Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

Статья 163 У К РФ определяет признаки состава вымогательства как требование передачи чужого имущества или пра

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-13


Ответственность за вымогательство. 10

Статья 163 У К РФ определяет признаки состава вымогательства как требование передачи чужого имущества или права на и мущество или совершение других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего

или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

Вымогательство особая форма корыстных и, как правило, насильственных посягательств на отношения собственности, которое, тесно примыкая к хищениям чужого иму-

щества, не относится, однако, к этой сравнительно многочисленной группе преступлений. Имея много общих черт с хищениями (единство объекта и предмета, за исключением действий имущественного характера, прямой умысел, корыстная направленность, такая же мотивация активных действий, невозможность совершения преступления путем пассивного поведения), вымогательство тем не менее не в полной мере охватывается родовыми признаками общего понятия хищения. Прежде всего в составе вымогательства закон не предусматривает каких-либо последствий в виде причинения ущерба основному объекту уголовно-правовой охраны, которые являются необходимым признаком хищения (кроме разбоя). А во-вторых) и это, очевидно, самое главное, момент незаконного реального завладения имуществом, если это вообще случится в будущем, существенно оторван во времени от момента совершения вымогателем самих преступных действий. Неслучайно поэтому законодатель непосредственно в тексте закона (чч. 3 ст.ст. 158, 159, 160, 161, 162 УК) четко обособил хищения от вымогательства, признавая их разными преступлениями по подгрупповой принадлежности. Аналогичная нормативная формула«хищение либо вымогательство»использована законодателем и в п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ. Все это не оставляет сомнения в том, что по букве и смыслу закона вымогательство не является самостоятельной формой хищения и вообще не входит в подгруппу названных корыстных посягательств на собственность.

Помимо основного объекта вымогательства отношений собственности, в качестве второго обязательного объекта является личность, а если оно соединено с применением физического насилия (чч. 2 и 3 ст. 163 УК РФ), также и здоровье человека.

Понятно, что двуобъектность насильственного вымогательства, посягающего в подобных случаях и на такое важное социальное благо, как здоровье человека, усиливает его вредоносную направленность, повышает степень общественной опасности. Так расценивает это и законодатель, установив за особо опасный вид вымогательства наказание в виде лишения

свободы сроком до пятнадцати лет с конфискацией имущества. Квалифицированные виды вымогательства относятся по закону к категориям тяжкого и особо тяжкого преступлений (ст. 15 УК).

Предметом вымогательства являются: 1) чужое имущество, 2) право на имущество и 3) другие действия имущественного характера.

В связи с анализом такого объективного признака вымогательства, как предмет посягательства, нельзя согласиться с мнением, что «право на имущество», о котором говорит закон,— это «особая разновидность (или форма) имущества» (см. Курс советского уголовного права, т. IV. М., 1970, с. 402).

Имущество, будь то товар, вещь или денежные знаки, имеет определенную натуральную (физическую) субстанцию: это всегда чувственно осязаемый предмет материального мира, обладающий стоимостью или являющийся всеобщим эквивалентом стоимости, который представляют собой деньги. Право же на имущество категория сугубо юридическая, содержанием которой являются правомочия собственника или управомо-ченных им лиц владеть, пользоваться или распоряжаться предметами материального мира в виде товарно-денежных ценностей. Право на имущество закрепляется в определенных документах (чаще всего требующих установленной законом формы и реквизитов), но от этого не становится само по себе категорией предметно-натуральной . Поэтому такое право, равно как и «действия имущественного характера», разновидностью или формой имущества не являются. Это обстоятельство приобретает особое значение при отграничении вымогательства от грабежа и разбоя. Нельзя не учитывать и того, что отождествление совершенно различных предметов преступления в виде «имущества» и «права на имущество» способно внести разнобой в правопримени-тельной практике при квалификации насильственных хищений и вымогательства, породить следственные и судебные ошибки.

Практика борьбы с вымогательством встречается с такими разновидностями требования передачи права на имущество, как долговая распи-

ска, фиктивное зачисление в состав учредителей различных коммерческих структур в целях получения в последующем доходов от прибыли, оформление документа на переход права собственности к преступнику на определенные ценности и др.

Действия имущественного характера деятельность, создающая стоимость. Это может быть бесплатное написание под именем вымогателя гонорарного произведения, зачисление на оплачиваемую должность без выполнения фактической работы, безвозмездный трудоемкий ремонт машины, постройка дачного дома и т. д.

С объективной стороны вымогательство выражается в требовании виновного передачи ему имущества, права на имущество или совершения в его пользу или в пользу других указанных им лиц каких-нибудь действий имущественного характера, адресованных собственнику или владельцу имущественных благ и соединенных с угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно с угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

Как видно, объективная сторона вымогательства, хотя его состав по зауонодательной конструкции является «усеченным», имеет обязательное сочетание сравнительно большого ряда альтернативно необходимых признаков. В силу требований закона преступный акт при вымогательстве неизбежно приобретает сложносочле-ненный характер: он слагается из двух неразрывно связанных преступных самостоятельных действийопределенного, конкретного по своему содержанию требования и угрозы, содержание которой также определено законом. Чтобы четко уяснить объективную сторону вымогательства, полезно препарировать ее на отдельные элементы и кратко прокомментировать их.

Требование, о котором говорит закон,— это настойчивая, повелительная просьба, адресованная к потерпевшему, которая по своей силе напоминает, скорее, императивный* приказ о совершении последним опреде-

ленных имущественных актов передаче преступнику материальных ценностей, прав на имущество или совершении действий имущественного характера. При этом подобное требование, подкрепленное угрозой, по своему характеру приобретает форму «жестокого», не терпящего возражений императива.

Угроза психическое насилие как средство, побуждающее к исполнению предъявленного требования, должна быть действительной и реальной, т. е. субъективно восприниматься потерпевшим как вполне осуществимая. Только такое запугивание способно оказать на него психическое воздействие и мотивировать требуемое поведение в интересах вымогателя. Адресатом угрозы может быть как сам потерпевший, к которому обращено требование, так и его близкие. В законе не говорится о «близких родственниках», а имеется в виду значительно более широкий круг людей. Поэтому следует признать, что вопрос о том, является ли тот или иной человек близким по отношению к потерпевшему, решается им самим. Таковыми могут быть родители, супруг, дети, усыновленные, сестры и братья, дед, бабка, другие родственники , а также и посторонние по степени родства люди жених (невеста), любимая девушка, любовник и даже близкие друзья лица, подвергшегося вымогательству.

По своему содержанию угроза, выраженная в любой форме (устно, письменно) непосредственно вымогателем или через третьих лиц и т. д., может быть различной. Вымогатель может угрожать потерпевшему: применением физического насилия; уничтожением или повреждением имущества; распространением сведений, позорящих потерпевшего или его близких; распространением иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам указанных лиц.

В рамках объективных признаков основного состава вымогательства (ч. 1 ст. 163 УК) своеобразие угрозы применения физического насилия состо-, ит в том, что она, во-первых, по своему содержанию допускает причинение потерпевшему или его близким любой степени тяжести вреда здоровью и даже их убийство и, во-

вторых, обращена, как правило, в будущее, когда вымогатель высказывает намерение реально применить насилие через некоторое время. Однако в сочетании с требованием передачи права на имущество или совершения действий имущественного характера угроза насилием, что очень важно, может носить и наличный характер, т. е. содержать недвусмысленно выраженное вовне намерение реализовать ее немедленно, уже в самый момент предъявления претензии, если не будет согласия потерпевшего на ее удовлетворение.

Полезно особо обратить внимание на то, что в подобных случаях такой характер и содержание угрозы не превращает вымогательство в разбойное нападение, соединенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, поскольку предметом посягательства, что присуще хищению в форме разбоя, является не само имущество, а право на таковое или действия имущественного характера. Последние же ни при каких условиях не могут быть предметом разбойного нападения.

Угроза уничтожения или повреждения имущества, принадлежащего потерпевшему или его близким, может быть по характеру как обращенной в будущее, так и содержать опасность немедленного осуществления. Такое содержание запугивания не ставит вымогательство в какое-либо соотношение с хищением чужого имущества, и поэтому оно остается в рамках признаков рассматриваемого преступления. Естественно, если угроза такого рода будет виновным реализована, содеянное требует дополнительной квалификации по соответствующей части ст. 167 УК РФ.

Угроза разглашения позорящих потерпевшего или его близких сведений (шантаж) это запугивание сообщением третьим лицам любой информации ложной или правдивой, но непременно позорящего характера. Являются ли сведения таковыми и в какой степени их разглашение может нарушить интересы самого потерпевшего или его близких, всецело зависит от оценки и субъективного отношения к этим фактам лица, к которому вымогателем предъявлено соответствующее требование, так как именно оно выбирает альтернативу и в ее

рамках конкретный вариант своего поведения в связи с высказанной угрозой. Поэтому суд не должен заниматься решением вопроса о том, в какой мере сведения, разглашением которых угрожал вымогатель, были ложными или действительными, объективно способными опозорить потерпевшего или его близких. Вместе с тем, как разъяснил Пленум Верховного Суда РСФСР в п. 3 постановления от 4 мая 1990 г. «О судебной практике по делам о вымогательстве» (Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1990, № 7, с. 7), в случаях, если о потерпевшем или его близких фактически оглашены сведения заведомо клеветнического либо оскорбительного характера, содеянное, при наличии к тому оснований (дела частного обвинения), квалифицируется по совокупности как клевета или оскорбление. Но в этом случае вопрос о ложности распространенных сведений и способности их опозорить потерпевшего или его близких решается только самим судом на основании общепринятых норм морали и нравственности, а также правил человеческого общежития.

Что касается угрозы распространения иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, то их содержание может быть самым разнообразным. Например, разглашение коммерческой тайны, секреты производственных технологий, критическое финансовое положение или даже банкротство и т. д. Важно подчеркнуть, что решение вопроса о том, способны ли такие сведения, будь они преданы огласке, объективно причинить именно существенный вред соответствующим правам или интересам, принадлежит исключительно потерпевшему.

Вымогательство, будучи по своей конструкции «усеченным» составом преступления, признается оконченным с момента предъявления требования о передаче имущества, права на имущество или совершения действий имущественного характера. Последующие действия потерпевшего лежат за пределами признаков состава вымогательства.

Поскольку оно признается по закону оконченным преступлением неза-

висимо от выполнения или невыполнения потерпевшим требования преступника, на практике возник вопрос: как квалифицировать действия вымогателя и лица, к которому предъявлено требование о передаче государственного или муниципального имущества, в случае, когда последний похитил, а затем передал вымогателю требуемое имущество?

В теории и практике бытует мнение, что если лицо, в ведении или под охраной которого находится такое имущество, передало его вымогателю, то действия обоих лиц должны расцениваться как хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Тем самыы ыыиыыаытсыы чыоыыыыыыыппыыоыыхищение в качестве исполнителя преступления может нести ответственность и такое лицо (в данном случае вымогатель), которое непосредственно не изымало материальные ценности и даже могло находиться в это время в другом месте или даже городе.

Эта ошибочная рекомендация не находит подтверждения в материалах судебной практики. Верховный Суд РСФСР в определении по делу С. и 3. отметил, что исполнителем группового хищения может быть только лицо, непосредственно участвующее в изъятии имущества. Иные соучастники преступления должны отвечать по соответствующей статье УК, предусматривающей ответственность за хищение, со ссылкой на ст. 17 УК (соответствует ст. 33 УК РФ; Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1988, 5, с. 6).

Какая же уголовно-правовая оценка, основанная на законе, должна даваться действиям вымогателя в рассматриваемой ситуации? Вполне очевидно, что вымогатель, получая ранее похищенное под воздействием угрозы имущество, непосредственного участия в его изъятии не принимает, что исключает возможность признания его исполнителем хищения. К тому же ничем не оправдано рассмотрение требования передачи имущества как «предварительный сговор» на совместное совершение хищения. Вместе с тем такое требование, сопряженное с определенной угрозой, есть по своей сути одна из разновидностей возбуждения в другом человеке ре-

шимости совершить преступление и, таким образом, полностью подпадает под признаки подстрекательства к хищению. С учетом этих требований закона действия лица, передавшего вымогателю ранее похищенное имущество, следует квалифицировать как исполнительство в хищении, а вымогателя как соучастие в нем в виде подстрекательства.

При юридической оценке подобных действий возникает и второй вопрос: требуется ли применение к вымогателю дополнительно соответствующей части ст. 163 УК РФ или совершенные им действия полностью охватываются соучастием в хищении, имея в виду, что требование передачи материальных ценностей, принадлежащих не потерпевшему, а надлежащей организации, в таких случаях выступает как разновидность подстрекательства к их хищению? Здесь надо учитывать то, что законодатель, по сути дела, данный вид соучастия выделил в самостоятельный состав преступления, обособив его от института соучастия в собственном смысле слова. Поэтому, если такие действия повлекли за собой хищение, т. е. совершение еще одного преступления, с которым они причинно и виновно связаны, есть все законные основания квалифицировать содеянное по совокупности еще и по ст. 163 УК РФ.

С субъективной стороны вымогательство корыстное преступление, совершаемое только с прямым умыслом: виновный сознает, что предъявляет незаконное требование передачи ему предметов преступления, и желает таким путем добиться неправомерного их получения. Субъект действует по корыстным мотивам и преследует цель незаконного обогащения.

Субъектом вымогательства может быть любое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Часть 2 ст. 163УК предусматривает ответственность за квалифицированный состав вымогательства, если оно совершено: а) группой лиц по предварительному сговору; 6) неоднократно: в) с применением насилия.

В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК преступление, в данном случае вымогательство, признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица,

заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Предварительный сговор между соисполнителями преступления должен состояться до его начала, т. е. хотя бы на стадии приготовления к вымогательству.

Согласно ч. 3 примечания к ст.' 158 УК вымогательство должно признаваться совершенным неоднократно, если ему предшествовало совершение одного или более преступлений, предусмотренных ст. 163, а также статьями 158-166, 209, 221, 226 и 229 УК РФ. При этом, исходя из положений ч. 2 ст. 16 УК, вымогательство не может признаваться совершенным неоднократно, если за указанные выше ранее совершенные деяния лицо было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности либо судимость за ранее совершенные им эти преступления была погашена или снята.

В отношении признака «неоднократности» надо лишь иметь в виду, что в соответствии с разъяснением, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 18 августа 1992 г. «О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению законодательства об ответственности за вымогательство», указанный квалифицирующий признак отсутствует в случаях неоднократных требований, обращенных к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом (Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1992, № II, с. 6). Иными словами, речь идет о едином продолжаемом вымогательстве.

В рамках признаков ч. 2 ст. 163 УК насилие по степени тяжести охватывает побои, умышленное причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего. Поскольку названные преступления против личности являются квалифицированным признаком состава вымогательства, их фактическое совершение полностью охватывается ч. 2 ст. 163 УК РФ и не требует дополнительной квалификации.

Часть 3 ст. 163 УК предусматривает ответственность за особо квалифицированный состав вымогательства,

если оно совершено: а) организованной группой лиц; б) в целях получения имущества в крупном размере; в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и г) лицом, ранее два и более раза судимым за хищения либо вымогательство.

Вымогательство признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее, т. е. до начала хотя бы приготовительных действий, объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК).

Вымогательство в целях получения имущества в крупном размере означает, что преступник (или преступники) предъявил потерпевшему требование о передаче ему имущественных благ стоимостью, в пятьсот раз превышающей минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления (ч. 2 примечания к ст. 158 УК).

Хотя закон и говорит о «цели получения имущества», имеются, конечно, в виду и иные разновидности предмета этого преступления, т. е. право на имущество, например оформление документов на переход в собственность вымогателя квартиры, дачи или действия имущественного характера, если созданная ими стоимость может быть оценена как соответствующая указанному выше крупному размеру.

Признаки тяжкого вреда, причиненного потерпевшему, определены в ст. Ill УК, которая поглощается ч. 3 ст. 163 УК.

Рецидив однородных корыстных преступлений существенно повышает общественную опасность посягательства. Поэтому он и предусматривается законом в качестве особо квалифицирующего признака вымогательства.

Относительно особо квалифицирующего признака «в целях получения имущества в крупных разуерах» следует подчеркнуть, что закон не требует фактического наступления этого общественно опасного последствия. Для применения ч. 3 ст. 163 У К достаточно установить наличие у вымогателя самой цели получения имущества в крупном размере, хотя бы ему и не удалось ее достичь.

Вымогательство, соединенное с угрозой применения насилия (ч. 1) и с фактическим причинением вреда здоровью потерпевшего той или иной степени тяжести (чч. 2 и 3 ст. 163 УК), следует отличать от насильственного грабежа и разбоя.

По этому поводу Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 5 сентября 1986 г. «О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности» в общей форме разъяснил, что при отграничении вымогательства от грабежа или разбоя судам следует иметь в виду, что при вымогательстве угроза насилием направлена на получение имущества в будущем, а не в момент применения угрозы. Если угроза была приведена в исполнение, содеянное подлежит квалификации по статье УК о вымогательстве и, при наличии оснований, по статье, предусматривающей ответственность за действия, которые совершены при реализации угрозы (Бюллетень Верховного Суда СССР, 1986, №6, с. 6).

Ввиду того, что действующее уголовное законодательство фактическое применение насилия включает в число признаков вымогательства, речь, разумеется, не идет о дополнитель-

ной квалификации по статьям УКоб умышленном причинении вреда здоровью. Имеются в виду иные ситуации. Одна из них, например, состоит в том, что вымогатель, реально применив насилие, наряду с требованием передачи в будущем какой-то определенной суммы денег, уже в этот самый момент потребовал немедленно передать ему другое имущество, что и было сделано потерпевшим. Такие действия образуют совокупность вымогательства и грабежа или разбоя в зависимости от интенсивности насилия.

Возможна и иная последовательность самостоятельных преступных действий: преступник, совершив разбой с применением насилия, не удовлетворяется размером похищенного и прибегает к требованию, соединенному с угрозой или насилием, передать ему в будущем дополнительную сумму денег. Изменение последовательности преступных посягательств не влияет на квалификацию их по совокупности совершенных самостоятельных преступлений.




1. Реферат- Потенциал поля.html
2. а История вексельного обращения
3. тема категорий законов и принципов
4. Энрикес де Вальдеррабано
5. либо здания сооружения или их комплекса
6. Планирование мощности и материально-технического обеспечения строительного производства
7. на тему Процессы принятия решений в организации Вариант 4
8. ЛЮБОЕ ВРЕМЯ ПО ЗАПИСИОТ 3 ЧЕЛОВЕК ДНЕВНЫЕ ГРУППЫ В ЛЮБОЕ ВРЕМЯ ПО ЗАПИСИОТ 3 ЧЕЛОВЕК
9. мертвых пальцев особенно белеют II и IV пальцы обеих рук.html
10. . Теоретическая часть 1
11. Тема 1. Решение задач анализа и прогноза средствами EXCEL Цель- По результатам эксперимента построить уравн
12. ра Георга Рубичека профессора отдела психиатрии медицинской школы Карпова университета в Праге
13. О соблюдении и защите конституционных прав граждан на экологическую безопасность и охрану здоровья
14. по вине должностных лиц допускаются нарушения правил и норм по охране труда которые не влекут за собой тяже
15. 1 Производственный процесс и принципы его организации 1.html
16. Геологические эры
17. тема экономических воззрений периода первоначального накопления капитала
18. ЧАБОРОК Название- ЧАБАРОК Юридическое наименование- ОДО ЧАБАРОК Отрасль- розничная торговля;
19. На які дві групи і чому поділяються звуки мовлення Схарактеризуйте класифікацію голосних звуків
20. і Радянізація західних областей України після приєднання їх до СРСР