов, рабочих организаций, учёных обществ, университетов, обществ трезвости и антиалкогольных организаций, присяжных заседателей, сессий окружных судов, епархиальных съездов духовенства, отдельных групп обывателей.

Все они приветствуют решение правительства запретить продажу спиртных напитков и отмечают благодетельные результаты этого решения.

О размерах всенародного движения в поддержку закона о принудительной трезвости говорят 467 городских и земских ходатайств. Что касается ходатайств крестьянских обществ, то в европейской России их было возбуждено 8670, а в Сибири — 852.

При опросе населения 84% высказалось за запрещение продажи водки навсегда, а 74% — за запрещение навсегда всех алкогольных изделий.

Городские и земские самоуправления не ограничивались постановлениями и ходатайствами о запрещении спиртных напитков, но стремились укрепить позиции трезвости. Необходимо было «старый алкогольный уклад заменить новым, заполнить образовавшуюся после запрещения водки пустоту здоровыми умственными и моральными; навыками». Многие города и земства сразу же приступили к разработке вопросов, связанных с усилением внешкольного образования, устройством народных домов, общедоступных лекций, разумных развлечений. Многие земства и городские управы выделяли большие суммы на постройку домов, на пособия нуждающимся. Так, московское губернское собрание ассигновало 100000 руб. на принятие экстренных мер, способствующих народному образованию, поручив губернской управе разработать вопрос о широкой постановке внешкольного образования вообще и о народных домах в частности. Все это являлось выражением настроения широких масс населения, характеризовало всенародный энтузиазм в связи с объявлением трезвости в стране.

Интересно отметить, что в то время власть в губерниях и земских управах, как правило, представляли дворяне, и они делали всё, чтобы поддержать и закрепить всенародное движение за трезвость. Каким контрастом это выглядит по сравнению с позицией некоторых наших обкомов, горкомов, горисполкомов всех рангов, которые не только не поддержали движение за трезвость, возникшее в народе после Постановления 1985 г., но всячески его тормозили, нарушая Указ, компрометировали, дискредитировали и даже увольняли со службы наиболее активных трезвенников!

Кстати сказать, ни один из специалистов-социологов, писавших о «сухом законе» в России в 1914 г, ни одним словом не упомянул о том, какую поддержку этот акт получил со стороны руководства городских и земских управ и всей русской интеллигенции.

Медицинская общественность того времени, которая, к сожалению, как и в наши дни, не отличалась большой активностью в борьбе за трезвость, тем не менее, горячо откликнулась на решение правительства, приветствуя запрещение казённой продажи водки, отстаивая необходимость радикальной борьбы с алкоголем и вне условий военного времени.

С обращением к обществу в защиту отрезвления выступила Комиссия по борьбе с алкоголизмом при Русском обществе врачей-трезвенников, аналогичные постановления и ходатайства были опубликованы медицинским факультетом Московского университета, группой профессоров-медиков Киевского университета, Обществом русских врачей в память Н. И. Пирогова, Уральским медицинским обществом и др.

Кроме того, большое влияние на общественное самосознание оказывали обращения к народу со стороны многих общественных организаций. Постоянная комиссия при Русском обществе охраны народного здоровья, занимавшаяся вопросом об алкоголизме во всем его объёме в течение 17 лет, выработала ряд предложений, которые были преданы широкой гласности:

«1. Алкоголь, по природе своей вещество наркотическое как в чистом виде, так и в различных разведениях (водка, пиво, виноградные вина), проявляет несомненно самое ядовитое действие на живой организм, действуя в конце концов парализующим образом на все клетки и ткани, в особенности на наиболее живые и деятельные из них (нервную систему, половые клетки и пр.)

2. Как вещество ядовитое, алкоголь не может ни в каком размере быть причислен к укрепляющим или питательным продуктам и вообще не должен считаться в каком-либо отношении необходимым или полезным для нормального организма.

3. Многочисленными, строго научными опытами и наблюдениями установлено, что асе отправления организма (питание, рост, размножение, физическая и умственная работа, самозащита от болезней и неблагоприятных физических влияний) протекают лучше при полной трезвости и, наоборот, даже так называемое «умеренное» потребление спиртных напитков ослабляюще влияет как на отдельные организмы, так и на все общество, усиливая болезненность, смертность, преступность, наклонность к самоубийствам, бедность, недовольство и прочие отрицательные явления.

4. Ни теоретически, ни практически невозможно указать предельную дозу алкоголя или степень его разведения, которая была бы для организма безвредна, а поэтому вне специальных лечебных назначений никакие алкогольные препараты и спиртные напитки продаваться не должны и не могут быть рекомендованы ни отдельным лицам, ни обществу.

5. Если у известного лица сказывается как бы потребность в алкогольных напитках, то это указывает на образовавшийся недочет в его физической и душевной жизни. Поощрение такой «потребности» является особенно рискованным и опасным.

Кроме того, если отдельные лица могут без заметного вреда справиться с небольшими и однократными приёмами спиртных напитков и не пойти по пути постоянного их употребления, которое уже всегда вредно, то масса людей удержаться на таких ступенях потребления не может и, начав хотя бы с очень небольшого потребления, переходят потом уже на явное для всех злоупотребление

Стремление людей одурманить себя наркотическими веществами (в частности, алкоголем), стремление, которое не может быть признано ни физиологически необходимым, ни социально желательным, ни нравственно оправданным, требует решительной борьбы с ним со стороны всего мирового антиалкогольного движения.

Как первый шаг к отрезвлению необходимо затруднить возможность покупки ядовитого продукта, отсюда вытекает необходимость всех ограничительных и запретительных мер, из которых более рациональным является полное изъятие всех спиртных напитков как предмета потребления из производства и продажи.

Блестящий и грандиозный опыт запрещения, произведённый в России в 1914 г., показал, что такая система радикального насаждения трезвости заключает в себе ещё меньше отрицательных сторон, чем это ранее предполагалось. Она вполне совпадает с желаниями массы населения, которая настолько уже привыкла к ней, что нравственно нелегко бы с ней рассталась, а потому нет никаких разумных оснований отказываться от этой системы — полного запрещения всех спиртных напитков.

Но одними законодательными мерами уничтожить нездоровое стремление людей к одурманиванию нельзя. Поэтому полное запрещение — мера безусловно необходимая, но недостаточная.

К ней необходимо присоединить все меры, направленные к устранению неудовлетворенности жизнью, недовольства, угнетенного сознания как индивидов, так и масс, различные мероприятия, содействующие сознательному отношению к жизни, развитию высших проявлений — религиозных, нравственных, эстетических, поднятие чувства собственного достоинства и гражданского самосознания, а также и повышению эстетического благосостояния масс.

В программу отрезвления, помимо запретительных, включаются меры культурно-просветительные, экономические и прочие. В частности необходимо:

1. Специальное противоалкогольное образование, школьное и внешкольное (курсы, лекции, противоалкогольная литература, учебные пособия и пр.)

2. Содействовать организациям борьбы с нетрезвостью (спортивные, певческие, народные дома и пр.).

3. Беспощадная борьба с тайным производством и продажей спиртных напитков.

4. Борьба с питейными обычаями и предрассудками и, распространение безалкогольных напитков, введение их в обиход вместо алкогольных.

В связи с выраженной тенденцией некоторых элементов выдвигать распространение слабоалкогольных (?) напитков, таких как пиво, виноградные вина, Постоянная комиссия считает нужным подчеркнуть, что такая политика имеет большие отрицательные стороны:

а) нет противодействия, а напротив — поощрение стремления людей одурманиваться;

б) потребление не меньшего, а большего количества алкоголя (в расчёте на чистый алкоголь), причиняющего большой, непоправимый вред организму;

в) вовлекаются в потребление алкоголя более широкие слои женщин и детей, что губит будущее страны;

г) ещё больше разоряется потребитель;

д) утрачивается нравственная и практическая почва для надлежащей борьбы с тайным производством спиртного и потреблением суррогатов.

Ревизионная комиссия Московского столичного попечительства и народной трезвости, рассмотрев докладную записку представителю пивоваренной промышленности, на основании отзыва врачей-участников совещания, решила:

1. Пиво всякой крепости должно определяться не иначе как «спиртной напиток».

2. Пиво — напиток вредный для организма.

3. Оно — не питательный напиток.

4. 2% пиво представляет не меньше опасности, чем 4%.

5. Возрастание потребления пива ничуть не уменьшает потребление водки.

6. Разрешение свободной продажи пива при запрещении водки создаст пивной алкоголизм не только между мужчинами, но и между женщинами и детьми.

7. Особенно опасно допущение продажи пива для народного здравия во время и после войны.

Анализ положения в обществе после принудительного отрезвления дает возможность прийти к заключению, что положительные результаты запретительной реформы настолько большие, что отрицательные стороны запрещения почти стушевываются и не могут служить основанием или оправданием для хотя бы частичного отступления от этого пути. Самым важным результатом беспримерного запретительного эксперимента надо считать вывод о возможности и плодотворности алкогольного запрещения в большом масштабе, считавшегося доселе утопическим.

Этот успех не дает права успокаиваться на запрещении, так как законодательные нормы запретительного характера только тогда бывают наиболее действенны, когда находят для себя поддержку в общественном сознании и* ясном понимании его значения.

Нельзя закрывать глаза на то, что силы, противодействующие отрезвлению, с которыми предстоит долгая и очень упорная борьба, очень велики».

Да, противодействующие силы были действительно велики. Ещё до объявления «сухого закона», в 1911 г., барон Гинзбург, встревоженный ростом антиалкогольного движения, в своём кругу заявил: «От поставок водки для казённых винных лавок, от промышленного винокурения я получаю больше золота, чем от всех моих золотых приисков. Поэтому казённую продажу питий надо любой ценой сохранить и оправдать в глазах пресловутого общественного мнения».

Винные промышленники согласились с ним и решили создать лабораторию или институт для изучения влияния алкоголя на организм. Необходимо было «научно» доказать, что употребление «умеренных доз» алкоголя — явление нормальное, что, например, чайный стакан сорокаградусной водки совершенно безвреден при ежедневном употреблении, но больше пить нежелательно.

В 1912 г. к академику И. П. Павлову обратились с просьбой проконсультировать проект создание подобной лаборатории. Он ответил следующим письмом: «Институт, ставящий себе непременной целью открыть безвредное употребление алкоголя, по справедливости не имеет права именоваться или считаться научным... А потому кажется, что все те, кому дороги государственные средства, здоровье населения и достоинство русской науки, имеют обязанность поднять свой голос против учреждения института такого названия...» Подобный же отзыв об этой затее дал профессор А. Введенский. В результате Государственная Дума отвергла данный проект.

Когда не удалось «казённую продажу... сохранить и оправдать в глазах пресловутого общественного мнения», последовал законодательный запрет, виноделы, пивовары, виноторговцы начали искать обходные пути. Как пишет А. И. Введенский, «они апеллируют к высшей справедливости и даже религии, отстаивают интересы государственного хозяйства, ссылаются на медицинские авторитеты, берут под защиту свободу личности, пугают тайным винокурением и распространением суррогатов, прозрачно угрожают винокурением я осложнением от подавления «органической потребности» народа в алкоголе и даже горячо стремятся содействовать отрезвлению народа...»

Ну, точь-в-точь как наши «ломехузы». В то время промышленники боролись за свои барыши. За что же борются наши Левины, брехманы, Шмелевы? Неужели наша мафия так щедро оплачивает ложь про алкоголь, что можно забыть стыд, совесть, достоинство ученого человека?

Представители пивоваренной промышленности добивались тогда распространения пива, как и нынешнее «ломехузы», якобы из желания добра и содействия отрезвлению народа. В докладной записке Председателю Совета Министров они писала даже, что «распространение пива есть единственный путь для ограждения населения от распространения крепких напитков». В ответ на это одна из газет поместила отзыв выдающегося швейцарского ученого с мировым именем -- А. Фореля, который писал: «...желать заменить водку пивом (или вином) — это означило заменить беса Вельзевулом. Упомяну лишь попутно, что пивоварение лишает народ целого ряда нужных питательных продуктов (ячмень). Но мне хотелось бы особенно подчеркнуть, что пивной алкоголизм, действуя медленнее и более исподтишка, зато тем коварнее подстерегает человека. Баварское «пивное сердце» классически описано профессором Боллингером в Мюнхене на основании вскрытия трупов пивоваренных рабочих. Даже сам Бисмарк, будучи уже пожилым, высказался следующим образом: «От пива делаются глупыми и бессильными». «Пивные филистеры» самым жалким образом проводят большую часть своей жизни перед кружкой пива вместо того, чтобы работать. В Швеции и Норвегии приходится наблюдать, что абоненты, которым после долгих усилий удалось побороть водку готенбургской системой, теперь снова вынуждены начинать борьбу против пива. Борьба против пива представляет не меньшие трудности, чем борьба с остальными спиртными напитками. И я считаю своим долгом самым убедительным образом предостеречь вашу страну от предприятий пивоваров во имя правильно понятых интересов России. Эти люди являются во многих отношениях ещё худшими врагами народной трезвости, чем торговцы водкой или вином. Ведь у русских имеется свой национальный напиток — квас, который доселе был безвреден, так что им тем более не приходится искать другого, а лишь заботиться о том, чтобы какому-нибудь отравителю не пришло на мысль увеличить содержание в нем алкоголя.

Я питаю глубокую надежду, что великое начинание русского правительства послужит образцом и примером не только русскому народу, но и всему миру в смысле воздержания от употребления спиртных напитков. Тогда мы можем и впрямь надеяться, что человеческая культура пойдёт вперед вопреки предсказаниям пессимистов.

Для меня же осуществление этой мечты оказалось бы лучом света перед смертью».

Мнение таких авторитетных учёных несомненно являлось серьёзной поддержкой трезвенническому движению. Надо сказать, что в то время большинство государственных деятелей и представителей русской интеллигенции видели в этом большую общенародную задачу.

Спустя более чем 75 лет, когда алкогольная проблема была всесторонне изучена и обсуждёна и подтверждена гибельность алкоголя, в том числе и пива, современные «ломехузы» вновь пишут статьи, стремясь разжалобить правительство и открыть шлюзы для всех видов спиртных напитков. В той же статье для молодёжи — «Безумству трезвых» С. Благодаров выражает сожаление, что «было прекращено строительство крупнейших пивоваренных заводов в разных городах. Удар по пивоваренной отрасли был нанесен в то время, когда она была на подъёме, развивалась по особой программе. Строились десятки пивоваренных заводов на импортной технологии...»

Подумать только, какое пивное нашествие готовилось на наш народ! Нормальный человек радовался бы разумному решению правительства, предупредившего гибель новых миллионов женщин и подростков, а «ломехузы» проливают слёзы об этом.

После революции трезвенническое движение получило дальнейшее развитие. Статистические данные показывают, что в период 1919-1922 гг. душевое потребление алкоголя и последствия его приближались к нулю. Только в 1923  г. в связи с введением нэпа душевое потребление несколько повысилось и составило 0.2 л. В 1925 г., уже после отмены «сухого закона» и введения госмонополии на продажу водки и других алкогольных напитков, оно увеличилось до 0.83 л.

Советское правительство сразу же объявило самую решительную борьбу с имевшим место самогоноварением и злоупотреблением спиртными напитками. Совет Народных Комиссаров РСФСР 19.12.19 г. принял постановление за подписью В. И. Ленина — «О воспрещении на территории страны изготовления и продажи спирта, крепких напитков и не относящихся к напиткам спиртосодержащих веществ» (Известия ВЦИК, 01.01.20 г.). Это постановление предусматривало строгие меры наказания за самогоноварение, покупку и продажу самогона (не менее 5 лет тюремного заключения с конфискацией имущества).

Борьба за трезвость нашла отражение в программе РКП(б), принятой на VIII съезде партии в 1919 г. Алкоголизм, как социальное зло, был поставлен в один ряд с туберкулезом и венерическими болезнями. В. И. Ленин решительно выступал против пьянства, против попыток получения прибыли за счёт продажи спиртных изделий. Это политика встречала понимание и сочувствие в стране. Потому-то так болезненно реагировал народ на отмену «сухого закона» в 1925 г.

Разрешение свободной продажи водки и прочих спиртных напитков вызывало серьёзное негодование у населения. Старые большевики писали, что полная ликвидация ленинской запретительной системы многими воспринята как большая личная потеря, что на некоторых фабриках и заводах женщины голосили как по покойникам. Нарком здравоохранения Н. А. Семашко писал: «В связи с выпуском 40° водки чуть ли не каждый общественно-политический работник завален сейчас письмами». «Вы культурную революцию проповедуете, собираетесь строить социалистическую культуру, а сами народ спаиваете!» — возмущались крестьяне. Таким образом, главным итогом одиннадцатилетнего периода трезвости явился психологический настрой преобладающего большинства населения нашей страны, направленный против алкогольных напитков в любом виде.

За одиннадцать лет обязательной для всех трезвости в стране возникли, а вернее сказать, были восстановлены русские традиции, согласно которым «выпить глоток вина и стыд и грех». Это особенно касалось женщин и молодёжи. Были восстановлены традиции встречать гостей «хлебом и солью», «чашкой чая», а не рюмкой водки, что у русского народа всегда осуждалось и считалось неприличным. Ещё долгое время после отмены «сухого закона» кривая потребления алкоголя продолжала оставаться на низком уровне. В 1940 г. душевое его потребление составило 1.9 л. Народ в своём большинстве оставался трезвым, и это оказало огромное благотворное влияние на жизнь общества в те годы. По существу с 1925 по 1945 г. наш народ был на «полусухом» законе. Это помогло государству быстро справиться с разрухой, восстановить своё хозяйство в деревне, а затем и быстро развить промышленность в городе.

Даже разорение крестьянства насильственной коллективизацией в 1929 — 1930 гг. не разрушило так наше хозяйство, как это сделали годы «сплошной алкоголизации» (1965 — 1985), и страна смогла не только окрепнуть, но и выиграть самую страшную войну.

Такова вкратце картина, если на опыт принудительной трезвости посмотреть непредвзято. Ко именно объективности в освещении этого вопроса не встретишь сегодня на страницах печати. Ложь начинается уже с объяснений причин отмены «сухого закона» в 1925 г. Усиленно распространяется мнение, что запретительные меры не только не остановили пьянство, но даже и усилили его. Народ начал производить самогон, пить опасные для здоровья суррогаты. Поэтому якобы правительство решило открыть свободную продажу водки.

На самом деле, точный ответ на вопрос, почему был отменен ленинский «сухой закон» от 19.12.1919 г., дал И. Сталин в беседе с иностранными рабочими делегациями 5 ноября 1926 г.:

«...Когда мы вводили водочную монополию, перед нами стояла альтернатива: либо пойти в кабалу к капиталистам, сдав им целый ряд важнейших заводов и фабрик, и получить от них известные средства, необходимые для того, чтобы заполучить необходимые оборотные силы и избежать таким образом иностранную кабалу... сейчас водка дает более 500 млн. руб. доходов».

Таким образом, отнюдь не разочарование в «сухом законе» явилось причиной его отмены. Надо сказать, что в те годы решение о свободной продаже спиртного рассматривали как временную меру. Ставилась задача изжить порок пьянства уже в годы первой пятилетки. Однако был взят курс на «пьяную» экономику, под давлением сверху трезвенническое движение начало постепенно угасать. В 1932 г. и Общество трезвости, и журнал «Трезвость и культура» прекратили своё существование. Алкоголь начал победное шествие по стране. Сегодня он привел нас на грань национальной катастрофы.

Казалось бы, когда же, как не в этой ситуации, вспомнить о том самом «акте национального героизма», о спасительном опыте тех одиннадцати лет!

Благодаря новой волне антиалкогольного движения сведения о «сухом законе» в России стали постепенно доходить до сознания общественности. И это обеспокоило алкогольную мафию. Срочно потребовалось «правдивое» освещение событий многолетней давности.

В печати выступил известный защитник «культурных доз» Б. Левин. Вот что он пишет: «В 1914 г. в России запретили продажу водки и пива, а затем запрещение распространили на все спиртные напитки. Результаты не заставили себя ждать. Увеличилась доставка контрабандного спирта из-за границы, стало больше случаев отравления суррогатами, поднялась смертность от белой горячки, возросло число психических заболеваний на почве алкоголизма, а также всякого рода злоупотреблений и преступлений. Можно утверждать, что России повезло с «сухим законом» не больше, чем другим странам».

Тут что ни слово, то ложь или полуправда. Обратите внимание, что утверждения о негативных последствиях обязательной трезвости голословны, не подкреплены ни одним аргументом, ни одним научным документом.

«Увеличилась доставка контрабандного спирта из-за границы», — пишет Б. Левин, но не указывает, из каких источников получены данные. Через какие границы шла контрабанда? Насколько увеличилась доставка — на литр или на миллион литров?

Предположим, что спирта действительно стало появляться несколько больше, потому что до «сухого закона» его практически совсем не завозили. Но сколько его могли доставить контрабандой в это время, когда все границы были закрыты, и соседствовали-то мы или с такими странами, как Финляндия и Иран, где существовал запрет на алкоголь, или же с государствами, с которыми находились в состоянии войны. Да и в какое сравнение идёт это количество с тем, что производилось в винокуренных заводах до введения запрета!

То же можно сказать и о самогоноварении. Никакое самогоноварение не поставит на рынок такого количества алкогольных напитков, какое выпускает мощная алкогольная индустрия, следуя принципу максимального удовлетворения потребностей пьющих. Самогоноварение после 1914 г. получило некоторое развитие потому, что против него не было никаких запретов. Мало того, дореволюционные авторы, освещая этот вопрос, пишут, что осенью 1914 г. неизвестные лица бесплатно раздавали на улицах Москвы листки с подробным описанием способов приготовления самогона и пива. Кому это было нужно? По-видимому тем, кто хотел скомпрометировать «сухой закон», кто хотел доказать, что отрезвление народа невозможно и борьба с пьянством бесполезна.

Тем не менее, самогоноварение не стало грозной опасностью. Как показывают данные душевого потребления алкоголя за 1916 — 1920 гг., в которых учитывалось и самогоноварение, оно приближалось к нулю, а в 1924 — 1925 гг. в деревнях изготовлялось до 480 млн. л. самогона. После же отмены «сухого закона» в 1927 — 1928 гг. его было изготовлено 780 млн. л. И в самом деле, в период «сухого закона» в послереволюционное время самогоноварение сдерживалось за счёт жесткого контроля и действенных мер наказания: например, сумма штрафа превышала годовую зарплату рабочего. С отменой «сухого закона» обнаружение самогоноварения резко усложнилось: любой пьяный мог сказать, что пил государственную водку.

В другом случае Б. Левин, ссылаясь на работу А. Мендельсона, говорит, что после введения «сухого закона» количество больных «белой горячкой» увеличилось. И действительно, среди психических больных на почве алкоголя количество этой категории больных стало на несколько процентов больше. Но Б. Левин умалчивает о том, что общее количество психических больных на почве алкоголя в 1915 г. стало в несколько раз меньше, а следовательно, во много раз меньше больных «белой горячкой» по сравнению с 1914 г. Но не только по этому вопросу извращаются факты. Везде, где только дело касается «сухого закона», обнаруживается предвзятость. Про «сухой закон» в США Б. и М. Левины категорически и бездоказательно заявляют, что он не принес ничего хорошего, что, мол, все показатели общественной жизни ухудшились. Между тем, согласно «Большой медицинской энциклопедии», сразу же после введения «сухого закона» в 1917 г. душевое потребление алкоголя снизилось в 10 раз — с 6.89 л. в 1906 — 1910 гг. до 0.68 л. в 1919 — 1922 гг. В течение первых же двух-трех лет смертность от алкоголизма уменьшилась в 3 — 5 раз. Так же резко пошли на убыль отрицательные последствия алкоголизма (психозы, преступления, аресты за пьянство и т. д.).

Ввиду того, что печать в США находилась в руках тех, кто держал винокуренные заводы и торговлю водкой, запреты не сопровождались разъяснительной работой. Торговцы же, спекулянты всех мастей и хозяева винокуренных заводов развили бурную деятельность по самогоноварению и контрабанде спирта, вплоть до организации вооруженных отрядов. И всё же никак нельзя говорить, что запрет на спиртное не принес стране ничего хорошего, о его результатах мы уже говорили. И если в США виноторговцы победили и опять навязали народу пьянство, то только потому, что силы врагов трезвости были более могущественны.

К большому сожалению, превратное представление о «сухом законе» внедряется и в учебники для медиков. Э. Бабаян и М. Гонопольский в «Учебном пособии по наркологии» (М., 1981 г.) пишут: «Царское правительство пошло по наиболее легкому пути, и в 1914 г. издается закон о запрете продажи спиртных напитков. Как и в других странах, вводивших «сухой закон», и в России в первые два года повсеместно отмечается уменьшение пьянства, сокращается число больных алкогольными психозами, снижается смертность, повышается благосостояние рабочих и особенно крестьянских семейств. Однако очень быстро налаживается самогоноварение, контрабандный ввоз спиртных напитков, употребление разных суррогатов. Кажущееся вначале уменьшение пьянства вскоре принимает прежний размах, а употребление суррогатов причиняет ещё больший вред здоровью людей, чем водка заводского производства».

Какой же вывод можно сделать из заключения этих двух учёных? Он может быть только один: «сухой закон» вводить нельзя, потому что от него один вред. Все без исключения хулители его ссылаются на то, что при нем имеет место потребление суррогатов, которые особенно опасны для здоровья пьющих. Просто удивительная забота о любителях зелья! А ведь тех, которые прибегают к суррогатам, очень немного. По данным А. Мендельсона, их около 2.8% от всех потребляющих спиртное. По этому поводу ещё в 1919 г. активный борец за трезвость И. В. Сажин, изучая вопрос о потреблении суррогатов при введении «сухого закона», писал: «Было бы большим недоразумением, даже преступлением требовать, чтобы ради удовлетворения болезненного влечения к алкоголю сравнительно ничтожной кучки спившихся алкоголиков разрешалась бы опять свободная продажа спиртных напитков и тем самым возвращались бы вновь прежний гибельный соблазны и чудовищно огромное зло для многих и многих миллионов людей».

Да, с логикой у Э. Бабаяна и М. Гонопольского дела вообще обстоят неважно. В брошюре «Внимание — яд!» они пишут, что «не остается ни одного органа, ни одной системы, куда алкоголь не проник и где бы он не оставил вредного следа». Но дальше сообщается, что «спирт — очень ценный продукт», что его применяют не только на производстве, но и в быту — «традиционно уже веками алкогольные напитки относятся к пищевым продуктам» — и что «вредным заблуждением является высказываемое иногда мнение о желательности полного запрета на продажу спиртных напитков» А как же заглавие: «Внимание — яд!»? Оказывается, это такой яд, запретить который даже вредно!

Впрочем, гораздо откровеннее высказался 3. Балоян в «Литературной газете». Он считает, что «мудрому и здоровому человеку без алкоголя никак нельзя». А кто не признается, что он тоже «мудрый»?

Ложь о «сухом законе» распространяют у нас даже в энциклопедиях.

Так, если в первом издании «Большой медицинской энциклопедии» (1928 г.) было подробно освещено положительное влияние «сухого закона» на все стороны жизни общества, были даны цифры, показывающие, что в результате его введения вредные последствия алкоголя были сведены к нулю и только в 1925 г., после отмены всеобщей трезвости, душевое потребление спиртных напитков составило 0,83 л. вместо 3.41 в 1913 г., то во втором издании БМЭ (1956 г.) в статье того же А. Дейчмана «Алкоголизм» о «сухом законе» в России сказано буквально следующее: «Запрет, введённый; в дореволюционной России в начале первой мировой войны, продолжается и после Великой Октябрьской революции. После запрета значительно усилилось самогоноварение среди сельского населения. Так, в 1922 г. было обнаружено 94 000 случаев самогоноварения, а в 1924 г. — 275 000, отобрано самогонных аппаратов в 1922 г. — 22000, а в 1924 г. — 73 000. В 1925 г. в СССР запрет был отменен.

Опыт разных стран с различными социальными и культурно-бытовыми, условиями показал, что даже такая, казалось бы, радикальная мера, как запрет производства и продажи алкогольных напитков, в настоящее время, не может ликвидировать алкоголизм».

Между тем Всемирная организация здравоохранения в 1975 г. сделала вывод, что без законодательных (то есть запретительных) мер все виды антиалкогольной пропаганды неэффективны.

Категорически возражая против «сухого закона», пропагандисты «умеренных доз» и «культурного винопития» сами ничего не могут ему противопоставить. Они лепечут о «воспитании», как панацее против алкоголизма. Но прав Н. И. Удовенко, который пишет: «Упование на воспитание в условиях разливного моря спиртных напитков, отсутствия социальной организации жилого квартала — материалистическая постановка вопроса. Она не учитывает решающей роли объективных факторов. Каждый товар не только вызывается потребностями, но и сам активно культивирует эти потребности, «Производство, — писал К. Маркс, — производит предмет потребления, способ потребления и влечет к потреблению». Это тем более верно, если товар — наркотик. Когда речь идёт о наркотике, то «полумеры бессильны».

Представьте себе, что мы вместо законодательного запрета распространения других наркотиков, таких как морфий или гашиш, пустили бы их в свободную продажу и стали бы призывать людей употреблял их умеренно и культурно. Был ли бы успех от наших воспитательных мер? По-моему, здесь вывод напрашивается сам собой.

Под угрозой — генофонд нации

В романе Ч. Айтматова «Буранный полустанок» есть страницы, где описывается среднеазиатский обычай превращения пленников в манкуртов. Закованным пленникам надевали на голову выйную (шейную) часть сырой верблюжьей кожи и вывозили в степь. На солнцепеке кожа высыхала, съёживалась и тисками сжимала голову, нарушая кровообращение мозга. Многие не выдерживали и погибали, а выжившие теряли память о себе, о своём прошлом, даже о матери и отце. В романе описывается манкурт, которого нашла мать, но он её не узнал и убил.

Алкогольные наркотики являются именно такой «верблюжьей кожей». При употреблении их человек постепенно превращается в биоробота, в манкурта, для которого становится безразличной судьба его родных и близких, будущее народа и Родины.

Сегодня, по данным Б. И. Искакова, в стране насчитывается не менее 26 млн. геноослабленных людей, то есть имеющих повреждение генетического кода. Большинство из них — ещё дети и школьники. Нельзя считать, что все эти люди — дебилы или идиоты, они составляют только половину. Другая половина имеет пониженный умственный уровень развития. При существующем уровне рождаемости через 40 лет эти 26 млн. превратятся в 80 млн. геноослабленных людей. Уже сегодня можно сказать, что под угрозой находится генетический код нации, А он-то и есть главное её сокровище. Способности и опыт, накопленный многими поколениями наших предков, спрессованы в индивидуальных генетических формулах и переданы нам как творческий потенциал нации, как её характер я черты. Наш общественный мозг должен наконец осознать, что разрушение и потеря генетического уровня нации есть величайшее преступление не только перед живущими поколениями, но и перед будущим Повреждение генетического кода может наступить под воздействием любого из наркотиков, токсических веществ, радиации, живых вакцин, антибиотиков, стрессовых ситуаций... На современном этапе главным разрушителем нашего генетического потенциала являются наркотики. Они дают 96% повреждений генетического кода, тогда как все остальные повреждающие факторы, вместе взятые, — 4%.

Появляется всё больше специализированных школ, учреждений. Даже центральное телевидение стало вести передачи с синхронным переводом на язык глухонемых. С одной стороны, это указывает на массовость явления, что и констатирует телевидение, а с другой — это подготовка к тому, что если когда-нибудь во второй программе исчезнет верхний угол с изображением, а останется только нижний глухонемым языком, то это будет естественный результат массовой наркотизации общества и его ускоренного вырождения. На это потребуется не так уж и много времени. Сроки достижения 50%-го поражения генофонда можно определить по следующей таблице:

Уровень потребления (в литрах) этанола на душу

Процент поражения генофонда в популяции

Время достижения 50%-го поражения генофонда нации (лет)

1

2

1000

2

4

500

5

10

100

10

20

50

15

30

33

20

40

25

25

50

20

Напомню, что душевое потребление алкоголя сегодня поднялось у нас в стране до 20 л.

Инволюция, или вырождение, происходит через потерю генетических качеств от поколения к поколению. Причем процесс этот, как; правило, протекает во много раз быстрее, чем эволюция, и в процессе, жизни одного биопоколения нация может потерять генетические накопления десятков и сотен предыдущих поколений, что неизбежно приведет к физическому исчезновению данной нации. В истории есть такие примеры. Уровень потребления алкогольных напитков у американских индейцев был в среднем около 4 л. этанола на душу населения. Понадобилось 240 лет, чтобы 100 млн. коренного населения; Америки практически исчезло с лица Земли, и жалкие остатки его теперь доживают в резервациях. Следует учесть, что алкоголь, как оружие уничтожения американских индейцев, был пущен в ход колонизаторами сознательно. Не случайно во Франции вышла книга с пророческим названием «Алкоголизм. Коллективное самоубийство» Ведь поражение генетического кода нации находится в прямой зависимости от уровня потребления алкоголя. При среднедушевом потреблении 1 л. этанола в год рождается 1% дебильных и 1% полудебильных детей, что дает 2% поражения генетического кода в популяции. Поясню, что такое дебильность. Дебильный новорождённый — генетический урод, отброшенный по шкале эволюции по возможностям психофизического развития примерно на 1 млн. лет назад, — к питекантропу, а отягощённый новорождённый — скрытый генетический калека, отброшенный на 100 тыс. лет назад, — к неандертальцу.

Самая страшная угроза для детей пьющих родителей — это появление на свет с дефектами я различными уродствами, а главное — неполноценным мозгом. Около 8% московских детей — олигофрены. Это лишь официально зарегистрированные идиоты (тяжелая форма

заболевания), имбецилы (средняя форма) и явно выраженные дебилы (легкая форма олигофрении). Стёртые формы дебильности, проще говоря, туповатость и посредственность, в медицинской участковой практике не регистрируются. Следовательно, реальная численность олигофренов гораздо выше — до 1/5 — 1/6 всех детей.

Общее здоровье и умственное развитие детей измеряется по статистике успеваемости их в школе. Статистика утверждает, что доля молодёжи, не способной освоить к 18 годам дневное полное среднее образование, для рождённых в 60-х гг. составила 43%. Для рождённых в 70-х гг. — 54 — 55%, и доля необразованной молодёжи продолжает расти.

На начало 1989 г. детей, подростков и молодёжи до 24 лет насчитывалось около 117 млн., из них ослабленных 55 — 80%, то есть 60 — 80 млн.

Глубина деградации может быть столь велика, что генофонд нельзя будет спасти.

Очень хотелось бы, чтобы все сказанное здесь было глубоко осмыслено прежде всего молодёжью, теми, кто будет создавать семьи, растить и воспитывать детей. Нужно раз и навсегда отказаться от иллюзии «безвредной» дозы спиртного — для наркотиков нет таких доз. Особенно это касается девушек и женщин. Здесь не должно быть никаких неясностей — половые клетки, так же как и клетки мозга, беззащитны перед любой концентрацией алкоголя; первые этапы формирования половых клеток женщин происходят в утробе матери; девочка рождается с ограниченным набором клеток, из которых формируются зрелые половые клетки, следовательно, весь выпитый женщиной и девушкой алкоголь четко и направленно бьёт по будущим детям, уничтожает их человеческие возможности в самом начале.

Среди врождённых патологий у детей выпивающих родителей с высокой частотой отмечается недоразвитие конечностей, недоразвитие кишечника, тяжёлое косоглазие, расщепление позвоночника, незаращение нёба. Увеличивается число мертворождённых и недоношенных детей, нередко встречаются параличи, асфиксия, различная степень умственной отсталости.

Мы получаем уже не одно поколение ослабленных физически, с той или иной патологией нервной системы, с недоразвитием высшей деятельности мозга людей. У них снижается способность к обучению, утрачиваются высшие эмоции — сопереживание, сочувствие, падает социальная активность. Формирование общества в условиях привычного бытового пьянства делает именно этих детей первыми жертвами детской и подростковой наркомании.

Имеются данные, что введение в организм алкоголя приводит к резкому выбросу веществ, таких как гистамин, участвующих в формировании стресса и аллергических реакций у человека. Следовательно, алкоголь стрессирующий, а не антистрессовый агент. Наркотические его свойства вызывают субъективное ощущение успокоения при объективном нарастании кислородного голодания тканей и целого ряда патологических изменений органов и систем организма. Не следует забывать, что онкологи уже давно связали частоту возникновения раковых заболеваний с частотой стрессов. Известно также, что минимальной дозы алкоголя достаточно для появления такого уровня того же гистамина, который способен вызвать нарушение наследственного аппарата человека. Ко всему этому добавлю: из всех заболеваний алкогольная наркомания, пожалуй, единственное, где человек сам решает — болеть или не болеть...

Говоря об алкоголе как наркотике, разрушающем генетический фонд, необходимо сказать правду и о кефире, принимаемом в качестве детского питания и входящем в обязательный рацион беременной женщины и кормящей матери. Ввиду того, что через кефир алкоголь, содержащийся в нем, поступает младенцам, кормящим и беременным женщинам, он особенно опасен в смысле его губительного влияния на генетический фонд народа. И в нем силы зла увидели возможность создать алкогольную зависимость человека с детских лет.

Кисломолочные продукты известны с глубокой древности и получили распространение во всем мире благодаря их бесспорной диетической и питательной ценности. Существуют два вида кисломолочного брожения — чистое брожение, где образуется только молочная кислота, например простокваша, сметана, йогурт; смешанное кисломолочное брожение, где образуется молочная кислота и алкоголь, например кефир, кумыс, айран.

В первом процессе участвуют только кисломолочные бактерии, во втором — кисломолочные бактерии и дрожжи.

При производстве кефира используют культуры термофильного стрептококка, болгарской палочки и дрожжей. После сквашивания и созревания деятельность молочнокислых бактерий резко замедляется или прекращается совсем, а деятельность дрожжей продолжается и при рекомендованной температуре хранения в 6°С. Это ведет к постепенному накоплению алкоголя.

В коровьем молоке в среднем находится 4.7% молочного сахара, около одной трети которого расходуется в процессе кисломолочного брожения, а две трети остаются в продукте. При наличии в кефире дрожжей в процессе хранения происходит постепенное увеличение алкоголя до полной выработки сахара. В результате, по данным БМЭ, проценты этанола в кефире колеблются от 0.12 в однодневном до 0.88% в трехдневном.

Особую фазу представляет дрожжевое брожение в желудке и кишечнике после приёма кефира, где при температуре 36°С оно резко ускоряется, и в течение трех часов пищеварения весь молочный сахар успевает превратиться в алкоголь.

При производстве детского кефира используется обычная технология, и поэтому в детском кефире вырабатывается алкоголь в тех же количествах.

Беременным женщинам врачи рекомендуют ежедневно выпивать стакан кефира, и таким образом, за период беременности в организм женщины поступает около 1.5 л. этанола, который преимущественно скапливается в плаценте.

В период вскармливания врачи рекомендуют матери употреблять 0.5 л. кефира в сутки, что вдвое увеличивает дозу алкоголя, при этом 20% продукта с молоком матери поступает в организм ребёнка. При вскармливании детей с помощью кефира, которого по рекомендациям врачей дают 500 — 600 гр. в сутки, в течение года в организм ребёнка может поступить 1.5 — 2.0 л. этанола, а в сутки — от 0.7 до 5.2 гр.

Между тем в нашей стране кефир широко применяется и рекомендован в детских садах, школах, родителям для питания детей, в результате чего в организм городских детей в среднем в течение года попадает около 1 л. этанола. Такая доза не безвредна и для взрослых, а для ребёнка весом в 8 кг один литр этанола в год означает 3 гр. или 7.5 гр. водки в сутки. Учитывая, что алкоголь на детский организм действует в пять раз сильнее из расчёта на 1 кг веса, такая доза этанола ребёнку равна значению 120 гр. спирта или 300 гр. водки в сутки для взрослого человека весом в 64 кг.

Учитывая процесс образования алкоголя из кефира при пищеварении, реальное содержание алкоголя в кефире значительно выше номинального уровня и может достигать 2.5%.

В СССР ежегодно производится более 1 млн. т. кефира, и 3/5 населения страны принудительно, без его согласия, принимает около 1 тыс. т. этанола.

В постановлении Ленгорисполкома №596 (от 25.08.86) о замене кефира в детском питании другими молочными продуктами, не содержащими алкоголь, говорится: «В послевоенные годы в широкую практику для вскармливания детей раннего возраста вошел кефир. В Ленинграде в 1986 г. он составил 54.5% от всей продукции детского питания. Кефир является спиртосодержащим продуктом. Концентрация спирта в готовом кефире широко варьируется и уже через сутки может достигать одного и более процента. При нарушении технологии приготовления и неправильном хранении количество спирта в нем может увеличиваться в несколько раз».

В странах Западной Европы и США, а также на Востоке (Япония, Тайвань и др.) кисломолочные продукты готовятся без дрожжевого брожения. В отличие от СССР в этих странах массовым кисломолочным продуктом является йогурт, в котором нет алкоголя. Он готовится по такой же технологии и на тех же культурах молочнокислых бактерий, что и кефир, но без добавления дрожжей.

По чьим-то приказам в качестве основного питания грудных детей был введён кефир. Казалось бы, что тут особенного? Однако те, кто принимал такое решение, отлично понимали, что именно в кефире заложена мина замедленного действия. На это в течение десятилетий никто, за исключением очень немногих специалистов-педиатров, таких как академик А. Ф. Тур, не обращал внимания.

В начале восьмидесятых годов группа учёных в составе Ф. Г. Углова, Н. П. Дубинина, С. И. Жданова, Б. И. Искакова, Д . Д.  Александрова, Н. Н Немчинова и Ю. А. Галушкина обратилась с письмом в ЦК КПСС, Совет Министров СССР и РСФСР, Президиум Верховного Совета СССР, где, изложив суть дела, просила прекратить скрытую алкоголизацию детей.

Через несколько месяцев нам прислали ответ от заместителя главного государственного санитарного врача СССР за подписью А. И. Зинченко, министра здравоохранения СССР С. П. Буренкова и заместителя председателя Госагропрома СССР Е. И. Сизенко. Уважаемые товарищи писали, что содержание этанола в различных пробах кефира столь незначительно, что об этом не стоит беспокоиться. Ведь и в ржаном хлебе содержится этанол (как будто бы дети до года едят его!), и в самом организме он тоже образуется. Кстати, мы это и не отрицаем. Мы знаем, что биохимические процессы организма происходят таким образом, что если не добавить любой яд дополнительно, то с внутренним организм справится сам.

В том же духе был ответ из Академии медицинских наук.

Комиссия Академии сделала вывод, что микроколичества этилового спирта, содержащегося в кефире для детского питания, не могут причинить вред организму, что этанол в таких дозах не проявляет мутагенных свойств, и следовательно, не влияет на наследственность и не может привести к алкоголизации населения. А какие дозы могут привести к этим последствиям, столь авторитетная комиссия не сказала. Под этим ответственным документом, обрекающим наших детей на дальнейшее отравление алкоголем, содержащимся в кефире, подписались 16 учёных, членов Академии, директор НИИ, руководители отделов НИИ: С. С. Дебов, И. П. Анохина, Л. О. Стадалян, А. В. Вальдман, М. Е. Вартанян, Т. Б. Величковский, М. Н. Болгаров, В. В. Ковалев, К. С. Ладодо, А. В. Мазурин, Г. В. Морозов, И. А. Морозов, Г. Н. Сердюковская н др.

Следующий ответ пришел из Всесоюзного научно-исследовательского центра по медико-биологическим проблемам профилактики пьянства и алкоголизма, за подписью ученого секретаря института Г. Н. Ланоча. В нем говорилось, что в институте проведены анализы «с помощью высокочувствительного селективного газохроматографического метода». Приведены и результаты анализов, подтверждающие наличие этанола в кефире для детского питания (кстати, они совпадают с данными БМЭ). Однако, несмотря на это, делалось заключение о «полной безвредности кефира для детского организма».

Учёным, занятым проблемами профилактики пьянства и алкоголизма, следовало бы поинтересоваться данными Ю. Лисицына и Н. Копыт, по которым 32% пьяниц и алкоголиков начали пить до 10 лет, а 64% — с 11 лет до 15 лет. Не потому ли они так рано приобщились к выпивке, что в грудном возрасте были алкоголизированы спиртом, содержащимся в кефире, и у них уже тогда возникла предрасположенность к алкогольной зависимости?

Во всех письмах очень авторитетных учреждений нет обстоятельного научного ответа на вопрос, какая же концентрация алкоголя для детей абсолютно безвредна? И почему же мы так упорно держимся за кефир, приготовляемый на дрожжах и имеющий потенциальную возможность увеличивать содержание спирта, как пишет И. И. Мечников, до 2.5%? Почему нам не перейти на другие молочнокислые продукты: простоквашу, ацидофилин, ряженку, которые готовятся без дрожжей?

Уважаемые учёные очень дружно отстаивают кефир, убеждая нас, что при современном методе его изготовления содержание спирта в нем очень незначительно. А по данным заместителя министра пищевой промышленности, полученным уже в 1987 г., стандартное содержание алкоголя в кефире таково: в однодневном — 0.12, в двухдневном — 0.6, в трехдневном — 0.88%.

В своё время очень разумно поступил Ленинградский горисполком, поручив Технологическому институту холодильной промышленности к 1 декабря 1986 г, дать рекомендации для изготовления молочнокислых продуктов детского питания, не содержащих алкоголь. Главному управлению здравоохранения совместно с Росмясомолторгом — до 1 января 1987 г. расширить выпуск других молочнокислых смесей и исключить из употребления кефир для вскармливания здоровых детей. К сожалению, несмотря на всю серьёзность проблемы, органы здравоохранения и Госсанинспекция не вынесли решения, которое бы соответствовало задачам по охране здоровья детей,

Известно, что ни в одной стране мира не употребляют кефир для детского питания.

Борьба с алкоголизацией народа должна начинаться с детского возраста. И здесь одним из первых мероприятий должно быть полное исключение кефира из детского питания и резкого ограничения его у взрослых.

Ныне среди наркотиков, в массовом масштабе отравляющих людей, приводящих человека к раннему старению и преждевременной смерти, надо указать и табак. Все объективно мыслящие учёные сегодня признают, что курение является медленным самоубийством.

Английское королевское общество врачей, тщательно изучив этот вопрос, установило, что каждая сигарета стоит курящему 15 минут жизни. Это нёмало. В среднем, согласно статистическим данным, у многокурящих продолжительность жизни меньше, чем у некурящих, на 5 — 7 лет. А в конкретной жизни мы часто видим людей, погибающих от рака легких в 45 — 48 лет, то есть теряющих 15 — 20, а то и 30 лет жизни. Передо мной прошли сотни я тысячи таких больных. И каждый раз все внутри меня протестовало против того, что люди добровольно воруют у себя десятки лет жизни.

Последствия курения для человека надо рассматривать не только с точки зрения смертности, но и заболеваемости. Ибо курение не только сокращает жизнь, но всегда усугубляет или приносит болезнь. Известно, что среди курильщиков смертность от всех причин вдвое выше, чем у некурящих. Курящие чаще страдают от кашля, простудных заболеваний, аллергических нарушений. Процесс выздоровления после многих заболеваний органов дыхания и хирургических операций длится дольше и чаще дает осложнения.

Перечень бед, приносимых курением, самым ужасным из которых является рак, столь же длинный, сколь и устрашающий. К числу других недугов, тесно связанных с курением, относится пептическая язва желудка, коронарная болезнь сердца, хронический бронхит, эмфизема легких и многие другие, где влияние табака усугубляет тяжесть течения болезни.

Никотиновая угроза, нависшая над обществом, усиливается от того, что привычка курить и потребление табака возрастает из года, в год. Так, по данным сельскохозяйственного департамента США, в 1900  г. в среднем на каждого американца старше 15 лет приходилось только 54 сигареты в год. В 1958 г. среднее потребление сигарет составило 3700 на каждого старше 15 лет. Эти данные совпадают с цифрами, опубликованными в других странах, и самое печальное, что они продолжают изменяться только по нарастающей.

В табачном дыме имеется несколько составных элементов, действующих вредно на организм человека. Из них наиболее важными являются два — табачный деготь и никотин. В 1 кг табака, который, как правило, человек выкуривает за месяц, содержится 70 миллилитров табачного дегтя. А это значит, что за 10 лет через дыхательные пути курящего проходит свыше 8 Л табачного дегтя. Нетрудно себе представить, что при всех возможностях самозащиты организма ему невозможно противостоять такому количеству канцерогенного вещества, которое поступает систематически, изо дня в день. От этого страдает безусловно весь организм, но в первую очередь — легкие. В связи с этим было обращено внимание на нарастание частоты рака легких.

Были проведены такие эксперименты: с помощью электрического мотора «выкуривалось» сразу 60 сигарет. Дым собирался и охлаждался. Внезапное охлаждение дыма вызывало осаждение дегтя, который растворялся в ацетоне. Этим раствором 3 раза в неделю смазывалась кожа мышей. Контрольные мыши смазывались ацетоном. И в то время, как у последних не было даже раздражения кожи, у первых рак кожи развился в 44% случаев. Средняя продолжительность смазывания равнялась 71 неделе, что составляет немногим более половины продолжительности жизни мышей.

В настоящее время установлено, что рак легкого у многокурящих встречается в 20 — 30 раз чаще, чем у некурящих, что 96% больных раком легкого курят более 20 лет, что некурящие среди больных раком легкого составляют 1 — 2%. При этом оказалось, что коэффициент смертности от рака легкого у курящих не только значительно больше, чем у некурящих, но он совершенно закономерно возрастает в зависимости от количества выкуриваемых сигарет.

Коэффициент смертности от рака легкого на 100 000 населения выражается следующими цифрами: некурящие — 3.4; выкуривающие менее полпачки сигарет в день — 51.4; от половины пачки до 1 пачки — 144, более 40 сигарет — 217, то есть у последних, эта болезнь встречается в 63 раза чаще, чем у людей, не подверженных этой вредной привычке.

Ещё более убедительные данные в пользу причинной связи между табаком и раком легкого показывают статистические данные, касающиеся лиц, бросивших курить. Среди тех, кто бросил курить 10 лет назад, коэффициент составляет 8.3. Среди тех, кто выкуривает более пачки в день и продолжает курить, он равен 157.1.

Многие наивно уповают на защитные функции сигаретного фильтра. Надо прямо сказать, что такой фильтр, который предупреждал бы поступление канцерогенных веществ и никотина в легкие, сделает курение совершенно безвкусным и как бы недействительным. Если, несмотря на фильтр, курящий ощущает привычное действие табачного дыма, — это значит, что все отравляющие вещества поступают в организм в достаточном количестве, чтобы нанести свой непоправимый вред.

С точки зрения здравомыслящего человека, само по себе курение выглядит очень неразумно, если не сказать больше. Если бы люди, освободившись хоть на некоторое время от действия этого наркотика, могли реально представить себе своё будущее, тот вред, который причиняет табак всем органам и тканям, всему их организму в целом, у них, несомненно возникли бы отвращение и ужас по отношению к этому коварному веществу.

Крупнейший специалист в области легочной патологии профессор Р. Оверхольт нашел, что легкие у курильщиков в 50 лет имеют те же изменения, которые у некурящих появляются в 70 — 80 лет.

Канцерогенная роль курения сказывается не только на легких. Установлено, что рак других локализаций (например, рак полости рта, языка, желудка, пищевода и т. д.) встречается у многокурящих приблизительно в 2 раза чаще, чем у некурящих.

Многочисленными исследованиями тысяч людей доказано, что у некурящих показатели трудоспособности выше, чем у курящих Курящие около 10 лет болеют в 3.5 раза чаще, чем некурящие, вследствие чего в 5 раз чаще отсутствуют на работе. Курящие менее устойчивы к холоду и неблагоприятным производственным факторам. Среди них отмечено большее число случаев травматизма на производстве.

Хронический бронхит диагностируется у курящих в 2 раза чаще, а вся группа респираторных заболеваний — в 4 раза чаще, чем у некурящих. Курение усиливает отрицательное действие различных вредных веществ на производстве.

Курение вызывает тяжёлые заболевания легких не только у самих курящих, но и у тех, кто с ними общается, особенно у детей. Это так называемые «пассивные курильщики». Изучение этого вопроса показало, что среди детей до 5 лет в семье курильщика часто болеют 73 9%. В семьях с двумя курильщиками — 77%.При обследовании семей с тремя курильщиками ни одного здорового ребёнка выявлено не было (Г. Б. Федосеев «Курение и заболевания легких». Л., «Знание», 1984 г.).

Само пребывание здорового человека в обществе курящего всегда тягостно. После нескольких лет курения у человека, как правило, возникает «бронхит курильщика». Он часто кашляет днем и ночью. Плохо спит, нередко ночью поднимается, чтобы выкурить сигарету, дышит на окружающих тяжёлым, удушливым запахом макера, не думая о том, что он трудно переносим в обществе.

Курение табака оказывает резко отрицательное влияние на сердце и сосуды. В табачном дыме, хроме дегтя, содержится никотин, являющийся чрезвычайно ядовитым веществом. Один миллиграмм никотина, принятый через рот, является смертельной дозой. При выкуривании пачки сигарет поглощается столько никотина, что этого достаточно, чтобы убить человека. Только благодаря тому, что поглощение его происходит не сразу, что при длительном курении вырабатывается некоторая устойчивость, противодействующая этому яду, полного отравления не наступает. Однако о вредном действии никотина на организм и особенно на центральную нервную систему можно судить по тому влиянию, которое оказывает первая выкуренная сигарета: ощущение тошноты, учащенное сердцебиение, холодный пот — эти симптомы говорят об отравлении клеток мозга. И такое отравление имеет место каждый раз, хотя организм к этому приспособился.

При курении наступает спазм стенок сосудов, усиливаются приступы коронарной недостаточности. Статистика свидетельствует, что курящие страдают стенокардией в 13, а инфарктом в 12 раз чаще, чем некурящие. По материалам института кардиологии 82% больных, поступающих в срочном порядке с острым инфарктом, являются курильщиками.

О губительном действии табака говорят и следующие цифры (по данным Б. Ц. Урланис): средний возраст умирающих от сердечной недостаточности у некурящих равен 67, а у заядлых курильщиков — 48 годам.

При всех приступах грудной жабы у курящего человека основой лечения должно быть прекращение курения. Очень часто только этого одного Достаточно, чтобы ангинозные боли исчезли. В ряде случаев они уходят навсегда. Лишь в том случае, когда после прекращения курения боли не исчезали, показано лечение грудной жабы другими средствами.

Конечно, причин сердечно-сосудистых заболеваний много и каждая из них может привести к гибели больного. Но курение создает условия, при которых легче возникают и тяжёло протекают все сердечно-сосудистые заболевания.

У курильщиков в равной степени страдают сосуды не только сердца. У них часто возникает, болезнь периферических сосудов ног, которая называется облитерирующий эндартериит — то есть идёт закупорка этих сосудов изнутри. В начале она проявляется в так называемой перемежающейся хромоте: при ходьбе появляется резкая боль в икрах ног, которая заставляет человека останавливаться. Боль постепенно проходит, но после нескольких минут ходьбы снова появляется. Это грозный сигнал курильщику: надо нёмедленно бросить вредную привычку, иначе никакое лечение не поможет.

Если человек не бросит курить, то болезнь развивается дальше. Омертвевает большой палец ноги, затем вся стопа. Приходится отнимать ногу. Если и в этом случае курильщик не расстанется с сигаретой, процесс переходит на другую ногу, а затем и на руки. Советую всем, прочитавшим эти строки: если хотите сохранить здоровье и не оказаться в положений такого человека, немедленно бросьте курить, пока ещё есть сила воли! Для таких больных не только курение, но даже пребывание в атмосфере табачного дыма может стать губительным.

Сколько же горя несёт сигарета, сколько счастливых дней человек теряет за сомнительное удовольствие подышать ядовитым дымом! А ведь удовлетворение испытывает человек, когда ухе становится табачным наркоманом. До этого курение ничего, кроме отвращения, не вызывает.

Для курящего процесс потребления табака, возможно, и является удовольствием, но это удовольствие патологическое, вызванное извращением психики, как у всякого наркомана. То же самое чувствуют морфинисты курящие опий и т. д., то есть люди, находящиеся в определённой степени деградации личности, с глубокими изменениями в мозгу и таким поражением во всех органах, которые быстрыми темпами ведут человека к гибели. Такое же разрушение мозга, психики и всего организма имеет место и у курящего, здесь только темпы замедленные, но сущность остается та же.

Вот почему я обращаюсь к юношам и девушкам: не испытывайте судьбу, не начинайте курить! Курение — это наркомания, это расстройство всех функций организма, это частые болезни и преждевременная смерть. Ничего хорошего табак не несёт и нести не может, ибо это наркотик, а наркотик — это злой обманщик, злой дух! А главное — табак разрушает генетический код, и ваше потомство будет более болезненным, чем вы.

Курение табака сказывается отрицательно и на желудочно-кишечном тракте. Установлено, что выкуривание двух сигарет значительно поднимает кислотность желудочного сока более чем на 1 час. Этим и объясняется, почему, по мнению специалистов, курение активизирует язвенный процесс, а некоторые из них отказываются лечить больных язвой желудка, которые не согласны расстаться с сигаретой. Наблюдение за язвенными больными выявило, что курение снижает эффект лечения и часто делает его бесполезным. Изучение отдаленных результатов показало, что рецидив заболевания у тех, кто продолжает курить, в 4 раза чаще, чем у тех, кто отказался от табака.

С невероятной быстротой растёт число жертв сигарет. В США, где статистический учёт поставлен хорошо, считается, что ежегодно 300 тыс. преждевременных смертей есть результат рака легких, ишемической болезни сердца, хронических бронхитов и эмфизем, то есть болезней, связанных с курением. Для лечения таких больных государство тратит огромные деньги.

Курение очень часто начинается с детства. Если подросток выкурил хотя бы две-три сигареты, то в 70% случаев он будет курить всю жизнь. Это указывает на то, как важно не давать возможности детям даже пробовать эту отраву.

Ряды курильщиков пополняются в большей степени, чем раньше за счёт подростков и женщин. И это начинает вызывать тревогу всем мире, особенно в связи с великой и благословенной миссией, предначертанной женщине, — быть матерью будущего человека.

Среди курящих матерей наблюдается отчетливо выраженная повышенная смертность при родах. Частота преждевременных родов сто! в прямой зависимости от интенсивности курения. Отравление никотином угрожает и грудным младенцам, так как он содержится в молоке курящих женщин. Кроме того, среди детей, родившихся от курящих матерей, значительно чаще отмечаются заболеваемость, отставание умственном и физическом развитии. Здесь коэффициент смертности детей в первые три года значительно больше, чем у некурящих.

Было проведено наблюдение над крольчихами, которые вдыхали табачный дым, равный 20 сигаретам, выкуриваемым человеком за день. При этом оказалось, что у маток, вдыхавших табачный дым, мертворождённые встречались в 10 раз чаще, чем у тех, кто дышал обычным воздухом... Кроме того, у родившихся живыми крольчат вес был на 17 меньше нормального.

Мыши, находившиеся в комнате с табачным дымом, не размножались в течение года, в то время как у контрольных этот процесс происходил нормально. Было установлено, что у экспериментальных животных табачный дым выбывал атрофические изменения в органах размножения.

Другие лабораторные опыты показали, что самки крыс, находившиеся в атмосфере табачного дыма, страдали от временного бесплодия и выкидышей. Точно так же, как и у крольчих, они в среднем имели непропорционально большое количество мертворождённых плодов.

Курение табака сказывается отрицательно и на половой функции человека. В Англии были обследованы 500 мужчин, в своё время бывших заядлыми курильщиками, но полностью отказавшихся от табака. Оказалось, что чем дольше они курили, тем более выраженным становилось снижение их половой активности.

Вредное воздействие табака на репродуктивную функцию как у мужчин, так и у женщин отмечено уже давно. Объясняется это тем, что хроническое отравление никотином отражается на деятельности желез внутренней секреции. Никотин активизирует деятельность надпочечников и выделение ими гормонов адреналина, обладающих сильным сосудосуживающим воздействием. Повышается кровяное давление, резко сужается просвет сосудов мозга, нижних конечностей, внутренних органов особенно сердца, а также половых органов. Функция последних снижается, некоторые женщины приобретают мужеподобный вид: у них грубеет голос, кожа на лице становится землистого цвета. Запах изо рта у курящих вызывает отвращение. Действуя на центр половой функции, никотин при длительном введении его в организм, может стать причиной нарушения менструаций, а иногда и прекращения их.

Но, несмотря на столь губительное действие табака на здоровье человека, этот ядовитый продукт получает всё большее распространение во всем мире.

Правительства, стимулирующие табачную промышленность, считают, что они получают большую выгоду. Но прибыльны ли на самом деле для государства разведение табака и производство сигарет? С обывательской или чисто ведомственной точки зрения табак — выгодная сельскохозяйственная культура, технология его возделывания и переработка легкодоступны.

Однако, с государственной точки зрения, это не так. Во-первых, земли, засеянные табаком, часто в очень удобных и благоприятных в климатическом отношении регионах, могли бы быть использованы для ценных сельскохозяйственных культур. Во-вторых, для прогревания одного гектара земли, засеянной табаком, необходимо сжечь количество Древесины, занимающее гектар леса. А лес является важнейшим биологическим стимулом жизни и огромным богатством, которое катастрофически тает.

Мы жалуемся, что у нас очень мало бумаги. Между тем лучшие её сорта, и в немалых количествах, идут на изготовление папирос, сигарет и упаковочного материала — пачек, коробок и пр. Например, из 350 кг бумаги «люкспринт», покупаемой за рубежом на золото, изготовляется 1 млн. сигарет. В год же у нас производится свыше 300 млрд. сигарет.

Получается довольно мрачная картина: огромные площади первоклассной земли в лучших климатических регионах страны засеваются табаком, ежегодно сжигаются сотни миллионов деревьев, тратятся тысячи тонн первоклассной бумага, тысячи рабочих рук, сотни учёных работают в этой области — и для чего? Чтобы ежегодно страна теряла около полумиллиона людей, погибших от болезней, связанных с употреблением табака? Это уже безвозвратные потери. А если учесть многие миллионы болеющих из-за табака, сотни миллионов дополнительных дней нетрудоспособности, то вряд ли разум человеческий может не то что оправдать, а просто понять пределы абсурда, к которому пришли совреме