Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

Четыре апостола картина немецкого художника Альбрехта Дюрера

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-13


В 1498 г. в типографии был напечатан первый тираж цикла, оформленного в виде альбома гравюр с краткими пояснениями на обороте. В апокалипсических образах Дюрер воплотил боль своего непростого времени, тревогу, с которой в Европе ожидали окончания столетия. По средневековым представлениям, мир, сотворенный за семь дней, должен существовать семь тысяч лет. Поэтому XV в., по христианской традиции конец седьмого тысячелетия от сотворения мира, связывали с концом света и надеждой на благое обновление Вселенной.

 

"Четыре апостола" — картина немецкого художника Альбрехта Дюрера.

Содержание картины

Картина – диптих – состоит из двух вертикальных узких створок, скреплённых между собой. На левой створке изображены апостолы Иоанн и Пётр, на правой – Марк и Павел. Апостолы находятся в одном пространстве, стоят на одном полу. Композиционно они тесно спаяны вместе, духовно они кажутся абсолютно едиными. Их отличает твёрдая воля и темперамент борцов. Состояние духовной активности, интенсивного размышления не только соединяет их, но заставляет предположить общность интеллектуальных поисков. Образы апостолов несут в себе глубокое философско-этическое содержание. Дюрер создаёт их в надежде подать совершенный пример человеческих характеров и умов, устремлённых в высокие сферы духа.

На переднем плане слева стоит апостол Иоанн, самый юный и самый преданный из учеников Иисуса.

Фигура Павла доминирует в правой части диптиха. Павел не знал Иисуса и не входил в число его двенадцати учеников, но он почитается как апостол за свои чрезвычайные заслуги в становлении христианской церкви. Угрюмый Павел с мечом и Библией в руках представляет меланхолический темперамент. Во времена Дюрера считалось, что это темперамент гениальных людей. К меланхоликам художник относил и самого себя, его особое влечение к этому темпераменту подтверждает известная гравюра «Меланхолия» (1514 г.). Итак, перед нами четыре мужа, оплот христианской церкви.

Запечатлев трех апостолов и евангелиста, Дюрер хотел дать своим согражданам новый нравственный ориентир и высокий пример для подражания. Свои представления об этом ориентире художник постарался выразить со всей возможной ясностью.

 Композиция картины

Композиция организует восприятие, но все же главная ее цель – выразительность и гармония.

Отсутствие центральной композиции кажется настолько странным, что долгое время искусствоведы считали, будто «Четыре апостола» – это правая и левая части незаконченного триптиха. Но это мнение представляется сегодня ошибочным: не стал бы прославленный мастер торжественно дарить Нюрнбергу незавершенную работу. Скорее всего, Дюрер намеренно отказался от привычной композиционной схемы, чтобы подчеркнуть, что его произведение – не молитвенный образ (напомним, что протестанты отрицали поклонение изображению), а картина, перед которой следует не обращаться к Богу, а предаваться размышлениям.

Запечатлев трех апостолов и евангелиста, Дюрер хотел дать своим согражданам новый нравственный ориентир и высокий пример для подражания. Свои представления об этом ориентире художник постарался выразить со всей возможной ясностью.

Дюрер написал их картину мастерски – под материей ощущаются очертания сильных тел, вертикальные складки зрительно делают фигуры еще выше. И в то же время два крупных контрастных пятна, красное и белое, придают картинам строгость и предельный лаконизм, заставляя зрителя сосредоточиться на главном – лицах. Всмотримся же в эти лица, соотнося образы Дюрера с евангельскими персонажами.

 Психология героев

В четырёх апостолах также видеться воплощение основных чётырех темпераментов – холерического, меланхолического, сангвинического и флегматического. Действительно, Дюрер стремился создать разные типы людей, с их способностью к активному жизненному действию, но наряду с этим и более всего его увлекала цель сотворения образа могучей, духовно богатой личности. Картина «Четыре апостола» должна была восприниматься своеобразным завещанием великого немецкого художника-гуманиста современности и грядущим поколениям.

Апостол Иоанн, уравновешенный и спокойный, представляет самый светлый и счастливый темперамент – сангвинический. Петр, первый среди апостолов, считался основоположником католической церкви. У Дюрера он стоит в глубине, почти скрытый фигурой Иоанна, в чем видится проявление протестантских предпочтений художника. Дюрер и здесь верен сложившейся в Средние века иконографии: Петра изображали широколицым, с небольшой округлой бородой, в руке он обычно держит золотой ключ от райских врат.

Устало склонивший голову Петр олицетворяет старость и флегматический темперамент. Фигура евангелиста Марка в правой части триптиха, симметричная фигуре Петра.

В руке Марк сжимает традиционный атрибут евангелистов – свиток; его оживленное, исполненное энтузиазма и нетерпения лицо не оставляет сомнений в том, что это представитель бурного холерического темперамента. Марк, так же, как и Павел, олицетворяет средний возраст человека.

Но сколь различны по настроению две почти симметричные композиции! Иоанн и Петр благоговейно склонились над раскрытой книгой. Мы не видим их глаз, а они не видят ничего вокруг. Юноша и старик поглощены текстом, совершенно самодостаточны и отрешены от окружающего мира. Они – философы, писатели, ученые; их реальность – Слово с заглавной буквы, несущее знание, пробуждающее мысль. Книга представлена здесь как источник мудрости, но не как руководство к действию.

В отличие от Иоанна, который держит книгу бережно, словно драгоценность, Марк сжимает свой свиток машинально. Взгляд евангелиста обращен не на свиток и не на Библию, а на Павла. Столь горячо и преданно смотрят на вождя, ожидая поучения или команды. Глаза Марка горят, как у не ведающего сомнений фанатика. Для него важны уже не слова, которые были в начале, а вытекающие из них решения, дела. И наконец, тяжелый, исполненный подозрительности взгляд Павла словно пробивает плоскость картины и обращается вовне – на зрителя.

Глядя в это грозное всевидящее око, понимаешь: лжепророк для Павла – любой инакомыслящий, в том числе и ты сам. И его (тебя) ждет жестокая кара. Меч в руке апостола смотрится зловеще, тяжелая закрытая Библия – уже не живительный источник Божественного Слова, а закосневшее учение, верность которому скрепляется кровью.

Хотел ли Дюрер осознанно противопоставить в своем диптихе возвышенных мыслителей и жестких деятелей?

Разумеется, нет! Никак невозможно вообразить, что у глубоко верующего художника начала 16 века было намерение представить в столь мрачном свете евангелиста Марка и, тем более, – апостола Павла. Благочестие автора диптиха не вызывает сомнений.

 Познавательное значение

Под изображениями апостолов И. Нейдерфер начертал строки из евангелий апостолов, содержащие предостережения от соблазнительных слов лжепророков: высказывание апостола Петра, предостерегающее от «ложных пророков», которые «ради жадности будут к вам приступать с вымышленными словами; слова Иоанна о том же, цитаты из евангелий апостолов Павла и Марка еще конкретнее: «В последние времена наступят ужасные дни.

Будут люди, которые опираются только на себя, жадные, гордые, надменные, нечестивые, родителям непослушные, неблагодарные, всем мешающие, насильники, нецеломудренные, недобрые, дикие, предатели, кощунственники, самодовольные».

Сам А. Дюрер так подписал картину: «Все мирские правители в эти опасные времена пусть остерегаются, чтобы не принять за божественное слово человеческие заблуждения». Эти слова были как нельзя более актуальны, ведь годом ранее Нюрнберг официально принял Реформацию, и в его стенах стали проповедовать свои учения люди разных направлений новой веры. И именно подпись под картиной напоминает о верности слову и внутренней стойкости в тех случаях, когда лжепророки проповедуют социальный и религиозный радикализм, грозящий опрокинуть весь строй духовной и материальной культуры. Только в Библии, где ни слова ни убавить, ни прибавить, Альбрехт Дюрер видит твердую основу, на которую следует опираться. Потому он и послал к нам своих современников – людей мятежа и преобразования, мыслителей и борцов, сознающих высшее назначение своего существования. Грубая мужицкая сила органично соединяется здесь с тончайшими проявлениями ума и силой страсти.

 Колорит

Апостолы изображены в одном пространстве и композиционно тесно спаяны между собой, духовно кажутся абсолютно едиными. Никогда еще художественный стиль Дюрера не достигал такого отточенного языка, таких монументальных, исполненных величия и красоты форм, как в этом произведении.

На каждой из досок выдвинута на первый план и выделена цветом одна из фигур. На левой доске – Иоанн в зеленой одежде и красном плаще на желтой подкладке; на правой – Павел в плаще холодного бело-голубого оттенка. Они представляют самый счастливый темперамент – сангвинический и меланхолический, в глазах Дюрера и его современников – темперамент гениальных людей. Апостол Петр, которого римские папы считали своим покровителем, отодвинут на картине на второй план.

Воспитывающее значение

Этот диптих Дюрер подарил Нюрнбергу со следующей подписью: «Все мирские правители в эти опасные времена пусть остерегаются, чтобы не принять за божественное слово человеческие заблуждения…».

И. Нейдерфер начертал строки под этим изображением, которые содержали предостережение от соблазнительных слов лжепророков.

Это картина имеет очень большое воспитывающее значение. Автор изобразил чётырёх апостолов совсем с разными характерами, то есть Дюрер показал какими могут быть люди. Апостола Иоанна изобразил уравновешенным и спокойным, он представляет самый светлый и счастливый темперамент! С этого апостола могут брать пример.

В эту картину Дюрер вложил идеи, наиболее волновавшие его, составлявшие самую суть высоких этических представлений мастера о человеке, таком, каким он должен быть.

Автор создал эту картину в надежде на то, чтобы подать совершенный пример человеческих умов и характеров, устремлённых в высокие сферы духа. И Я, думаю, что у Дюрера это очень хорошо получилось.

Дюрер хотел чтобы эта картина давала людям новы нравственный ориентир и высокий пример для подражания.

  Гравюра «Рыцарь, смерть и дьявол»  появилась на свет в 1513 году. В своем дневнике сам автор называет ее просто «Всадник», но так уж получилось, что даже современники именовали ее не иначе как «Рыцарь, смерть и дьявол». Она выполнена в готическом стиле и связана со средневековым понятием о морали. Суровый рыцарь, облаченный в тяжелый максимилиановский доспех, медленно едет через ущелье. Его верный пес, символ верности и преданности, бежит рядом. Конь его грациозен и красив и, словно оживший конь статуи Коллеоне в Венеции (до того он пропорционален, горделив и идеален), с легкостью несет тяжелого рыцаря. Обратите внимание на точность изображение коня. Это характерно для художников эпохи Возрождения, которые были поглощены изучением анатомии. Справа от рыцаря на полудохлой кобыле едет смерть, вокруг шеи, которой извиваются волосы-змеи. Она показывает рыцарю песочные часы, намекая, что час смерти рыцаря близок. Но рыцарь, судя по лицу, не новичок и много повидал на своем пути. Его не испугать ни проказами сатаны, изображенного в виде чудища со свиным рылом, который плетется за конем и пытается остановить рыцаря и соблазнить пустыми жизненными благами и негой, ни угрозами и намеками смерти, ни черепом, который лежит под копытами рыцарского коня. Дюрер воплотил христианского воина Эразма. Он словно сходит со строк:
     «Однако, для того чтобы ты смог устремиться к счастью  уверенным  шагом, вот тебе четвертое правило: поставь перед собой как единственную цель  жизни Христа; к Нему одному обрати все стремления, все усилия, все дело  и  досуг. Знай же, что Христос не пустой звук, а не что иное, как любовь,  прямодушие, терпение, чистота, - короче говоря, все, чему Он учил. Пойми, что  дьявол  - не что иное, как все, что удерживает от этого. К Христу стремится  тот,  кто влечется к  одной  только  добродетели.  Кто  служит  пороку,  продает  себя дьяволу. Поэтому да будет взгляд твой прост, а все тело  да  будет  сияющим. Пусть смотрит он только на Христа как на единственное  и  высшее  благо;  не люби ничего, не желай знать ничего, не  жди  ничего,  кроме  Христа  и  ради Христа. Ни к чему не относись с ненавистью, ничему не  ужасайся,  ничего  не избегай, кроме позора и из-за позора. Будет так, как ты сделаешь;  спишь  ты или бодрствуешь, ешь или пьешь, сами твои игры, наконец, и твой досуг, скажу еще смелее, даже некоторые  еще  более  легкие  пороки,  которые  мы  иногда допускаем, поспешая к добродетели, - все это увеличит твою награду. Но  если глаз твой будет дрянным и ты станешь смотреть куда-то, а не  на  Христа,  то даже если ты поступишь правильно, это окажется бесплодным и  даже  пагубным. Порок как раз в том, чтобы недобро делать доброе.»




1. Реферат- Управленческие проблемы и их решение
2. Какая мышца обеспечивает плотное смыкание век
3. Лекция 4 Государство и право в период существования древней Руси
4. Современные информационные технологии - кредитные карточки
5. Семейный бюджет одной из семей состоит из зарплата матери; зарплата отца; зарплата сына
6. Учебник Лапыгина В результате организационной диагностики консультант получает перечень состоящий как
7. Тема 1. Формування людської цивілізації на території України План Територія сучасної України в епо
8. vi Дана струна с закрепленными жестко концами
9. Тема- Прадавнє коріння риторики
10. тематики средневековой Европы
11. Она умерла в 1852 году когда её семья приехала сюда на отдых но умерла ли она ОСТРОВ ЭДИСТО Легенда о Джул
12. Религиозные верования восточных славян
13. Предпринимательство в туризмеинновационный подход
14. Тема- Цветы
15. КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА по дисциплине Мировая экономика Вариант 17 студентки
16. тематизации рецепторов
17. Реферат- История физики
18. Барбарики Ведущий- Ребята вы любите сказки Дети- Да Ведущий- Сегодня я хочу пригласить вас отправи
19. Тема- Сутність фінансів їх функції та роль План 1.html
20. Реферат- Концепция эволюционной этики