Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

Введение.10

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-13


Содержание

                                         

Введение                                                                                                         3

  1.  Причины проведения контрреформ                                                     5
  2.  Судебная контрреформа                                                                        8
  3.  Земская и городская контрреформы                                                    13
  4.  Контрреформы в области образования и печати                                18

Заключение                                                                                                     22

Список используемой литературы                                                               25

Введение

При написании курсовой работы была поставлена цель: исследовать контрреформы 80-90-х гг. XIX в. в России. 

Реформы, проведённые Александром II, были серьёзным политическим шагом, позволившим значительно ускорить темпы экономического развития России и сделать первые шаги по пути демократизации политической жизни общества. Однако эти решения были половинчатыми как по объективным причинам (невозможность мгновенного внедрения развитых капиталистических форм в экономику и политику), так и по субъективным (боязнь ослабления самодержавной власти).

2 марта 1881 года после смерти Александра II на российский престол вступил Александр III. Вскоре (29 апреля 1881 г.) после этого события новый император подписал манифест «О незыблемости самодержавия». Данный закон правомерно отождествляют с поворотом к реакции или к так называемому курсу «контрреформ» 1880-1890 годов.2 

Правление императора Александра III (1881-1894) стало своего рода исторической паузой – временем осмысления великих преобразований прежнего царствования и временем реакции, которое пришло на смену реформистскому натиску предшествующего столетия. В исторической науке это время получило название контрреформ.

Данный период отмечен серией реакционных преобразований, направленных на пересмотр сложившейся системы буржуазного законодательства. Само понятие «контрреформы» имеет широкий смысл и включает не только реакционные законы, но и весь политический курс российского самодержавия.        Объективной причиной такого поворота в ходе истории было несовершенство реформирования в социально-экономической и политической областях. Высшие органы государственной власти, власть монарха и всесилие бюрократии остались вне процесса перестройки. При проведении реформы восторжествовало стремление сохранить самодержавие. И в этом была угроза самим реформам. Наконец, механизм реализации реформ был слаб, тогда как феодальная государственность сильна.

Александр III стремился сохранить существующий порядок, укрепить позиции дворянства, не допустить революции. Внутренняя политика императора носила консервативный, охранительный характер, не исключающий, однако, защиту интересов русского промышленного и торгового капитала. 

Мероприятия правительства Александра III заключались в пересмотре многих достижений предыдущего курса в таких важнейших сферах жизни, как земство, городское самоуправление, суд, образование и печать.

1. Причины проведения контрреформ

Контрреформы в России - принятое название мероприятий правительства Александра III в 1880-х гг., пересмотр реформ 1860-х гг.: восстановление предварительной цензуры (1882), введение сословных принципов в начальной и средней школе, отмена автономии университетов (1884), введение института земских начальников (1889), установление бюрократической опеки над земским (1890) и городским (1892) самоуправлением.          Для наиболее полного изучения сущности проводимых контрреформ необходимо разобраться в социальной, экономической и политической обстановке царившей в Российской империи, послужившей отправной точкой, основной для проведения контрреформистских действий в вышеуказанных сферах. Однако здесь нужно отметить, что история никогда не двигается только в одном направлении (только назад, или только вперед). Так в период проведения контрреформ, несмотря на их неперспективный характер, хорошо развивалась экономика имперской России.    2 марта 1881 года, потрясенный убийством отца, Александр III издал манифест «О незыблемости самодержавия». Данный законодательный акт все историки связывают с началом курса контрреформ, проводимых в Российской империи в период с 1880 по 1890 гг. В данный период Россия оставалась абсолютной, сословной монархией, в таких условиях правительство Российской империи имело конечно же цели сохранить абсолютизм и сословную структуру  общества. Интересно, что в данный период дворянство постепенно утрачивало свое положение в экономике Империи. Из 101,7 млн десятин частновладельческой земли 53,1 млн принадлежали дворянам, 13.2 млн, находились в личном владении крестьян и 7,6 млн – крестьянских обществ. 20,4 млн десятин принадлежало различным группам городского населения. Сравнение приведенных данных переписи 1905 г. с данными предыдущей переписи 1877-78 гг. показывает, что дворянское землевладение сократилось на 20 млн десятин и его удельный вес упал с 19,2 до 13,4%. Крестьянское землевладение за эти годы, наоборот, выросло и в общем, включая надельное и частновладельческое, составляло примерно 2/3 всех обрабатываемых земель.3 

Дворянство, тем не менее сохраняло свое привилегированное положение. Правительство состояло из дворян и высшей бюрократии, которая осуществляла власть абсолютизма в центре и на местах, формировала и проводила политику самодержавия, образовывала особую группу господствующего сословия.       Нужно отметить, что с самого начала реформы 60-70-х гг. оценивались не однозначно. Были две основные оценки. Одни считали, что реформы зашли слишком далеко, они угрожали основам монархии и их надо не только остановить, но и вернуть назад, на исходные позиции, восстановить «так, как было». Одним из главных лидеров этого движения в окружении Александра III был К.П. Победоносцев.          Другая группа полагала и настаивала на том, что реформы не завершены, их необходимо продолжить и расширить, в первую очередь довести их до реформирования органов власти и государственного управления. Это направление современники связывали, прежде всего, с именем М.Т. Лорис-Меликова, последнего в царствовании Александра II министра внутренних дел. Открытое столкновение этих тенденций произошло сразу же после вступления на престол Александра III.

Одной из главных причин проведения Александром III контрреформ  было умиротворение государства. В связи с развитием народнического движения правительство нуждалось в усилении репрессивного аппарата. Поэтому ранее всего пересмотру подверглись положения судебной реформы. Восстание декабристов, активизация деятельности народников в конце 70-х гг. XIX в. напрямую связаны с установлением реакции.     И все же даже в годы реакции в правительстве рассматривались вопросы преобразований. Причиной тому явилась объективная необходимость преобразований для дальнейшего развития России.

Буржуазные по своему классовому содержанию реформы 60 - 70-х гг. затрагивали привилегии дворянского сословия, закрепленные и охраняемые системой феодального права. Это послужило также одной из основных причин недовольства реформами 60-70-х гг. со стороны господствующего класса, и, как следствие, еще раз показало всю серьезность вопроса проведения контрреформ. Феодалы допустили известное ущемление своих привилегий потому, что рассчитывали путем сравнительно незначительных уступок сохранить свое политическое господство. Однако после отмены крепостного права в условиях бурного развития капиталистических отношений обнаружились такие последствия реформ, которые нельзя было предвидеть при их подготовке. Например, земская реформа мыслилась безвредной для правительства уступкой. Как подчеркивал В. И. Ленин, «земство с самого начала было осуждено на то, чтобы быть пятым колесом в телеге русского государственного управления, колесом, допускаемым бюрократией лишь постольку, поскольку ее всевластие не нарушалось».4 Тем не менее, именно земство становится центром либеральной оппозиции правительству, ибо представляет собой такое звено в механизме феодального государства, благодаря которому буржуазия получает реальные возможности бороться за свои интересы. Все это и было причиной пересмотра Земского положения 1864 г.5

Соответственно боязнь усиления влияния буржуазии в органах городского самоуправления стала причиной пересмотра Городового положения 1870 г., а выявившаяся в 70—80-х гг. в условиях подъема революционного движения неспособность функционирующих на основе буржуазных принципов судопроизводства судебных органов надежно защищать существующий строй послужила поводом для нападок на судебные уставы 1864 г.

2. Судебная контрреформа

Смысл контрреформ заключался в «исправлении» реформ    Александра II, то есть представлял собой попытку повернуть Россию вспять, к дореформенному бытию, опираясь при этом на дворянские верхи против народных масс.           Судебная реформа Александра II, будучи наиболее последовательной из всех буржуазных реформ, вызывала едва ли не наибольшее неудовольствие реакционеров, поэтому довольно скоро сменилась контрреформой. Но единый законопроект, который предусматривал бы полную ликвидацию основных буржуазных институтов судебных уставов 1864 г., так и не был выдвинут. Пересмотр судебной реформы осуществлялся постепенно, путем издания отдельных законов, вносивших изменения в судебные уставы      1864 г.6

Правительство нанесло удары по наиболее важным принципам реформы. В ходе контрреформы:

  1.  был существенно изменен порядок расследования и рассмотрения дел о политических преступлениях, ограничены права обвиняемых и подсудимых;
  2.  была ограничена и частично отменена независимость судей, гласность, состязательность судопроизводства, рассмотрение дел с участием присяжных заседателей и право обвиняемого на защиту;
  3.  почти упразднена мировая юстиция.

Уже в 1867 г. по инициативе нового министра юстиции графа Палена высочайшим повелением ему было разрешено назначать исполняющих обязанности судебных следователей, которые не пользовались правом несменяемости. Зависимость этих должностных ли, которые по закону могли исполнять и обязанности судьи в окружном суде, от министра существенно ограничивала действие принципа независимости судей.7     В соответствии с Законом от 19 мая 1871 г. Расследование дел о государственных преступлениях было изъято из компетенции судей судебных палат и передано корпусу жандармов. Расследование жандармами дела через прокурора судебной палаты и министра юстиции передавались на Высочайшее рассмотрение. Царь мог либо передать дело в судебные установления для осуществления предварительного расследования, либо прекратить дело, либо разрешить дело в административном порядке, приговорив подследственного к административной ссылке. В последнем случае обвиняемого в государственном преступлении фактически лишали права на защиту, поскольку административное производство не предусматривало состязательности процесса.

В 1872 г. в связи с отсутствием подготовленных кадров судей судебных палат было принято решение все дела о государственных преступлениях рассматривать в Особом присутствии Сената, которое и было учреждено в том же году.8 Однако в связи с множеством таких дел и обвиняемых, проходящих по одному делу, а также решением «кадрового вопроса» Закон от 9 мая 1878 г. установил следующую подсудность в решении дел о политических преступлениях. Судьи судебных палат рассматривали преступления, не влекшие наказания, связанные с ограничением или лишением прав; остальные дела рассматривали судьи судебных палат с участием сословных представителей или Особое присутствие Сената. При наличии специального указа царя дело мог рассматривать Верховный уголовный суд.

Неожиданный для правительства оправдательный вердикт присяжных по делу революционерки Веры Засулич вызвал ограничения подсудности суда присяжных. Закон от 9 мая 1878 г. изъял из нее ряд преступлений против порядка управления: сопротивление распоряжениям правительства, неповиновение властям, оскорбление и явное неуважение к присутственным местам и чиновникам при исполнении ими служебных обязанностей, а также дела о покушении на убийство должностных лиц, нанесение им ран, увечий и прочее.

Убийство террористом Кравчинским шефа жандармов Мезенцева повлекло принятие 9 августа 1878 г. закона, в соответствии с которым  вооруженное нападение на представителей власти подлежало военному суду и по законам военного времени, что в качестве меры наказания предусматривало смертную казнь. Только в 1887 г. суду было разрешено в случае, если он находил смягчающие обстоятельства, при направлении смертного приговора на конфирмацию (от лат. confirmatio – утверждение высшей властью судебного приговора)9 государю просить его о помиловании.

В 1878 году Сенат разъяснил, что временные комиссии по составлению списков присяжных заседателей формируются земскими собраниями, в 1884 году в состав комиссий были введены председатели уездных съездов мировых судей, председатели земских уездных земских управ, городские головы, члены уездных по крестьянским делам присутствий, уездные исправники, полицмейстеры, товарищи прокуроров окружных судов.

В 1887 году меняется порядок составления списков присяжных заседателей: председатель земской уездной управы подавал сведения о кандидатах в окружной суд. Очередные списки присяжных составлялись комиссиями в составе уездного предводителя дворянства, председателя уездного съезда мировых судей, участкового мирового судьи, уездного исправника, председателя уездной земской управы, мирового посредника и др. Закон включал в состав комиссии лиц, располагающих сведениями об имущественном и ином положении кандидатов в присяжные

В 1889 г. с введение института земских начальников была почти повсеместно уничтожена мировая юстиция и нарушен принцип отделения суда от администрации при решении дел, подсудных мировому суду.10 

И все же, несмотря ни на что, судебная реформа оказалась одной из наиболее последовательных.

Существенные изменения произошли в низовых судебных органах. Мировые судьи, которые помимо разбора мелких дел решали спорные вопросы между крестьянами и помещиками, были в основном ликвидированы. Сохранились они только в трёх крупных городах – Москве, Петербурге и Одессе.

Мировые судьи заменялись земскими участковыми начальниками, должности которых предоставлялись исключительно дворянам. Наделённые широкими административно-судебными правами в отношении крестьянского населения, они осуществляли контроль над сельскими и волостными органами самоуправления, руководили полицией и надзирали за деятельностью волостных судов. В качестве ценза для должности земского начальника устанавливались: высшее образование или занятие в течение нескольких лет должности мирового посредника, мирового судьи, высокий имущественный ценз и звание потомственного дворянина. Сословный принцип подбора кадров проявился здесь со всей откровенностью.

В отличие от мирового суда, на который возлагалось достижение согласия между крестьянами и помещиками, земские начальники все спорные вопросы решали единолично, с оглядкой на местную государственную администрацию.

В городах учреждались должности городских судей, назначаемых министром юстиции. Апелляционной инстанцией для дел, рассматриваемых земскими начальниками и городскими судьями, было судебное присутствие уездного съезда, в которое входили предводитель дворянства, член окружного суда, городские судьи и земские участковые начальники уезда.

Кассационной инстанцией для тех же дел были губернские присутствия, состоящие из губернского предводителя дворянства, вице-губернатора, прокурора, членов окружного суда. Фактически обжалование дел осуществлялось в административных органах административными чинами. Кассационная деятельность в ходе такой реорганизации перестала быть исключительной компетенцией Сената. Кроме того, в 1885 г. наряду с кассационными департаментами Сената организовано специальное административное (Первое) присутствие, отобравшее у департаментов ряд дел кассационного производства.11

Административное вмешательство в судопроизводство повлекло за собой отход от одного из важнейших принципов судебной реформы – гласности суда. В 1887 году провозглашено право суда рассматривать дела при закрытых дверях, в 1891 году резко сузилась гласность гражданского судопроизводства.

Волостные суды, которые уже в ходе самой судебной реформы составляли особое звено судебной системы (специальный порядок судопроизводства, применение телесных наказаний), с 1889 года подпали под непосредственный контроль земских начальников. Последние отбирали кандидатов для волостных судов, осуществляли ревизии, штрафовали и арестовывали без особых формальностей волостных судей.

Против выделения судебной власти в качестве особой, независимой от других государственных органов отрасли, выступил новый министр юстиции Н.В. Муравьёв. В начале 1894 года в докладе Александру III он заявил, что « суд должен быть прежде всего верным и верноподданным проводником и исполнителем самодержавной воли монарха».

В мае 1885 года закон предоставил министру юстиции право надзирать за чинами судебного ведомства, в 1887 году он получает право устранять гласность судебного разбирательства, в 1889 году министру юстиции были подчинены городские судьи, а министру внутренних дел – земские начальники.

3. Земская и городская контрреформы

В последней трети XIX в. широкое распространение получила государственная теория местного самоуправления, что повлекло за собой изменение правовой политики в отношении местного самоуправления.

12 июня 1890 г. было издано новое положение о губернских и уездных земских учреждениях. Несмотря на то что в общем созданная в конце 60-х годах XIX в. система земских учреждений была сохранена, положение земского самоуправления значительно ухудшилось.12

Земская и городская контрреформы были проведены соответственно в 1890 и 1892 гг.

Инициатором земской контрреформы был видный государственный деятель Д.А.Толстой. Эта контрреформа обеспечила преобладание дворян в земских учреждениях, вдвое сокращала число избирателей по городской курии, ограничивала выборное представительство для крестьян. В губернских земских собраниях число дворян возросло до 90 %, а в губернских земских управах – до 94%. Деятельность земских учреждений ставилась под полный контроль губернатора. Председатель и члены земских управ стали считаться состоящими на государственной службе. Для выборов в земства устанавливались сословные курии, изменялся состав земских собраний за счет назначаемых сверху представителей. Губернатор получал право приостанавливать исполнение решений земских собраний.

Изменились требования к лицам, имевшим право участвовать в гласных выборах в земские учреждения. Так, правом участия в выборных съездах, по Положению 1890 г., обладали лица, имевшие российское подданство, достигшие 25-летнего возраста, в течение года владевшие в пределах уезда землей в количестве не менее 1/10 установленного ценза либо другой недвижимостью, оцененной не менее чем в 1,5 тыс. руб.

Значительно урезанными оказались права крестьянства на представительство своих интересов в уездных и губернских земских учреждениях. Так, были упразднены сельские избирательные съезды. Сельские сходы посылали своих представителей на волостной сход, на котором избирались кандидаты.

Вновь избранные земские гласные утверждались губернатором (ст. 51 Положения 1890 г.), что ставило земские учреждения под жёсткий контроль государства. Фактически это перечёркивало главную идею земства – независимость от органов государственной власти и царя в решении вопросов местного самоуправления. Смысл земской контрреформы состоял в том, чтобы свести на нет возможность участия в работе земских органов «случайных» (нежелательных для режима) людей, увеличить представительство дворян – опоры трона и в конечном итоге сделать земства лояльными по отношению к самодержавной власти. Во всех этих мерах отразилось противостояние царя и дворянства демократическому русскому земству («земле», «люду») – противостояние, уходящее в самую глубь российской истории.

Во-первых, был изменен порядок формирования земских управ. Так, в соответствии со ст. 118 рассматриваемого Положения председатели губернских земских управ должны были утверждаться министром внутренних дел, а избранные в председатели уездных земских управ и в члены губернских и уездных управ должны были утверждаться так же губернатором. Кроме того, в соответствии со ст.124 Положения 1890 г. председатели и члены управ состояли на государственной службе, а занять эти должности могли только те лица, которые обладали правом на государственную службу. «Последнее обстоятельство особенно отозвалось на окраинах, где председателями управ, как правило, были крестьяне и купцы».13

Во-вторых, расширялась компетенция земского самоуправления за счет целого ряда вопросов государственного значения. К предметам его ведения были отнесены: заведование местными губернскими и уездными повинностями (денежными и натуральными), капиталами и другими имуществами земства, взаимным земским страхованием имуществ, делами по обеспечению народного продовольствия, содержание в исправностях состоящих в ведении земства дорог, дорожных сооружений и бечевников; устройство и содержание пристаней вне городских поселений и попечение об улучшении местных путей сообщения, устройство и содержание земской почты, заведование земскими лечебными и благотворительными заведениями; попечение о призрении будных неизлечимых больных и умалишенных, а также сирот и увеченных, участие в мероприятиях по охране народного здоровья и предупреждению и пресечению падежей скота; развитие средств врачебной помощи населению и изыскание способов по обеспечению местности в санитарном отношении, заботы по предупреждению и тушению пожаров и попечение о лучшем обустройстве селений, попечение о развитии средств народного образования и установленное законом участие в заведовании земскими школами и другими учебнвми заведениями, содействие зависящими от земства способами местному земледелию, торговле и промышленности; забота об охране полей и лугов от порчи и истребления вредными насекомыми и животными, удовлетворение возложенных в установленном порядке на земство потребностей воинского и гражданского управлений.

Городская контрреформа преследовала точно такие же цели, как и земская: ослабить выборное начало, сократив число избирателей за счет лишения права выборов мелкой и отчасти средней буржуазии, предоставить преимущественное право выборов владельцам недвижимых имуществ, сузить круг вопросов, решаемых органами государственного самоуправления и расширить сферу правительственных полномочий, максимально уменьшить самостоятельность органов городского самоуправления путем подчинения их административной власти. Согласно новому городовому положению 1892 г., имущественный ценз, дававший право участвовать в выборах, повышался. В результате число избирателей в Москве, например, сократилось в три раза (с 23671 человек до 7221), а в Казани почти в восемь раз (с 6930 до 894 человек).

Из законодательства изымалось положение о том, что городские думы и управы действуют самостоятельно. Официально закреплялась практика вмешательства царской администрации в дела самоуправления. Правительство получало право не утверждать избранных законным путем городских голов. В таких случаях думы должны были выбирать новую кандидатуру. Количество заседаний думы ограничивалось. Городские головы и члены управ объявлялись состоящими на государственной службе, что во многом ставило их личное благополучие в зависимость от служебных успехов, которые оценивались не избирателями, а высокопоставленными.

Городская контрреформа служила укреплению «государственного элемента». Она устраняла от участия в городском самоуправлении городские низы, значительно повышая имущественный ценз. В Петербурге и Москве в выборах могло участвовать менее одного процента населения. Были города, где число гласных городской думы равнялось числу участвовавших в выборах. Городские думы контролировались губернскими властями. Городская контрреформа находилась в вопиющем противоречии с проходившим процессом бурной урбанизации. Уменьшилось число гласных городских Дум, усилился административный контроль над ними (теперь выборные представители городского самоуправления стали считаться государственными служащими), уменьшился круг вопросов, подлежавших компетенции дум.

Таким образом, городское самоуправление было по сути дела превращено в разновидность государственной службы.

Серьезной критике подвергся  проект Городового положения. Все преобразования в нем свелись к ограничениям. В отзывах по проекту имелись возражения против уменьшения самостоятельности органов городского самоуправления, лишения избирательных прав купцов второй гильдии, создания преимуществ для владельцев недвижимых имуществ. В процессе обсуждения проекта в Соединенных департаментах Государственного совета против ряда его положений выступили члены Государственного совета Н. С. Абаза, Каханов, Манасеин, Б. П. Мансуров, Н. И. Стояновский.14

Новое, городовое положение, так же как и положение о земских учреждениях, носило, конечно же, характер контрреформы. Оценивая последствия этих двух законов и в целом политики бюрократических ограничений, В. И. Ленин писал, что правительство «убило сельское самоуправление, изуродовало самоуправление городское и земское». Однако открыто реакционный курс царизма не мог быть постоянным. Вот почему тот же В. И. Ленин еще в 1894 г. сказал, что крепостники показали разнузданную, невероятно бессмысленную и зверскую реакцию, но всего «на час».15

Контрреформы в сфере местного управления и суда привели к усилению контроля над выборной властью со стороны государства, увеличению в них дворянского представительства, нарушению принципов выборности и всесословности в их деятельности.

  1.  Контрреформы в области образования и печати

           Поскольку студенчество считалось главным источником вольнодумства, рассадником республиканских и идей и всякого рода смуты, российские университеты стали одной из первых жертв охранительного  курса. Новый университетский устав 1884 г. упразднял их автономию. Был ликвидирован университетский суд, запрещены любые студенческие объединения. Преподаватели, избранные учёными советами, обязательно утверждались в должности министром просвещения. Всей университетской жизнью теперь руководил государственный чиновник – попечитель учебного округа: он назначал деканов (одна из высших выборных должностей университета), обладал правом созывать учёный совет, присутствовать на его заседаниях, наблюдать за преподавателем. Государство не забыло напомнить студентам и об «обязанности по выполнению воинского долга»: льготы по призыву в армию для лиц, имеющих высшее образование, были ограничены, а минимальный срок военной службы увеличен.

Вдохновителю и главному организатору контрреформ в сфере образования графу И.Д.Делянову (1818-1897), министру народного просвещения с 1882 г., принадлежит и авторство печально знаменитого циркуляра «О кухаркиных детях».16 В этом документе рекомендовалось ограничить поступление в гимназии и прогимназии «детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких торговых лавочников и тому подобных людей, детей коих, за исключением разве одарённых необыкновенными способностями, вовсе не следует выводить из среды, к коей они принадлежат». В средние и высшие учебные заведения сокращался приём лиц еврейской национальности. Каких-либо реальных последствий циркуляр, впрочем, так и не возымел, оставшись в истории российского образования примером исключительной ограниченности государственных чиновников.

1884 год был ознаменован введением нового университетского устава – военные гимназии преобразовывались в кадетские корпуса. С отставкой министра внутренних дел графа Н.И.Игнатьева (1882 г.) и назначением на этот пост графа Д.А.Толстого начался период открытой реакции.

Начальное образование по закону от 13 июня 1884 г. должно было целиком перейти в церковное ведомство. Однако проведение его в жизнь было затруднено отсутствием средств и резким продиводействием земств.

Наибольшего успеха реакции удаётся достигнуть в области цензурной политики. Занявший в 1883 году пост начальника Главного управления по делам печати Феоктистов к 1886 году сумел решительно расправиться почти со всеми прогрессивными органами печати.

Первый опыт свободы  слова прервался после утверждения 27 августа  1882 г. новых «Временных правил о печати» (которые стали постоянными). Администрация получила право закрывать любые газеты и журналы, лишать издателей  и редакторов права на продолжение профессиональной деятельности. Редакция обязывалась раскрывать псевдонимы своих авторов по требованию властей. Усилилась цензура.

По временным правилам правительство создавало специальный контрольный орган, ведавший прессой, - Особое совещание четырех министров (внутренних дел, юстиции, народного просвещения и обер-прокурора Синода). По этим новым правилам, во-первых, вводилось такое положение, что те органы печати, которые были временно приостановлены после трех предостережений, могли вновь начать выходить исключительно только под особого рода предварительной цензурой, именно: для газет устанавливалось, что каждая подвергшаяся этой каре газета вновь может выходить только с таким условием, чтобы каждый ее номер накануне выхода в свет, не позже 11 часов вечера, представлялся в цензуру. Это, разумеется, было почти совершенно неосуществимо для ежедневных газет, потому что газеты, на обязанности которых лежит именно сообщать самые последние новости, печатаются ночью, вплоть до самого момента рассылки, и, таким образом, не могут быть готовы к 11 часам вечера накануне или же должны поступаться новизной сведений. Поэтому, как только это правило было применено к «Голосу» Краевского и «Стране» Полонского, которые выходили в Петербурге и являлись тогда наиболее резкими либеральными газетами, то этим газетам пришлось прекратить свое существование.    Вторым правилом, которое было вновь введено, являлось учреждение особого ареопага из четырех министров: министра народного просвещения, министра внутренних дел, министра юстиции и обер-прокурора Святейшего Синода, которым предоставлялось право в случае обнаружения вредного направления какого-нибудь журнала или газеты навсегда прекращать это издание, причем они могли вместе с тем и совершенно лишать права также навсегда редактора этой газеты или журнала издавать какие бы то ни было органы печати.

С особенной строгостью применялись к журналам и газетам, в особенности в первые годы толстовского режима, все те драконовские меры, которые устанавливались и новым и прежним законодательством о печати. Так, на органы-печати сыпались такие кары, как лишение права печатать объявления, как многочисленные предостережения, которые вели в конце концов к приостановке и затем, по новому закону, к отдаче под предварительную цензуру, как лишение права розничной продажи, что больно било газеты в экономическом отношении. Очень скоро применен был и новый способ окончательного прекращения журнала по решению четырех министров: именно таким образом были прекращены «Отечественные записки»17 с января 1884 г., крайне ненавистный правительству журнал, редактором которого был М.Е.Салтыков-Щедрин. Зато процветала газета М.Н.Каткова (1818-1887) «Московские ведомости». Именно на 80-е гг. приходится заключительный период деятельности этого известного русского публициста, в своё время слывшего либералом и много сделавшего для расширения круг дозволенных к обсуждению в печати вопросов. Но с середины 60-х гг., а особенно после установления нового правительственного курса при Александре III, Катков немало способствовал усилению охранительного духа и нетерпимости в стане власть имущих.

Обладая тонким публицистическим талантом и репутацией либерала, он сумел заронить в умы своих читателей сомнение в необходимости продолжения реформ, объявленных им в целом как «неудачные»: «Ещё несколько месяцев, быть может, недель прежнего режима, - писал он по случаю манифеста 29 апреля 1881 г., - и крушение было  бы неизбежно».18

В конце такого жесткого по отношению к печати режима, именно в 80-х годах, в последние два-три года жизни Толстого число исключительных кар значительно уменьшилось, и можно было, как замечает К.К.Арсеньев, даже подумать, что это являлось симптомом смягчения режима; но такое уменьшение числа преследований на деле, как объясняет тот же историк цензуры, зависело от того, что не на кого и не за что было их налагать, так как значительное число либеральных зависимых органов печати было или совершенно прекращено, или поставлено в такое положение, что они не смели пикнуть, и в случаях сомнения сами редакторы наперед объяснялись с цензорами и выторговывали себе ту небольшую область свободы, которая им представлялась самою цензурою. В таких обстоятельствах выжили в этот трудный момент лишь немногие из либеральных органов печати, как, например, «Вестник Европы», «Русская мысль» и «Русские ведомости», которые, впрочем, постоянно чувствовали над собой дамоклов меч, и их существование висело также все это время на ниточке.

Заключение

Все мероприятия, проводимые в противовес предыдущим реформам, обладали одной общей ярко выраженной чертой – контроль со стороны государства. Отсюда и всегдашнее стремление властей повсюду иметь за всем следящего и всем руководящего «государева чиновника – будь то губернатор, земский начальник, цензор или попечитель учебного округа. Это стало итогом развития российской самодержавной государственности, достигшей при Александре III своей вершины.

Приверженцы охранительного курса полагали, что Россия ещё не готова  к тем преобразованиям, которые проводил в жизнь Александр II. Поэтому  80-е–начало 90-х гг. ХIXв. запомнились современникам как пора выжидания, затишья, «болезненного спокойствия».

Проводимые в «жизненных интересах народа» контрреформы оказались бессильными перед самим течением жизни. Земская контрреформа не остановила земского движения, но настроила значительную часть земцев против самодержавия. Увеличенный избирательный ценз при проведении городской реформы стал ещё одним стимулом для деловых людей, чтобы задуматься о повышении уровня своих доходов. Это в свою очередь способствовало развитию городской экономики, усилению городской буржуазии, требующей от самодержавия предоставления ей всё новых и новых прав.

Контрреформы в сфере образования также дали результат, прямо противоположный ожидаемому: в университетах усилился дух свободомыслия. Не имели успеха и мероприятия правительства в области печати: количество изданий в России год от года увеличивалось. Росло и число желающих вставить где-нибудь свою статейку – за всем не уследишь, как бы не мечтали об этом сторонники российской державности.     

Однако основные цели, намеченные в царском манифесте 1881 года, казались достигнутыми или близкими к достижению. Самодержавие находилось в зените, территория империи увеличивалась за счёт завершившегося присоединения среднеазиатских земель, международное положении России упрочилось, а внутренний мир, хотя и прозрачный, всё же поддерживался. Вместе с тем период реакции обнаружил кризис системы самодержавного строя, разложение его верхушки, начиная с императорской фамилии вплоть до тех или иных представителей местных властей.

Анализ процесса разработки законопроектов о контрреформах позволяет выявить весьма серьезные расхождения среди государственных деятелей царской России. Реакционная линия отступления от буржуазных преобразований 60—70-х гг. натолкнулась на сопротивление противников контрреформ. Такого рода разногласия не случайны. Будучи выразителями интересов своего класса, государственные деятели стремились наилучшим образом защитить их. Вопрос заключался в том, как это сделать в условиях бурного развития капиталистических отношений.

Отсутствие единства при обсуждении проектов контрреформ объясняется, прежде всего, тем, что представители правящей бюрократии стали учитывать интересы двух различных классов – начавшего постепенно утрачивать свое экономическое господство класса феодалов и растущего класса буржуазии.

То, что реакционерам даже при благоприятном для дворянства соотношении классовых сил не удалось полностью осуществить планы пересмотра реформ 60—70-х гг., являлось следствием все увеличивающегося несоответствия государственно-правовой надстройки изменившимся экономическим отношениям. Невозможность путем экономической и политической поддержки дворянства упрочить существующий строй, необходимость расширения социальной опоры абсолютизма становятся очевидными не только для либерально настроенных государственных деятелей, но и для отдельных представителей реакционного лагеря. Все это обусловило стремление прислушиваться к требованиям буржуазии, что отразилось в позиции ряда государственных деятелей, проводивших линию против коренного пересмотра реформ 60 – 70-х гг. Осуществление контрреформ в значительно менее реакционном духе, чем это первоначально планировалось, явилось одним из свидетельств изменившегося классового содержания государства и права пореформенного периода.

Таким образом, политическая реакция во время правления       Александра III явилась одной из причин революционных событий 1905–1907 годов.

Список используемой литературы:

  1.  Цечоев В.К., Власов В.И., Степанов О.В. История отечественного государства и права. Учебное пособие. Москва-Ростов-на-Дону: 2000.
  2.  Орлов А.С., Георгиев В.А., Георгиева Н.Г., Сивохина Т. А., История России. Учеб. 2-е изд., перераб. и доп. ТК Велби. Изд-во Проспект. М.: 2004.
  3.  Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Том 5. Издание 5-е. Изд-во политической литературы. Москва: 1970. 
  4.  Абрамов В.Ф. Российское земство: экономика, финансы и культура. ФГ, изд-во Ника. М.: 1996.
  5.  Виленский Б.В. Судебная контрреформа в России.// Ученые труды Саратовского юридического института Саратов. вып. 2.: Коммунист, 1965.
  6.  Быстренко В.И. История государственного управления в России. М., 2001.
  7.  Марченко М.Н. Право 777. Юридическая энциклопедия. Изд-во: Проспект. М.: 2011.
  8.  Под ред. Чистякова О.И. История отечественного государства и права. Учебник. Ч.I, 5-е издание. Изд-во: ЮРАЙТ. ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ. Москва: 2010.
  9.  Грибовский В. М. Государственное устройство и управление Российской Империи. Типография Техник. Одесса: 1912.
  10.  Каракова С.В. Правовая политика в сфере земского самоуправления во 2-й половине XIX в.// История государства и права, 2010, № 12.
  11.  Дворниченко А.Ю., Кащенко С.Г., Флоринский М.Ф. Отечественная история (до 1917 г.). Учеб. пособие. М.: 1999.
  12.  Жирков Г.В. История цензуры в России XIX – XX вв. Научное издание. Изд-во: Гардарики. М.: 2001.
  13.  Под ред. К.А. Аксёнова. История России и её ближайших соседей. Энциклопедия Т.5 Ч.2. Изд-во: Аванта+. М.: 1997.
  14.  Цимбаев В.И. История России XIX-XX вв. Издательство: Феникс, Ростов н/Д: 2004.
  15.  Ляшенко Л.М. Хрестоматия по истории Отечества XIX – начало XX вв. Москва: 1997.
  16.  Под ред. Г.Н. Чеботарева. Муниципальное право России. М.: 2005.
  17.  Сайт: Библиотека Гумер www.gumer.info/bibliotek_Buks/History.

2Цечоев В.К., Власов В.И., Степанов О.В. История отечественного государства и права. Учебное пособие.  Москва-Ростов-на-Дону: 2003. С. 176.

3 Орлов А. С., Георгиев В. А., Георгиева Н. Г, Сивохина Т. А. История России: учеб. 2-е изд., перераб. и доп. М.: 2004. С.-520.

4 Ленин В.И. Полное Собрание Сочинений. Т. 5, изд. 5-е. Москва: 1970. С. 34.

5 Абрамов В.Ф. Российское земство: экономика, финансы и культура. М.: 1996. С. 217.

6 Под ред. проф. О.И. Чистякова. История отечественного государства и права. Учебник. Ч. I. М.: 1999.             С. 360.

7 Виленский Б.В. Судебная контрреформа в России. Ученые труды Саратовского юридического института. Вып. 2. Саратов: 1965. С. 258-300.

8 Быстренко В.И. История государственного управления в России. М.: 2001 С. 161.

9 Марченко М.Н. Право 777. Юридическая энциклопедия. М.: 2011. С. 301.

10 Чистякова О.И История отечественного государства и права. Учебник. Ч.1. 5-е изд. Москва: 2010. С. 390-391.

11 Грибовский В. М. Государственное устройство и управление Российской Империи. Одесса: 1912. С. 67.

12 Каракова С.В. Правовая политика в сфере земского самоуправления во 2-й половине XIX в.// История государства и права, 2010. № 12. С. 25-29.

13 Под ред. Г.Н. Чеботарева. Муниципальное право России. М.: 2005. С. 66.

14 Дворниченко А.Ю., Кащенко С.Г., Флоринский М.Ф. Отечественная история (до 1917 г.). Учебное пособие. М.: 1999. С. 74.

15 Ленин В.И. Полное Собрание Сочинений. Т. 5, изд. 5-е. Москва: 1970. С. 42.

16 Чистякова О.И. Учебник История отечественного государства и права. Ч.1. 5-е издание. Москва: 2010. С. 395.

17Жирков Г.В. История цензуры в России XIX – XX вв. Научное издание. М.: 2001. С. 375.

18 Под ред. К.А. Аксёнова История России и её ближайших соседей. Энциклопедия Т.5 Ч.2. М.: 1997. С. 256.




1. темам 3. Местные признаки болезни ОБЩИЕ ДАННЫЕ Общий вид больного- в сознании без созн
2. Учет заработной платы в бюджетных организациях (на примере Управления по образованию, культуре и молодежной политики)
3. тематическое программирование
4. Амортизационные отчисления, их место и роль в воспроизводстве основных фондов
5. Реферат- Валентина Степановна Гризодубова
6.  Теоретические аспекты смешанной экономики Основные черты
7. Оценка туристского потенциала Одинцовского района
8. Анализ и оценка эффективности управления предприятием ООО Креанд
9. Найк Філа Найта що є запорукою її успішної діяльності- стопроцентне задоволення потреб клієнта;.html
10. Тема 1 Введение в эконометрику Цель- рассмотреть основные этапы возникновения эконометрики изучить ви
11. 57 Слово о полку Игореве
12. на тему Гигиена воды и водоснабжения Вариант А Выберите один наиболее правильный ответ 1
13. ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА 2
14. Тема 6 План рахунків бухгалтерського обліку
15. Стратегический контроль в деятельности организации
16. Лекция Балка на упругом основании 2
17. Аутгоинговый туроператор специализируется на разработке продвижении и реализации выездных международны
18. XVII вв. Отличительные особенности древнерусской философии отсутствие самостоятельного статуса и совокуп
19. В английском языке признаком глагола в неопределенной форме является частица to
20. после лыж вся инфраструктура отдыха и развлечений горнолыжного курорта рестораны бары отели дискотеки