Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

. Предмет и метод экономической теории 1

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-13

Бесплатно
Узнать стоимость работы
Рассчитаем за 1 минуту, онлайн

PAGE  24


Единичный продукт

А

C

H

G

E

F

D

рынок

план

С

В

А

В

А

Конечный уровень развития продукта

Начальный уровень развития продукта

В

Единичный

Всеобщий

Особенный

Единичный единичный

Единичный особенный

Единичный всебщий


Глава 1. Предмет и метод экономической теории

§ 1. Изучение экономики как целого

Экономическая теория это часть экономики как науки в широком смысле слова. В экономику входят многочисленные дисциплины. Такие например, как финансы, статистика, бухгалтерский учет и т. д. Поэтому, прежде чем изучать экономическую теорию надо выяснить в чем ее отличие от других экономических наук или иначе, — выяснить каков ее предмет.

В западной экономической науке сегодня преобладает следующее определение предмета экономической теории: «Это наука об управлении редкими ресурсами. Она изучает формы, которые принимает человеческое поведение при использовании этих ресурсов; она изучает и объясняет, каким образом индивидуум или общество направляют ограниченные средства на удовлетворение своих многочисленных и неограниченных потребностей»1. Можно было бы сослаться не на Р. Барра, а на многочисленные другие учебники. Везде на разные лады повторялась бы одна и то же: а) есть ограниченные ресурсы (редкие блага); б) есть неограниченные потребности людей; в) есть человеческая деятельность (или некий экономический механизм), трансформирующие эти редкие ресурсы для удовлетворения неограниченных потребностей.

Следует обратить особое внимание на первый пункт — редкие блага. Дело в том, что блага, необходимые человеку для жизни, делятся на изобильные и редкие. Например, воздух в девственном лесу — благо изобильное, оно находится в Вашем распоряжении в неограниченном количестве. А вот, скажем, мясо — благо редкое. И так как оно редкое, его надо экономить. Поэтому наука экономика начинается именно с редких благ.

Однако в связи с приведенной выше формулировкой предмета экономической теории, возникает некоторая неясность. Возьмем, например, такую конкретную экономическую науку как логистика. Занимается ли она изучением вопроса как приспособить редкие ресурсы для удовлетворения потребностей людей? Занимается. А экономика труда занимается этой проблемой? Тоже занимается. Как, впрочем, и любая другая наука, относящаяся к экономике.

Но тогда уместен вопрос, чем же отличается предмет экономической теории от предмета логистики, статистики и т. д.? Недолгое размышление позволяет найти ответ. Экономическая теория — единственная наука, которая изучает трансформацию редких благ в форму, пригодную для удовлетворения потребностей, в целом. Все же остальные экономические науки решают эту проблему каждая в своей специальной области. Таким образом, мы пришли к важнейшей особенности предмета экономической теории: экономическая теория отличается от всех остальных экономических наук тем, что предметом ее рассмотрения является хозяйство как целое.

Изучить экономику как целое означает: изучить ее от начала до конца.

Допустим, экономист решил изучить целиком современное хозяйство. Скажем, за последние 10–20 лет. Означает ли это, что он стал экономистом-теоретиком? Нет, не означает. Из поля его зрения выпало развитие хозяйства за последние 40, 100, 500 лет. То есть, рассмотреть экономику как целое означает: рассмотреть ее с первых мгновений хозяйственной деятельности человека.

Но если мы рассмотрим экономику с первых мгновений и до сегодняшнего дня, то тоже не получим ее как целое. Мы начали с начала и не дошли до конца. Теоретик должен показать начало хозяйства, процесс его развития и его завершения, то есть, конец. И если кто-то заявляет, что экономика бесконечна, он должен доказать свое заявление, показав это бесконечное будущее.

Итак, экономическая теория изучает экономику всех времен.

Но этого мало. Предположим, некто задался целью узнать все об экономике США. Является ли он теоретиком? Нет. Экономика США — не вся экономика. Есть еще хозяйства Японии, Нигера, Северной Кореи, племени акурио в Латинской Америке… Иначе говоря, экономист-теоретик должен охватить экономику не только всех времен, но и всех народов. Только тогда наше исследование будет соответствовать предмету экономической теории — изучению хозяйства как целого.

Вернемся опять к приведенному выше определению предмета экономической теории, которого придерживается большинство западных экономистов. Содержится ли в этом определении экономика как целое? Очевидно, что не содержится. Вместо целого мы получаем целый набор определений. Во-первых, есть блага; во-вторых, они без всякого объяснения разделены на редкие и изобильные; в-третьих, им противопоставлены человеческие потребности; в-четвертых, эти потребности почему-то безгранично возрастают; в-пятых, между редкими благами и неограниченными потребностями располагается некий экономический механизм. Нам же нужен не набор бессвязных понятий, а единый термин, который бы означал экономику как целое. Пока такого термина у нас нет. И это не удивительно. Ведь перед экономической теорией стоит сверхсложная задача — представить экономику всех времен и народов как целое. Для решения такой непростой задачи необходим специальный метод исследования.

§ 2. Метод экономической теории

Итак, наша задача — познать экономику как целое. Каким образом это можно сделать?

Первый метод, который можно использовать для этой цели — позитивный или эмпирический. Суть его заключается в том, что необходимо собирать конкретные факты о хозяйственной жизни всех людей во все времена. Если мы соберем все факты хозяйственного поведения человека, мы тем самым и познаем экономику как целое.

Однако на пути использования такого эмпирического метода возникает ряд трудностей.

Во-первых, можно ли собрать все экономические факты? Некоторые — скрыты тьмой веков, некоторые — недоступны для прямого наблюдения, каждый день возникают мириады новых фактов. И главное — необходимо собрать факты, которые еще не произошли. Ведь надо рассмотреть экономику не только с начала, но и до конца.

Во-вторых, допустим на мгновение, что произошло чудо и все факты собраны. Открывают ли современные факты устройство экономики как целого? Увы, нет. Они лежат хаотической кучей и никакой истины нам не дают. Эмпирический метод зашел в тупик.

Для того чтобы извлечь из фактов знания их нужно интерпретировать. Иначе говоря, к фактам нужно применить логику, которая в фактах не содержится. Культура логического мышления существует и развивается независимо от данной совокупности фактов. Используем для интерпретации собранных экономических фактов рациональный метод или систему формальной логики.

Формальная логика (ее еще называют здравым смыслом) характеризуется тем, что определяет факты четко, точно и однозначно. Свое высшее воплощение формальная логика получила в математике и, соответственно, в математическом моделировании изучаемого предмета.

Итак, перед нами бесформенная груда фактов, в голове — формальная логика. Наша задача — получить из этой груды фактов знание экономики как системного целого.

Здравомыслящий ученый понимает, что получить сразу сложное знание об экономике как целостной системе невозможно. Надо действовать в два этапа. На первом этапе необходимо определить хозяйство не как сложное целое, а как простое целое. Вспомните, мы только что говорили о том, что необходим некий единый термин, который объединял бы в себе всё экономическое. Этот термин и есть научная категория, которая представляет собой экономику как целое, но простое целое. Эта категория скрывается за бесконечным мельканием фактов и ее надо из этих фактов извлечь.

На втором этапе найденную категорию постепенно начинают развивать в логичную научную теорию. Эта научная теория, по мере ее развития, снова возвращается к эмпирическим фактам. Но они предстают перед нами уже не как беспорядочная масса, а как стройное, упорядоченное целое, которое мы понимаем.

Как будет действовать ученый, использующий формальную логику, на первом этапе? Он будет заниматься обобщением эмпирических фактов. Нужно отбрасывать то, чем один факт отличается от другого, и оставлять то, что эти факты объединяет. Тем самым, постепенно теоретик найдет нечто единое, обнимающее собой всю экономическую реальность. Это единое и будет той категорией, которая покажет нам экономику как простое целое.

В связи со всем этим, нам надо уточнить определение предмета экономической теории. Сначала предметом экономической теории является экономика именно как простое целое. И лишь по мере изучения этой науки простое целое будет превращаться в сложное целое.

Снова вернемся к западной формулировке предмета науки. Мы пришли к выводу, что в ней отсутствует определение хозяйства как простого целого. Однако предполагаем, что западные экономисты, которые славятся своим здравомыслием, все же дошли до такой ступени обобщения, что сформулировали единую категорию, которая объединяет собой все экономическое и одновременно отделяет от экономики все неэкономическое. Предположим, что эта категория — благо. Благо является обобщением всех эмпирических фактов экономической жизни.

Теперь наступает второй этап. Надо исходную категорию «благо» развить в логически стройную теорию, которая объяснит нам эмпирическую реальность. Но как осуществить это развитие категории «благо»? Мы будем бесконечно повторять, что экономика как простое целое есть редкое благо и не двинемся с места. Мы не сможем двинуться с места так как в этой категории нет никакого различия, которое позволило бы нам как-то ее конкретизировать.

Такой печальный итог мы получили из-за здравого смысла. Здравый смысл требует, чтобы все было точно и однозначно определено. Руководствуясь требованием этой однозначности, мы выбрасываем всё, чем экономические факты различаются и оставляем только то, в чём они едины. Мы получили категорию, которая точно и однозначно содержит в себе то общее, что лежит в основе экономических фактов.

Теперь давайте вспомним, что должна изучать экономическая теория Экономику как целое. Но если мы оставляли только то, в чем факты едины, и выбрасывали то, чем они различаются, получили ли мы в категории «благо» экономику как целое? Нет, не получили. Значит, определение экономики как простого целого должно содержать в себе: а) то, что объединяет все эмпирические факты; б) то, что их различает.

Получается, мы должны определить нечто как а) тождественное и б) различенное. Мы одному и тому же предмету должны дать противоположные определения. А это противоречит здравому смыслу или формальной логике! Формально-логический метод изучения хозяйства как целого, также как и эмпирический метод, зашел в тупик.

Как же теоретики, использующие формально-логический метод исследования, выходят из затруднительного положения? Ведь все равно, несмотря на то, что из категории «благо» ничего не вывести, теорию надо создать. Прием, применяемый формальной логикой, прост. К категории «благо» добавляются определения извне. Так, блага делятся на редкие и изобильные, редким благам противопоставляются возрастающие потребности, а посередине появляется экономический механизм. Правда возникает вопрос № 1, чем должны руководствоваться ученые, давая такие внешние определения? Есть ли единый критерий. Единого критерия нет. Каждый руководствуется своим здравым смыслом. Сколько процессов, столько и мнений. Но как же тогда придти к общей формулировке? Ученые собираются на конференцию, где большинством голосов решают какую формулировку считать правильной. Утверждается произвольное мнение большинства. Так рождается основное течение экономической мысли, стоящей на позиции формальной логики.

Возникает и вопрос № 2. Если мы к категории «благо» притягиваем внешние определения, сохраняет ли эта категория статус охватывающей всё экономическое? Конечно, нет. Если нет, то где же однозначность и точность здравого смысла. Их тоже нет. Вместо точности мы получаем бессвязный набор исходных определений. Это исходная бессвязность проникает затем во всю последующую теорию, делая ее бессистемной и запутанной.

Мы остановились на том, что исходная категория, фиксирующая хозяйство как простое целое, едина и различена, то есть, имеет противоположные определения. Формальная логика не справляется с такого рода определениями, поэтому мы должны искать другой метод исследования хозяйства. Человеческая культура выработала такой метод. Его называют диалектико-логическим.

Прежде чем изложить существо этого метода, следует сделать одно важное практическое замечание. С одной стороны, студенты, начинающие изучать экономическую теорию, в пусть разной мере, но владеют приемами формально-логического мышления. Эти навыки Вам прививает средняя школа и особенно математика. Диалектико-логическим же мышлением Вы не владеете. С другой стороны, диалектико-логический метод крайне сложен, и возможность быстренько, по ходу дела, Вас ему обучить отсутствует.

Это имеет два следствия.

Следствие № 1. Курс основан на диалектическом методе. Но изложения материала построено формально-логически. Диалектико-логические построения лишь кое-где вкрапливаются. Это сделано для того, чтобы текст был доступен для студента, не владеющего диалектическим методом.

Следствие № 2. Изложенное ниже, никоим образом не является диалектическим методом. Это просто некоторые его важные признаки, приведенные не для прямого использования, а для того, чтобы Вы имели хоть какое-то представление о том, на основании чего сделан учебник.

Итак, какие же принципы образуют диалектический метод?

Принцип движения от простого к сложному. Каждый предмет когда-нибудь возникает, проходит процесс своего развития и завершается. Возникает он как простой, неразвитый. Потом в процессе развития усложняется и завершается как сложный. Поэтому диалектико-логический метод предполагает рассмотрение предмета не в готовом виде, а в его движении от простого состояния к сложному. Именно поэтому нам и надо вначале определить экономику как простое целое.

Принцип противоречия. Почему предмет развивается от простого к сложному? Потому, что он содержит в себе противоречие. Когда предмет только возник, он простой и его противоречие тоже простое и малоразличимое. Затем в процессе развития противоречие предмета максимально развивается и обнаруживается. А затем происходит его (противоречия) разрешение. Разрешение противоречия предмета означает, что предмет исчез. Но сохранился в новой, более сложной реальности, содержащей в зародыше новое противоречие, которое тоже разовьется и т. д.

Принцип отрицания отрицания. Этот принцип хорошо проясняет смысл противоречия. Когда предмет возник, он — нечто утвердительное. Однако, как мы только что говорили, в зародыше он уже содержит противоречие. Развитие этого противоречия приводит к тому, что возникает противоположное определение предмета. Раз определение противоположное, оно отрицает первое, утвердительное определение.

Это вторая ступень развития предмета — как раз ступень развитого противоречия, ибо теперь предмет имеет первое, утвердительное определение и второе — отрицательное.

Наконец, третья ступень — отрицание отрицания. Отрицание отрицания предполагает, что возник новый предмет, имеющий в себе и первое утверждение; и его отрицание, но как подчиненные моменты. Иначе говоря, в процессе отрицания отрицания возникла новая, более развитая реальность. Эта новая реальность, с одной стороны, вобрала в себя всё предшествующее развитие, но, с другой стороны, как только что возникшая — есть новое утверждение, которое лишь затем породит свое же отрицание, а затем и следующее отрицание отрицания.

Принцип единства исторического и логического. Смысл этого принципа в том, что, рассматривая основные этапы исторического развития предмета, мы одновременно в логической форме изучаем его устройство. Первые исторические формы существования предмета есть одновременно и его исходные логические определения.

Принцип рассмотрения предмета как единичного, особенного и всеобщего. Предмет всегда включает в себя моменты единичного, особенного и всеобщего. Однако на разных стадиях развития предмета какой-либо из этих моментов доминирует.

Как только мы приступаем к изучению предмета, он выглядит как мелькание поверхностных и единичных феноменов. Поэтому на первой стадии определение единичности доминирует. Но это абстрактная единичность.

Далее, мы начинаем отождествлять и различать единичные феномены. Они, тем самым, оказываются сгруппированными в отдельные особенные совокупности. Здесь доминирует момент особенного в предмете.

Наконец, все особенные совокупности предстают перед нами как проявления всеобщей природы предмета. Момент всеобщего в предмете начинает доминировать. На этой стадии познания наибольшее развитие получает как сам момент всеобщего так и, благодаря ему, моменты единичного и особенного.

Надо понять еще одну вещь. Весь путь от абстрактной единичности до конкретной всеобщности проходит только мир в целом. Если мы беремся изучать какую-то часть этого мира, например, экономику, нам надо будет определить, какое место она занимает в этом движении универсума и до какой степени всеобщности способна дойти.

§ 3. Предмет экономической теории

Итак, после всех предварительных рассуждений, нам необходимо, все-таки, сформулировать предмет экономической теории. Мы уже знаем основные требования к определению предмета:

  1.  Это должна быть категория, охватывающая хозяйства как простое целое.
  2.  Она должна содержать в себе простейшее различие.
  3.  Эта категория должна в зародыше содержать в себе всё дальнейшее развитие экономики как целостной системы.

Если исходное определение предмета содержит экономику как целое, то, развивая эти определения в развернутую теорию, мы все время будем удерживать экономику как единую систему.

Если исходное определение предмета содержит различие, то вначале простое целое будет, по мере развертывания этого различия, наполняться все более конкретным содержанием.

Таким простым целым, охватывающим всё экономическое всех времен и народов, является продукт. Соответственно, за пределами продукта ничего экономического нет. И что бы ни изучала экономическая теория, это все одно и то же — продукт.

Обычно под продуктом понимают результат трудовой или производственной деятельности человека. Как же может результат охватывать всё, включая и то, результатом чего он является? Никак не может. Дело в том, что между продуктом вообще и продуктом как результатом — огромная разница. Продукт как результат — лишь часть продукта вообще. А мы говорим именно о продукте вообще.

Может, конечно, возникнуть вопрос, а как же деньги, курсы акций, менеджеры, информация и хеджирование? Все это результат развития и одновременно более конкретные определения одного — продукта.

Определив предмет экономической теории как продукт, мы попались в ту же ловушку, что и здравомыслящие ученые. Продукт — пустое тождество, лишенное какого-либо различия. Поэтому, нам никак не конкретизировать его. Однако мы еще не закончили формулировку предмета экономики. С точки зрения диалектики всё движется. Поэтому, продукт — тоже процесс движения. Простейшее движение продукта есть производство и потребление. Различие производства и потребления позволяет нам развить всю дальнейшую экономическую теорию.

Мы имеем теперь, с одной стороны, продукт как целое производства и потребления. С другой стороны — имеем продукт как производимый или потребляемый. Это противоречие. Производимый продукт есть целое и есть нечто только производимое. Следовательно, ему недостает потребления. Производимый продукт, стремясь слиться с собственным целым, переходит в потребление. Однако потребляемый продукт опять противоречит себе: он — целое (продукт) и не целое (только потребляемый). Стремясь разрешить противоречие, потребляемый продукт переходит в производимый и снова противоречит себе. Таким образом, исходное противоречие продукта запускает экономику как простейший переход производства в потребление и потребления в производство.

Вернемся снова к категории «благо» и сравним ее с категорией «продукт как процесс производства и потребления». Первое критическое замечание в адрес редкого блага касалось того, что в нем нет исходного различия, которое позволяло бы его конкретизировать. Но это не всё. Вспомним, что маржиналистская школа делит блага на изобильные и редкие.

Теперь, давайте подумаем, является ли воздух для человека благом? Является. Если человек находится в диком лесу, то это благо для него изобильное, то есть неэкономическое. Является ли тот же воздух благом для крокодила, живущего в том же лесу? Надо думать, что является.

Рассуждаем дальше. Является ли крокодил для человека благом? Тоже является. Только крокодил для человека благо редкое. А человек для крокодила благо или нет? Конечно, благо. И тоже редкое. Из всего этого следует, что и человек и крокодил осуществляют хозяйственную деятельность, потому что имеют дело с редкими благами. А отсюда следует, что человек — это крокодил, а крокодил — это человек. Руководствуясь здравым смыслом, мы пришли к выводу, который здравому смыслу противоречит.

Редкое благо оказывается неконкретным определением не только потому, что не имеет в себе различия, но и потому, что смешивает экономический мир человека и мир животных. Нам же надо из всей совокупности благ найти человеческое благо, которое бы четко очертило круг экономической деятельности человека. Это специфическое благо — производимый и потребляемый продукт.

Однако достаточно ли сказать, что предмет экономической теории — процесс производства и потребления продукта? Чтобы в этом разобраться, задумаемся, можно ли познать часть, не познав целого? Нельзя. Ведь часть имеет связи с целым. Следовательно, познание части включает в себя познание и ее связей с целым. Эти связи определяются как устройством части, так и устройством целого. Поэтому познать характер связи невозможно, не зная как устроено целое.

Человек не исчерпывается экономикой. Мир человека гораздо шире и разнообразнее. Значит продукт, как часть мира человека невозможно познать не определив, что есть человек и как он относится к продукту.

В свою очередь человек — это часть универсума. Он вступает в отношения с неорганической и органической природой. Значит, познать продукт, как принадлежность человека, невозможно вне его взаимоотношений с природой.

Поэтому, если мы хотим изучать экономику как целое, нам надо решить триединую задачу:

  1.  изучить продукт в его отношении к себе самому;
  2.  изучить отношение продукта к человеку;
  3.  изучить отношение продукта к природе.

§ 4. Функции экономической теории

Любая теория обходится обществу в определенную сумму средств. Поэтому от любой теории должна быть какая-то польза, компенсирующая затраты сейчас или хотя бы в будущем. Эта польза фиксируется в функциях, которые данная наука восполняет. Рассмотрим функции экономической теории.

Познавательная функция. Человек так устроен, что ему необходимо дать какое-то объяснение окружающему миру. У некоторых людей эта потребность оказывается выше средней. Они часто становятся теоретиками. А часть из них — экономистами-теоретиками. Экономисты-теоретики познают как устроен хозяйственный мир человека и передают полученные знания другим людям. Тем самым, экономисты-теоретики удовлетворяют свою повышенную потребность в познании хотя бы части окружающего мира и нормальную потребность в познании людей практического склада. Эта функция экономической теории не имеет прямого практического выхода. Однако в длительной перспективе познание ради познания делает наше представление о хозяйстве более точным, а значит позволяет вырабатывать более качественные практические решения.

Методологическая функция. Мы уже говорили о том, что есть экономическая теория, а есть конкретные экономические науки. Конкретные экономические науки не изучают хозяйство как целое; они берут в качестве своих предметов его отдельные части (стороны). Возникает вопрос, нужны ли этим конкретным отраслям знания экономической теории? В общем виде мы на него ответили. Не представляя целого, нельзя исчерпывающим образом постигнуть часть. Следовательно, если есть два ученых–маркетолога одинаково способных, опытных, работоспособных, то в маркетинге лучше будет разбираться тот, кто знает экономическую теорию. Равным образом и маркетолог–практик принимает более квалифицированные решения в том случае, если он изучал экономическую теорию, чем в том случае, когда он ее не знает.

Существует обратное влияние конкретных экономических дисциплин на экономическую теорию. Когда экономическая теория обобщает факты, она совсем не обязательно имеет дело с непосредственной практикой. Чаще всего она обобщает знание, добытое именно конкретными экономическими науками.

Как методология экономическая теория создает базу для конкретных дисциплин. Выполняя же практическую функцию, служит прямым руководством к действию.

Практическая функция экономической теории. Представим абстрактное сообщество людей, ведущих хозяйственную деятельность. Это сообщество может а) осуществлять текущее регулирование экономики; б) реформировать ее и в) революционно перестраивать.

Во всех трех случаях нужна экономическая теория. Причем чем радикальнее преобразования, тем глубже необходимо понимать как устроено хозяйство. Следовательно, практическая потребность в экономической теории возрастает при переходе от текущего регулирования к революционным преобразованиям.

В связи с практическими преобразованиями хозяйства необходимо различать позитивный и нормативный анализ хозяйства. Позитивный анализ предполагает изучение экономики такой, какая она есть. Нормативный анализ — это моделирование такого хозяйства, которое было бы желательно для данного сообщества людей.

Позитивный и нормативный анализ нельзя разрывать. Если экономическая теория только позитивна, она выполняет лишь познавательную функцию, но не практическую. Если теория только нормативна, то она либо вырождается в пустое прожектерство, либо, в случае ее применения на практике, наносит экономике огромный ущерб.

Ущерб возникает вследствие того, что нормативная теория, оторванная от позитивной, не содержит в себе конкретных путей перехода от реального состояния хозяйства к желаемому. В результате начинаются преобразования, полностью оторванные от действительности, которые разрушают существующее хозяйство. Примером такого «напяливания» нормативной теории при отсутствии позитивной можно считать рыночные реформы в России, которые привели к невиданному в мирное время развалу экономики.

Однако связь экономической теории и практики не бывает прямой. Между теорией и практикой всегда вклинивается идеология.

Идеологическая функция экономической теории. Сейчас очень распространен взгляд, согласно которому экономическая теория — наука неидеологизированная. Проверим, так ли это. Мы выяснили, что познать часть не познав целого невозможно. Продукт (экономика как целое) является частью мира человека и мира в целом. Спрашивается, познаваем ли мир в ближайшем будущем? Не познаваем. Но, как отмечалось, природа человека требует какого-то объяснения мира прямо сейчас. Поэтому человек заполняет область своего незнания мира гипотезами о его устройстве. Гипотезы эти не могут быть проверены, так как это означало бы, что мир все-таки познаваем в ближайшее время. Значит, человек, выдвигая такую гипотезу, вынужден в нее верить. А вера и есть идеология.

Если мир в целом сегодня не познаваем до конца, то познаваем ли до конца продукт как его часть? Исходя из изложенного, не познаваем. Значит, и в экономической теории есть область человеческого незнания, заполняемая гипотезами, в которые мы вынуждены верить, то есть идеологией. Обозначим идеологию, связанную с ограниченностью человеческого знания, как идеологию № 1. Такая идеология существует и в математике, и в экономической теории, и в любой другой науке.

Однако если с точки зрения процесса познания математика и экономическая теория не отличаются, то они резко различны с другой точки зрения. Экономическая теория возникла как самостоятельная наука в XVII веке. К этому времени продукт достиг той стадии развития, когда один человек (группа людей) получил возможность улучшать свое производство и потребление за счет производства и потребления другого человека (группы людей). Такая возможность породила противоречия экономических интересов и борьбу за их реализацию. Тогда возникает очередной вопрос, улучшить свое производство и потребление за счет чужого легче с идеологическим обоснованием или без такового? Конечно с идеологическим обоснованием.

Если это так, то группа людей, которая хочет захватить часть продукта другой группы, заплатит экономисту–теоретику, чтобы он обосновал, почему она имеет на это право. Противоположная группа, заплатит другому теоретику, чтобы он обосновал ее противоположный интерес. Этот процесс можно изобразить с помощью рис. 1.1.

Рис. 1.1. Идеологизация экономической теории

На рисунке прямоугольник АВEF условно обозначает исчерпывающее знание об экономике. При этом, прямоугольник АВDG — область человеческого знания, а GDEF — область человеческого незнания. Область человеческого незнания (GDEF) служит источником возникновения идеологии № 1.

Экономист-теоретик, которого наняла первая группа лиц, для обоснования ее права на лучшее производство и потребление, выберет из всей совокупности доступного знания (АВDG), то, которое выгодно заплатившим (АВСН). В результате доступное знание сократилось — из него выпал кусок в виде прямоугольника HCDG. Так возникает вторая разновидность идеологии, связанная с борьбой экономических интересов. Обозначим ее как идеологию № 2. Любая экономическая теория выражает экономические интересы той или иной национальной, классовой, культурной, профессиональной, возрастной и т. п. общности людей. Правда, чаще всего, определить в чем состоит идеология № 2 в той или иной теории и чьи интересы она выражает очень трудно.

Ситуация осложняется еще и тем, что в конкретной теории идеология № 1 и идеология № 2 переплетаются. Поэтому защита интересов может ловко маскироваться под чисто научные гипотезы, которым автор теории отдает предпочтение.

§ 5. Структура курса

Данный параграф служит разъяснению общей логики учебника. Любые предварительные комментарии есть искажения логики, ибо логику курса может продемонстрировать только сам курс. Тем не менее, это искажающее забегание вперед мы считаем полезным. Без него первые разделы учебника могут показаться неподготовленному читателю неясными и ненужными.

Итак, наша задача — развить абстрактное определение хозяйства (производство и потребление продукта) до конкретного знания того, что есть экономика как целое.

Было также отмечено, что диалектический метод предполагает рассмотрение предмета как единичного, особенного и всеобщего. Значит, и продукт нам следует рассматривать как единичный, особенный и всеобщий.

Невозможно дать исчерпывающее определение того, что такое единичный продукт, продукт особенный и продукт всеобщий до изложения курса теоретической экономики, ибо это разъясняет весь курс от начала до конца. Предварительно можно лишь отметить, что единичный продукт — это продукт отдельно взятый, изолированный от других (например, рубило первобытного человека, раб, трудящийся на плантации в Америке, вырезанный аппендикс, горная жаба, съеденная китайцем и т. п.). Можно бесконечно перечислять единичные продукты и получать все большее их хаотическое нагромождение.

На другом полюсе находится всеобщий продукт. Точнее сказать, момент всеобщего в едином процессе продукта. Здесь мы фиксируем не разрозненные отдельные продукты, а их абстрактное единство. В качестве примера можно взять национальный продукт, мировой продукт, продукт всех времен и народов. Трудность понимания того, что такое всеобщий продукт состоит в том, что, в отличие от единичного продукта, его нельзя взять, попробовать, понюхать. Керосин, например, можно понюхать, а национальный продукт — нет.

Особенный продукт (момент особенного в продукте) выражает отношение единичного и всеобщего продуктов. Если единичный продукт относится к всеобщему, то он уже существует не сам по себе, а выступает элементом некого целого. А чтобы выступить элементом целого, единичный продукт должен не хаотически мелькать, а упорядочиться. Родственные единичные продукты объединяются, например, в отрасли и существенно обособляются от продуктов других отраслей.

В реальности моменты единичного, особенного и всеобщего в продукте постоянно и сложно взаимодействуют. Основные черты этого взаимодействия схематично изображает табл. 1.1.

Таблица 1.1.

Взаимодействие моментов единичного, особенного

и всеобщего в продукте

Продукт

Единичный

Особенный

Всеобщий

Единичный

 

1

2

3

А

Единичный единичный

Особенный единичный

Всеобщий единичный

Особенный

В

Единичный особенный

Особенный особенный

Всеобщий особенный

Всеобщий

С

Единичный всеобщий

Особенный всеобщий

Всеобщий всеобщий

Видно, что продукт (табл. 1.1) имеет два ряда определений единичности, особенности и всеобщности — горизонтальный (столбцы 1, 2, 3) и вертикальный (строки А, В, С). Столбцы 1, 2, 3 показывают, как определения продукта сменяли друг друга исторически. То есть, в начале экономики доминировал единичный продукт, затем его сменил особенный и, наконец, закончится экономика всеобщим продуктом. То есть, экономика имеет конец, как, впрочем, и начало. И наша задача рассмотреть ее от начала и до конца.

При этом на каждой исторической фазе своего движения производимый и потребляемый продукт тоже выступает как единичный, особенный и всеобщий (строки А, В, С, табл. 1.1). Например, единичный продукт (столбец 1, табл. 1.1) имеет внутри себя моменты единичного, особенного и всеобщего (рис. 1.2).

Те же самые определения имеет особенный продукт (2, А, В, С) и всеобщий (3, А, В, С).

На рис. 1.2 видно, что три момента продукта (единичность, особенность и всеобщность) приобрели одно и то же определение — все они единичные. Что это значит? Доминирование единичности означает непосредственность: поймал и съел, съел и поймал, поймал и съел… Пойманный и съеденный продукт не связан ни с предшествующим продуктом, ни с последующим. Именно в силу непосредственности самое основное определение продукта здесь — единичный как единичный. В табл. 1.1 это основное определение выделено в рамочку.

Рис. 1.2. Моменты единичности, особенности и всеобщности

в единичном продукте

Рассмотрим теперь фазу особенного продукта (табл. 1.1). Особенный продукт (столбец 2) имеет в себе определения единичности, особенности и всеобщности (строки А, В, С). То есть, в фазе особенного продукта, в какой бы форме продукт ни выступал — в форме ли единичного, особенного или всеобщего, — он всегда будет иметь определение особенного продукта. Это означает, что в этой фазе своего движения продукт является опосредованным. От непосредственности единичного продукта мы перешли к опосредованности особенного. И действительно, если продукт особенный, то всегда есть другой, по отношению к которому он и выступает как особый и с которым соотносится.

Наконец третья фаза — всеобщий продукт (столбец 3, табл. 1.1). Здесь и единичный, и особенный, и всеобщий продукты (строки А, В, С) имеют определение всеобщности. Это означает, что непосредственность единичного продукта и опосредованность особенного объединяются и возникает конкретно-всеобщий продукт.

Рассмотрим табл. 1.1 по строкам. Возьмем для примера строку А. Эта строка демонстрирует судьбу единичного продукта в разные исторические эпохи. Мы видим, что единичный продукт сначала был собственно единичным (единичный как единичный). Здесь единичный продукт выступил в своей самой примитивной, непосредственной, но и зато самой выпуклой форме. В этой фазе, как отмечалось, момент единичности в продукте доминирует.

Затем тот же единичный продукт выступает в столбце 2 табл. 1.1 как особенный единичный. Здесь он утрачивает свои лидирующие позиции и подчиняется особенному продукту. Наконец, в столбце 3 единичный продукт становится всеобщим. Здесь происходит полное развитие единичного продукта. В этой экономике будущего каждый человек способен произвести и потребить любой продукт. Однако, с другой стороны, единичный продукт, получив свое полное развитие, не является здесь доминирующим. Он получил свое развитие благодаря тому, что главным определением продукта стала всеобщность.

Видно, что единичный продукт во все эпохи единичный, но характер этой единичности существенно меняется. Так же можно проследить историческую динамику особенного (строка А) и всеобщего (строка В) продуктов.

В первой главе был провозглашен принцип единства исторического и логического. Этот принцип отчетливо проявился при исследовании определений продукта в табл. 1.1. Столбцы таблицы представляют собой исторические фазы процесса производства и потребления продукта. Надо дать им какое-то историческое название. Назовем фазу, когда доминирует единичный продукт — эпохой до разделения труда; фазу доминирования особенного продукта — эпохой разделения труда, а фазу доминирования всеобщего продукта — эпохой после разделения труда (табл. 1.2).

Таблица 1.2.

Логическое и историческое движение продукта

Производство

и потребление единичного продукта

Производство

и потребление особенного продукта

Производство

и потребление всеобщего продукта

Эпоха до разделения труда

Эпоха разделения

труда

Эпоха после разделения труда

Все главы учебника расположены в соответствии с табл. 1.2.

Главы 2–4 (часть I) охватывают эпоху до разделения труда, то есть единичный продукт. Главы 5–24 (часть II) посвящены рассмотрению эпохи разделения труда (особенный продукт). Эпоха после разделения труда (всеобщий продукт) кратко рассматривается в третьей части, без разбивки на отдельные главы, так как это слишком отдаленная историческая перспектива.

Единичный продукт (эпоха до разделения труда), как отмечалось, сам проходит три стадии в своем развитии. Стадию, когда доминирует единичный продукт, особенный и всеобщий (рис. 1.3).

Единичный продукт (эпоха до разделения труда)

Единичный

Особенный

Всеобщий

Рис. 1.3. Развитие единичного продукта

На стадии единичного единичного продукта исторически и логически возникают производство и потребление как таковые. Люди, становясь людьми, учатся производить и потреблять отдельные продукты. На этой стадии человек начинает превращать силы природы в свои производительные и потребительные силы. Эти процессы рассматриваются в главе 2.

На стадии единичного особенного продукта производство и потребление одного продукта начинает переходить в производство и потребление другого. Производительные силы достигают того уровня развития, когда продукт составляет преобладающую долю жизненных средств человека. Значит, надо уметь его считать. На этой стадии возникает экономическое количество, то есть стоимость (или ценность). Так как теперь можно произвести меньше, чем потребил или наоборот, то возникают производственные (или, шире, экономические) отношения между людьми. Эти процессы изучаются в главе 3.

Наконец, производительные силы достигают уровня, когда человек научается от производства и потребления одного продукта переходить к производству и потреблению того же самого продукта. Единичный продукт становится всеобщим.

Это означает, во-первых, начало взаимодействия производительных сил и производственных отношений, а, значит, возникновение примитивной хозяйственной системы.

Во-вторых, производство потребление одного и того же продукта ведет к возникновению экономической культуры. Этим вопросам посвящена глава 4.

Формированием простейшей хозяйственной системы завершается развитие единичного продукта или завершается эпоха до разделения труда (часть II). Особенный продукт точно так же как и единичный проходит три стадии развития (рис. 1.4).

Особенный продукт (эпоха разделения труда)

Единичный

Особенный

Всеобщий

Рис. 1.4. Развитие особенного продукта

В соответствии с рис. 4 во второй части учебника выделены три раздела. Раздел I посвящен доиндустриальной стадии развития хозяйства, раздел II — индустриальной, раздел III — постиндустриальной. В отдельном, четвертом разделе рассматривается российское хозяйство на доиндустриальной, индустриальной и постиндустриальной стадиях.

Раздел I начинается с анализа собственно разделения труда, которому посвящена глава 5. Возникновение разделения труда ставит перед человеком вопрос: кому принадлежит данный конкретный специализированный продукт? Иначе говоря, на стадии разделения труда продукт становится собственностью. Собственность изучается в главе 6.

Согласно рис. 1.4, особенный продукт сначала выступает как единичный. Это означает, что разделение труда на первом этапе: носит единичный характер. Такие единичные фрагменты разделения труда возникают внутри аграрных общин. То есть, стадия особенного единичного продукта — это аграрная стадия развития экономики. Хозяйственной системой здесь является сельскохозяйственная община, внутри которой происходит разделение труда.

Так как особенный единичный продукт — это аграрная стадия развития хозяйства, то все механизмы и особенности аграрной экономики выступают здесь наиболее ярко. Аграрной экономике посвящена глава 7.

В эпоху до разделения труда возникли экономические культуры. Когда начинается разделение труда, изолированные культуры вступают в отношения. Наиболее культурные сообщества становятся цивилизациями; остальные — цивилизованными или нецивилизованными сообществами. Проблема цивилизации рассматривается в главе 8.

Вторая стадия развития особенного продукта — особенный как особенный (раздел II). Это индустриальная стадия. Если на аграрной стадии хозяйственной системой были общины, то на индустриальной — процесс разделения труда смещается на уровень национальной экономики. Отдельные предприятия внутри национального хозяйства лишены той самодостаточности, которой обладали общины. Поэтому на индустриальной стадии хозяйственная система — это национальное хозяйство. Общая характеристика индустриальной стадии разделения труда дается в главе 9.

Уже стадия охоты и собирательства потенциально содержит в себе товарность и планомерность. На аграрной стадии развития продукта товарность и планомерность из потенциальных превращаются в реальные. На индустриальной стадии — выступают в развитой форме капитала и плана. Здесь, кроме стадиального и цивилизационного подходов, уместно вспомнить формационный (рис. 1.5).

Продукт

 

Единичный

Особенный

 

Всеобщий

Эпоха до разделения труда

Эпоха разделения труда

Эпоха после разделения труда

Охота и собирательство

Доиндустриальная (аграрная) стадия

Индустриальная стадия

Постиндустриальная стадия

Производство и потребление будущего

 

Античное рабство

Европейский феодализм

Капитализм (рынок)

 

Положительный гуманизм (коммунизм, общество изобилия и т.п.)

Первобытность

 

 

 

?

 

Азиатское рабство

Азиатский феодализм

Социализм (план)

 

Рис. 1.5. Развитие продукта как смена общественно-экономических формаций

На рис. 1.5 показано, что единичный продукт с формационной точки зрения это первобытность. Особенный единичный продукт (аграрная стадия) вбирает в себя рабовладение и феодализм. Рабовладение раздвоено на античное (товарность) и азиатское (планомерность). Феодализм тоже раздвоен на европейский (товарность) и азиатский (планомерность). Особенному продукту (индустриальной стадии) соответствует формация, которая пока не имеет единого названия. Одна ее форма — это капитализм, другая — социализм. На стадии особенного всеобщего продукта (постиндустриальная стадия) тоже, видимо, возникает формация, в которой капитал и план, достигнув высшего противостояния при индустриализме, начнут преодолевать сами себя. Они начнут перерастать в некое более сложное единство.

Наконец, всеобщий продукт (эпоха после разделения труда), с точки зрения развития формаций, это нечто, не имеющее пока точного названия (положительный гуманизм, коммунизм, общество изобилия и т. п.). В этой экономике будущего капитал и план сохраняется лишь как подчиненные моменты более развитого типа хозяйства.

Из изложенного вытекает, что любая хозяйственная система, развиваясь, движется как бы по двум основным осям (рис. 1.6).

Рис. 1.6. Эволюция хозяйственных систем

А — межстадийные переходы;

В — переход рыночной хозяйственной системы в плановую, переход плановой хозяйственной системы в рыночную в рамках одной стадии развития экономики;

С — переход рыночной хозяйственной системы в плановую, переход плановой хозяйственной системы в рыночную со сменой стадии развития экономики.

Вертикальная ось на рис. 1.6 — это движение хозяйственных систем от единичного (эпоха до разделения труда) ко всеобщему (эпоха после разделения труда) через все стадии. Горизонтальная — движение хозяйственных систем от рынка к плану и обратно. На этой горизонтальной оси располагается бесконечное множество смешанных типов хозяйства.

Если теперь вернуться к индустриальной стадии, то она оказалась расколотой на противоположные типы хозяйственных систем — капиталистическую и плановую. Капиталистическое хозяйство, в его наиболее чистом виде, рассматривается в главах 10–13. Плановое хозяйство, тоже в наиболее чистом виде, — в главах 14–17.

Завершается изучение индустриальной стадии главами 18 и 19, где представлены смешанные типы хозяйств.

Стадия особенного всеобщего продукта (постиндустриальная, раздел III) характеризуется тем, что процесс разделения труда переходит с уровня национального государства на мировой уровень. Теперь национальные государства являются лишь специализированными звеньями единой мировой системы хозяйства. В этом основной смысл глобализации. Постиндустриальная стадия представлена в главах 20 и 21.

В главах 22–24 учебника (раздел IV) теория используется для изучения развития российского хозяйства как экономической системы особого типа. Как отмечалось, хозяйство России последовательно рассматривается на аграрной, индустриальной и постиндустриальной стадиях.

1 Барр Р. Политическая экономия. — Т. 1. — М.: Международные отношения, 1995. — С. 16.


Диплом на заказ


1. Особенности формирования аудиторской выборки малыми аудиторскими организациями
2. Тема Визначення технічних характеристик комп~ютера за допомогою програмних засобів
3. то отпускАлла ждала его как манны небеснойтак она устала от бесконечных придирок вздорной начальницыкуч
4. Курсовой проект Современный монетаризм и российская экономика
5. I ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ И ЦЕННОСТИ
6. ХПІ МЕТОДИЧНА РОЗРОБКА Завдання для підсумкового і залишкового контролю знань
7. Когда ты так молод очень хочется жить
8. Использование Интернет-ресурсов на уроках английского языка
9. Контрольная работа- Метод социометрических измерений
10. Профилактика наркотической зависимости подростков
11. Учебное пособие- Общая характеристика школьных программ по истории.html
12. Скорая и неотложная медицинская помощь в хирургических ситуациях І
13. О значениях и функциях артиклей le la les в современном французском языке.html
14. Контрольная работа- Понятие и типы акционерных обществ
15. РЕФЕРАТ дисертації на здобуття наукового ступеня кандидата технічних наук3
16. T0] где Rt и Rt0 сопротивления проводника соответственно при температурах t и t0
17. История развития специализированных органов розыска преступников в конце19 начале 20 в
18. МОДУЛЬ 1 Поняття світогляду та його суспільноісторичний характер
19. Состав и свойства осадка бытовых сточных вод
20. тема учення про моральність за принципами науковченн