Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

7 утра и несмотря на шум уборщиков на улице я всё равно могла слышать их в её комнате

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-13

Акция
Закажите работу сегодня со скидкой до 5%
Бесплатно
Узнать стоимость работы
Рассчитаем за 1 минуту, онлайн

                                                               Prologue.

7 утра, и, несмотря на шум уборщиков на улице, я всё равно могла слышать их в её комнате. Она пыталась приглушить звук, но не было никаких сомнений по поводу того, чем они там занимались. Как она могла так со мной поступить? Это невозможно. Этого просто не может быть. Я лежала поверх простыней, одной рукой поглаживая свой живот. Всё тело как будто оцепенело, застыло. Если бы только я могла это почувствовать. Я так хотела это почувствовать. Я прекратила гладить живот, завернулась в простыню и перевернулась на бок. Посмотрела в окно на утреннее небо - еще только начинало светать. Я почувствовала, как по моей шее течет пот - было уже очень жарко - а голова у меня просто раскалывалась. Моё счастье съеживалось и содрогалось внутри меня. Она меня не любила. Она бы никогда так со мной не поступила, если бы любила меня. Потом они остановились. "Ну, блять, и на том спасибо." Я сердито пялилась в потолок, губы издали какой-то тихий стон. Для меня как будто бы конец света наступил. Это было худшее, что когда либо со мной случалось. Если бы я хотя бы на секундочку представила, что верю в любовь, то сейчас я бы уже точно поняла, как сильно обманывалась. Всё всегда заканчивается одним и тем же, неважно, любишь ли ты их или нет. В конце концов, они все тебя предают.

                        August. Week One. Effy.

Суббота, 1 августа. Венеция.

Итак, она выбрала Венецию. И я понимаю, почему. Венеция - как один большой диснеевский замок, только существующий в реальности. А еще этот город довольно далеко от Бристоля, отца и прочей подобной херни.

Что ж, отлично, мама. Мне бы подошло что угодно, лишь бы подальше от других. От Джей Джея, Кука и Фредди.

Три ебанутых мушкетера.

Я сама это всё затеяла, а вот справиться не смогла.

Повсюду вода - как будто мы окружены огромным рвом с водой, охраняющим нас от врагов. Я сбежала вместе с мамой.

Мы арендовали маленькую квартиру подальше от центра и туристов. Хозяева квартиры на лето уехали из города.

Это был четырехугольный дом с большим двором посередине. Великолепно. Очень живописно.

Мне нравились даже шершавые розовые стены - по цвету они напоминали мне клубничный коктейль.

Еще там был балкон. Из ржавого голубого металла. На нем было прекрасно сидеть, смотреть и курить. Видеть самой, но быть невидимой.

Зато моя спальня - феерия идиотизма. Повсюду Барби.

Одна маленькая кровать. Какая-то паршивая картинка Иисуса и Мэри, завершавшая образ "комнаты маленькой девственницы".

"Наоми и Кук от смеха бы описались, если бы меня тут сейчас увидели", - думала я, швыряя сумку на кровать и оглядываясь вокруг себя.

Компьютера нет. Несколько часов спустя, я нашла интернет-кафе, так что могу быть в курсе событий. Если сама захочу.

Мама загрустила сразу после того, как мы сюда приехали. Да, конечно, всё вокруг было серым, постоянно лил дождь, было влажно, везде воняло, но, Господи, она только о себе и думает в последнее время. Только о своих проблемах. Которые, к слову, она сама и создала.

Может, мне следовало бы ей посочувствовать, учитывая всё то дерьмо, через которое я сама прошла за последние несколько месяцев. Но мама этого всего даже не заметила, нисколько за меня не волновалась. А как насчет меня?

- Что с тобой такое? - спросила я.
- Ничего. Не знаю, - устало сказала она. - Может быть, это всё не то, чего я ожидала. Может, поездка сюда была ошибкой?
- Может быть, - в раздражении я закрыла глаза.

Сделай над собой усилие, Эффи. Ты ведь знаешь, каково это - дерьмово себя чувствовать. Я широко открыла ставни. Дождь прекратился. Яркий солнечный свет заставил меня зажмуриться. И улыбнуться.
- Видишь? - я повернулась к маме лицом. - Всё изменилось.
В ответ лишь слабенькая улыбка.
 
- Да, помогает, - она вынула из сумки сигарету и зажгла её. - Так, а теперь нам что делать?

- Я собираюсь принять душ, - сказала я. - Потом я собираюсь выйти, осмотреться. И найти интернет-кафе.
- Ой, погоди, - она подала мне коричневый конверт. - Это от папы.
Я открыла его. И насчитала 150 евро банкнотами.

- Потрать эти деньги, - сказала мама. - Этого должно хватить. Если надо будет больше, то приходи ко мне.
- Хорошо, спасибо, - неблагодарно ответила я. Мне нужны были совсем не деньги.

- Ну ладно, - вздохнула она. - Я тут приберусь, сделаю всё как дома.
Как дома? Дома она особо счастливой не казалась.

Как только я вышла, то сразу зажгла сигарету, вынула телефон и включила его, подождала сигнала и удалила роуминговые сообщения. Десять минут спустя пришло сообщение от Пандоры. Что-то там о Томасе и её маме. Просит присылать фотки. Ага, конечно, Панда.

Было по полуденному тихо. На углу улицы несколько старых мужчин сидели у кафешки и играли в домино. Грязная собака нюхала землю под своими лапами. Какая-то измученная женщина, одетая в длинный фартук, терла щёткой ступени в доме по соседству.

Она на минуту остановилась, чтобы отдохнуть, и тут заметила меня, стоящую с телефоном. Она оглядела меня с ног до головы c осуждением, даже завистью. Это была её ежедневная рутина - всё тереть и тереть, всё вычищать. Она снова окунула щётку в ведро и продолжила.

Я закурила еще одну сигарету и направилась к невысокой стене напротив нашего дома. Я курю, просто занимаюсь своим делом - смотрю на людей. Гляжу. Три парня, может быть, моего возраста, вышли из-за угла улицы.

Один из них, высокий в шляпе, похож на Фредди. Красив. Немного самоуверен. Он поймал мой взгляд. 
- Синьорина... Чао... Чао.
Он присвистнул.

Те двое с ним бешено оглянулись вокруг, затем, присвистывая и выкрикивая какую-то херню, которую я не могла понять, двинулись навстречу ко мне.

- Ты знаешь, что означает "Отъебись"? - спросила я высокого, когда они притихли. "Так вот отъебись".

- Ого. Английский, - он начал приходить в себя. - Миленько. Каникулы?
- Чего? - я сделала идеальное кольцо из дыма.

Втроем они заржали. Я хмыкнула про себя и вытянула ноги. Мои ступни горели, было слишком жарко. Ноги были голыми. Я оглядела их, а затем подняла взгляд на тех троих парней.

Они перестали смеяться. Стояло молчание. Мое дыхание начало ускоряться, но я не собираюсь дать почувствовать им запах страха. Я отбросила мою сигарету на землю недалеко от меня, и все мы просто смотрели друг на друга.

- Ну, - сказала я наконец. - Судя по всему, вы хотите поиздеваться надо мной веселья ради.
- Прости, что? - спросил высокий. - Мы настроены дружелюбно. Может, это ты хочешь "поиздеваться" сейчас?
Он уставился на своего друга.

- Ты одета как шлюха, - добавил он, даже не оглянувшись. - Грё-ба-на-я шлюха.
Мне захотелось блевануть. Блевануть прямо на них. Мне захотелось к папе, к моей маме. Фредди. Я сама это всё затеяла, а вот справиться не смогла.

- В чём дело?! - раздался голос - какой-то тип постарше двигался мне навстречу.
Выглядел он шикарно. Костюм, майка. Пидарские итальянские туфли. Он грозно посмотрел на троих ублюдков и заорал на них потоком гневного итальянского.

Высокий подпрыгнул в воздухе и завыл как волк. Я ухмыльнулась. Кук. Прямо как Кук. Остальные два парня сделали то же самое, а затем начали сматываться.

- Чао, крошка, - один из них злобно бросил вслед, пока они убегали. - Английская сучка! 
Они скрылись за углом. Исчезли. Оставили меня с грёбаным Джорджем Клуни.

- Порядок? - спросил он. - Ты в порядке?
Он тряхнул своей головой.
 
- Не обращай внимания на тех парней.
- И не думала даже, - сказала я с каменным лицом. - Но спасибо.

Я встала, не чувствуя себя больше объектом изучения, и направилась к входу в наше здание.
- Ах, ты живешь здесь? - сказал он. - Я тоже.
 
Он протянул мне руку.
 
- Меня зовут Альфред, но друзья зовут меня Альдо.

Мои руки не двинулись. 
- Эффи, - ответила я.
Мы как-то странно и неуклюже улыбнулись.
- Лучше бы ты не курила, - сказал он, глянув на пачку сигарет в моей руке. - Это очень вредно для кожи.

- Спасибо за совет, - вежливо сказала я и улыбнулась своей самой обаятельной улыбкой. - Буду иметь ввиду. 
Он толкнул большую деревянную дверь и придержал ее для меня. Теперь мы стояли в холле, в котором пахло сыростью, как в пещере. Я посмотрела на почтовые ящики, предназначенные для здешних жителей.

"Я бы хотела такой ящик, - подумала я. - Спрятаться в нем. Навсегда".
- Итак... - сказал Альдо. Он начал подниматься по каменной лестнице, полу боком ко мне. - Ты здесь со своими родителями?
- С моей мамой, - ответила я. - Мы здесь на месяц.

- А. Вы арендовали номер в Tropeas? Что ж... Может быть выпьем по граппе вместе? За встречу.
- Граппа?
- Итальянский аперитив, Эффи. Греет душу.

Я невольно усмехнулась. 
- Ты довольно хорошо говоришь по-английски.
- Спасибо. Я год учился в Лондоне. Я так долго ждал, что кто-нибудь скажет мне это. Правда, я уже давно не практикуюсь.

Мы добрались до вершины второго лестничного пролета и Альдо начал рыться в кармане.
- Чёрт! - сказал он. - Я оставил ключи у матери.
Он потер лоб.
 
- Ну вот. Я не могу попасть к себе в квартиру.
- Так, - я прикусила губу, думая, что же делать. - У тебя есть с собой бумажник?
- Да, но...

- Мне нужна только кредитка, и все. 
Я посмотрела на него, он был в недоумении.
 
- Чтобы взломать замок.
 
Он смотрел непонимающе еще секунду, а потом улыбнулся, потрясающе, бля, улыбнулся. Он неплохо выглядел. Я и не замечала этого прежде.

- Умница! И теперь как, и главное, почему ты этому научилась?
- Потому что подумала, что это может быть полезно, - сказала я, многозначительно посмотрев на его запертую дверь.
- И это действительно так, - сказал Альдо, подавая мне свой бумажник.

Я проигнорировала большинство кредиток, включая платиновую Amex, и взяла наименее ламинированную. Членский билет или что-то вроде. Я встала на колени и всунула карту насколько возможно в пространство прямо над замком. Потом наклонила ее так, чтобы она была совсем рядом с дверной ручкой, затем согнула ее в другую сторону и толкнула дверь.
- Готово.
Я встала и отряхнула колени.

- Большое спасибо за помощь, - сказал он. - Не хочешь зайти и выпить?
- Нет, - ответила я. - Спасибо.
Почему я это сказала? Потому что я всегда говорю нет.

Я не ждала, пока он начнет настаивать, но он и не стал. 
- Что ж, Эффи, - сказал он и протянул свою руку за моей. Его рука была теплой и сухой. Большая и сильная.
- Я в долгу перед тобой.
Мы улыбнулись друг другу.

- Не отпускай его, - подумала я. - Не уходи.
Я взяла прядь своих волос и медленно начала поглаживать ее. Я как-то читала в журнале, что мужчины ненавидят, когда женщины теребят свои волосы. Насрать.
- Ну, увидимся, - медленно сказала я. - Как-нибудь в другой раз.

Не дожидаясь пока он ответит, я прошла мимо него, наверх, к нашей квартире.
Когда я добралась до верхних ступенек, я обернулась. Но он уже ушел.

                            Naomi.

Воскресенье, 2 августа. Ритзи

Музыка была оглушительна. Руки Кука шлепнули меня по лицу. 
- Ой! Неуклюжий ублюдок. 
Я ударила его в грудную клетку.

Он приблизился ко мне. Его лицо было слишком, блин, близко к моему. 
- Ах, принцесса! Куки Монстр просто пытается быть дружелюбным...
Он погладил мою щеку.

Я оттолкнула его руку, еле сдерживая улыбку. Что касается Кука, так с ним невозможно спорить. Не нравится он мне. В смысле. я теперь лесби, так сказать. Он, блин, неконтролируемый. Противоположность мне. Но иногда, да, я действительно была бы не против иметь возможность делать и говорить то, что я, бля, хочу.

Правда, я лучше умру, чем скажу ему, что втайне ему завидую. В каком-то смысле, это и правда так. 
- Кук, - я посмотрела на него отчаянным "взглядом старшей сестры". - Просто успокойся, мать твою!

Он заржал как маньяк. 
- Я, бля, не успокоюсь, Наоми. Ты же знаешь.
Он оставил влажный поцелуй у меня на носу.
- Уверена, что я не смогу соблазнить тебя возвращением на член-экспресс?

Я вытерла его слюну с носа. 
- Член-экспресс?
- Ну, скорее всего нет, - Кук уставился на что-то за моей спиной. 
Я обернулась и увидела, что там стоит Эмили.

Большие глаза глядели с подозрением.
- А твоя подружка-кисколизка так и манит к себе...
Я потянулась и взяла руку Эм, притягивая ее поближе к себе.
- Мы пропустим эту реплику, - сказала я ему сурово.

- Всего один раз. И только, - я ущипнула его за щеку. - Потому что на самом деле ты просто слабак. 
Кук захихикал, его лицо покрылось потом от жара, вызванного метамфетамином. 
- Справедливо, Наомикинс.

Он сделал глоток пива и как смог помахал нам. "
- Увидимся, посоны!
Эмили поморщила нос. 
- Чего он хотел? - спросила она, пытаясь не подавать виду, что она парится из-за того, что Кук флиртует со мной. Просто он как обычно делает это в своем странном стиле.

- Ничего, детка.
Я обняла ее и, скользнув своей рукой под топ, погладила ее по спине. 
- Пойдем сделаем что-нибудь эдакое.

- Прямо здесь? - Эмили улыбнулась так мило и в то же время сексуально. 
- Здесь. 
Я взяла ее за обе руки и потянула в сторону туалета. Она двинулась за мной мимо ухмыляющихся человеческих силуэтов к табличке "Ж".

Как только мы достигли двери, я поцеловала ее, очень нежно, но потом решительно нашла ее язык. Эмили стонала и запрыгнула своими бедрами на меня.
- Я сейчас так счастлива, - сказала она, растягивая слова. - Если бы я умерла сегодня, то мне бы было абсолютно, бля, насрать на это.

- Я тоже счастлива, - я поцеловала Эмили в лоб. 
И тут я увидела, что Кук несет к нам свой зад. С этой бесстыжей улыбкой на лице. 
- Мило, - напыщенно сказал он и подмигнул.

Я схватила руку Эмили и быстро протолкнулась через дверь.

<b>Понедельник, 3 августа. Комната Наоми.<b></b></b>

- Который час?
Я перевернулась и нажала на паузу на своем айподе. Мне казалось,что еще ночь. Эмили и я не возвращались домой до двух часов. Мы не спали всю ночь, желая, чтобы она не заканчивалась. Наша последняя ночь.

Но мы заснули перед торговым каналом, немного под кайфом, немного пьяные. Счастливы. Но сегодня утром я была раздражена, и это еще мягко сказано.

- Около половины восьмого, - сказала Эмс. 
Она красила себе ногти на ногах. На моей кровати.
- Эмили! Можешь делать это в ванной? Ты сделаешь нахуй фиолетовым все мое одеяло!

- Ладно, ладно, Господи.
Она встала с кровати и заковыляла к двери. Потом повернулась и посмотрела на меня. 
- Да что с тобой сегодня?
- Ничего, - сказала я на автомате. Я была нахмурена, по привычке.

Я не горжусь этим, но от старых привычек не так легко избавиться.
- Просто... еще слишком рано. 
Я оперлась на одну руку 
- По утрам я не очень-то добрая.
Но она не купилась на это. 
- Хорошо... Но... Я уезжаю во Францию сегодня вечером, а ты вдруг начала себя вести так, как будто... Как будто все, что касается меня, тебя нервирует, - сказала она. - Ты хочешь, чтобы я уехала, правда ведь?

Я закатила глаза. 
- Ага. Я не могу дождаться, когда избавлюсь от тебя, чтобы поскорее начались следующие две недели. Я уже секунды считаю, когда ж ты уже укатишь поскорее.

Вот дерьмо, она опять чуть не плачет. Она чувствительна, как цветок. Странно, ведь Эмили Фитч сильнее, чем я есть и когда-нибудь буду.
Я только болтаю постоянно, но на деле я трусиха. Черт, я определенно парень в этих отношениях. Да, Наоми, отношения.

- Ну нет...Эм, - я протянула свою руку и подозвала ее. - Прости. Слушай, ты же знаешь, я буду скучать. Очень.
Эмили улыбнулась так, что я растаяла. Она как ангел. Прелестный рыжеволосый ангел. Я хотела остаться с ней и никогда не отпускать.

- Иди сюда, - сказала я.
Я первая потянулась к ней и стянула через голову ее футболку, отшвырнув ее куда-то. Я уставилась на ее прекрасную грудь. Мягкая, великолепная Эмили.
- Я люблю тебя, Эмили, - сказала я, поглаживая ее живот.

Я встала на колени и поцеловала ее в живот. Он пах ею. Эмили гладила меня по голове и несколько минут мы просто стояли так. Я не хотела оставлять ее. Никогда.
- Наоми, - в конце концов сказала Эм.
- Что? - я встала с колен и обняла ее.

Она положила руку мне на плечо и сказала:
- Ты ведь не собираешься делать глупости, правда?
- Какие например?
- Ну, не знаю. С глаз долой, из сердца вон...
Я обняла ее еще крепче.
- Да ну!
- Дело даже не в Куке... Я знаю, ты...

- Слушай, Эм, - я отпустила ее, чтобы хорошо ее видеть. - То, что случилось между мной и Куком - это был совершенно безумный этап моей какой-то другой жизни. Я пыталась делать вид, что... Ну, что ты мне не нравишься.
Глаза Эмили все еще блестели от выступивших слез.

- Люблю тебя. Делала вид, что не люблю тебя, так лучше?
Она расслабилась. Вернулся совершенный персиковый цвет лица. 
- Хорошо. Потому что для меня это серьезно. Мы - это мы. Для меня это не какие-то гребаные одноразовые отношения.

- Для меня тоже, - сказала я, даже не зная правда это или нет. 
То есть, я знаю, что люблю ее. Я не могу представить себя без объятий, поцелуев и секса с Эмили. Но сомнение все же есть, лесби я или натуралка.

- В таком случае, теперь твоя очередь объясняться, - сказала я, убирая волосы с ее лица. - Как насчет большого любовного романа, который был между тобой и Джей Джеем?
- Наоми! - Эмили толкнула меня назад к моей постели. - Я же объяснила тебе ситуацию с Джей Джеем. Ты блин прекрасно знаешь, что это было из жалости. Я ЛЕСБИ.

- Тссс, - сказала я, смеясь. Я потянула ее обратно на кровать. - Ты не хочешь сказать это немного громче? Я не уверена, что в австралийской глубинке тебя услышали. 
Звук шагов по коридору к ванной остановил нас. Это Киран или Мама. Эм перевернулась на спину. И мы лежали молча, в тишине. Наши пальцы были переплетены.

                                                            Emily

Понедельник, 3 августа. Комната Наоми, позже.

- Наоми, - прошептала я, коснувшись ее шеи кончиком моего пальца. Я медленно погладила ее кожу, ведя пальцем из-под уха к гладкому, бледному плечу. 
- Наоми... Вставай.

Наоми шмыгнула носом и сморщила его. Я улыбнулась. В последнее время я много улыбалась. Повернувшись на спину, я посмотрела на потолок, затем оглядела всю спальню.

Комната Наоми замечательная. Она гораздо круче моей. Вернее, не моей, а той, которую я делю с Кэти. С ее бессмысленными плакатами футболистов и бойз-бэндов на стенах. Ее маленькие коллекционные игрушечные пони все еще стоят на подоконнике, вместе со всеми ее ужасными украшениями и ремнями с леопардовым принтом.

Я просто позволила Кэти обустроить комнату так, как хочет она, потому, что, ну ... она всегда всё делает так, как она хочет. И я никогда не возражала. Но теперь я наконец-то выросла и начала противостоять ей. И, кажется, пути назад нет.

Я продолжала смотреть на Наоми и улыбаться. Просто не могу поверить в свое счастье. Не могу поверить в то, что девушка которую я люблю, тоже любит меня. Еще недавно я думала, что это никогда не случится. Я люблю Наоми еще со средней школы.

Она пылкая и умная. Уравновешенная. И глаза ... как у снежной королевы. Некоторые думают, что она бесчувственная. Это просто потому, что она не занимается глупой и бессмысленной болтовней. Она не такая, как Кэти,

которая открывает рот и выливает на окружающих своё дерьмо. Наоми - искренняя. Если люди думают, что это означает "бесчувственная", то они не правы. Они ужасно неправы.

Я громко зевнула. Затем левая рука Наоми оказалась на моей. 
- Черт! Который час? - сказала она сонно. - Тебе уже надо уходить?
Я перевернулась к ней лицом. Она потерла глаза. Потом остановилась, и мы просто смотрели друг на друга. Легкая улыбка показалась на наших лицах.

- Привет красотка, - сказала я. - Уже поздно, и я хочу есть. Что ты хочешь на завтрак?
-Тебя, - сказала Наоми и притянула меня к себе, целуя, сначала мягко, а потом всё сильнее. Волны удовольствия разлились по всему телу. Я взяла ее руку и направила туда, куда я хотела. Она сначала заколебалась, но затем пальцы начали делать свою работу.

"Боже мой, это гребаный рай", - подумала я. - Я в раю".

Два часа спустя мы завтракали в кафе. Наоми ест мюсли - еду для кроликов, а я - огромный сэндвич с сосиской и кетчупом. Наоми смотрела на мою еду с ухмылкой на лице. 
- Что?
Она проглотила немного хлопьев и йогурта. 
- Тебе, - сказала она, - нравятся твои сосиски, так ведь?

Я, жуя, фыркнула, да так, что чуть не обрызгала её наполовину пережёванной едой.
- О да, - сказала я, обретя контроль над собой. - Я люблю сосиски. Ты должна попробовать их, Наоми...Ты не представляешь, что ты упускаешь.

- Оу, я думаю, представляю, - она высунула свой язык и начала дразниться. 
Какой-то старый мужик, жующий традиционный английский завтрак, осуждающе посмотрел на нас. Он открыл свою газету и скрыл за ней своё лицо.

- Да пошёл ты, - прошептала я прямо в его Daily Mail.
Наоми закатила глаза и оттолкнула от себя свою кроличью еду. Она внезапно нахмурилась. 
- В чём дело, детка? - спросила я, вытирая свой рот бумажной салфеткой. Наоми надула губы. 
- Ты уезжаешь, - сухо сказала она. - Вот в чём дело.

- Ты будешь скучать по мне, да, детка? - сказала я, звуча как испорченная пластинка. - Тебе лучше бы сильно по мне скучать.
- Хммм...Сначала поскучаю, - сказала она с безразличным лицом. - Потом мне, возможно, это надоест.
- Наоми! - крикнула я. - Сучка.
- Сколько грёбанных раз я должна тебе говорить?
Наоми заулыбалась. Она выглядела такой аппетитной. Мне захотелось откусить от неё кусочек. Мой желудок переворачивался снова и снова.

- Без тебя будет так хреново, - сказала я. - И мама будет огромной занозой в заднице.
Наоми кивнула. 
- О да, - сказала она. - Твоя ох-какая либеральная мама.
- Ну что теперь. Не всем иметь мам как у тебя.
- Лучше благодари бога, что у тебя не такая мать, как моя, - сказала Наоми, вздыхая. - Ты знаешь, твоей маме нужно время, чтобы осознать всё это. Про нас. Мне тоже надо было много времени, чтобы это всё принять. Я полагаю, что не могу её винить. Ну, отчасти могу.

- Она сейчас как ночной кошмар, - сказала я. - Нам остается только заняться сексом прямо перед ее носом. Это единственный способ.
- Нет, вот это был бы настоящий кошмар, - Наоми выглядела радостной. - Я скорее бы предпочла групповуху с Кэти и Куком.

- Фу, Наоми! Она же моя сестра, ты, пошлая сучка. 
Я подумала об этом. 
- Чёрт, а Кэти тебе тоже нравится, как и я, да?
Наоми сделала безразличное лицо.
- Ну конечно, - сказала она. - В смысле, на лицо же вы все равно одинаковые
.

 

                                                                 Naomi

Понедельник, 3 августа. Вечером дома

После того, как мы попрощались с Эмили днём, я летала в облаках любовного блаженства какое-то время, но вечером я вернулась обратно прямо в Угрюмвиль. У меня было три недели тоски и раздумий о том, что Эмили делает, с кем она. Я размышляла о её маме, которая возглавляла анти-гомо наступление. И о Кэти, этой тупой дуре.

Она прямо-таки излучает вокруг себя волны злобы. Эмили кажется, что Кэти прекратит себя вести как дрянь, как она делала это последнее время. Но я не уверена. Ведь я забрала её близняшку. Вот как она это видит. Она не выносит меня. Взаимно, блять.

Мама и Киран ели на кухне, когда я наконец спустилась после двух часов депрессивного валяния на кровати, слушая на полной громкости трэш-металл на моём айподе. Не унывай, Наоми, ничего страшного не случилось.

Мама подняла глаза, как только я вошла. Одарила меня своим наполовину доброжелательным, наполовину раздраженным взглядом.
- Привет, лапочка, - сказала она. - Хорошо себя чувствуешь?
Я хмыкнула и придвинула стул к себе. Киран смотрел на меня с опаской. Он никогда не был уверен, не собираюсь ли я рассказать маме о той неудачной попытке соблазнить меня в школьном кабинете.

Тогда меня это, конечно, выбесило, потому что это, бля, незаконно, для начала. Но Киран ничего такой. Я никогда не думала, что скажу это, но он делает ее счастливой. И это привело к тому,

что все эти конченые лузеры, которые превращали наш дом в ебанутую коммуналку, наконец-то отсюда съебались.

- Садись давай. Поешь для начала, - сказала мама. - Отъезд Эмили прошел без происшествий?
В моей голове всплыли воспоминания о том, как мы с Эмили были в кровати вдвоем. Я не смогла сдержать улыбки на моём лице.

- Да. Отъезд Эмили прошел хорошо.
Я посмотрела на запеканку передо мной и решила её не есть. 
- Теперь мне нужно найти работу на каникулы. Я не могу просто сидеть здесь целый день.
Мама обменялась обеспокоенными взглядами с Кираном. Они, очевидно, тоже не хотят, чтобы я всё время зависала дома.

Это судя по количеству времени, которое они проводят вдвоем в маминой спальне. Наоми-У-Меня-Нет-Друзей, слоняющаяся по дому и пялящаяся в никуда, явно им помешает. Понимаете, вот именно это я и ненавижу в отношениях. Привязанность. Ты больше не принадлежишь самому себе. Ты принадлежишь кому-то еще. Поэтому, когда этого человека нет рядом с тобой, часть тебя исчезает вместе с ним.

Но у меня есть все что я хотела, не так ли? 
- Ну, - сказала мама бодрым голосом. - Работа может отвлечь тебя от мыслей об Эмили. Это ведь лучше, чем хандрить?
- Может быть, я не хочу не думать об Эмили? - прорычала в ответ я. - Вы просто хотите убрать меня куда-нибудь подальше от вас.

- Нет, Наоми, это не так, - сказал Киран с выражением паники на лице .
- Ой ли?
- Не веди себя как маленькая, - послышался голос с кухни. - Давай, Наоми, это на тебя не похоже. Обычно ты ведёшь себя более уравновешенно.

- Надоело мне всё! - сказала я. - Живу в каком-то притоне на протяжении последних нескольких лет. И всё потому, что ты у нас такая добренькая. А при этом я еще и "уравновешенная". Как насчет того, что я буду вести себя так, как я хочу, а? Для разнообразия? Если вам это не нравится, мне всё равно. 
В ответ тишина. Киран отчаянно пялился в потолок. Долбоёб тупой.

- Я думаю, всем пора спать, - спокойно сказала мама. - Поговорим об этом утром.
Было всего девять вечера. 
- Да, всё верно. Идите обратно в кровать, - сказала я. - Вы ведь так устали от постоянного лежания на ней.

Мама меня игнорировала, а Киран и вовсе вышел из комнаты. Я наблюдала за тем, как мама загружает посудомойку, думая о том, не перегнула ли я палку. Не то чтобы я собиралась извиниться.

Наконец мама выключила на кухне свет, делая вид, что не видит мои глаза, смотрящие на неё в упор. Когда она проходила мимо моего кресла, то остановилась и наклонилась на уровне с моим подбородком.

- Не злись, Наоми, - прошептала она. - Это просто любовь

     

                                                                  Pandora

Вторник, 4 августа. Дома

Начиная с моего любимого дня во всем мире, с дня проведения Бала Любви, я и Томас были неразлучны. Я была настолько рада, что он, ё-маё, до сих пор любит меня. Я думала, что что я действительно зашла слишком далеко и всё испортила. И я знаю, что сказала Кейти и Эмили, что никогда не захочу секса снова после той истории с Куки, потому что именно это и послужило поводом для ссоры. Но на самом деле, я ошибалась. Я хочу заниматься сексом-шмексом с Томом так сильно, что вы и не поверите.

Конечно, не говорить маме о том, что я наконец стала женщиной, трудно. Мама знает все, что со мной происходит. Но я всегда отхожу подальше от нашего дома, чтобы позвонить Томасу.

Ей не нравится, когда я слишком много думаю о парнях. Она бы такую тираду выдала, если бы узнала, что происходит в моей голове сейчас.

Если бы Эффи не уехала на лето с мамой, я бы могла поговорить с ней о моих чувствах и подобной ерунде. Она знает все о парнях. Она должна знать, ведь половина из них

смотрят на нее, и у них прямо слюнки текут. Парни никогда не были проблемой для Эффи. Впрочем, это было до того как она встретилась и переспала с Фредди.

Эффи стала немного странной после этого, а мне было немного странно с ней. Она ударила Кэти камнем. Это не очень-то здорово. Я избегала ее после этого. Но я всегда буду любить Эффи несмотря ни на что. Этого не

изменишь. Но сейчас я должна сделать всё сама.

Я позвонила моему мальчику с автобусной остановки.
- Привет, Томас, это Панда. Хочешь пойти на Брендон Хилл и долго-долго там целоваться? 
- Я не могу, Панда. Мне нужно идти на работу. У меня сейчас трудный период, ты ведь помнишь?

- Не ходи, Томас, забей на это. Мы можем увидеться с тетей Лиззи и попить чайку у нее. Будет крутецко.
- Пандора, нет. Мне нужно заплатить за квартиру.
Я вздохнула. Бедный Томас. Он не ходит в школу, потому что ему приходится платить за него, за его маму, его братика и сестренку. Ему приходится работать почти все время. Это несправедливо, потому что у меня не было ни малейшего шанса на то, чтобы заняться с ним сексом.

Томас говорит, что нам не нужно пока этого делать. Он хочет, чтобы все было идеально, романтично и прочая чушь. А я просто хочу, чтобы мы сделали это. Наконец-то. Томас - мой парень раз и навсегда. Он не такой как Кук, который никогда не хотел узнать меня поближе, когда сувал свою "вещь" в меня. Томас любит меня. И я люблю его. Я не хочу больше думать о том, что мы там творили с Куком. Я этого очень стыжусь.

- Хорошо, Томас. Ты выиграл. Встретимся на автобусной остановке возле дороги после твоей работы?
- Да, Панда. Я буду этого очень ждать, - сказал Томас. 
Я прямо-таки чувствовала его улыбку через телефон.

- Я люблю тебя.
- Я тебя тоже люблю.

По пути домой я придумала план. Во-первых, мы с мамой должны реально взглянуть на вещи. Я знаю, что не смогу молчать об этом вечность. Ну, о своих озабоченных мыслях. Но я все ещё хочу бегать по дому в пижаме и готовить кексы. Не думаю, что буду выглядеть нормально в одежде, подобной той, которую носит Кэти. Я никогда не буду особо сексуальной и привлекательной. Но я хочу заниматься сексом. И я хочу секса с Томасом. Я хочу этого больше всего на свете.

Я собиралась сказать маме о Томмо. Как только она узнает его поближе, думаю, она его тоже полюбит. Только вот... Ей точно не понравится то, что у меня теперь есть друг мужского пола. Не говоря уже о бойфренде.

Мама медитировала, когда я вошла в гостиную. Я присела на диван и вперилась в неё глазами.

- Мааам, - позвала её я. - Мама, мне нужно кое-что тебе сказать.
- Ммм? - мама нахмурилась. - Пандочка, я медитирую.
- Я знаю, но... Мам, мне действительно нужно кое-что тебе сказать.
Мама вздохнула. 
- В чем дело, Панда?

Я чуток помолчала. Я должна сказать это прямо сейчас, или же я просто струшу и потом никогда уже этого не сделаю.

- Ты знаешь... Ты знаешь, что у меня никогда не было парня?
Мечтательное лицо мамы стало таким, как будто бы она лимон съела. Её глаза, выражающие "что-все-это-значит", сузились.
- Конечно его у тебя не было, Пандора. Мальчики будут позже. Гораздо позже. Когда ты вырастешь.
Я нахмурилась. 
- Ну... Вот именно, мама. Я вроде как уже взрослая.

Мама засмеялась, и это меня выбесило. 
- Это несмешно, мама. Ты не принимаешь меня всерьез. Я больше не маленькая. Смотри...
Я подняла блузку и показала ей мой третий размер лифчика. 
- У меня же сиськи просто огромные.
Мамин рот открылся в виде идеального круга. 
- Пандора! Опусти свою блузку! И никогда больше так не делай. Никогда.
Она встала и начала быстро скатывать коврик для йоги. 
- Теперь, я предлагаю пойти, выпить чашку чая и навсегда забыть об этом разговоре.
Она взяла меня за руку и повела на кухню. Она поставила чайник, а я села за стол. Всё коту под хвост. Мне следовало придумать что-то получше. Я такая никчемная, когда нужно постоять за себя.

- Ну, Пандора, - сказала мама. - Чая Эрл Грей? Или, может, шоколадного молочка?

                                               Thomas

Вторник, 4 августа. По пути к Панде

После работы я пошел в магазин мистера Шармы, чтобы купить Панде пончики. Он склонился над прилавком, читая газету и ковыряя в носу. Звук открывавшейся двери заставил его подпрыгнуть. Я сделал вид, что ищу что-то в кармане, и когда я поднял глаза, он уже прятал свои сигареты.
- Ты в порядке, Томас? - спросил он.
- Все отлично. мистер Шарма, спасибо. А вы?

- Наслаждаюсь погодой. Тебе как всегда?
Я кивнул. Мистер Шарма самый что ни на есть пессимист. Для него хорошие вещи - просто маленькое утешение для этой ужасной жизни.

- А где Пандора сегодня? - спросил он, положив ириски и пончик с заварным кремом в бумажный пакет.
- Я как раз иду встречать ее.
- Я так и подумал. Ты счастливчик, не так ли?

- Да, так и есть, - я не смог сдержать улыбку. 
- Ну, пока, будь молодцом.

Я не обратил внимание на это. Мистер Шарма в порыве страсти - это не та картина, которую мне хотелось бы видеть. Даже он считает, что у нас с Пандорой секс. Все наши друзья так считают. Мне кажется, единственные, кто НЕ считает, что мы совокупляемся как кролики - это моя мама и мама Пандоры. Хотя я не совсем уверен, что они так считают.

Не то чтобы я не хочу заниматься с ней сексом. Я просто хочу, чтобы это было идеально. Меня не привлекает делать это в любом месте, как животное. Это для таких как Кук. Но не для меня.

Я шел навстречу Пандоре с новыми убеждениями. Девушка, которую я люблю, достойна большего, чем быстрый перепихон после обеда. Но как только я подошел к месту нашей встречи на автобусной остановке, я увидел, что Панда ходит взад и вперед, как сумасшедшая. Я ускорил шаг.

- Привет, Панда! - я улыбнулся моей девушке, но не смог вызвать улыбку в ответ. Она была очень расстроена. - Что случилось?
- Все плохо, Томас, - сказала Пандора, вытирая слезы со щек. - Все охуеть как плохо!
- Да что случилось?
Я сел на скамью под крышей и попросил Панду сесть рядом.
- Ты поссорилась с мамой?

- Не совсем, - Панда шмыгнула носом. - Ну что-то вроде того. То есть... - она на секунду прикрыла глаза, - она даже не слушает меня. Я пыталась рассказать ей о тебе. О том, что я уже выросла. Что уже достаточно взрослая, чтобы у меня был парень и чтобы я могла заниматься с ним всякими штуками. Понимаешь?
- Пандора! Ты разговаривала со своей мамой о сексе?

- Я хотела, - Пандора взяла меня за руку. - Но, видимо, у меня никогда этого не получится.
- Слава Богу! - я громко вздохнул. - Неуважительно говорить о таких вещах с матерью. Она просто не хочет об этом знать.

- Но она должна знать! - закричала Пандора, отпустив мою руку. - Давно пора уже, Томас. Я готова.
Я посмотрел на пончик в моей сумке.
- Дело в том, Пандора, что я не знаю, готов ли я. Не с тобой. Ты особенная. Я не хочу все разрушить.

- Ты больше не любишь меня? - Пандора выглядела испуганной. - Ты меня точно разлюбил.
- Вовсе нет. Это все только потому, что я не хочу торопить события, - ответил я. - У нас есть время, Панда. И когда-нибудь это время придет.

                                                 Effy

Среда, 5 августа. Кафе в Венеции

Блять, как же тут жарко. Вчера я все-таки решилась снять свои сапоги и переобуться в шлепки. Зеленые вьетнамки, которые купила мама за смешную цену. Поначалу я чувствовала себя в них голой. Мы с моими сапогами пережили дофига дерьма. Они будто бы мои доспехи, что ли.

Я встала рано-рано утром. Но я просто не могла сидеть за старинным пластиковым столом, не могла есть отвратительный, жесткий итальянский хлеб с джемом, на пару с мамой, притворяющейся счастливой, старающейся придумать, чем бы мы с ней могли бы заняться вместе. Она, наверное, читала этот чертов путеводитель по Венеции задом наперед, и вот теперь ей взбрело в голову поехать на экскурсию вместе. Будьте уверены, ни одна часть Венеции не останется непосещенной нами.

Она старается. Я знаю, что она старается, но все, что она делает, меня раздражает. Начиная с первого дня, я надеюсь, что столкнусь с Альдо снова. Я даже ходила супер медленно мимо его этажа, останавливалась на лестничной клетке, прислушивалась, не открылась ли его дверь. Но у меня не хватило смелости, чтобы туда постучаться.

Но сегодня утром мы столкнулись возле почтовых ящиков. Он перебирал свою почту. Мои шлепанцы издавали даже больше шума, чем мои сапоги, когда я шла к нему.

Я не растерялась и подошла ещё ближе. Альдо посмотрел на меня и улыбнулся. 
- Доброе утро, - сказал он. - Как вы с мамой устроились?

- Хорошо, спасибо.
Я посмотрела на письма, которые он держал. 
- А у тебя много писем.
Альдо вздохнул.
- Да-да... Как всегда: оплата счетов, деньги на адвокатов моей жены. Деньги для моих детей... И счета за эту квартиру. Бесчисленное количество бумажек.

Жена. А кто кого кинул? Мне интересно. Он или она?
- У тебя есть дети? - невинно спросила я, оттягивая время. - Ты не живешь с ними?
- Я развожусь с их матерью, - сказал Альдо. - Мне пришлось с ними расстаться. Но я не хочу. Это очень тяжело. 
Он помахал передо мной коричневым конвертом
- И к тому же очень дорого.

- Извини, - сказала я. - Должно быть, дерьмово тебе живется.
Альдо пожал плечами и засунул в карман письма. Он косо посмотрел на меня. 
- А где же твой отец? - спросил он напрямую.

- Понятия не имею, - тут настала моя очередь пожимать плечами. - Они разошлись.
- Мне очень жаль. Бедняжка, - сказал он. - Дети это трудней всего переживают.
Мы помолчали. "А он хороший парень", - подумала я. - Добрый и не слишком любопытный".

- Итак, Эффи, - сказал он, немного погодя. - Что собираешься делать сегодня?
- Не знаю. Может быть. осмотрюсь получше, - сказала я. - И, вероятно, потеряюсь.
- Этот город - как лабиринт, и, конечно, есть риск потеряться, если ты его не знаешь.
Он помолчал. 
- Но иногда потеряться бывает полезно.
Он посмотрел мне прямо в глаза. 
- Ты так не думаешь?

Ну, пойдем же со мной. 
- Может быть... Ты мог бы помочь мне тут осмотреться?
Он посмотрел на часы, а затем я впервые за все время знакомства увидела, как его взгляд оценивающе скользит по моему телу. Он помолчал немного. 
- Почему бы и нет? - наконец сказал он. - Было бы неплохо.
Он открыл передо мной дверь. 
- Пошли.

- И куда же? - спросила я.
- Святая Мария де Марколи, - сказал он, и эти слова как будто катились по его языку. Я представила этот язык в совершенно других местах. На моей груди, для начала. 
- Иии.. Что же это?
- Церковь.

- Просто супер.
- Тебе понравится, - сказал он.
- Я атеистка, - сказала я. 
Он покачал головой, слегка морщась.
- Пойдем. Ты ведь выше всего этого.
Господи. Я, кажется, превратилась в Кэти Фитч. Королева толстых дур.

- Я пошутила, - сказала я неуверенно. - Это у нас шутки такие.
Альдо ободряюще улыбнулся мне. 
- Ах, это английское чувство юмора! Я думаю, что мне нужно время, чтобы к нему привыкнуть.

Мы прошли через лабиринт улиц и переулков, где наверху сушат одежду на перилах балконов, послали к черту всех этих итальянских сварливых теток и, наконец, прибежали к небольшой грязной площади. Громко звенел колокол.

- Вот, - сказал Альдо, указывая на здание с плоским фасадом. - Это самое красивое место в Венеции.
Меня же это здание ничуть не впечатлило. В отличии от той церкви, куда папа тащил меня и моего брата Тони каждое воскресенье, когда мы были детьми. Да, были времена, когда папа воображал себя "духовным человеком". Но, конечно, всё это было полнейшей херней.

Та церковь была большой, внушительной, в готическом стиле. А эта снаружи выглядела не очень.
Альдо понял, что ему не удалось поразить меня. 
- Подожди, - прошептал он, улыбаясь так, как будто собирался открыть мне какой-то удивительный секрет.

Я почувствовала, как он взял меня за руку и спокойно повел через огромные деревянные двери внутрь по всем этим многовековым плитам мрамора. И тогда я наконец смогла увидеть то что он хотел до меня донести.

Стены были буквально покрыты коричневыми узорами из слоновой кости и мрамора. Они вели к безумно выскокому резному деревянному потолку.

Это было потрясающе. Я могла бы полностью раствориться в этом восхищении, если бы не руки Альдо на моей спине, прямо между лопаток, которые не давали мне совсем потонуть в этом великолепии.
- Ну? - сказал он. - Что ты об этом думаешь?

- Я думаю, что это просто охерительно потрясающе, - прошептала я. 
Альдо наклонился поближе ко мне и прошептал на ухо. 
- Твои ругательства неуместны, Эффи, а вот твоё сердце в правильном месте.

- Спасибо, - сказала я, как ни странно, волнуясь. 
Он ошибался. Мое сердце совершенно точно было совсем не в правильном месте.

 

                                                   

                                                              Cook

Четверг, 6 августа. Автобусная остановка

- Ну ё-моё! - я вытащил косяк изо рта и передал его Фредди. - Что это за херня? Откуда ты это взял, чувак? Он же протух.
Фредди одарил меня одним из его лиц а-ля "маленький-потерянный-мальчик". Пожал своими скейтерскими пидорскими плечиками.
- Не знаю. По-моему, от приятеля Карен.

Он посмотрел на меня, а я в ответ послал ему свой скептический взгляд.
- Нет, не от Джонни Уайта. Я ж, бля, не тупой!
Он выбросил косяк в сточную канаву.
- Рад слышать, друг мой. - Я взял его руку, поднял её и начал махать ею в воздухе. - Ты что, подрабатываешь на автопогрузчике, Фредстер? У тебя бицепсы чистое железо, ёпта.

Джей Джей улыбнулся своей безмятежной улыбкой. Не пьет, совершенно не курит, наш печально известный друг на краю безумия. Как он вообще, блять, расслабляется? Он указал на наш сырой косяк. 
- Вы стремитесь найти себе приключений на жопу в лице этих двух унылых полицейских, идущих к нам? Или вы оба ебанулись?

Он нагнулся, подобрал косяк и бросил его через плечо.
- Маленький ублюдок, - послышался позади нас визгливый голос какой-то старой карги. - Прямо в мой пакет с покупками попал!
Фредс, Джей и я одновременно пожали плечами. Фред и я ухмыльнулись. Не знаем ее. Плевать.

- В наши дни никакого уважения, ни к чему.
Ведьма двинулась дальше. Она всё базарила, хотя Джей стоял к ней спиной: 
- Вы, юноша. Я знаю вашу маму... Она собирает книги для моей библиотеки. О, я видела вас в ее машине. Не думайте, что я не скажу ей, что видела, чем вы тут занимаетесь...

- Я не... Я ничего... - бессвязно пробормотал Джей Джей, покраснев, как чертова свекла. Мы с Фредом рассмеялись. Я не смог удержаться от того, чтобы не повернуться к старухе лицом.
- Не хочешь по-быстрому? - сказал я, подразнив ее языком. - Автобус еще долго не придет.

Как только карга заткнула свой морщинистый старушечий рот, три мушкетера зашагали к Фредди. У меня было для него предложение.

                                                        

                                                Freddie

В гараже

- Итак, Фредс, - сказал Кук, потирая руки, словно старый развратник. - У меня есть предложение, от которого ты не сможешь отказаться.
Мне его тон сразу не понравился, хотя во многом Кук был прав. У него всегда такие предложения, отказаться от которых ну просто невозможно.

- Тебе понравится. Маленькая игра, чтобы скоротать время, только ты и я.
- А как насчет Джей Джея? - спросил я.
- Джею я уже всё объяснил, правда, Джейкинс? 
Кук подался вперед в, как он считал, ЕГО кресле (оно стояло в моем гараже, но, конечно, ему насрать) и указал сигаретой на меня.

- Ты ведь перепихнулся с кем-то вчера?
- Ну да, и?
- Это было круто, да?
- Да, было довольно приятно. Это важно?
- Так вот: 4 недели, ты и я, и кто закадрит больше девочек. Петтинг в счет не идет, только трах, чувак. И одну и ту же второй раз - не считается.

- Отлично, - сказал я с сарказмом.
Но идея Кука показалась мне не такой уж плохой. В ней нет ничего противозаконного. По крайней мере, на первый взгляд. К тому же, по разным причинам у меня было подходящее настроение, располагающее к бессмысленному сексу с разными девчонками. А, была не была. 
- Да, я согласен.

- Правильный ответ, друг мой. Гей Джей будет нашим рефери, но мы должны стащить какие-нибудь доказательства - женские трусики, использованный презик... или что-то вроде.
- Это звучит омерзительно, - сказал я сухо.

Хотя... Мне все равно. Как я уже говорил, у меня было настроение для бездумного траха. Я любил одну девушку. А она поимела меня и бросила. Я больше на эту приманку попадаться не собираюсь. Хотя я все еще каждый час проверяю мой телефон на присутствие СМС от неё. Интересно, что она сейчас делает?

- Итак, - Кук протянул мне свою руку. - Пусть победит сильнейший.
Я сощурился. "Это твоя игра, не так ли?" - подумал я. Что ж, к черту всё.
- Именно, - сказал я, проигнорировав его руку. - Начнем
!

                                                         JJ

Кебабная

- Отъебись, тупорез, - сказал Кук. - С Эффи эта гонка никак не связана. Итак, ты собираешься вести счет? 
Было 2 часа ночи, а Кук и я были за стойкой "Абракебабры". Мы уже побывали в "Пещерах", где, кстати, Фрэдс и Кук оба занимались сексом (не друг с другом. Даже Кук соблюдает какие-то границы. И секс был не прямо в клубе, они не пали так низко: Кук сделал это со своей чуть ниже по переулку, а Фредди отправился в апартаменты девушки).

Пандора, Томас и Наоми тоже там были, так что эта была хорошая ночка, даже при том, что я просто танцевал и пытался не думать о том, что я единственный, кому не перепадет секс после клуба. Я присел отдохнуть, выпить газировки и увидел, что Кук вернулся.

- Я думал ты занимаешься сексом. - крикнул я.
- Да, я уже закончил. Слушай, Джей, у меня есть план. Пошли.
Он потащил меня в кебабную и купил мне питу с картошкой. Он объяснил мне правила, почти все из которых имели смысл. Правда, они были немного аморальные.

Сейчас объясню, почему Кук затеял эту игру. Я, конечно, не поклонник идиотской психологии, и, на самом деле, я - чайник в сочувствии-разбитым-сердцам, но в этом случае даже я всё понял. Эффи хотела быть с Фредди все то время, когда была с Куком. Кук проиграл.

И поэтому он придумал то, во что он смог бы выиграть, ведь половой акт для Кука - то же самое, что желтое солнце Земли для Супермена. Он бессилен без этого. Ну, или просто думает, что бессилен. (Тут конечно, аналогия с Суперменом рушится, потому что до 1986 года он действительно бессилен без солнечной энергии. А сердце Кука продолжит качать кровь по телу, даже если у него не будет больше регулярного траха с красивыми чикулями).

Я поделился своими рассуждениями с Куком. Он не был удивлен. Зато назвал меня тупорезом.
- Ладно. Я буду вести счет, - сказал я наконец. - Так, просто интересно, почему вы мне не предложили принять участие в игре?

Кук засмеялся как ребенок.
- Да потому, что ты бы проиграл, Джейкинс.
- Я думаю, что главное - не победа, а участие, - сказал я немного хмуро.
- Так и есть. Но, понимаешь, это такая сфера, где тебе не достигнуть успеха, мой девственный друг.
- Пошел ты! Я не девственник!
- Был бы им, если бы не доброта Эмили.

Справедливо, с этим я не мог поспорить. Учитывая все обстоятельства, мне даже понравилось, что Кук придумал эту игру. Значит, они с Фредди снова друзья, значит, они снова будут счастливы, следовательно, я тоже.

                                                       Effy

Четверг, 6 августа. Венеция ночью.

- Итак, Эффи. Как ты относишься к Вивальди?
Мы с Альдо возвращались с прогулки. Я шла, как Тони это обычно называл, походкой качающегося пони. Покачиваясь и чуть-чуть толкая его. Обе его руки были в карманах. Наплевать. В конце концов, он оттает.

- Вивальди, - повторила я медленно. - Четыре сезона, да?
- Точно, - ответил он. - Он был венецианцем. Тут постоянно проводят его концерты, но сегодня вечером будет особенно хороший. Может, ты хотела бы сходить? Вместе с мамой, конечно.
- Думаю, она терпеть не может всю эту классическую фигню, - сказала я. И это, к счастью, было правдой. - А вот я бы сходила.

Бля. Старые церкви, Вивальди. Даже Пандора на это бы не купилась.
- Прекрасно, - сказал Альдо. - Это будет "Глория". Его небольшое произведение для хора. Красивое.
Мы шли некоторое время молча, я ощущала его близость как грёбаное излучение. В холле он остановился забрать оставленную почту.

-До вечера, Эффи. Я зайду за тобой в 7.
Мама ошеломленно посмотрела на меня, когда я сказала ей, что иду на концерт с мужчиной средних лет.
- Скажи мне еще раз, кто он такой? - сказала она, щурясь сквозь облако сигаретного дыма.
- Он живет в нашем корпусе. Я помогла ему попасть в свою квартиру, когда он забыл ключи. - ответила я. - Слушай, это просто от нечего делать. В этом нет ничего плохого.

- Хорошо. Но мне интересно, какие у вас могут быть общие интересы? - сказала она совершенно блин сухо.
- Даже не знаю. Поклонение дьяволу? Спроси у него, когда он закадрит меня.
К счастью, я знала, что она этого не сделает.

Когда Альдо пришел, я только вышла из душа, поэтому крикнула маме, чтобы она впустила его. Когда я была готова, я увидела их сидящими за кухонным столом, они болтали, у обоих в руках было по бокалу вина. Он осушил свой бокал и встал.

- Приятно было познакомиться, Антеа. - сказал он - Я точно не смогу уговорить вас пойти с нами?
- Точно, - ответила мама. - В любом случае, спасибо. Развлекайтесь.
Я пошла за Альдо по коридору, обернулась и увидела что она снова сидит за своим путеводителем. Жалкая корова.

Я не возлагала больших надежд на концерт, и ближе к концу я уже не слушала. Было сложновато сосредоточиться на музыке, когда я сидела рядом с Альдо, ощущая аромат Дольче &amp; Габбана или Версаче или еще чего-то там. Его рука прикасалась к моей. И только. И он не смотрел никуда, кроме как перед собой. Даже когда я так вызывающе перекрещивала ноги.

В начале, когда играл оркестр, музыка нагнеталась, а потом вдруг присоединился хор, я почувствовала звук, отразившийся эхом от потолка. Это было странно. Как будто всё вокруг меня двигалось. "Помни, Эффи, - подумала я. - Тобой никто не должен помыкать".

- Потрясающе. - сказал Альдо, как только мы вышли из зала на эту сырость. Было уже 10:30 и 28 градусов. Он смотрел на меня с легкой улыбкой.
- Надеюсь, ты не проклинала каждую секунду концерта?

- Нет, я... Мне понравилось, - сказала я. - Я приобрела драгоценный опыт. 
Это была правда. Я наслаждалась, сидя с ним рядом. Я, конечно, предпочла бы, чтобы он положил свою руку ко мне на бедро или даже сунул ее мне между ног, но эти взрослые парни, очевидно, не слишком решительны.

- Ладно, пусть будет так, - сказал Альдо - Так, что мы будем делать дальше? Пойдем домой?
- Хорошо. 
Конечно, я не хотела возвращаться назад. Мне и так хорошо.
- Нам надо придумать что-нибудь для следующего раза, чтобы развеселить твою маму, - размышлял Альдо, пока мы мы медленно шли вверх вниз по маленьким мостикам. Может, лучше не надо?

- Дело в том, что она не очень... склонна к общению, на данный момент, - сдала я маму. - Всякие личные проблемы вгоняют ее в депрессию, понимаешь?
- Оу... - Он взглянул на меня. - Но я умею сопереживать.
Отлично.
- Очень неприятные личные проблемы, - добавила я - Тебе не захочется всё это выслушивать.
- Я всё понимаю. Ты её защищаешь. Для вас обеих это очень сложно.
- Что сложно?

- Ну... - он сконфуженно посмотрел на меня. - То, что твой отец сейчас не рядом с вами.
- Не думаю, что это для нее это тяжело, - сказала я. Я почувствовала на себе его взгляд.
- Почему ты так думаешь?
- Потому что это то, чего она хотела. Она всегда получает то, что хочет. А потом начинается ебаная путаница, и она начинает ныть по этому поводу, - я спокойно посмотрела на него. - Мне нисколько ее не жаль.

Даже если Альдо ошеломила моя бессердечность, он не подал вида. Он взял меня за руку, как будто мы уже пара, которая превращается в "НАС". Я почувствовала, что он постепенно притягивает меня к своей груди, почувствовала тепло, исходящее от него.
- Судя по моему опыту, не все так просто, - тихо сказал он.- Может быть, стоит попытаться понять ее?

- Вот не похуй, - я чуть не рассмеялась ему в лицо, но вместо этого приложила руку ко лбу и закрыла глаза.
- Эффи, ты в порядке?
- Просто голова немного кружится, - соврала я. - Это всё от жары.
Он прикоснулся к моей щеке тыльной стороной ладони.
-Ты чуть-чуть горячая. Вы, англичанки, такие хрупкие существа, - сказал он, покачав головой.

Наши глаза встретились. Я выдержала его взгляд. Глядя на его полные мягкие губы, смуглые скулы, глаза с тёмными ресницами, мне захотелось, чтобы он поцеловал меня. Но он взял меня за руку и повёл через мост вниз по мостовой, назад к дому. Войдя, я застала маму за столом на кухне, пьющей самбуку с какой-то старушенцией.

- Это Флоренс, - сказала мама. - Она из соседней квартиры. Флоренс, это моя дочь Эффи.
Она выглядела совсем древней (старушка, не мама, хотя последние месяцы взяли своё), кожа была сплошь покрыта морщинами, но сидела она прямо, крепко сжимая кружку в руке.

Она была худая как щепка, а её белоснежно-белые волосы были собраны в пучок на затылке. На ней было серо-голубое платье и тройная нить чёрных бусин в том месте, где была бы ложбинка, будь у неё хоть какие-то сиськи.

- Рада познакомиться, - сказала Флоренс.
- Я тоже. Классные бусы.
Она потянулась чтобы пощупать их. 
- О, спасибо. Милые, правда? Натуральное чёрное дерево. Полагаю, сейчас бы это не одобрили, но мне они достались в 70-х. Натуральное ведь ничем не заменишь, правда, Эффи?

- Нет, наверное, - ответила я. 
Пиздец, мы проехали тысячи миль, чтобы попасть в Италию, а мама умудрилась подружиться здесь с дряхлой сплетницей-англичанкой. По её словам, Флоренс переехала сюда из Лондона 10 лет назад.

- Мой муж был итальянцем, но всю жизнь прожил в Уимблдоне, - сказала Флоренс. - Когда он умер, мне страшно захотелось пожить в Италии. Это был эдакий мой каприз.
Мда.

- Я выбрала Венецию, потому что это место, где мы впервые занимались любовью. Второго сентября, за день до объявления войны. Экстаз перед агонией, так сказать. Бенито был потрясающим любовником. И пальцы у него были красивые.

Окей, возможно, она начинала мне нравиться.
- У тебя есть любовник? - спросила Флоренс, едва я села за стол. Мама прыснула со смеху. Я на мгновенье вгляделась в лицо старушки: она это серьёзно?
- Не совсем, Флоренс, - ответила я. - А у вас?

Флоренс засмеялась и в конечном итоге зашлась кашлем, хрипя как десяток мотоциклистов. Постучав себя по груди, она сказала: 
- Ха-ха, твоя взяла, Эффи. Увы, те времена минули. Боюсь, ни душа, ни тело не хотят больше этого. Теперь, чтобы уснуть, я играю в судоку.

- Неплохой совет, Флоренс, - сказала я, не в состоянии больше сдерживать улыбку. - Я попробую как-нибудь на досуге. 
Ночью я никак не могла уснуть, лежала без сна часами. Что-то среднее между Альдо, Фредди и Куком, какой-то гибрид, бесцеремонно вторгся в мои мысли, в мое тело. Я ласкала себя пальцами. 
Я хотела, чтобы он был везде. Я хотела проснуться рядом с ним
.

                                                      Emily

Пятница, 7 августа. Курортный городок Бордо, Франция

- О, привет, - громко сказала Кэти, тряхнув волосами, как игривая Шотландская пони. - Что это тут у нас?
Это был четвертый день нашего веселого семейного отдыха, но первый день здесь, на Батлинс-де-ла-Мер. Мы остановились в Лионе у Сесиль и Эда (друзей мамы и папы) на несколько дней. И нам с Кэти отлично удавалось избегать друг друга.

Помогло то, что девятнадцатилетний сын Сесиль по имени Фабьен трахал её в своей спальне большую часть времени. Джеймс, конечно, не самая лучшая компания, но, по крайней мере, я могу ударить его, когда он раскрывает свой рот.

Теперь мы с Кэти толерантно терпели те редкие моменты, когда мы находились рядом. Мы сидели на декоративном холме из камней за пределами нашего коттеджа, наблюдая за вновь прибывшей семьей, которая поднималась по направлению к нам. Симпатичный паренек с кудрявыми темными волосами и длинными загорелыми ногами нес надувной матрас и огромный рюкзак.

Кэти откинулась назад, облокотившись на руки, вытянув ноги так, чтобы они казались длиннее и тоньше, чем на самом деле. Паренек продолжал подниматься по ступенькам. Кажется, он не слышит ее, даже ни разу не взглянул. Непруха, Кэти.

- Эй! - резко сказала она. - Ты ослеп и оглох, или как?
Он остановился и покосился на нее.
- Что?
- Забей, - ответила Кэти. Она встала и отряхнула песок с задницы. - Неудачник.
С высокомерным видом она спустилась с камней на пляж.

- Какая прелесть, - он глянул на меня, присмотрелся и поднял брови от удивления. - Господи, да вас двое!
Впервые за четыре дня я рассмеялась.
- Не обращай на нее внимания, - сказала я, протягивая свою руку. - Мы совсем не похожи. Я Эмили.
- Джош.
Он такой привлекательный, даже я так думаю, пусть я и лесбиянка. А Кэти упустила такого парня, хотя и трясла тут перед ним своими пышными формами.

Он оглянулся на нее, сердито шагавшую по песку.
- Твоя сестра знает, что сквозь ее юбку видны стринги?
Он мне уже нравился.
- Да, она знает, это так и надо, - сказала я, и тут моя мать вышла из нашего коттеджа, сияя так, как будто я стала гетеро. Я вскочила.
- Мне надо идти. Может, позже увидимся.

Я хотела избежать встречи с мамой, которая, без сомнения, уже уже обдумывала, в чем пойдет на нашу с Джошем свадьбу.
- Конечно, - ответил Джош. - Пока, Эмили.
- Ну? - сказала мама, как только мы все сели ужинать - У тебя появился новый друг, солнышко?
Надо отдать ей должное, ей удалось сдерживать себя от расспросов целый час, пока она готовила.

- Что? Кто? - невинно сказала я и и положила в рот кусок баранины.
- Мальчик. Джош вроде. Он очень симпатичный.
- Ах он! - я потянулась за красным вином, чтобы налить себе бокал. - Да, мам, он действительно хорош собой. Я думаю, Кэти он нравится. Правда, Кэти?
- Еще чего! - огрызнулась Кэти, размазывая еду по тарелке. - Такие милые парни, как он, не в моем вкусе.

Пиздит как дышит.
- И не в моем, - сказала я, многозначительно посмотрев на маму. - Это я так, к слову. 
Мама закатила глаза и улыбнулась мне своей "посмотрим-посмотрим" ухмылочкой. 
- Обратите внимание на этого паренька, - сказала она. - Вы обе. 
Она собрала тарелки и унесла их на кухню. 
- Кто-нибудь хочет яблочного пирога?

Пошло-поехало. 
- ЭЭЭЙ! Я ЛЕСБИ! - громко прошипела я.
- Как скажешь, дорогая! - выпалила мама, раскладывая порции пирога. Господи. Я лучше предпочла бы, чтобы она на меня наорала. Еще целых две недели этого дерьма.

- Я не буду десерт, - сказала я, схватив мой телефон. - Мне надо позвонить.
Я продефилировала мимо мамы, которая открывала и закрывала рот, отчаянно пытаясь оставить за собой последнее слово.

- Да, - сказала Кэти. - Я тоже не буду. Нужно следить за своей великолепной фигурой. 
- Да кому твоя фигура нужна, - прошипела я. 
Язвительно улыбнувшись, я быстро добежала до спальни, захлопнув дверь прямо у Кэти перед носом.

- Кисколизка ебаная! - крикнула она, с яростью дергая ручку двери. Я дала ей ещё 5 минут, чтобы она вдоволь настучалась в дверь и впустила её. Затем я решила найти место поспокойнее, чтобы позвонить Наоми. Пляж прекрасно подойдет. Я оставила Кэти наедине с самой собой, чтобы она могла себя раскрасить как клоунесса. Накладные ресницы, тонна тональника на лице, юбка, практически не закрывающая жопу. Но я точно знаю, что найдется какой-нибудь мудак, который захочет заняться с ней сексом.
Она собиралась на "Пенную вечеринку", местную дискотеку, куда ходят одни мудилы. Я скорее сдохну, чем схожу туда.

Я спустилась на пляж. Ночь была ясная. Небо становилось все темнее и темнее. Начали появляться звезды. Я лежала на песке, смотрела на них и думала о Наоми. Я чертовски скучала по ней. Я посмотрела, сколько времени: для звонка вроде бы ещё не поздно. Она сразу же ответила.

- Привет, любимая.
Было настолько здорово услышать ее голос, что я чуть не расплакалась.
- Привет! Как ты? - сказала я.
- Ой, знаешь... Потрясающе. Я раньше недооценивала маму и Кирана. Смотреть на то, как они целыми днями спариваются - прекрасное развлечение.

Я никогда не догадывалась, как это возбуждающе - смотреть как два старых идиота ежесекундно лапают друг друга каждый гребаный день.

- Пиздец, милая. Это же просто ад.
- Да, дерьмово. Но сейчас без тебя вечера всегда будут слегка дерьмовые, - она вздохнула. - Ну а ты как? 
- Так же. Скоро сойду с ума. Мама уже попыталась свести меня с парнем.
- О, Господи! С кем?
- Какой-то парниша, живущий по соседству. Но он вроде ничего.
Молчание в ответ.
- Но он мне совершенно неинтересен, это очевидно, Наоми.
- Плевать. Думаешь, меня это волнует? 
- Бля, ну я надеюсь, что хоть чуть-чуть волнует!

Хоть она и не отвечала, я знала, она улыбается. 
- Если бы ты была здесь, со мной, прямо сейчас, на этом пляже, смотрела бы на эти звезды, - сказала я. Наоми тихо застонала. 
- А как я хочу этого... Я просто не могу не думать о нас, лежащих в моей постели.
- Понимаю Напомни-ка мне... Чем мы занимались в твоей постели?
- Хорошо, - начала Наоми, но тут я услышала чьи-то шаги за спиной.

- Черт, кто-то идет, - прошептала я в трубку. - Я перезвоню тебе.
Я повернулась, чтобы посмотреть, кто это подошел ко мне. Это был Джош.
- Ты что, маньяк что ли? - сказала я, глядя на него. 
Я плохо видела в темноте, но могла с уверенностью сказать, что он ухмыльнулся.
- Эмм, нет, - сказал он. - У меня просто слух хороший. Ветра нет и звуки до меня хорошо доходят.

- Аа, понятно, - я уставилась на него, вцепившись в мой телефон. 
- Ясно. Ну... Извини. Ну, не буду тебе мешать. - ответил он и поплелся по пляжу. Я почувствовала себя немного неловко.
- Эй! - крикнула я ему вслед - Если ты не занят завтра... Может, мы могли бы, типа, прогуляться или что-нибудь в этом роде?
Джош ухмыльнулся.
- Конечно, - ответил он, идя задом наперед. - Я буду рад. Только постучись к нам в коттедж.

- Вот и прекрасно, - я на прощание помахала ему рукой. Я смотрела на него до тех пор, пока он не скрылся в своем коттедже, затем посмотрела на телефон и снова позвонила Наоми.
- Привет, - сказала я. - Я уже было расстроилась, думала, ты спишь.
- Ни за что не засну. По крайней мере, до тех пор, пока не прекращу мысленно тебя раздевать.
- Ого?
- На тебе белые хлопковые трусики, и я целую тебя во внутреннюю сторону твоих бедер...

- Надо ли мне снять трусики? 
- Нет, я и так это делаю. Сначала медленно...затем..
- Быстрее, - сказала я, задыхаясь. - Делай это быстрее.
- Тебе нравится это, - сказала она.
- Мне охренеть как это нравится. Ты видишь мои сиськи?
- Да, и ты трогаешь их..твои соски такие твердые. И я трусь вверх и вниз по твоему бедру.

- Боже... - моё сердце бешено билось, вырывалось из груди. Я засунула руку в трусики, водя там пальцами, представляя, что это был язык Наоми.
- Я сейчас кончу, - сказала я, задыхаясь. - Я хочу поцеловать тебя...
Я кончила, одной рукой прижимая телефон к уху. 
- Я люблю тебя, - одновременно сказали мы с Наоми. - Я так сильно люблю тебя.

                                                                     Katie

<b>Пятница, 7 августа. На пляже, поздно ночью.<b></b></b>

Я слезла с мягкого члена парня. 
- Охеренно трахаешься, детка. Ты такая горячая, - сказал он, снимая презерватив и наклоняясь вниз, чтобы натянуть свои шорты. Я отряхнула песок с одежды и оделась. 
- Да, круто. Увидимся.

Я наклонилась, поцеловала его и провела рукой его по яйцам на прощание и ушла на пляж, в сторону пристани. У меня не было никакого желания видеть этого парня снова, но надо же было уйти эффектно.

"Пенная вечеринка" оказалась полнейшим отстоем, но, по крайней мере, мне удалось найти там парня для траха. Хотя я могла бы выбрать любого из там присутствующих. На мне было моё новое короткое платье цвета лайма, а под ним лифчик и стринги с леопардовым принтом. А за день до того, как мы уехали из Бристоля, я сделала себе полную эпиляцию. Когда я вошла в клуб, то направилась прямиком к барной стойке.

Прежде чем я сама успела что-либо заказать, какой-то парень уже предложил купить мне выпить, но он был не в моем вкусе, поэтому я вежливо отказалась. Следующий, который подошел ко мне, понравился мне гораздо больше. Высокий, красивый, с дерзкой улыбкой. 
- Купить тебе выпить? - прокричал он сквозь шум.
Я осмотрелаа его с головы до ног, обратила внимание на белоснежные боксеры, торчащие над его джинсами, на выцветшую синюю футболку, на черные, тщательно уложенные муссом волосы, и улыбнулась своей самой милой улыбкой. 
- Конечно. Закажи мне водку с тоником.

Он ухмыльнулся и подался вперед, чтобы заказать. От него приятно пахло. 
- Как так получилось, что ты здесь одна? - сказал он, протягивая мне напиток. - Где твой парень? 
- У меня нет парня, - сказала я. - И я здесь одна, потому что, пришла сюда отнюдь не из-за танцев в пене. 
Я посмотрела на него, захлопав ресницами.

- Плохая девочка, - сказал он, поглаживая мою задницу. Через полчаса мы были на пляже. Он не был самым чувственным любовником, но это вряд ли уже имело значение. Секс это секс. А секс был единственной вещью, которая протаскивала меня через эти омерзительно идиотские каникулы. Помогал только секс, и мысли о том, что я оставила позади.

В Бристоле не было абсолютно ничего для меня интересного, разве что унижение и неприятные воспоминания. А вот как раз они мне были совершенно не нужны. Две недели отдыха без Фредди - прекрасная идея. Пусть даже я нахожусь в каком-то отстойнике, единственное достоинство которого - постоянная жара, лишь бы подальше от него.

Солнечные ванны весь день и трах всю ночь. Неплохо, могло быть и хуже. Начала я с секса с красивым мальчиком на мажорной вечеринке в пустой кабинке на пароме. 
Хотя было довольно мерзко слушать его стоны, когда он начал мычать "О Господи, да" перед тем как кончить.

Потом был секс с Фабьеном, сыном Сесиль и Эда. Он был немного странноватый, но я ему нравилась, что уже само по себе было хорошо, и он отлично потрахивал меня в своей комнате в течение восьми часов. Я уверена, что его родители всё поняли - такой у нас стоял шум. Но никто ничего нам не сказал по этому поводу. Видимо, во Франции это нормально. У них секс воспринимается как должное.

Вообще-то, после этого было немного больно, но я привыкла к боли. Как говорится, как с гуся вода. Это лучше, чем не чувствовать ничего. Эмили, конечно же, такое поведение не одобряет, но она мне на её мнение насрать. Она до сих пор не может смириться с тем, что я гораздо сексуальнее ее. И пусть она бродит себе с самодовольным выражением лица, как будто гордится тем, что у неё есть постоянный партнер.

Но у меня есть новость для нее : это не считается, если ты лесби. Это, мать твою, не одно и то же. Когда я вошла, Эм крепко спала. Я села на кровать и стащила с себя одежду.

У меня болело всё тело. Всё в синяках. Обычно я сплю голой, но тут я одолжила у Эмили одну из её лесбиянских футболок, легла в постель и свернулась в позе младенца, стараясь не расплакаться.

                            Emily

Суббота, 8 августа. Коттедж

Вчера я легла в постель только в час ночи, а Кэти ввалилась домой еще позже, так что мы обе не испытали восторга от идеи отца разбудить нас в пол-восьмого. Я его просто-напросто проигнорировала, притворившись спящей, но сквозь дремоту смогла расслышать слова "семья" и "сёрфинг". Этих двух слов хватило для того, чтобы я вырубилась и открыла глаза только в двенадцать.

Когда я проснулась, Кэти в постели уже не было, так что дом был предоставлен мне целиком и полностью. Слава Богу. Я прошлепала на кухню прямо в пижаме и заварила себе чай. Я уже намазывала джем на хлеб, когда мама, папа и Джеймс вернулись после своих обожаемых занятий водным спортом.

- Ага, проснулась наша соня! - сказала папа. Как обычно, он в прекрасном настроении. Мне бы так. 
- Я рада, что та наконец-то проснулась, - сказала мама. - Я тут подумала, почему бы мне, тебе и Кэти не провести время в спа-салоне? Нашей чисто женской компанией. Повеселились бы в своё удовольствие.

Ага, веселее и не придумаешь.
- Спасибо, мам, идея и правда неплохая, но что-то я не в настроении. Я тут прогулять собиралась. Одна.
- Да брось, Эмили. Прекращай уже тосковать, - сказала мама.
Мда, пиздец.
- Ни по кому я не тоскую. Всё со мной нормально. Просто хочу немного времени провести одна.
Мама вздохнула.
- Как хочешь. Можем и завтра сходить.
- Ага. Можно.

Опять она до меня доёбывается со своей лесбийской темой. Хорошо хоть просто намекает, а не начинает орать сразу. Такая притворщица, пиздец. 
О том, что иду гулять с Джошем, я говорить не стала, а то её потом не заткнешь. Я дождалась, пока все наконец свалят, быстренько собрала вещи и пошла к коттеджу Джоша.

Я постучалась в дверь, и та почти сразу же открылась. 
- Ну слава Богу, - сказал Джош.
Из коттеджа я смогла услышать крик какой-то женщины, а потом он резко захлопнул дверь. Я вопросительно подняла брови.
- Знакомься, моя мама, - сказал он. - Опять кричит, чтоб её. Я бы тебя пригласил в дом, но она бы от счастья описалась, увидев тебя - потенциального партнёра для её сыночка-извращенца.

Мы начали спускаться по ступенькам к песку. 
- Ого, - протянула я. - Извращенца, говоришь?
- Это долгая история, Эмили. Вкратце поясню - моя мама просто отнюдь не самая прогрессивная женщина в мире. 
И тут я поняла.
- Ааа, - сказала я. - Дак ты - гей.
Джош с наигранным удивлением откинул волосы назад сексуальным движением.
- Кто, я? Милая, с чего ты это взяла?
- Так, догадалась.

- Отлично сработано, Шерлок. - Он взглянул на меня. - А ты?
- Лесби, - ответила я. - Теперь мы должны дать друг другу пятюню как настоящие бро или что-то типа того?
Он ухмыльнулся. 
- Так только полные идиоты делают. - Он осмотрел меня с ног до головы. - Я так и подумал сразу - что-то в тебе не то. Мой гейский радар никогда меня не подводит. 
Он оглянулся и посмотрел на наш коттедж.

- Должно быть, твои родители от твоей ориентации просто в восторге?
- Неа. Они притворяются, что они не в курсе. Ну, ты понял. Полное отрицание и всё такое.
Мы поднялись на вершину небольшой скалы. Джош снял шлепанцы и засунул их в рюкзак. 
Солнце прямо-таки палило на нас, на небе не было ни облачка. Пляж был заполнен людьми.

- Хочешь, найдем более уединенное место? - сказал Джош. - Слышал, что тут где-то есть маленький каменистый пляж на мысе.
- Ты про тот мыс, который в пяти милях отсюда? - простонала я.

Но уже через полчаса мы оказались на пустынном пляже вдалеке от орущих детей. Мы расстелили полотенца, и я намазала себя кремом, сняла одежду, оставшись в купальнике, и присела рядом с Джошем.

Только тогда я смогла пристально его разглядеть. Длинные кудрявые темные волосы, карие глаза, широкие плечи и трусы цвета хаки. 
- Слушай, - сказал он после небольшой паузы, во время которой мы пялились на море и пару лодок, маячащих на горизонте. - Я просто хотел извиниться за тот неловкий момент прошлой ночью, когда я помешал твоему телефонному разговору.

- Забудь. Прости, если тебя обидела чем-то. Мне просто тут не очень нравится - хоть я и на каникулах, но с родителями. Очень скучаю по моей девушке. 
Джош перебирал руками кусочки гальки. 
- Я тебя понимаю. Сам пару месяцев назад расстался со своим парнем. Вот почему я здесь.

Родители заставили меня сюда приехать. Думали, тут я повеселею. Надеялись, что тут я вдруг резко пойму, что на самом деле никакой я не гей, а нормальный гетеросексуальный парень.
- Бля, да что ж с ними со всеми такое, - простонала я. - В моей семье все терпеть не могут Наоми. Ну, это моя девушка. Они думают, что это она меня превратила в лесбиянку. Если бы они только знали, что как раз я соблазнила... - я поправила солнечные очки.

- Но самая заноза - это Кэти. Моя сестра. Она не может понять, что я - не она. Кэти-то как раз и есть самый настоящий магнит для парней. Вся такая самовлюбленная, ты же ее видел?
- А мне она показалась неуверенной в себе, - ответил Джош. 
- Ты шутишь? - сказала я. - Неуверенной в себе? 
- Причем полностью. Она же просто в отчаянии. По ней это было видно сразу, еще вчера, когда я вас встретил.

Почему-то эти его слова запали мне в душу.
- Да ей же не нужен никто, - сказала я. - Она всегда думает только о себе. Вокруг нее всегда куча парней.
- Естественно. Потому что она всем даёт, - Джош повернулся ко мне лицом. - Эмили, это же просто её маска. Я таких херову тучу встречал. 
- Ага, - ответила я. - Может быть, ты прав.
Походу, пришло время нам с Кэти серьезно поговорить.

                                                                                   Effy

Вторник, 8 августа. Венеция

Мы с мамой и Флоренс прикончили три бутылки вина вчера вечером, и к ночи я уже обыскивала все шкафы в нашей квартире в поисках алкоголя. Я обнаружила бутылку с жидкостью, по цвету напоминающей лимонный джем. Я вылила половину бутылки в кружку. Отвратительно, бля. После этого целый час меня рвало, и потом я заснула в туалете на полу. Нашла меня мама.

- Господи, - она опустилась на колени, взяла меня за подбородок и потрясла мою голову. Я приоткрыла глаза.
- Что?
- Ты что, не знаешь, когда нужно останавливаться? - вяло сказала она.
- В смысле останавливаться? - я говорила и чувствовала высохшие трещины на своих губах.
Она нахмурилась.
- Пол пинты лимонного ликера, да еще после вина! О Боже... И ты облевала всю мою косметичку?

Она встала и намочила фланелевую тряпочку в раковине. 
- Что ты делаешь?
- Собираюсь прибрать весь этот беспорядок. Боже, ты только посмотри на себя.
Прежде чем я успела возразить, она начала аккуратно вытирать мое лицо. Это было приятно. Так успокаивающе. Несколько минут было слышно лишь постукивание её браслетов и мое дыхание.

- Слишком поздно принимать ванну, - пробормотала она. - Воды все равно нет.
Она перестала вытирать меня и начала приглаживать мои волосы.
- Пойдем. Пора спать.
- Оставь меня в покое.
Она проигнорировала меня.

- Ну-ка снимай это. И юбку тоже, - она схватила меня за руки и потянула меня, чтобы я села на край ванны.
- Я и сама могу раздеться, мам. Я не маленькая, - сказала я, как только мой череп пронзила мучительная пульсирующая боль. - Просто дай мне долбаный парацетамол. И все будет в порядке.
- Не двигайся, - сказала она и вышла в коридор.

Через две минуты она вернулась с чем-то большим и белым, очевидно, одолжила это у старушки.
- Ночная рубашка? Пиздец, ты шутишь что ли?
Я с трудом встала на ноги. Я была раздета и жутко дрожала. Мама натянула бабулину одежку на мою голову, протолкнула мои руки в рукава и потом застегнула ее под горло. Я чувствовала себя так, как будто мне было лет пять.

- Умница, - сказала она успокаивающе. - Умница моя.
Она взяла меня за руку и отвела меня в свою спальню. Откинув простыню, я рухнула на подушку.
- Мам, - сказала я сонно, наблюдая за тем, как она закрывает ставни. - Не закрывай их полностью.
Она оставила ставни и подошла ко мне. Подоткнула мне простыню и выключила свет.

- Тебе станет лучше, Эффи, - сказала она. - Все будет хорошо.
Но сегодня днем мы вернулись к холодной войне. Да, я позволила ей заботиться обо мне, но я ведь тогда была в нетрезвом виде. Это не значит, что сегодня утром мы забудем все проблемы, и у нас снова воцарит мир. Всё осталось по-прежнему.

Я приплелась на кухню, чувствуя себя совершенно дерьмово. Мама сидела за столом, спиной ко мне. У меня кружилась голова. Я выпила апельсинового сока с тремя таблетками аспирина и взяла запасной комплект ключей.
- Я ухожу.
Мама оторвала взгляд от разговорника, который она изучала, к слову сказать, бесполезно, потому что она не сказала еще ни единого ебаного слова по-итальянски с тех пор, как мы приехали.
- Куда?

- Просто подышать воздухом. Возможно, еще я схожу к как-там-ее-зовут?
- Флоренс? - сказала мама. - Я могу пойти с тобой. 
- В таком случае, я пойду в интернет-кафе, - сказала я спокойно.
- Что, черт возьми, с тобой такое? - мама сердито откинулась в кресле.
- Я просто хочу быть одна. Понимаешь? 
Я вела себя по-свински, и она этого не заслуживала. Но мне же надо было поддерживать репутацию.

- Тогда, может, ты захочешь присоединиться к нам чуть позже? - без обиды в голосе спросила она, закрыв свою книгу и налив себе еще кофе.
- К нам?
- Альдо пригласил меня - то есть нас - на экскурсию по какой-то небольшой части Венеции, - сказала она. - Вроде она называется Лидо.
- Понятно, - я удерживала себя от того, чтобы не пнуть ее стул. - Хорошо, почему бы и нет?
Мама улыбнулась и закурила.
- Отлично. Я бы не отказалась немного подышать свежим морским воздухом. Мы выбрали самое жаркое время года для поездки в этот хренов средиземноморский город. Неудивительно, что все местные жители свалили в деревни. Ну, что ж...
Она начала складывать вещи в сумочку: солнечные очки, кошелек, телефон. Косметику.
- Он славный, правда ведь? Добрый и внимательный.
"И он мой, - подумала я. - Никак не твой".
В дверь громко постучали.

Мама посмотрела на часы. 
- Черт, я и не думала, что уже так поздно. Это, должно быть, Альфредо. 
- Я впущу его, - сказала я, бросаясь прочь из кухни.
Когда я открыла дверь в нашу квартиру, Альдо стоял там с Флоренс. Она держала его под руку.

- Здравствуй, дорогая, - лучезарно улыбнулась мне она. - Надеюсь, ты не возражаешь против компании старой леди? 
Я пришла бы в бешенство, если бы на её месте была любая другая женщина. Но Флоренс может очаровать даже птиц на гребаных деревьях. И ещё - она может составить компанию маме. Прекрасно.
- Конечно, нет, - сказала я. - Чем больше народу, тем веселее.

Когда мы спускались по лестнице, мама шла впереди, а Альдо повернулся ко мне. 
- Лидо - необыкновенное место, Эффи, - сказал он. - Это тоже часть Венеции, но совсем другая. Особенно отличается архитектура. Там много потрясающих изысканных зданий. Правда, англичане сказали бы, что сейчас это больше похоже на выцветший гламур.

- Мне кто-то говорил, что это жутковатое место. Это там снимали "Смерть в Венеции"? - я бросила на него озадаченный взгляд. - Фильм Лукино Висконти. Очень волнительный.
- И книга тоже, - вмешалась мама. - О писателе, который влюбился в молодого парня.
Готова поспорить, что она вычитала это в своем ебаном путеводителе сегодня утром.

Но несмотря на это, мне хотелось как можно скорее оказаться там. Само название Лидо звучало как место, где реальное становится нереальным. И это мне подходит. Мы взяли водное такси на остров, и соленый воздух медленно забирал у меня головную боль. Мы мчались от Венеции, я оглянулась посмотреть на город, который был как бы окутан жарой.

Мама, видимо, думала, что она в грёбанной Дольче Вите с её повязкой на голове и солнечными очками. Ветер раздувал её волосы во все стороны. Я ухмыльнулась ей в спину. Когда мы прибыли, Альдо повёл нас на ланч в шикарный отель неподалеку от воды. Изумительное здание, стены которого были покрашены в персиковый и золотистый, где вещи выглядели так, как будто они оказались во временной ловушке.

И люди тоже вели себя так, как будто они из прошлого. Я мысленно обматерила парня, который вёл нас нашему столику, нагнувшись чуть ли не до земли. Как только мы сели, я снова встала. 
- Куда ты? - спросила мама. 
- В туалет, - сказала я, не глядя на неё. Мне нужно было взять себя в руки. В уборной я запрыгнула на одну из раковин и сидела некоторое время, разминая в свободной руке мыло и таращась на всех входивших.

Они все неловко отворачивались. Это не моя вина, что я вывожу их из себя. Я же не делаю ничего плохого.
- О, ну наконец-то! - сказал Альдо, улыбнувшись, когда я вернулась. - Я уж удивился, куда ты пропала.
- Я просто осматривалась, - ответила я, наливая себе большой бокал вина. - Милое местечко.
- И правда. Я останавливался здесь только раз, в брачную ночь.

- Я удивлена тем, что вы смогли сюда вернуться, - сказала мама.
- Наоборот, у меня тут очень счастливые воспоминания. 
Я залпом выпила свой стакан и налила еще один. Сняла лодку с мели, как сказал бы мой папа.
- Эффи, помедленнее, - сказала мама.
Я проигнорировала ее и выпила огромный глоток вина. Это вино мне понравилось больше. Я потихоньку начала пьянеть. Я попросила официанта принести то же самое еще раз.

- Эффи, - сказала мама таким тоном, как будто просила маленького ребенка убрать пальцы от розетки. 
- Ой, расслабься, мам, - сказала я. - Не парься, выпей еще вина.
Я неловко налила вина сначала в её стакан, затем в Альдо, а потом и Флоренс. Затем в свой. Я чувствовала себя так, как будто парила над столом и смотрела через сощуренные глаза на Альдо, пытавшегося завязать разговор с мамой, которая ела свои спагетти болоньезе.

Мда, мам, ты такая рисковая. Ладно хоть не заказала яйцо и чипсы и сидела бы довольная. Флоренс поймала мой взгляд и улыбнулась так, как будто она всё знала. Звук аплодисментов привел меня в чувство. На другом конце комнаты какой-то парниша в белом костюме сел за пианино, отбросив назад "хвостики" своего фрака, как обычно делают все пианисты.

Я слишком громко рассмеялась, и несколько людей уставились на меня с нахмуренными лицами. Идите нахуй. Пианист начал играть песню Билли Холидей "Где же ты, мой любимый?" Одна из моих любимых, хотите верьте, хотите нет. Я наклонилась вперед, положив руки на колени, и уставилась в свой стакан, вдыхая сладкий запах вина и напевая про себя.

- Прекрасная песня, - сказала Флоренс. - Навевает воспоминания. 
Я подняла глаза и посмотрела на неё. 
- Выпьем за неловкие ситуации, а, Эффи? - прошептала она. Я подняла свой стакан, но умудрилась расплескать всё вино по столу. Мама выглядела сконфуженной.

- Про какую неловкую ситуацию вы говорите? - спросила она, широко раскрыв глаза. Я вяленько улыбнулась ей.
- Да ничего особенного, Антея, - сказала Флоренс, накрывая её руку своей. - Мы же все здесь друзья.
Да, конечно, Флоренс, давай, разыгрывай из себя глупенькую старушку.

- Как тебе твой стейк, Эффи? - спросил Альдо. Я даже забыла, что он тут. 
- Так, хватит, - вдруг сказала мама, отодвигая мой стакан. - Завтра у тебя опять похмелье будет. Лучше ешь.
Я как раз хотела отобрать у нее стакан, но тут пианист начал играть новую песню. Я эту песню не узнала, зато Флоренс всплеснула руками так, как будто у неё случился музыкальный оргазм.

Я встала и начала кружиться и танцевать с закрытыми глазами. 
- Господи, сядь, - прошипела мама. Проигнорировав её, я взяла Альдо за руки. 
- Потанцуй со мной, - сказала я, стараясь поднять его. Он так приятно пах. Альдо рассмеялся.
- Думаю, итальянское вино для тебя слишком крепкое.

Он аккуратно освободил свои руки от моих, и я почувствовала, как перед глазами всё плывет. Я напилась сильнее, чем я думала. Я села на пол и рассмеялась. Я чувствовала руки мамы на моих плечах. Она прошептала мне в ухо:
- Поднимайся сейчас же. Всё будет хорошо, только для начала тебе надо встать. Ты же себя позоришь.
- Я просто танцую, - сказала я. - Не порть мне веселье.

Его губы, его руки, мой черноглазый мальчик. Потом Альдо подошёл и встал позади меня на колени. 
- Позволь, я помогу тебе подняться, Эффи, -сказал он. - Ты, кажется, упала. 
Он ухватился за мои локти и попытался поднять меня, но ему удалось лишь поднять мои руки выше головы. Это меня насмешило. Пока я пыталась подняться, появился официант и спросил по-английски: 
- Может, вашей дочери принести стакан воды?

- Дочери?! - рассмеялась я громко. - Да, пусть так. Он мой папочка. Он любит шлепать меня, когда я себя плохо веду, но если я притворяюсь лапочкой, то получаю за это неплохую награду.
- Эффи! - сказала мама. Она закрыла лицо руками. Так ей и надо. - Боже мой, нас же отсюда выгонят.

Я взглянула на Флоренс. Из всех присутствующих я чувствовала себя виноватой только перед ней, но она смотрела на меня с доброй улыбкой на лице. Что за игру она ведет? А потом мамино предсказание сбылось и нас выгнали. Какие-то англичане на нас пожаловались. Как будто мне на них не насрать.

Как только мы вышли наружу, мама повернулась к Альдо и сказала:
- Прошу прощения за Эффи. Я не знаю, что на неё нашло."
Я помахала руками перед её носом. Я была так зла. Так хотелось схватить её за волосы и несколько раз ударить головой о стену. "
- Привет? Я вообще-то здесь, - крикнула я . 
Мама отвернулась от меня: 
- У тебя воняет изо рта, - сказала она.

- Какое тебе дело? - пробормотала я. - Пытаешься впечатлить его, неправда ли? Отвали от меня.
- Я бы с удовольствием, - сказала она, её лицо стало красным. - Но к счастью или к сожалению, я твоя мать и не могу оставить тебя в таком состоянии.

Как трогательно. Я не знала, что еще сказать. Я сижу на тротуаре, хочу взять всё ещё наполовину полную бутылку вина, которую сперла со стола. Движение заставило меня взглянуть вверх. Флоренс споткнулась об меня.
- Ох дорогая, - сказала она. - Я чувствую себя немного нехорошо. Слишком много вина выпила. Антея, дорогая, не отведешь меня домой?

- Конечно, - сказала мама. - Мы все пойдем домой. Тебе точно не нужна помощь? Стоит ли нам найти доктора?
- Ох, нет, не адо. Мне просто нужны мои таблетки и кровать. И нет нужды вам всем прерывать свой отдых. Я уверена, Альдо будет не против присмотреть за Эффи.
Она посмотрела на Алдо, который быстро сказал:
- Конечно... Эффи и я останемся и выпьем много чёрного кофе и съедим кучу пирожных.

- Тогда решено, - сказала Флоренс. Она что, сейчас мне подмигнула или мне показалось? Гребаная старая выпендрежница. Мама взяла Флоренс за руку и повернулась к Альдо:
- Мне жаль, что сегодняшний день так закончился, - сказала она. - Я так ужасно себя чувствую.
- Бросьте, - ответил Альдо. - Не волнуйтесь.
Я прямо чувствовала, как мама на меня смотрит, но отказывалась встретиться с ней глазами. Когда я наконец подняла взгляд, мама и Флоренс уже удалялись в направлении от нас.

Альдо сел рядом со мной, положив руки на колени. 
- Ну и шоу ты устроила, - сказал он. Я посмотрела на его лодыжки и и ноги в мокасинах. - Эффи?
- Что?
- Я сказал, что ты устроила неплохое шоу.
Я пожала плечами и закурила, после чего меня сразу же затошнило. Но это скоро пройдет.
- У тебя... У тебя что, какие-то проблемы? - спросил Альдо, даже не догадываясь о том, что он и есть причина.

- Проблемы? - рассмеялась я фальшиво. - Ну да, есть кое-что.
- Если хочешь, можешь мне рассказать.
- Ты этого знать не захочешь. И это всё фигня, - сказала я. - Я просто хочу кое-что забыть.
Хотя на улице стояла жара, я задрожала. Альдо придвинулся ближе ко мне. Он снял куртку и надел ее на меня. 
- Алкоголь понижает температуру тела, - сообщил он.

Он вытащил у меня сигарету из кармана. 
- Я думала, ты не одобряешь курение?
- Да. Это просто небольшая шалость бывшего курильщика, - сказал он, зажигая сигарету. Он затянулся и выпустил дым. Его рука слегка дрожала, когда он отдавал мне зажигалку. 
- Я должен сказать, что я... тобой недоволен, Эффи, - сказал он, смотря не на меня, а куда-то вперёд.

- Что ты имеешь ввиду? - я пыталась звучать как можно более безразлично. Когда он повернул своё лицо ко мне, мой взгляд опустился на ремень его брюк. Я подумала о его члене у меня во рту, о том, как я залажу на него, чувствуя как его член заполняет мою киску. Остановись, Эффи. Не делай ничего глупого. Альдо покачал головой, погасил свою сигарету и встал.

Он протянул руку, чтобы поставить меня на ноги и когда это у него получилось, он обнял меня. 
- Бедная Эффи,- сказал он. Я положила голову ему на грудь, вдохнула его запах и услышала, как бьётся его сердце. Я изогнула спину так, что моя грудь давила на его руку, потом вытянула свою руку вниз и положила на его промежность.

Он не оттолкнул меня сразу, он подождал немного. В это время я умпела получить всё, что мне нужно. Ощущение его твёрдости от моего прикосновения.
- Ты немного пьяна,Эффи, - сказал он тихо. - Это не то, чего ты хочешь. 
- Ты не знаешь чего я хочу, - сказала я. - Не имеешь никакого понятия.
- Может и нет, - Альдо взял другую сигарету и закурил. - Неважно, хочешь ты этого или нет, сейчас я собираюсь купить тебе крепкий кофе и что-то очень сладкое покушать.
Он застегнул свою куртку, надетую на меня. 
- Идём. Тебе станет намного лучше, обещаю.

                                                                  Week Two. Naomi

Понедельник, 10 августа. Бристоль, клуб "Пещеры

- Я слышала, ты тут затеял сексуальный марафон, - сказала я Куку, который пронесся около меня, ища очередную жертву для бездумного траха. - Знаешь, давай на секунду забудем про то, что я больше членами не интересуюсь. Дак вот - я никогда, слышишь, никогда, даже через миллион лет, даже если настанет ледниковый период, даже если мы останемся последними двумя людьми на всем свете, и только секс с тобой спасет меня от того, чтобы меня сожрал какой-то новый вид вирусной бактерии, даже тогда я не позволю, чтобы твой член хотя бы прикоснулся ко мне. Всё ясно?

- Тебе же это нравится, - сказал Кук, доставая из заднего кармана наполовину выкуренный косяк. - Если бы я перестал к тебе клеиться, Кэмпбелл, ты бы с ума сошла. 
Он застегнул свою куртку, один рукав который был весь изодран. 
- Ой, малыш, тебе нянечка нужна, - просюсюкала я и провела пальцем по рваному шву. - А не девушка для секса.

- Иди нахуй, - сказал он мне с улыбочкой. - Давай лучше сходим покурим?
Тут я заметила Джей Джея, который сидел один за столиком.
- Не, я лучше пойду перекинусь парой слов с Джеремайей, - ответила я ему. - Будет приятно наконец-то поговорить со взрослым умным человеком.
- Ну покедова, мадмуазель, - Кук направился к выходу. - Увидишь Фредерика, скажи ему, что я его искал. Передай ему, что мне надо с ним поболтать насчет нашего соревнования. Которое он, как обычно, продует.

- Меня к этому не примешивай. Ваше соревнование необычайно унылое и глупое, - сказала я. - Я ему просто скажу, что ты его искал, а про соревнование скажешь сам.
Я смотрела на Кука до тех пор, пока он не скрылся за дверью, а затем направилась к Джею. Я пошла в клуб, чтобы наконец-то расслабиться. Чтобы ненадолго забыть про отсутствие моей девушки рядом со мной. Но отдохнуть не получилось - я поймала себя на том, что постоянно выискиваю её в толпе глазами. Бля, это же смешно. Я сама не своя.

Вдруг кто-то толкнул меня локтем в спину. Это был Джей Джей. 
- Хочешь, фокус покажу? - сказал он с энтузиазмом, запуская руки в карманы. 
- Нет, Джей Джей. Не хочу, правда. - Я вытащила одну из его рук из кармана. - Пошли лучше где-нибудь посидим.
- Не понял? - спросил он с удивлением.
- Да просто поболтаем, - рассмеялась я. - Я не собираюсь тебя клеить.
Джей последовал за мной к столику у стены. На диванчике около этого столика уже расположилась какая-то парочка, лапающая друг друга во всех местах. Я похлопала девчонку по плечу, просверлила её своим убийственным взглядом, и парочка подвинулась, чтобы освободить нам место.

Джей Джей выглядел взволнованным.
- Что эта за херню тут Кук нес насчет сексуального соревнования? - спросила я. - В смысле, зачем ему это нужно? Поплакал бы чуток из-за Эффи, как все нормальные люди, и успокоился бы.

- Да, - сказал Джей. - С этим соревнованием он конкретно перегнул палку.
Кук возник перед нами из ниоткуда вместе с какой-то девчонкой на буксире. Он посадил её на диванчик прямо напротив нас с Джей Джеем и не преминул тут же засунуть свой язык ей в горло. Очень мило, Кук. Ты просто сама нежность.

Джей Джей уставился на них.
- Он был с этой же девушкой тут, только на прошлой неделе. Я узнал татушку-змейку у неё на ноге. Может, мы лучше куда-нибудь пересядем?
- Никуда я не пойду. Давай просто притворимся, что их тут нет, - сказала я, до сих пор держа в руках наполовину полный стакан теперь уже теплой водки с тоником. Я отхлебнула большой глоток. Джей Джей прихлебывал воду из стакана.

- Почему ты не пьешь алкоголь,Джей? - спросила я.
Он посмотрел на меня и быстро отвел взгляд. 
- Мне вкус не нравится, - ответил он.
- Ой ли?
Джей нервно улыбнулся.
- Ну, это одна из причин, - он сделал еще глоток воды. - Что ж, Наоми...
Я перебила его, решив облегчить его страдания:
- Джей Джей, я знаю о том, что произошло между тобой и Эмили, и я на тебя не злюсь.

Он взглянул на бутылку в своих руках и начал теребить этикетку на ней.
- Не злишься? В смысле... Это хорошо, я рад. Это был скорее акт благотворительности. Естественно, с её стороны.
Я наблюдала, как он нервно вертел в руках бутылку.
- Ты ей нравишься, - сказала я. - Она мне не жаловалась, ну... ты знаешь, про...

Джей Джей вдруг резко покраснел. 
- Неважно, - пробормотал он. - Я привык, что ко мне относятся свысока, Наоми.
- Чёрт. Нет, Джей Джей. Я не отношусь к тебе свысока. Ты умнее всех нас вместе взятых, - сказала я, с каждой секундой всё больше чувствуя неловкость. - Ты действительно думаешь, что если трахать подряд все, что движется, ты станешь хоть капельку особенным?
Я многозначительным взглядом указала ему на Кука.

- Думаешь, трах принесет тебе счастье?
- Ну, я хотя бы удовлетворил свои плотские желания, - сказал Джей, наконец-то выпуская из рук бедную бутылку.
- И почувствовал бы себя нормальным, - кивнула я.
Я его понимала. Я знала, каково это - чувствовать себя так, как будто все вокруг сговорились и разыгрывают тебя, а ты один не в курсе, как дурак. Да я себя всю жизнь так чувствую. 
- У тебя всё будет хорошо, - сказала я ему. - Я обещаю.

У Джей Джея на лице появилось что-то похожее на улыбку. 
- Хотелось бы надеяться, - вздохнул он и вдруг перевел взгляд на диванчик, стоящий напротив. - Мы тут забыли про кое-кого...
Кук уже преуспел в своих начинаниях. Его рука была засунута в ширинку девчонки, и та стонала от удовольствия и терлась об его колени. Джей Джей и я обменялись изумленными взглядами. В это время чья-то фигура возникла перед нами.
- Как делишки? - Фредди хлопнулся на диван рядом. - А Кук где?

- Прямо перед тобой, - ответил Джей.
- Бля, когда успел? - Фредди вздохнул и уставился на потолок. 
- О, Фредди, - сказала я. - Ты же знаешь, что Кук всегда играет по-жесткому. Тебе надо очень постараться, чтобы его выиграть.

- Ну спасибочки, - Фредди перевел взгляд с потолка и уставился на своего соперника как загипнотизированный.
Мда, ну и компашка у нас тут собралась. Тут Фредс как будто очнулся ото сна, повернулся ко мне и бодрым голосом спросил:
- Так, как у вас с Эмили дела?
- Нормально. Она уехала на каникулы вместе со своей семейкой Аддамс.
Он удивленно поднял брови.
- Да они мне все как один ненавидят. А больше всех - наша любимая злобная близняшка, - пояснила я. 
Джей Джей через меня наклонился к Фредди.

- Так странно. Хоть они и выглядят одинаково, я иногда забываю, что они родственницы, - сказал он. Вдруг его лицо озарила улыбка. - Эй, Фредс, мы с тобой оба спали с близняшками! Как в порнофильме...
Улыбка сползла с его лица.
- Ну, я сам не смотрел, мне рассказывали.
Фредди прикрыл глаза рукой в отчаянии.
- Несмешно, Джей, - сказал он. - Мне до сих пор стыдно за эту ситуацию.
- Да не парься, - сказала я. - Кэти - полная сучка. Она такое отношение заслужила.
- Не такая уж она и плохая, - ответил Фредди. А потом увидел выражение моего лица. - Ну, у нее есть кое-какие недостатки, как и у всех...

- Ну конечно. Если Кэти, как ты говоришь, нормальная, тогда и Эффи просто сама уравновешенность, ага, - выпалила я, не подумав.

Фредди скрестил руки на груди.
- Что за хрень ты сейчас сморозила?
- Ничего особенного. Просто странно считать нормальной девушку, которая ебнула камнем по голове другую девушку только для того, чтобы потрахаться с ее парнем в палатке, - фыркнула я. - Вот и всё.
- Ты нихуя об этом не знаешь, - злобно сказал Фредди. - Тем более, это не твое собачье дело.

Джей Джей уставился на этикетку на своей бутылке с водой.
- Супер, - я подняла свой стакан. - Тогда давай, пока.
Через полчаса, когда я выходила из клуба, я заметила Фредди с девчонкой по имени Эшли, которая была моей соседкой и по совместительству парикмахером моей мамы. Её юбка была задрана аж до талии, ноги обвивали Фредди, грудь выпала наружу. Он трахал её так жестко, что при каждом движении его ягодицы прыгали то вверх, то вниз. 
- Боже, - пробормотала я про себя. - Пойду-ка я отсюда.

                                                                                      Emily

Вторник, 11 августа. В кровати, поздно ночью

Дверь в спальню скрипнула, и в проеме появился её силуэт. Она прошлепала босиком к своей постели. 
- Кэти? - прошептала я. Она посмотрела на меня.
- Ты еще не спишь?
- Не могу уснуть. Мысли лезут в голову. 
Она сначала не ответила, просто стянула с себя платье и лифчик и забралась под одеяло. Я лежала и наблюдала за ней.

- Ну чего ты выпендриваешься? - спросилала она. 
- Я просто пыталась с тобой поговорить, - ответила я устало. 
- Ну дак еще раз попытайся, - Кэти скорчила рожу. - Здесь так жарко, пиздец. 
Она ерзала по кровати, устраиваясь поудобнее, яростно взбивала подушку, и, в конце концов, легла ко мне лицом.

- Ну, - сказала она. - Давай поговорим.
- Я думала о тебе сегодня. Если ты не заметила, мы что-то не ладим в последнее время.
- Ну и кто в этом виноват? - сказала она, обороняясь. - Ты вообще отвернулась от меня, с тех пор, как встретила её. А она меня на дух не переносит.

- Ага, а ты как будто всегда была ее яростной фанаткой. Щас.
- Она же ненормальная. Все время пялится на тебя.
- Кэти, - я приподнялась. - Сколько можно тебе говорить, что это я ее соблазнила. Она тут ни при чем.
- Ладно, - раздраженно ответила Кэти. - Как скажешь.
Мне надо было перевести тему.
- Ну, ты хорошо провела вечер? - спросила я, сменив тактику. 
- Тебя и правда это волнует?
- Бля, прекрати, а.
- Ладно, если тебе и правда интересно, то я провела вечер с накачанным верзилой, ростом в 6 футов, по имени Шейн. Мозгов ноль, но зато пресс у него стальной, - она замолчала. - У меня так ужасно болит челюсть. Он удерживал мою голову, пока я отсасывала ему. И он, блядь, кончил через миллион лет.

Господи, Кэти!
- Ну, надеюсь, он заплатил услугой за услугу? - смущенно спросила я.
- Не совсем. Он типа этого не любит, - она зевнула. - И откровенно говоря, мне было все равно, я была слишком измучена.
- Кэти, зачем ты это делаешь?
- Потому что мне нечего больше делать и мне скучно. Потому что это отвлекает меня от мысли о том, какая я обычная и серая.
Она не смотрела на меня.
- Я ответила на твой вопрос, самодовольная корова?
- Тебе не нужно...

- Да, - она откинула простыню, и даже при лунном свете я смогла разглядеть огромный синяк на ее бедре.
- Да, мне действительно это необходимо, потому что у меня ничего больше нет, понимаешь? Мне нужно что-то, ради чего жить.
Я не знала, что сказать. У меня было гнетущее состояние.

Я встала со свой постели и посмотрела на нее.
- Подвинься... - сказала я, Кэти перекатилась так, чтобы я могла речь рядом. Стараясь не задеть ее синяк, я положила руку на ее талию и обняла ее.

- Не пытайся использовать на мне свои лесбийские штучки, - сказала она. - Даже я не настолько развратная для такого.
Я почувствовала, как наши пальцы переплетаются, и улыбнулась в темноту.
- Завтра,- сказала я. - Мы устроим что-нибудь особенное.
Пауза.
- Что, например?

- Ну, например, поедем в Париж. Я уже со скуки умираю в этой дыре.
- Ты серьезно? Ты и я?
- Почему бы и нет? Раньше мы с тобой нормально общались. Когда-то давно.
- Точно, - она села на кровати и посмотрела на меня. - Отлично, давай!
- Ну вот и славно! - я улыбнулась, сонно перевернувшись и закрыв глаза.
- Доброй ночи, Эм, - сказала она, отвернувшись. - Спи сладко.

                            Katie

Среда, 12 августа. Бордо

- Ты готова? - спросила Эмили, появившись в двери.
- Ага.
- Я буду ждать в машине, - ответила она. - А то ты как обычно - чуть ли не весь дом попыталась в свою сумку засунуть.
- Ага, смешно.
Она взяла свою сумку с кровати и вышла. Я сунула еще пару лифчиков и платьев в сумку и потом оглядела комнату, вдруг я что-то забыла.

Потом я увидела ее телефон, лежащий на том месте, где еще недавно была её сумка. Я посмотрела на него секунду, а затем быстро схватила его, нажала на беззвучный режим и бросила в свою сумку. Она не умрет без общения с Наоми в течение сорока восьми часов.

- Ну наконец-то, бля. Мы опоздаем на поезд, - Эмили отодвинулась, потому что я засунула свою огромную сумку между нами. Она была в два раза больше, чем ее. Ну, если она может выжить только с парой ее заношенных старых кед и одним дискотечным бабушкиным нарядом, пожалуйста. Но я-то должна соответствовать своему статусу. Папа завел машину, и мы с Эмили неловко улыбнулись друг другу.
- Готовы? - спросил он.
- Готовы.

<b>Поезд Бордо - Париж. Ланч.<b></b></b>

- Тридцать евро, пожалуйста... мадемуазель, - сказал продавец вагона ресторана, обращаясь к моим сиськам.
- Мерси боку, - ответила я, показав ямочки на щеках, и состроив ему глазки. Надо же дать бедному парню на что подрочить. Вернувшись за наш столик, я увидела что Эмили накинулась на сdой тост так, как будто сто лет не ела.

Я съела немного картошки фри и откинулась назад, потягивая кофе и наблюдая за тем, как в окне мимо нас проносятся французские деревушки.
- Ну, надеюсь твоя киска не впадет в состояние шока, - сказала Эмили, улыбаясь. - Ну, типа, от бездействия.

Я наклонилась через стол и обнадеживающе похлопала ее по руке.
- Не волнуйся, я буду соблюдать тишину, если приведу кого-то в отель.
Эмили бросила в меня скомканную салфетку.
- Я тебя убью нахер! Я же забронировала двухместный номер, - Она встала и сняла свою сумку с верхней полки. - Тебе что-нибудь нужно?

В ответ я покачала головой, но она уже вдруг начала маниакально рыться в своей сумке.
- Твой кошелек здесь, - сказала я, указывая на стол.
- Я знаю, - раздраженно ответила Эмили. - Я не могу найти свой чертов телефон. 
Она перевернула сумку вверх дном и вытрясла на стол все содержимое. По столу покатилась всякая ерунда: обертки от конфеток, какая-то вата и пара тампонов.

Фу, один из них был практически без обертки. Она вытащила подкладку сумки. "Да перестань уже, - подумала я. - Понятно ведь, что телефона там нет".
- Я не могу поверить, - сказала Эмили, чуть не плача. - Как? Как я могла его забыть? Я уверена, он лежал на моей кровати.

Я состроила сочувствующее лицо. 
- Эм, не волнуйся. Мы же вернемся уже через несколько дней.
- Я знаю...
Она прикусила губу и посмотрела на беспорядок на столе.
-Можно, я возьму твой? Всего на минутку, хочу сказать ей, что не смогу позвонить ближайшие пару дней.
Блять. Я отдала ей телефон. Я же не могла ей просто так отказать.

- Спасибо, Кэт. Это ненадолго, - сказала она и пошла в сторону буфета, уже держа телефон возле уха. Я нахмурилась, но потом решила включить плеер, закрыла глаза и постепенно Эми Уайнхаус и покачивание поезда как-то усыпляюще стали действовать на меня. Я могла бы и уснуть, если бы моя сестра не вернулась и не ударила меня. 
- Ай, ну больно же, мать твою! - сказала я, потирая руку.

- Извиняюсь, - сказала Эмили с полным ртом шоколада. - Просто поезд тряхнуло.
-Ну что там? - спросила я, вытаскивая из ушей наушники.
- Попала на голосовую почту, позвоню попозже.
Я засунула наушники обратно. Как-то я не в настроении для разговоров. Если посплю перед приездом в Париж, то буду в состоянии веселиться всю ночь. Мы с Эмили не отрывались вместе уже несколько месяцев.

                                                                                         Naomi

Среда, 12 августа. Бристоль.

- Блять, да где же ты? 
Я звонила Эмили снова и снова и попадала на эту ебаную голосовую почту уже пятый раз. Но я не оставила сообщение. И так уже два оставила. Я прошлась по спальне. Я была настолько взвинчена, что если бы кто-то тронул меня сейчас, я бы, наверное, взорвалась. Это просто какой-то гребаный кошмар. Мой самый страшный кошмар, ведь я становлюсь зависимой от другого человека.

Пошла ты, Эмили. Как бы я, блять, хотела, чтобы мы и вовсе не были знакомы.
- Наоми? - внизу послышался голос мамы. - Может быть, хочешь чаю?
Я помедлила, сделала пару глубоких вдохов.Спокойно, спокойно. Это все неважно. Она, наверное, на пляже или ещё где-нибудь. Она не специально не берет трубку.

- Ага, спущусь через секунду. 
Я посмотрелась в зеркало и запустила пальцы в волосы. Я их отращиваю. И сейчас они на самой дерьмовой стадии. Прямо как я. Я спустилась вниз, Киран сидел в столовой. Он просматривал пачку школьных работ, мои тоже должны быть где-то там.

- Поставь мне пятерку, Киран, - сказала я. - Типо... семейная скидка.
Он замешкался на секунду, а потом неловко рассмеялся. 
- О, да.. Конечно. Забавно, Наоми, - он отхлебнул чая из кружки. - Ты и так её получишь, ты же моя лучшая ученица.

- Да,да, - сказала я. Я на цыпочках подошла к нему и заглянула через его плечо. - Дай посмотреть.
Он прижал курсовую к груди. 
- Ты, бля, так лучше не шути.
Я села обратно. 
- Но попробовать-то стоило. 
На некоторое время я забыла, что сейчас я параноидальная истеричка.. Может быть, это болтание с Кираном меня так отвлекало. 
- Где мама? - спросила я .

- Что? А, она... она... - он начал рассеяно бормотать. Он что-то черкал красной ручкой. Я ждала. Он закончил свою писанину на полях и поднял глаза на меня.
- А, прости. Она в саду... что-то делает... - он снова замолчал.

Тогда я от него отстала и налила себе чаю. Мы сидели в тишине минут пять, пока он не надел колпачок обратно на свою ручку и не засунул работы в старую кожаную сумку. 
- Так, Наоми, - бодренько сказал он. - И чем же ты планируешь заниматься после школы?

Я надула щёки, а потом выпустила воздух наружу.
- Забавно, что именно ты начал этот разговор.
Он пристально посмотрел на меня.
- Мне казалось, что ты - одна из тех девочек, которые всегда все знают, - сказал он, размахивая руками. 
Я скривила губы. Ну ты и идиот, настоящий придурок. Он до сих пор на меня пялился. Я громко вздохнула.
- Ну, я пару раз об этом думала.
- Пару раз?

- Может, больше. А может и нет. Да без разницы, - сказала я, качаясь на стуле. 
- Ты уже собираешься заранее подавать заявления в университеты в следующем школьном году? - продолжил он.
- Я что, на консультации у психолога сижу? - сказала я, потихоньку вскипая.
Киран улыбнулся, но не ответил. 
- Да, наверное, я подам заявления заранее, - наконец промолвила я.
- Наверное?

- Бля, да не знаю я еще ничего, ясно? Не знаю я, чем собираюсь в будущем заниматься, - я положила голову на руки. 
Чертова Эмили. Это из-за неё я еще ничего не решила. Я подняла голову. Киран заворачивал себе косяк. 
- На вот, - сказал он, зажигая косяк и отдавая его мне. - Постарайся побыть на расслабончике, ну или как вы там, молодежь, выражаетесь.

Я расхохоталась.
- Ну так мы уж точно не говорим. Ой, ну насмешил. Ну что, на этом наш разговор окончен?
Он потянулся за косяком.
- Слушай, я всё понимаю, это не мое дело, но мне кажется, что если ты заранее не подашь заявление, то это будет настоящее преступление с твоей стороны, - он помолчал, делая затяжку. - У тебя есть амбиции, Наоми, ну это же пиздец как очевидно. И ты не просто какая-то мажорка. Ты правда умная. Потенциал у тебя есть. Идти в университет, конечно, необязательно, но это неплохое место для того, чтобы начать покорять вершины. А если ты откажешься...
Он прервал свою речь и встал из-за стола. Начал рыться в пачке бумаг около тостера, наконец извлек оттуда бумажку.

Вдруг я заволновалась. Я была очень польщена. Киран первый оценил меня по достоинству. Я даже раскраснелась.
- Вот, - сказал он. - Я это для тебя распечатал. 
Это была листовка, приглашающая на курсы по политике Йельского университета. Они проходили прямо тут, в Бристоле. 
- Почему бы тебе не попробовать? - спросил Киран.

- Может быть, попробую, - сказала я неуверенно, разглядывая каждую буковку на листовке. 
- Тебе самой решать, конечно, - он затянулся в последний раз и потушил косяк в пепельнице. - Но, честно говоря, мне кажется, тебе надо пойти. Особенно тебе это нужно сейчас... Ну, ты понимаешь, чтобы отвлечься...

Мои сердце и мозг сошлись в пиздец какой яростной битве. В этом новом плане не было места для Эмили. Но ведь только она может сделать меня счастливой. 
- Спасибо, Киран, - сказала я, засовывая листовку в сумку. - мне надо серьезно подумать. 
Я поднялась к себе и легла на кровать. Вытащила листовку из сумки и изучила ее еще раз.

Воодушевление во мне смешалось с чувством вины. Я еще раз набрала номер Эмили.
"Привет, это Эмили. Я пока занята. Скоро буду. Ты знаешь, что делать!"
Опять почта. Я тяжело вздохнула и перевернулась на спину. 
- Ну зачем ты так со мной? - прошептала я, до сих пор сжимая будущее в своей руке.

Katie

Среда, 12 августа. Отель, вечер

- Зачем ты так над собой издеваешься? - спросила я сестру, одетую в серую тунику в складочку и кеды. - Мы ж в Париже, ну ё-моё. Вот я одета по-парижски.
Я провела руками по своему телу. Да, я знаю, что я - горячая штучка, особенно в этом маленьком черном платье и на шпильках. Её что, совсем не волнует, что я выгляжу в сто раз лучше, чем она?

Эмили вскочила с кровати, на которой она до этого лежала, углубившись в чтение, пока я собиралась. 
- Я такая, какая есть, Кэти, - сказала она, открывая дверь. - Смирись с этим. 
Мда, ей осталось только напялить на себя рабочую одежду и перестать брить подмышки. И что за херня у нее в голове? Мне её никогда не понять.

Но, выйдя из отеля, мы обе как-то приободрились. Трудно хандрить летней ночью, находясь в Париже. Это было так классно - снова мы вдвоем, только она и я. 
- Как ты сказала это место называется? - еще раз переспросила я.
Эмили ориентировалась по карте, вырванной из путеводителя. 
- Кафе Барок. Ночь в стиле восьмидесятых, - ответила она, переворачивая страницу.
- А это далеко?
- Ну, где-то... минут пятнадцать пешочком.

- Пиздец, Эмили, я вообще-то на каблуках. Давай лучше такси возьмем?
- Если хоть одно увидишь, то давай, пожалуйста, всё к твоим услугам, - ответила она, передавая мне бутылку красного вина, которую мы предусмотрительно взяли заранее. Я сделала глоток и отдала бутылку обратно ей.
- Не волнуйся, - сухо сказала она. - Я всё не выпью.

Клуб был ничего такой. Немного мажористый, правда. И парни тут какие-то странные. Парочка мальчишек оглядели меня с ног до головы, когда мы пришли, но этот взгляд- ничто по сравнению с тем, что творили парни в Бристоле. Во Франции мужики какие-то надменные. Но ужасней всего у них старикашки - так и пялятся на тебя. Ага, мечтайте, уродцы.

Я к дряхлой заднице не притронусь, пусть даже на нее вылита тонна увлажняющего крема. 
Если честно, мне было немного грустно. Сколько бы я ни пила, печаль не проходила. Эмили веселилась от души, танцуя в одиночестве, не смотря ни на кого вокруг. А я и не знала, куда себя деть.

Капец, раньше я чувствовала себя неотразимой, а теперь терпеть себя не могу. Эмили взяла меня за руку. 
- Что с тобой такое? - спросила она. - Ты же так хотела пойти в клуб.
- Ага, - я попыталась улыбнуться, но губы меня не слушались. - Хотела. И сейчас хочу. 
Я начала нелепо танцевать около неё. Я себя чувствовала так, как будто мы десятилетки, отплясывающие на школьной дискотеке.

- Кэти? - Эмили придвинулась ближе. - Да расслабься ты.
Она протянула мне свою бутылку фруктового пива.
- На вот, выпей.
Я сделала глоток. Ничего. Я все еще чувствовала себя одинокой, осознавая полнейшую бессмысленность своего существования. И никак не могла с этим чувством справиться. Внезапно по моему лицу потекли слезы.

- Кэти? - Эмили перестала танцевать. - Малыш, ну что такое?
Она крепко меня обняла. Я почувствовала знакомый запах её волос и прижалась к ней еще сильнее. 
- Ничего. Всё хорошо, - я вытерла лицо. - Просто веду себя как идиотка.

- Перестань, - Эмили потащила меня к барной стойке. - Всё будет хорошо, Кэти. Просто у тебя не лучшие времена. 
Она допила своё пиво. 
- Я себя тоже не очень чувствую, поверь.

Интересно, сколько она может так болтать. Я пожала плечами, снова чувствуя одиночество. 
- Ага, ясно. Наконец-то и ты поняла.
Глаза Эмили сузились. 
- Не поняла тебя?

- Да забей, - сказала я, мои глаза уже высохли от слез. - Просто ты наконец поняла, что ни на кого нельзя полагаться.
- Можно, - сказала она неуверенно. - Не все же люди на свете - мерзавцы. 
Она закусила губу. 
- Сколько сейчас времени?

- Полночь, - ответила я, посмотрев на время на телефоне.
- Могу я твой сотовый одолжить?
Я спрятала телефон за спину.
- Не сейчас, Эмс. Она, наверное, спит. Подожди до утра. 
- Ну не будь врединой, я просто ей сообщение оставлю.
Я тяжело вздохнула и отдала ей телефон. Уже пятое сообщение за сегодня. Внезапно я почувствовала себя виноватой.

Что такого плохого в счастье Эмили? 
Мы вернулись обратно в отель, развалились на кровати, допивая вино и кушая чудные мармеладки из супермаркета.
- У меня с зубами что-то странное, - сказала Эмили, трогая челюсть пальцами. 
- От мармеладок слиплись, - ответила я. - И еще они страдают от дешевого вина и того мерзкого пива, которое ты сегодня выхалкала.

Эмили чокнулась со мной стаканами. Она явно была уже пьяна. 
- Ну не можем мы себе позволить роскошь.
- Говори за себя, - сказала я, икнув. 
- Мда, про тебя-то я и забыла.
Она перевела взгляд на мой телефон, лежащий на кровати. Я отодвинула его подальше. 
- Интересно, почему Наоми тебе не отвечает, - сказала я. - А ты уже столько раз звонила. Может, ты её задолбала? Она ведь еще та штучка.

Эмили легла на спину.
- Заткнись, Кэти.
- И вот еще что, - продолжала я. - Ты же сама говорила, она не хочет наклеивать на себя ярлык. Типа она лесбиянка и всё такое. Это ведь что-то значит. 
А в ответ тишина. Слышно только мое тихое дыхание. 
- Я спать, - сказала Эмили и еще раз глотнула вина. 
- Зато я всегда буду с тобой, - я погладила ее по ноге. - Ты всегда можешь на меня положиться.

- Как мило, - ответила Эмили, отдавая мне вино и забираясь под одеяло. - Отвали от меня, ясно?
- Ну ты пиздец, - сказала я. - Это ты меня сюда притащила. А теперь опять меня игнорируешь.

- Ты лгунья, Кэти, - сказала Эмили. - Притворялась, что тебе интересны мои отношения с Наоми. А на самом деле просто хотела ткнуть меня ножом в спину. Ты такая слабачка. Постоянно завидуешь и не можешь справиться со своей завистью. Я же не виновата, что у тебя интеллект на уровне табуретки плюс комплекс неполноценности. Ты поднимаешь свою самооценку с помощью траха, вот это настоящий пиздец.

Я подалась вперед и вцепилась ей в волосы, приблизив ее лицо к своему. 
- По крайней мере, я хотя бы не мелкая жалкая лесбияночка, которая даже другую такую же жалкую кисколизку удержать не может. Мне настоящие члены достаются.
- Шлюха позорная! - взвизгнула Эмили. - Отъебись от меня уже!

Она так сильно меня толкнула, что я свалилась с кровати. Охуеть как больно. Еще один синяк в мою коллекцию. Я промолчала в ответ. Просто лежала на полу. Потом услышала, как она засопела. Я встала и на цыпочках проскользнула в ванную.

Раздеваясь прямо напротив зеркала в полный рост, я не могла не обратить внимания на синяки на ноге. Когда я сняла макияж, то внимательно изучила свое ненакрашенное лицо. Жалкая уродливая корова смотрела на меня из зеркала. Я тыкнула пальцем в свое же отражение.

- Тупая сука. У тебя такой любви как у неё никогда не будет, - сказала я сама себе. - Да всем на тебя глубоко насрать. 
Я просто стояла и смотрела на свою одежду на полу. Теперь у меня точно ничего не осталось.

                                                                             Emily

Вторник, 13 августа. Парижский отель, утро

- Кэти, шевели жопой, - прокричала я через дверь в ванную комнату. - Я сейчас тут описаюсь! 
Не отвечает. Пиздец. Всё еще дуется на меня, наверное. Я громко постучала в дверь, та неожиданно открылась, и перед моим взором предстала совершенно пустая ванная. Я вытаращила глаза от удивления. Что за хуета? Может, она погулять ушла или вниз спустилась? Мысли в голове путались.

Я позвонила на ресепшн и после пяти минут странной беседы на ломаном английском с парнем-управляющим выяснила, что Кэти там не появлялась. Со вчерашнего вечера.

Я положила телефонную трубку и села на кровать, глубоко дыша, чтобы успокоиться. Её сторона кровати даже не помята, значит, она на ней не спала. Я осмотрела комнату. Ага, она еще и все свои вещи забрала. 
- Без паники, - прошептала я сама себе. Где же она может быть? Я вспомнила прошлую ночь. Её поведение в клубе. Никогда на себя так не вела. И посрались мы с ней неплохо так вчера.

Я сильно разозлилась, потому что она не дала мне позвонить со своего телефона. Я ударила кулаком по кровати. Блядина тупая, опять она из себя бедную овечку разыгрывает. Я взяла свою сумку и натянула на себя одежду. Далеко она не могла уйти.

Я подумала было о том, чтобы позвонить маме, но потом передумала. Она еще на меня же и наедет, якобы я обидела её бедненькую Кэти. 
Меня всю трясло, пока я ждала лифта. Вдруг на нее напали? Она же такая вся из себя по виду, а на самом деле трусиха. Я нажала кнопку первого этажа.

Быстрее, бля! Мне нужно скорее найти свою сестру.

<b>В поисках Кэти.<b></b></b>

- Моя сестра потерялась, - твердила я на французском. - Она выглядит в точности как я. Я указала пальцем на своё лицо. - Вы видели ее?
Хер его знает, правильно ли я вообще говорила на этом долбаном языке, но некоторые люди как будто бы меня понимали. Девушка за кассой пожала плечами. Нет, она тоже ее не видела. Никто её не видел.

Я даже не понимала, почему я зашла в этот магазин, возможно из-за того, что он находился возле нашего отеля. Полные вешалки пыльной старой одежды, это не в стиле Кэти. У меня опустились руки. Желудок громко заурчал.
- Извините, - пробормотала я какому-то покупателю, входившему в магазин.

Мне действительно нужно было что-то поесть. Я чувствовала, что еще чуть-чуть - и упаду в обморок. Я бродила до тех пор, пока не наткнулась на кафе на углу улицы. Я толкнула дверь. Здесь было тесно: стены с гигантскими полотнами в современном стиле, повсюду растения, и столы, совершенно неподходящие к стульям.

Порванный бархат на кожаном диване, в углу старинный музыкальный автомат. Миленько. Мне здесь нравится. 
Высокая, серьезно выглядящая девушка, одетая в обтягивающее кожаное платье, варила кофе за стойкой. Она подняла глаза и улыбнулась мне, когда я пялилась на еду за её спиной. 
- Добрый день, - сказала официантка, улыбаясь. - Что желаете, дорогуша?

- Добрый день, - я улыбнулась в ответ, забираясь на высокий стул у окна. - Булочку с изюмом и кофе с молоком.
Потом еще указала на печеньку.
- И вот её тоже давайте.
Недалеко от меня сидела парочка девушек, о чем-то разговаривающих. Пока я ждала еду, одна из них подняла голову и оглядела меня с ног до головы. Я смутилась и отвела взгляд.

Наконец мое печенье принесли, и я накинулась на него. Я быстро жевала, смотря прямо перед собой. Фоновой музыкой тихо играл джаз. Так и заснуть нетрудно. 
Я сделала несколько глоточков кофе и откинулась на спинку стула. Волна усталости захлестнула меня, но я старалась ее побороть. Мне нужно больше кофеина. Я не могу позволить себе расслабиться.

- Прекрасно! - прошипела одна из девушек, сидящих неподалеку, своей собеседнице. Она начала вытаскивать деньги из кошелька, которые затем бросила на прилавок. - Не о чем нам больше с тобой разговаривать. Не в состоянии я сейчас...
Она собрала сумку и вскочила со стула. 
- Сара, подожди, - сказала ее подруга. - Позвони мне...
Но другая девушка уже вышла. Я делала вид, что тщательно изучаю кофемолку. 
- Пожалуйста, - попросила я офиициантку. - Мне еще одну...
Я указала пальцем на мой кофе. 
- Хорошо, - сказала она дружелюбно. - Ты англичанка?
Я кивнула:
- А что, так сильно заметно?

Оставшаяся девушка повернулась вокруг себя на стуле и посмотрела прямо на меня.
- Вы действительно хорошо говорите по-французски, - сказала она. - По крайней мере, лучше чем многие тут.
Она обменялась странным взглядом с официанткой, которая начала делать мой кофе. 
- Что ж, - сказала девушка. - Меня зовут Анна.

- Эмили.
Мы как-то неловко пожали друг другу руки. 
- Ты тут на отдыхе? 
Она была старше меня на несколько лет, с темными волосами, уложенными в прическу в стиле сороковых, и безупречной красной помадой. 
- Буквально несколько дней в Париже, - сказала я. - На самом деле, я ищу свою сестру. Она пропала прошлой ночью.
Глаза собеседницы расширились.

- Какая жалость, - сказала она. - Есть её фото? Может быть, я ее где-то видела.
Я отрицательно покачала головой. 
- У меня нет фото, но она моя близняшка. Выглядит как я. 
Анна наклонилась вперед и изучила моё лицо.
- Нет, - сказала она после минутной паузы. - Я не видела никого, на тебя похожего. Мне очень жаль.

Девушка стала говорить по-французски с официанткой, которая поставила вторую чашку кофе передо мной и принялась вытирать один из столиков. Потом Анна повернулась обратно ко мне лицом.
- Бене говорит, что видела девочку с волосами как у тебя, со светлой кожей. Где-то часа в два прошлой ночью. Было темно, но у нее была заметная блестящая сумка и очень короткое платье.
- Это она! - сказала я взволнованно. - А где ты ее видела?

- Где-то на улице Кавар, - сказала Бене, протирая барную стойку. - Она была немного расстроена. Мы с друзьями собирались её спросить, все ли у неё в порядке, но она умчалась от нас.
Бедная Кэти. Я закрыла глаза. Это ведь я велела ей отвалить. И она отвалила. Анна привлекла моё внимание.
- Слушай, я могу поспрашивать про нее сегодня, - сказала она. - Может, кто-то еще видел твою сестру.

Она похлопала меня по коленке.
- Такая же милашка как и ты... Наверняка кто-то должен был такую заметить.
Ага, мир тесен.
- Спасибо, было бы хорошо.
Она махнула рукой.
- Всегда пожалуйста. Я рада помочь.
Я смотрела, как она умело заново красит губы помадой.
- Это твоя девушка тут скандал устроила?

Анна отложила свою помаду.
- Моя бывшая девушка, - сказала она, пожав плечами. - Начиная с сегодняшнего дня. Ох уж эти гребаные отношения. Они меня истощают.
Я засмеялась.
- Понимаю.

- А у тебя есть девушка? - быстро и как бы невзначай спросила Анна.
- Я... Да. Совсем недавно появилась, - ответила я, чертовски покраснев. - Она в Англии.
- Да, повезло ей.
Анна смотрела на то, как я нервно теребила в руках чашку.
- Слушай, - она придвинула пару купюр к Бене.

- У меня есть немного свободного времени сегодня. Я могу тебя кое-куда сводить. Может, там и сестру твою встретим.
Я колебалась. 
- Правда? Это было бы чудесно.
- Конечно. Допивай кофе и пойдем.
Она улыбнулась:
- Для меня ты не в тягость.
Десять минут спустя Анна и я направились в её район.

- Начнем с баров и кафешек, - сказала она оживленно. 
Мы, наверное, весь город обошли. Анна спрашивала каждого встречного-поперечного о Кэти, тараторила так, как будто из пулемета строчила. Но никто не видел Кэти. Я чувствовала, как во мне разрастается чувство страха. Да уж, нефигово так она на меня обиделась.

Должно быть, было видно, что я вся на нервах, потому что Анна вдруг обняла меня. "
- Не сдавайся, - сказала она. - Париж больше, чем ты думаешь. Давай остановимся и придумаем что-нибудь еще.
Мы стояли около здания с окнами, окрашенными в черный и золотой цвета.

- Это ЖСЖ, мое любимое кафе. Она помолчала немного. - Расшифровывается как "Женщина с женщиной". Давай зайдем и выпьем чего-нибудь.
Я чувствовала себя неловко.
- Спасибо, но мне нужно продолжать искать сестру.
Анна вздохнула. Она протянула руку и коснулась моей щеки. 
- Я всё понимаю. Но мне очень хотелось бы тебе помочь. Ты не найдешь ее в одиночку, - она достала кое-что из кошелька. - Вот.

Анна протянула мне плотную визитную карточку со своим именем и номером мобильного, написанным фиолетовыми чернилами. 
- Если ты поменяешь свое мнение, приходи. Я буду здесь этим вечером. С девяти.

- Спасибо.
Я сомневалась, что увижу ее снова. Помимо того, что моя голова была занята мыслями о том, что моя сестра была где-то в Париже, творя Бог знает что, было в Анне что-то такое отталкивающее.
- Посмотрим. Как получится.
Я ушла от Анны и направилась обратно в отель. Было три часа дня. Кэти на горизонте не появлялась. "Все в порядке, - сказала я себе. - Она вернется. Она должна вернуться".

<b>По возвращении в отель.<b></b></b>

Я отдала двенадцать евро за обслуживание в номере и легла на одну из кроватей, ожидая мою еду. Мне было неудобно, что-то тяжелое упиралось мне в спину.Я покопалась в одеялах, и вдруг моя рука закрыла круглый знакомый предмет. Какого хуя?

Я выпученными глазами смотрела на телефон, пытаясь понять, как это она меня так облапошила, что я на последние двадцать четыре часа потеряла бдительность? Телефон был здесь? И кто же поставил его на беззвучку? Кэти. Я видела, как она ту же штуку проделывала с телефонами своих парней. Клептоманка ебанутая. Спиздила мой телефон в надежде, что это поссорит нас с Наоми.

Не стоило так беспокоиться. Судя по всему, Наоми вообще на меня пофигу, она и не волнуется.
Несмотря на то, что сестра со мной так поступила, я не могла выкинуть из головы мысль о том, что где-то в Париже бедная и одинокая Кэти слоняется по городу. А как она плакала в клубе... Кэти же никогда не плачет. Она из нас двоих самая сильная.

Потом я переключилась на мысли о Наоми. Подумать только, моя собственная сестра хотела нас поссорить. 
Я как раз хотела позвонить своей девушке, но тут мигнул красный огонек, экран погас. Батарейка села. Мне даже голосовую почту не прослушать. Я издала стон отчаяния.

Пришлось использовать телефон, находящийся в номере, чтобы позвонить маме. Потрачу, конечно, целое состояние, но у меня тут форс-мажорные обстоятельства. Она не брала трубку целую вечность. Я уже хотела сбросить, как вдруг мама мне ответила. 
- Мам, это я. Эмили.
- Привет, дорогая, - сказала она немного сконфуженно. - Что случилось?
- Кэти пропала.
Молчание.
- Ты ей звонила? - спросила мама.

- Её номер записан в телефоне, а у меня дебильная батарейка села, - сказала я. - Она...
Мама меня прервала:
- Что у вас опять случилось?
- Ничего. Поругались немножко, - ответила я. - Ты не думай, что это я Кэти вечно отталкиваю. Как раз таки идею с поездкой в Париж предложила я, блять!

- Не матерись, детка, - сказала мама тихим голосом. - Я знаю, что ты не специально. Ты, наверное, просто что-нибудь не то сказанула, а она сейчас и так на нервах. Самооценка у нее понизилась после того случая с камнем.

Ты знаешь, как заставить меня почувствовать себя виноватой, мам. Я закрыла глаза. Пиздец. Что если Кэти сделает что-нибудь глупое? Это в её стиле.
Я слышала, как мама просила отца позвонить Кэти, а потом она сказала мне:
- Ладно, слушай, никуда не уходи. Она, наверное, скоро вернется.
- Хорошо, я тогда оплачу еще одну ночь в номере. Папа ей дозвонился?
- Нет, у нее телефон выключен, - по маминому голосу было слышно, что она разволновалась. - Уверена, всё будет хорошо. Мы будем пытаться ей дозвониться.

- Мам, - сказала я. - Извини меня.
- Мне нужно идти, - быстро сказала мама. - Мы тебе сообщим сразу как только ей дозвонимся.
Я сидела и смотрела на кровать Кэти.
- Кэти, - прошептала я. - Просто возвращайся, глупая сучка.

Я проснулась из-за того, что звонил телефон в номере. Я села, толком еще не проснувшаяся, не понимая, где нахожусь. 
- Алло?
- Эмили,это мама. Кэти в конце концов нам позвонила.
- Что? Где она?
Я уже проснулась полностью. 
- Она всё ещё в Париже, - сказала мама. - Она говорила таким странным голосом. Очень тихим.
- Да? - я прижала колени к груди, почувствовав, как с души спал камень. - Что она сказала?
- Она пока не вернётся на виллу. Сказала что-то о поездке в Венецию. По-видимому, твоя подруга Эффи где-то там с матерью, - мама помолчала немного. - Должна сказать, желание Кэти мне показалось странноватым... Учитывая то, что эта чертовка с ней сделала.

- Да, - я нахмурилась. - Очень странно.
Я не могла избавиться от раздражения. Из всех людей на свете Кэти выбрала Эффи для совместного времяпрепровождения, хотя ей следовало сначала бы со мной разобраться. 
- У неё, наверное, есть причины, раз она так захотела. Главное, что она в порядке.
- Точно, - сказала мама. - Ну так, любимая, во сколько у тебя поезд?

Я подумала секундочку.
- Я вернусь завтра, - сказала я. - Я уже оплатила ночь здесь, зачем терять деньги. 
- Хорошо. Я не буду счастлива до тех пор, пока вы двое не окажетесь в пределах моей видимости, - сказала мама. Она вздохнула. - Но я же понимаю, что вы уже не дети.
- Я вернусь завтра утром, - сказала я. - Сразу, как только смогу.

Я положила трубку и на минуту задумалась. Конец моим страданиям. "Глупая корова, - подумала я. - Накосячила как обычно".
Мне нужна была хорошая горячая ванна и водка. Я хотела было позвать обслуживание и посматривала на телефон, раздумывая. Но потом я взглядом наткнулась на визитку Анны на тумбочке. Я подняла ее, переминая между пальцами.

Кейти жива. Наоми не хочет со мной знаться. Меня уже тошнило от вечного чувства депрессии. Почему бы мне просто не пойти и не пропустить пару стаканчиков? Я сделала еще один телефонный звонок.

<b>Ночной Париж.<b></b></b>

Было без пяти девять, а Анна уже стояла и ждала меня, на ней были вельветовые клеши, рубашка с какими-то узорами и огромная широкополая шляпа. По идее, с такой одеждой ей бы выглядеть, как бичу какому-то, но на ней это смотрелось стильно. 
- Я так рада, что ты пришла, - сказала она, целуя меня в обе щеки. - Прекрасно, что твоя сестра нашлась. 
- Ага, - сказала я с кривой улыбкой. - Заставила она меня понервничать.
-

Анна улыбнулась, беря меня под руку. 
- Тебе не жарко? - спросила я, пока мы шли.
- Да, очень, - ответила она. - Но зато я хорошо выгляжу, разве нет?"
- Да. Мне нравится твоя шляпа.

- А мне нравится твой наряд. Он очаровательный, - сказала она, имея ввиду моё винтажное платье пятидесятых годов. Засунула в багаж в последнюю минуту, слава Богу. 
- В общем, мы идём в "Вайолет", лесбийский вип-клуб в Париже. Я там завсегдатай, но ты и без меня фейс-контроль пройдешь, - заметила она, оглядывая меня с ног до головы. - Но ты всё равно должна отстоять очередь.

Ладненько. Мне было немного не по себе, но кто не рискует, тот...
Клуб "Вайолет" был залит фиолетовым светом. Везде, куда бы я ни посмотрела, были девушки: танцующие, держащиеся за руки, смеющиеся, целующиеся. Никто не смотрел на меня так злобно, будто я была левой и не заслуживала того, чтобы быть здесь. Прекрасная обстановка.
Я расслабилась почти сразу. Никто на тебя не пялится, не шепчет гадости за спиной. Всё было так, как будто так и нужно.

- Тебе нравится? - прокричала Анна, прервав мои мысли. 
- Да! - выкрикнула я в ответ. - Тут здорово!
Анна выглядела такой счастливой, как будто я подарила ей подарок. Она взяла меня за руку. 
- Пойдем, я познакомлю тебя со своими друзьями.
Она повела меня по бару, через большие бархатные занавески в маленькие уединенные комнаты.

- Анна! - раздался голос из группы девушек, сидящих у окна. Анна помахала в ответ и повела меня по направлению к ним. Девушки развалились на вельветовом сиденье, попивая вино из бутылки. Все четверо были безукоризненно накрашены.

Две из них были топлесс. Я старалась не пялиться на них так откровенно. 
- Девчонки, это моя английская подруга Эмили. Эмили, это мои подруги.
Она назвала каждую по имени, но я запомнила только Даниэль, маленькую миленькую девушку с афрокосичками и колечками в сосках. Она похлопала рукой по свободному сиденью рядом с собой, приглашая меня сесть. Я опустилась на сиденье, и кто-то протянул мне стакан вина.

Третья, маленькая девушка с пучком на голове, на которой был надет пиджак, достала пакет с белым порошком, высыпала его на стол и разделила на шесть линий. Девушки начали нюхать одна за другой, а я пока сидела в раздумьях. Я никогда не пробовала кокс до этого. Я просто смотрела, как люди закидывались, но не пробовала сама.

- Тебе не нравится? - спросила Анна, улыбаясь. Видно было, что её уже проняло. - Чистый кокс.
Я колебалась в течение только нескольких секунд. 
- Хорошо. Спасибо, - сказала я, нагибаясь и с трудом занюхивая узкую полоску. Потом отклонилась назад на свое место, счастливым взглядом окидывая всё вокруг. 
"Наш клуб "Пещеры" с их пластмассовыми стаканчиками водки и агрессивными гетеросексуалами по сравнению с этимк клубом просто отсасывает", - думала я, наблюдая за крошечной девочкой, целующей высоченную тетку в соседнем углу.

Анна закончила разговор с одной из своих подруг и наклонилась ко мне.
- Итак, малышка Эмили, - сказала она. - Я хочу тебе кое-что показать. 
Она поднесла длинный ноготь с черным лаком на нем к своим губам и, расширив глаза, прошептала:
- Кое-какой секрет.

Она повела меня через арку прочь из комнаты, затем через запасный выход и вверх по какой-то лестнице. Музыка становилась все тише и тише, пока стала совсем не слышна к тому времени, когда мы достигли нашего пункта назначения. Анна открыла еще одну дверь, и мы вошли внутрь.

Багровые ковры, бордовые бархатные диваны, шторы цвета крови из муслина, свисающие с потолка. Красный был повсюду. Наоми бы сказала, что тут прямо как в аду. Бля, точно. Наоми. Как я могла про нее забыть. Но я не стала отвлекать себя мыслями о ней, потому что как раз тогда наступил настоящий приход. Я чувствовал себя в точности как Алиса в Стране чудес. Я расхохоталась. Съешь меня!

Я поглядела на Анну, которая улыбнулась и коснулась моих волос. Я ничего ей не сказала, просто промолчала. Комната была набита голыми (ну или почти голыми) женщинами всех возрастов. Большинство из них только говорили, поглаживая друг друга, или целовались. Я дико возбудилась. Я вдруг почувствовала себя так, будто только что проспала восемнадцать часов и теперь могу танцевать целую вечность.

Внезапно Даниэль появилась рядом со мной вместе с другими девчонками.
- Как дела? - сказала она, касаясь моей талии. - Тебе здесь нравится? 
Я просто тупо улыбнулась в ответ. Она посмотрела на Анну, а затем я почувствовала, как их руки обняли меня за талию. 
- Иди сюда, - сказала Даниэль, мягко толкая меня назад на огромную кушетку.

Я закрыла глаза. Вспомнила Наоми. Хватит уже о ней думать. Это всего лишь одна ночь. 
Внезапно из динамиков послышалась музыка. Наверное, французская попса. Анна начала, танцуя, медленно стягивать с себя одежду. У нее были большие упругие груди и крошечная талия. Я не могла отвести взгляд от нее. Она повернулась и наклонилась по направлению к Даниэль.

Даниэлль танцевала, двигала бедрами, водя языком по своим искусно накрашенным губам. Я улыбнулась, мое сердцебиение ускорилось, но я отрицательно покачала головой. сама ничего не буду делать. Я могу смотреть и всё. 
Анна снова оказалась передо мной, и не отводя взгляд от меня, облизывала палец и ласкала себя так, чтобы я могла видеть то, что она делала.

Я оставалась на своем месте, наблюдая, как ее палец двигается быстрее и быстрее. Меньше чем через минуту она кончила, закатила глаза, не контролируя себя. Глаза ее были закрыты в течение нескольких секунд. Когда она открыла их снова, она заговорила со мной. 
- Ты хочешь попробовать так же,Эмили, - утвердительно сказала она.

Я покачала головой. Ни в коем случае. Я не собираюсь изменять Наоми. Как будто читая мои мысли, она сказала: 
- Ничего страшного, ты можешь просто смотреть на нас... Если хочешь, конечно.
Анна протянула руку, чтобы взять руку Даниэль в свою, потом опустила девушку на пол, где начала осторожно снимать с неё одежду. Я посмотрела вокруг, но всем было похуй. Они были слишком заняты.

Анна целовала шею Даниэлль, ее взгляд был направлен на меня, потом она опустилась ниже и медленно начала облизывать соски Даниэль языком. Я чувствовала, что должна отвести взгляд, но не смогла.
Анна начала спускаться ниже, оказавшись между ног Даниэль. Та откинула голову, ее дыхание начало сбиваться. Анна действовала напористо, ее руки придавливали ноги Даниэль.

Даниэль кончила, тонкий слой пота выступил на всем ее теле. Я поняла, что мое собственное дыхание сбилось, мое сердцебиение громко отдавало в ушах. Я закрыла глаза, отдохнула и снова начала воспринимать музыку, играющую в комнате. Когда я открыла глаза снова, Анна наблюдала за мной. Она улыбнулась: 
- Тебе понравилось, Эмили?
Я кивнула в ответ.

- Хорошо. 
Она погладила щеку Даниэль, а затем они обе оделись. После того, как Анна нанесла заново свою помаду, она протянула руку ко мне. 
- Пошли, - сказала она. - Мы заказали еду.

Я неуверенно встала и осмотрелась. Остальные сидят без дела, болтая и делясь обезжиренной французской картошкой фри. Всё так обыденно, как будто кофе с утра попивают в гостях. 
Мое дыхание замедлилось немного, но сердце все еще колотилось в груди. Я чувствовала себя странно. Анна и Даниэль шептали что-то друг другу, внимательно изучая меня взглядом. Какого хрена они там сплетничают?

Вдруг я почувствовала,что эти люди - не мои друзья. Анна больше не улыбалась. Или это я просто такая сверхчувствительная? Я осталась еще на час, сидела там до полуночи, рассеянно глядя вокруг себя, одним ухом слушая разговор девушек.

Пару раз я почувствовала руку Анны поглаживающую часть моей спины, но постоянно убирала ее. 
Я выпила два больших стакана водки и начала дрожать. Я должна была немедленно уйти. Мне стало грустно.

Вернувшись в отель, я стащила с себя одежду и забралась в постель, не заботясь о том, чтобы снять макияж или почистить зубы. Но я не могла уснуть. Я лежала, уставившись в потолок, наблюдая за тенями, отражающимися с улицы. Я думала о Наоми. О моей Наоми. Ее светлые волосы, розовые губы, странные писки, которые она издает, когда спит.

Я положила руку под голову, чтобы было удобнее. Я вдруг почувствовала себя одинокой. Я хотела, чтобы моя девушка была в постели со мной. После того, что вытворяли Анна и Даниэль, мне захотелось сделать то же самое с моей малышкой.

Я никогда не расскажу о случившемся Наоми - ей такие вещи не нравятся. Люди, которые были в клубе, ее бы хоть как выбесили. 
Это будет моей тайной. Я ведь не сделала ничего плохого. Я только смотрела.

Я повернулась, укрылась одеялом и закрыла глаза. Ладно, Наоми мне все равно даже ни разу не перезвонила.

                                                                     Emily

Пятница, 14 августа. Снова в коттедже

Я спала всю дорогу, пока ехала обратно в Париж. Я встала в 8 утра, чтобы выехать из отеля. Вся на нервах была, меня жутко тошнило. Я ещё не долго не буду принимать кокс. 
Когда я стояла у стойки регистрации, то прокручивала в голове события прошлой ночи. Днем всё, что казалось хорошим ночью, становится полной херней. Меня передернуло от отвращения. Я не такая хищница, которой пофигу, с кем спать. Я не как Анна. Такие девушки всегда немного ебанутые. Моей постоянной партнершей была Наоми.

Одна только мысль о ее носе и дергающемся рте, когда она пытается не засмеяться, уже вгоняет меня в депрессию. Но я никогда не увижу снова никого из тех людей, которых встретила прошлой ночью. Я была осторожной, не дала Анне никакие свои контактные данные. И вообще, напомнила я себе в сотый раз. Надо думать о Наоми, а не об Анне.

Мама ждала меня на вокзале, одетая как героиня "Отчаянных домохозяек". Стильный спортивный костюм и шлепанцы со стразами. Она оглядела меня с ног до головы
- Ты что, в таком наряде по Парижу ходила? - спросила она, имея в виду мои кеды и шаровары из хлопка. - Раз уж ты была в городе стиля, то и одеться надо было соответственно!

Я была не в том настроении, чтобы консультироваться с матерью по поводу моего стиля. У меня были дела поважнее. 
Обратно в коттедж мы ехали молча, и, как только мы прибыли, я рванула внутрь, чтобы поставить телефон на зарядку. Я выпила около литра воды, пока ждала включения мобильника. Десять пропущенных вызовов. И все от Наоми. Смесь облегчения и ужаса охватила меня, когда я слушала сообщения.

Сначала они были наполнены любовью и нежностью. Наоми рассказывала что-то о жалком соревновании Кука и Фредди. Рассказывала, что скучает по мне. Но после четвертого сообещние она была настроена более враждебно. "Если ты не сильно занята, купаясь голышом со своим парнем, будь добра, позвони мне как-нибудь". В десятом сообщении она была холодна прямо как снежная королева. "Пошла ты, Эмили. Если ты меня бросаешь, имей смелость хотя бы сообщить мне об этом".

Блять. Я ничего не понимаю. Я же сказала ей о том, что потеряла телефон. И у неё есть номер Кэти. Что, черт возьми, случилось? Вся на нервах, я позвонила ей. Она ответила секунд через тридцать, но мне эти ебаные секунды показались годами ожидания.

- Да.
- Наоми.
У меня ком в горле застрял, голос охрип, я не могла толком вдохнуть.
- Я... Мне так жаль, детка. Я не знаю, что случилось. У меня и телефона с собой не было. Но я же оставила тебе голосовым сообщением номер Кэти, а ты не перезвонила.
- Ты не звонила мне, - ответила она ледяным тоном.
- Я звонила! - я начала паниковать. - Клянусь тебе! Я звонила тысячу раз.
- Какой у меня номер?
- Что?
- Какой у меня номер, Эмили? И не смотри у себя в телефоне.

- 07793... 23468, - неуверенно продиктовала я. Я все время не могла толком запомнить цифры в середине номера.
- Неправильно. Неправильно. Неправильно, - ответила Наоми.
Тишина.
- Черт. Значит, я названивала совершенно незнакомому человеку.
Я закрыла глаза. Получается, что это все просто ужасное недоразумение.
- Но, господи, Наоми... Это были два самых странных дня всей моей жизни. Ты не повери...

- Плевать, - она равнодушно прервала меня. - Ну да, это же неважно, что ты даже не запомнила мой номер. Что ты была так занята, щебеча со своим новым дружком, что даже не проверила мой ебаный номер.
- Ну послушай, детка. Мы с Кэти поехали в Париж. Она спрятала мой телефон, а потом съебала куда-то посреди ночи. Просто сбежала. Весь вчерашний день я сходила с ума, пытаясь найти её.

Тут я закусила губу. Я не собираюсь думать о прошлой ночи. Этого никогда не было.
- А она позвонила только утром, чтобы сообщить, где она, - я помолчала, зная, что нагло вру. - Так что извини, но у меня не было возможности, чтобы тебе позвонить. У меня там и так пиздец творился, - я выдохнула и замолчала.

- Ну и где она? - сказала Наоми спустя несколько секунд. - Где эта тупая корова сейчас?
- В Венеции, с Эффи.
- Ты меня разыгрываешь, что ли?
- Неа. Может, она хочет помириться или что-то типа этого.
- Хммм, - Наоми вздохнула. - Ладно. Я думаю, это объясняет то, что ты мне не звонила.

Я улыбнулась в трубку.
- Я не переставала думать о тебе. Я дико скучала по тебе. Для меня так сложно быть далеко от тебя, ты же знаешь.
- Да, да, - сказала она. - Я прощаю тебя, Эмили Фитч. Я же понимаю, что твоя ядовитая близняшка снова разыграла свой очередной спектакль.
Несправедливое обвинение. Но пока что лучше с Наоми не спорить.
- Ясно всё с тобой, - сказала Наоми. - Мне нужно идти. С Кираном поболтать надо.

- А о чем поболтать?
- Ничего особенного, - неопределенно ответила она. - Слушай... Давай поговорим сегодня вечером?
- Хорошо, - с болью в голосе ответила я. - Созвонимся позже. Люблю тебя.
- Да, пока, - сказала Наоми. - Позже.
Она положила трубку. Так тебе и надо, Эмили. Так тебе, бля, и надо.

Naomi

Пятница. 14 августа. В баре дяди Кита

- Веселуха, - сказала я, наблюдая, как Кук мрачно смотрит на пинту. - Я-то надеялась, что ты подбодришь меня. 
Он поднял глаза.
- У моей лесбияночки плохое настроение? - спросил он. - Сожалею, подруга. 
Он громко чихнул, вытирая нос о грязный рукав своего джемпера. Кит, который якобы дядя Кука, появился за стойкой бара. Он громко рыгнул, сплюнул мокроту и взял себе полпинты какого-то пойла. Его взгляд бродил по пабу и остановился на мне с Куком. Он поднял бокал за нас.

- Не могу начать день без Jack Daniels, - сказал он невнятно. - Или можно вместо этого на порнуху подрочить.
Он подмигнул нам. Отвратительный старый ублюдок. Я выдавила улыбку, потом повернулась обратно к Куку.
- У тебя что-то случилось? Наконец понял тщетность бытия? Бессмысленность случайного секса?

- Не знаю. Просто чертовски надоело все это, чувак, - Кук допил свою пинту.
- Тебе одиноко? - спросила я его.
Он сощурился, ткнул меня пальцем в живот. 
- Отъебись. Мне не одиноко. Уж поверь мне, бля, на слово.
- Ах, - я открыла упаковку чипсов с солью и уксусом. - Может быть, проблема в другом?
Я смотрела на него: выглядел он дерьмово.
- Просто забудь о ней, - сказала я. - Она того не стоит.
- Кто?

- Не гони. Ты знаешь, о ком я, - я положила несколько чипсин в рот. - Ты трахаешь все, что движется. Еще злобишься постоянно. Это, наверное, проблема из детства, связанная с твоей матерью, и, следовательно, со всеми женщинами, - я фыркнула. - Это я так думаю.

- Избавь меня от вашей гребаной психологической феминисткой фигни, - сказал Кук, немного оживляясь. - В чем же тогда твоя проблема? Твоя девушка будет дома в ближайшее время. у вас всё прекрасно.
- Ты знаешь, все не так уж просто, - сказала я загадочно.
- А? Эмили была непослушной девочкой? - он заерзал на стуле, радостно смотря на меня. - Давай. Расскажи Куки.
- Нет. Не думаю. Это не она. Это все я.
- Ты была непослушной девочкой?

- Нет, - сказала я расстроенно. - Речь идет обо всей этой фигне, которая бывает у влюбленных, - я неловко опустила взгляд. - Типа наши планы на будущее и всё такое.
- Будущее? Что за хуйня, зачем думать о будущем? - сказал Кук. - Все происходит здесь и сейчас, принцесса. Вот что действительно важно.
- Но как можно не задумываться о том, что ждет нас впереди? - спросила я его. - У тебя есть какие-нибудь планы?
- Фигня, - он фыркнул. - Какой в этом смысл? Все это... образование, сдача экзаменов. Потом работа.
Я посмотрела на него:
- Но это важно.

- Это не мое, - сказал он твердо. - Я ведь не такой, как ты. Ты умная. Я собираюсь закончить так же, как мой отец.
- О, не будь таким нытиком, - сказала я сердито. - Что за херню несешь?
Кук барабанил пальцами по столу. 
- Может быть, я просто не знаю, с чего начать, - сказал он. - Понятия не имею, с чего начать.
Он посмотрел на меня красными глазами, весь такой бледный.
- Но ты, ты обречена на успех, Кэмпбелл. Ты знаешь это. Я знаю это. Эмили знает это.

- Я люблю ее, - безучастно сказала я. - Что же мне делать? 
Кук пожал плечами. 
- Не знаю, малыш, - сказал он, показывая на пустой стакан. - Но ты можешь достать нам еще этой охеренной пинты, для начала. Я на мели.
Я стояла у бара и перематывала в памяти свой телефонный разговор с Эм. Эти телефонные звонки были каким-то недоразумением. Она не станет лгать мне. Я абсолютно уверена в этом.

И я не могла дождаться, когда же увижу ее. Наконец смогу ее обнять, поцеловать. Почему тогда я была так холодна с ней? Не разрушу ли я нахер наши отношения, если буду и дальше себя так вести?

                                                                                    Effy

Пятиница, 14 августа. Вокзал Санта Лючия, Венеция

Сначала я заметила рыжие волосы, потом коротенькое обтягивающее платье, а уж потом светлые ноги, шагающие по асфальту в красных туфлях на высоченных каблуках. Поменять цвет волос - и получится Бетти Буп, героиня диснеевских мультиков. Я видела, как несколько парней, проходивших мимо неё одарили ее скользкими и пошлыми взглядами. Я улыбнулась про себя. Некоторые вещи никогда не меняются.

Кэти остановилась и сняла солнечные очки с глаз. Осмотрелась вокруг, такая беззащитная и маленькая. Вдруг толпа неожиданно расступилась, и она увидела меня, стоящую у одной из тех машин, которые ставят печати на билетах.

- Эффи, - она помахала рукой, закинула сумку на плечо и направилась прямиком ко мне. Я подняла руку, тоже как будто бы её поприветствовала.
- Бля, а я-то уж подумала, что ты мне напиздела, - сказала она, оглядывая меня с ног до головы. - А ты и правда пришла меня встречать. 
- Как видишь, - ответила я, засовывая руки в карманы юбки. - Пошли, давай уже свалим отсюда. Курить хочется.

Мы быстренько покинули вокзал, а я пока раздумывала, куда бы её сначала повести.
- Хорошо доехала на поезде, очень быстро, - сказала Кэти, пытаясь угнаться за мной на своих немыслимых каблуках. - А тут пиздец как красиво. Прямо как в телике показывали. 
- Знаю, сначала тут непривычно, - я замедлила шаг, вынула сигарету и подожгла её. - Потом привыкнешь.

Мы перешли через большой мост и направились к моему дому. Мне ужасно хотелось чего-нибудь выпить. Мне уже удалось достать немного травки у мрачного парня из бара напротив нашего дома. На несколько дней хватит. Без вспомогательных средств мне тут с этими идиотами просто не выжить. Хотя, надо признать, что Кэти я рада была видеть.

Она заметно изменилась. Перестала быть такой сучкой. Выглядит как маленький воробушек. 
Через десять минут мы пришли в маленький ресторанчик под открытым небом. Я там уже один раз была, вместе с Альдо, Флоренс и мамой. Парень, который тут всем заправляет, встретил нас и приветливо кивнул.

- Синьорина, - сказал он вежливо. - Здравствуйте.
- Здравствуйте, - я повернулась к Кэти. - Может, немного выпьем тут перед тем, как пойдем домой, ладно?
- Конечно, - ответила Кэти с преувеличенным энтузиазмом.

Когда мы сели, я окинула взглядом ее лицо. Она пиздец как ужасно выглядела. Огромные мешки под глазами. А где тонны макияжа, которые были раньше? Где блестящие губешки? Загар? Она что, в Бордо не загорала ни разу? 
- Выглядишь дерьмово, - вырвалось у меня. - Ой, извини.
Кэти скрылась за листочком с меню.
- К чему мне твои извинения, - спокойно сказала она.

Я улыбнулась.
- Действительно, - я взяла винную карту. - Будешь красное? 
Кэти пожала плечами.
- Сойдет.
- Итак, - сказала я, как только официант принес нам наше вино. - Зачем же ты приехала? Я думала, ты меня терпеть не можешь. 
Она запрокинула голову вверх.
- Если честно, сама не знаю. Просто надо было срочно съебаться из Франции.

- Что, в Бордо уже все мужики закончились? - сказала я с сарказмом.
- Очень смешно, - ответила она, подливая вино нам в стаканы. - На самом деле, там стало так скучно. 
- Стало скучно трахаться?
- Типа того. Плюс еще с Эмили посрались.
- Ясно, - я взглянула на нее через стекло стакана. - А из-за чего?

По ее лицу пробежала тень. 
- Да это я виновата. Подкалывала ее вечно насчет Наоми. Эмили так изменилась. Она больше не моя маленькая трусливая сестренка. я больше на нее влиять не могу. 
- И что? Она тебе велела уебывать? Сказала, что больше не хочет тебя видеть?
Я сама удивилась тому, что спрашиваю, но мне действительно было интересно.

- Типа того, - Кэти уставилась в свой бокал, тихонько побалтывая в нем вино. - Она не виновата. Ей без меня гораздо лучше. Я ведь всё рушу, к чему прикасаюсь.
Я долила остатки вина её в стакан. 
- Ага, ясно, - сказала я. - Ну, не ты одна такая.

Кэти взглянула на меня с ожиданием на лице, но я свою реплику продолжать не собиралась. Не буду ей ничего рассказывать.
- Пойдем покурим, - сказала я, просовывая руку в карман моей джинсовой мини-юбки. Кэти стала рыться в кошельке в поисках денег для оплаты счета. 
- Я заплачу, - сказала я, засовывая пятнадцать евро под пустую бутылку с вином. - Мне не трудно.

Домой мы вернулись только к девяти вечера. Кэти немного расслабилась после того, как сделала пару затяжек , хотя она дико при этом кашляла и задыхалась. Мы обе остерегались упоминать о нашем "яблоке раздора" под именем Фредди.

Вместо того, чтобы в очередной раз поцапаться, мы долго и много смеялись, особенно когда заблудились по дороге домой. Наконец мы достигли нашего пункта назначения. Я толкнула дверь дома, ведущую на лестницу, в душе надеясь, что Альдо не стоит за дверью. В доме тишина. Хороший знак.

- Фу, тут воняет, - сказала Кэти, морща нос. - Как на помойке.
- Привыкнешь, принцесса, - осадила её я. - И если ты думаешь, что я потащу твою дебильную сумку на себе все два этажа, то ты жестоко ошибаешься.
- Блин, ну сколько еще тащиться, - ныла она всю дорогу по ступенькам, пока мы поднимались до нашей квартиры.

Как только мы вошли, я услышала голоса на кухне. Один мужской, другой женский. Всё понятно, блять.
- Эффи, это ты? - крикнула мама, изображая заботу в голосе, только у нее это плохо получалось. - Встретила свою подругу?
Она появилась в холле сразу, как только Кэти шлепнула свою сумку на пол и исчезла в ванной.
- Кто пришел? - Альдо вышел из кухни. - А у нас тут импровизированная вечеринка... Мы уже изрядно напились с твоей мамой.

Нельзя эту сучку на десять минут одну оставить. Я была в ярости, хотя на лице старалась сохранить маску безразличия. Мы с Альдо особо не виделись после Лидо. Наверное, я его тогда неплохо напугала своим поведением. Своими приставаниями. А вот не пофигу? Мне всё равно. Ему просто нужно время, чтобы всё осознать.

- Альдо просто забежал, чтобы сказать привет, - сказала мама. - А у меня тут уже бутылка открытая стояла...
Боже, да она же в драбадан пьяная. Мне хотелось ее как следует ударить.
- А теперь мы уже третью допиваем... Ой, привет, - она заметила Кэти, выскользнувшую из ванной. Видно было, что Кэти наложила несколько слоев тональника на лицо и намазала губы блестящим блеском. - Кэти, так тебя зовут?

- Да, привет, - Кэти бессмысленно улыбнулась. Мама смотрела то на меня, то на нее. Я слышала, как Альдо с кем-то говорил по телефону. Мягким и ласковым тоном.
- Альдо разговаривает с дочкой, - пояснила мама. - Проходите, не стойте в дверях. 
Я занервничала. С каких это пор мама в курсе того, что у Альдо есть дети?

Мама практически протанцевала обратно на кухню. Какая-то дебильная Босса Нова играла на радио. Я повернулась к Кэти.
- Она мне на нервы неебически действует, а ты ее просто игнорируй, - прошептала я ей.
- Всё нормально, - ответила Кэти. - Смешная она у тебя.
Она пошла за мамой, и я услышала скрип стула. Видимо, Альдо поднялся, чтобы поприветствовать Кэти.

Я немного постояла в коридоре, опираясь на полки спиной, слушая, как Кэти щебечет с Альдо. Класс. Шлюха, пожирательница мужиков и симпатичный мужчина. Каким, блять, местом я думала?

                                                                               Katie

Суббота, 15 августа. В квартире Эффи, Венеция

- Погоди, - сказала Антея. - Прошлой ночью мы немного выпили. Что такого-то? Мне что, нельзя повеселиться? 
- Я такого не говорила, - раздался голос Эффи. - Просто...
- Просто что?
- Ничего. Просто хватит уже, блять, бегать за каждым встречным мужиком.
Я поднялась с кровати и на цыпочках прошла в холл.

- А вот Кэти Альдо понравился, - сказала Антея. - Передай чайник, будь добра. Она с ним так мило болтала. И Альфредо тоже нравится проводить с нами время. 
- Его зовут Альдо, - сказала Эффи злобно. - Какого хрена ты зовешь его Альфредо? 
- Потому что его так, блять, зовут, Эффи.
Я направилась по направлению к ванной комнате. Как только я отошла, из-за кухонной двери появилась Эффи.

- Привет, - нервно сказала я. - Все в порядке?
- Да, все хорошо, - сказала она, не смотря мне в глаза. - Нормально спалось?
- Отлично, - я вцепилась в свой топик и как бы обняла себя неловким движением. - Ничего, если я приму душ?
- Делай, что хочешь. Только не потрать всю горячую воду.
Мы смотрели друг на друга, как две хищницы.
- Я недолго, - сказала я, толкая дверь в ванную. - Всего минутку.

- Будешь завтракать, Кэти? - окликнула меня Антея. - Или выпьешь кофе?
- Да, отлично. Спасибо, Антея... - я закрыла дверь и прислонилась к ней. Мне не надо было сюда приезжать. В ту ночь я чуть ли не по всему Парижу прошлась. И оставила в отеле Эмили. Плачущую.

Люди возвращались домой из клубов и баров, а я просто продолжала проталкиваться мимо них, повесив нос. Даже когда какой-то парень в толпе в бильярдной свистнул мне, это не заставило меня оглянуться. Неинтересно. Мне сегодня не до этого.

Простите. 
А потом я просто как будто растворилась, стала невидимой, паря над всеми. Мои силы закончились на Гар дю Нор в 5 часов утра. Мои ноги одеревенели. Я отсиживалась в удивительно чистом туалете на станции и спала в кабинке до восьми, пока уборщица не начала стучать в дверь. Наверное, подумала, что я проститутка. Хер знает, может, я и похожа на нее. Я умылась слегка накрасилась и снова почувствовала себя человеком. Но я до сих пор не знала, что теперь делать. Куда конкретно мне идти. Я немножко посидела в кафе у станции, просто обдумывая события сегодняшней ночи. И потом попыталась вспомнить, когда я в последний раз была по-настоящему счастлива.

Я вспомнила о нас с Эмили три года назад, как мы катались в аквапарке Альтон Тауэрс. Орали от страха. Держались за руки. Только мы вдвоем. Нам было пятнадцать. Папа купил нам обеим по iPod на день рождения. И мы закачали на них одинаковую музыку. Но только ее выбирала я. Все выбирала я.

Я допила остатки кофе и отправилась блуждать по станции. Рядом был Монмартр. Уличные знаки указывали на него. Я бродила туда-сюда среди затхлых старых церквей, с древними рушащимися стенами, и потом присела на скамейку, кушая еду из Макдоналдса. Я представила лицо Эмили, если бы она могла меня сейчас видеть. 
"Макдональдс? Ты обошла весь Париж, чтобы съесть БигМак?"

К вечеру наступила усталость от прошлой ночи. Я все думала о туалете. Честно признаться, это был дерьмовый опыт бомжевания. Но я решила все-таки провести еще одну ночь в моей индивидуальной кабинке. Там не слишком сильно пахло мочой и отбеливателем. Это было вполне хорошее место, не хуже других. Перво-наперво утром я должна была успеть на поезд Париж-Берси. Если все пойдет по плану, конечно.

Я вытащила мой телефон и нашла ее имя. Минуту спустя, я отправила сообщение. Я потратила час, ожидая ее ответа, задаваясь вопросом, не пошлет ли она меня. Я надеялась, что нет. Она нужна была мне, чтобы закончить это, понимаете. Покончить с этим. Пожалуйста, Эффи, ты мне должна. И вот теперь я здесь. Небеса не упали. Планета все еще крутится. Я все еще жива. Но немного разочарована.

                               JJ

Суббота, 15 августа. Спальня Джей Джея

- Хорошая порция спермы, Гей Джей, - сказал Кук, держа в руках презерватив и рассматривая его. Он помахал им перед моим лицом, рассмеявшись, когда я попытался увернуться. - Еще одна галочка в пользу Кука в протоколе соревнования, аплодисменты!
Я вручил ему салфетку и мусорное ведро.
- Есть некоторые моменты в моих обязанностях, которые я нахожу чудовищными, - сказал я. - Постоянный учет твоей спермы, например.

Кук поднял на меня глаза.
- А по-другому никак, Джеремайя, - сказал он. 
- Может, мне еще третьим при всём этом присутствовать? 
Он поднял бровь.
- Нет, не надо.
Я уронил голову на руки.
- Я не уверен... Не уверен, что такая вот роль рефери помогает мне справиться с моим собственным желанием заняться сексом с представительницей противоположного пола.
Кук с опаской взглянул на меня.

- Я - марионетка в твоих руках. Клоун. Смешной человечек, над которым можно постебаться. Наверное, все знают, что я единственный в этом городе, у которого секс был один раз и то из жалости, а теперь я и вовсе им не занимаюсь.
Я встал и начал мерить шагами комнату.

- Не то чтобы мне не нравится быть рефери между тобой и Фредом. Просто, когда ты каждый день приносишь ко мне домой тоннами использованные презервативы, трудно не начать тебе завидовать. 
Я помолчал, чтобы восстановить дыхание.
- Короче говоря, я себя из-за этого дерьмово чувствую. 
- Джейкинс, - Кук остановил мою исповедь. - Это же просто ебанутая игра. Можем о ней забыть. 
Он обнял меня и я застыл в неловком положении. 
- Садись, друг.

Кук усадил меня на кровать и сам опустился рядом. Мое дыхание наконец-то выровнялось. Кук оперся на мое колено и ухмыльнулся.
- Боже, смотри-ка, какие у тебя мускулы на правой руке, прямо как у моряка Папая. Дрочишь много?
- Не очень-то и смешно.
- Расслабься, Джей, все это делают, - сказал Кук. - Стесняться тут нечего.
- Знаю, - сказал я с раздражением в голосе. - Просто мне не хотелось бы обсуждать эту тему с тобой, вот и всё.
- Да всё нормально, друг, успокойся.

Он поднялся с кровати и прошелся по моей комнате, хватая всё, что попадалось ему под руку, а потом отбрасывая. Никогда ему на месте не сидится, хотя, по идее, гиперактивностью страдаю я. 
- Что ж, - сказал он, сталкивая моего динозаврика с машинкой на радиоуправлении. - Надо для тебя что-нибудь придумать. 
- В бордель я больше не пойду, - сказал я.

- Не, мы найдем тебе бесплатную девчонку, - ответил Кук, хватая игрушечную модель аэроплана. Я хотел было сказать ему, чтобы он был с ней поаккуратнее, но промолчал.
- Круто, - промолвил я, в душе желая лишь одного - чтобы Кук не сломал модель. - Только выбери посимпатичнее.
- Джей, я, блять, щас со смеху помру, - сказал Кук, хотя на самом деле он даже не улыбнулся. - Знаешь что, оставь-ка это дело нам с Фредсом. Мы всё устроим.

- И почему у меня предчувствие, что эта идея провалится? - сказал я со вздохом. 
- Расслабься. Всё будет чики-пуки.
Я поднял на него взгляд. 
- Ладно. Но я больше не буду рефери в вашей глупой игре.
- Как хочешь.
- Вот и ладно. Буду готовиться к свиданию.
Я начал качаться на кровати взад и вперед.
- А теперь проваливай. И презик свой забери.

Кук довольно больно хлопнул меня по спине. 
- Какой ты привереда, Джей. Не волнуйся, я всё за тебя сделаю.
А потом я вдруг оказался в клубе "Ритци" в десять вечера того же дня. Фредди и Кук меня уже ждали, покуривая косяки. Мне показалось, что они смотрели на меня как-то уважительно, когда я подошел. По крайней мере, мне показалось.

- Бля, Джей, прекрати дрожать, - сказал Фредди. - Всё будет нормально.
Он передал мне косяк. 
- Вот, затянись, заодно расслабишься.
Ага, расслаблюсь. Я кучу таблеток выпил, могу шизануться легко и начать залипать. Я отрицательно покачал головой.
- Её зовут Холли, - сказал Кук, не преминув тут же заграбастать косяк, который Фредди протягивал мне. - Мы ей сказали, что это будет свидание вслепую с нашим лучшим другом, так что смотри, не опозорься, ясно?
- Ага, понятно. Изо всех сил буду стараться.

- Успокойся, Джей, ладно? Успокооойсяю
- Да, я спокоен, спокоен, спокоен.
Мои два лучших друга посмотрели на меня с недоверием. Я несколько раз глубоко вдохнул. 
- Фууух. Так, всё нормально. Я готов.
- Уверен? - спросил Фредди.
Я кивнул в ответ.
- Ладно.
Я последовал за ними в клуб. Но вскоре обнаружил, что совсем не готов. Шум, толпы людей, обычно я из-за этого не волновался, но теперь меня начало потряхивать. Нужно было уйти как можно скорее.

Я как раз начал объяснять это Фредди, как появилась Холли. Фредди меня прервал.
- Джей Джей, это Холли. Холли, это Джей Джей.
Надо бы попытаться её описать, но я ничего не помню. Вроде она поздоровалась, но всё, что я помню - это выражение её лица, когда я начал колотить себя кулаками по голове.

- Прости прости прости не могу думал что могу но не могу ты красивая но не хочешь со мной заниматься сексом не могу могу не могу не могу...
Фредди накрыл мои руки своими и удерживал их на расстоянии от моего лица. 
- Джей Джей, ПРЕКРАТИ. Давай, друг. Успокойся... Спокойно.

Моё дыхание замедлилось, и я услышал крики Холли, адресованные Куку. Она "благодарила" его за то, что он "попытался её свести с долбанутым дауном".
Я оттолкнул Фредди и побежал. Тот пытался меня остановить, но я крикнул ему, чтобы он отъебался. Следующее, что я помню - я дома, лежу на кровати, пялясь на плакаты на стенах.

Через несколько часов я проснулся на полу, до сих пор одетый. Посмотрел на телефон. Пять утра. Я натянул пижаму и забрался в постель, но уснуть не мог. 
Тридцать семь минут спустя я встал, оделся и вышел из дома, аккуратно закрыв за собой дверь. Оставил маме записку, не хотелось её будить. Мне нужно было подышать свежим воздухом.

- Привет, Джей Джей.
Это был Томас, стоящий на автобусной остановке.
- Что ты тут делаешь так рано? - спросил я, меняя траекторию своего направления, чтобы подойти к нему.
- У меня работа так рано начинается. А ты?
- Не мог уснуть, - ответил я, покачиваясь из стороны в сторону.
- Ясно.
Мы немного помолчали.
- Ладно, - сказал он. - Пришел мой автобус, так что...
- Я поеду с тобой, - быстро сказал я.
Томас пожал плечами и улыбнулся.
- Ладно, очень мило с твоей стороны.
Мы сели назад, на верхние места. Мои любимые. Я вытер окно рукавом. 
- Как у тебя дела? - спросил Томас. 
- Ой, знаешь. Кук и Фредди соревнуются между собой, кто больше девушек отымеет.

Я подышал на окно и пальцем написал своё имя.
- А я участия не принимаю.
Томас покачал головой.
- Секс, - сказал он таинственно и начал смотреть в окно. - И почему его так все хотят?
- Ты бы тоже хотел, если бы у тебя его не было, - сказал я. - И даже намека бы на него не было. 
Томас повернулся ко мне. 
- Ладно. Я тебе кое-что скажу, может, тебе станет лучше, - сказал он. - Я сексом тоже не занимаюсь.

- Правда? - не поверил я. - Но Пандора...?
Томас меня перебил.
- Нет, Пандора хочет. Я не хочу. По крайней мере, не сейчас.
- Мне бы твои проблемы, - угрюмо сказал я.
- Не зарекайся, Джей, - тихо сказал Томас.

Мы немного посидели молча. Я почти заснул, как вдруг Томас заговорил, заставив меня подпрыгнуть от неожиданности. 
- Знаешь, ведь Кук по сути пустышка, - со злостью сказал он. - Ему на всех плевать. Его заботит только секс.
- Ну да, он на нем немного повернут, - согласился я.
Томас поднял бровь.
- Но он не такой уж и плохой. У него есть причины на такое поведение.

- Неужели, - скептически сказал Томас.
- Просто папаша у него эгоистичный придурок, который не заботится о своем сыне, - сказал я. - Кук ему раньше подражал.
- Раньше? - спросил Томас.
- Думаю, после всего случившегося, он упал в его глазах, - сказал я.
- Ясно, - сказал Томас. - Я своего отца потерял, но, по крайней мере, я знаю, что он был хорошим человеком. 
Он посмотрел на свой проездной, который теребил в руках.
- Я о нем этого не знал. Бедняга Кук.

Он снова начал теребить проездной.
- И что же ты собираешься делать с Пандорой? - спросил я.
- Не знаю, - ответил Томас. - Попытаюсь сделать правильное решение.
- И всё-таки у тебя полно неиспользованных возможностей, - сказал я, натягивая капюшон.

- Хотя неплохая у тебя идея с воздержанием. Мне нравится.
Томас ухмыльнулся и похлопал меня по плечу.
- Ты хороший парень, Джей Джей. Придет и твое время. Только подожди. Оно точно придет.

                                                                                    Katie

Суббота, 15 августа. Квартира Эффи, позже

- Итак, - сказала Антея, открывая очередную пачку сигарет. - Что вы собираетесь делать этим вечером?
Эффи взглянула на меня искоса, а затем перевела взгляд на свою маму.
- Еще не решили. Думаю, Альдо мог бы сводить нас куда-нибудь. Если он свободен, - она пристально смотрела на Антею.
- Эффи... Он, наверное, почувствует, что ты его обязываешь.
- С какого хрена ему себя так чувствовать? - Эффи выдохнула волну дыма в ее лицо. - Я нравлюсь ему.

Антея встала и начала рыться в шкафу. Она достала очки и положила их на стол. Эффи недовольно зевнула. 
Я недоуменно на них смотрела. Я не понимала, что за херня творится между ними? Прошлой ночью она была в отличном настроении до тех пор, пока мы не пришли домой и не застали её маму пьяную в хлам вместе с Альфредо. И весь вечер она была зла и недовольна всем, пока Антея не уснула.

Они обе вертелись вокруг Альфредо, как пчелы над медом. Это, блядь, как-то странно. 
После того, как вчера Антея уснула, Эффи скрутила косяк, и мы вышли покурить на маленький балкончик вместе с Альдо. Эффи изо всех сил пыталась усесться поближе к Альдо, постоянно касалась своих волос и много смеялась. Развлекалась, как всегда. Я ужасно устала и пыталась поудобнее устроиться на металлическом стуле.

- Я частенько этим баловался, - сказал Альдо, делая затяжку. - Когда был студентом.
Он широко улыбнулся.
- Передо мной тогда были открыты все пути, - он помахал рукой в воздухе, ища подходящее сравнение. - Я как будто был на огромном лугу, полном свободы и безответственности. 
Он передал косяк Эффи.
- И мне нравилось так жить. Но после такой жизни всегда приходит время, когда... тебе хочется большего.
Он взглянул вниз через балконные перила.
- Любви, например.

Эффи кашлянула, вытянула ноги и начала поглаживать свое бедро пальцем. Другой рукой она все еще держала косяк. Его глаза следили за ее двигающимся пальцем.
- И в кого же ты влюбился? - спросила она. 
Альдо почесал в затылке.
- По-настоящему я влюбился, когда учился в университете. Девушку звали Розалла. У нее был... тяжелый характер. Серьезная, ей прочили большое будущее. К тому же, она была красоткой.
Первый раз за время своего рассказа он поднял глаза и посмотрел прямо на нас.

- И она знала это, хотя особого счастья это знание ей не приносило. Наоборот, она перестала доверять людям. Она не верила, что мужчина может полюбить её за внутренний мир, а не за красоту. 
Он покачал головой.
- Но ведь одной красоты недостаточно. Нужно что-то большее. И у неё это было. Она была умной, рассудительной и утонченной. 
Он снова отвел взгляд. 
- Я так хотел о ней позаботиться.

Эффи откровенно пялилась на него. Она бросила остатки косяка прямо на цементный пол и положила руки на колени. 
- Что же с ней случилось?
- Она убила себя, - сказал он мрачно. - Повесилась в своей комнате.
- Пиздец, - пробормотала я. Эффи побледнела.
- Именно тогда я изменился, - сказал Альдо. - Я перестал потворствовать своим склонностям. Для меня стало важно одно - не потратить жизнь на глупости. Я решил найти и сохранить те прекрасные вещи, которые были недоступны для Розаллы.

Эффи тихонько покачивалась на своем стуле. Она подобрала ноги и обняла их. 
- То есть, ты забыл о Розалле? - спросила я. 
Он покачал головой.
- Я вспоминаю о ней каждый день. Хотя мне следовало бы оставить все эти мысли позади, - он помолчал. - Если не оставишь, они тебя просто уничтожат. 
Эффи и я посмотрели друг на друга, не говоря ни слова. Меня начинала подбешивать эта ситуация.

- Кто-нибудь хочет еще выпить? - спросила Эффи, вставая со стула. - У нас еще остался виски.
- Фу, я такое пить не буду, - я отрицательно покачала головой.
- Налей мне еще один стаканчик, - сказал Альдо.
Мне показалось, что, когда она проходила мимо него, его пальцы коснулись края ее юбки. Похоже на то, что я - второстепенная героиня в собственном шоу Эффи и Альдо.

Пока Эффи возилась с виски, Альдо мне улыбнулся.
- Вы с Эффи хорошие друзья?
Я заколебалась на секунду.
- У нас просто много общих знакомых, - ответила я, как бы обходя неприятную мне тему.
- Мне кажется, сейчас бы ей не помешали хорошие друзья, - Альдо скрестил ноги. - Она ведь не такая, какой кажется.
- Ага. Да, - сказала я неловко. - Может быть.

Появилась Эффи с двумя стаканами и маленькой бутылкой виски.
- Думаю, мне пора спать, - сказала я, поднимаясь со стула.
- Ладно, - Эффи зажгла сигарету и помахала ей, якобы прощаясь со мной. - Ложись на мою кровать.
Она чуть-чуть улыбнулась, заметив выражение моего лица.
- Да не бойся ты. В ней прекрасно спится.
Она налила большую порцию виски в стакан Альдо, потом себе, затем искоса взглянула на меня.

                                                                                              Effy

В доме бывшей жены Альдо. Позже

- Я ненадолго, - сказал Альдо. 
Мы были около дома, в котором жили его дети. Он вышел из машины и направился к современному зданию белого цвета с огромными окнами. Совершенно обычная женщина в джинсах и футболке, без макияжа открыла дверь. Его бывшая жена.

Её чуть не сбили с ног два прекрасных кареглазых ребенка - девочка и мальчик, которые кинулись к Альдо. Он обнял их обоих, покрывая их лица поцелуями. Я почувствовала откровенную зависть и угрюмо пялилась на этих троих на пару с Кэти, сидящей со мной в машине. 
- Мило, - сказала Кэти. 
Она внимательно посмотрела на мое лицо, ожидая реакции.
- Хотя кому как.

Девочка была постарше, она быстро начала тараторить на итальянском, обращаясь к Альдо, сразу, как только увидела меня, сидящую на переднем сиденье.
- Прости, Эффи, - сказала Альдо, по крайней мере стараясь изобразить на лице смущение. - Мара всегда сидит на переднем сиденье. Ты не возражаешь..?
Да, блять, возражаю. Но я ничего не сказала и перелезла на заднее сиденье к Кэти. Рядом с нами уселся мальчишка, тот, который помладше, по имени Бруно. Классно.

Альдо представил нас ребятам на смеси итальянского и английского языков. Мара посмотрела на меня с затаенной злобой во взгляде. После двадцати минут созерцания утютюшек и обнимашек Альдо и его детей, мы наконец прибыли в какое-то футуристическое место, где надо бегать с лазерными пистолетами по виртуальным коридорам, играя в войнушку.
- Просто прекрасно, - прошептала Кэти. - Я представляю себе хорошее времяпрепровождение немного по-другому.
- Сделай над собой усилие, будь добра, - сладким голосом ответила я. - Ради детей.

Естественно, Кэти даже и не подумала этого сделать. Наверное, трудно играть, когда ты постоянное беспокоишься, не выглядывают ли у тебя трусы из-под одежды. Зато я преследовала свою добычу с завидным упорством.
Дети вскоре утомились, и на игровом поле остались только я и Альдо. Я постоянно старалась ускользнуть от него, а он бежал за мной по темным проходам. Я спряталась за углом и ждала, пока он не пройдет мимо, затем тыкнула ему пальцем в спину.

- Попался, - сказала я, оставляя свой палец по-прежнему в нижней части его спины. Он обернулся, смеясь. Я откинула волосы назад, а бедра подвинула вперед. 
- А ты не попытаешься меня застрелить? - спросила я медленно. Он перестал смеяться, его дыхание участилось. Я облизала губы и указала на его пистолет.
- Ну давай же.
Альдо улыбнулся, одной рукой обнял меня за талию и принялся щекотать. Я начала хихикать как ребенок.

- Не надо... - сказала я. - Я боюсь щекотки.
- Неужели? - руки Альдо стали напористее, я оказалась в его объятьях, моя попа уперлась ему в пах. Я почувствовала его эрекцию, потерлась об него сильнее. 
- Эффи, - сказал он, отталкивая меня. - Нет.
Моё сердце часто билось, тело как будто обмякло в разочаровании.

Слышно было только наше дыхание. Я не хотела на него смотреть. Я знала, что если посмотрю, то попытаюсь его поцеловать. Я представила, как он это будет делать. Я закрыла глаза. Бля. Бля. Бля. 
- Папочка! - голос Мары разорвал тишину. - Папочка!
Альдо отошел от меня, направляясь обратно по коридору. Потом повернулся ко мне.
- Всё хорошо, не расстраивайся, - улыбнулся он. - Пойдем, мне еще надо детей домой отвезти.

<b>Вечеринка по поводу дня рождения. Позже вечером.<b></b></b>

- Ага, именинник! - пропела мама, подходя к Альдо и подавая ему стакан вина. Она полностью украсила дом, зажгла везде свет, накрыла стол на кухне, поставив на него стаканы, бутылки вина, всякие вкусности и даже (ебануться!) пирог. Шоколадный, черный с белым на верхушке, на вкус, должно быть, редкое говно, хотя имениннику понравился.

Я смотрела, как он со всеми болтал, жал руки, целовал щеки. "Флиртуйте с ним напропалую, - думала я. - Всё равно он мой".
Было что-то такое в воздухе - ожидание того момента, когда он оближет меня всю с ног до головы. Везде меня оттрахает. 
Он на меня не смотрел. Ожидаемо. Мне это даже нравилось. Наш маленький секретик.

Я нашла момент, чтобы вручить ему подарок, Кэти и мама как раз были чем-то заняты. Я подала ему книгу в упаковке. Не могла дождаться, чтобы увидеть его реакцию, когда он откроет подарок. Он поднял брови.
- Эффи. А что внутри?
Я молчала. Жестом попросила его открыть подарок. Он засмеялся, его лицо осветилось. 
- Какой прекрасный подарок! Спасибо, дорогая Эффи!

Он обнял меня. Снова поцеловал. Дорогая Эффи. Он взял меня за руки, посмотрел мне в глаза, но почти сразу отвел взгляд. 
- Я положу это в безопасное место, - сказал он, поворачиваясь в поисках места.
- Эффи! - голос паникующей мамы раздался из коридора. - Альфредо!
Она подбежала к нам, взяла Альдо за руку. 
- Дело во Флоренс, - сказала она, задыхаясь. - Тебе лучше пойти со мной, Альдо. Она не просыпается.

                                                                                     Cook

Понедельник, 17 августа. В гараже у Фредди.

- Итак, Фредди. Каково это - быть другом парня-легенды? - спросил я его, делая глоток из банки с пивом.
Он покачал головой, некое подобие улыбки появилось на его самодовольном лице.
- Ты на самом деле унылый ублюдок.
- Ничего личного, - я сжал его колено. - Это всего лишь закон гребаных джунглей, приятель. 
Я положил ноги на огнетушитель.

- Мы все с самого начала знали, кто выиграет. А выигрываю всегда я. Они не могут сказать нет Монстру Куки.
Фредди налонился и обхватил себя руками, как девочка.
- Слышал бы ты себя со стороны, приятель. Это жалко. В самом деле.
- Ты говоришь это потому, что продул соревнование, - я сделал паузу. - Снова всё проебал.
Фредди резко поднял глаза.
- Проебал всё, что у тебя было, ага?

Он поднялся со своего места.
- Серьезно, - он внезапно посмотрел мне прямо в глаза. - Разве что-то улучшилось? Разве...
Джей Джей встал, нервно перебирая руками. 
- Ладно, Кук, Фредди, не будем ссориться, - он выдавил из себя жалкую глупую улыбку. - Раз уж мы тут соревнуемся, могу ли я в очередной раз упомянуть, что я тут единственный из присутствующих занимался сексом с лесбиянкой.
Мы уставились на него.
- Заткнись, Джей Джей.
Наступила тишина.

- Так или иначе, - сказал Фредди. - Это скучно.
- Ах так. Тогда слушай сюда. У меня есть отличная идея, как оживить это дело, мой друг, - я потер руки.
- Выкладывай, - сказал Фред, тоном сухим, как сама пустыня Гоби, блять.
- Я задумал кое-что, что поможет наконец определить победителя. Раз и навсегда. Выявим истинного мастера своего дела.
Джей Джей и Фредди вздохнули одновременно.

- Что ты опять задумал? - сказал Фред. - Какой-нибудь ебанутый вопросник составил?
Я покачал головой.
- Групповушка.
- Что?
Фредди, казалось, как по башке стукнули. 
- Групповушка. Втроем. Я, ты и девушка. По очереди ее трахаем, а она говорит, кто лучше.
Джей тоже выглядел ошеломленным. Фредди вообще побледнел.

- Это пиздец как слишком, друг, - сказал он. - Извращенство.
- Нет, это называется демократия.
- На самом деле, - вставил своё слово Джей Джей. - Демократия по словарю определяется так...
- Заткнись, Джей Джей, - снова одновременно сказали мы с Фредсом.
- Ладненько, - сказал я. - Ты принимаешь вызов, Фредди, или струсишь, как маленькая киска?

Фредди посмотрел на меня с чистой ненавистью.
- Ладно, - сказал он холодно. - Какая разница. Позволь мне узнать, как ты найдешь девушку, которая согласится на это?
- Уже нашел, - сказал я. - Полли, шикарная птичка с пирсингом на клиторе, помнишь её? Говорит, что она думала об этом деле втроем. Это ее счастливый день, приятель. В семь часов у нее дома, сегодня вечером.

Воцарилось молчание. Джей Джей похлопал Фредди по плечу.
- Великолепно, - сказал Фредди. - Я не могу передать вам словами, с каким нетерпением я жду этого. 
Он закурил сигарету и открыл дверь.
- А теперь пошли вон из моего гаража.

                                                                                     Freddie

Дом Полли

- Хорошенький дом, - сказал Джей Джей, когда мы втроем подошли к дому Полли. - Большой.
Я закатил глаза. Кук стоял перед нами, выпятив грудь и держа в руке бутылку Jack Daniels. Мне стало плохо. Кук повернулся и подмигнул мне, пока мы ждали когда откроется дверь. 
- Спорим, у нее над кроватью висит зеркало, а, Фредс? Мы сможем увидеть, как все случится.
Спасибо за пояснение, придурок.

Спустя полминуты Полли нас впустила. Она была очаровательна и шикарна. Длинные светлые волосы, загорелая кожа, какая-то огромная бижутерия на шее.
- Куки, детка! - воскликнула она, поцеловав воздух в дюйме от его лица. - Ты в порядке?
Кук кивнул.
- Фредди, Джей Джей, - сказала он, повернувшись и указав на нас.
- Привет, ребят! - сказала Полли. - Пойдемте, я сделала коктейли.

Когда она ушла Кук наклонился к нам и прошептал:
- Не слишком умна, но зато она прет как поезд.
Полли показала нам дом, который она называла логовом, где все было белым. Солидные белые диваны, белые цветы, даже телевизор был белым.

- Должно быть какой то мудак тут все содержит в чистоте, - сказал Джей Джей.
- Персонал, Гей Джей, - сказал Кук. - Эти люди ни разу за всю свою гребаную жизнь не убирались.

- А ты? - спросил я.
- Ну это совсем другое дело. Грязь - мой верный друг, - ответил он. Мы пару минут сидели в тишине, Кук пытался включить телевизор, Джей Джей смотрел на руки, а я искренне желал быть где угодно, но не здесь.

- Вот и мы! - сказала Полли, неся поднос с четырьмя бокалами с коктейлями и хромированным шейкером.
- Кто за "Секс на пляже"?

Джей Джей выглядел встревоженно.
- Не для меня, спасибо.
- Ты же знаешь, что это напиток, Джей? - сказал Кук. Полли рассмеялась.
- Куки, ты такой смешной.
Да. Он пиздец какой смешной.
Мы сидели держа наши глупые розовые напитки, перекидываясь короткими фразами пятнадцать минут, когда Кук осушил свой стакан и сказал:
- Ладно, Полли. Не обижайся, но давай сократим все это дерьмо. Мы все знаем, для чего мы здесь собрались. Так что может быть начнем уже...?

Полли поставила свой стакан, стал вдруг серьезной.
- Да, безусловно.
Мы проследовали за ней в комнату, Кук кинул Джей Джею пульт от телевизора по пути.
- Вот, найди порно каналы. Посмотри что нибудь забавное на свое усмотрение.
Спальня Полли была розовым кошмаром, с плакатами бойз-бендов на стенах и мягкими игрушками по всей кровати.

Как будто читая мои мысли она сказала:
- Извините за все это. Всё станет лучше, когда мои родители вернутся из Индии. Они привезут чертовски удивительные обои из местных трав. Их надо будет поливать и все такое.
- Очень увлекательно, - сказал Кук. - Так или иначе, давайте разденемся уже, да?

Он толкнул ее на кровать и начал целовать ее и стягивать с нее одежду. Когда я стоял и смотрел на нее, бюстгальтер полетел по комнате, я вдруг понял , что не представляю как заниматься этим втроем.
Типо, то ее имеет Кук, то я? Или одновременно? Один из нас в одном конце, другой в другом, типо того что ли? Я надеялся, что Полли возьмет инициативу на себя, потому что Кук не даст мне времени опомниться.

Все, о чем он заботился помимо траха, было получение голоса Полли за него, чтобы он наконец мог выиграть в своей гребаной игре.
В данный момент они оба были голыми, и Полли сосала у него. Это было неправильно. Это было пиздец как неправильно. 
Я был загипнотизирован этим зрелищем, хотя на самом деле я не мог пошевелиться. Полли вынула изо рта его член.
- Отлично, бля, не останавливайся, - сказал Кук.

- Очередь Фредди, - сказала Полли, притягивая меня к кровати и снимая мои джинсы.
- Давайте посмотрим, что мы здесь имеем, - сказала она. Немного, как оказалось. Я пытался сохранить хоть какое-то достоинство, ничего не говоря и целуя Полли вместо этого.
Я засунул руку в ее трусики, чтобы погладить ее, но мой член не работал. Даже не шевелился. Возможно, от того, что она мне даже не нравилась, и от того что Кук вытягивал свою голову, чтобы глянуть, как у нас идут дела.

- Съебись, - зашипел я на него над головой Полли.
Он улыбнулся довольный. Полли похлопала меня по плечу.
- Могу я сделать предложение?
Я посмотрел вверх. Кук поднял бровь. Она поджала колени под себя, поджала губы и посмотрела на каждого из нас мгновение.

- Поцелуйтесь. Друг с другом.
Это стерло с лица Кука улыбку. То же самое произошло бы и со мной, но я не улыбался изначально.
- Нет, детка, ни за что. Я не поцелую его, - сказал Кук.
- Довольно справедливо. Тогда Фредди победитель. 
Я обратился к Куку:
- Ты сказал ей об игре? 
Он пожал плечами.
- Думал, что это подбодрит ее. 
И потом обратился к Полли:
- Я же сказал, не так ли? Мы тебя трахаем, ты говоришь нам, кто лучше. Конец истории.

- Нет, - сказала Полли. - Все, что ты мне сказал, это, то что я должна выбрать, кто, по моему мнению, лучше шпилится.
Она улыбнулась сладкой улыбкой. 
- И я буду это решать, наблюдая, как вы делаете это друг с другом, понял? 
Кук засмеялся.
- Очень смешно, Полли. Любишь свою работу. А теперь просто ложись, как хорошая девочка, и позволь мне лизать тебя до тех пор, пока ты не будешь кричать. Поверь мне, это не займет много времени. 
Полли покачала головой.
- Ты невероятен. Это мои условия. Ты и Фредди. На всю катушку...

Она наклонилась вперед. 
- Это значит, - сказала она Куку, - твой член в его заднице.
Она улыбнулась мне.
- Или наоборот.
Она села, продолжая смотреть на нас.
- Ну давайте уже.
- Прости, но это просто невозможно, - сказал я. - Это полная херня.
- Ты победил, - обратился я к Куку.
- Не-а, не-а. Это не по плану, - сказал Кук, он выглядел огорченным. - Давай, Полли. Как договаривались.
Она гадко посмеялась:
- Ты имеешь в виду вашу игру? Отвали.
Она уже не производила такого шикарного впечатления.
- Ты начинаешь меня бесить.
Полли отошла, натягивая свою футболку. Она ткнула Кука пальцем в грудь.

- Ты меня трахнул, украл трусики, так что мне пришлось домой идти в одних пижамных штанах, за что, к слову, надо мной неплохо так поиздевались. А потом ты звонишь мне и говоришь, что хочешь заняться сексом втроем, чтобы выиграть какой-то глупый спор у твоего друга?
Она подняла джинсы и надела их.
- И, кстати, не так уж ты и хорош в постели.
Она помахала рукой вверх-вниз.

- Ты так себе, фифти-фифти.
Она смотрела прямо на него.
- Ты думаешь, я не заметила, да? Ты меня считаешь за безмозглую проститутку. 
Кук начал одеваться. Я просто неловко стоял у кровати. Полли подняла куртку Кука и бросила ее ему. 
- Дверь закрой, когда уходить будете, - сказала она холодно. - Дебил.

Джей Джей смотрел передачу для женщин, изредка переключая на передачую о экономистах, но сразу же поднял взгляд, когда услышал, что мы вошли. 
- Быстро вы, - сказал он.
- Заткнись, Джей, мы уходим, - сказал Кук.
- Но...
- Просто. Захлопни. Ебало, - закричал Кук.
Джей Джей выключил телик и пошел с нами до входной двери.
- Всё нормально, Джей Джей, - прошептал ему я, ероша его волосы. - Игра закончена.

                                 JJ

Две минуты спустя

- Так, - сказал Кук, отходя после случившегося, пока мы шли вниз по дороге. - Бесконечность и далее, ребятки. 
Я хотел было уже аккуратно спросить, что же все-таки случилось, как вдруг услышал, что что-то позади меня упало на землю. Я обернулся и увидел на земле Кука, из его носа шла кровь. Фредди стоял над ним, тяжело дыша.

- Всё, - сказал он, - хватит. Всё. Кончено. 
Он наклонился и поднял Кука за футболку. 
- Ты нас пиздец как унизил. Опять. Это был последний раз, ясно? Последний, блять, раз. 
- Послушай, Фред, - Кук пытался восстановить дыхание. Он вытер кровь с лица рукавом. - Это же просто, блять, маленькая неудача, пустячок для мушкетеров, вот и всё.

- Нахуй мушкетеров, - сказал Фредди. - С меня хватит. 
Он поднялся и злобно пнул камень. 
- Ты больной. Тебе лечиться надо, парень.
Он пошел по направлению от нас. Я беспомощно стоял перед надвигающимся апокалипсисом. Как я и думал, Кук не был доволен таким окончанием этого разговора. Он поднялся на ноги, догнал его и сильно толкнул двумя руками.
- Это не моя вина, тупой мудила. Она долбанутая какая-то.

Фредди обернулся и тоже толкнул Кука. 
- Нет, она нормальная девушка, не привыкшая к таким пиздюкам типа тебя. 
Он толкнул его еще раз, видимо, чтобы подчеркнуть значимость двух своих последних слов. 
- Ты - угроза обществу, - он помолчал. - Ты ее никогда не получишь, и ты это знаешь. Она никогда не выберет тебя.

Почему-то мне показалось, что он говорил не о Полли. Я почувствовал, как кровь прилила к лицу. Еще секунда - и они оба на земле, хватая друг друга, пихая, повсюду летали кулаки. Они больше не были похожи на людей. Они были увлечены дракой. Они были плотной массой пыли, волос и насилия.

Я чувствовал, как это нарастает внутри меня, как будто я - Брюс Баннер и становлюсь Халком, только у меня не было зеленой кожи и огромной силы. Я начал прыгать вокруг драчунов, крича.
- Нет нет нет нет нет нет, - а потом полились слезы, голос становился всё громче и громче, потом я начал кричать, кричать так громко, что чуть голос не сорвал.

- БЛЯ ХВАТИТ БЛЯ ХВАТИТ БЛЯ ХВАТИТ БЛЯ ХВАТИТ БЛЯ ХВАТИТ ПОЖАЛУЙСТА БЛЯ ХВАТИТ БЛЯ ХВАТИТ БЛЯ ХВАТИТ ХВАТИТ ХВАТИТ ХВАТИТ ХВАТИТ.
Потом я понял, что кто-то меня держит. Я открыл глаза и увидел серый хлопок. Футболка Кука. Его рука была на моей голове, прижимая ее к его груди. Он говорил со мной.
- Джей Джей, все нормально. Все будет хорошо, я обещаю. С тобой всё нормально.
Я чувствовал, как он чмокнул меня в макушку. Они прекратили драться. Напряжение оставило мое тело, и я сел на тротуар.

- Давай, Джей, все нормально. Пожалуйста, не плачь, - сказал Фредди, держа меня за руку. Я вынул платок из рукава и вытер лицо. Кук схватил меня в свои крепкие объятья. 
- Я люблю тебя, Джейкинс. Ты моя семья, ясно?
Он повернулся к Фредди.
- И ты тоже, чувак. И она этого не изменит.

Фредди не двигался. Он смотрел вниз на свои кроссовки.
- Но она уже это изменила.
Он посмотрел на нас, прижавшихся друг к другу как влюбленная парочка.
- Она уже сделала это несколько месяцев назад.
- Да пошла она. Она же уехала.
Кук наконец отпустил меня, подарив облегчение моим бедным мышцам. Он грустно взглянул на Фредди.

- Ты, я и Джей Джей. Мы до сих пор крепко связаны, друг. У нас есть мы. Так ведь?
Фредди пожал плечами.
- Теперь не знаю. Всё не так просто, друг, - он провел рукой по волосам. - Всё пиздец как непросто.

                                                                                          Effy

Вторник. 18 августа. Поздно вечером в Венеции

- Боже мой, ты сильно на него запала, - сказала Кейти.
Она смотрела на меня так, будто перед ней была не я, а кто-то другой. Иная я. Я прикурила.
- Не смеши меня.
- Ты думаешь, я слепая?
Она выхватила из моей руки сигарету, сделала затяжку, театрально закашлялась и отдала ее обратно.
- Это уже не впервые, забыла?
Я посмотрела на нее безразлично.

- Только на этот раз ты не пытаешься это скрыть сексом с ним.
Она обняла колени. О ком это она? О Фредди?
- Ты с ним трахалась, когда я была в отключке? 
Я потерла десны, они жутко чесались от сигарет и выпивки. 
- Я же извинилась за это.
- Только чтобы он не думал, что ты шалава. Но чтоб ты знала, он все равно так думает.
- Неужели? Тогда, наверное, он прав.

- У тебя такое выражение лица, когда ты видишь Альдо с его детьми... Такое же злобное, с каким раньше ты смотрела на меня.
Я шмыгнула носом.
- Тебе это нравилось, клянусь, - сказала я. - Нравилось это превосходство, у тебя был Фредди, а у меня нет.
Она кивнула.
- Да, было такое, когда мы с ним были вместе. Ты же у нас такая крутая. У тебя огромный выбор парней. Они все тебя хотят, - улыбнулась она. - А потом один из них тебя не захотел.

Ебаный пиздец, у меня даже слезы на глазах выступили. Возьми себя в руки, идиотка.
- Эффи всегда получает то, что хочет, - Кэти топнула ногой, одетой в туфли на каблуках.
- Слушай, может, хватит уже, забудь про это, блять, - сказала я, поднимая бутылку вина, стоявшую у моих ног. Я сделала огромный глоток. Почувствовала, как алкоголь разливается по телу.

- Уже забыла, - она вертела в руках ремешок от своих туфель. - Я-то знаю, когда надо остановиться. 
Она смотрела на то, как я сделала еще один глоток вина. 
- Тебе надо попробовать. Тогда почувствуешь облегчение.
Я не ответила. У меня не было желания возвращаться назад. У меня там ничего не осталось. Раньше я не знала, каково это - когда тебя предали. Но когда Фредди начал трахать Кэти... Я была унижена, и это еще мягко сказано.

Вот это было представление, блять. Кэти Фитч. Отчаявшаяся, одинокая Кэти. Я всегда думала, что если эти два прилагательных будут соответствовать моему состоянию, то я лучше сразу себя убью. Но именно так я себя и чувствую, сидя тут на ступеньках вместе с ней. Одинокой и отчаявшейся. Похоже на то, что всё своё дерьмо я притащила сюда с собой. И теперь оно здесь, увязалось за мной, и я в нем тону.

Даже Кэти это понимает.
Я так ждала, что Альдо к нам снова зайдет, после той вечеринки прошлой ночью. Ждала, верила. Как собака на сене. Прокручивала в голове всё, что случилось в тот день. Как дарила ему эту ебаную книжку. Жалкое зрелище, наверное, было. Было видно, что я хотела ему угодить.

Я стала параноидальной истеричкой. Придумывала оправдания, чтобы спуститься вниз, но его там не было. А когда он наконец пришел полчаса назад, он пришел к ней. Поддерживал ее и всё такое. А со мной вел себя как с ребенком, блять. Ну, на самом деле, я вела себя как ребенок. Я ненавидела себя. 
- Флоренс уже могли выписать из больницы, - сказала Кэти, полностью меняя тему разговора. - Ей же стало лучше.

Флоренс увезли в больницу на скорой сразу после вечеринки. Небольшой приступ, как сказали врачи. Мама просидела с ней всю ночь. 
- Ладно, пойду увижусь с ней, - сказала я. Я взяла очередную сигарету, попыталась зажечь ее трясущимися руками. 
- Эффи? - Кэти подозрительно на меня посмотрела. - С тобой всё нормально? 
- Ага, - сказала я, и тут мой телефон запищал. Наверное, это мама. Я вынула мобильник из сумки и кликнула на сообщения. Какая-то волна поднялась внутри меня, когда я увидела его имя на экране. Теплая? Холодная? Не знаю. Я сглотнула слюну и открыла сообщение. Первое за многие недели. 
МОЖЕШЬ НЕ ВОЗВРАЩАТЬСЯ.

Меня затрясло, я уронила телефон, и у меня хлынули слезы.
- Эффи? Чёртов ад.
Кэти встала и засуетилась вокруг меня, подняв мой телефон.
- Что происходит? Кто это был? - она посмотрела на сообщение, которое осталось открытым на экране. Потом посмотрела на меня. 
- Что же ты, блять, не злорадствуешь? - сказала я ей, вытирая нос рукавом.

Какое-то время мы молчали. Я сидела, склонив голову, и смотрела на ее туфли.
- Я не злорадствую, - сказала она тихо.
Она села на ступеньку рядом со мной. Я все еще держала сигарету в руке, точнее, это был догорающий бычок. Она аккуратно вытянула его из моих пальцев, бросила на пол и придавила сверху ногой.
- Каждый получает по заслугам, - услышала я сквозь нарастающий шум в голове. Наверное, мне следовало извлечь из этого какой-то гребаный смысл или типа того.

Я взглянула наверх, ожидая увидеть снисходительную улыбку на ее кукольном личике, но вместо этого увидела что-то другое. Жалость. Нет, этого вынести я не могу. Я потерла высохшие глаза и медленно выдохнула. Было 5 вечера. Для аперитива рановато, но какая к черту разница.

- Да похуй, - сказала я. - Пусть сам ебет себе мозги. Все они.
Я проверила, сколько денег у меня осталось.
- Пошли, сегодня мы набухаемся, - сказала я ей.
- Хорошо, - ответила Кейти и посмотрела на меня с опаской. - Если это то, чего ты хочешь.
К 9 часам я едва держалась на ногах, а Кейти нетвердо упиралась на стойку бара. Он был набит до отказа.

Накаченный парень лет двадцати стоял в стороне и смотрел на меня. Он что-то сказал своему приятелю и двинулся к нам.
- Чао, - сказала он мне, показав все свои зубы и проигнорировав Кэти. На нем были потрепанная косуха и тоненькая майка, через которую можно было увидеть его накачанную грудь. Он показал на мой стакан и на хорошем английском сказал:
- Могу я купить тебе выпить?

- Конечно, - сказала я равнодушно. - Сколько угодно. 
Кэти фыркнула. 
- И что-нибудь для моей подруги, пожалуйста.
- Так точно, - с улыбкой сказал он, осмотрев меня с ног до головы. - Ты всегда так требовательна?
- А как же иначе, - бросила я небрежно, отдав ему мой стакан. - Извини, нам надо идти подрабатывать.
Он поднял бровь, а я подтолкнула Кэти к двери.

На улице под одним из столов я неуклюже скрутила косяк. Пожилая, хорошо одетая пара, под ручку прогуливавшаяся мимо, презрительно смотрела на то, что я делаю.
- Проблемы? - громко спросила я. В ответ мужчина покачал головой и что-то шепнул жене. - Тогда съебались отсюда! - сказала я им вслед. - Придурки.
- Эффи! - возмущенно сказала Кэти. - Следи за выражениями. Тебя, блин, арестовать могут.

Я похлопала ее по руке.
- Эффи знает, что делает.
Кэти моя фраза не убедила. Я закурила косяк.
- Я не... - я затянулась в то время, как она говорила, и тут же почувствовала прилив крови к голове и тошноту. Почувствовала, как пот проступил на затылке. Я отвела косяк в сторону.
- Вау, - сказала я. - Похоже, меня накрывает.
- Погромче еще скажи, - сказала Кэти, отмахнувшись от косяка, который я ей протянула. - Пошли обратно в бар.

Я бросила косяк на землю и последовала за ней к двери, где нас ждал тот самый парень. Он держал в руках два стакана какой-то жидкости. Я схватила один и понюхала. 
- Надеюсь, ты не положил туда какой-нибудь клофелин, - грубо сказала я.
Кэти посмотрела на него, как бы извиняясь за мое поведение.
- Меня зовут Кэти, - сказала она скромно. - А это моя подруга Эффи.

Парень кивнул, по нему было заметно, что он шокирован нашим поведением. Похеру.
- Ну давай, выпьем, - сказала я, чокаясь стаканом с бутылкой пива в его руке. - Всё, пока. 
Я схватила Кэти за руку и потащила ее к туалету. Меня сейчас стошнит. Через несколько минут, когда я уже вышла из кабинки, Кэти ждала меня, прислонившись к аппарату с презервативами.

- Хочешь купить парочку? - пробормотала я. - Вдруг удастся перепихнуться.
- Нет, - Кэти протянула мне бумажное полотенце. - Вытрись. У тебя блевотина по всему лицу. 
Я взяла полотенце и посмотрела на себя в зеркало. Тушь потекла, оставив ужасные подтеки под глазами, а само лицо было бледным и грязным из-за блевотины. Она даже застряла у меня в волосах. Я начала убирать её рукой.

- Я отведу тебя домой, - сказала Кэти, подходя ко мне. - Пошли.
Я её проигнорировала, продолжая вытирать лицо полотенцем. 
- Эффи, - повторила Кэти. Она положила руку мне на плечо. - Всё наладится.
Я повернулась и наклонила голову, бесстрастно глядя на нее. 
- Нет, у меня ничего не наладится. 
Я смотрела, как выражение на ее лице превращалось из сосредоточенного в удивленное.

- Мне не стоит даже пытаться что-то наладить, Кэти. Я ведь не ты. Тебе всегда приходиться пытаться. Потому что... ладно, давай по-честному, разве ты вообще существуешь без всего этого твоего боевого раскраса? Не такая уж ты и яркая. Ты просто...
Я помахала рукой в воздухе около её лица.
- Ты. Никому. Нахуй. Не нужна.
Я выпятила губы, пожала плечами и бросила полотенце в урну.

Кэти выглядела так, как будто я ее ударила. 
- Ты говоришь так, потому что пьяна, Эфф...
- Нет, совсем не поэтому, - прошипела я. - Когда я протрезвею, ты останешься всё той же никому не нужной дешевкой.
Я помолчала и добавила, мило улыбнувшись:
- Можешь наконец прикончить себя нахуй, потому что, уж поверь мне, по-дружески тебе говорю, никто тебя не хочет и не захочет никогда.

Кэти отодвинулась от меня, на ее лице не дрогнул ни один мускул. 
- Если тебе от этого станет лучше, Эффи.
Она повернулась было, чтобы уйти, но остановилась.
- Я знаю, что ты пиздец как бесишься из-за того, что я увидела, как ты страдаешь по своему маленькому мальчику, - она подняла палец и указала на меня. - Но больше всего я тебя бешу тем, что ты понимаешь, что в каком-то смысле у нас с тобой есть пиздец как много чего общего. 
Она опустила руку и открыла дверь. 
- Я уеду, - сказала она. - Завтра же с утра.

                                                                                       Katie

Ночная Венеция

Я оставила Эффи в баре и ушла. Правда, хрен знает, куда я ушла. И хрен знает, сколько этих миниатюрных венецианских мостиков я прошла, но в итоге я остановилась около одного из них, глядя на обнимающуюся парочку, едущую в гондоле. Парень, который вез эту парочку, посмотрел на меня, когда гондола проезжала под мостом.
- Красавица, - прошептал он в горячий ночной воздух.

Я улыбнулась, едва сдерживая слезы. 
"Ты просто не видел меня без всего этого макияжа", - подумала я. Если бы он видел меня без него, он бы так не сказал.
Пиздец какая ужасная ночь. С той трагичной вечеринки в честь дня рождения Альдо, когда ту старушку увезли на скорой,

а мама Эффи бегала вокруг, паникуя, Эффи полностью ушла в себя. Полностью. Я никогда особо с ней не общалась, и теперь скажу вам вот что: теперь я поняла, какая она.

Когда вечеринка закончилась и все ушли, шумиха как-то улеглась. Меня это не волновало. Мне было скучно, я пыталась даже с соседями заговорить, понятия не имея, кто они вообще такие. Тогда я начала потихоньку попивать ликер из шкафа в гостиной. Вкус был отвратный. Первый глоток я выплюнула в раковину в ванной, потом проверила, как я выгляжу. Уже не в первый раз в этом странноватом местечке я почувствовала себя мерзкой дешевкой. Эффи была права.

Эффи наконец закрыла дверь за последним гостем, выглядела она отрешенной. Но в то же время какой-то счастливой. 
Пока я чистила зубы, то проворачивала в голове события сегодняшнего вечера. До этого я видела, как Эффи стояла с Альдо, он разворачивал ее презент, лицо Эфф аж светилось от счастья. Она пялилась на этого парня так, как на свой рождественский подарок. Я видела, как он, открыв сюрприз Эфф, обнял ее, а она положила голову ему на плечо.

А потом вбежала Антея, и все полетело к чертям. Эффи просто стояла, обняв себя руками, она была неспособна ничем помочь. Альдо и ее мама твердили гостям, что им пора уходить, а Эффи не сводила глаз с него. Офигеть. 
Я вытерла лицо и потушила свет в ванной. Когда я вошла в спальню, Эффи валялась на кровати в позе звезды и пялилась в потолок.

- Ты как? - я присела на краешек кровати и зевнула. - Бедная старушка. Флоренс.
- Ага, - сказала Эффи. Она подвинула ноги так, чтобы я могла лечь рядом. - Позор мне, конечно, но вечеринка как раз начала мне нравиться и тут... 
Я скорчила рожу ей в ответ.
- Действительно, она специально взяла и испортила вечеринку, - ответила я. - Решила все тебе испортить как раз тогда, когда веселье только началось.

Эффи посмотрела на меня с вызовом. 
- Конечно, я забочусь о Фло, - сказала она, защищаясь. - Надеюсь, с ней все будет хорошо. 
- Конечно, будет, - ответила я. - Может, она просто слишком много выпила.
Я помолчала.
- Альдо понравился его подарок?
- Думаю, да, - сказала она слишком наигранно. 
- Мне кажется, ты ему нравишься, отвечаю, - я повернулась к ней лицом, положив голову на руку. - Что думаешь?

Эффи сначала не ответила. Она вытащила из-под нас простыню и завернулась в нее. 
- Может быть, - наконец выдавила она. - Всё может быть.
Она выключила светильник около кровати.
- Я устала, - сонно пробормотала она. - Постарайся сегодня храпеть потише. 
Вот нахалка. Я отвернулась от нее и легла на бок. С ней что-то происходило. Я только пока что не выяснила, что именно.

Следующим утром Антея все еще была в больнице у Флоренс. Она написала Эффи смску об этом. Сказала, что вернется сразу, как только старушке станет лучше. 
- Как думаешь, Альдо с ней? - спросила я как бы невзначай, пока она поглощала шоколадные пирожные на кухне.
- А мне-то откуда знать? - резко ответила она.

Она зажгла сигарету и открыла мамин путеводитель. Время шло, но никто не приходил. Я предложила ей пойти прогуляться, но Эффи отнекивалась под предлогом того, что она хочет остаться. Вдруг Антея вернется. Ага, конечно. 
Каждые десять минут Эффи куда-то уходила. Когда она в пятый раз вернулась, тяжело дыша, я преградила ей путь.
- Ты что, марафону готовишься? - спросила я.

Проходя мимо, она протянула:
- Да нет... Просто на месте не сидится, вот и всё.
- Тогда пошли погуляем, - предложила я. - Я тут скоро с ума, блять, сойду.
Она покачала головой. 
- Ты иди, если хочешь.
Я вздохнула и пошла обратно на кухню, опять слушать это дебильное итальянское радио. Альдо так и не приходил. Думаю, он тоже был занят в палате Флоренс.

Эффи была вся на нервах, как бойцовая собака. Гавкала на меня каждый раз, стоило мне открыть рот. Пора сваливать. Поездка не удалась, я даже начала скучать по своей сумасшедшей семейке. 
Наконец, этим утром Антея вернулась домой. Альдо был с ней. Эффи оттирала какую-то сковородку, хотя она была абсолютно чистой. Она точно съехала с катушек.

- С Флоренс все хорошо, - выдохнула Антея, рухнув на один из кухонных стульев. - Бедняжка. Ее семья от нее далеко.
Эффи не ответила, лишь повернула ручку громкости радио на максимум, как бы отстраняясь от нас. Альдо подошел к раковине и выключил радио.
- Твоя мама очень устала, - со злостью сказал он ей. - Ей нужна тишина.

Эффи бросила мокрую сковородку в раковину, обрызгав Альдо. 
- Пусть, блять, получит свою тишину, - прорычала она, выходя из кухни и хлопнув дверью. Мы трое переглянулись. Альдо положил руку на плечо Антеи. 
- С ней всё будет хорошо, - сказал он ей. - Она просто расстроена из-за Флоренс. 
"Да ей насрать на Флоренс, идиот тупой", - подумала я. Но вместо того, чтобы произнести это вслух, я улыбнулась. 
- Пойду посмотрю, как она там. Свожу ее куда-нибудь, - сказала я, заметив, как они облегченно переглянулись.
И вот мы сидели на тех гребаных ступеньках несколько часов. Забавно, но мне было даже жаль Эффи. Я-то была на ее стороне.

Но сейчас я пялилась в эту мутную воду, парочка в гондоле исчезла из виду, и я чувствовала себя такой далекой от Эфф. Пусть даже мы одинаковые. Я достала телефон и отправила маме смску: Завтра вернусь. Люблю тебя.

                                                                                      Katie

Среда. 19 августа. Бордо

Когда подъезд прибывал к станции и я увидела маму в золотых босоножках, читающую какой-то парижский журнал, я почувствовала, как сильно соскучилась. По маме и папе, по Джеймсу, по Эмили. Особенно по Эмили.
- Эээй! - мама помахала мне журналом. - Привет, детка.
Я закинула сумку на плечо.
- Привет, - сказала я с улыбкой. - Так рада тебя видеть.

Мама лучезарно улыбнулась.
- И мы по тебе скучали, КитКат, - ответила она, обнимая меня как обычно - почти невесомым касанием руки. - Плохо, что Эмс уехала обратно. Она так хотела тебя увидеть.
- Эмс уехала? - разочарованно протянула я.
- Да. Жаль, конечно, но последние несколько дней у нее было такое мерзкое настроение. Она скучала по той девчонке. 
- Наоми? - спросила я.

- Да, Наоми, - мама вздохнула. - А я надеялась, что она и Джош поладят. Мне кажется, он такой хороший мальчик.
Я не могла не ухмыльнуться:
- Он гей, мама. Эмили рассказала мне, - я сделала паузу. - А она в порядке?
- Конечно, в порядке, - щебетала моя мать, - она непоколебимая, как все мы, Фитчи. Когда она пройдёт этот этап, всё вернётся на свои места.

- Что бы это ни было, - пробормотала я, - я не думаю, что это всего лишь этап. Эмили влюблена, мам. Бесмысленно делать вид, что ничего не происходит. 
Мама резко взглянула на меня.
- Ты сменила свой настрой.
- Может быть, я изменилась, - сказала я. 
Мама смотрела на меня с любопытством.
- Ты выглядишь усталой, моя малышка.
- Даа, - я забросила свою сумку в багажник автомобиля. - Я измотана, мам.

- А она? Извинилась? - сказала мама, когда мы ехали домой.
- Эффи? - я пожевала губу. - Можно сказать, что мы достигли понимания.
Мама взглянула на меня искоса. 
- Великолепно. Так ужасно, когда ты ругаешься со своими друзьями, КитКат.
Я повернулась и стала смотреть в окно. Боже, мама. Да ты же ничего не знаешь.

- Эмили уже, наверное, в поезде на пути в Бристоль, - продолжала болтать мама. - Она уехала сегодня сразу, как только рассвело. 
- Я ей позвоню, - сказала я. Мой желудок заволновался. Мне нужно было кое-что сказать моей сестре. 
Я вошла в спальню и увидела нетронутую кровать моей сестры. Ее вещи исчезли со стола. На вешалках не было ее одежды.

Я бросила сумку на пол и плюхнулась в кресло у окна. Подобрала ноги и набрала ее номер. Когда она ответила, я могла слышать шум поезда, ровный стук колес на заднем плане. 
- Кэти, - сказала она бесцветным голосом. - Как Венеция?
- Я вернулась в коттедж, - быстро сказала я. - Поругалась с Эффи.

- Ого, - она немного помолчала. - Не хочешь рассказать, что за херню ты тогда сотворила в Париже? Ты представляешь, как я расстроилась, когда проснулась и увидела, что ты ушла? А я ведь тебе даже позвонить не могла, идиотка. 
Она снова помолчала.
- Не могу поверить, что ты на самом деле сперла мой телефон, чтобы оградить меня от разговоров с Наоми. Пиздец, просто невероятно.

Я шумно вдохнула.
- Прости, - ответила я. - Я... Я чувствовала, что я и ты... Как будто я потеряла тебя навсегда. 
Я закрыла глаза, раздумывая, как правильно ей всё объяснить. 
- Ты и Наоми. Я так сильно хочу того же, что есть у тебя. Я так испугалась, я думала, что ты любишь ее больше, чем меня. 
Я потерла коленку.

- Спрятала твой телефон. Наговорила фигни. Вышла из себя. Я так тебе завидовала. Пыталась бить по твоему больному месту. 
Эмили вздохнула.
- Ты была такой сучкой, но я могу тебя понять. Я всю жизнь живу в твоей тени, понимаешь? Знаю, я была слишком занята своими проблемами. А для твоих времени не хватало. Но это же не значит, что я тебя не люблю. Наоми - моя девушка, но кто знает, как у нас сложится. Ты и я. Вот что вечно.

Она рассмеялась.
- А ты сбежала к Эффи, ага? Ну ты даешь.
- Знаю. Но тогда мне казалось, что это хорошая идея, - сказала я. - Честно говоря, я рада, что туда съездила. 
- Правда?
- Ага. Эффи и правда пиздец больная, - я помолчала. - Я, конечно, бываю дурочкой, но, по крайней мере, не настолько.

- Нет. Тебе просто одиноко, и ты встречаешься не с теми парнями, - сказала Эм. - Ты найдешь себе кого-нибудь, Кэти. Кого-то, кто действительно тебя достоин. 
- Ага, - я почувствовала, как слезы наворачиваются на глаза. 
- И что там с ней случилось? С Эффи?
- Боже, она там маялась какой-то хуетой со стариком Альфредо. Было ясно, что она в него втюрилась. Как только я это поняла, она сразу на меня обозлилась. Хотела меня заживо сожрать, блять.

- Ничего себе, - ответила Эмили. - А сколько ему лет?
- Сороковник. Не так уж он и плох, на самом деле. Выглядит хорошо. В разводе. Обаятельный вроде как.
- То есть, то, что она чуть не убила тебя там, в лесу, - сказала Эмили, - всё это было зря. Она явно больше не влюблена в Фредди МакКлейра. 
- Я бы не была в этом так уверена, - сказала я. - Но хрен знает, что творится в голове у Эффи. Она такая унылая. Совсем на грани. Мне ее даже немного жалко.

Воцарилась тишина.
- Эм? Ты еще там?
- Да.
- Я так рада, что ты моя сестра, - счастливо сказала я. - Ты лучшая близняшка.
- Заткнись, - промолвила Эмили.
- Я серьезно. Мне никогда понять, почему тебе нравятся девушки. Но это ведь не так уж важно. Ты всегда будешь моей особенной сестричкой. 
У меня даже начал срываться голос. 
- И ты тоже всегда будешь моей особенной сестричкой, - ответила Эмили. 
- Я ведь понимаю твои особые потребности, - пошутила я.
- Ой, заткнись.

Снова наступила тишина. Я вытерла нос платком. 
- Ну что, снова друзья?
- Да, - сказала Эмили. - И теперь тебе так легко от меня не избавиться. 
Я улыбнулась.
- Спасибо. Спасибо тебе, Эмили.
Она не ответила, сигнал пропал. Я свернулась на кресле калачиком, все еще держа телефон в руках. и глядя на стену. Первый раз за несколько месяцев я почувствовала, как хорошо быть мной.

                                                                                     Emily

Среда, 19 августа. Снова дома

Я открыла дверь прежде, чем она постучала, и несколько секунд мы просто стояли и смотрели друг на друга. 
- Эй, - сказала она серьезно. - Как твои дела?
- Сейчас намного лучше, - ответила я, мои губы страстно желали поцеловать ее. - Сейчас, когда ты стоишь передо мной.
- Действительно? - Наоми приподняла бровь. - Я предполагаю, что я тоже рада тебя видеть.

- Сучка, - сказала я, смеясь, взяла ее за футболку и притянула к себе. - Тебе нужно вести себя лучше.
Я потянула ее внутрь и закрыла входную дверь. Затем сняла с себя платье и осталась в нижнем белье. 
- Используй свое воображение, - сказала я, проводя пальцем по животу. - У тебя это хорошо получается.
- Я посмотрю, что смогу сделать, - сказала она мягко, притягивая меня к себе и наклоняясь, чтобы поцеловать.

Я закрыла глаза и почувствовала, как ее руки скользят по моей груди, затем по животу и забрались мне в трусики. Она опустилась на колени. 
- Давай это снимем, - сказала она. Я застонала, когда она нежно расставила мои ноги и начала делать то, что мне нравится: ласкать бедра языком, дразня, пока она не добралась до моего клитора.

- У тебя хорошо получается, - прошептала я. - Продолжай.
Мы делали это везде, в каждой комнате дома, на кухонном столе, на диване в гостиной, напротив зеркала в комнате моих родителей, в ванной, используя наконечник от душа и все шампуни на полочке. К тому времени, как мы добрались до моей с Кэти комнаты, мы слишком устали и просто лежали в обнимку.

Мы немного полежали в тишине, наслаждаясь друг другом. 
- Я тебя люблю, - сказала я.
Она поцеловала меня в голову.
- Я чертвоски по тебе скучала, - прошептала она мне в волосы.
- Больше не хочу с тобой так надолго расставаться, - сказала я. 
Я приподнялась на локте и посмотрела на нее.
- Почему бы нам не провести следующее лето вместе? 
- Звучит неплохо, милая.

Я ухмыльнулась.
- Можем взять год отдыха после школы и поехать путешествовать. Может даже и два года.
- Разве можно брать два года перед началом университета? - сонно спросила Наоми.
Я положила голову ей на грудь. 
- Да, можно. Потом подадим заявления, когда вернемся.
Я подумала о брошюрах под моей кроватью, иллюстрирующие путешествия вокруг света: Южная Америка, Австралия, США, Юго-Восточная Азия. Может даже Россия или Китай.

Наоми и я путешествовали бы вместе. Это был бы именно такой опыт, который сплачивает людей. Наоми уснула, ее грудь ритмично поднималась и опускалась. Как обычно. Я нежно поцеловала ее в губы, потом прижалась к ней. Я помирилась с моими девочками. И это - самое главное.

                                                                           Pandora

Четверг. 20 августа. Спальня Пандоры

- Панда?
Мама стянула с меня одеяло, но я не могла двигаться. Я так устала. Прошлую ночь Томас и я провели вместе на Брэндон Хилл, разговаривая, целуясь и куря травку. Под конец мы так развеселились, что начали танцевать как сумасшедшие, и так танцевали до тех пор, пока за мной не погналась собака и я не начала орать. Выслушав недовольства людей вокруг, мы ушли.

Ни у кого из нас не было денег, потому что мы потратили все на траву, пончики и сидр, поэтому Томас нес меня спине до дома, бедняжка. Он сам настоял на этом.
- Я же сильный, принцесса Панда, я лев.
Он рычал и кружился до тех пор, пока нам совсем не стало плохо. Тогда он опустил меня на почтовый ящик.

- Спокойной ночи.
Он поцеловал мою руку, а потом и губы. И крепко обнял меня.
- Увидимся завтра. 
Уже было за полночь, когда я вернулась домой. И мама мне сегодня скажет пару ласковых. Она знает, что Эффи в отъезде. 
Она пощекотала мою мою ногу и я захихикала.
- Мама, хватит! - я подскочила на постели. Мои волосы торчали в разные стороны, как у бешеного пугало, я видела это в зеркале на тумбочке. Мама взяла расческу и села возле меня.
- Панда, посмотри на себя.
Она начала расчесывать мои волосы, как я люблю. Я закинула ногу на ногу и закрыла глаза.

- Сегодня ночью ты вернулась очень поздно, - сказала мама спустя минуту. - Где ты была? Эффи ведь уехала вместе со своей мамой, если не ошибаюсь?
Я узнаю этот тон. Такой милый и нежный, но в тоже время и холодный. Кажется, это было подходящее время для разговора по душам с мамой, теперь, когда она вся внимание. Но важно подобрать нужные слова.

- Я гуляла с моим новым другом Томасом, - мои слова неловко повисли в воздухе, я наблюдала за тем, как ее лицо постепенно омрачалось. - Он милый и добрый, - продолжала я. - И он никого здесь не знает, совсем.
С этим я немного поторопилась. Но я не хотела давать ей время нарисовать в голове ее собственный образ Томаса.
- Он не такой, как ты думаешь.

- Подожди-ка минутку, Пандора... - медленно сказала мама. - Почему ты мне раньше о нем не рассказывала?
- Потому что ты не хочешь, чтобы я общалась с парнями. Ты так сказала.
- Я не говорила конкретно этого. Я не была бы рада, если бы у тебя появился настоящий молодой человек, вот и все, - сказала она. - Мальчик, который будет подстрекать тебя совершать вещи, к которым ты еще не готова.
Она многозначительно посмотрела на меня.

- Томас никогда не заставит меня ничего делать, - правдиво сказала я ей. - Он из Конго, и он живет в ужасной квартире со своей мамой и маленькой сестрой, потому что у них нет денег. Поэтому он работает днями и ночами, чтобы оплатить аренду и купить еды, потому что у них нет отца. Он действительно вежливый, но в то же время очень веселый. 
Я остановилась перевести дыхание. 
- Он правда тебе понравится.

Я заметила, что напряжение сошло с маминого лица. Она даже немного улыбалась.
- Звучит здорово, Панда, - сказала она. - Может быть, ты нас познакомишь?
- Круто! - Я вскочила с кровати и натянула носки. - Можно я приглашу его на чай? Сегодня вечером.
- Сегодня? - мама выглядела растерянно. - Ну, я... Сегодня вечером?

- Ага, я сейчас же ему позвоню и расскажу обо всем.
Я не могла поверить, как легко все прошло. Может быть, все будет окей в конечном счете. Я оставила маму сидеть на моей кровати, а сама побежала вниз по лестницу звонить Томасу.
Томас пришел в семь, с цветами и в галстуке.
- Ты выглядишь офигенно, парень, - завизжала я. - Мне нравится твой галстук.
Он поцеловал меня в щечку и прошептал: 
- Это Оксфам.
Мои коленки аж задрожали.

Из кухни вышла мама, ее шея была покрыта большими красными пятнами, так обычно бывает, когда она нервничает. Томас протянул руку и сказал:
- Миссис Мун, очень рад познакомиться.
Мама улыбнулась так, как все обычно улыбаются при знакомстве с Томасом.
- Я тоже очень рада познакомиться, - ответила она.
- Это вам, - он протянул ей цветы.

- Как мило, - мама чихнула и передала их мне. - Поставь их в зеленую вазу, Пандора. Томас? - она повернулась к нему. - Я возьму вашу куртку?
Я посмотрела на него из кухни и слегка похлопала в ладоши. Томас увидел меня и подмигнул в ответ.
Пока мама вешала его куртку в шкаф в прихожей, я пошла ставить цветы в воду.

- Так, - сказала мама, когда вошла в кухню с Томасом, идущим позади. - Идите в гостиную и посмотрите телевизор. Я принесу что-нибудь попить. Домашний лимонад пойдет, Томас?
- Было бы здорово, Миссис Мун, спасибо.
Томас сияюще улыбался ей.

- Не переживай, - прошептала я, как только мы устроились на диване. - У меня в банке для варенья есть водка.

Он усмехнулся.
- Умница моя, - прошептал он. - А твоя мама хорошая женщина. 
Когда я почувствовала его бедро здесь на диване, рядом с моей ногой, мои внутренности превратились в апельсиновое желе. Мой любимый. Пообедав спагетти карбонара и яблочным пирогом, мы все сытые уселись в гостиной с полными животами. Только в моем еще летали бабочки.

Мама в это время уже обычно ложилась спать, так что я подумала, что пора приступать к решительным действиям. Она встала из-за стола и начала мыть посуду, Томас рванул помогать.
- Спасибо, не надо, - сказала мама. - Тебе, наверное, надо идти домой. Я и не заметила, что уже так поздно.

- Если честно, мам, - сказала я. - Я тут подумала, раз уже так поздно, может быль эм... может, Томас может остаться у нас ночевать?
Я закрыла глаза и быстро снова их открыла. Улыбка сползла с маминого лица.
- Я так не думаю. Томасу надо домой, - сказала мама более чем спокойно. - Это был прекрасный вечер.
Она встала и пошла в прихожую, чтобы взять его куртку. Наверное, я налила слишком много водки в мой лимонад, потому что я почувствовала себя абсолютно бесстрашной.

- Мы с Томасом любим друг друга. И мне уже почти восемнадцать, - выпалила я, как гонщик Спиди Гонсалез, зная, что это уже не имеет никакого значения.
- Панда, - прошипел Томас, потянув меня за руку, как только я двинулась к ней. - Панда, перестань. 
Я оттолкнула его руку. Уже нет пути назад. Мама вернулась обратно в комнату с каменным лицом.

- Нет, Пандора, ты ставишь в неловкое положение и меня, и Томаса, - сказала она ледяным тоном. - Это мой дом, и я говорю, что ты не можешь оставлять у себя мальчиков на ночь. Это было и будет так, даже когда тебе исполнится двадцать восемь или тридцать восемь.
- Было приятно познакомиться, миссис Мун, - сказал Томас, осторожно пробираясь к выходу. - Спасибо за вкусный ужин.

Я попыталась было схватить его за руку, когда он проходил мимо, но он увернулся.
- Томас? - я пристально посмотрела на него.
- Пока, - ответил он сухо. Все шло не так, как я планировала. Томас пытался одеть свою куртку и одновременно открыть дверь. Он даже не оглянулся. И ушел.

В тот момент я хотела просто лечь на ковер и биться в истерике. Я даже не знала, как я могу теперь все исправить.
- Я пошла спать, - сказала мама. - Наверное, нам стоит забыть об этом инциденте. 
- Я, блять, уже не ребенок! - воскликнула я. - Не надо больше обращаться со мной как с ребенком.
- Пандора, посмотри на себя. Ты еще маленькая, - вздохнула мама. - Ты еще не готова... к половой жизни.

- Да нет, мам. Я уже это сделала, - я стояла и видела, как ее глаза стали по пять рублей.
- Что ты уже сделала?!
- Я уже занималась сексом, мама. И в этом нет нихуя страшного.
- Может уже прекратишь материться? - мама приблизилась ко мне, ее лицо побледнело. - Ушам своим не верю. Мне стыдно за тебя.
- Я уже не маленькая девочка, - я не могла остановиться. - Я уже почти совершеннолетняя.

- Ты думаешь, секс делает тебе взрослой, что ли? - мама подошла еще ближе, ее уже колотило. - Это не так, каждая дура может заняться сексом, - она натянула на себя кардиган, как бы обняв себя. - Это все те девочки, с которыми ты общаешься. Они на тебя плохо влияют.

- О, мам... - я расплакалась. - Я ведь понимаю себя.
- А я вот хочу понять.
Я вытерла слезы с лица.
- Ты просто не знаешь, какая я на самом деле. Ты застряла в своем времени. И я уже сыта по горло, изображая из себя того, кого ты хочешь видеть.

Мама было раскрыла рот, но ничего не сказала. 
А потом из гостиной были слышны только звуки телевизора, что означало, что мы с мамой официально поссорились.
В конце концов она сказала: 
- Ну, раз уж ты говоришь, что тебе скоро восемнадцать, и если ты уже повзрослела, то, может быть, будешь жить с кем-нибудь другим? - она повернулась, чтобы подняться наверх. - Теперь можешь делать всё, что хочешь.

- Мам, - я разрыдалась. - Ну пойми меня!
- Спокойной ночи, Пандора, - она поднялась по лестнице, не взглянув на меня. - И выключи свет, когда уйдешь, пожалуйста.
Я стояла в холле, уставившись в пол, примерно 10 минут. Я дрожала. Конечно, все эти разговоры о взрослении имеют свои последствия. Мама не хочет, чтобы я оставалась в ее доме такая, какая есть, а я не собираюсь меняться. Так что ничего не оставалось делать, кроме как уходить. Сегодня.

Я на цыпочках поднялась наверх, взяла свою старую спортивную сумку и бросила туда несколько шмоток, зубную щетку и зарядник для телефона. Потом я тихо спустилась вниз и позвонила тете Лиззи из гостиной.
- Конечно, ты можешь остаться у меня, Панда, - сказала она.
- Только на ночь.
- Только предупреди свою маму, где ты.
- Конечно.
Я яростно начеркала маме записку и нарисовала грустную рожу. Это для ее же блага.

                                                                                   Naomi

Четверг. 20 августа. Спальня Эмили

Эмили закинула свою руку мне на грудь, ее губы двигались, шепча что-то непонятное во сне. Я положила свою руку на ее - маленькую, гладкую - и погладила. Это было очень ласково. Я не спала всю ночь. Не просто потому, что мы просыпались каждый час, чтобы прильнуть друг к другу, но потому, что мысли роились в голове. Я была обеспокоена. Я хотела очень многого и сразу, но это казалось невозможным.

Что-то должно было произойти. Я осторожно спустила одну ногу с кровати.
- Наоми, - сказала Эмили сонно. Я повернулась к ней - один глаз был закрыт, другой смотрел на меня.
-Я хочу пить, - сказала я тихо, наклоняясь, чтобы поцеловать ее в лоб. Она сонно улыбнулась и перевернулась на другой бок.

Я дошла до окна, посмотрела на кольцо домов, которые создавали тупик. Аккуратно расправленные шторы, блестящие автомобили около дверей. Чисто и убрано. Я отошла и стала рассматривать подоконник. Куклы Барби десятилетней давности стояли в ряд в одном углу, кольцо с дешевыми стразами висело на пластиковом запястье.

Затем разноцветные лошадки со спутанными волосами, украшенные нейлоновыми ремнями, убранными за уши одной их них. Розовое пушистое сердце лежало на боку - еще один пережиток прошлого Кэти. Кто-то неаккуратно вышил "С Днем Святого Валентина, любимая" в середине. Боже.

Кровать Кэти была украшена игрушками, на ней лежала ночнушка - если можно назвать полосу атласа ночнушкой. Над кроватью - плакат Дэвида Бекхэма в плавках от Армани, стикер-сердечко над его выпяченной промежностью. Комната была вроде какого-то жуткого храма педофила. Это была не комната подростка.

Это был притон для ночевки двенадцатилетних. Хреновых недоразвитых двенадцатилетних. Как Эмили это выдерживает? Эту крошечную постель, пробуждение рядом с Кэти каждое утро? Это душит. Я подумала о своей комнате,которая казалась огромной по сравнению с этой. Мой большой дорогой футон, на который я зарабатывалала все лето, работая в Топшопе по субботам. Мое винтажное одеяло. Лампа. И над кроватью моя новая картина Ротко.

Я спустилась вниз, чтобы попить, и включила чайник. Я хотела сделать нам по чашке чая, чтобы прийти в норму. Пока я ждала, когда вода закипит, волнующие мысли вернулись в мою голову. Я была так рада видеть Эмили вчера, так чертовски круто снова быть с ней рядом.

Так безрассудно прикасаться и исследовать ее тело, все так же ново и захватывающе. Если бы мы могли просто остановить время и остаться в этом лете навсегда. Не двигаться вперед. Это движение меня пугает. 
Я размешивала чай и смотрела, как оса бьется об оконное стекло. Не напугает ли меня будущее еще больше?

Я понесла чай наверх, отворила дверь ногой. Эмили зашевелилась, когда я вошла, посмотрела на чай и приподнялась. Она выглядела свежей и цветущей, она довольно улыбнулась. 
-Эта кровать чертовски нелепая, Эм, - сказала я, поставив кружку на столик, - мои ноги свисали с нее всю ночь.

-Прости, детка, - она сделала глоток. - Я полагаю, мы могли бы пойти в родительскую комнату.
Она посмеялась над моим ужасающимся лицом.
-Но я не думаю, что тебе нравится эта идея.
Я усмехнулась:
-Ты правильно думаешь.
Я легла рядом с ней, поглаживая ее рукой.
-Хотя все было не так уж плохо. Пальцы мерзли, вот и все.

Она радостно улыбнулась. 
- Эти чертова поездка наконец закончилась, - сказала Эмили более бодро. - Я не могла дождаться, чтобы увидеть тебя.
- Взаимно, - ответила я. - Это была пытка.
- Но сейчас она закончилась, - сказала Эмили счастливо,- с этого момента - куда идешь ты, туда иду и я.
Она хлебнула еще чаю.
- И наоборот.

Я подумала о нашем разговоре с Кираном. Поморщилась. Я не хочу думать об этом сейчас, но мысли не покидают меня. Я покачала головой, чувствуя себя запутанной. 
- В мире есть столько всего для нас, - Эмили продолжала. Она поставила пустую кружку на стол. - Для нас, чтобы мы проделали это вместе. Перед универом, работой и ответственностью. 
Она закрыла глаза. 
- Жду не дождусь.

Я беспокойно улыбнулась.
- Однажды это произойдет, -сказала я. - Давай наслаждаться настоящим. 
Я остановилась.
- Мне лучше побыстрее вернуться домой, мама просила меня сходить с ней в магазин и помочь принести несколько растений. 
Как я уже говорила, я чувствую, когда Эмили больно, даже если этого нельзя увидеть. Я посмотрела на нее сверху вниз. Она неуверенно улыбнулась, но снова прижалась ко мне.

- Не уходи пока, детка, - сказала она тихо. - Побудь еще немного со мной.
Я крепко обняла ее и поцеловала в нос.
- Хорошо. Я останусь еще на чуть-чуть.

                                                                          Pandora

Пятница. 21 августа. Дом тети Лиззи, Бристоль

- Панда, дорогая, - сказала тетушка Лиззи, наливая нам по чашке чаю и протягивая мне печеньку. - Ты уверена, что Анджеле нравится то, что теперь ты живешь тут?
Я засунула печеньку в рот целиком. Обычно я люблю убирать у нее верх и сначала съедать джем, но я с недавних пор сама не своя. Я проглотила печеньку.

- Мы с ней сейчас не в ладах, - ответила я. - Надо ее проучить, тетушка Лиззи. 
Она подняла бровь и отхлебнула чаю. 
- Неужели, дорогая? И как же ее надо проучить? 
- Ну, - я посмотрела на печеньки, раздумывая, не взять ли еще одну. - Ей надо понять, что я уже не та маленькая девочка, которой она с легкостью может управлять. 
Я сдалась и схватила еще одну печенюшку.

Тетушка Лиззи выглядела так, как будто ее кто-то незаметно щекотал. 
- Но ты ведь такой для нее и останешься. Её маленькой девочкой. 
Она отклонилась назад, держа кружку и блюдце двумя руками. 
- Для нее это нелегко. 
Я нахмурилась.
- А мне тогда что делать? Я ведь стою на пороге взрослой жизни, - ответила я, с точностью повторив выражение, которое вычитала в одной из книжек по профориентации в школе.

- Она должна уважать меня, мои границы и всё такое.
- Что за границы? - ласково улыбнулась мне тетушка Лиззи. Я ее обожаю. Лучше бы она была моей мамой.
- Чьи границы-то?
- Думаю, мои.
Я закончила поедать вторую печеньку, хотя у меня все еще было желание съесть целый пакет таких же.

Если честно, я не до конца понимала то, о чем говорила, но звучало красиво. 
- Я хочу, чтобы она поняла, что я - женщина, у меня есть права на свою личную жизнь и меня нужно уважать. 
- А разве маму не нужно уважать? - спросила тетушка Лиззи, сузив глаза. - Ты должна ее уважать.
Я посмотрела на нее.
- Что?

- То, дорогая, - спокойно сказала она, - что и твоей маме нужно уважение. За то, что она тебя вырастила, воспитывала тебя, беспокоилась о тебе. 
- Да она просто не хочет, чтобы я куда-нибудь уехала, - сказала я. - Была бы ее воля, я бы бегала за ее юбкой до тех пор, пока мне не стукнет тридцатник. 
Я покачала головой.
- Нет, так не будет.

- Думаю, таким образом ты причиняешь ей боль.
- Это она причиняет мне боль, - упрямо ответила я. - Это мне больно.
- Просто потому, что она не хочет, чтобы вы с Томасом развратничали?
- Ну да. Да. Поэтому. 
- И почему тебя это так волнует?
Меня все это начинало напрягать.
- Я думала, ты на моей стороне?

- Теперь, Панда, - сказала тетушка Лиззи, поставив чашку на стол, - твой ответ дал мне понять, что твоя мама права. Более чем права. 
Я закрыла глаза. Если бы я была Халком, то сейчас была бы уже на второй стадии превращения. Растущее тело разорвало бы одежду. 
Я встала. Как я уже говорила, я люблю тетушку Лиззи и не хочу с ней ссориться.

- Я пойду прогуляюсь, - сказала я ей. - Чай был восхитительный. Спасибо.
Я вышла из гостиной и решила посидеть в саду на своей любимой лавочке. Посмотрела вверх, на небо. Такое голубое. А я такая одинокая. И возбужденная. И в непонятках.
Я позвонила Томасу. У него как раз сейчас должен быть перерыв. Он со мной не разговаривал с тех пор, как я сюда переехала, я ему тоже не звонила.

И только сейчас я поняла, как глупо было уйти из дома.
- Томас, - прошептала я.
- Пандора? - с опаской ответил Томас. - Что случилось?
- Я скучаю по тебе, булочка. 
Я закрыла глаза.
- Я прошу прощения за прошлую ночь, - добавила я. - Я ведь старалась ради нас обоих. Понимаешь?
Он вздохнул.
- Нет, Пандора. Я не понимаю.

- Но мы же хотим, чтобы нас уважали как пару, - ответила я.
- В смысле?
- Нам надо заниматься тем, чем обычно занимаются парочки.
Томас вздохнул еще глубже.
- И что, например? Веселиться? Быть добрыми друг к другу? Целоваться?
Я улыбнулась, по телу прокатилась теплая волна.
- Да. Много-много целоваться. Трогать друг друга и...
- Пандора, - резко прервал меня Томас. - Я на работе.

- Ты же хочешь сделать это со мной, да? - спросила я немного испуганно. - До сих пор хочешь?
- В какой-то момент хотел, - сказала он холодно, - а теперь не очень. Это ведь расстроит твою маму. 
- Тебя больше заботит моя мама, чем я, - сказала я, начиная плакать. - Почему она для тебя так важна?

Садовник тетушки Лиззи, ухаживающий за изгородью чуть дальше, взглянул на меня, услышав мой крик.
- Ладно, - успокоила я себя. Я всё поняла.- Но ты же придешь ко мне? Пожалуйста.
А в ответ тишина.
- Ладно. Сегодня вечером я загляну к тебе. Но просто чтобы поговорить, ясно?
- Ясно! - ответила я. - Приходи после работы, в шесть?

Я уже закончила разговаривать, но все еще держала телефон в руках. Томас уже не сможет мне противостоять, когда увидит меня. Он поймет, что сопротивление бесполезно. Еще одно выражение, которое я вычитала. Говорит само за себя.

                                                                                   Thomas

По дороге к тетушке Лиззи, позже

Я шел к Пандоре с тяжелым сердцем. Используя прекрасную английскую фразу, можно сказать, что Пандора повторяет одно и то же как пластинка, которую заело.
Для меня она красива и чиста. В ней нет недостатков. В моей родной стране такие девушки очень ценятся. Я злился на Кука - это он вдолбил ей в голову идею о том, что для мужчин она просто тело.

Мой недавний разговор с Джей Джеем прояснил для меня кое-что. Не то чтобы я доволен произошедшим между ней и Куком. Но есть такая поговорка: чего только в жизни не случится.
Хотя, если честно, отчасти я против того, чтобы мы с Пандой занялись любовью из-за того, что Кук уже успел побывать в ней до меня.

Прибавьте к этому помешательство Панды на этом и поймете, почему я так настроен. Я бы хотел поговорить с ней нормально, без всяких упоминаний о сексе. Я бы хотел, чтобы Панда поняла, что она творит. Но я всё больше начинаю сомневаться, что когда-нибудь это случится.
Я пришел как раз чуть позже шести. Тетушка Лиззи была очень рада меня видеть и тепло и крепко обняла меня.

Она с осторожностью посмотрела на Панду, которая прыгала с ноги на ногу позади нее. 
- Я оставлю вас наедине, - сказала она ей. - Но буду тут, поблизости. 
Она мне подмигнула.
У меня даже не было времени, чтобы снять плащ - Пандора подбежала ко мне и обняла. Она положила руки мне на спину, затем начала ее поглаживать.

Мне очень хотелось ответить ей тем же, было так хорошо снова чувствовать её близость, но я устоял. Я легонько оттолкнул ее от себя.
- Давай присядем, - сказал я, указывая на диван. - Давай.
Она примостилась рядом со мной, и я приобнял ее одной рукой.
- Я так рада тебя видеть, - прошептала она мне куда-то в район груди. - Я только о тебе и думала.
- Я тоже, - ответил я, поглаживая ее руку. - Для меня это так сложно.

Она привстала.
- Эта глупая корова. Вечно мешает нам осуществить желаемое.
Она ударила диванную подушку.
- Мама ведет себя как ребенок.
У меня даже челюсть отпала от удивления. 
- Твоя мама ведет себя как ребенок?
- Ну да. Знаешь, это как-то не по-взрослому - хотеть, чтобы твоя дочь навсегда оставалась ребенком.
Я рассмеялся, хотя веселого было мало.
- Боже, Пандора. Ты ничего не понимаешь.
Она удивленно взглянула на меня.

- Да это ты ведешь себя как ребенок, - тихо сказал я. - Так отчаянно хочешь секса. 
Я легонько потер свои бедра руками, но остановился сразу, как только заметил, что она голодными глазами смотрит на мои телодвижения.
- Мы же выше всего этого. Ну, это я так думал. Теперь я уже не уверен.
- Да что за хуйня с тобой происходит? - спросила она. 
Она встала и начала мерить щагами гостиную.

- Парни всегда хотят секса. Это нормально.
- Некоторые парни, - холодно ответил я. - Но не я. И не сейчас.
Она посмотрела на меня.
- Что значит твое "не сейчас"?
- Не с такой девушкой, которая ценит секс превыше всего, - я встал и пошел к вешалке, чтобы забрать своё пальто. 
- Я был об этой девушке лучшего мнения.
- Томас, нет, - сказала Пандора. - Пожалуйста, не уходи.

Она начала плакать, но я уже открыл входную дверь.
- До свидания, - крикнул я тетушке Лиззи, которая подслушивала в коридоре. - Был рад вас видеть.
- Пока, Панда, - сказал я перед тем, как закрыть дверь. - Береги себя.

                                                                               Pandora

В постели, еще позже

Не могла я есть этот пирог с рыбой. Вообще-то, это мой любимый. 
Я легла в кровать в девять часов, прихватив с собой Эдгара, мою плюшевую панду, и лежала, глядя на луну через брешь между шторами. В десять часов я включила свет и решила послушать Girls Aloud на своём айподе. В половину одиннадцатого я взяла телефон и начала просматривать фотографии Томаса.

Я вспоминала, как мы веселились и беселись на Брэндон Хилл. Обнимались, целовались. Он всегда выслушивал мои бредни, и при этом я не чувствовала себя идиоткой, как это обычно бывает у меня с другими людьми. 
В одиннадцать часов я отправила смску Эффи. В ответ она отправила "Не будь дурой". 
Я подумала о том, как Томас изменил мою жизнь. Мне не хочется возвращаться к старому образу жизни. Я подумала о маме, о ее лице, на котором отражались горе и боль.

Тетушка Лиззи была права. Я - та еще глупышка. 
В половину двенадцатого я глубоко вдохнула и набрала его номер. После множества длинных гудков он наконец ответил. Я услышала звук телевизора на заднем плане. 
- Алло?
- Я была дурой, Томмо, - прошептала я в трубку. - Вела себя как ребенок.
Томас не отвечал. Я решила продолжить. Терять-то уже было нечего.

- Тетушка Лиззи сегодня говорила об уважении. Она сказала, что я не уважаю свою маму.
Я проглотила слюну.
- Но и тебя я тоже не уважаю. Да ведь? Не уважаю твои желания?
Я закрыла глаза.
- Это так, - наконец сказал Томас. - Но, Панда, больше всего ты не уважаешь саму себя.
Он помолчал.
- Ты ведь мне не веришь, не веришь тому, что я люблю тебя и без секса. Ты не веришь тому, что в тебе есть что-то еще.

Я подумала о Куке.
- Может быть, - ответила я.
- Но в тебе это есть. Я так считаю. У меня есть тысяча причин, чтобы любить тебя.
- Томас, - я начала плакать. - Я возвращаюсь домой к маме. Я собираюсь перед ней извиниться. 
- Подожди, - сказал Томас и повесил трубку. 
В полночь я лежала на кровати, усеянной мокрыми от моих слез салфетками, когда вдруг раздался стук в дверь. 
- Спокойной ночи, тетушка Лиззи, - сказала я, потому что не хотела, чтобы она входила.

Но тут дверь открылась, и появился Томас. Он подошел к кровати и смахнул все мокрые салфетки на пол.
- Могу я прилечь с тобой, Пандора? - спросил он, снимая обувь. Потом футболку и, наконец, джинсы. Я кивнула и отодвинулась, чтобы освободить место. Он лег и крепко меня обнял, потом поцеловал в шею. Я погладила его спину.

А потом я почувствовала, как его руки нежно снимают с меня футболку. Он начал целовать мой живот. 
У меня аж дыхание сперло, когда он начал ласкать мою грудь. 
- Пожалуйста, Панда, можешь снять свою пижаму? - спросил он мягко. - Для меня.

                                                                                           Effy

Суббота. 22 августа. Квартира Флоренс

- Это ты, Антея?
- Нет, Флоренс, - осторожно сказала я. - Это я, Эффи.
Я была одета в больничный халат для гостей.
- Эффи! Как мило. Входи, входи. Дверь открыта.
Я открыла дверь. Флоренс лежала на огромной кровати лицом ко мне. Занавески были задернуты, комната освещалась лишь тусклой прикроватной лампой. Флоренс попыталась было приподняться на кровати.

- Не двигайся, - сказала я, с беспокойством глядя на ее лицо. Одна его сторона немного опустилась вниз, уголок рта также был опущен. Она вдруг прикрыла рукой именно эту сторону лица как будто пряча ее. Мне стало страшно. Так же страшно мне было тогда, когда я навещала папину маму, свою бабушку, в больнице. Только тогда мне было лет восемь. Флоренс выглядела такой усталой и слабой.

- Не пугайся, малышка, - сказала она, немного поправив свою ночнушку. - Этот чертов приступ резко меня состарил. 
Она с заметным усилием рассмеялась. Я подошла ближе и присела на край кровати. Флоренс смотрела на меня своим обычным пристальным взглядом.
- Так, - промолвила она. - Как твои дела? Антея сказала, что у тебя гостья. Мне жаль, что нам с ней не пришлось повидаться. Вы как следует повеселились?

Сначала я даже не смогла ответить. Боже. Меня захлестнуло чувство одиночества. И вины. Я была виновата в том, что так по-свински вела себя с Кэти. Виновата в том, что сижу здесь, здоровая, с больной старой женщиной, которая, в отличие от меня, совсем не злобится. 
Я чувствовала себя униженной. Униженная. Это что-то новое в моем словарном запасе, если он у меня вообще есть.
- Ага, - выдавила я из себя наконец. - Ниче так.

Флоренс вопросительно на меня посмотрела.
- А как дела с остальным? - спросила она. - Когда ты в последний раз видела Альдо?
Я была так рада, что в комнате горела только лампа, потому что я чувствовала, как мгновенно покраснело мое лицо.
- Недавно, - осторожно ответила я. - На его вечеринке.
- Он хороший человек, - сказала она задумчиво. - И он, и твоя мама. Они так обо мне заботились последние несколько дней.

- Неужели? 
У меня все сжалось в животе. 
- Он много времени с тобой проводил?
- Да они оба, - ответила она. - Они были тут вместе, не разлей вода.
Она наклонилась вперед. 
- А твоя мама знает, как всеми управлять, ага? Заставила его чистить ванну вчера. 
Она села обратно и восстановила свое дыхание. 
- Думаю, он к такому не привык. Его бывшая жена была слабовольной.

- В смысле? - спросила я, хотя была не уверена, хочу ли я вообще про это знать.
- Ну... она была такой пассивной. Даже можно сказать покорной. И поэтому случившееся после и было такой неожиданностью.
- А что случилось?
- Она заявила ему, что влюблена в другого.
Флоренс покачала головой. 
- Он был опустошен. 
- Бедный Альдо, - сказала я. Хотя я не совсем так думала.

- Да, бедняжка, - сказала она. - Но... ты ведь никогда не знаешь, что случится?
Она мне подмигнула. 
- Нет, - улыбнулась я, поняв ее намек. - Не знаешь.
Внутри меня росла надежда.
- Любовь нечаянно нагрянет, - продолжала она, - когда ее совсем не ждешь.
Она вздохнула.

- Конечно, у меня уже все позади. Очень жаль. Я должна быть счастлива тем, что вообще живу. 
- Ну не знаю, Фло, - я хитро посмотрела на нее и слегка толкнула ее ногу. - Думаю, ты еще на многое способна.
- Ах ты негодница! - Флоренс игриво улыбнулась мне. - Должна признать, я была бы не против еще немного поплясать, Эффи. Небольшой вальсик, например.
Она помолчала.
- Ну ты меня поняла, да?

- Хорошая идея, да, - сказала я, смеясь и в то же время гадая, как она так быстро сумела заставить мою грусть полностью исчезнуть. 
Внутри меня все просто ликовало, блять. Ушло разочарование и то гребаное чувство, когда сам себе кажешься загнанным зверьком. Теперь всё было по-другому. 
У Флоренс вдруг начали слипаться глаза.
- О, я так устала, - пробормотала она. - Любовь повсюду. Я от нее устаю.

Я встала с кровати.
- Я пойду, а ты спи, Фло, - сказала я. - Я завтра приду снова.
- Эффи, - вдруг сказала она, хватая меня за руку. - Такое случается, ты же знаешь.
- Что случается?
- Любовь, потери, - сказала она сквозь уже наступающий сон. - Нужно просто это все принять. 
Она улыбнулась, отпустила мою руку и помахала своей в воздухе. 
- Принять и все такое.
Я кивнула.
- Кажется, я тебя поняла.

Я оставила сонную Флоренс и домой направилась чуть ли не вприпрыжку. Мама готовила что-то на кухне, напевая себе под нос. "Улыбайся и терпи, - сказала я себе. - Ты должна быть великодушной".
- Привет, - сказала она. - Как дела у Флоренс?
- Прекрасно, - ответила я, садясь на стул. - Она мне нравится.
- Она хитрая старая птичка, - сказала мама. В кои-то веки она не выглядела страшной. Или это все из-за тепла из духовки?

Что бы это ни было, выглядела она счастливой. Мы тут все, блять, счастливые.
- Да, думаю, она мудрая. 
Я взяла в руку тертый пармезан и засунула его в рот. Только тогда я заметила, что стол накрыт для троих.
- Кто-то придет к нам обедать? - спросила я, заранее зная ответ. 
Мама попробовала пасту вилкой. 
- Альфредо, - беспечно ответила она.

- Бедный парень. Он в последнее время так старается ради Флоренс. Он зачах бы, если бы я его не кормила.
"Лучше бы ты покормила его, а затем проваливала и оставила нас в покое", - подумала я. 
- Я сама могла бы приготовить что-нибудь, - сказала я, теперь мне уже не было так весело.
- Очень мило, - сказала она рассеяно, - Но это будет быстрее... и аккуратнее... если это сделаю я.
- Ну, я принесу немного вина, - сказала я.

- Не нужно, - она вылила пасту в тарелку, - все уже сделано. Ты просто сиди и отдыхай. 
Ага, как бессильный ребенок. 
- Ты тут у нас хозяйка бля, да? - спросила я слишком резко. Но она не заметила. Была слишком занята смешиванием ее гребаного соуса с ее гребаными макаронами.

Я налила себе немного вина и выпила половину бокала до того, как он постучался в мою дверь. 
- Привет, - сказал он, целуя меня в обе щеки, когда я открыла дверь. - Рад, что ты пришла, поешь с нами.

- Я тоже рада.
Я прислонилась к двери, загораживая ему путь.
- Я купил отличное вино, - он поднял бутылку и придвинулся ближе.
- Я думаю, мы заслуживаем того, чтобы опьянеть от хорошего вина, - сказал он, - не так ли?
- Да, - ответила я. 
Волнение нарастало. Я хотела зацеловать его до смерти.
- Определенно.
- Это за нас, - сказала мама позже, чокаясь со мной и Альдо. - За новое начало.
Она посмотрела на нас с Альдо.
- Для всех нас.

- Безусловно - сказал Альдо, смотря на меня. - Для всех нас.
Я залпом допила вино, чувствуя эйфорию. Я едва могла поверить в это, но я позволила себе влюбиться и была вознаграждена.
- Я собираюсь пойти покурить - сказала я. - Ладно?
Мы закончили есть. Мама засуетилась, чтобы сделать кофе, в то время как Альдо неуверенно предложил помыть посуду.

- Ты все утро чинил раковину у Флоренс, - ответила он. - Сядь уже, блин, ладно?
- Хорошо, сеньора, - серьезно сказал Альдо. Он мне подмигнул. Конечно, это отнюдь не то, чего я хотела - не маленький уютный семейный обед, но хотя бы кое-что.

Я бросила на него взгляд через свои ресницы. Потом скрутила себе косяк и подкурила от одной из маминых старомодных свечей. Затянулась, сбросила пепел.
- Даже голова кружится.

- Да - сказала мама, наливая кофе в маленькие кружки. - Эффи в курении хороша.
- В то время как ты, блять, Белоснежка, - сказала я, затягиваясь снова. - Милая, заботливая мамочка.
Мама взглянула на меня, сузив глаза.
- Ты убиваешь клетки своего мозга, - сказала она, показав на косяк в моей руке. - Однажды ты проснешься чертовым овощем.

- Типа картошкой, что ли? - по-детски спросила я. - Или брюссельской капустой?
Мама закатила глаза. 
- Некоторые люди скуриваются очень быстро, - сказала она. - Может быть, ты одна из них.
- Ну сейчас-то с Эффи все хорошо, - сказал Альдо. - Прекрасна как никогда.

Я чувствовала, как моя голова качается из стороны в сторону.
- Хорошо, - сказала я. - Только красоты недостаточно.
Я ему улыбнулась. Мне казалось, что он от меня куда-то удаляется.

Я посмотрела на косяк и помахала им в его сторону.
- Так ведь?
Я заметила, как по его лицу пробежала тень неудобства. Он забрал у меня косяк и потушил его. 
- С тобой все нормально? - спросил он тихим голосом. Я слышала, как и мама что-то говорила, но не могла разобрать ни слова. Я отклонилась назад в своем кресле.

- Мне надо в дамскую комнату - сказала я, вставая.
Я попыталась выйти. Блять, вино или травка подействовали слишком сильно. Я попыталась идти спокойно, но врезалась в кресло Альдо.
- Стой - сказал он, его рука была на моей талии. Я стояла неподвижно, наслаждаясь тем, как его длинные пальцы движутся по моему бедру.
- Не проводишь меня до туалета? - сказала я, положив свою руку на его. - Думаю, я немного перепила.

- Отведи ее, - раздраженно сказала мама. - А то еще разобьет свою голову о раковину.
- Если хочешь, можешь зайти со мной, - прошептала я неуверенно, как только мы подошли к ванной. - Поможешь мне снять штанишки.
Альдо засмеялся коротко и нервно. Я облокотилась на дверь и притянула его руку к себе.
- Ну давай, - сказала я. - Не говори мне, что не думал об этом.

Он опустил свою руку, чтобы взять мою. 
- Ты милая, но очень запутавшаяся девочка, - спокойно сказал он.
- Я не запутавшаяся, - сказала я. - Я точно знаю, что происходит.
- Эффи, - он сильнее сжал мою руку. - Пожалуйста, не делай этого.
- Ладно, - кивнула я - Я буду хорошей девочкой, обещаю. Для тебя. 
Он отпустил руку и провел ей по своим волосам.
- Пора спать, - сказал он - Я очень устал, увидимся завтра. Хорошо?

- Ага, - сказала я, глядя на то, как он шел на кухню через коридор. - До завтра.
Когда я вышла из душа, я слышала только то, как мама гремела сковородками на кухне. 
- Спокойной ночи, мам, - сказала я. - Я иду спать. 
После паузы мамин голос тихо произнес. 
- Спокойной ночи, Эффи, - ответила она. - Сладких снов.

Воскресенье, 23 Августа. Виа Сан Анджело, утро

- О Господи, il mio amore, mio amore.
Моя рука застыла над дверной ручкой ее спальни, мгновенно превратившись в холодный камень из-за охватившего меня ужаса, как только я услышала его голос и поняла, что происходит. Его голос. Их вздохи. Я проснулась рано и, увидев свет из-под ее двери по пути в ванную, остановилась посмотреть, в порядке ли она.

Я быстрее вернулась в свою комнату. Главное, что они не знают, что я была там, и это самая важная вещь во всем мире. Я присела на край моей кровати, от шока затаив дыхание и широко раскрыв глаза. Я, блять, должна была предвидеть это. Какого еще хрена можно было ожидать от нее? Коварная сука. Хватает все, что она захочет. Пусть даже кого-то придется поиметь в процессе.

Унижение и горе охватили меня черным плащом. Я обхватила рот обеими руками и беззвучно зарыдала, прикладывая огромное усилие, чтобы не производить шума, пока мое горло судорожно сжималось от подступивших слез. В конце концов, я заползла обратно в постель. Всё еще было раннее утро. Некоторое время я просто лежала, слушая тягучие увлеченные стоны, производимые этими трахающимися двумя. Должно быть, я действительно извращенка, потому что я даже в каком-то смысле возбудилась.

Не из-за нее, а из-за него, из-за звуков, которые он издавал, трахая ее. Но всё-таки мне было противно. Это неправда. Это просто не может быть правдой.
Я проснулась позже, обнаружив, что дверь в мою комнату открыта настежь. Кто-то подметал мраморную плитку в коридоре. Она. 
Она остановилась около моей комнаты. Я натянула на себя простынку и закрыла глаза так, чтобы ее не видеть. Лживая сука.
- Эффи? Ты проснулась?

Я сжала кулаки под покрывалом и мысленно велела ей уебывать, но она зашла в мою комнату и села на кровать.
- Эффи, милая, пора вставать. У меня для тебя плохие новости. О Флоренс.
Я закрыла глаза, но до сих пор не могла заставить себя взглянуть на нее. Мама погладила меня по плечу.
- Она умерла. Альфредо пошел ее навестить сегодня утром и нашел ее.
У нее сорвался голос.
- Она умерла во сне.

Я молчала. Пялилась в стену. 
- Эффи, ты меня слышишь?
- Ага, - сказала я без всяких эмоций в голосе. 
Мама задержала свою руку на моем плече на несколько секунд, но затем убрала ее. Боковым зрением я видела, как она наклонила голову. Значит, она знает. Она знает, что я знаю.
- Милая, я...
- Уходи.
- Но...

Я отвернулась к стене, все тело было напряжено.
- Блять, просто уйди и оставь меня одну, - сказала я монотонно. - Мне нечего тебе сказать. Ни сейчас, ни когда-либо потом.
Я почувствовала, как мама встала с кровати. Слышала, как она ушла, закрыв за собой дверь. И тогда я расплакалась. Из-за Альдо. Из-за Флоренс. Но по большому счету - из-за себя самой.

Я снова заснула, а когда проснулась, то в квартире никого не было. Ну и хорошо.
Я оделась. Натянула свои самые короткие джинсовые шорты. И ботинки. Намочила волосы и уложила их так, что выглядела просто дико. Дикарка. 
Надо познакомиться с каким-нибудь итальянским мальчиком. Моего возраста. И не думать о проблемах.

Я уже искала ключи, когда услышала, как открывается входная дверь. Блять, я хотела уже уйти к тому времени, как она вернется. 
- Эффи? С тобой все нормально?
Это был он. На нем был полотняный костюм, темно-синяя футболка. Коричневая сумка в руках. Он выглядел измотанным. 
Он прошел на кухню и начал разбирать сумку. Хлеб, банка оливок, сыр, ветчина в жиронепроницаемой упаковке. Бутылка вина.

Он опустошил сумку и оставил ее в корзине для фруктов. Перевел глаза на мои шорты. 
Я нашла свои ключи за раковиной.
- Я ухожу, - тихо сказала я ему. - Можете наконец нормально пообедать с мамой.
- Антея внизу в квартире Флоренс, - сказал он растерянно. И разочарованно. - Я-то надеялся, что мы все вместе пообедаем.
Он помолчал, прочистил горло.

- Мы могли бы поговорить. У меня есть довольно неплохое вино, - он грустно улыбнулся. - Ну, пожалуйста.
Я колебалась, потому что, несмотря на все, я хотела. Я все еще хотела его. Хотела повторить те жалкие доли секунды, во время которых я чувствовала разряд электричества, когда его пальцы касались моих, когда он передавал мне попить. Но чувство разочарования было огромным.
- Прости, надо было раньше сказать, - произнесла я. - У меня планы.

- Планы? - сказал он, расплываясь в улыбке. 
Извини, не могу пожалеть тебя. Не сейчас.
- Ага, - я беспокойно теребила ключи. - Планы.
- Конечно, - сказал он. - Еда будет здесь, когда вернешься.
- Отлично, - я развернулась и вышла из дома, бесшумно закрыв дверь.
Я на секунду остановилась на лестничной клетке, слушая звуки, доходящие из квартиры Флоренс. Мамин голос. Двигалась мебель. Я чувствовала себя опустошенной и уставшей.

Отрешенная, я вышла в коридор и пошла дальше, в конечном счете оказавшись в Санта Марии. Церковь Альдо. Мне все равно, я нуждалась в покое и тишине... Я пролезла в деревянную будку, желая отгородиться от всего. Голос говорил мне на ухо, разрывался в голове. Я была на исповеди. Я могла разглядеть священника, склонившего голову, сквозь сетку. Прямо как в кино. 
- Простите, - прошептала я. - Я не говорю по-итальянски.

Я увидела, как священник кивнул. 
- Все в порядке, - сказал он. - Оставайтесь. Господь услышит. 
Его доброта подействовала как сигнал к моему несчастью, я разрыдалась. 
- Я не хочу говорить, - выговорила я. - Можно я все равно останусь? 
Священник снова кивнул. И мы так и сидели, я и священник. Тишина - с его стороны, совсем не тихий плач - с моей. Я едва могла дышать, осознавая масштаб этой...катастрофы. Это, блять, ужасная, ужасная катастрофа.

Альдо любит мою маму. Он не любит меня. Он любит мою маму. Мою маму. И милая, добрая, понимающая Флоренс мертва, и я больше никогда не смогу поговорить с ней снова. Я поняла, что в действительности она имела в виду, когда я говорила с ней, бля, всего-то пару часов назад. О боже, и Фредди. Я не могла позволить себе думать о нем, и сейчас он тоже не хочет меня. У меня даже дыхание сбилось.

Я совершенно одна. Священник снова заговорил, спросил, может ли он чем-нибудь мне помочь. Я молча открыла дверь кабинки и вышла. Я нашла пустую часовню и внезапно почувствовала себя совершенно опустошённой. Такое чувство, словно я под водой. Двигаться невозможно. Я подтянула колени к груди и легла на скамью. Просто лежать и не двигаться.

Через двадцать минут мне стало неудобно, и я ушла. Я шла домой, не зная, что дальше делать. Горе превращалось в гнев, разрастаясь все больше с каждым моим шагом. Я пошла быстрее, а потом, сорвавшись, побежала. Я продолжала бежать даже в нашем доме, тяжело дыша и рыча, как чертовски злое животное.

Когда я ворвалась через открытую дверь, я нашла маму и Альдо сидящими за кухонным столом, попивающими вино, будто ничего не случилось. Я не остановилась. Я опустошила стол одним неистовым движением руки, посмотрев как стаканы и бутылка разбиваются о пол, красное вино брызгает на шкафчики и мамину футболку.

Я ткнула в нее пальцем.
- Грязная сука, - истерично рассмеялась я. - Грязная шлюха.
- Эффи, - испуганно сказала она, бросив взгляд на Альдо.
Она встала, прошла вокруг стола, стекло хрустело под ее шлепанцами.
- Эффи, дорогая. Пожалуйста... 
- Не смей, блять, подходить ко мне ближе, - предупредила я ее, дрожа. Я пнула стакан, он разлетелся дальше по кухне. Я посмотрела на нее: робкий взор, покрасневшие щеки, губы, которые целовал он всю ночь.

Звук, похожий на пожарную сирену, казалось, никогда не утихнет в моей голове. Этот шум подгонял меня, разгонял кровь по венам.
- Вы мне пиздец как отвратительны. Вы оба! 
А потом я просто орала. Даже не слова, просто орала. Кажется, я упала на колени, потому что мама пыталась меня поднять.
- Оставь меня, я просто хочу умереть, - простонала я, глядя на свои порезанные и окровавленные колени.

Она попятилась, и Альдо решил взять всё на себя. Я повернулась к нему и долго била его кулаками по плечам, орала до тех пор, пока он меня не отпустил. Я легла на пол. У меня больше ничего не осталось.

 Week Four. Cook.

Понедельник, 24 августа. Бар "Грейпс энд Фэйвор".

- Какого черта мы здесь делаем? - спросил Фредди, осматривая место. 
- А что не так? - я устроился на высоком стуле. - Тут чисто, тут неплохо пахнет...
Я обернулся и увидел за собой доску с написанным на ней меню. 
- И они хорошо готовят лосося с лаймом и пюре из кориандра, Фред. Что тут может не нравиться?

Он вздохнул. 
- Это для девочек.
Я улыбнулся. 
- Определенно, - сказал я. - И еще ночной клуб открывается через два часа. Пару бокалов пива, несколько фирменных взглядов Куки - и Камилла с Генриеттой Пош уже будут в наших руках. 
- Не думаю, что дамы купятся на твои дикарские штучки, - с ухмылкой сказал Фредди.

Он тщательно изучил парочку девочек в прямых узких юбках и блузках. 
- Они немного взрослые для нас.
- А мне нравятся женщины постарше, дружище, - сказал я, потирая руки. - Я всегда мечтал о маме Эффи... ну, ты знаешь... в постели.
- Да ты больной ублюдок, - сказал он, ища деньги в кармане. - Но пока мы тут, мы могли бы заправиться.
Он достал 2 шестипенсовика. 
- Как обычно?

- Отличненько, - ответил я, хлопая его по плечу. - И захвати там оливок, раз уж ты туда идешь, с ними вкуснее.
Я сжал губы и послал ему воздушный поцелуй. Фредди закатил глаза и поплелся к бару. Я повернулся и увидел Джея, который как псих раскачивался на своем стуле.
- Ты что за хуйню творишь, Джей Джей?

- Пытаюсь пододвинуть свой стул к столу, а на что это еще похоже? - сказал он. - Это непросто, когда твои ноги не достают до пола.
- Ничьи ноги, блять, не достают до этого пола, чувак, - сказал я. - Предполагается, что ты поставишь ноги на подставку.
- Точно. Да. Я понял, - Джей Джей поставил свои ноги и осмотрелся вокруг.

- Почему тут все в костюмах? - спросил он сразу, как только Фредди вернулся с нашим пивом в руках. А оливок-то Фред не принес. Вот мудила.
- Мы такими же будем через пару лет, - ответил Фредди, ставя кружки на стол. Перед Джей Джеем он поставил газировку с лаймом и похлопал его по плечу.
- Будем задницы рвать из-за какой-нибудь ебаной ипотеки.

- Говори за себя, - сказал я. - Никогда не одену ебаный костюм. 
- Кроме тех случаев, когда ты будешь в суде, конечно, - самодовольно улыбнулся Фредди в бутылку. - И когда тебе придется столкнуться с этим - лишь вопрос времени.
Я проигнорировал его и осмотрел место, где мы были. Блестящие волосы и блузки были везде, все потягивают ебаное белое вино.

- А вот там ничего так чики с белым вином, ага? 
Я наклонился к столику рядом с нами. Их было трое. Прекрасно.
- Привет, девушки, как жизнь?
Одна из них, с темными волосами и просвечивающими через блузку сосками, оглядела меня с ног до головы.
- Хорошо, спасибо, - ответила она со скучающим видом и повернулась обратно к своим подружкам. Крепкий орешек.
- Ты возбуждена или тебе просто холодно? - спросил я, кивая на ее соски.

Ей это не очень-то понравилось. Она посмотрела на меня как на говно. Я пожал плечами.
- Что? - сказал я, повернувшись лицом к Фреду. Он покачал головой.
- Невероятно.
- Я знаю. Никакого, блять, чувства юмора.
- Я не про это говорю.
- Ой, заткнись. Давайте, парни, - сказал я, выпячивая грудь. - Будьте мужиками, ебаный в рот.

Фредди допил свой стакан и пожал плечами, а Джей Джей делал свои говняные оригами из меню напитков.
- Думаю, тебе надо от них отстать, - сказал Джей Джей. - У этих трех явно иммунитет на твои волшебные чары.
Он склонил голову над своей бумажкой, возясь с ней так, как будто от нее зависела вся его маленькая жалкая жизнь.
- Да после пары напитков они будут умолять меня их оттрахать, - сказал я, начиная злиться.

Я отобрал у него этого ебаного бумажного лебедя и бросил его на пол. Он посмотрел на меня своим жалобным взглядом и начал делать нового.
- Ой, как классно.
Две чикули примерно нашего возраста остановились около Джей Джея, чтобы посмотреть на его работу. Он им улыбнулся, но ничего не сказал, идиот ебнутый. 
- Да, Джей Джей у нас пальчиками хорошо работает, - сказал я, подмигивая той из них, что поменьше и помилее.

Она меня проигнорировала.
- А еще что ты умеешь делать? - спросила она Джей Джея.
- Еще парочку штук, - ответил Джей. - Я еще только учусь... Могу сделать лягушку.
Та, что повыше, с губешками ну просто созданными для того, чтобы сосать мой член, захлопала в ладоши.
- Люблю лягушек!
- Я для тебя ее сделаю, - сказал Джей. - Конечно, если ты хочешь.
Она ему улыбнулась.
- Спасибо, очень хочу.

Фредди и я переглянулись. Что за хуйня?
- Мы потом пойдем в новый ночной клуб, - сказал я той, что поменьше. - Хочешь с нами?
Я вопросительно приподнял брови.
- Нет, спасибо, - ответила она, даже на меня не взглянув. Слишком, блять, занята творчеством Джей Джея. Он закончил и теперь держал в руках свое творение.
- Если считать с любой вершины, количество выпуклостей и вмятостей всегда будет различаться на две в любом направлении, - сказал он, улыбаясь девушкам.

- Математическое оригами, - он передал лягушку той, что повыше. - Ну или можно ничего не считать, а просто наслаждаться процессом.

Я схватил свою бутылку, сделал глоток и громко рыгнул. Высокая девушка с отвращением на лице сморщила нос.
- Вот свинья, - пробормотала она своей подруге.
- Надо тебе поднабраться манер, Кук, - сказал Фредди, его губы так и норовили расплыться в улыбке. - Даже неандертальцы не вели себя так ужасно, как ты.

                                                                                  Freddie

После получаса общения с Куком, строящего из себя придурка, и наблюдения за Джей Джеем, существующего в какой-то параллельной реальности, где оригами - это сексуально, мой разум начал блуждать. 
Не стоило мне ссориться с лучшим другом из-за девушки. Я все еще хотел дать ему по роже каждый раз когда думал о нем с ней, но, блять, она была той еще кидалой. Она кинула и его.

Я обводил пальцем горлышко моей бутылки, стараясь не думать о колледже. Я не сказал Куку о сообщении, которое отправил Эффи. В котором говорил ей не возвращаться. Я пожалел о том, что сделал, в тот же момент, когда, блять, отправил его. Мысль о том, что я больше ее не увижу была просто... дерьмовой. Мне её не хватало. Но если она вернется, вся эта херня начнется заново.

Хуй знает, о чем она думает... и что делает последние несколько недель. 
Я тряхнул головой и осушил мою гребаную бутылку пива за три пятьдесят.
- Что с тобой? - спросил Кук, возращаясь от бара и видя моё лицо.
- Ничего.
Он хлопнул меня по спине.
- Тогда улыбнись нам.

- А ты-то чего такой счастливый? - спросил я его, кивая на Джей Джея, который до сих пор мило болтал со своим девичьим фан-клубом. - Даже у него получается лучше, чем у тебя.
- Забей, друг. Тебе следовало бы уже запомнить, что малыша куки не расстраивают отказы.
Я косо на него посмотрел.
- Пиздец.

Кук попытался улыбнуться, хотя глаза у него были совсем не веселые.
- Серьезно, - сказал он. - Я больше по этому поводу не парюсь. У нее был шанс, а она его проебала.
Он взял свою бутылку и чокнулся с моей.
- И тебя она тоже проебала.
- А как насчет следующей недели? - спросил я. - Она уже приедет. Наверное.
- Думаешь? - спросил Кук. - Мне кажется, она надолго съебалась.

Я закрыл лицо рукой. Боже. Что за пиздец.
- Да, скорее всего, ты прав, - сказал я. Кук прикончил свой стакан.
- Ей похуй на нас обоих, это уж точно. Все херня типа "Не звоните мне, я в Венецию".
Я взглянул на него, напряженного, глаза рыскают по комнате, он готов наброситься на следующую же более или менее красивую девушку, которая зайдет в бар.

Вдруг мне захотелось крепко его обнять. Естественно, я так не сделал, это было бы слишком уж по-гейски. 
- Ага, - сказал я. - Забудем ее.
- Вот это я понимаю, друг, - сказал он, похлопывая меня по спине. - Ну что, выйдем покурить?

                                   JJ

- Меня зовут Софи, - сказала маленькая блондинка. - А это Имоджен. 
Я покраснел, совершенно пораженный таким введением. Я заставил себя не дрожать. 
- Джей Джей, - сказал я. Мои руки неуклюже торчали, и я не знал, куда их деть. - Ну, Джеремайя вообще-то, но друзья зовут меня Джей Джей. Это мои инициалы от моих христианских имени и фамилии.

Я остановился, видя их широко открытые глаза с тем же удивленным выражением, к которому я давно привык.
- Но это э ... скучно, - сказал я. - Вам не надо это знать.
Я стыдливо рассмеялся и, занервничав, сложил из клочка бумаги лягушку. Невероятно, но Софи дружелюбно улыбнулась мне.

- Это твои друзья? - спросила она, указывая на Кука и Фреддса, которые как раз выходили покурить. 
- Да. Они мои лучшие друзья.
- Серьёзно? - спросила Имоджен. - Ты не находишь их несколько невоспитанными?
Честным ответом на это несомненно было "да". Но времени на честность не было.
- Они нормальные, - ответил я. - Просто без царя в голове.

- Полагаю, это подходящее описание, - сказала Софи, морща свой хорошенький носик. - Но тот светлый, он же хуевый друг.
- Не друг, а Кук. Его зовут Кук.
- Понятно, - Софи взглянула на Имоджен.
- Глупая шутка, - пробормотал я. - Очень глупая...
- Но ты милый, - она посмотрела на меня так, что моя бумажная лягушка полетела на пол. Она подняла её и с улыбкой вернула мне.

- Спасибо, - пробормотал я. - Очень мило с твоей стороны.
Они рассмеялись, и, внезапно, Софи, подавшись вперед, обняла меня. Я отчаянно боролся со своим привычным желанием оттолкнуть того, кто касается меня без предупреждения.
- Тебе надо подумать о том, чтобы завести новых друзей, - прошептала она в моё покрасневшее ухо. - Я серьёзно.

Кук и Фредди шли к нам, весело подталкивая друг друга. Я вжался в свое сиденье.
- Нам пора идти, - сказала Софи, взглянув с отвращением на Кука. - Но помни, что я сказала.
Она подмигнула мне. 
- Хорошо, - ответил я. У меня было такое чувство, словно прямо сейчас из ниоткуда выскочат операторы и объявят, что все это - всего лишь розыгрыш.

Меня, наверное, можно показывать в шоу Джонатана Росса. Лучше покончить с этим прямо сейчас.
- Буду помнить. Приятно было познакомиться, Софи. Пока. 
Кук и Фреддс смотрели на уходящих девушек.
- Неплохая задница у той, что помельче, - грубо оценил Кук. - Жаль, что она фригидна.

Фредди тихо над головой Кука прошептал: "Завидует!" Я нервно улыбнулся. 
Я продолжал практиковаться в оригами, когда эти двое шутили, подстёбывали друг друга и посылали друг друга нахуй. А я думал о своем лете.
Конечно, свидание с незнакомкой не было таким уж удавшимся, и роль рефери в споре этих двоих я тоже провалил, но, сидя за этим столиком и концентрируясь на идеальной бумажной фигурке, я почувствовал что-то близкое к счастью.

Две девушки, в распоряжении которых было все и вся, предпочли меня моим друзьям-идиотам. Это было настолько потрясно, что я уже хотел напиться, но пока держался.
- Вы только посмотрите на этого гребаного Хью Хефнера, - заржал Кук, хлопая меня по плечу. - Кто бы мог, мать вашу, подумать! Верно, Фреддс?

Фредди улыбнулся мне и поднял бутылку с пивом.
- Неплохо, Джей Джей, - он подмигнул. - Совсем неплохо.

                                                                                            Effy

Вторник, 25 августа. Виа Сан Анжело

- Нет... Я звонила ее племяннице, - мама говорила по телефону. - Она хочет, чтобы ее похоронили в Англии... 
Мама помолчала.
- Я понимаю, но ... Да. Я знаю, что для этого придется повозиться с документами... Ладно. 
Она так сильно вздохнула, что я услышала ее, хотя находилась в другой комнате через стену.
- Да. Да. Я сделаю все, что смогу.

Она замолчала, а потом со злостью добавила:
- Ёбаные итальянские чиновники!
Наверное, это значит, что она уже закончила говорить по телефону.
Я курила в своей комнате, сидя спиною к двери и уперевшись коленями в грудь. Потом начала кашлять, меня затрясло. С тех пор как это произошло, я буквально курила одну сигарету за другой. Я казалась себе такой тупоголовой и грубой. Я бросила сигарету в пустую пивную бутылку, наблюдая, как завитки дыма погибали, опустившись на дно.

Обняв себя руками, я почувствовала свои ребра. Конечно, ведь я ничего не ела, ни вчера, ни сегодня. Просто не могла. Чувство непрерывной боли не покидало меня. Слезы наконец высохли, но зато на смену им пришла пустота. Не знаю, что хуже, но, по крайней мере, мой эмоциональный ступор даст коже отдохнуть. Когда я пару раз смотрелась в зеркале, то видела свое бледное опухшее лицо. Макияж отсутствовал. Глаза были заплывшие и маленькие, как у свиньи.

Я открыла рот и сказала "Ха", проверяя, могу ли я вообще говорить. Она и я не разговаривали с того инцидента на кухне. Она не трогала меня, просто оставила в покое, потому что знала, что я попробую ее убить, если она обратится ко мне, пока я сама не буду готова. Готова к чему? Простить ее?

И его. А он еще и пропал, блять, куда-то.
В мозгу снова всплыла картина произошедшего, причиняя мне невероятную боль. Я на самом деле, блять, думала, что он чувствовал то же, что и я. Была как загипнотизированная, околдованная его чарами. Я была живой. Неужели я всё это выдумала? Или мне показалсь?

Я встала и подошла к шкафу, чтобы взять полотенце, чистые вещи и белье. Затем я открыла дверь и на цыпочках прошла до конца коридора в ванну. Перед тем как аккуратно закрыть дверь, я осторожно проверила, нет ли ее на кухне. Никого, только дым доносился из-за двери в коридоре.

Я набрала ванну настолько горячей воды, насколько это было возможно. Затем залезла в нее, наслаждаясь тем, как кипяток касался моих ног, я наблюдала за тем, как они становились опасно розовыми. Вчерашним вечером я была в ванне в течении нескольких часов, дрожа в кипящей воде на своих разбитых коленях, просто позволяя боли разлиться по моему телу. Я лежала так до тех пор, пока моя кожа не сморщилась как нерасколотый грецкий орех. Вода защищала меня. Сейчас я снова легла и сжала лицо руками, наблюдая, как пар окутывает зеркало.

После этого я одела свои рваные черные джинсы и футболку с Сидом и Нэнси. Затем я аккуратно накрасила ресницы и нанесла подводку, наблюдая, как мои глаза становятся большими и дымчатыми. Я втерла увлажняющий крем в кожу, посмотрев на веснушки на носу - последнее напоминание о маленькой девочке Эффи. Больше не ребенок, это уж, блять, точно.

Я расчесала влажные волосы и присела на край ванны, проведя по ней пальцами. Я взяла мокрое полотенце и запихнула его поверх других. Затем я открыла дверь. Она стояла прямо передо мной. Ее волосы были небрежно собраны в хвост, и лицо выглядело усталым и хмурым. 
- Эй, - сказала она осторожно, - хорошо помылась?

Я кивнула, сжав губы.
- Здесь есть чай? - сказала я, поразив себя звуком своего голоса. - Я правда хочу чашку чая.
Она подняла глаза с надеждой.
- Конечно, - сказала она, - я бы тоже не отказалась.
Я села на кухне, сложив руки на коленях. Я обычно так сидела, когда была ребенком, и что-то меня расстраивало, Тони пытался обидеть меня или что-то еще. Мама просто ходила по кухне, готовя для меня: горячий шоколад, вареное яйцо...молча успокаивая меня.

Она поставила чашку чая напротив меня. И потом сэндвич. Она нашла единственный мягкий белый хлеб во всей Италии, очевидно. Там была ветчина, сыр и соленый лук. Мое любимое. Я проглотила, не желая признавать этот жест, но чувствуя, что все же я сделала это. Мама села со своей чашкой чая и надела очки, чтобы прочитать документ, который, похоже, был официальным. Я жевала, смотря на то, как она пытается это вникнуть в смысл документа.

- Это о Флоренс?- сказала я в конце концов. Она посмотрела на меня и вздохнула.
- Вроде того. Только что-то я тут ни черта разобрать не могу...
Она усмехнулась.
- Не надо было мне соглашаться на это. Но Флоренс сама сказала мне, что хочет, чтобы именно я в этом разобралась...
Она сняла свои очки и сказала:
- Я не могу поверить, что Флоренс действительно умерла.

- Я скучаю по ней, - сказала я. - Хотя мы даже и не знали ее особо.
Я взяла вторую половину своего сэндвича. 
- Просто она из тех особенных людей, понимаешь?
Мама улыбнулась. 
- Да, - сказала она, - она была такой.
Она смотрела на то, как я ем.
- Эффи, - начала она. - Нам надо поговорить.
- Не хочу, - быстро сказала я, мои пальцы впились в сэндвич. - Не могу.
- Ладно, - она сделала глоток чая. - Но, может, это поможет.
- Поможет кому? - я отложила еду.
- Нам обеим.

- Какое мне дело до того, что тебе поможет? - спокойно сказала я. - Поговори с ним. Я уверена, что он - настоящая опора.
- Мы оба чувствуем себя ужасно.
- Ох, тебе нужно было сказать это раньше, - я злобно улыбнулась. - Потому что это, бля, все меняет.
- Альфредо думает, что ты замечательная, - мама продолжала, нервничая. - Он думает, что мог запутать тебя, проводя с тобой столько времени.
Она сглотнула.
- Он действительно хотел этого, но не... Я имею в виду, что он тебе в отцы годится! Он не думал, что ты можешь неправильно истолковать его интерес.

- Он терся своим членом об мою задницу, мама! - сказала я, глядя ей в лицо в ожидании ответа. - У него был ёбаный стояк только от одного взгляда на меня!
Я отодвинула тарелку.
- Я думаю, что тут пиздец как сложно неправильно истолковать интерес, неправда ли?
Она смотрела на меня осторожно, чтобы не показать никаких признаков боли. Я знала этот взгляд, потому что сама постоянно его использовала. Яблоко от яблони недалеко падает.

- Он мужчина, когда перед ним крутит задом хорошенькая девушка, без стояка не обойтись.
Она становилась раздраженной. Отлично. Я устала от Святой ёбаной Антеи.
- Он делал это с твой обвисшей старой задницей? - спросила я беззаботно. - Или ему нужна виагра, чтобы у него встал?
Она хлопнула ладонью по столу.
- Иногда, - сказала она, ее трясло от злости, - мне за тебя ужасно стыдно.

- Возможно, - я кивнула. - Но ты никогда в этой ёбаной жизни, даже если я оголю свою жопу перед гробом Фло, не будешь стыдиться меня больше, чем я тебя... Ты невнимательная, эгоистичная сука, - я остановилась, глядя на нее. - И если ты думаешь, что это только мое мнение, спроси у папы.
Она опустила голову, давая мне хороший обзор на свои темные корни волос, с очевидными пятнами седины.

- Я не хотела причинять боль твоему отцу. Просто так получилось, - она вздохнула.
- Знаешь что? - сказала я. - Однажды я подумала, что могу доверять тебе. Я думала, что ты, бля, будешь заботиться обо мне, замечать вещи, которые со мной происходят, - я еще больше склонилась к спинке стула. - Но ты никогда этого не делала. Ты всегда была по уши в собственном дерьме.
- Это неправда.

- Нет, нет, - я подняла свою руку в стиле рефери. - Это, бля, правда.
Я поднялась и облокотилась на холодильник.
- Но он говорил со мной. Он дал мне понять, что все мои слова и мысли для него что-то значат.
- Твой папа? - смущенно спросила она.
Я посмотрела на нее с презрением.
- Альдо.
- Точно, - она вздохнула, доставая платок из кармана джинс. - Что ж. Я сказала тебе, ты ему нравишься.
- Но ты ему нравишься больше, не так ли? - сказала я. - По каким-то причинам он предпочитает твое ёбаное нытье мой компании.

Я тряхнула головой.
- Он убедился, что я хорошая, и я доверилась ему. А потом он меня подвел.
- Ты все еще можешь доверять ему, - сказала она, - и мне.
Я фыркнула.
- Да ты, бля, смеешься, правда? - я уставилась на нее. - Чтобы я еще раз вам доверилась? Я, бля, так не думаю.
Наступила тишина. Мама достала из пачки сигарету и зажгла ее. Она выдохнула дым и посмотрела на меня.

- Эффи, сядь.
- Я не хочу сидеть.
- Пожалуйста, всего на минутку.
Я неохотно потащила стул на некоторое расстояние от стола и села, взволнованная.
- Прости меня, - тихо сказала она. - Ты права. Я была невнимательной к тебе. Я была слишком занята своими делами.
Она стряхнула с сигареты пепел.
- Я была подавлена. Я не видела ничего вокруг себя.
- Я заметила, - сказала я угрюмо.

Она проигнорировала мой тон.
- Я знаю, что облажалась с твоим отцом. Я чувствовала, как будто мир обрушил все это на меня. Я не замечала тебя, - она остановилась. - Или того, что происходит с этими парнями.
Я ничего не ответила, и ждала продолжения.
- Когда мы приехали сюда, я почувствовала себя такой старой и такой измотанной. Ты не разговаривала со мной, не хотела быть со мной. Я была одинока.
Хммм. Я теребила дырку на джинсах.
- Ну, ты была...

- Да, я знаю. У меня был роман. Это я во всем виновата.
Она докурила сигарету и затушила окурок.
- Но знаешь, твой отец тоже не весь такой безупречный.
- Нет.
Я уставилась на свои колени, думая о том, что я сделала с Фредди, и Куком. Я настроила их против друг друга. Я тоже облажалась. Была ли я лучше мамы? Может это была карма, или типа того. Получила то, что заслужила.

- Я была дурой, - наконец сказала я. - Я хотела, чтобы кто-нибудь меня заметил. Не только мое лицо и тело, но и меня... И он заметил. Это все, что мне было нужно.
- Но Альдо действительно думает, что ты замечательная. Правда, - сказала она. - Мне сначала было даже завидно.
- Да?
- Да. Но потом мы с ним... просто начали говорить о браке и разводе, о неудачах и всяком таком. Он меня понял.
Она взяла еще одну сигарету.
- Постепенно я начала чувствовать себя не как долбаная Медуза Горгона. Как будто я могу снова быть счастливой.

Я уставилась на точку на полу.
- Эффи, ты молодая, ты чертовски привлекательная. Ты умная. У тебя есть все время в мире, чтобы встретить свою любовь...
Она зажгла сигарету.
- А у меня этого времени нету. Это очень нелегко - смотреть на то, как твоя красивая дочь получает все внимание.
Я посмотрела на нее, на морщины вокруг глаз, на темные круги под глазами. В ее словах был смысл.
- Как долго это продолжалось? - спросила я, готовясь к удару ножом в живот.

- Недолго. Ничего не было до ночи воскресенья.
Она еще раз затянулась.
- Мы сблизились, когда Флоренс первый раз заболела. И тогда... все случилось. Мы поняли, что чувствуем себя одинаково.
- Как мило, - сказала я, но в моем голосе уже не было остроты. Просто высказывание.
- Через несколько месяцев ты спросишь себя, какого хрена ты в нем нашла, - сказала она. - Однажды ты вернешься в Бристоль. К реальности.
- Реальность - это то, чего я боюсь, - пробормотала я. 
- Что?

- Ничего.
Я выпрямилась на стуле.
- Может ты и права, - я остановилась. - Так что мы будем теперь делать? Я должна сидеть тут и смотреть, как вы оттягиваетесь?
- Ну, - она осторожно на меня посмотрела, - я подумала однажды, что когда я разберусь с организацией похорон Фло, нам не помешало бы сменить обстановку.
Она оглядела кухню.
- Я думаю, что с нас хватит этого места.

- Мы возвращаемся? - сказала я, не готовая к этому. Пиздец какая не готовая.
- Я подумывала о Риме, - сказала она. - Я всегда хотела побывать там.
- Ладно. Только не с ним, - сказала я. - Он ведь не едет?
- Нет, Только мы с тобой, - она осмелилась на маленькую улыбочку. - В этот раз мы все сделаем правильно.

                                                                                    Emily

Среда, 26 августа. Кафе

- Ты хочешь или я могу это съесть? - я ножом указала на треугольный холодный тост, лежащий на краю тарелки Наоми.
- Весь твой, - сказала она, улыбаясь, когда я уже намазывала на тост мармелад.
Я положила половину тоста в рот. Я была голодна. В последние дни во Франции я почти ничего не ела. Я была слишком возбужденная и нервная по поводу возвращения домой. Наоми сложила руки под подбородком.
- Ты ешь как ребенок, - сказала она весело.

- Чертовски голодна, - сказала я с набитым ртом. Потом проглотила. - А ты?
- Не совсем, - сказала она.
Она подняла свою тарелку и подтолкнула ее ко мне.
- Любовная лихорадка, - сказала я, улыбаясь во все лицо. - Вот что с тобой такое.
- Да, - она поставила кружку и потянулась через стол, чтобы взять мою руку. - Именно она.
Мы улыбались друг другу минутку, потом она отпустила мою руку.

- Ну, Эм, чем сегодня будем заниматься? - спросила она повседневным тоном.
Я отодвинула тарелку.
- Вернемся к тебе домой, проведем остаток дня в твоей кровати, а потом съедим сытный обед, приготовленный твоей мамой.
- Я думаю, что сегодня готовит Киран, - сказала она. - Праздничное блюдо.
- Киран умеет готовить? - удивленно спросила я. - А выглядит так, как будто не умеет.

- Да, он мужчина-загадка, этот Киран, - сказала Наоми скучающим тоном. - У меня такое чувство, будто это будет ёбаным вечером парочек.
- Оу, двойное свидание, - сказала я, ухмыляясь, - как классно.
- Как ужасно, ты имела ввиду, - сказала Наоми. - Ты когда-нибудь проводила время с Кираном, Эм?
- Не могу сказать, что да, - сказала я. - Обычно я не тусуюсь с долбанутыми учителями политологии.

- Ну, ты ничего не теряешь, - она зачерпнула немного пены с кофе и облизала с ложки, поддразнивая меня.
- Это все равно, что разговаривать с немного упоротым социалистом среднего возраста со случайными спазмами сидрома дефицита внимания.
- Звучит нормально для меня, - сказала я, смеясь. - Я имею ввиду, что можно вообразить вещи намного хуже этого... Например, ужин у меня дома.

- Это правда, - сказала она, бросая ложку в свою пустую чашку. - Это опыт, без которого я точно смогу прожить.
Ее глаза сузились, и она подалась вперед.
- Пожалуйста, скажи мне, что этого никогда не случится?
Я наклонила голову в сторону.
- Серьезно. Ты вообще можешь представить себе мою маму, готовящую романтический ужин на четверых?
- Не-а, - сказала Наоми, - и меня такое положение вещей устраивает.

Я облокотилась на стинку стула и вытянула руки над головой. Я чувствовала себя сытой и довольной. Наоми и я вернулись в совместную жизнь. Франция... Париж... Кажется, что это было так давно. На секунду я почувствовала дискомфорт, вспоминая о Париже, но тут же выбросила это из головы. Ничего не случилось. Это не считается. Я сложила руки за спиной и наблюдала за тем, как Наоми копается в своем телефоне.
- Сообщение пришло? - спросила я, наклоняясь ближе.

- Это от Кирана, - сказала она, кладя телефон экраном вниз на стол.
Я нахмурилась.
- Насчет чего?
- Ох, просто насчет обеда, - сказала она неопределенно, соединяя свой маленький палец с моим. - Ничего важного.
Я закрыла глаза, позволяя счастью проходить сквозь меня.
- Ты все еще любишь меня?
Наоми пожала плечами.
- Наверно, - сказала она, вздыхая.
Я надулась, я до сих пор не привыкла к ее сухому юмору.
- Что, и никто не пытался к тебе клеиться, пока меня не было?

- Только Кук, - сказала Наоми, фыркая. - И ты знаешь, что он не в счет.
- Он просто неподражаем, - сказала я, облокачиваясь на спинку стула. - Он буквально может ебать все, что движется.
- О, ну спасибо, Эмили, - сухо ответила она. - Постараюсь не обидеться на это.
- Ты знаешь, что я имела ввиду, - я потянула ее руку к себе. - Он опасен.
- Я знаю, - задумчиво сказала Наоми, - но это что-то типа обаяния.

- Неважно, - с сомнением сказала я. - Я до сих пор ему не верю. В смысле, посмотри, что он сделал с Фредди. Украл Эффи прямо у него из-под носа.
- Да ладно тебе, - сказала Наоми немного резко. - Маленькая Мисс Невинность. Не смеши меня.
- Ну, то что я сказала - правда. Он полностью воспользовался ситуацией.
- Ага. Ты имеешь ввиду, что он заставил ее заниматься с ним сексом? Выворачивал ее хрупкую маленькую ручонку до тех пор, пока у нее не осталось выбора?

- Нет.
Я не собиралась выиграть этот спор, но все равно продолжала.
- Я имею ввиду, что он удостоверился, что он в правильном месте в правильное время.
Я смотрела, как Наоми трясет головой.
- Он наебал своего лучшего друга, и возымел преимущество в виде Эффи.
- Ути пути, - сказала Наоми, доставая кошелек из своей сумки. - Извините, что я не вытираю сопли из жалости к Эффи Стонем.
Она положила пятифунтовую бумажку на стол.

- В смысле, не пойми меня неправильно. С ней круто тусоваться, и она никогда не делала мне ничего плохого. Но я наблюдала за ней и этими двумя. Она просто пиздец как ими манипулировала.
Она застегнула кошелек и кинула его обратно в сумку.
- Она прекрасно знала, что делает.
Я пожала плечами.
- Возможно.
Я достала немного денег и добавила их к деньгам Наоми.
- Давай сменим тему.
- Конечно, - сказала Наоми, поднимаясь, - давай решим, что будем делать дальше.

- Как насчет шоппинга? - спросила я.
Я посмотрела на часы.
- Мне нужен костюм для сегодняшнего вечера.
- Ты прекрасна и без костюма, - сказала Наоми, оглядывая мой хлопковый спортивный костюм. - Даже очень сексуальна.
- Но мне не надо, чтобы Киран считал меня сексуальной, правда? - смущенно произнесла я.
- Действительно, - сказала Наоми. - Любая мысль об этом заставляет меня ревновать, - она улыбнулась мне. - Хотя я думаю, что он влюблен в женщину постарше.

- Он оставил свою студенческую любовь позади, - она нахмурилась. - Во всяком случае я пиздец как на это надеюсь.
Мы расплатились и вышли, держась за руки, и пошли дальше по магазинам. Наоми дождалась, пока мы завернули за угол, и она схватила меня за задницу.
- Слушай, - сказала она, - нам действительно нужно идти по магазинам прямо сейчас?
Она гладила мою попу на уровне поясницы.
- Мне кажется, что это пустая трата времени.

- Только один раз зайдем в Топшоп, - умоляла я, - а потом я вся твоя.
Наоми шлепнула меня по попе чуть сильнее, чем было нужно.
- Ох, мне нравится Наоми-Доминантка, - сказала я, изгибаясь. - Просто сделаем быстрый обход, окей?

                                                                                   Naomi

Среда, 6 августа. Обед у Кемпбеллов

- Выглядит здорово, - сказала Эмили, проткнув макаронину вилкой. - Еще раз, что это?
- Ригатони с радиккио, горгонзолой и сливками, - объявил Киран, сидя на стуле и закладывая салфетку за воротник своей футболки. - Можешь добавить немного бекона, если хочешь, - сказал он, взяв вилку. Он улыбнулся всем сидящим за столом. - Налетайте!
Мы с Эмили обменялись унылыми взглядами, пока мама с гордостью смотрела на Кирана.

- Ну, - сказала она. - Это здорово, - она улыбнулась Эмили. - Рады снова тебя видеть, Эмили. Наоми была просто ночным кошмаром последние несколько недель.
- Мам, - хмуро сказала я. - Замолчи.
Киран помахал своей вилкой вверх и вниз.
- Серьезно, - сказал он. - Она была сама не своя.
Я сердито посмотрела на него, только он не заметил. Эмили, конечно же, выглядела радостной.
- Правда? - спросила она, размазывая еду по тарелке.

- Да, - сказал он неловко. - Она была такой неуправляемой, - он невинно посмотрел на меня. - Скажешь, неправда?
Я как можно сильнее пнула под столом его ногу. Он вздрогнул и и от удивления поднял брови.
- Вы двое понятия не имеете, каково мне было, - сказала я взглянув на него и маму. - Вас это не волнует нахрен...

- Не думаю, что Эмили хочет это слышать, - Киран аж покраснел. Он оттолкнул мою ногу подальше от себя. - Это испортит ей аппетит.
У меня не осталось никаких аргументов, поэтому мы сидели в тишине, были слышны только звуки столовых приборов, скользящих по тарелкам.
- Так, - вскоре сказала Эмили. - Что же она такого делала?
Я посмотрела на нее.
- Я же тебе говорила.

- Да. Но я хочу выслушать другое мнение, - мягко сказала она. - Вот и все.
- Ну, она немного помогала мне в саду, - начала мама. Ох, скукотища.
- И она курила много дурацкого табака со мной, - застенчиво добавил Киран.
- И на этом все, - быстро сказала я, указывая на него. - Не так ли?
- Ох, - сказала мама, вытирая рот салфеткой, - еще мы разговаривали насчет следующего года.
Она остановилась, чтобы отпить немного пива.
- Ну, ты знаешь, университет и все такое.

- Правда? - сказала Эмили.
Она повернулась и посмотрела на меня этим своим чертовым жалобным взглядом.
- Не совсем, - я пожала плечами, мои глаза сузились. - Ничего конкретного.
- Ну, мы говорили о... - начал Киран.
- Ни о чем, - сказала я.
Я поднялась со своим наполовину съеденным блюдом.
- Уф, я наелась.
Я посмотрела на Эмили, которая уже все съела.
- Мы пойдем в мою комнату, хорошо, мам?
Мама посмотрела на меня с подозрением.
- Нет, - сказала она, - не хорошо.
Она посмотрела на Кирана.
- Киран так намаялся, пока готовил десерт.

- Ладно.
Я оставила свою тарелку на стойке и села обратно. Я нахмурилась. Я чувствовала, что они пиздец как меня раздражают. Киран изчез и вернулся с чаном тирамису.
- Я подумал, что ты, возможно, сыта по горло французской кухней, - сказал он Эмили. - Поэтому сегодня я налег на итальянскую тему.
- Замечательно, - сказала Эмили, и он положил ей огромную порцию. - Обожаю тирамису.
- Мне не надо, - неблагодарно сказала я, морща нос. - Не хочу.

- Наоми, - резко сказала мама, - это очень грубо.
- Простите, - я вскинула руку в воздух, - но меня никто, бля, не спросил, нравится ли мне это. А мне не нравится.
Эмили выглядела смущенной.
- Ну, я съем твою порцию, - сказала она.
Киран улыбнулся ей, довольный.
- Приятно знать, что кому-то нравится моя стряпня, - сказал он удовлетворенно. - Целым двум людям.
Эмили хихикнула. Потом она спросила Кирана:
- Так вы помогали Наоми определиться с ее будущей профессией?

- Ну, - сказал он, - я просто подсказал кое-какие вещи, вот и все, - он доел свой пудинг.
- Наоми никогда не слушала советы такого старого хрыча, как я.
- Точно-точно, - пробормотала я, мечтая, чтобы Киран и моя мама испарились.
- Окей, Наоми, - спокойно сказала мама, - мы уже поняли, что ты не в настроении.
Она похлопала Кирана по руке.
- Может, уберем со стола?
Они встали и ушли на кухню, нагруженные тарелками.
- Наоми, - прошипела Эмили, - что, блять, с тобой такое?

- Ничего, - сказала я, надувшись. - Просто небольшой скучный разговор.
- Я не думаю, что он был скучным, - нахмурившись, сказала она. - Мне интересно.
Я потянула ее со стула.
- Пойдем в кровать, - сказала я, целуя ее. - Все, что мне интересно на сегодня, так это увидеть тебя голой.
Эмили улыбнулась.
- Ну, раз такое дело, - сказала она, - я пропущу кофе и ликер. Только ради тебя.
- Мы пошли наверх, - крикнула я маме. - Включим музыку и все такое.

- И все остальное, - прошептала Эмили, когда я вытолкнула ее из комнаты.
- Спокойной ночи, Джина. Спокойной ночи, Киран.
Часом позже я лежала, широко расположившись возле Эмили, пока она спала. Я должна сложить все воедино и принять решения. Я просто должна найти способ сказать Эмили о них. Я посмотрела на ее лицо. Красивая, губы слегка приоткрыты, умиротворенная. Ох, как сложно будет ей всё объяснить.

                                                                        Katie

Четверг, 27 августа. Викторина в пабе дяди Кита.

- Эй, Фредди, - он обернулся, когда я заговорила, нечаянно толкнув локтем три полные пинты.
Он схватил их прежде, чем они свалились с барной стойки.
- Кэти, привет... Все хорошо?
- Ага, - я улыбнулась ему, - все хорошо.
Я смотрела, как его глаза нервно бегают из стороны в сторону.
- Правда.

Он улыбнулся.
- Хорошо, - сказал он, подтягивая свои джинсы и краснея. - Я не хочу, чтобы мы...

Я остановила его.
- Просто забудь, Фредди, - сказала я. - Все прошло.
Я полезла в сумку за кошельком.
- Все хорошо.
Он быстро сунул свою руку в карман.
- Позволь мне купить тебе выпить, - пробормотал он. - Что ты будешь?
- Все нормально, я сама себе куплю, - сказала я, не глядя на него. - Но спасибо.

Я заказала Бакарди с колой, потом глубоко вдохнула, прежде чем подойти к остальным. Эмили, Наоми, Томас и Пандора, Кук, Джей Джей... Я была рада их видеть. Такое ощущения, что прошли годы, а не недели.
- Деточка! - громко сказал Кук, улыбаясь мне, уже совсем пьяный. - Присоединяйся к нашей компашке.

Я села на единственное свободное место. Рядом с Наоми. Я смотрела на Эмили, которая ободряюще мне улыбалась. Ну что ж, назвался груздем - полезай в кузов. Я втиснулась на стул и поставила свой бокал на стол.
- Привет, - сказала я Наоми, стараясь звучать как можно дружелюбнее. - Не возражаешь, если я сяду здесь?

На секунду мне показалось, что сейчас она как обычно скривит губы, но она сумела вовремя себя удержать от этого жеста.
- Свободная страна, - сказала она, с полу-улыбкой.
Я ответила ей тем же, и обернулась, чтобы посмотреть на остальных. Кук крутился около стола.
- Ненадолго ж ты уезжала, а? - сказал он. - Вернулась обратно ради Куки-Монстра. Никто из вас, уебков, не может жить без меня.

- Кроме Эффи. Ее здесь нет, - сказала Пандора.
Ее стул был так близко к стулу Томаса, насколько это вообще возможно.
- Ну и отличненько, - сказал Кук, наклоняясь к ней. - Но кому, блять, какое дело до неё.
Он помахал своей пинтой.
- Я, бля, даже выпью за это.
Мы все обменялись неловкими взглядами. Фредди уставился на дверь.

- В общем, Кук, - сказала Наоми, меняя тему. - У тебя есть что-то для нас?
- Ага. Точно, принцесса.
Он облокотился а спинку стула и проревел:
- Эй, Кит, где моя долбанная наркота?
Кит, чей живот вываливался из под его грязной рубашки, посмотрел на него из-за бара, где он возился с микрофоном.
- Потише ты, Джимбо, - прошипел он.
Он украдкой осмотрел паб.
- Здесь.

Маленький пакетик полетел через комнату, аккуратно пойманный Куком.
- Очень осмотрительно с его стороны, ага? - Наоми закатила глаза.
Кук не ответил, он был занят выворачиванием пакетика.
Он вытряс содержимое на стол.
- Угощайтесь, детки, - сказал он. - Здесь для всех, кто не сидит на таблетках... Это про тебя, Джей Джей.

- Спасибо за напоминание, - сказал Джей Джей, потягивая свою колу и улыбнулся так, как будто подкол Кука его совсем не задел. Я взяла одну маленькую таблетку и проглотила ее, запивая глотком Бакарди.
- И все-таки, что это? - сказала я.
- Экстази, конечно, - сказала Эмили. - А ты что думала?
- Парацетамол? - предположила я, с каменным лицом.

Пока Эмили показывала мне средний палец, я поймала взгляд Наоми, которая улыбалась, глядя на нас. Я изогнулась на своем стуле, чувствуя, как тепло алкоголя делает свою работу. Я только начала чувствовать себя расслабленной, как уши прорезал визг, заставивший всех обернуться.
- Так, тупые пиздюки, - прокричал Кит, используя микрофон, несмотря на то, что паб был наполовину пуст. Он прочистил горло.
- Добро пожаловать на вечернюю викторину Кита.

Он положил какие-то бумажки перед собой.
- Для тех, кто в танке - объясняю, бля, правила.
Он замолчал для драматического эффекта.
- Вы делитесь на команды. Я читаю вопросы, вы записываете ответы. Команда-победитель получает три бесплатные пол пинты напитка на мой выбор.
Он снова прочистил горло. Все мы сидели и молча ждали.

- Окей, - наконец сказал он. - Вопрос номер, бля, один... Фукус - это тип чего?
- Что за хуйня такая - факус? - сказал Фредди, фыркая со смешком.
- Это полюбому значит "трах" по-латински, - сказал Кук, улыбаясь и стуча по столу.
Он повернулся к Пандоре.
- Так ведь, принцесса?
Томас напрягся, и Пандора положила руку на него.

- Нифига, - сказала она, глядя на Кука.
Она обняла Томаса, который пытался не нервничать.
- Вообще-то, - тихо сказал Джей Джей, - не факус, а фукус.
Он помолчал немного.
- И это вид морских водорослей.
- Молодец, умник, - сказал Фредди, беря бумагу и записывая это. - Только говори потише, ладно? Мы же не хотим, чтобы наши ответы услышали, правда?

Он поцеловал Джей Джея в голову. Джей Джей улыбнулся, довольный. Мы все посмотрели на него, как бы благодаря за то, что он был здесь, с нами. Мы ценили его не только из-за его мозгов. Я наклонилась к Наоми, мягко толкая плечом.
- Кстати, я официально даю вам свое благословение, - негромко сказала я. - Но, чтоб ты знала, если ты сделаешь Эмили больно, ты ,блять, покойница.
Я улыбнулась и чокнулась своим бокал об ее.

- Буду знать, - сказала Наоми, поднимая бровь.
Эмили смотрела на нас. Она сияла.
- Спасибо, - прошептала она.
Я махнула рукой и ждала, что будет дальше. Второй вспышка эха взорвала воздух, на этот раз меньше.

- Вопрос номер, блять, два, - сказал Кит, пытаясь удержать листок с вопросами, микрофон и пинту эля, или биттера, или чего-то такого, что пьют отвратительные старики.
- Что такое монофобия?
- Это, типа, боязнь дрочки? - сказал Кук совершенно серьезно.
Все застонали.
- Я знаю, что это, - сказал Томас. Он посмотрел на Пандору. - Это страх одиночества.

Пандора поцеловала его в нос. Я увидела, как Эмили положила голову на плечо Наоми. Фредди взбалтывал свое пиво в стакане, не глядя никому в глаза. Кук сконцентрировался на кромсании этикетки от пива.
- Херня это все, - рассеянно сказал он.
Он поднял глаза, поймав мой взгляд.
- Нечего бояться, кроме самого страха, правда, Кейтикинс? - он улыбнулся.
Я подняла свой бокал. За это надо выпить
.

                                                                                   Emily

- Класс, Наоми, - прошипела я ей на ухо сразу, как только все за нашим столиком перестали на нас пялиться. - Огромное, блять, спасибо.
Я обняла себя руками.
- Может, надо было сначала предупредить меня перед тем, как орать о своих плана на будущее на весь бар? Я бы себя чувствовала, по меньшей мере, не такой униженной.

- Милая, - она взяла мою руку и положила ее между своими ладонями. - Да это же ерунда. Я все еще хочу быть с тобой, Эм.
Она старалась придать голосу беззаботность, но я же чувствовала, что она понимает, что виновата. Это было видно по её глазам, которые она отводила в сторону, стараясь не встречаться со мной взглядом.

- Ты могла бы мне сказать уже давно, - сказала я, моя нижняя губа начала подрагивать. - Я-то ведь уже планов настроила, думала, что после школы мы с тобой годик отдохнем. 
Я расстроенно откинулась на спинку сиденья. "Не смей плакать, блять", - сказала я сама себе. Не нужно, чтобы все видели твои слезы.

Я жалким взглядом окинула наш столик. Томас и Джей Джей спорили, затирали друг другу что-то про Зигмунда Фрейда. Кук и Фредди болтали и отмачивали свои обычные шуточки. Кэти копалась в своем телефоне. И только Пандора на нас смотрела. Мы с ней встретились глазами, и она мне с пониманием улыбнулась. Она всё поняла? Она и Томас милуются как два голубка, но кто знает, что у них там за мутки в отношениях.

Наоми сжала мою руку.
- Ну детка, давай не будем ругаться. Я же просто думаю о своем будущем, вот и всё.
- А как насчет меня, разве я - не часть твоего будущего? 
Я сама слышала, как жалко звучит мой голос со стороны и ненавидела себя за это. Но ничего не могла поделать. У меня в голове все смешалось. И мне было очень страшно.

- Конечно, ты - его часть! - ответила Наоми. - Это просто, блять, день открытых дверей.
Я начала ковырять ногтем полировку нашего деревянного столика.
- Но тебе же придется ехать в Америку, - тихо сказала я. - А я думала, что мы поступим в один и тот же университет.

Наоми устало вздохнула.
- Ну Эм, ну это же нереально. Ты должна поступать в тот университет, в который сама захочешь. Мы же можем выдержать разлуку, так ведь?
- Я просто хочу, чтобы мы были вместе, - сказала я. - И это для меня самое главное. А для тебя, видимо, нет.

Наоми промолчала, просто посмотрела на меня своим обычным уже знакомым мне взглядом Снежной Королевы. И моё сердце чуть не выпрыгнуло из груди.
- Твое молчание пиздец как говорит само за себя, Наоми, - сказала я срывающимся голосом.
- Хорошо, Эмили, - сказала она, проводя рукой по волосам. - Раз уж ты не хочешь, чтобы я шла на этот чертов день открытых дверей, то я не пойду.

И тут мне полагалось сказать: "Конечно, нет, ты что, ты должна пойти". Но я не могла. На душе у меня было такое облегчение. Я поднесла руку Наоми к своим губам и поцеловала, потом положила голову ей на плечо.
- Ты же все равно не хочешь ехать в Америку, - сказала я. - Там смертная казнь разрешена и всё такое. Это место точно не для тебя.
Наоми взяла свой стакан.
- Ага. Наверное, ты права.

- Ты об этом не пожалеешь, любимая, - сказала я, быстро чмокнув ее в щечку. - Обещаю.

                     Everyone. Cook

- Вопрос, мать его, номер 5. 
Вот опять началось. Меня уже тошнило от этой никчемной угадайки. Она отнюдь не поднимала мою самооценку. Я ж, блять, все про все знаю. Кит шатался у бара, пьяный как свинья.

- Кто сказал "Я бы не рекомендовал секс, наркотики и безумие всем подряд, но лично мне они всегда помогали"?
Он оглядел комнату и рыгнул громко, как вулкан. 
- Это легко, - сказала Наоми, перебирая пряди волос. 
- Нам-то тоже дай шанс, - сказал я, удерживая семь рюмок абсента в руках. Пришло время Куки, пора бы раскачать эту чертову тусовку.

- Это еще что? - спросил Фредди, скептически глядя на выпивку. 
- Успокойся, педик, - ответил я, ставя стопки на стол. - И не ссы. Это абсент. 
Я тут же выпил одну из стопок. 
- Текила меня уже задолбала.

Панда подняла одну рюмку и посмотрела через нее на свет. 
- Вау, вы только посмотрите, - сказала она, уже реально обдолбанная. - Красота какая. Все такое зелененькое как... как сказочное изумрудное море. 
- Ты в курсе, что такое абсент, Панда?- спросил Томас, таращась на стопку вместе с ней. - Это духи семян. 
- Умно, - сказала Панда, целуя его в щеку.

- Ну все, - сказал я, сытый по горло этими придурками. Я взъерошил Томасу волосы. 
- Хочешь знать, что происходит, друг? Она тебя превращает в ебаного маленького ссыкуна.
Томас промолчал. Всё ещё на меня дуется. Я поймал взгляд Фредди. Он сопел в стакан, как какая-то девчонка. 
- Веселишься? - спросил я.
- Да, - ответил он. - Конечно.

- Парень, хочешь скажу, на кого ты похож? - рассмеялся я. - Ты выглядишь так, как будто всю семью только что похоронил. 
- Заткнись, Кук, - тихо произнес Фредди. - Я не в настроении, ясно?
Он повернулся к Наоми.
- Ну, - спросил он, держа ручку над бумагой. - Какой ответ?
- Это...

- Я уверен, что знаю ответ на этот вопрос, - пробормотал Джей Джей, переживая, что на этот раз облажался. 
- Ну а я точно знаю, что знаю ответ, - сказала Наоми, задрав нос в воздух. Она точно сегодня от меня получит. Она потеряла все чувство юмора, с тех пор, как ее девушка вернулась. Ведь у нас с ней все было нормально. Я, блять, никогда и никому не признаюсь в этом, но это был первый раз, когда мне просто нравилось тусоваться с девушкой, а не трахать ее.

- Ну, блять, и кто это сказал-то? Я спросил. - Говори давай.
Я ухмыльнулся. 
- Тебе сейчас предстоит очередное открытие, - сказала она мне, - но это сказал Хантер С. Томпсон.
- Ой, точно, - сказал Джей. "
- Ты должен был знать, Джей, ты же у нас любишь почитать книжечки всяких наркоманских авторов, - сказал я. - Ты же у нас "не от мира сего", да?"

Все замолчали. Джей пожал плечами. 
- Ну, две эти опции не исключают друг друга, - ответил он. - Читать о наркотиках и в то же время не употреблять наркотики. Ну...
Он замешкался.
- Хотя лекарства не в счет.
- Я нихуя не понял из всего, что ты сейчас сказал, дружище, - фыркнул я. - Мне иногда ебаный словарь нужен, чтобы поговорить со своим другом.

Джей уставился на свои руки. 
- Не будь таким ебланом, Кук,- сказал Фредди. - Не выплескивай все свою злобу на Джея. 
- Что за хуйню ты несешь? 
- Это же просто викторина в херовом пабе, - продолжал Фред,- я тоже ни одного ответа не знаю.
Он мне кивнул.
- Серьезно, успокойся. Всё будет хорошо, друг.

Остальные смотрели на нас, пытаясь понять, что за херня творится вокруг. 
- Неужто, Фредс? - спросил я, выпив еще пару стопок. - Ты мне обещаешь, что все будет хорошо?
Кит уже задавал следующий вопрос. Его голос из микрофона раздавался по всему залу.
- Да к чертям все, - сказал я, улыбнувшись всем. - Каждый сам за себя. 
Я подмигнул Наоми. 
- Так, принцесса?
- Так, Кук, - ответила она. - А теперь иди и принеси нам всем нормального бухла.

                                                                                           Everyone. Freddie

Пока Кук выделывался, пытаясь обратить на себя внимание, я наблюдал за Кэти. Она жадно поедала чипсы и параллельно болтала с Наоми. Что-то у нее в мозгу точно сместилось за последний месяц, потому что много есть и мило болтать с бывшим врагом для Кэти совсем не характерно.

Когда Эмили пошла в туалет, я поднялся и пересел на ее место.
- Я на минутку, - сказал я сразу, как только Кэти открыла рот. - Ладно?
Она доела свои чипсы.
- Вот только не говори, что хочешь со мной перекинуться парой слов?
- А почему нет? - спросил я. - Мы же раньше были друзьями, разве не так?
Она улыбнулась.
- Да, было дело.

- Ну вот, - начал я, - чем ты занималась на каникулах?
- Да много чем, - ответила Кэти, слизывая соль с пальцев. - Ездила во Францию, посралась с Эмили в Париже, потом...
Она вдруг замолчала, но потом продолжила:
- Потом была в Венеции. 
Моё сердце замерло.
- Ты видела Эффи?
- Ага, - ответила Кэти, с опаской глядя на меня. - Хотя у нас с ней там все странновато получилось.

- Но вы..?
- Да, я знаю, мы были отнюдь не лучшими подругами. Но я вроде как хотела помириться.
- Ясно, - сказал я. - И как, помирились?
- Не особо, - ответила она. - Хотела как лучше, а получилось как всегда.
Она помолчала немного.
- Но в каком-то смысле мне полегчало от того, что я там была и видела, что с ней творится.
Она начала кусать свою губу.
- Она до сих пор переживает из-за случившегося.

Я опустил глаза.
- Ясно.
Блять, ну вот опять началось.
- Она там с кем-то встречается? - кое-как выдавил из себя я.
Образ Эффи, сидящей на заднем сиденье мотоцикла с каким-нибудь ублюдком вдруг возник в моей голове. И зачем я спросил? Мне ведь это всё нахер не надо. Кэти на секунду заколебалась.
- Нет, - наконец ответила она. - Нет, не встречается. По крайней мере, пока я там была.
Я кивнул, стараясь не выдать облегчение, которое я испытал при ее словах. Мне же должно быть похуй.

- Блядский вопрос номер шесть!
Кит говорил уже сидя, весь красный и потный.
- Вопрос из области лингвистики, - он прочистил горло. - Когда на британском телевидении впервые было сказано слово "пизда"?
Он помолчал, потом продолжил:
- Для особо непонятливых, произношу по буквам - П.И.З.Д.А. Пизда в смысле женская киска, вагина, влагалище, пилотка, манда. И, цитируя моего любимого комика (пусть земля ему будет пухом), могу заметить: "Если ты - то, что ты ешь, тогда я - пизда".

Он гордо осмотрел зал, видимо, ожидая апплодисментов. Но он их не получил.
- Фу, у него на штанах мерзкие белые пятна, - сказала Пандора, разглядывая дно своего стакана. Как будто если она будет туда достаточно долго пялиться, то он наполнится сам собой. Кук же был слишком занят, играя с волосами Наоми.
- Отвали, что ты как маленький, - сказала она, смеясь.

Я повернулся к Кэти.
- Она собирается возвращаться? - спросил я.
- Эффи? - Кэти в ответ пожала плечами. - Не знаю. Поживем - увидим.
Мы обменялись улыбками. 
- Ну ладненько, - сказал я, пытаясь сосредоточиться на вопросе и размахивая в воздухе карандашом. - Ответ-то какой?
Томас потянул себя за нижнюю губу.
- Думаю, это было не так уж давно.

- В 1970, - вдруг сказал Кук. И громко рыгнул.
- Уверен? - спросила его Наоми.
- Ну или где-то в семидесятых... Полюбому тогда. Было как раз такое времечко, когда люди несли хуйню из телика и нихуя им за это не было, - сказал Кук. - Это тебе не ракеты строить, принцесса.
Наоми почесала его за ухом.
- Ай молодец, - сказала она. - Еще не все потеряно, Куки.

Кук пытался сделать вид, что ему насрать, но я-то видел, что он невероятно горд собой. Мы все улыбнулись.
- Давай следующий вопрос, маэстро, - прокричал Кук Киту, который был уже совсем в зюзю, судя по тому, как он пытался облапать микрофон. - А то че-то легкотня пошла.

                                 Everyone. JJ

- Берегись, Джей Джей, - сказал Томас. - На следующий вопрос я точно отвечу.
Он потер руки друг об друга.
- Может, победит дружба, - рассмеялся я.
- О нет, я так не думаю, мой друг, - ответил он.
- А где вообще Кит? - спросила Кэти, оглядываясь.
- Ну пиздец, он же вырубился, - сказал Фредди, указывая на пару грязных бот, выглядывающих из-под бара. - Кук, разберешься с этим?

Кук вскочил и исчез за стойкой бара. Потом выпрыгнул оттуда, держа в руке листочек с вопросами, оставив Кита захлебываться собственной блевотиной. 
- У меня-то есть ответы, - пропел он, размахивая в воздухе листочком. - Только нахуя нам они, если вы тут все такие умники?
- Не тупи, Кук, - сказал Фредди. - Просто зачитай вопрос.

- Да пожалуйста, - ответил Кук. Он схватил микрофон. - Охуенный вопросец номер десять!
Он прямо-таки кричал, умело подражая своему дядюшке Киту. Он поднес листок к лицу и прочитал вслух:
- Какая планета располагается ближе всех к Солнцу?
Игнорируя все остальные столики, он смотрел только на наш.

Наоми пожала плечами.
- В астрологии вообще не ебу.
Томас задумался.
- Или Меркурий, или Венера, - он почесал затылок. - Черт, не могу вспомнить!
Томас явно разозлился. А вот я точно знал ответ. Когда мне было семь, я очень увлекался астрологией, и сейчас эти знания мне очень пригодились.
- Кхе, - кашлянул я, обращая на себя внимание.

Все посмотрели на меня.
- Конечно, Меркурий, - сказал я.
- О, Джей Джей! - вскричала Пандора, хлопнув в ладоши. - Ой, в смысле, прости, Томмо.
Она погладила его по коленке. У Томаса в глазах запрыгали дьяволята.
- Осторожнее, Джей, - сказал он. - Мужикам хвастаться не пристало.

- А я и не хвастаюсь, - сказал я. - Я просто знал ответ.
- Ага, - сказала Кэти. - Это ведь вообще-то не соревнование.
Мы все на нее посмотрели, как на дурочку. Даже Пандора.
- Вообще-то это как раз соревнование, - сказала она Кэти. - Ну ты и глупышка.
Кэти тряхнула волосами.
- Вообще-то я имела в виду между этими двумя.
Она кивнула на Томаса и на меня.
- Два брата-акробата.

- А тебя язык до Лондона доведет, Кэти, - сказал я ей и вздохнул. - Конечно, мне, возможно, тяжко приходится без всяких этих ваших каждодневных наркотиков. Но зато я умру гордым победителем конкурса вопросов в пабе Кита. 
Я помолчал.
- Вот так.

- Давай-ка обнимемся, Джей, - сказал Кук, пробираясь ко мне. - На меня прям волна любви накатила.
Фредди ухмыльнулся, глядя на то, как Кук бредет ко мне, чтобы обнять.
- Ой, отъебись, пожалуйста, Кук, - сказал я, держа его на расстоянии вытянутой руки. - Конечно, я ценю твою заботу, но от тебя перегаром прет, и к тому же я хочу в туалет.

Кук приложился ко мне головой.
- Ты же меня не кинешь, правда, друг? - прошептал он мне на ухо. - Пообещай Куки, что не кинешь его.
- Обещаю, - легкомысленно сказал я. - А теперь отвали.

                                                                Everyone. Effy

Пятница, 28 августа. Италия, где-то в небе

- Можно мне бокальчик красного? - сказала мама, изучая винную карту. Она указала на выбранный заказ. - Вот этот, пожалуйста.
Она мне кивнула. 
- А тебе что, Эффи?
- Двойную порцию водки, пожалуйста.
Я уставилась на стюардессу. 
- И холодную, пожалуйста. 
Она натянуто улыбнулась. 
- Я посмотрю, что можно сделать, - сказала она, забирая карту у мамы.

Мама поерзала на своем сидении. 
- Слава богу, мы летим бизнес-классом, - сказала она, смотря в иллюминатор на облака. - А то были бы как сельди в бочке.
Из эконом-класса послышался детский плач. Мы с мамой улыбнулись друг другу.

Мама взяла меня за руку. 
- Тебе понравится Рим, в нем больше жизни, чем в Венеции. Он более суматошный. Больше людей, - сказала она и закрыла глаза. Подошла стюардесса с нашими напитками. Я взяла свой, встретившись глазами с симпатичным неформалом в соседнем ряду. Я отвела глаза первой.

- Там было странновато, - наконец сказала я. 
- Где, в Венеции?
- Ага. Напряжно там.
- Я тебя поняла, - сказала мама, делая глоток вина. - Но всё равно было интересно...
Я отхлебнула водки. Я все еще не обрела стойкость - ни в физическом, ни в моральном смыслах.

- По идее, я собиралась отдохнуть, - заметила я, откидывая спинку кресла назад. - Но стало только хуже.

Мама посмотрела на меня. 
- Мне жаль, мне действительно жаль, - сказала она.
Я пожала плечами. 
- Это была моя вина. Я заслуживаю наказания, - ответила я.
- Не глупи, - тихо сказала она. - Ты не виновата.
- А кто виноват? - спросила я. - Я нихуя не понимаю.

- Никто не виноват, детка, - ответила она. - Ты просто должна жить и в то же время чему-то учиться, извлекать из всего опыт.
- Ну спасибо, преподобная Стонем, - невозмутимо сказала я. - Я запомню ваш совет.
Глаза мамы были закрыты, но я видела, как губы растянулись в улыбке.
- Всё будет хорошо, Эффи, - сонно сказала она. - Обещаю.

Я посмотрела в окно. Не могу себе представить, как это - когда всё хорошо. Я же не могу вечно убегать. Нужно вернуться домой, к ним. Одна лишь мысль о презирающем взгляде Фредди парализует меня.

Когда ты вот так встаешь между двумя друзьями, то не думаешь о том, что они выберут друг друга вместо тебя. Я пиздец как недооценила их дружбу. Может быть, глубоко внутри они знают, что никогда не смогут любить девушку типа меня больше, чем любят друг друга. Может, это и правильно.

Мы останемся в Риме на неделю или на две, а потом улетим домой. Она честно рассказала мне, что они с Альдо собираются общаться и дальше. Возможно, она вернется в Италию, чтобы увидеться с ним. Она сказала, что хочет, чтобы я знала. Сказала, что больше не хочет иметь от меня никаких секретов. Сказала, что секреты разрушают жизни людей.




1. правовую доктрину в ее наиболее радикальной и демократической трактовке
2. Актуальність- Громадяни України відповідно до Конституції України мають право створювати в установл
3. МОРДОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н
4. На тему- Нормативная база учета затрат на производство
5. Реферат- Биография композитора Клода Дебюсси
6. Волновой генетический код
7. двуединая дисциплина препадаются на кафедрах оперативной хирургии и топографической анатомии наших высш
8. Всякая методология выполняет регулятивные нормативные функции
9. Нормализация параметров микроклимата.html
10. секретарь Непременного совета М
11.  Таможенные операции предшествующие подаче таможенной декларации
12. а и чувством связанности с ними и зависимости от них
13. Виникнення і закономірності розвитку науки
14. Антимонопольная политика
15. Лабораторная работа Программное создание базы данных с результатами расчетов Цель работы Приобре
16. I INTERNTIONL CDEMY OF BUSINESS
17. Статья- Поэзия Владислава Ходасевича
18. Реферат по дисциплине ldquo;Испытания изделий электронной техникиrdquo; Выполнил Студент гр
19.  Вопросы разрешаемые экспертизой пломб и закруток
20. тема План Загальні відомості про ОС 1