Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

Лекция 5. Средневековый период

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2015-12-26


История языка. Лекция 5. Средневековый период.

5.1. Общий обзор

Началом средневекового периода как правило считается изобретение ХЧ. Если посмотреть на развитие языка в это время, то мы увидим, что приход династии Ли к власти не так сильно повлиял на развитие языка – культурный и политический центр сместился из Кэсона в расположенный недалеко Ханъян, и центральный диалект (Кёнги) как был, так и остался доминирующим. ХЧ мало изменил письменный корейский язык, так как большинство литературы и исторических трудов по-прежнему писалось на ханмуне, а официальные документы какое-то время продолжали писаться на иду, однако вместе с этим появились переводы на корейский язык многих произведений – буддийских сутр, конфуцианских классиков с комментариями, а параллельно с этим стала появляться и литература на корейском языке. Ценность ХЧ для лингвистов состоит еще и в том, что он представляет собой довольно понятную иллюстрацию фонетической структуры корейского языка и удобную систему транскрибирования китайских иероглифов.

Что касается второй границы периода, то ей считается Имчжинская война – данное длительное событие повлияло во многом и на язык, и многие перемены, медленно происходившие в течение предшествующего периода, закрепились окончательно в период войны и сразу после ее окончания. Поэтому началом новокорейского периода языка и окончания средневекового периода считается 1598 год. Таким образом, продолжительность средневекового периода составляет примерно 150 лет.

Источниками периода являются вышеуказанные переводы на корейский язык, а также литература на корейском языке – сичжо, акчанъ и некоторые другие жанры, получившие развитие в этот период. Также несколько раз переиздавался ХЧ, с изменениями, отражавшими произошедшие изменения в языке. Таким образом, источников для исследования среднекорейского языка достаточно, даже если учесть частичную их утерю в результате Имчжинской войны и прочих катаклизмов.

Что касается фонетики, то в данный период система насчитывала 20 основных согласных и 7 простых гласных. В системе согласных развились процессы аспирации  и геминации, которые привели к образованию трех рядов согласных – обычных, сильных и придыхательных. В системе гласных в определенной степени сохранялась гармония гласных – нейтральный звук «и», светлые гласные (заднего подъема) «а», «(а)», «о», темные гласные (среднего и переднего подъема) – «ы», «у», «(о)». В качестве конечных согласных могли использоваться 8 звуков, однако в 16 веке начался процесс распада этой системы и слияние «т» и «с» на конце слога. Сложившаяся система конечных 7 согласных дожила до наших дней. В этот же период началась утеря гласной «(а)», а именно – происходила постепенная ее замена на «ы» во втором слоге. Система тонов того периода первоначально совпадала с китайской (ровный, входящий, верхний и уходящий тоны), однако шло ее постепенное изменение на систему «высокий тон – низкий тон» и «долгий – краткий звук». Вместе с этим процессом шла и постепенная утрата обозначения 4 тонов точками на письме. Также некоторое влияние на фонетические процессы оказало упорядочивание чтений китайских иероглифов – если ранее образцовыми чтениями считались чтения, заимствованные примерно в 6-7 веке, то теперь был произведен апдейт – были зафиксированные современные (на тот период) чтения иероглифов.

С точки зрения грамматики интересным является появление показателя именительного падежа «ка» (ранее существовал только показатель «и») в 16 веке, который впоследствии быстро распространился. Для выражения времени использовались суффиксы «ни» для прошедшего, «н(а)» для настоящего и «ри» для будущего. Однако в этот период начал развиваться и использоваться суффикс прошедшего времени «(о)с» . Среди форм вежливости выражались суффиксы «си», «с(а)п», «нъи». Появились и суффиксы для выражения залога («и», «хи», «ри», «ги»), менее развитыми были формы «очжида» и «ке хада». В отрицательных предложениях получила больше распространение конструкция «ти аних(а)да», признаки зарождения которой можно найти в позднем древнем периоде. Большинство зафиксированных письменно предложений были очень длинными, сложными и распространенными и, по всей видимости отличались этим от устного языка.

Переводы иероглифических сочинений на корейский язык явно испытали большое влияние кугёля, а с точки зрения лексики, показывают большое количество ханмунных заимствований в корейском языке. Заимствования продолжали распространяться как в специализированной, так и в общеупотребительной лексике, иногда продолжая при этом вытеснять исконно корейские слова.

Словообразование во многом совпадает с современным. Как и прежде, употреблялись субстантивирующие суффиксы «ым» и «Ки»; еще одним распространенным способом словообразования было словосложение и основосложение, при этом между основами могла ставиться соединительная гласная «(о)».

Большинство лексических единиц сохраняло свои значения, однако значения некоторых коренным образом изменились, основными изменениями были расширении или сужение смысла.

Буквы, зафиксированные в ХЧ, описывали некоторые звуки, которые уже на момент его написания находились в процессе исчезновения. В 15 веке исчезли «в, хх, (х)», а в 16 – «нъ и ш». Звук «(а)» не исчез, но претерпел некоторые изменения.  В целом в этот период наблюдались некоторые попытки упорядочивания систем письменности и орфографии (смешанного письма хангыля и ханмуна), но единообразия в этом отношении в средневековый период добиться не удалось.

5.2. Источники средневекового периода.

Итак, что для нас наиболее важно, в средневековый период появляются источники написанные  с применением корейского алфавита. Они в основном отражают язык центральной части Кореи, и не язык простолюдинов, а речь чиновников, ученых и др. Однако максимально  подробные исследования имеющихся источников все же позволяют восстановить довольно реалистичную картину средневекового языка, даже несмотря на то, что оригиналы некоторых, очень ценных источников были утрачены в Имчжинскую войну и др.

Очень важным источником является сам ХЧ (1443, 1446) – описание новых букв при помощи иероглифов, обосновании формы букв и их взаимосвязи и примеры корейских слов, записанные хангылем. Первое издание содержало только описание букв и примеры слов, а второе – уже более подробные толкования.

Следующей книгой, написанной при помощи нового алфавита, стала Ёнбиочхонга» - «Песнь о драконе, летящем в небесах», написанная в 1445 и опубликованная в 1447 г. От оригинального издания до настоящего времени дошли 1 и 2 книги. Далее, упомянем буддийское сочинение «Сокпосанъчжоль», 1447, из 24 томов которого до настоящего времени дошли 8 томов оригинального издания.   

Также следует знать о некоторых письменных памятниках 15 века, которые были написаны языком, сравнительно приближенным к устной речи – это песни вольинчхонганчигок (1449) и буддийское сочинение вольинсокпо (1459).

Большой помощью для исследователей становятся рифмовники иероглифов, в большом количестве написанные в этот период при помощи корейской азбуки, в частности «Тонъгукчонъун» - «правильные рифмы восточной страны».

Активно переводились на корейский язык (такой перевод называется «онхэ») основные буддийские каноны. Как правило, если их оригинальные издания были с течением истории утрачены, то сохранились боле поздние переиздания. В отдельных книгах присутствует смешанная запись хангыля и ханмуна, с использованием всех букв (даже исчезающих), что является большой ценностью для лингвистов. В целом по этим переводам и их изданиям разных лет можно проследить эволюцию некоторых звуков, их исчезновение и трансформацию в другие звуки.

Источники 16 века не менее интересны, так как по ним можно отследить, как язык пришел к состоянию новокорейского языка, каковым он являлся уже на момент Имчжинской войны. Хангыль в это время значительно популяризовался; источники становились боле разнообразными, хотя по-прежнему в большинстве своем фиксировали письменную речь и речь высшего сословия.  По переизданиям ранее переведенных на хангыль буддийских сочинений можно сделать вывод, что буквы в и (Х) исчезли. Помимо этого, переводились на корейский язык конфуцианские сочинения, например «Сяо сюэ – сохак»; писались на ханмуне и хангыле труды по медицине – по профилактике и лечению заразных болезней, по траволечению; труды по музыке; переводились каса и Корё каё.

Через 80 лет после издания ХЧ в 1517 году Чхв Се Чжином пишется труд о 4 тонах, с большим количеством примеров слов корейских и китайских; в 1527 году издается Хунмонъчахве» - как учебник иероглифики, более 3300 иероглифов со значениями и чтениями, и объяснениями китайского способа разбиения слога на инициаль и финаль.

Некоторые книги учебного характера претерпели двойной перевод – сначала писался «онхэ», а потом его переводили на устный язык (куо).

И в 16 веке снова переводятся на онхэ различные буддийские и конфуцианские сочинения; некоторые из них, изданные не в центральных областях страны, отражают некоторые диалектные особенности по регионам. Переводились и конфуцианские «Лунь Юй – Ноно», «Мэн Цзы – Мэнъчжа», и др.

Наконец, в заключение отметим труд одного японца, …향천정거…., внука …향천춘…., участвовавшего в Имчжинской войне. В его сочинении из 81 тома присутствует и раздел – отрывок «Слова и вещи Корё», где написаны некоторые корейские слова и короткие предложения. Этот источник издан уже после имчжинской войны, но по всей видимости отражает именно язык конца 16 века.

5.3. Письменность и орфография.

Первым нормативным документов по орфографии корейского языка стал, конечно. ХЧ. В нем указывалось, во-первых, как их 23 простых согласных и 11 простых гласных путем слитного написания составляются буквы для сильных звуков, звукосочетаний, а также дифтонгов и трифтонгов-гласных. Этот способ образования букв описан в ХЧ кратко и просто. Правила написания слов и слогов в ХЧ базировались на орфоэпическом принципе – то есть написание слов было максимально приближено к их произношению. Оттуда же известно о том, что в конце слога могли находиться только 8 согласных звуков: ,,,,,,,.  Однако и в самом ХЧ и в других письменных источниках указанного периода в конце слогов могли стоять и буква Δ и некоторые буквосочетания. Однако в целом написание стремилось максимально уподобиться произношению и отразить изменения, происходящие с конечным звуком слога в зависимости от того, следовала за ним гласная или согласная.  Пример: «цветок»    перед согласными или в конце слова писался как , а если после него стоял гласный звук, как, например в падежных окончаниях, написание слова превращалось в 고지, 고즐 (а) и т.д., но расхождение между звучанием слова и его написанием не было до конца преодолено. В отличие от такого способа записи современная орфография корейского языка опирается на деление слова на слоги сообразно с его делением на морфемы; в средневековый же период этот способ употреблялся при смешанной записи – корень слова иероглифический + корейское окончание.

Другие источники указывают на отсутствие единообразия в орфографических принципах: в сокпосанъчжоль и других буддийских онхэ используется правило 8 конечных согласных, которые не переносятся в следующий слог, а в Ёнбиочхонга и вольинчхонганчигок можно увидеть зачатки деления слова на слоги по морфемному признаку. Иногда перенос или не перенос согласной в следующий слог зависел от того, озвончалась она или нет; иногда четко заметно, что и  , когда они являлись окончаниями грамматических конструкций, не переносились в следующий слог (с другой стороны, превратилось же 음으로 в 으므로).

При сложении слов или их основ применялись соединительные согласные, различным образом – они могли присоединяться к предыдущему слогу, к последующему, или вообще независимо располагаться между слогами (примеры 눈물, 엄쏘리, 군ㄷ자…). Изначально в качестве соединительных гласных использовались перед заднеязычными звуками,   перед язычными, перед губными, и (х) перед гласными и . Впоследствии вместо их всех стала использоваться буква , или реже ее вариация Δ, которая потом также превратилась в (см. совр. 바닷가, 소숫점, 나뭇잎, 옛이야기).  

При записи онхэ, иероглифических и смешанных текстов мог применяться принцип написания иероглифов крупным шрифтом, и внизу, мелким, их чтений; можно было и писать наоборот; можно было весь текст писать хангылем – это зависело от назначения текста и потенциальных читателей, к которым он был обращен. Тональность обозначалась точками, стоящими сбоку от слога, но это наблюдалось не во всех источниках.

ХЧ в целом хорошо отражает письменность, максимально приближенную к произношению, характерному для середины 15 века. Однако в силу значительных изменений в фонетическом строе языка, произошедших буквально в течение нескольких десятилетий, количество несоответствий между написанием и произношением слов нарастало. Хангыль не являлся государственной письменностью, поэтому эти расхождения не устранялись достаточно быстро на государственном уровне. Если мы посмотрим на произведения начала 16 века, то мы увидим, что из письменности понемногу, вслед за исчезновением соответствующих звуков, исчезают буквы «в», «хх», (х), а также в начале 16 века исчезает «нъ» в начал слога, и полностью заменяется во всех позициях на к конце столетия. В конце 16 века также выходит из употребления буква Δ, а ранее четкое разделение и  в патчиме утрачивает ясность.

Единого варианта правописания по-прежнему нет, об этом говорят хотя бы 4 разных написания слова 높다 в 4 различных источниках (пример). И как уже было сказано, до единой для всех имен и предикативов системы слогоделения по морфемному признаку еще очень и очень далеко.

5.4. 훈민정음,   용비어천가.

1. ХЧ. Был составлен королем Сечжоном в активном сотрудничестве с придворными учеными и китайскими лингвистами. В его разработках использовался китайский принцип деления слога на инициаль и финаль, но он пошел дальше и полностью разделил слог на звуки, вычленив звуки простые и составные, и соответствующим образом организовав буквы.

Структура ХЧ. ХЧ состоит из нескольких частей: 1) вступительное слово, где объясняется, что корейские звуки не похожи на китайские, и людям неудобно ими пользоваться (иероглифами) и изучать, так что он (заново) создал 28 букв, каковые желал всем легко выучить и удобно использовать каждый день.

2) Собственно объяснение букв – согласных, гласных, по принципу «к – такая же как первый звук в слове «кун»», и т.д.; в этой же части объясняются и правила «слитного написания», «легких п, пх, и м», а также обозначения тонов при помощи точек сбоку от слога.

3) Теоретическое описание изобретения букв и значения их формы в увязке с характеристиками звука, которому эта буква соответствует. Звуки при этом классифицируются по месту образования и качеству, и соотносятся с 5 стихиями, временами года и Ин-Янь, звуками чистыми и мутными, открытыми и закрытыми и др.; для объяснения букв, обозначающих гласные звуки используются концепции человека, неба и земли. Все вышеуказанное затем заново кратко пересказывается в стихотворной форме, по 7 слогов в строке. Далее объясняются правила объединения букв в слоги; в этой же части показано, как составляются дифтонги и трифтонги; указывается, какие звуки могут быть конечными в слоге.

4) примеры слов, написанных при помощи новой азбуки по типу «ㅡ 如   »…

5) небольшое послесловие написанное Чон Ин Чжи, где в целом повторяется тезис о неуместности китайского письма для записи корейской речи, и говорится о создании Сечжоном в сотрудничестве с некоторыми учеными (указаны поименно), алфавита, а также говорит, «… буквы эти просты и существенны, точны и понятны. Поэтому умный за утро уразумеет их, а глупый сможет выучить за декаду. Если этими буквами объяснять написанное (иероглифами), то можно понять его смысл; если ж ими вести запись слушаемого в суде дела, то можно постичь его сущность…» ( в переводе Л.Р. Концевича).

Вопрос авторства ХЧ. Достоверно известно, что Сечжон лично писал вступительное слово, подал идею создания транскрипционного письма и принимал участие в его создании. Однако помимо него над алфавитом и текстом ХЧ работали Чон Инчжи, Чхве Хан, Син Сукчу, Сон Саммун, Пак Пхэннён и др., все из придворной академии Чипхнчжон.

Издания ХЧ. Классическим является перепечатка с текста 1946 года, который является копией если не одного из самых первых изданий ХЧ, то как минимум перепечатки с него сделанной НЕ ПОЗДНЕЕ Имчжинской войны. То есть экземпляр, найденный в начале 1940-х гг. вряд ли является первым изданием (шрифт не тот), но содержание его скорее всего тождественно первому.

용비어천가  

Говоря об исследованиях языка отдельного памятника, следует сказать, что в отечественном корееведении до сих пор было всего две работы подобного рода. Первой является рукопись А.А. Холодовича "Грамматика корейского языка XV в. (по материалам Оды)"13, состоящая из двух разделов - "Фонетика" и "Морфология". Это систематическое описание первого литературного памятника XV в., написанного новой корейской письменностью из 125 строф, вышедшего в свет в 1447 г. Благодаря тому, что в этой работе автор описывает язык XV в. как систему, удается установить массу распределений, как грамматических, так и лексических. Текст Оды был составлен по повелению государя Седжона Великого (годы правления 1418-1450) придворными учеными Чонъ Дже (псевдоним Чиджэ), Чон Инджи (Хагёкчэ) и Ан Джи (Коын). Точный перевод этого произведения - «Песни о драконах, летающих в небесах». Шесть драконов, которые упоминаются в одном из комментариев в «Книге перемен», в «Оде» ассоциируются с шестью поколениями предков новой корейской династии Ли. Цели создания Оды: воспеть великие деяния предков династии Ли на протяжении шести поколений; воодушевить Седжона и всех последующих преемников правящего Дома напоминанием о превратностях судьбы и стойкости шести предков при основании династии; доказать, что приход рода Ли к власти был совершен по воле Неба, а не узурпаторским путем. Истинными же причинами создания Оды были: а) с помощью поэтического произведения на новом корейском алфавите привлечь верных Седжону сановников к упроченью устоев правящего дома и б) заодно придать авторитет новому письму, показать возможности родного языка. Последнее обстоятельство было особенно актуально, так как оппозиция сановников-китаефилов новому алфавиту и попыткам Седжона возвести корейский язык на уровень литературного была очень сильной.
Составители сопроводили корейский оригинал Оды поэтическим переводом ее на ханмун. Ода была, видимо, настолько популярна, что уже при Седжоне для первых четырех, а позже 16, строф и заключительной строфы была сочинена мелодия в жанре придворной национальной музыки хянъак. Ода исполнялась во время жертвоприношений предкам династии, при парадном выезде государя и др. , под музыкальный аккомпанемент на придворных приемах вплоть до правления Ёнджо (1724-1776).
Корейский текст Оды записан смешанным письмом, т.е. корейским алфавитом вперемежку с китайскими иероглифами. Ода находится в плане жанрового развития поэтической формы где-то между кёнгичхега и каса.
В смысловом отношении строфы слабо связаны друг с другом. Они объединяются только общей темой. Ода полна аллегорий, что значительно усложняет ее понимание. Общее содержание Оды следующее:
Вводная строфа 1 задает величественный настрой всему произведению. В ней утверждается, что все шесть предков («драконов») династии Ли были предопределены волей Неба.
В строфе 2 воспевается государь Седжон, предвещающий процветание династии. Здесь афористически показывается «глубина и исключительность [всего] накопленного при основании династии».
Строфы 3-14 содержат эпизоды из жизни первых пяти предков династии Ли в сопоставлении с первыми правителями древнекитайского Дома Чжоу (XII-III вв. до н.э.)
Строфа 15 напоминает о том, что ни китайский император Цинь Ши-хуанди (221-208 гг. до н.э.), ни корёский государь Тхэджо (918-943 гг. н.э.) не смогли спасти свои династии.
Строфы 16-84 описывают эпические деяния известных 18 китайских императоров и ванов с III в. до н.э. до XIII в. н.э. и одного корёского государя Тхэджо, бывших либо основателями династий, либо способствовавших установлению новых династий, в сопоставлении с деяниями первых пяти предков династии Ли;  Тхэджо (Ли Сонге), который сравнивается в более чем 20 строфах с танским императором Тай-цзуном (627-649), одним из «главных героев» китайской истории).
Строфа 85 посвящена теме о невозможности отменять законы Неба.

Строфы 86-89 повествуют о доблестях Тхэджо.
Строфы 90-109 посвящены шестому предку Тхэджону, чьи деяния также сравниваются с деяниями китайских императоров, прежде всего танского Тай-цзуна.
Строфы 110-124 содержат увещевания Седжону (и его преемникам), чтобы он не забывал о лишениях, которые пришлось испытать предкам династии, и старался совершенствовать их методы государственного управления. В строфах 115-119 напоминаются качества, важные для монарха: милосердие, сострадание, скромность, царственные манеры и благожелательность. В строфах 120-124 даются рекомендации государю, состоящие в том, чтобы укреплять экономическую основу страны, быть снисходительным к своим советникам и избегать партийной борьбы в политике, покровительствовать ученым, избавляться от клевретов, презирать буддизм и почитать учение Конфуция.
В заключительной строфе 125, самой длинной в Оде, приводится общая мораль, заключающаяся в риторическом вопросе - будет ли Седжон подражать «шести летящим драконам» или нет, ибо от этого зависит будущее страны.
Историко-филологическую ценность этого памятника трудно переоценить. Это самый древний из корейских письменных памятников, в котором впервые использован фонетический алфавит еще до его официального обнародования в 1446 г. Ода является ценнейшим источником для изучения среднекорейского языка раннего периода. Материалы Оды позволяют в какой-то степени восстановить фонетику корейского языка середины XV в., включая и просодию; воссоздать морфологию; составить представление о лексике. Полезны они и для этимологических изысканий. Не менее интересна Ода как ранний образец корейской
графики, орфографии и пунктуации. В комментариях к Оде содержится много материалов по истории, географии и культуре конца периода Коре и начала правления династии ли. В них записаны исторические предания того времени, сведения о государственном устройстве, обычаях и т.д. В тексте Оды и комментариях зафиксированы имена людей, географические названия (одних только топонимов в корейском написании насчитывается 173; в топонимах можно обнаружить много чжурчженьских элементов), названия чинов, предметов производства и т.п.

Для интересующихся – отрывки оды, переведенные на русский язык, с комментариями, находятся в очень доступном месте: http://luomaru.livejournal.com/1494.html#cutid1




1. Налоговое администрирование его цели задачи методы и формы
2. Тема- Петушок курочка и цыплята
3. педагогпсихолог
4. издании Проект на радио Проект посвященный различным аспектам экономики табака Журналистское рас
5. Іміджмэйкінг у дыскрэдытацыйных тэхналогій
6. Концепція Р Мертона - явні та латентні функції соціальних інститутів
7. на тему- ИЗУЧЕНИЕ ГОТОВНОСТИ К РИСКУ Составил студент гр
8. 1915 год и Армения
9. 1 Развития молочной промышленности
10. Элитные Семена Контакты- 614500 г
11. в подчинении видовых понятий общему роду и в соподчинении их между собой
12. а описание его видимых проявлений стычки столкновения кризисы и т.html
13. Жилищное законодательство- Основные положения политики Российской Федерации в жилищной сфере их з
14. Сочинение- Серебряный век русской литературы
15. Я С какой целью устанавливаются УКСПС на двухпутных участках железнодорожного пути общего пользования
16. тема имеющая сложнейшую функциональную и территориально ~ производственную структуру включающую отраслев
17. 2014 УЧЕБНЫЙ ГОД ГРУППЫ ТМ131споз Дата Д-н ’.html
18. Модуль- Мой объект Образовательные блоки- Общая информация об аэропорту и его использовании на Играх;
19. Это легко заметить сделав замер роста сразу же после вставания с постели и вечером придя с работы
20. Классификация химических реакций