Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

Статья Состояние опьянения как квалифицирующий признак дорожнотранспортного преступленияАрзамасцев М

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-13


Статья: Состояние опьянения как квалифицирующий признак дорожно-транспортного преступления
(Арзамасцев М.)
("Уголовное право", 2010, N 1)

СОСТОЯНИЕ ОПЬЯНЕНИЯ КАК КВАЛИФИЦИРУЮЩИЙ ПРИЗНАК

ДОРОЖНО-ТРАНСПОРТНОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

М. АРЗАМАСЦЕВ

Максим Арзамасцев, начальник кафедры Санкт-Петербургского института повышения квалификации работников ФСИН России, кандидат юридических наук.

Действующий уголовный закон отличается широким набором правовых средств дифференциации уголовной ответственности виновных в преступлениях лиц. По подсчетам Т.А. Лесниевски-Костаревой, в Уголовный кодекс РФ (УК) включено более ста квалифицирующих признаков, количество квалифицированных составов составляет около 65%, а к основным составам преступлений можно отнести лишь 35% <1>. Тенденция к расширению использования квалифицирующих признаков отмечается и в процессе внесения изменений и дополнений в уголовный закон.

--------------------------------

<1> Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. М., 2000. С. 228.

Так, Федеральным законом от 13 февраля 2009 г. N 20-ФЗ "О внесении изменения в статью 264 Уголовного кодекса Российской Федерации" <2> данная статья дополнена новым квалифицирующим признаком - "совершение деяния лицом, находящимся в состоянии опьянения". До этого в УК 1996 г. состоянию опьянения не придавалось значения признака, дифференцирующего (отягчающего или смягчающего) уголовную ответственность. Действовало общее положение, закрепленное в ст. 23 УК, согласно которому лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности на общих основаниях. Такой нейтральный характер оценки состояния опьянения виновного лица в принципе оправдан для большинства преступлений. Однако Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 9 декабря 2008 г. N 25 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" обратил внимание судов на то, что при назначении наказания лицу, совершившему предусмотренное ст. 264 УК преступление в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, в силу ч. 3 ст. 60 УК следует учитывать указанное обстоятельство как отрицательно характеризующее личность этого лица, умышленно допустившего нарушение пункта 2.7 Правил, повышающее степень общественной опасности им содеянного" <3>.

--------------------------------

<2> СЗ РФ. 2009. N 7. Ст. 788.

<3> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 2.

Повышение общественной опасности дорожно-транспортных преступлений в зависимости от нахождения лица, управляющего транспортным средством, в состоянии опьянения отмечено многими авторами <4>. И действительно, управление транспортным средством в состоянии опьянения не только является одним из наиболее серьезных нарушений правил дорожного движения, но и способствует другим нарушениям, возникновению аварийных ситуаций и наступлению тяжких последствий. В основе этого лежит то, что "опьяневший субъект значительно переоценивает свои интеллектуальные и физические возможности, теряет чувство меры и осмотрительность, а также способность к прогнозированию негативных последствий своего противоправного поведения" <5>. При этом "алкоголь снижает возможность творческого подхода к экстремальной ситуации, активизирует у человека привычные, шаблонные методы реагирования... Поэтому сочетание этих двух факторов - опьянения и тревожности - максимально способствует повышению аварийности среди такого рода лиц в условиях дорожного движения" <6>. Повышенную опасность представляет нарушение правил дорожного движения, совершенное лицом, находящимся в состоянии как алкогольного, так и наркотического или иного опьянения.

--------------------------------

<4> Гринберг М.С. Состояние опьянения и субъективная сторона автотранспортных преступлений // Совершенствование правовых мер борьбы с преступностью: Межвузовский тематический сб. Владивосток, 1986. С. 72; Коробеев А. Уголовная ответственность за управление транспортным средством в состоянии опьянения // Советская юстиция. 1987. N 19. С. 11; Иванова О.А. Ответственность водителя за управление транспортным средством в состоянии наркотического опьянения: теория и практика // Актуальные проблемы юридической науки и практики. Тезисы докладов научн. конференции. Ч. 2. Пермь, 2004. С. 23; Бабанов А.С. Уголовно-правовая оценка управления автотранспортом в состоянии опьянения // Правовая политика и правовая жизнь. 2005. N 4. С. 152.

<5> Назаренко Г.В. Уголовно-релевантные психические состояния лиц, совершивших преступления и общественно опасные деяния: Монография. М., 2001. С. 176.

<6> Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. М., 1996. С. 49.

Специалистами были предложены различные варианты отражения в уголовном законе повышенной общественной опасности рассматриваемого преступления в зависимости от того, находится ли виновное лицо в состоянии опьянения. Так, предлагалось признать состояние опьянения квалифицирующим признаком нарушения правил безопасности движения <7> или обстоятельством, отягчающим наказание <8>. Некоторые авторы даже считают целесообразным установить уголовную ответственность за сам факт управления транспортными средствами в состоянии опьянения <9>.

--------------------------------

<7> См.: Основания уголовно-правового запрета. М., 1982. С. 279; Коробеев А.И. Транспортные преступления: пути и способы совершенствования законодательной конструкции // Правоведение. 1989. N 2. С. 97; Гринберг М.С. Указ. соч. С. 78; Тяжкова И.М. Неосторожные преступления с использованием источников повышенной опасности. СПб., 2002. С. 87.

<8> См.: Павлов В.Г. Субъект преступления и уголовная ответственность. СПб., 2000. С. 138.

<9> Бабанов А.С. Указ. соч. С. 155.

Использование признака состояния опьянения в качестве квалифицирующего, по мнению разработчиков законопроекта N 93181-5, в соответствии с которым и были внесены анализируемые изменения в ст. 264 УК, должно дифференцировать уголовную ответственность, поскольку санкции в предыдущей редакции данной статьи "одинаковы как для водителей, находившихся в состоянии опьянения, так и для трезвых водителей". При этом учтена относительная распространенность нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств в состоянии опьянения: "...Каждое тринадцатое ДТП в Российской Федерации совершено водителями, находящимися в нетрезвом состоянии". А сам закон сможет способствовать предупреждению таких преступлений, поскольку "предлагаемые изменения законодательства Российской Федерации позволят значительно снизить количество ДТП и тяжесть их последствий" <10>.

--------------------------------

<10> Пояснительная записка к проекту Федерального закона N 93181-5. URL: http://www.duma.gov.ru/ faces/ lawsearch/ gointer.jsp?c=93181-5.

Предыдущая редакция ст. 264 УК дифференцировала уголовную ответственность только в зависимости от последствий деяния. Но, как правильно отмечает В.А. Нерсесян, "последствия неосторожных деяний могут быть неадекватны нарушениям установленных правил безопасности. Грубейшая неосторожность может не повлечь опасных для общества последствий, в то время как даже легкая неосмотрительность, простая забывчивость при определенных условиях причиняют огромный ущерб, приводят к человеческим жертвам. Поэтому преступные последствия не могут полностью характеризовать социальный облик правонарушителя" <11>. В связи с этим думается, что новая редакция ст. 264 УК позволяет точнее учитывать как последствия деяния, так и характер поведения виновного.

--------------------------------

<11> Нерсесян В.А. Ответственность за неосторожные преступления. СПб., 2002. С. 204 - 205.

Эффективность анализируемого уголовно-правового запрета зависит и от правильной квалификации нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, совершенного лицом, находящимся в состоянии опьянения. Такая квалификация невозможна без определения понятия опьянения, тем более что в самом уголовном законе оно не раскрывается. В литературе было высказано мнение, что "под опьянением в уголовном праве понимается состояние, при котором вменяемое лицо не в полной мере осознает фактический характер и (или) общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководит ими в результате осознанно-волевого употребления алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ" <12>. Однако в ст. 264 УК говорится не просто об опьянении, а о нахождении в состоянии опьянения лица, управляющего транспортным средством и нарушающего правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств. Такой подход с учетом бланкетного характера диспозиции ст. 264 УК требует, чтобы понятие опьянения использовалось в качестве квалифицирующего признака в том же смысле, что и в Правилах дорожного движения.

--------------------------------

<12> Спасенников Б., Спасенников С. Определение понятия "опьянение" в уголовном праве // Уголовное право. 2007. N 4. С. 71.

В соответствии с п. 2.7 Правил дорожного движения водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного). Данное понятие законодательно раскрывается только в примечании к ст. 27.12 КоАП РФ, согласно которому под состоянием опьянения следует понимать "наличие абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один литр крови или 0,15 и более миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, наличие наркотических средств или психотропных веществ в организме человека, определяемое в порядке, установленном Правительством РФ, а равно совокупность нарушений физических или психических функций человека вследствие употребления вызывающих опьянение веществ". Однако указанное определение разработано для решения вопроса о привлечении лица к административной ответственности за нарушение п. 2.7 Правил дорожного движения и при буквальном толковании относится только к ст. 27.12 КоАП. В то же время Верховный Суд РФ отмечает, что, поскольку законодатель установил допустимый уровень содержания алкоголя в выдыхаемом воздухе до 0,15 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, проведение медицинского освидетельствования для установления состояния опьянения при исследовании определения алкоголя в выдыхаемом воздухе должно учитывать данное положение <13>.

--------------------------------

<13> Решение Верховного Суда РФ от 28 апреля 2009 г. N ГКПИ09-461. Документ опубликован не был // СПС "Гарант".

Таким образом, наличие алкоголя в концентрациях меньше пороговых в настоящее время не относится к нарушениям Правил дорожного движения, наказуемым в административном порядке. Вряд ли и в уголовном праве можно считать иначе. Нельзя устанавливать или усиливать уголовную ответственность за непротивоправное поведение. Соответственно, с учетом единообразного употребления терминов для вменения квалифицирующего признака совершения преступления лицом, находящимся в состоянии опьянения, в настоящее время следует учитывать признаки такого состояния, указанные в примечании к ст. 27.12 КоАП.

Вид и степень опьянения при вменении квалифицирующего признака значения не имеют, но само опьянение должно быть физиологическим и возникшим вследствие употребления алкоголя, наркотических средств или психотропных веществ либо иного опьяняющего (одурманивающего) вещества. В последнем случае медицинским обследованием должны быть установлены клинические признаки опьянения и идентифицировано употребленное вещество как вызывающее у человека опьянение. В целях избежания произвольного толкования понятия таких веществ интерес представляет предложение С.Н. Дмитриева о включении в текст Правил дорожного движения "специального приложения с исчерпывающим перечнем психотропных, одурманивающих веществ и наркотических средств, употребление которых водителями транспортных средств запрещено" <14>.

--------------------------------

<14> Дмитриев С.Н. Проблемы освидетельствования водителей автомототранспортных средств на предмет выявления признаков опьянения // Закон и право. 2002. N 9. С. 28.

Обстоятельства употребления алкоголя или иных опьяняющих веществ в большинстве случаев не оказывают влияния на квалификацию. Так, еще Н.С. Таганцев отмечал, что "учинение преступного деяния лицом, хотя бы насильно напоенным, но не утратившим способности распоряжаться своими действиями... не может подходить под понятие невменяемого деяния" <15>. Это означает, что лицо, даже насильственно приведенное в состояние опьянения, но после этого начавшее управление транспортным средством и допустившее нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, должно признаваться виновным с учетом анализируемого квалифицирующего признака.

--------------------------------

<15> Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 1. Тула, 2001. С. 380.

Неправильное представление субъекта относительно наличия или отсутствия у него состояния опьянения следует расценивать как разновидность фактической ошибки относительно общественной опасности совершаемого деяния. Так, если лицо ошибочно считает, что находится в состоянии опьянения, но, согласно данным освидетельствования, такое состояние не установлено, то преступление следует квалифицировать по соответствующим частям ст. 264 УК без учета анализируемого квалифицирующего признака. Более сложной является ситуация, когда лицо ошибочно считает себя трезвым (например, полагая, что прошло достаточно времени после употребления алкоголя). Видимо, здесь следует согласиться с А.И. Рарогом, по мнению которого "незнание общественной опасности не исключает ответственности за неосторожное преступление, если лицо должно было и могло осознавать общественно опасный характер совершаемого деяния и предвидеть его общественно опасные последствия" <16>. Но возможна и извинительная фактическая ошибка, если лицо помимо своей воли, вследствие обмана или случайно (например, в пище или напитках), употребило определенное наркотическое средство, психотропное или одурманивающее вещество, приведшее к опьянению. С учетом характерных свойств алкоголя (выраженный вкус, запах) обманное или случайное его употребление практически исключается.

--------------------------------

<16> Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб., 2002. С. 173 - 174.

Использованная в ч. ч. 2, 4 и 6 ст. 264 УК формулировка "деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения", а также особенности влияния состояния опьянения на способность лица управлять транспортным средством позволяют сделать вывод, что для вменения указанного квалифицирующего признака необходимо установление не только факта управления транспортным средством в состоянии опьянения, но и еще хотя бы одного нарушения правил дорожного движения. И действительно, хотя управление транспортным средством в состоянии опьянения само по себе является нарушением п. 2.7 Правил дорожного движения, оно, взятое в отдельности, не может вызвать общественно опасные последствия. Состояние опьянения снижает уровень контроля водителя за движением транспортного средства, что влечет другое нарушение (например, превышение скорости, выезд на полосу встречного движения, проезд перекрестка на запрещающий сигнал светофора) или существенно затрудняет своевременное принятие мер по корректировке движения (например, непринятие мер к снижению скорости при возникновении опасности).

Вследствие состояния опьянения увеличивается время реакции, теряется концентрация внимания, происходят другие психофизиологические нарушения, что в большинстве случаев приводит к нарушению требования п. 10.1 Правил дорожного движения, в соответствии с которым скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства. Как справедливо отмечает А.С. Бабанов, состояние опьянения проявляется "через нарушение правил безопасности движения" <17>. Таким образом, для вменения анализируемого квалифицирующего признака должна быть установлена причинная связь с общественно опасными последствиями не только состояния опьянения, но и еще хотя бы одного нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств.

--------------------------------

<17> Бабанов А.С. Указ. соч. С. 152.

При этом в целях обеспечения верной уголовно-правовой квалификации может быть учтено не любое состояние опьянения, а только допущенное непосредственно в процессе управления транспортным средством. В частности, в литературе отмечается, что "нередки случаи, когда обоснованно осуждаются по ст. 264 УК лица, управляющие транспортным средством, которые покинули водительское место и не приняли необходимых мер, исключающих самопроизвольное движение транспортного средства" <18>. Думается, что в случае такого бездействия состояние опьянения не должно изменять уголовно-правовую оценку деяния.

--------------------------------

<18> Научно-практическое пособие по применению УК РФ / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2005. С. 622.

На наш взгляд, следует поддержать А.И. Коробеева в том, что "сам факт опьянения лица во время управления транспортным средством должен быть в каждом конкретном случае установлен путем освидетельствования и документально оформлен" <19>. Причем установление неалкогольного опьянения должно быть проведено только путем медицинского обследования. Вместе с тем даже подтвержденный освидетельствованием факт опьянения лица еще не означает, что управлявший транспортным средством субъект в момент совершения деяния находился в состоянии опьянения. Такое лицо могло в нарушение п. 2.7 Правил дорожного движения употребить алкогольные напитки, наркотические средства, психотропные или одурманивающие вещества после дорожно-транспортного происшествия, что будет квалифицировано по ч. 3 ст. 12.27 КоАП, но позволит лицу избежать привлечения к уголовной ответственности за квалифицированный состав преступления, предусмотренный соответствующими частями ст. 264 УК.

--------------------------------

<19> Коробеев А. Уголовная ответственность за управление транспортным средством в состоянии опьянения // Советская юстиция. 1987. N 19. С. 11.

Почти невозможно достоверно установить факт нахождения виновного лица в состоянии опьянения, если оно скроется с места дорожно-транспортного происшествия. При отсутствии признаков преступления, предусмотренного ст. 125 УК, такие действия могут расцениваться только как административное правонарушение по ч. 2 ст. 12.27 КоАП.

Проанализированные выше проблемы установления признаков опьянения позволяют сделать вывод, что включение анализируемого квалифицирующего обстоятельства в ст. 264 УК должно сыграть определенную общепрофилактическую роль. Однако, к сожалению, оно приводит к фактическому "поощрению" водителей, отказывающихся от освидетельствования, скрывающихся с места происшествия или употребляющих алкогольные напитки, наркотические средства, одурманивающие или психотропные вещества после дорожно-транспортного преступления. Конечно, можно было бы закрепить указанные варианты поведения в качестве квалифицирующих признаков в ст. 264 УК, но, как правильно отмечено Л.Л. Кругликовым, квалифицирующим может быть лишь то обстоятельство, которое сформировалось до момента окончания преступления, характеризуя степень общественной опасности преступления и личности виновного <20>. А данные действия виновного совершаются уже после дорожно-транспортного преступления и вряд ли существенно повышают степень общественной опасности содеянного, поскольку общественно опасные последствия уже наступили. В настоящий момент подобное постпреступное поведение виновного следует учитывать лишь при назначении наказания как обстоятельство, характеризующее его личность.

--------------------------------

<20> Кругликов Л.Л., Васильевский А.В. Дифференциация ответственности в уголовном праве. СПб., 2002. С. 185.

Дополнительного изучения заслуживает вопрос о включении состояния опьянения в качестве квалифицирующего признака в другие статьи гл. 27 УК, в частности в ст. 263 УК. Это связано со сходством составов названных преступлений, а также с тем, что все они посягают на единый видовой объект. Так, В.А. Нерсесян вообще ставит под сомнение необходимость в самостоятельных уголовно-правовых нормах, предусматривающих ответственность за нарушения правил управления различными видами транспорта <21>. В этой связи следует учитывать, что нарушения правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского или речного транспорта имеют существенную специфику, поскольку их безопасность чаще всего зависит от слаженных действий не одного, а множества лиц (членов экипажей судов, работников диспетчерских служб, лиц, организующих движение транспорта, и т.п.). Соответственно, состояние опьянения одного субъекта может быть выявлено другими участниками; его неправильные действия могут быть скорректированы. Однако с расширением использования средств воздушного, морского или речного транспорта, управляемых одним лицом (например, малые самолеты, вертолеты, катера), повышается опасность нахождения такого лица в состоянии опьянения, которое в настоящее время может быть учтено только при назначении наказания.

--------------------------------

<21> Нерсесян В.А. Указ. соч. С. 62.

Пристатейный библиографический список

1. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. М., 1996.

2. Бабанов А.С. Уголовно-правовая оценка управления автотранспортом в состоянии опьянения // Правовая политика и правовая жизнь. 2005. N 4.

3. Гринберг М.С. Состояние опьянения и субъективная сторона автотранспортных преступлений // Совершенствование правовых мер борьбы с преступностью: Межвузовский тематический сб. Владивосток, 1986.

4. Дмитриев С.Н. Проблемы освидетельствования водителей автомототранспортных средств на предмет выявления признаков опьянения // Закон и право. 2002. N 9.

5. Иванова О.А. Ответственность водителя за управление транспортным средством в состоянии наркотического опьянения: теория и практика // Актуальные проблемы юридической науки и практики. Тезисы докладов научн. конференции. Ч. 2. Пермь, 2004.

6. Коробеев А. Уголовная ответственность за управление транспортным средством в состоянии опьянения // Советская юстиция. 1987. N 19.

7. Коробеев А.И. Транспортные преступления: пути и способы совершенствования законодательной конструкции // Правоведение. 1989. N 2.

8. Кругликов Л.Л., Васильевский А.В. Дифференциация ответственности в уголовном праве. СПб., 2002.

9. Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. М., 2000.

10. Назаренко Г.В. Уголовно-релевантные психические состояния лиц, совершивших преступления и общественно опасные деяния: Монография. М., 2001.

11. Научно-практическое пособие по применению УК РФ / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2005.

12. Нерсесян В.А. Ответственность за неосторожные преступления. СПб., 2002.

13. Павлов В.Г. Субъект преступления и уголовная ответственность. СПб., 2000.

14. Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб., 2002.

15. Спасенников Б., Спасенников С. Определение понятия "опьянение" в уголовном праве // Уголовное право. 2007. N 4.

16. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 1. Тула, 2001.

17. Тяжкова И.М. Неосторожные преступления с использованием источников повышенной опасности. СПб., 2002.




1. Pегресс в эволюции многоклеточных животных
2. Куриный бульон для души Исцеление души К читателям 1
3. .1 Риторика как искусство слова [2
4. Статья- Cистемы пожарной сигнализации.html
5. Ну что Воробей Думаю уж в этомто году нам непременно удастся поглядеть на бабочкин язычок.html
6. Развитие права в России (вторая половина ХVI-ХVII в)
7. веках от РХ и затянувшийся вплоть до середины 19 века
8. ВВЕДЕНИЕ В древние времена сновидения принимались за откровения богов
9. контрольна 2 Залік Вовчанська Діана 16 20
10. Хтонизм Геракла (по материалам античного Херсонеса)
11. тема управления охраной труда Согласно Типовому положению проводятся следующие виды инструктажей по вопр
12. Кремний в организме человека
13. Введение Качество продукции как экономическая категория Методы оценки качества продукции Стати
14. Избирательное право и избирательные системы в РФ
15. Чил
16. Реферат- Следящие системы
17. Утверждаю.1
18. Тема Устное народное творчество предполагает знакомство с жанром народной волшебной сказки
19. Реферат- Молчание в общении японцев (Тиммоку)
20. Управленческий учет 1 Роль управленческого учета в системе менеджмента Под управленческим или внутрен