Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

Курс лекций по теории перевода

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-13


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ДОНСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ДГТУ

Е.Ю БОГАТСКАЯ, С.В. Невольникова

 

 Курс лекций по теории перевода

      

  

 

Ростов-на-Дону

2010

УДК

Б 32

Рецензент  канд. филол. наук, доц. кафедры «Лингвистика и иностранные языки» ДГТУ

А.А. Агапитова

Богатская Е.Ю., Невольникова С.В.

Курс лекций по теории перевода: учеб. пособие/  Е.Ю. Богатская, С.В. Невольникова. – Ростов-на-Дону: Издательский центр ДГТУ, 2011.

В пособии изложены основные положения современного переводоведения, необходимые для теоретической подготовки переводчиков в сфере профессиональной коммуникации: что такое перевод, виды перевода; адекватность и эквивалентность при переводе; уровни эквивалентности при переводе; единицы перевода; основные модели процесса перевода, способы перевода. Пособие содержит также сведения из частной теории перевода, которые ложатся в основу практического курса обучения письменному переводу с английского на русский язык: переводческий анализ текста; лексико-семантические, грамматические и стилистические вопросы перевода.

          Пособие представляет собой курс лекций с теоретическим материалом, иллюстрированный примерами и переводом с комментариями. Каждая лекция заканчивается контрольными вопросами для проверки усвоения материала. Некоторые лекции содержат дополнительную информацию для самостоятельного изучения.

          Цель пособия – ознакомить учащихся с основными проблемами перевода, помочь им сориентироваться в обилии теоретических сведений по переводоведению, а также самостоятельно подготовиться к семинарским  занятиям по теории перевода.

Составители данного пособия опирались на основные положения лингвистической теории В.Н. Комиссарова, а также дидактические разработки И.С. Алексеевой. Пособие снабжено списком литературы, рекомендуемой для успешного освоения спецкурса «Теория перевода».

           Пособие предназначено для студентовспециальности 031100 «Лингвистика», а также для студентов, изучающих теорию перевода в вузе , по программе дополнительной квалификации « Переводчик в сфере профессиональной коммуникации».

      УДК

Печатается по решению редакционно-издательского совета

Донского государственного технического университета

Научный редактор канд. пед. наук, доц. кафедры «Лингвистика и иностранные языки» ДГТУ

Лысенко К.Н.

                           © Богатская Е.Ю.

© Невольникова С.В.

                 © Издательский центр ДГТУ, 2011

Введение

Длительное время в переводческой среде бытовало мнение, что процесс перевода как таковой - занятие неспешное и с экономической и политической жизнью за стенами кабинета переводчика связан довольно слабо.  Но жизнь показывает обратное: именно на производстве и в общественной жизни сейчас требуется знание иностранного языка. Обратимся к данным Всесоюзного центра перевода за период с 1984г. по 2000г.  Первое, что бросается в глаза, это резкое падение объемов перевода  научной литературы с иностранных языков на русский: с 73,5 % в 1984г. до 0% в 2000г. С другой стороны, появились новые типы документов: контракты, учредительные документы, доверенности, таможенная и финансовая документация, перевод которых составил  38,3 %  от общего объема переводов в 2000г.

        Объем переводов  личных документов возрос  с 0% до 24,5%, а  перевод технической документации составил 29,3%. Итак, появилась острая необходимость в подготовке переводчиков. Курсы по получению данной специальности были открыты в 1997г., когда увеличилось количество контактов с зарубежными странами, количество литературы на иностранных языках. Итак, будущая специальность слушателей курсов (или обучаемых) –переводчик в сфере профессиональной коммуникации, а изучаемая дисциплина называется «Теория перевода».

Теория перевода как наука начала выделяться в отдельную область знаний в середине ХХ столетия. Толчком для ее развития послужили резкие изменения в переводческой практике и общественный интерес к этой деятельности. Одной из главных причин оказалась вторая мировая война, которая вызвала перемещение по всему миру огромных многоязычных людских потоков. Вторая мировая война закончилась Нюрнбергским процессом – судом над нацистскими преступниками, который проходил в 1945-1946гг. Этот судебный процесс положил начало развитию синхронного перевода.

   Вторая мировая война способствовала распаду колониальной системы, отказу многих народов от использования европейских языков. В результате потребовалась деятельность переводчиков для организации международного общения.

    В условиях «холодной войны» создаются военно-политические блоки НАТО (Организация Североатлантического договора), СЕАТО (Организация договора Юго-Восточной Азии), СЕНТО (Организация Центрального договора), Организация Варшавского договора и др., которые объединяют народы многих стран мира.     

     С появлением первых ЭВМ в середине 40-х годов XX века предпринимаются  попытки «машинного перевода». В 1954г. проводится так называемый Джорджтаунский эксперимент, в результате которого был получен первый автоматизированный перевод  несложного текста  с одного языка на другой. За последующие 10 лет  было опубликовано более 1500 работ по машинному переводу.

Все эти события способствовали бурному развитию переводческой деятельности, и перевод постепенно приобрел статус массовой профессии. И, естественно, богатая практика перевода показала необходимость глубокого теоретического осмысления основных проблем перевода.

     В этот период было написано множество научных работ, появились отдельные «школы переводоведения» в нашей стране и за рубежом. Крупными теоретиками – представителями отечественной науки являются                      В.Н. Комиссаров, Л.С. Бархударов,  Я.И. Рецкер, А.Д. Швейцер, В.Г. Гак (англ. яз), А.В. Федоров, Л.К. Латышев, М.П. Брандес (нем. язык),  Р.К. Миньяр – Белоручев (фр. яз). В конце 90-х годов ХХ века мы испытывали недостаток учебников и учебных пособий для будущих переводчиков. В настоящее время этот пробел ликвидирован, и мы ставим своей целью помочь обучаемым сориентироваться в обилии учебного материала по теории перевода.

Лекция № 1.  ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА КАК НАУКА

  1.  Основные понятия  теории перевода.                                                                                                                                      
  2.  Предмет, задачи и методы исследования теории перевода.
  3.  Перевод как вид языкового посредничества.
  4.  Аспекты переводоведения.

  1.  Основные понятия теории перевода.

Начнем с содержания понятия «перевод». Мы уже говорили о том, что круг деятельности, охватываемый понятием «перевод», очень широк. Слово «перевод» принадлежит к числу общеизвестных, но и оно требует уточнения и определения. Оно обозначает:

     1)процесс, совершающийся в форме психического акта и состоящий в том, что речевое произведение (текст или устное высказывание), возникшее на одном – исходном - языке (ИЯ), пересоздается на другом – переводящем   языке  (ПЯ);  

     2) результат этого процесса, т.е. новое речевое произведение (текст или устное высказывание) на переводящем языке.  Эти два понятия соотносительны и взаимосвязаны, первое предполагает второе.

  Перевод — это деятельность, которая заключается в вариативном перевыражении, перекодировании текста, порожденного на одном языке, в текст на другом языке, осуществляемая переводчиком, который творчески выбирает вариант в зависимости от вариативных ресурсов языка, вида перевода, задач перевода, типа текста и под воздействием собственной индивидуальности; перевод — это также и результат описанной выше деятельности. (Алексеева И.С., с.7)1.

3) перевод считается видом межъязыкового посредничества;

4)существует точка зрения, что перевод – это самостоятельный вид словесного искусства;

      Приведем некоторые определения перевода, принадлежащие известным ученым:

А.В. Федоров: «Перевод рассматривается, прежде всего как речевое произведение в его соотношении с оригиналом и в связи с особенностями двух языков и с принадлежностью материала к тем или иным жанровым категориям» «Перевести — значит выразить верно и полно средствами одного языка то, что уже выражено ранее средствами другого языка».

«Процесс перевода, как бы он быстро ни совершался в отдельных, особо благоприятных или просто легких случаях, неизбежно распадается на два момента»2.

А.Д. Швейцер: «Перевод может быть определен как: однонаправленный и двухфазный процесс межъязыковой и межкультурной коммуникации, при котором на основе подвергнутого целенаправленному («переводческому») анализу первичного текста создается вторичный текст (метатекст), заменяющий первичный в другой языковой и культурной среде... Процесс, характеризуемый установкой на передачу коммуникативного эффекта первичного текста, частично модифицируемой различиями между двумя языками, двумя культурами и двумя коммуникативными ситуациями» (Швейцер А.Д. Теория перевода: Статус, проблемы, аспекты.- М., 1988.-С. 75).

М. Ледерер: «При переводе недостаточно понять самому, нужно, чтобы поняли другие. По определению, перевод распадается на две части: восприятие смысла и его выражение».

 Я.И. Рецкер: «Задача переводчика — передать средствами другого языка целостно и точно содержание подлинника, сохранив его стилистические и экспрессивные особенности. Под «целостностью» перевода надо понимать единство формы и содержания на новой языковой основе. Если критерием точности перевода является тождество информации, сообщаемой на разных языках, то целостным (полноценным или адекватным) можно признать лишь такой перевод, который передает эту информацию равноценными средствами. Иначе говоря, в отличие от пересказа перевод должен передавать не только то, что выражено подлинником, но и так, как это выражено в нем. Это требование относится как ко всему переводу данного текста в целом, так и к отдельным его частям» (Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика. - М.,1974.- С.7).

 Ж. Мунен: «Перевод — это контакт языков, явление билингвизма. Но этот очень специфический случай билингвизма, на первый взгляд, мог бы быть отброшен как неинтересный в силу того, что он отклоняется от нормы. Перевод хотя и является бесспорным фактом контакта языков, будет поэтому описываться как крайний, статистически очень редкий случай, когда сопротивление обычным последствиям билингвизма более сознательно и более организованно. Это случай, когда билингв сознательно борется против всякого отклонения от нормы, против всякой интерференции».

«Перевод (особенно в области театрального искусства, кино» интерпретации), конечно, включает в себя откровенно нелингвистические, экстралингвистические аспекты. Но всякая переводческая деятельность, Федоров прав, имеет в своей основе серию анализов и операций, восходящих собственно к лингвистике, которые прикладная лингвистическая наука может разъяснить точнее и лучше, нежели любой ремесленнический эмпиризм. Если угодно, можно сказать, что, подобно медицине, перевод остается искусством, но искусством, основанным на науке»

В. С. Виноградов: «Нужно согласиться с мыслью, что перевод — это особый, своеобразный и самостоятельный вид словесного искусства. Это искусство «вторичное», искусство «перевыражения» оригинала в материале другого языка. Переводческое искусство, на первый взгляд, похоже на исполнительское искусство музыканта, актера, чтеца тем, что оно репродуцирует существующее художественное произведение, а не создает нечто абсолютно оригинальное, тем, что творческая свобода переводчика ограничена подлинником. Но сходство на этом и кончается. В остальном перевод резко отличается от любого вида исполнительского искусства и составляет особую разновидность художественно-творческой деятельности, своеобразную форму «вторичного» художественного творчества». (Виноградов В.С. Лексические вопросы перевода художественной прозы. -М., 1978.-С. 8).

Р.К. Миньяр-Белоручев: «Объектом науки о переводе является не просто коммуникация с использованием двух языков, а коммуникация с использованием двух языков, включающая коррелирующую между собой деятельность источника, переводчика и получателя. Центральным звеном этой коммуникации является деятельность переводчика или перевод в собственном смысле этого слова, который представляет собой один из сложных видов речевой деятельности»3.

     «Перевод как бы удваивает компоненты коммуникации, появляются два источника, каждый со своими мотивами и целями высказывания, две ситуации (включая положительную и отрицательную ситуации), два речевых произведения и два получателя. Удвоение компонентов коммуникации и является основной отличительной чертой перевода как вида речевой деятельности. Удвоение компонентов коммуникации создает свои проблемы. Двумя важнейшими из них являются проблема переводимости и проблема инварианта в переводе» (Миньяр-Белоручев Р.К. Теория и методы перевода. - М., 1996.- С. 25, 29).

Л.С.Бархударов: «Перевод можно считать определенным видом трансформации, а именно межъязыковой трансформации» (Бархударов Л.С. Язык и перевод. - М., 1975. - С. 6).

      Итак, из вышеприведенных определений были выделены следующие сущностные признаки перевода:

—  речевое произведение в его соотношении с оригиналом;

— выражение того, что было уже выражено средствами другого языка, перевыражение;

процесс межъязыковой и межкультурной коммуникации; коммуникация с использованием двух языков, контакт языков, явление билингвизма;

— вид речевой деятельности, в котором удваиваются компоненты коммуникации;

—  двухфазный процесс, так как он распадается на две части, на два момента;

—  межъязыковая трансформация;

—   вид словесного искусства; искусство, основанное на науке.

     Приведем теоретико-переводческие универсалии:

  1.  ИТ – исходный текст и ПТ – переведенный  текст; ИЯ - исходный язык и ПЯ - переводящий язык;
  2.  эквивалентность – мера соответствия переведенного текста исходному тексту вне зависимости от цели перевода;
  3.  адекватность – соответствие текста перевода его цели;
  4.  единица перевода – кратчайшая единица процесса перевода, минимальная оперативная частица. Понятие единицы перевода изменилось (морфема, слово – текст, метаконтекст).

5) мелкое переводческое мыслительное действие при переводческом процессе (Бродович);

6) трансформация – переводческое преобразование как результат процесса перевода;

7) переводимость – возможность достижения или получения перевода.

Таким образом, перевод - это сложное, многогранное явление. В рамках переводоведения изучаются психолингвистические, литературоведческие, этнографические и другие стороны переводческой деятельности, а также история переводческой деятельности в той или иной стране. Основное в современном переводоведении принадлежит лингвистике перевода, изучающей перевод как лингвистическое явление. Именно с этим видом теории перевода мы будем иметь дело.

  1.   Предмет, задачи и методы исследования теории перевода.

       Предмет теории перевода - сам перевод. Перевод может осуществляться:

1) с одного языка на другой;

2) с литературного языка на его диалект;

        с диалекта одного языка на другой литературный язык;

     3) с языка древнего периода на данный язык в его современном   состоянии.

Теория перевода ставит перед собой следующие задачи:

- раскрыть и описать общелингвистические основы перевода, т.е. указать какие особенности языковых систем и закономерности функционирования языков лежат в основе переводческого процесса;  

- определить перевод как объект лингвистического исследования, указать его отличие от других видов языкового посредничества;

-разработать основы классификационных видов переводческой деятельности;

- разработать общие принципы научного описания процесса перевода как действий переводчика по преобразованию текста оригинала в текст перевода.

Будучи лингвистической дисциплиной, теория перевода использует данные и методы других разделов языкознания, грамматики, лексикологии, стилистики, социолингвистики, психолингвистики и т.д.

         Важным методом исследования в лингвистике перевода являются:

1)сопоставительный анализ перевода и оригинала, т.е. анализ формы и содержания текста перевода в сопоставлении с формой и содержанием оригинала.

2)сопоставительный анализ переводов одного и того же текста на разные языки, что  дает возможность выяснить, как преодолеваются типовые трудности перевода, связанные со спецификой каждого из языков. Неслучайно некоторые лингвисты  определяют перевод как конфронтацию или сопоставление языков.

3. Перевод как вид языкового посредничества.

Перевод - вид языкового посредничества, который всецело ориентирован на иноязычный оригинал. Перевод рассматривается как иноязычная форма существования сообщения, содержащегося в оригинале. Текст перевода является коммуникативно равноценным тексту оригинала.

Задача перевода - обеспечить такой тип межъязыковой коммуникации, при котором создаваемый текст на языке рецептора (на переводящем языке) мог бы выступать в качестве полноценной коммуникативной замены оригинала и отождествляться рецептором перевода с оригиналом в функциональном, структурном и содержательном отношении.

        Функциональное отождествление оригинала и перевода заключается в том, что перевод как бы приписывается автору оригинала, публикуется под его именем, обсуждается, цитируется так, как будто он и есть оригинал, только на другом языке.

       Содержательное отождествление оригинала и перевода заключается в том, что рецепторы перевода считают, что перевод полностью воспроизводит содержание оригинала, что в нем передается то же содержание средствами иного языка.

      Структурное отождествление перевода с оригинала заключается  в том, что рецепторы перевода считают, что перевод воспроизводит оригинал не только в целом, но и в частностях предполагается точный порядок изложения переводчиком содержания оригинала: кол-во и содержание разделов, частей, глав должно совпадать.

    Таким образом, важнейшая задача теория перевода заключается в выявлении языковых и экстраязыковых факторов, которые делают возможным отождествление содержания сообщений на разных языках.

Общность содержания - смысловая близость текстов оригинала и перевода называется эквивалентностью перевода оригиналу. Полностью или частично эквивалентные единицы или высказывания существуют в исходном языке и переводящем языке, однако, их правильная оценка, отбор и использование зависят от знаний, умений и творческих способностей переводчика.

     В качестве языкового посредничества переводчик может осуществлять не только перевод, но и различные виды адаптивного транскодирования. Адаптивное  транскодирование – это  вид языкового посредничества, при котором происходит не только перенос информации с одного языка на другой, но и ее адаптация с целью изложить в иной форме. Форма определяется задачей межъязыковой коммуникации, то есть при адаптивном транскодировании создаваемый текст не предназначен для полной замены оригинала.

Примером  является сокращенный перевод. Сокращенный перевод заключается в опущении при переводе отдельных частей оригинала по моральным, политическим или иным соображениям практического характера. При этом предполагается, что переводимые части оригинала передаются коммуникативно равноценными отрезками речи на переводящий язык.

 Адаптированный перевод предполагает частичное упрощение и пояснение структуры и содержания оригинала в процессе перевода с целью сделать текст перевода доступным для восприятия отдельными группами рецепторов, не обладающими достаточными познаниями, которые требуются для понимания оригинала. Например, перевод «взрослого» текста для детей, перевод научного текста для широкого круга неспециалистов. Примером адаптированного транскодирования может служить прагматическая адаптация, ориентируемая на достижение желаемого практического результата, и осуществляемая при передаче на другом языке всевозможных рекламных объявлений.

4. Аспекты переводоведения

Общая теория перевода систематизирует и обосновывает выводы из нашего конкретного опыта перевода, пытается обобщить и объяснить представления о процессе перевода и его результатах, исследует причины, условия и факторы, релевантные для феномена перевода. Общая теория перевода, опираясь на практический опыт и, в свою очередь, способствуя осознанию переводчиком того, что он делает, стремится ответить на следующие основополагающие вопросы: как можно в обобщенном виде представить процесс перевода? Возможен ли перевод вообще и чем обеспечивается эта возможность? Какие лингвистические и экстралингвистические факторы лежат в основе процесса перевода? Каковы границы перевода? Какие объективные закономерности свойственны переводу и как они сочетаются с субъективными факторами? Каким образом можно обобщить и описать методы преодоления переводческих трудностей? Чем обусловлены требования, предъявляемые к переводу различных типов текста, а также текстов, предназначенных для разных групп реципиентов? В чем заключается сущность эквивалентности и каковы условия ее достижения? Если рассматривать теорию перевода в историческом срезе, то оказывается, что суть ответов на приведенные выше вопросы была неразрывно связана с запросами общества и его взглядами на перевод.

Специальная теория перевода: Лингвистическое переводоведение, ориентированное на конкретную пару языков.  Процесс перевода — это процесс, связанный с речевой реализацией двух языков. Переводоведение, ориентированное на конкретную пару языков (скажем, английский и русский), описывает потенциальные варианты соответствий между этими языками (эквиваленты), а также факторы и критерии их выбора. При этом ставятся и решаются следующие задачи:

         1.Разработка теоретических основ для описания отношений эквивалентности, как общих, так и связанных с определенными языковыми единицами.

         2.Сопоставление двух языков на фонетическом, морфемном, морфологическом, синтаксическом, семантическом, стилистическом уровнях с целью выработки потенциальных единиц эквивалентности.

         3.Описание на материале двух языков отдельных трудностей перевода, связанных с проблемными языковыми явлениями, имеющими различия в принципах оформления в разных языках, а также контрастных явлений (например, метафоры, игра слов, историческое, социальное и территориальное расслоение языка, экзотизмы и ситуативные реалии).

Транслатология текста (теория перевода, ориентированная на текст).

        Те закономерности, которые исследует специальная теория перевода, реализуются в текстах исходном (ИТ) и переведенном (ПТ). В зависимости от типа текста, а также от коммуникативной ситуации эти тексты подчиняются определенным лингвостилистическим нормам и зависят от специфики источника текста и адресата текста. В связи с этим транслатология текста ставит перед собой следующие задачи:

  •  Разработка теоретических основ и методологии описания отношений эквивалентности, связанных с текстовой реализацией языковых единиц и с типом текста.
  •  Разработка методики переводческого анализа текста и текстовой типологии, ориентированной на перевод, а также переводческих проблем, связанных с текстом и его типом.
  •  Анализ и сопоставление ИТ и ПТ с целью выработки, систематизации и корреляции языковых, стилистических и текстовых признаков исходного текста и их соответствий в тексте перевода.
  •  Описание и контрастивные исследования норм языкового и стилистического оформления текстов, принадлежащих к различным композиционно-речевым формам, на материале ИТ-ПТ, а также на материале параллельных текстов.
  •  Разработка транслатологии отдельных типов текста.

Теория процесса перевода (процессуальная транслатология). В рамках этого чрезвычайно популярного в последние годы аспекта переводоведения исследуются ментальные процессы перевода. Прежде всего, ученых интересуют стратегии, которые выбирают переводчики на этапах восприятия, понимания, анализа текста оригинала, а также прогноза перевыражения, самого перевыражения и особенностей формулирования текста перевода. Исследования включают методики выборочного наблюдения за процессом работы профессиональных переводчиков, а также постановку экспериментов, в которых участвуют как профессионалы перевода, так и дилетанты. 

Теория отдельных видов перевода. Специфика, связанная с двумя основными видами перевода, - устным  и письменным, - способствовали появлению, которое исследует своеобразие каждого из них и на стадии процесса, и на стадии результата, а также случаи интеграции и границы этих основных видов. Теория отдельных видов перевода тесно связана с дидактикой перевода.

         В последнее время активно разрабатывается также теория «машинного», т. е. компьютерного перевода, предполагающая особый уровень формализации явлений перевода и создание переводящих компьютерных программ.

Научная критика перевода. Методика и критерии научной критики перевода базируются на результатах исследований всех четырех вышеназванных направлений переводоведения. Основным инструментом научной критики перевода служит понятие эквивалентности, которое применяется к конкретным результатам перевода. Центральной проблемой этого направления является выработка объективных научных критериев оценки текстов перевода, в том числе и исследование феномена вариативности художественных текстов (наличие нескольких эквивалентных вариантов перевода). Критика перевода, долгое время существовавшая в виде субъективной, оценочной эссеистики, становится в результате применения к ней достижений теории перевода в один ряд с другими аспектами переводоведения.

Прикладное переводоведение призвано обеспечивать непосредственную переводческую практику. Его задачей является разработка и усовершенствование разного рода пособий для переводчиков: толковых, одноязычных и двуязычных словарей, лингвострановедческих словарей, справочников переводчика.

Гуманитарное осмысление перевода. В различные исторические эпохи крупные деятели культуры включали проблемы, связанные с переводом, в контекст своих исследований. Лингвисты, литературоведы, писатели пытались осмыслить феномен перевода в духе своего времени. Они занимались и выяснением причин специфики и смены взглядов общества на перевод, исследованием причин и своеобразия развития переводческой теоретической мысли. Сюда же можно отнести и труды, посвященные философии перевода, осмыслению эстетической ценности перевода.

История перевода. Свою историю имеет как практика перевода, так и его теория. Поэтому в рамках этого направления всегда исследуются и взгляды на перевод, и сами результаты перевода. Среди изучаемых историей перевода вопросов, прежде всего можно назвать следующие:

     1. История перевода как рода деятельности от истоков до наших дней. Роль перевода для различных исторических эпох.

     2. Национальные истории перевода.

     3. История переводческих взаимосвязей различных культур.

     4. История культурного усвоения через перевод отдельных произведений, творчества отдельных авторов, отдельных жанров, целых литературных направлений.

      5. Анализ и оценка отдельных переводческих достижений в переводческом контексте.

      6. Творчество отдельных переводчиков.

Дидактика перевода включает в себя как теоретические разработки по методике преподавания перевода, так и практические пособия, опирающиеся на эти теоретические основы. Она учитывает все научные достижения описанных выше направлений переводоведения. Дидактика перевода тесно связано с психолингвистикой, методикой преподавания иностранных языков, а также с общей дидактикой (теорией обучения). Ее задачей является построение оптимальной модели обеспечения переводческой профессиональной компетентности (И.С. Алексеева Введение в переводоведение. - М., 2004.-С.48-51).

Дополнительная информация для самостоятельного изучения.

Системы машинного перевода исторически возникли раньше компьютерных  словарей. В профессиональной переводческой среде уже достаточно давно определилось четкое отношение к МП, которое характеризуется двумя полярными точками зрения: первая - МП никогда не сможет приблизиться по качеству к традиционному «человеческому» переводу, и поэтому системы МП бесполезны и бесперспективны. Вторая точка зрения – системы МП переводят необыкновенно быстро, и  качество МП улучшается столь динамично, что в будущем  системы МП могут практически полностью вытеснить человека – переводчика из переводческой сферы.

      На сегодняшний день у нас в стране на информационном рынке имеется несколько стабильно работающих систем  МП. Это семейство систем PROMT, к которым относятся также системы STYLOS и MAGIC GOODY, системы SOCRAT, LANGUAGE MASTER, политематическая англо-русская и русско-английская система МП RETRANS ВИНИТИ (Белоногов и др.).

      По данным ВЦП, сегодняшние системы МП не могут обеспечить приемлемого уровня качества перевода нестандартизованных текстов, т.е. текстов, не имеющих синтаксических, лексических и других ограничений, таких как журнальные и газетные статьи практически любой тематики, аналитические обзоры, доклады, не говоря уже о художественной литературе. С другой стороны, при переводе стандартизованных текстов, к которым можно отнести тексты многочисленных контрактов, договоров, банковских соглашений, технической документации и т.п.,  системы МП могут достичь вполне приемлемых  результатов.

      Системы перевода типа «Translation memory». Эти системы полуавтоматического перевода появились в переводческой практике относительно недавно. В настоящее время на западном переводческом рынке или же через ИНТЕРНЕТ переводчику доступен целый ряд систем типа «Translation memory». Это-«Déjà vu» (изготовитель компания Atril), «Translation Manager» (компания Star), «Translators Workbench» (компания Trados) и др.

Системы «Translation memory» нацелены в первую очередь на решение лексических проблем перевода, и в самом упрощенном виде являются огромными базами данных параллельных текстов – оригинальных текстов  и их переводов, выполненных самим пользователем этой системы или другими переводчиками. Их основное достоинство заключается в том, что вам никогда не придется переводить один и тот же фрагмент текста, фразу или часть фразы дважды, и в то же время практически исключается опасность пропуска при переводе какой –либо фразы или ее части. Это особенно важно при переводе технической, коммерческой, юридической и другой литературы, в которой повторяемость фрагментов текста может достичь 60%. Большинство этих систем достаточно просты в использовании и вполне совместимы с компьютерными словарями, редакторами и даже системами МП.

Практика показала, что с помощью системы «Translation memory» опытный переводчик может увеличить производительность своего труда на 20-70% в  зависимости от повторяемости фрагментов текста оригинала.

Контрольные вопросы:

  1.  Как сформировалась теория перевода как наука? Назовите причины ее бурного развития.
  2.  Дайте общую характеристику переводоведению, как науке. Каковы ее предмет, задачи и методы исследования?
  3.  Назовите основные понятия теории перевода, дайте определения.
  4.  Что такое перевод? Каковы сущностные признаки перевода?
  5.  Охарактеризуйте перевод как вид межъязыкового посредничества. Что такое адаптивное транскодирование? Приведите примеры.
  6.  Назовите аспекты переводоведения.

Лекция № 2. ВИДЫ ПЕРЕВОДА.

  1.  Письменный и устный перевод
  2.  Устный перевод: его уровни и особенности.
  3.  Письменный перевод, его разновидности.
  4.  Особенности перевода научно-технической литературы.

1. Письменный и устный перевод.

В английском и большинстве других языков эти виды перевода обозначают разными словами. По-английски «письменный переводчик» – translator, «устный» – interpreter. Правда, в среде неспециалистов различие  часто не производится, и устных переводчиков тоже называют translators. В конце концов, в основе своей письменный и устный переводы едины – у них одна коммуникативная (т.е. связанная с общением) задача. Переводчик письменной речи  и переводчик устной речи – это все-таки одна профессия.

Различия между письменным переводом и устным переводом можно представить в виде таблицы, приведенной устным переводчиком Брайаном Харрисом. Познакомившись с ней, можно представить набор способностей, навыков, умений и качеств, который необходим и в той и в другой работе.

Перевод письменный

Перевод устный

Текст, являющийся предметом письменного перевода, создан в более или менее  отдаленном прошлом.

Высказывание, переводимое устно, как правило, создается (возникает) именно в данный момент, (исключение – устный перевод с листа письменного текста).

Текст является законченным речевым произведением. Он статичен и неизменяем.

Высказывание находится в развитии, в динамике, его продолжение не всегда можно предсказать.

Текст можно просматривать, возвращаясь к уже прочитанному, нет необходимости опираться на память.

Устное высказывание все время «уходит» от переводчика; не исчезает только то, что удается удержать в памяти.

Текст полностью состоит из словесного  материала. Переводчик не видит, как он создается.

Устное высказывание состоит из слов, жестов и других форм невербального материала. Переводчик является свидетелем его возникновения.

Автор отделен от переводчика во времени и пространстве, что позволяет переводчику относительно объективно, неэмоционально подходить к тексту.

Устный переводчик непосредственно взаимодействует с оратором или, во всяком случае, «включен» в эмоциональную атмосферу происходящего.

Письменный перевод можно делать вчерне, перерабатывать, редактировать. Возможности пользоваться словарями, справочниками почти неограниченны.

Устный переводчик должен дать приемлемый перевод с 1-ой попытки, при этом возможности пользования словарями, справочниками крайне ограничены.

       И устный, и письменный переводчики должны отдавать себе отчет в том, что их работу скорее замечают тогда, когда они терпят неудачу, чем когда перевод «идет» нормально.

2.Устный перевод, его уровни, виды и особенности.

       Уровни устного перевода

       В силу своей специфики и в зависимости от степени подготовки, знаний,

способностей переводящего устный перевод может осуществляться  на уровне понимания, и на идиоматическом уровне.

       Уровень понимания - уровень, достаточный для осуществления коммуникации, т.е. для восприятия информации, но недостаточно адекватный в смысле содержания и не вполне совершенный в плане сочетаемости слов, выбора лексики, а то и просто ошибок, оговорок. В данном случае устный перевод выполняет лишь коммуникативную функцию, и переводчик не особенно заботится об оформлении сказанного. Такой уровень характерен для непрофессионалов и начинающих переводчиков.

Другое дело, когда при устном переводе достигается идиоматический уровень. При идиоматическом уровне перевод полностью адекватен и звучит легко, естественно, красиво, при правильной сочетаемости слов.

Данного уровня бывает легче достичь при переводе на родной язык, а требования к устному переводу на иностранный объективно снижаются, тем более на первоначальном этапе подготовки устного переводчика. Идиоматический уровень достигается на основе глубокого знания не только иностранного, но и родного языка, путем вдумчивой и упорной работы, тренировки на занятиях, а также самостоятельно: путем изучения литературы, анализа текстов, запоминания терминов, штампов, клише.

       Устный перевод - это, конечно, сложный психолингвистический процесс, в котором сливаются знание языков, родного и иностранного, соответствующий психологический настрой, а также общая эрудиция (фоновые знания, эрудиция, background knowledge). Это так называемая триада устного перевода, причем языки I /II, психология и эрудиция имеют почти одинаковое значение.

      Перевод, тем более устный, вообще невозможен без глубокого знания и иностранного, и родного языков.

       Теперь кратко о психологическом аспекте устного перевода, т.е. о психологической подготовке для преодоления волнения, типичного для стрессовой ситуации. Каждому знакомо это состояние во время экзаменов. Устный перевод - всегда экзамен на профессиональную подготовку, на владение навыками, на умение справиться с волнением. Устный перевод - особо сложный вид речевой деятельности, включающий понимание, осмысление и озвучивание информации то на одном, то на другом языке. Волнение может сильно сказаться на качестве перевода, и, следовательно, его необходимо свести до минимума. Особо выделим значение эрудиции в процессе устного перевода.

Хотя переводчику зачастую приходится специализироваться в каком-то одном направлении, переводчик высокого класса должен иметь солидный багаж знаний об истории, культуре и религии стран изучаемого языка и своей Родины, о текущих политических, экономических событиях - немного обо всем и все о немногом. Переводчик просто обязан как образованный и культурный человек знать греческую мифологию, римскую историю, творчество крупнейших писателей, афоризмы, словом, то, что наиболее часто цитируется, или на что делаются аллюзии (непрямые ссылки, намеки) в выступлениях, и что может поставить в тупик, если не знаешь, что имеется в виду.

      Прекрасное впечатление создается, когда вы естественно и легко цитируете

эквивалент фразы « Бойся данайцев ...» (Beware of Greeks bearing gifts), верно переводите « The world is out of joints » - (Век расшатался) и т.д. Довольно часто в речи встречаются крылатые фразы и выражения типа «modus vivendi» (лат.) – образ  жизни, способ взаимодействия, Zeitgeist (нем.)- дух времени. Необходимо знать их значение и употребление.

       При устном переводе часто приходится иметь дело с прецизионной информацией. По определению Р. Миньяр-Белоручева, прецизионная информация или прецизионные слова - это, в отличие от терминов,  «общеупотребительные, однозначные и точные в употреблении единицы речи, не вызывающие конкретных ассоциаций и весьма сложные для запоминания».  Именно такая информация является главной  и требует при устном переводе особого внимания и абсолютно адекватной передачи. Ее искажение может приводить к нежелательным последствиям.    

       Прецизионную информацию можно разделить на:

буквенную: имена собственные, географические названия, названия организаций, фирм, корпораций, месяцев и дней недели, торговых марок и пр.; а также цифровую: числительные, даты и т. д.

Прецизионную информацию  следует либо записывать (что предпочтительней),  либо прибегнуть к различным приемам смысловой и ассоциативной памяти (Р. Миньяр-Белоручев «Как стать переводчиком»).

       Анализ и синтез при переводе. (Основы теории. В.Ю. Розенцвейга) Процесс устного перевода как речевой коммуникации вообще распадается на два этапа: анализ (восприятие) и синтез  (говорение), которые протекают в быстрой последовательности, что предполагает автоматизм и анализа, и синтеза. При анализе автоматизм состоит в том, что каждая единица перевода узнается и вычленяется в кратчайший срок на основании контекста. Единица перевода - некая совокупность лексико-грамматических значений, необходимых и достаточных для обнаружения их эквивалентов в переводящем языке (е.g. take part in, give up, take place).

В устном переводе нет возможности для отвлечения от контекста. Необходимо научиться анализировать текст даже тогда, когда некоторый его отрезок был воспринят в искаженном виде. Дело в том, что на каждое сообщение всегда накладывается шум, помехи, что затрудняет восприятие. К понятию «шум» относят не только физические, но и лингвистические факторы: неправильно произнесенные речевые единицы, незнакомые переводчику слова, многозначные слова, сложные грамматические структуры, различные «сбои» в речи и т.д. Все эти помехи переводчик вполне может преодолеть, правильно выделив смысловую единицу, подлежащую переводу, учитывая предшествующий контекст. «Догадка» - необходимая  предпосылка успешного анализа при устном переводе. Она развивается на основе обучения, практики, общей эрудиции. Этому содействует регулярное выполнение соответствующих упражнений с использованием видеоматериалов, а также регулярное чтение и анализ прессы на родном и иностранном языке. Помогает учет не только речевого контекста, но и жестикуляции ораторов, поэтому лучше выбирать место, обеспечивающее хорошую видимость. Учитывается также ситуация, в которой проходит данное мероприятие – это предполагает вхождение в курс дела путем предварительного изучения темы, бесед с организаторами и т.д.

Устный перевод иногда сравнивают с импровизацией на заданную тему; но это – импровизация  хорошо подготовленная, «отрепетированная».

       Автоматизм синтеза состоит в том, что отбор лексико-грамматических единиц из языка, на котором ведется перевод, производится в минимальный срок на основании контекста. Это не только знание эквивалентов единиц перевода, но и умение быстро найти аналог, т.е. приблизительное соответствие. Это особенно важно при переводе на иностранный язык: надо уметь быстро заменить русское слово или грамматическую структуру, не поддающиеся переводу, русским же словом или грамматической структурой, сохраняющими основное значение и поддающимися переводу (т.е. найти синоним).

Автоматизм устного перевода возможен, потому что он часто протекает в рамках заранее определенной темы. Хорошее знание общеупотребительных словарных единиц и грамматических структур, встречающихся в том или ином подъязыке (науки, спорта и т.п.) – залог  успеха устного перевода.

       Виды  устного перевода.

       Существуют следующие виды устного перевода: 

последовательный перевод  (consecutive interpreting);

синхронный перевод (simultaneous);

кино и видео перевод;

перевод с листа.

       Последовательный перевод - это вид устного перевода, при котором речь переводится  последовательно, то есть, когда переводчик воспринимает некоторый отрезок речи и через некоторое время воспроизводит его в переводе. Он ведется отрывочно, причем переводчик как бы сменяет оратора, выступая за него и оказываясь в центре внимания аудитории.

       Последовательный перевод отличается от синхронного перевода большой нагрузкой на память: непрерывные отрезки речи при устном переводе не ограничиваются. Большие периоды - редкость, но даже выступления, длящиеся более пяти минут, требуют применения скорописи.

В последовательном переводе восприятие, анализ, синтез и даже частично перевод (про себя) происходят одновременно с записью, что вызывает  необходимость  овладения приемами скорописи.

Какова может быть длина отрезка речи при последовательном переводе? При переводе диалогической речи (бесед, переговоров), как правило, переводятся небольшие по объему высказывания, что требует от переводчика быстрой реакции и мгновенного переключения анализа и синтеза с одного языка на другой. При переводе монологической речи (выступления, лекции, заявления и т.п.) длина отрезков речи определяется, с одной стороны, характером речи (логической связанностью, стилем и т.д.) и, с другой стороны, необходимостью понимания со стороны слушателей.

Длина переводимого отрезка колеблется от 2 до 7 минут звучания (иногда до 10). Большее время вызовет скуку, отрицательные эмоции слушателей, отвлечет их внимание. Процесс последовательного перевода надо строить так, чтобы подчинить переводчика потребностям общения между оратором и его слушателем, а не наоборот.

Последовательный двусторонний перевод можно условно разделить на две подгруппы: абзацно-фразовый (АФП) и последовательный перевод с записью.

       При абзацно - фразовом переводе переводчик работает на уровне короткой фразы или предложения, и объем информации, требующей запоминания, сравнительно невелик. Как правило, абзацно - фразовый перевод не предусматривает применения записей.  Достаточно лишь кратких заметок прецизионной информации буквально на салфетке. Абзацно - фразовый перевод широко применяется в быту, на работе, при посещении магазинов, в гостях и является наиболее распространенным типом двустороннего перевода.

Последовательный перевод с записью. Запись производится в виде заметок во время беседы или оформляется после беседы. Этот вид перевода применяется во время ответственных переговоров, лекций, речей, семинаров, «круглых столов», когда не предусмотрено применение синхронного перевода.

Последовательный перевод с записью позволяет добиться значительной адекватности и точности, что особенно важно при подробном обсуждении особо сложных вопросов. Последовательный перевод, хотя он и занимает немало времени и умножает вдвое продолжительность беседы, дает возможность сторонам обдумать свои слова, пока осуществляется перевод, что весьма важно в дипломатической практике. Итак, двусторонний перевод с записью является более сложным и высокооплачиваемым видом устного перевода, осуществляется с применением переводческой скорописи. Возрастает, соответственно, и уровень адекватности перевода, ведь необходимо передать не только содержание, но и форму.

       Синхронный перевод (СП) иногда называют «высшим пилотажем» переводческой профессии. В чем же заключается механизм СП? Ведь синхронист часто не знает, чем закончится фраза, которую он переводит. Не знает, но догадывается, т.е. он вольно или невольно прогнозирует направленность высказывания. Удовлетворительный синхронный перевод становится возможным тогда, когда можно с достаточной степенью вероятности предположить, «куда клонит» оратор,  как на уровне целого (цель, основная мысль), так и на уровнях отдельного предложения, словосочетания, грамматической конструкции.

Итак, синхронный перевод существует благодаря вероятностному прогнозированию. Для того чтобы степень вероятности в СП была, как можно более высокой, необходимо, прежде всего, хорошо представлять себе тему обсуждения, поэтому изучение терминологии и сути дела является для синхрониста обязательным условием.

Происхождение синхронного перевода относят к первым послевоенным годам. Было немало сомнений в том, насколько адекватным может быть перевод, «осуществляемый в экстремальных условиях» одновременного слушания и говорения. Первым крупномасштабным экспериментом был Нюрнбергский процесс над нацистскими преступниками, потом ООН. Лига Наций признавала лишь письменный перевод, несмотря на экономию времени при синхронном переводе. До середины 70-х годов в ООН делегации сохраняли право потребовать письменный перевод как якобы более точный.

Кино и видеоперевод. Сочетает свободный синхронный перевод, последовательного перевода, письменного перевода в зависимости от цели и характера работы (перевод на аудиторию, для дубляжа, озвучения, субтитров и т.д.). При работе над переводом фильма на первое место выходит экстралингвистический контекст, т.е. видеоряд, который облегчает работу, способствует более адекватному переводу. Основной проблемой является аудирование – масса  незаконченных предложений, фразеологизмов, междометий. Еще более затрудняют перевод различные шумы и музыка, а также диалекты и особенности произношения. Особая статья – передача  нецензурной лексики, которую необходимо нейтрализовать.

Перевод с листа является видом устного перевода, приближающимся к письменному, так как информация воспринимается не на слух, а в виде текста. При этом восприятие, анализ и синтез происходят одновременно, как при устном переводе. Перевод с листа иногда затрудняет работу переводчику, так как не всегда есть время хотя бы на беглое ознакомление.

3.Письменный перевод, его разновидности.

       Предметом письменного перевода является текст. Текстовый материал  можно разделить на группы по стилистическому критерию, который учитывает роль, выполняемую той или иной категорией языковых средств в зависимости от общего характера содержания. Какие же языковые средства учитываются при такой классификации? Это - термины, фразеология, характерная для данного жанра, преобладающие в нем синтаксические конструкции, образные и эмоционально окрашенные средства словаря и т.д.

        Обычно текстовый материал разбивают на три группы:

-тексты газетно-информативные, документальные и специально-научные;

-произведения публицистические;

-произведения художественной литературы.

        Необходимо заметить, что существуют переходные или смешанные виды материала (например, в художественной литературе – произведения на производственные темы с обилием терминов; в научной литературе - произведения популярного жанра с использованием выразительных средств художественной образности). Во всех видах материала представлена общеупотребительная лексика, так как она образует ту основу, на которой вообще возможно понимание, тот фон, на котором выделяются различные элементы словарного состава языка.

        Приведем общую характеристику всех групп текстового материала.

Первая группа: тексты газетно-информативные, документальные и специально-научные

  •  наличие терминов, выделяющихся на фоне слов общеобиходного характера;
  •  наличие некоторых фразеологических комплексов более частых в данном жанре в связи с его целенаправленностью (е.g. как мы видели, следует иметь в виду, необходимо отметить, как уже сказано выше и т.д.);
  •  частое упоминание собственных имен (личных и географических), названий учреждений, общественных организаций (они занимают промежуточное место между термином и собственным именем, зачастую составляют целые словосочетания);
  •  отсутствие слов стилистически окрашенных (архаизмов, поэтизмов и т.п.);
  •  использование слов в их прямых значениях.

Вторая группа:

Произведения публицистические (общественно- политического, философского содержания, литературная критика, газетно-журнальная публицистика, произведения из области ораторской речи)

  •  создаются как средства воздействия на широкие читательские массы, касаются вопросов широкого масштаба;
  •  сочетают черты научной речи (терминологию) и черты языка художественной литературы (образные элементы и эмоциональную окраску);
  •  сравнительно умеренное употребление терминов;
  •  широкое использование общеупотребительной лексики;
  •  широкое применение слов с разнообразной стилистической окраской.

Третья группа текстового материала:

  •  отсутствие или большая редкость терминов;
  •  широкое применение диалектизмов, профессионализмов, архаизмов, слов иностранного происхождения, элементов просторечия и т.п.;
  •  широк диапазон использования различных возможностей словоупотребления - прямых и переносных значений слов и т.д..

       Охарактеризуем три группы текствого материала с точки зрения их грамматических особенностей.

        Для первой группы характерна ориентация на книжно-письменную речь с преобладанием сложных предложений и без фразеологических единиц, которые указывали бы на связь со стилем устной речи. Для синтаксиса показательна полносоставность предложений. Характеризуя способ изложения, принятый для подобного материала, А.Л. Пумпянский обобщает, что: «Основная задача научно-технической литературы – предельно  ясно и точно довести определенную    информацию    до    читателей.    Это   достигается    логически обоснованным членением фактического материала, без применения эмоционально  окрашенных слов, выражений и грамматических конструкций».

Во второй группе текстового материала средства синтаксиса играют гораздо более активную роль. Предложения ориентированы на книжно - письменную речь, но в них могут проступать черты типичные для устно-речевого стиля, а именно - обращения к читателю (слушателю), могут появляться эмоционально окрашенные восклицательные или вопросительно-риторические конструкции (е.g. Быть или не быть? А что же делать? Кто виноват?).

В третьей группе - в художественной литературе – разнообразие  речевых стилей проявляется в исключительной широте синтаксических средств. Здесь они сочетают в себе особенности как книжно-письменной, так и устной разговорной речи:

-переходы от длинных и сложно построенных предложений к простым и коротким;

- чередование тех и других;

- сочетание литературно-правильных синтаксических форм с различными эллипсами, оборванными предложениями.

       Исходя из этого можно сказать, что задача перевода остается стилистической задачей при любой разновидности переводимого материала. Задача переводчика состоит в отборе лексики и грамматических возможностей. Этот отбор определяется общей направленностью подлинника и его жанровой принадлежностью и соблюдением тех норм, какие существуют для соответствующей разновидности текстов в переводящий язык.

4.Особенности перевода научно-технической литературы (НТЛ).

       НТЛ во всех ее разновидностях, несомненно, представляет собой определенный функциональный стиль речи, обладающий характерными особенностями. Эти особенности распространяются на ее лексику, грамматику и стилистические признаки. Важно при этом отметить, что эти особенности не переходят однозначно из языка в язык, а в каждом отдельном языке выражаются своеобразно.

        Основным признаком НТЛ на любом языке является большая насыщенность текста специальными терминами и терминологическими словосочетаниями. Однако структура их в разных языках не одинакова. Эта особенность должна учитываться переводчиком. Дело в том, что научно-техническая терминология представляет собой наиболее подвижный пласт лексики. По мере расширения границы человеческих знаний, при появлении новых областей науки и техники, растет потребность в новых определениях и понятиях. Соответственно расширяется словарный состав, причем расширение идет, в основном, за счет новых терминов (е.g. в современной ядерной физике в русском языке термин «атомный» вытеснился термином «ядерный»).

Хороший перевод научно-технической литературы должен соответствовать следующим требованием:

  1.  точная передача текста оригинала;
  2.  строгая ясность изложения мысли при максимально сжатой и лаконичной форме, присущей стилю русской научно-технической литературы;
  3.  полное соответствие перевода общепринятым нормам русского литературного языка;
  4.  в русском языке смысловое нарастание идет от начала предложения к его концу смысловая насыщенность в английском языке ослабляется к концу предложения.

       Что же такое термин? Существует множество определений понятия «термин». Уясним для себя существенную разницу между понятиями «термин» и «слово». «Слово», как правило, многозначно. Конкретизация того или иного значения слова обеспечивается каждый раз контекстом. Именно контекст ликвидирует многозначность слова. Термином может быть слово или словосочетание. Термин всегда указывает на одно понятие или один объект. Таким образом, неотъемлемым свойством термина является его однозначность в пределах данной области науки или техники. Это приводит к тому, что целый ряд терминов приобретает своего рода независимость от контекста и может переводиться с помощью лексического эквивалента.

Иногда можно слышать утверждения о многозначности термина, когда имеют в виду разные области знания. (е.g. слово «интерференция» языков употребляется в лингвистике, когда говорят о влиянии одного языка на другой, а в радиотехнике «интерференция» - это явление наложения электромагнитных колебаний). Но в пределах одной области знания термин независимо от контекста остается однозначным. Занимаясь переводом, всегда нужно помнить об этом, так как поиски того или иного термина по словарю всегда следует ограничивать только нужной областью знания.

       Совокупность терминов данной области знания составляет ее терминологию. В пределах этой терминологии все термины однозначны. Для упорядочения и унификации каждой данной терминологии создаются специальные комитеты. Они издают терминологические справочники, включающие в определенной системе всю или почти всю терминологию данной отрасли.

      Рассмотрим свойства терминов, которые не зависят от языка:

1) системная обусловленность, т.е. взаимозависимость терминов, часто иерархическая подчиненность их по какому-либо признаку. В каждой системе термины образуют определенные группы. Каждая из этих групп делится в свою очередь на более узкие терминологические группы.

В терминологическую группу сплавов в качестве общего элемента входит термин alloy. Другим элементом является слово, характеризующее данный сплав.

е.g. a) Supermalloy-супермаллой (магнитный сплав на основе никеля)

регмаllоу - пермаллой (железоникель);

     б) Языковые единицы tele, sсоре выступают в качестве компонентов сложного слова telegraph, television, telescope, microscope;

2) точность термина, не зависящая от контекста;

3) однозначность в пределах одного семантического поля (отрасли знания);

4) стилистическая нейтральность;

5) соотнесенность термина лишь с одним понятием.

Иногда одно и то же слово в пределах одной и той же отрасли знания обозначает как процесс, так и результат-«оттиск, перевод».

      Термины возникают разными путями. Это и использование общенародного языка в специальных значениях (палец, пята, серьга). Общеупотребительное слово shое имеет ряд технических значений - ползун, кулисный камень (эл.), режущий башмак опускной крепи, грохот (с-х), arm - рука употребляется в специальном значении рычаг, кронштейн, стрела крана, спина колеса, рукав (мор.), lоор - петля в технике обозначает «рамочная антенна».

       По своему морфологическому строению термины делятся на:

1) простые- circuit (цепь);

2) составные - образуются словосложением - flywheel (маховик), clockwork

( часовой механизм); образуются с помощью суффиксов и префиксов: ассерtor, reactivation;

З) термины словосочетания - bгаке landing - посадка с торможением;

4) термины-сокращения и т.д.

Жанры научно-технической литературы и их особенности.

Под жанром понимают исторически сложившуюся, устойчивую разновидность какого-либо творческого произведения. Основным признаком для выделения того или иного жанра является содержательная характеристика произведения. Основным критерием, отличающим один жанр НТЛ от другого, является функциональное предназначение текста. Знание особенностей языка того или иного жанра помогает переводчику, так как ограничивает выбор соответствующих языковых средств типичными характеристиками. На основе функционального подхода к содержанию текстов НТЛ можно выделить следующие жанры:

1) описания различных технических устройств и агрегатовж;

2) описание технологии и характера производственных процессов;

3) описание приемов труда;

4) патентная литература;

5) реферативные издания;

6) рекламные материалы;

7) описания чертежей.

Приступим теперь к общей характеристике перечисленных жанров НТЛ

Описание различных технических устройств и агрегатов.

      В этом жанре НТЛ преобладает содержательная сущность текста. Все

повествование ведется обычно в безличной форме. Используются следующие языковые возможности:

а) безличные формы, часто выражаемые пассивными

конструкциями;       

б) отсутствие употребления первого лица в предложениях;

в) широкое употребление терминологии.

       Важнейшей стилистической чертой этого жанра является логичность высказывания, которая достигается последовательностью доказательств, введением точных определений и формулировок, последовательностью выводов. Эффективность доказательств достигается умелым использованием различных сравнений и аналогий, которые способствуют более эмоциональному восприятию текста. Наглядность изложения является также важной стилистической особенностью текстов такого рода. Достигается наглядность не только иллюстративным словесным и изобразительным материалом, но и броской организацией самого текста, который делится на главы, абзацы. Особо важные места выделяются шрифтом, подчеркиванием, буквами или цифрами.

      Тексты этого жанра снабжаются обычно различными иллюстрациями и чертежами с подрисуночными подписями. Этот иллюстративный материал способствует более полному пониманию общего содержания текста, поэтому переводчику необходимо самое пристальное внимание уделить пониманию этого материала.

      Технология производства и описание характера различных производственных процессов. Как правило, в этих описаниях основной упор делается не на принцип действия технологического оборудования, а на описание самого процесса. В языковом отношении такие описания не отличаются от описаний механизмов и устройств.

Особое место в этом жанре занимают различные бытовые инструкции, например, инструкции по применению различных средств бытовой техники и химических препаратов. Такие описания направлены на получателя, подробно описывают последовательность его действий. В инструкциях такого рода преобладают формы повелительного наклонения и другие побудительные конструкции, изложение ведется краткими простыми предложениями, строго соответствующими последовательности самих действий.

       Патентную литературу принято подразделять на патенты и авторские свидетельства. По форме и языку оба этих вида описаний не отличаются. Структура патентов и авторских свидетельств включает:

1.Сжатое вступление, в котором разъясняется предполагаемая целесообразность изобретения, описываются преимущества данного решения проблемы по сравнению с уже известными предложениями.

2.Сущность изобретения это – резюме,  которое принято называть «формулой изобретения». Формула изобретения представляет собой обычно сложноподчиненное предложение, в котором обязательно имеются слова: «отличающееся тем, что...». Именно формулу изобретения следует переводить особенно тщательно, так как в ней сконцентрирована вся сущность нововведения. Многие патентные описания сопровождаются пояснительными чертежами, но пояснения к чертежам приводятся только в самом тексте документа.

        Реферативные издания вызваны к жизни неудержимым ростом потока информации по самым различным областям знаний. Знакомство с полным объемом этой информации с каждым годом становится все труднее и труднее. Реферат же позволяет познакомиться с материалом без необходимости читать эти источники. Язык реферативных материалов отличается особой лаконичностью и четкостью изложения материала.

        Аннотирование и реферирование могут осуществляться как по материалам родного языка, так и по иностранным источникам. Но при обработке иноязычных источников сам процесс аннотирования и реферирования носит переводческий характер. Аннотации и рефераты призваны передать основное содержание новой информации в максимально обобщенном и сжатом виде. При реферировании сообщение освобождается от всего второстепенного, поясняющего, сохраняется лишь сама суть содержания. Если реферат или аннотация заинтересуют читателя, то он по указанным в них данным всегда может найти сам первоисточник.

      Разница между аннотацией и рефератом заключается в следующем.

Если в аннотации лишь перечисляют те вопросы, которые освещены в первоисточнике, не раскрывая самого содержания этих вопросов, то в реферате описывают содержание каждого из них.  Аннотация дает самое общее представление об источнике и является лишь указателем для отбора первоисточника. Реферат же во многом может заменить сам первоисточник, так как передает суть материала, все основные выводы.

       Различают аннатацию описательную и реферативную. Описательная аннотация лишь называет вопросы содержания, реферативная аннотация, кроме того, передает выводы по каждому из затронутых вопросов и по материалу в целом.

       Рефераты делятся на рефераты-конспекты и рефераты-резюме. Первые излагают материал, его основные доказательства и выводы, вторые перечисляют основные вопросы первоисточника, выводы по ним без доказательств. Рефераты могут быть монографическими; сводными (излагающими содержание нескольких источников); обзорными (описывают результаты обзора многих источников по определенной тематике).

Структура  аннотации:

  •  предметная рубрика - называется область или раздел знания;
  •  тема: обычно тема определяется наименованием источника или формулируется самим референтом;
  •  выходные данные источника: на иностранном языке записывается автор, заглавие, журнал, издательство, место и время издания, затем эти же данные даются в переводе на русском языке;
  •  сжатая характеристика материала: здесь последовательно перечисляются все затронутые в первоисточнике вопросы;
  •  критическая оценка первоисточника (не обязательна, но желательна): референт излагает свою точку зрения на актуальность материала, указывает, на кого рассчитан материал.

Структура реферата:

  •  предметная рубрика;
  •  тема;
  •  выходные данные;
  •  главная мысль реферируемого материала;
  •  содержание, излагается в последовательности первоисточника по главам, разделам, параграфам; дается формулировка вопроса, приводится вывод и цепь доказательств в их логической последовательности;
  •  выводы по реферируемому материалу, если выводы автора отсутствуют, этот пункт реферата отсутствует.
  •  комментарии референта, этот пункт имеет место, когда референт достаточно компетентен по данному вопросу.

          Рекламные материалы представляют особый жанр НТЛ. Отличительной особенностью этого жанра является его четко выраженная направленность на получателя сообщения, стремление воздействовать на его сознание и эмоциональную сферу. Рекламные материалы характеризуются броскостью подачи содержания, краткостью используемых языковых форм и хорошей наглядностью. Реклама  различных технических устройств для промышленного использования существенно отличается от  рекламы бытовых изделий, где основное внимание обращается не на техническую сторону изделия, а на удобства пользования этим изделием. Реклама для промышленности обычно дает краткое техническое описание изделия или приводит хороший иллюстрированный материал, поясняющий все устройство. Перевод рекламного материала не представляет особого труда и требует от переводчика только знания соответствующей терминологии.

Дополнительная информация (из И.С. Алексеевой Введение в переводоведение. – М., 2004.-С.16-20).

Синхронный перевод

При синхронном переводе текст переводится почти одновременно с его произнесением (с небольшим отставанием). Поскольку он требует от переводчика навыка одновременно слушать, понимать, переводить и говорить, этот вид перевода общепризнанно считается самым сложным. Известный переводчик Г. Э. Мирам даже назвал его «психофизиологической аномалией в качестве профессии» (Мирам Г. Э. Профессия: переводчик. — Киев, 1999. — С. 81). Однако устные переводчики-профессионалы, как правило, не соглашаются с таким представлением, ставя на первое место по степени сложности и затратам сил все-таки последовательный перевод. Действительно, необходимость одновременно слушать и говорить требует от человека особой натренированности, поскольку языковой опыт этого не дает. Но нам всем знакома житейская ситуация, когда во время дискуссии, при обсуждении каких-либо проблем говорит одновременно несколько человек и приходится говорить самому, одновременно прислушиваясь к тому, что говорят другие. Иногда это неплохо получается. Может быть, ваша речь, если вы одновременно еще и слушаете, лишается доли яркости и оригинальности, но она вполне возможна. Итак, к психофизиологическим аномалиям такой вариант пользования речью отнести нельзя, но он, безусловно, требует крайнего напряжения сил.

       При синхронном переводе переводчик находится в изолированной кабине и оратора видит либо издали через специальное окно, либо на экране монитора, а слышит его речь через наушники. Поскольку перевод транслируется в зал также через наушники, которыми снабжено каждое кресло в конференц-зале, особенно важно сохранять чистоту эфира, не допускать посторонних шумов, разговоров, покашливаний, так называемого эфирного «сора». Еще большее значение, чем при последовательном переводе, приобретает чистота речи переводчика, его дикция, артикуляционная правильность устной речи, отсутствие «сорных» слов и звуков типа «м-м-м», «э-э», «значит», «как бы». Также чистым, «поставленным» должен быть и тембр голоса. Неизбежная опасность при синхронном переводе — перенапряжение голоса, поскольку скорость речи, как правило, выше нормальной за счет отсутствия пауз. У каждого синхронного переводчика свой способ поддержания голоса: стакан воды (без газа!), специальные таблетки от кашля, кофе со сливками.

      Важна также интонационная культура синхронного переводчика. Интонации его перевода должны быть ровными, не агрессивными, но уверенными, убедительными — это наиболее «комфортное» сочетание для слушателей.

Синхронные переводчики работают в парах, сменяясь каждые 10-20 минут. Переводчик, сменившись, продолжает следить за речью оратора и использует свободное время, наводя необходимые справки по словарям и материалам конференции, а если надо, то и помогает своему напарнику.

        Синхронный перевод осуществляется по очень коротким сегментам текста, которые и служат в данном случае минимальными единицами перевода, поэтому ведущим навыком при этом виде перевода, помогающим обеспечить его эквивалентность, является навык прогнозирования. Но и при развитом навыке прогнозирования, т. е. предвидения того, что скажет оратор, ошибки неизбежны. Ошибки переводчик старается исправить, вводя корригирующую информацию в свою последующую речь, и на это тратится некоторое время. Вместе с тем переводчику ни в коем случае нельзя отстать от оратора, иначе он потеряет нить смысла. Такой временной прессинг заставляет синхронного переводчика сжимать, компрессировать свою речь, выбирать наиболее короткие слова и наиболее компактные обороты речи, а также выпускать второстепенную, на его взгляд, информацию. Таким образом, при синхронном переводе, прежде всего, задействованы аналитические и речевые навыки и в меньшей степени память. Как и при последовательном переводе, переводчик должен иметь колоссальный объем лексики в активном запасе.

       В среднем ораторский текст, который приходится переводить синхронисту, это произносимый в довольно быстром темпе (поскольку почти всегда на официальных мероприятиях существует регламент) устный монолог оратора на родном для него языке по заготовленному тексту (реже без заготовок). Однако бывают и осложняющие обстоятельства. Например, с редких в международном обиходе языков, таких как японский, китайский, арабский и т. п., переводят, как правило, через английский. Тогда всего один синхронист переводит с японского на английский, остальные же «берут» его переводной текст, т. е. переводят с английского на русский, немецкий и пр. В этом случаи качество работы всех переводчиков зависит от работы ведущего переводчика, и на нем лежит двойная ответственность. Осложняет перевод также акцент оратора и неправильность его речи, если он произносит речь на неродном для себя, например английском, языке. Известны сложности, которые вызывает английская речь японцев, индийцев, шведов. Специфика их родных языков накладывает искажающий отпечаток на их английский. Прежде всего это сказывается на произношении, которое затрудняет восприятие их речи переводчиком. В затруднительные условия может поставить переводчика и быстрое считывание оратором письменных цитат (например, текстов законов) или чтение вслух документов. Наконец, специфические задачи возникают перед синхронистом, если оратор говорит очень медленно, делает большие паузы, повторяется. Возникает опасность, что речь переводчика окажется «рваной», с большими паузами, слушающие утратят нить логики рассуждений, и им будет казаться, что переводчик плохо или не все переводит. В этой ситуации переводчику приходится брать на себя редактирование текста, кроме того, ему необходимо чем-то заполнять паузы. Тут ему может понадобиться умение, противоположное навыку компрессирования, а именно умение «развертывать» текст, выбирая более объемные обороты речи, скажем, заменяя причастный оборот придаточным предложением.

Помимо основного вида синхронного перевода, существуют еще две разновидности. Первая — это так называемый шепотной синхрон. Переводчик находится непосредственно рядом с человеком или группой людей, для которых переводит, и тихо, вполголоса или шепотом, чтобы не помешать остальным присутствующим (за что и был в среде профессионалов прозван «шептуном»), переводит для них содержание речи оратора или участника дискуссии. Такое «персональное» обслуживание необходимо тогда, когда подавляющему большинству присутствующих перевод не нужен. Широко практикуется он и в неофициальных случаях: например, при посещении театра, при просмотре телепередач на иностранном языке и т. п. «Шептун» работает в крайне сложных условиях, часто в обстановке непредсказуемых помех (громкая чужая речь, музыка, вопросы и высказывания со стороны клиента), но и требования к его переводу гораздо скромнее, чем к переводу конференц-синхрониста. Как правило, от него ожидается лишь сокращенная передача общего смысла иностранной речи.

       Другая разновидность—это «контрольный» синхрон, который стал все чаще встречаться при проведении крупных конференций. Переводчик находится в особой кабине, и речь оратора поступает к нему через наушники. Он либо не видит оратора вообще, либо имеет возможность изредка посматривать на него, бросая взгляд на экран монитора. Изредка потому, что основная его задача: переводя мысленно услышанный текст, тут же набирать его на компьютере. Поэтому в основном он смотрит на другой экран монитора, где фиксируется его текст. Основная задача его та же, что и у обычного синхрониста: не отстать от оратора и по возможности полно передать содержание речи. Однако одновременно он должен обладать навыком быстрого, желательно «слепого» (не глядя на клавиши) набора на компьютере. Разумеется, текст оказывается неполным. Поэтому после окончания рабочего дня переводчику приходится довольно продолжительное время дорабатывать свой текст. Как мы видим, эта разновидность устного перевода «смыкается» с письменным переводом, поскольку в результате возникает письменный текст. Он служит чаще всего основой для будущей публикации материалов конференции, а также может быть использован и для контроля работы устных синхронистов.

 

Синхронизация видеотекста. Эту разновидность устного синхронного перевода мы опишем отдельно, поскольку она имеет целый ряд специфических черт. «Живая» синхронизация видеотекста переводчиком, т. е. синхронный перевод через микрофон того, что говорят в данный момент герои кинофильма или диктор (в случае, если это документальный фильм), почти полностью вытеснило в последние годы так называемое дублирование: замена текста, звучащего на иностранном языке, на подготовленный текст на языке перевода в исполнении актеров. Произошло это в первую очередь потому, что звуковой ряд кино – тембр  голоса, интонации, специфика произносимых реплик на языке подлинника, фоновые шумы в кадре – общепризнанно  считают частью художественного замысла автора фильма, и зрители должны иметь возможность познакомиться с ними в том виде, в котором их создал автор.

       При живой синхронизации реплики героев на иностранном языке приглушенно звучат через динамики, а голос переводчика слышен через наушники. Как правило, это подготовленный синхрон. Переводчику заранее предоставляют видеокассету с фильмом и монтажные листы (текст фильма по кадрам и сценам) на иностранном языке. Переводчик готовит перевод и создает свои монтажные листы. При этом у него есть возможность отрепетировать свой будущий синхронный перевод. Особая сложность заключается в «укладывании» текста в кадр, поскольку длина звучания переведенного текста может не совпадать с длиной звучания текста в оригинале. Тогда переводчику приходится сокращать или увеличивать текст.

Помимо этого существует проблема передачи эмоциональности действующих лиц фильма. На это есть две точки зрения, которые и соответствуют двум различным стилям работы синхронизаторов кино. Согласно первой точке зрения, переводчик обязан быть еще и актером и по возможности должен передавать голосом и интонациями эмоциональный ряд, т.е. быть транслятором эмоций. Переводчики, разделяющие эту точку зрения, при переводе стараются подражать интонациям героев и копируют их эмоции (смех, раздражение, испуг и т. п.). Согласно второй точке зрения, весь эмоциональный заряд должен исходить от подлинного текста и от экранного действия, переводчик же транслирует только безэмоциональный текст. Его ровный голос, контрастируя с эмоциональными голосами героев, вдвойне подчеркивает эмоциональный фон фильма. В реальности этот контраст часто придает всему тексту подлинника несколько иронический оттенок. В редких случаях, например при незапланированных показах на кинофестивалях или конференциях, переводчику приходится синхронизировать кинотекст без подготовки. Качество такой синхронизации, разумеется, всегда ниже.

Коммунальный перевод. Так называется устный перевод в медицинских и административных учреждениях. И особенность его не в специфике самого перевода, а в специфике позиции переводчика. Разумеется, устные переводчики и раньше при необходимости переводили в суде, в загсе, в больнице, в тюрьме. Их задача, как всегда, заключалась в том, чтобы обеспечить межъязыковой контакт. Однако лишь в последнее время стало ясно, что преодоления языкового барьера недостаточно. Для обеспечения полного равноправия, полной правовой интеграции иностранного гражданина, не владеющего языком страны, в систему ее законов, правил и ценностей, необходимо преодоление также и межкультурного барьера. Иначе неизбежны многочисленные недоразумения. Миссия коммунального переводчика заключается в том, чтобы облегчить иностранному гражданину контакт с властями. Для этого нужны глубокие знания культуры и социальной специфики народов и стран, представляющих оба языка, а также социальной и личностной психологии. В отличие от большинства устных переводчиков, коммунальному переводчику приходится иметь дело с устной речью, далекой от официальной, с диалектами и просторечием. Одновременно он должен владеть языком суда, медицины, языком официальных учреждений. В большей мере, чем конференц-переводчику, ему необходима терпимость и выдержка в стрессовых ситуациях.

Контрольные вопросы:

  1.  Перечислите различия между письменным переводом и устным переводом.
  2.  Дайте общую характеристику устному переводу, назовите его уровни.
  3.  Что представляет собой триада устного перевода?
  4.  Что такое прецизионная информация?
  5.  Раскройте основы теории В.Ю. Розенцвейг об этапах процесса устного перевода
  6.  Назовите виды устного перевода.
  7.  Что является предметом письменного перевода? Дайте характеристику текстового материала по стилистическому критерию.
  8.  Каковы особенности НТЛ? Перечислите требования к  письменному переводу
  9.  Что такое термин, каковы его свойства, способы образования?
  10.  Перечислите жанры НТЛ. Дайте общую характеристику каждому из них.

Лекция №3. ПРАГМАТИКА ПЕРЕВОДА

1. Понятие прагматического потенциала текста.

2. Воспроизведение прагматического потенциала оригинала при переводе.

3. Зависимость перевода от прагматической направленности оригинала.

4.Прагматические функции социолингвистических факторов.

5. Передача в переводе коммуникативного эффекта оригинала.

6.Прагматическая адаптация текста.

1. Понятие прагматического потенциала текста.

Перевод – это вид межъязыковой коммуникации. Всякий текст коммуникативен, содержит некоторое сообщение, передаваемое от источника к рецептору, какие-то сведения, которые должны быть извлечены из сообщения рецептором и поняты им. Воспринимая полученную из текста информацию, рецептор тем самым вступает в определенные личностные отношения к тексту, так называемые прагматические отношения.

Эти отношения могут иметь интеллектуальный; эмоциональный характер: текст – источник сведений, текст может вызвать определенную эмоциональную реакцию, побудить к каким-то действиям. Способность текста вызывать у рецептора прагматические отношения к сообщаемому, осуществлять прагматическое воздействие на получателя информации, называется прагматикой текста, прагматическим аспектом (прагматическим потенциалом) текста. Прагматический потенциал текста определяется содержанием и формой сообщения и существует уже независимо от его создателя текста.

Прагматическое отношение рецептора к тексту зависит не только от прагматики текста, но и от личности рецептора (от его общеобразовательного уровня, возраста, профессии и т.д.).

2.Воспроизведение прагматического потенциала оригинала при переводе.

Осуществляя перевод текста, переводчик должен произвести анализ прагматики текста (предусмотреть потенциальный коммуникативный эффект текста по отношению к « усредненному» рецептору). Он должен воспроизвести прагматический потенциал оригинала (обеспечить желаемое воздействие на рецептора перевода).

На первом этапе переводческого процесса переводчик выступает в роли рецептора оригинала (стремится, как можно полнее извлечь информацию). У переводчика возникает свое личностное отношение к передаваемому сообщению. Переводчик должен стремиться к тому, чтобы это личностное отношение не отразилось на точности воспроизведения оригинала, т.е. переводчик должен быть прагматически нейтрален.

На втором этапе переводчик стремится обеспечить понимание исходного сообщения рецептором перевода. Он учитывает, что рецептор переводчика принадлежит к иному языковому коллективу, обладает иными знаниями и жизненным опытом, имеет иную историю и культуру. В тех случаях, когда подобные расхождения могут препятствовать полноценному пониманию исходного сообщения, переводчик вносит в текст перевода необходимые изменения. Влияние на ход и результат переводческого процесса, а также  необходимость воспроизвести прагматический потенциал оригинала и стремление обеспечить желаемое воздействие на рецептора перевода называется прагматикой, или прагматическим аспектом перевода.

Отсутствие у рецепиента перевода необходимых фоновых знаний вызывает необходимость внести в текст перевода соответствующие дополнения и разъяснения по ряду причин:

  •  в связи с использованием в оригинале имен собственных, географических  названий и наименований культурно-бытовых реалий, например, при переводе на русский язык географических названий типа американских Massachusetts, Oklahoma, Virginia, как правило, добавляют слово «штат»,
  •  при передаче названий учреждений, фирм, печатных изданий, например, журнал «Ньюсвик».
  •  при переводе названий реалий, связанных с особенностями быта и жизни иноязычного коллектива. Например, for desert you got Brown Betty, which nobody ate.  – На сладкое – пудинг с патокой «Рыжую Бетти», но ее никто не ел.

В других случаях необходимо осуществить опущение некоторых деталей в переводе (конкретизация) или заменить непонятный элемент исходного сообщения добавочной информацией (прием генерализации). Например, «The temperature was an easy 90» - he said. - «Жара невыносимая, - сказал он. – 90° по Фаренгейту».

Указанные способы изменения текста перевода ориентированы на «усредненного» представителя своего языкового коллектива, например, на русского читателя.

3.Зависимость перевода от прагматической направленности оригинала. Прагматические проблемы перевода непосредственно связаны с жанровыми особенностями оригинала. С существенными трудностями сталкиваются переводчики художественной литературы. Реже возникает необходимость прагматической перестройки в переводе НТМ, рассчитанных на специалистов, владеющих во всех странах примерно одинаковым объемом фоновой информации. Пояснения приходится давать лишь в отношении названий фирм, национальных единиц измерения и т.п.

Особые проблемы связаны с прагматическим аспектом текстов, предназначенных для иноязычного получателя, если речь идет о различных информационно-пропагандистских  материалах, адресованных иноязычной аудитории, и рекламных товаров, идущих на экспорт. Нередко переводчику приходится осуществлять перестройку текста перевода, ориентированную на доступность для рецептора перевода.

4.Прагматические функции социолингвистических факторов.

Важную роль играют и социолингвистические факторы – использование в тексте таких субстандартных форм как территориально-диалектные, социально-диалектные, контаминированные формы (неправильная, неграмотная речь).

Территориальные диалекты исходного языка сами по себе не передаются в переводе, но если они связаны с социальной характеристикой их носителей, то это необходимо передать. Например, при переводе речи английского матроса  можно использовать выражения, характерные для речи русского матроса.

Контаминированные формы могут быть использованы в оригинале случайно или преднамеренно. Если это делается намеренно, то переводчик должен непременно отразить их в переводе (т.е. должен учесть прагматический аспект перевода). Приемы передачи контаминированной речи во многом условны, могут отражать реально существующие различия между языками. Например, для иностранцев, говорящих по-русски – употребление глагола-связки «быть» «Я есть нездешний» (нем.), «Я буду уходить» (фр.), или погрешности в произношении, например, «Моя принесла пиво, твоя тепель платить» – «We blingee beer. Now you play». ( кит.)

5. Передача в переводе коммуникативного эффекта оригинала.

В ряде случаев в прагматическую цель перевода входит достижение желаемого воздействия на рецепторов перевода. Основная прагматическая цель перевода художественной литературы – создать на переводящем языке текст, обладающий способностью оказывать аналогичное воздействие на рецептора перевода. Например, прочитав в русском переводе произведения Шекспира, русский читатель должен ощутить силу литературного таланта автора оригинала. Если переводчику удалось этого добиться, можно говорить об адекватном воспроизведении коммуникативного эффекта оригинала.

Основная функция НТМ – объяснение, описание или указание по манипулированию объектами окружающего мира. Прагматическое воздействие речевого произведения заключается в предоставлении  необходимой информации для осуществления определенной деятельности научного или технического характера. Если получатель сообщения способен осуществить  на его основе, например, описанный эксперимент, то коммуникативный эффект текста может считаться достигнутым. Иногда в переводе необходимая НТ информация оказывается изложенной в более четкой и доступной форме, что обеспечивает правильное использование этой информации специалистами – в этом случае перевод выполняет основную прагматическую задачу даже лучше, чем оригинал. Переводчику приходится ориентироваться на индивидуальные особенности рецептора перевода.

6.Прагматическая адаптация текста.

Наиболее сложной является задача обеспечить необходимую реакцию на текст перевода со стороны конкретного рецептора. Здесь часто требуется прагматическая адаптация текста, выходящая за рамки простого перевода.

Например, прагматическая адаптация осуществляется при передаче на иной язык текста рекламы, которая должна обеспечить сбыт данного товара. Переводчику нередко приходится составлять на переводящем языке новый параллельный текст.

Если переводчик преследует дополнительные цели, независимые от основной прагматической задачи перевода (стремится использовать перевод в каких-то особых целях), возникает прагматическая сверхзадача, например, привлечь внимание к каким-то идеям в тексте, к  творческой манере автора.

При существовании прагматической «сверхзадачи» перевод оценивается не столько по степени верности оригиналу, сколько по степени соответствия перевода этой «сверхзадаче». Степень этого соответствия называется прагматической ценностью перевода. При наличии достаточной практической ценности перевод может быть признан адекватным даже при существенных отклонениях от коммуникативной равнозначности оригиналу.

Прагматическая сверхзадача может возникнуть:

  •  при «филологическом» или «этнографическом» переводе, например, They locked the door to keep thieves out. – Они заперли дверь, чтобы держать воров извне (при нормальном переводе такой вариант исключен).
  •  чтобы быстро ознакомить рецептора перевода с основным содержанием сообщения – «упрощенный перевод» - как предварительный этап при подготовке полноценного перевода.

Существуют переводы трех категорий:

1.Черновой (обзорный) перевод выполняется на уровне указания на ситуацию – передают информацию о том, что говорится в оригинале, при этом допускают пропуски и  отклонения от норм переводящего языка.

2.Рабочий перевод полностью передает предметно-логическое содержание оригинала (на уровне способа описания ситуации), соблюдает нормы переводящего языка, но здесь часто прибегает к пояснениям для восполнения потерь информации.

3.Оффициальный перевод готовый к опубликованию, создает коммуникативно-равноценную  замену оригинала на переводящем языке, воспроизводит все функциональные элементы содержания оригинала и его прагматический потенциал.

     Особый вид переводческой «сверхзадачи» - модернизация оригинала. Такая задача ставится, например, при переводе литературы, написанной на архаичном языке, если место и время перевода сильно отличается от места  и времени оригинала и необходимо отразить в переводе хронологическую отдаленность. Переводчик должен использовать в переводе архаические, но понятные рецептору формы.     Например, автор оригинала, живший в ХIХ веке, не мог «ездить в командировку», «работать сверхурочно».

Контрольные вопросы

  1.  Что такое прагматика текста, прагматические отношения, практический аспект перевода?
  2.  Как переводчик воспроизводит прагматический потенциал оригинала?
  3.  Перечислите социолингвистические факторы.
  4.  Что такое «прагматическая сверхзадача» перевода?
  5.  Назовите виды перевода в зависимости от прагматической задачи.

Лекция № 4. ПЕРЕВОДЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПИСЬМЕННОГО ТЕКСТА

Письменный перевод любого текста следует начинать с переводческого анализа. Он предполагает три этапа: предпереводческий анализ, аналитический вариантный, поиск и анализ результатов перевода.

Первый этап письменного перевода – это предпереводческий анализ. Текст нужно обязательно пробежать глазами; если это целая книга, то ее необходимо полистать и почитать в разных местах, а затем выбрать несколько фрагментов и сделать специальный подготовительный предпереводческий анализ. Его задача – выяснить характер текста.

Предпереводческий анализ предполагает:

  •  сбор внешних сведений о тексте;
  •  определение источников текста и его реципиента;
  •  определение состава информации и ее плотности;
  •  формулировка коммуникативного  задания текста;
  •  определение  речевого жанра текста.

Предпереводческий анализ начинается со сбора внешних сведений о тексте: это автор текста, время его создания и публикации, из какого глобального текста взят наш текст. Внешние сведения о тексте сразу скажут многое о том, что можно, а чего нельзя допускать при переводе. Например, если указан автор текста, то можно ожидать наличие черт индивидуального авторского стиля, которые войдут в инвариант при переводе. Глобальный текст подскажет, с каким типом текста мы имеем дело.

       Затем следует определить источник текста и его реципиента. ( Кто – кому?) Здесь необходимо быть внимательным и не попасть впросак. Необыкновенно важно и верное представление об источнике. Главное, что дает это представление - понимание того, что автор - это очень часто понятие формальное, и то, что он указан, не означает обязательно наличия черт его индивидуального стиля в тексте. Например, автор информационной заметки в ежедневной газете часто указывается, но его имя приводится, чтобы закрепить за определенным лицом ответственность за информацию.Так, деловое письмо имеет, казалось бы, конкретного автора, его подпись стоит в конце письма, но написано оно от имени фирмы и в ее интересах, следовательно, настоящий источник - фирма. Энциклопедическая статья также может иметь автора, и он указан, но фактический источник текста - редколлегия энциклопедии, а в составе сведений, входящих в статью, отражено, более того, мнение и трактовка, общепринятые и как бы утвержденные всем опытом человечества (возьмите любую энциклопедическую статью, к примеру, об Эйнштейне, о паровом двигателе, о барокко и т. п.).

      Несколько проще определить реципиента, то есть того, кому текст предназначен. Это может быть указано в аннотации к основному тексту или во вступлении  (в предисловии, если это целая книга, в редакционном обращении, если это журнал). В сложных случаях это выясняется лишь при дальнейшем анализе. А зачем нам непременно нужно это выяснить? Дело в том, что от этого зависят разнообразные языковые особенности, которые непременно нужно передать в переводе. Если текст предназначен детям, в нем необходимо сохранить простой синтаксис, доступный детям подбор слов, яркую образность. Если это текст для  взрослого населения  (инструкция к бытовому прибору, энциклопедическая статья), то в нем могут встречаться самые разные синтаксические структуры, но обязательно отсутствуют узкоспециальные и диалектные слова.

Состав информации и ее плотность. Неожиданно важным оказывается тип информации, заложенной в тексте. Вообще существуют разные классификации видов речевой информации. Нам для практических целей перевода достаточно  подразделять информацию, которую несет текст, на три вида: когнитивную (познавательную), эмоциональную и эстетическую. Вид информации является определяющим для типа текста и имеет свои средства языкового оформления. Удобнее всего при анализе «проверить» текст, который мы собираемся переводить, на наличие всех трех типов информации.

      Когнитивная информация - объективные сведения о внешнем мире. Эти сведения оформляются в тексте определенным образом. Для них характерна терминологичность, т.е. однозначность, нейтральная окраска, независимость от контекста. Когнитивная информация оформляется в тексте средствами письменной литературной нормы, ее нейтрального варианта.

     Эмоциональная информация - новые сведения для наших чувств. Эмоциональная информация часто передается с помощью эмоционально окрашенной лексики и эмоционального синтаксиса. Эстетическая информация – это то, что дает  нам ощущение прекрасного. Есть ли в тексте специальные средства - метафоры, рифма, игра слов, ритмичный синтаксический период, причудливые эпитеты?

    Практический опыт перевода показывает, что переводчику часто попадаются тексты, в которых разные виды информации смешаны. Такова реклама, в которой причудливо сочетаются когнитивная информация (название фирмы, название продукта, его параметры, цена), эмоциональная (гиперболизированная положительная оценка качеств продукта) и эстетическая (игра слов, рифма, фразеология, повторы).

    Вместе с тем среди разнообразия текстов, которые человек разработал для удобства коммуникации, есть тексты, специализирующиеся на одном определенном виде информации:  научный текст специализируется на передаче когнитивной, текст бытового общения — на эмоциональной информации, художественный текст - на эстетической. Стратегию перевода именно таких текстов переводчику легче всего выработать. Однако совершенно «чистыми» они все же не бывают. Даже самый строгий научный текст может содержать небольшую долю эмоциональной информации. Для нас важно в принципе осознать, что от вида информации зависит выбор языковых средств при переводе - значит, надо научиться быстро определять вид. Тексты, в которых доминирует когнитивная информация, легче  переводить, потому что в них много терминов, то есть элементов, не зависящих от контекста. Именно при переводе таких текстов словарь - первый помощник. Тексты этого типа мы условно выделим в группу информационно-терминологических. Сюда можно отнести научные и технические тексты, учебники, инструкции, деловые и юридические тексты.

Вторую ступень сложности для переводчика образуют тексты, где содержатся приблизительно равные доли когнитивной и эмоциональной информации, и такие, где эмоциональная информация преобладает. Их мы назовем информационно-эмоциональными. Это тексты газетно-журнальные, мемуарные, траурные, рекламные, проповедь. Повышенная трудность перевода этих текстов связана,  прежде всего, с тем, что арсенал средств для передачи эмоциональной информации разнообразен. Здесь переводчику практически никогда не поможет словарь. Ему придется проявить свое умение находить нужные вариантные соответствия и трансформации. В соответствии с этим растет длина единиц перевода. Если в информационных текстах это, как правило, слово или словосочетание, то в информационно-эмоциональных - это может быть и предложение, и целый текст.  Наконец, в третью группу мы объединим тексты, где доминирует эстетическая информация. Их мы назовем традиционным термином художественные, но несколько расширим диапазон этого понятия. Помимо художественной прозы и поэзии, мы включаем сюда и художественную публицистику, как тип текста, где авторское видение, его стиль (эстетика) подчиняют себе и когнитивную, и эмоциональную информацию. Средства передачи эстетической информации чрезвычайно многообразны, а если учесть, что она выступает всегда на фоне эмоциональной и является, собственно говоря, ее особой разновидностью (передает нам чувство прекрасного), то понятно, что такие тексты переводить особенно сложно.

В анализе информационного состава текста существует характеристика, которая является  важной для перевода - это плотность информации (компрессивность). Рассматривая разные тексты, мы обнаруживаем, что в некоторых из них, например в энциклопедическом, используется много сокращений, пропущены второстепенные компоненты синтаксической структуры и т. п. Это сигнал того, что в оригинале есть средства повышения линейной плотности информации, и в переводе их необходимо сохранить, найдя аналогичные средства. Отметим, что повышение плотности информации свойственно только когнитивному виду, хотя средства ее повышения (например, сокращения) могут встречаться и в художественном тексте и будут там выразителем эстетической информации.

    Коммуникативное задание. Определив информационный состав текста, несложно сделать следующий шаг - сформулировать коммуникативное задание текста. Оно может звучать по-разному: сообщить важные новые сведения, убедить в своей правоте, наладить контакт. Часто коммуникативное задание комплексное: сообщить новые сведения и убедить в необходимости купить, одновременно доставить удовольствие тем, как текст сделан (реклама). Такая формулировка поможет переводчику определить главное при переводе, то есть доминанты перевода.

 Речевой жанр. Все описанные аспекты предпереводческого анализа еще не дают полного представления о том, как оформлен текст. Окончательное представление мы получим, если определим, к какому речевому жанру он относится. Дело в том, что человек разработал устойчивые типовые формы текстов, которые имеют свою историю, свои традиции. Эти типовые формы интернациональны, они не привязаны к определенному языку, так что этот аспект анализа, как и предыдущие, может проводиться на материале любого исходного языка, и «работает» для другого, переводящего. Скажем, речевой жанр интервью или научного доклада вполне одинаково строится как во французском и немецком, так и в русском языке. Речевыми жанрами занимается функциональная стилистика. С функциональной стилистикой и речевыми жанрами переводчику необходимо познакомиться отдельно, и притом основательно. Литературы для этого достаточно. Самый современный и, главное, предназначенный собственно для переводчиков вариант изложен в книге М. Брандес и В. Провоторова «Предпереводческий анализ текста». 

Предпереводческий анализ завершен. В действительности опытный переводчик тратит на него совсем немного времени, (5-10 минут) и затем может взяться за первую фразу. Кстати, не обязательно за первую. Начать можно с любого места, хотя с сюжетными текстами это не очень продуктивно. Важно только заранее знать, что  ваше начало окажется самым слабым фрагментом перевода, и на стадии правки с ним, может быть, придется поработать особенно много. И переводить вы поначалу будете медленно. Зато когда привыкание к тексту произойдет, дело пойдет быстро и качественно.

    Второй  этап переводческого анализа – аналитический вариантный поиск. Что делает переводчик, когда он переводит? Мы знаем, что текст, созданный на одном языке,  преобразует текст на другом языке. Но что конкретно делает переводчик и как можно оптимизировать этот процесс? Процесс перевода - это поиск. И переводчик может вести свой поиск вслепую, случайно попадать в точку или ошибаться. Мы с вами хотим этого избежать и поэтому уже подготовились, проведя предпереводческий анализ. Мы знаем, какие особенности текста нужно постараться передать в переводе. Осталось отработать технику. А для этого продуктивнее всего попробовать пойти аналитическим путем – путем «холодного расчета». Необходимо осознанно прокомментировать каждый свой шаг и определить единицу перевода, тип и вид  выбранного соответствия.

    Третий  этап- анализ результатов перевода. Анализ результатов перевода. Перевод выполнен. Осталось просмотреть его и здраво оценить. Поскольку на этапе подготовки и в процессе перевода мы старались себя контролировать, нам остается в основном техническая работа.

    Прежде всего, нужно сделать сверку текста: не пропущено ли случайно слово или фрагмент.

Затем оценивается единство стиля перевода, уже без сопоставления с подлинником, то есть выполняется редакторская правка. Разумеется, все собственные огрехи заметить не удается, поэтому, если перевод публикуется, он проходит (в зависимости от целей издания) литературное, научное и издательское редактирование. Но первоначально соответствие перевода литературной норме языка и уже упомянутое единство стиля должен выверить сам переводчик. Не попало ли в перевод неподходящее словечко, не отвечающее основным чертам стиля подлинника, не слишком ли искусственно выглядит на фоне текста стилистическая фигура, сконструированная переводчиком, - все это поддается контролю. Неплохо бы приучить себя попутно выявлять мелкие стилистические шероховатости: слишком частый повтор одного и того же слова (обычно переводчики знают за собой слабость к определенным словам и могут невольно наполнять ими перевод), неудачные сочетания придаточных, рассогласование во временах, неправильное падежное согласование. Всему этому можно научиться и самостоятельно.

Контрольные вопросы и задания.

  1.  Перечислите этапы переводческого анализа.
  2.  Что такое когнитивная, эмоциональная и эстетическая информация?
  3.  Назовите типы текстового материала в зависимости от доминирующей информации.
  4.  Что такое плотность информации?
  5.  Что такое коммуникативной задание?
  6.  В чем состоит анализ результатов перевода?
  7.  Изучите дополнительную информацию по отдельным типам текстов (НТЛ, учебник, инструкция, энциклопедическая статья, деловое письмо, газетно-журнальные информационные тексты, научно-популярный текст, юридический текст, реклама).
  8.  Найдите примеры данных типов текстов на русском языке (или английском языке с его переводом на русский). Дайте их переводческий анализ.

Дополнительная информация: Алексеева И.С. «Тренинг переводчика»

Научно-техническая литература.

          Текст научной направленности предназначен  для специалистов в данной области знаний. Значит, реципиент — специалист (медик, математик и т. п.). А кто  источник? Автор научного текста всегда указан. Но мы никогда не заметим в научном тексте существенных проявлений авторской индивидуальности. Научные тексты  принято писать по строгим правилам, и у разных авторов, пишущих на одну и ту же тему, мы обнаружим не только одни и те же синтаксические и морфологические структуры, но и одинаковые обороты речи, одинаковый стиль. Различия наблюдаются лишь в частотности употребления некоторых слов и выражений (любимые слова) и, может быть, в степени сложности изложения. Получается, что автор выступает не от себя лично, а как один из представителей данной области знаний, опираясь на все достигнутое его предшественниками, причем строит текст по строгим правилам, принятым среди специалистов в любой области. Значит, источник - автор как представитель всех специалистов в определенной области знаний.

Научный текст служит для передачи когнитивной информации. Многочисленные языковые средства обеспечивают ее оформление как объективной информации. Назовем основные средства, которые могут обеспечить эквивалентную передачу в переводе:

  •  Семантика подлежащего. В качестве подлежащего, как правило, используется существительное из тематического круга данной области знаний или средства вторичной номинации (личные и указательные местоимения, наречия), указывающие на такое существительное. Личные местоимения единственного числа со значением субъекта встречаются исключительно редко, изредка автор-субъект обнаруживает себя в ритуальной форме объективированного «мы».
  •  Разнообразные средства выражения пассивности по отношению к формальному подлежащему: специальные глагольные залоговые формы (пассив), глагольные конструкции с пассивным значением, безличные и неопределенно-личные предложения.
  •  Преобладание настоящего времени глагола, представляющего собой абсолютное настоящее, Present Indefinite. Его использование дает возможность представить сообщаемые сведения как абсолютно объективные, находящиеся вне времени, как истину в последней инстанции.
  •  Обилие сложных слов и слов, построенных по словообразовательной модели с абстрактным значением. Эта черта отражает высокий уровень обобщенности описываемых сведений, а следовательно, их объективности.
  •  Отчетливая номинативность текста: явное преобладание существительных, выражение действия преимущественно через отглагольное существительное с десемантизированным глаголом. Это тоже повышает статус объективности изложения, поскольку увеличивает уровень абстрактности.

Характерной чертой научного текста,  является обилие терминов. Можно сказать, что это саморегулируемый лексический аппарат, специально выработанный для передачи когнитивной информации. Термины однозначны, не обладают эмоциональной окраской и не зависимы от контекста. Эти три  признака терминов «ведут»  переводчика к следующим выводам: для передачи терминов в научном тексте должны использоваться однозначные, не зависимые от контекста соответствия -эквиваленты. Значительная часть эквивалентов содержится в двуязычных специальных словарях. Замена терминов близкими по значению словами недопустима.

Остальная лексика в научном тексте достаточно однообразна по составу, и, проведя сравнительный анализ различных по тематике научных текстов, мы обнаружим очень похожий набор слов (в русском тексте: «анализировать», «процесс», «развитие», «прийти к выводу» и т. п.). Недаром эту лексику иногда называют общенаучной  терминологией, или лексикой общенаучного описания. Исследовав ее особенности, мы выявили следующее:

      1) терминология лишена эмоциональной окраски;

      2) ее можно отнести к нейтральному варианту современной письменной литературной нормы;

       3) в ней широко развита синонимия, причем синонимы, как правило, стилистически равноправны: «играет важную роль», «имеет важное значение», «довольно существен» - эти синонимические обороты в большинстве случав взаимозаменяемы. Поэтому при переводе лексики общенаучного описания, мы будем выбирать соответствия, представляющие собой нечто среднее между эквивалентами и вариантными соответствиями, поскольку большинство вариантов взаимозаменяемы и все они нейтральны. Так что и в данном случае переводчик может опираться на словарь, но уже не на специальный, а общеязыковой.

     В научном тексте всегда имеются средства, повышающие уровень плотности когнитивной информации. Это прежде всего разного рода сокращения. Для выработки переводческих решений нам важно определить их тип. Анализ показывает, что в научном тексте широко представлены специальные терминологические сокращения (например, «ЭКГ» = «электрокардиограмма» в медицинском тексте) и общеязыковые (например, «и т. д.» = «и так далее»). Большинству терминологических сокращений дается соответствие в словарях, его и нужно применять в переводе и ни в коем случае не изобретать собственное сокращение. Если же в специальном словаре сокращение отсутствует (это бывает, если термин в ходу в данной области знаний на одном языке и еще мало известен на другом), необходимо расшифровать сокращение и дать его в переводе как в полном, так и в сокращенном варианте (тогда сокращение предлагает сам переводчик, ориентируясь на тип сокращения в подлиннике: если в подлиннике акроним, то есть сокращение по начальным буквам, то в переводе - тоже акроним; если в подлиннике сложносокращенное слово, переводчик выстраивает ту же модель). Контекстуальные сокращения в научном тексте отсутствуют (о них см. параграф «Энциклопедическая статья»).

      Анализ средств оформления когнитивной информации показал, что система этих средств фактически «блокирует» эмоциональную информацию. Средства объективизации изложения не дают проявиться субъективному началу. Крупицы эмоциональной информации представлены в стертом, предельно формализованном облике средств модальности научной дискуссии. Средства эти в каждом языке свои, например, в русском это модальные слова, словосочетания с глаголами определенной семантики; «вероятно»,  «мне представляется»; лексические усилители, относящиеся к слою письменного литературного  языка: «непременно», «ни в коей мере». На эти  характеристики и придется ориентироваться, передавая эмоциональную информацию в переводе. Небольшую долю составляют интернациональные средства передачи эмоциональности в научной дискуссии, такие как риторические вопросы и восклицания.

Преобладание когнитивной информации в научном тексте диктует логический, а не ассоциативно-образный способ его построения. Он  обеспечен специальными языковыми средствами, которые организуют связность текста, - средствами семантической и формальной когезии. Часто они дублируют друг друга, в научном тексте их количество, по сравнению с другими типами текстов, максимально велико, и мы можем говорить об избыточности этих средств. Передача средств семантической когезии при переводе особой сложности не представляет, поскольку большая часть лексики, которая ее организует, передается однозначными соответствиями, а значит, семантическое ядро в каждом случае сохраняется. Более того, зная об избыточности средств когезии, переводчик вправе уменьшить их количество, например, уменьшить число повторений какого-либо термина. Серьезнее обстоит дело с передачей средств формальной когезии: наречий, указательных и личных местоимений, союзов и т. п.  (например, в русском «итак», «ибо», «тем самым», «кроме этого», «впрочем», «далее» и  др.).  Это, как правило, маленькие, «незаметные» словечки в тексте, и переводчик по неопытности их порой пропускает; кроме того, у переводчика при переводе научного текста, даже если он его не анализировал, появляется ощущение, что  связочных слов в тексте слишком много, и по этой причине он тоже может часть из них в переводе не передать.  Но всякий раз, «снимая» маленькое словечко, он ослабляет логичность текста и приближает принцип его построения к ассоциативному. Поэтому средствам формальной когезии придется находить в переводе эквивалентные соответствия. Как правило, они относятся к разряду соответствий, обладающих равноправной вариативностью, и можно выбрать любой из нескольких вариантов («далее» = «затем»; «поскольку» = «потому что» = «ибо»).

Логичность изложения обеспечена также высоким уровнем сложности и максимальным разнообразием синтаксических структур (разумеется, встречаются только структуры, находящиеся в рамках письменной литературной нормы). Казалось бы, эту важную черту - сложность синтаксиса – переводчик  тоже должен сохранять в полной мере. Но иногда сложная структура, из-за особенностей языка перевода, преобразуется таким образом, что появляется двусмысленность содержания или слишком большая дистанция компонентов мешает проследить за мыслью автора. В таких случаях принцип логичности построения нарушается, и переводчику приходится преобразовывать синтаксическую структуру (то есть производить синтаксическую трансформацию), упрощать ее или разбивать сложное предложение на два. А если логический принцип выдержан в научном тексте от начала до конца, читатель может даже получить удовольствие от знакомства с ним, восхищаясь  логикой изложения. Тогда мы вправе считать, что текст содержит элементы эстетической информации. И это еще один довод в пользу того, что средства логики построения переводчику придется воспроизводить в переводе. Пусть читатель перевода получит возможность так же наслаждаться текстом, как и читатель подлинника! Отметим, однако, что далеко не всякий научный текст отличается логичностью; переводчику встречается всякий уровень научного изложения, и если он не получил особого задания отредактировать и улучшить текст при переводе, то он вполне может оставить его недостатки на совести автора и перевести все как есть.

Дополнительным средством логической организации научного текста являются графические средства, прежде всего шрифтовые. Величина и жирность шрифта в заголовках и подзаголовках, разрядка, курсив - компрессивные средства выделения значимой и подчиненной информации. К ним можно добавить подчеркивания и выделение другим цветом. При оформлении перевода переводчик обязан сигнализировать о характере выделенности информации своими средствами выделения (например, не обязательно разными шрифтами, но  введенной им градацией подчеркиваний) или же сообщить об этом в особом примечании.

       Коммуникативное задание научного текста - сообщение новых сведений в данной области знаний. Причем это новое базируется на значительном объеме известного - известного, конечно, не любому читателю, а только специалисту. Уровень базовой компетентности, общей для источника и реципиента, очень высок. Вот почему научный текст недоступен непосвященным. Значит, переводчику необходимо «вхождение в тему», необходимо повышение своего уровня компетентности, чтобы не ошибиться в передаче содержания.

В заключение характеристики научного текста вспомним о том пункте, который в схеме предпереводческого анализа мы назвали первым: сбор внешних сведений об оригинале. Если в результате сбора этих сведений выяснится, что данный научный текст - лишь часть научного труда (глава, раздел) или научная статья в тематическом сборнике, необходимо ознакомиться с книгой в целом, это облегчит понимание содержания. Может оказаться также, что научный текст не современен, написан в начале XX века или раньше. Тогда задача переводчика неизбежно осложняется, ему придется использовать в тексте перевода языковые средства, которые передадут временную дистанцию. Какие средства, это покажет анализ подлинника. Это могут быть устаревшие слова и обороты литературного языка, устаревшие термины, более архаичные структуры предложения (в том числе и устаревшие варианты порядка слов).

Выводы для переводчика. При переводе научного и технического текстов доминантами перевода, обеспечивающими инвариантность текста, то есть соответствие его подлиннику, будут все средства, обеспечивающие объективность, логичность и компактность изложения. Перечислим их еще раз: термины, общенаучная лексика без оценочной окраски (письменный вариант), глагольные формы настоящего времени, пассивные глагольные конструкции, неопределенно-личные и безличные структуры, сложные слова, словообразовательные модели с абстрактной семантикой, преобладающее описание процесса  существительным (значит, замена существительного на глагол с той же семантикой нежелательна!), сокращения, цифры, формулы, схемы (последние три переносятся в текст перевода без изменений), максимальная сложность и разнообразие синтаксических структур (которые в случаях нарушения логического принципа можно членить), обилие средств когезии, графические средства логической организации, формализованные средства эмоциональности научной дискуссии. Ведущая единица перевода - слово, а для перевода некоторых сложных слов - морфема. Наиболее распространенный вид соответствий - однозначный эквивалент; на втором месте - вариантное соответствие с равноправной вариативностью.

 

Учебник

Мы относим к этому типу тексты любых учебников, учебных пособий и руководств, а также тексты специальных энциклопедий, построенных по тематическому принципу. Переводить их приходится часто, а неудачи переводчика часто связаны с тем, что он не разобрался в специфике такого текста и придал ему черты либо чисто научного, либо научно-популярного.

В чем же эта специфика? Большинство учебников предназначено для того, чтобы передать читателю довольно большой объем систематизированных сведений, повысить уровень его профессиональной компетентности. Разница в уровне компетентности источника и реципиента очень существенная. Авторами текста учебника являются те же специалисты, но, ориентируясь на особенности читательской аудитории, они адаптируют к ней специфику научного текста. Читателю учебника может не хватать не только профессиональной, но и возрастной компетентности. Тогда необходима еще и возрастная адаптация: все знают, что учебники для детей написаны проще, чем учебники для подростков, а учебники для подростков - проще, чем учебники для взрослых.

      Текст учебника, так же как и научный текст, явно специализирован на передаче когнитивной информации. Мы находим в нем все те же средства ее передачи, но в упрощенной форме. Рассмотрим каждое из них.

  •  Термины. Обладают в учебнике всеми характерными признаками (однозначность, нейтральность, независимость от контекста), но количество их меньше, и каждый термин вводится определением. В узкоспециальных учебниках (таких, как «Пособие по кардиологии для медсестер») иногда встречаются устные профессиональные жаргонизмы.
  •  Лексика общенаучного описания. Ее объем достаточно велик, и к ней добавляется значительный процент лексики общенационального языка, не относящейся к научному описанию.
  •  Временные формы. Абсолютное настоящее также преобладает.
  •  Пассивные конструкции. Число их меньше, чем в научном тексте.
  •  Неопределенно-личные и безличные структуры частотны.
  •  Сложность и разнообразие синтаксических структур меньше, чем в научном тексте, предложения проще и короче, иногда  значительно.
  •  Когезия. Несколько меньше количество средств формальной когезии, зато выше уровень ассоциативной связности текста.
  •  Плотность информации. Она в тексте учебника представлена, но распределена несколько иначе, чем в научном тексте. Вспомогательные знаковые системы невербального характера используются  очень активно (формулы, схемы, графики),  к ним добавляются, кстати, еще и иллюстративные материалы,  а вот сокращений встречается меньше. Точнее, общеязыковые сокращения встречаются часто, а специальные сокращения используются реже. Распространено заключение части сообщения в скобки (синтаксическая компрессия).
  •  Сложные слова и словообразовательные модели с абстрактной семантикой. Количество их, безусловно, значительнее по сравнению со многими другими типами текстов, но оно меньше, чем в научном тексте.
  •  Графические средства логической организации. Надо отметить, что их количество больше и разнообразие - шире, чем в научном тексте. К уже названным добавляются: подчеркивание, заключение фрагмента текста в рамку, вынесение его на поля. Правда, как раз для передачи этих средств переводчику не приходится предпринимать никаких особых действий.

       Эмоциональная информация в учебном тексте разнообразнее, чем в научном. К традиционным средствам, отражающим эмоциональность научной дискуссии, добавляются иногда лексические эмоционально-оценочные средства, которые используются для сообщения читателю установочной оценки или, другими словами, общепринятого, устоявшегося мнения о каком-либо явлении или процессе (например, в русском: «крупнейший», «не имеющий себе равных», «величайший»). Эмоциональную информацию несут также приемы прямого обращения к читателю, побуждающие его к восприятию когнитивной информации.

       Выводы для переводчика. При переводе учебного текста доминантами перевода, как и в научном тексте, остаются все средства, обеспечивающие его объективность, компактность и логическую связность, но следует учитывать, что все эти средства представлены в упрощенном, адаптированном к специфике реципиента виде, и усложнять текст, приближать его к научному неправомерно. Дополнительных усилий потребует поиск средств, воспроизводящих эмоциональную информацию подлинника, в частности эмоционально-оценочных слов. Ведущая единица перевода - слово; среди соответствий, наряду с однозначными (словарными) эквивалентами, достаточно распространены вариантные соответствия, как с равноправной вариативностью, так и сугубо зависимые от контекста. Но если число последних в переводе чрезмерно увеличить, текст незаметно превратится в научно-популярный.

Инструкция. Доминантами перевода текста инструкции будут те средства, которые обеспечивают объективность изложения и его предписывающий характер и отвечают теме: термины, в том числе юридические; тематическая лексика, относящаяся к соответствующему ведомству; канцелярский вариант письменной литературной нормы; повышенная номинативность стиля; соответствующее подлиннику количество сокращений (контекстуальные сокращения недопустимы); отсутствие эмоциональной окраски в лексике и синтаксисе за исключением разделов с рекламными и существуют в тексте инструкций на языке перевода; отдельные средства рекламного и публицистического стилей.

      В заключение отметим, что существует разница в традициях состава и содержания инструкций одинакового типа в разных языках. Так, немецкие инструкции всегда гораздо более подробны, в них больше внимания уделяется мерам безопасности, чем в русских. Просветительские компоненты и вопросы экологии в русской инструкции  почти не встречаются. Однако мы не ставим своей задачей обсуждение того, как переводчику надлежит обработать текст, чтобы приспособить его к традициям языка перевода,  нам важно установить те принципы, согласно которым исходный текст можно перевести эквивалентно. Задача обработки - это следующий и далеко не обязательный этап.

Энциклопедическая статья.  Доминантами перевода энциклопедической статьи являются средства, обеспечивающие как сжатую, максимально компрессированную передачу когнитивной информации, так и передачу в рамках письменной литературной нормы установочно-оценочной эмоциональной информации. Передачу когнитивной информации обеспечивают: термины; нейтральный фон письменной литературной нормы; пассивные конструкции; неопределенно-личные и безличные структуры; сокращения (в том числе контекстуальные, для которых в каждом языке имеются свои правила); неполные структуры с пропуском уже упоминавшегося компонента; небольшой объем предложений и простота синтаксиса; сочетание в одном тексте глагольных форм абсолютного настоящего и прошедшего времен. Эмоциональная информация оформляется с помощью эмоционально-оценочной лексики, инверсий, иногда эпитетов, метафор и сравнений. Основные единицы перевода - слово и словосочетание, однако, для перевода имен собственных в качестве единицы перевода выступает фонема; виды соответствий - однозначные эквиваленты (для перевода терминов и имен собственных), вариантные соответствия и трансформации (для перевода всего остального  текста).

Деловое письмо.  К доминантам перевода текста делового письма относятся языковые средства, обеспечивающие конструктивный контакт и передачу объективной информации. Это формулы вежливости в рамках официально-делового стиля; термины; общий фон нейтральной письменной литературной нормы; цифры, сокращения; имена собственные; титулы, звания, должности; обращение от 1-го л. мн. ч.; лексика с оценочной семантикой в рамках письменной литературной нормы. Единицы перевода: фонема (при переводе имен собственных); слово (при переводе терминов, титулов, званий и должностей); словосочетание (при переводе клишированных оборотов официально-делового стиля); предложение (при переводе формул контакта). Используемые виды соответствий: однозначные, не зависимые от контекста эквиваленты (термины, обозначения титулов, званий и должностей, имена собственные); вариантные соответствия (лексика в рамках литературной нормы); трансформация (формулы контакта, некоторые синтаксические структуры письменной литературной нормы).

Газетно-журнальный информационный текст.  Доминантами перевода газетно-журнального информационного текста являются средства, отражающие его коммуникативное задание, - сообщить новые сведения, навязав их определенную оценку.  Перечислим эти средства и ресурсы их передачи:

1) числовые данные, имена собственные, названия фирм, учреждений и организаций передаются однозначными эквивалентами; единица перевода - слово или словосочетание;

2) клише и фразеологизмы - перевод вариантными соответствиями; единицы перевода - словосочетание или предложение;

3) скрытые цитаты - перевод с помощью вариантных соответствий или трансформаций, с комментированием (внутренним или внешним);

4) модные слова - перевод с помощью лексической компенсации;

5) контраст коротких и длинных предложений, контраст предложений по сложности, парцелляция -перевод с помощью функционально подобных структур, чаще всего с использованием трансформаций (с сохранением контраста).

Научно- популярный текст

Содержит большой объем когнитивной информации. Средства ее передачи напоминает диапазон средств научного текста.  Но при анализе мы сталкиваемся с рядом отличий:

1) термины, количество их в научно-популярном тексте значительно меньше. Это касается и специальной терминологии, и лексики общенаучного описания;

2) плотность информации также ниже, чем в научном тексте. Реже применяются сокращения и скобки;

3) средства, обеспечивающие объективность изложения: пассивные конструкции, неопределенно-личные и безличные предложения, преобладание абсолютного настоящего, неличная семантика подлежащего. Все эти средства представлены в научно-популярном тексте, но в значительно меньшем объеме.

4) фон – нейтральная  письменная литературная норма, но границы его размыты, и отклонения, особенно в сторону разговорного стиля, многочисленны.

Итак, количество и разнообразие средств, обеспечивающих передачу когнитивной информации, сужается. Зато в научно-популярном тексте появляются, в сравнении с научным, особые средства, обеспечивающие выполнение второй части коммуникативного задания - заинтересовать читателя. Здесь доминируют следующие языковые средства:

1) специальные средства, создающие эффект сближения автора с читателем: повествование от первого лица; разговорная и даже разговорно-просторечная лексика; прямое обращение к читателю; риторические вопросы.

2)Лексика с эмоционально-оценочной коннотацией; инверсии, подчеркивающие оценочные компоненты предложения, и т.д.;

3) включение в текст цитат из других источников, контрастирующих с научно-популярным текстом по типологическим признакам: фрагментов из поэтических и прозаических художественных произведений, летописей, научных статей и  др.

4) фразеологизмы и образные клише, выполняющие функцию, подобную их функции в СМИ: они облегчают восприятие содержания, включая в него привычный образный ряд. Часто используется деформация фразеологизмов;

5) столкновение несовместимых языковых средств для создания эффекта неожиданности, иронической окраски или комизма. Эффект неожиданности позволяет заострить внимание на главном; ирония и комизм служат средством эмоциональной разрядки при восприятии сложного материала (подобно анекдоту, который рассказывает на лекции профессор).

     Разнообразны средства передачи эстетической информации, заимствованные из арсенала художественной литературы: ввод условных выдуманных персонажей, использование эпитетов, сравнений и, в особенности, метафор (так, в одном из научно-популярных пособий для пользователей Интернета на всем протяжении повествования прослеживается метафора путешествия на различных средствах транспорта.)

Выводы для переводчика. Доминирующими при переводе научно-популярного текста оказываются средства, обеспечивающие адаптированную автором подачу когнитивной информации и поддерживающие интерес к ней: термины и лексика общенаучного описания, которая передается, соответственно, однозначными эквивалентами и вариантными соответствиями; необходимо количество пассивных конструкций, безличных и неопределенно-личных предложений, которые передаются с помощью соответствующих трансформаций (количество их при переводе такого текста не рекомендуется увеличивать, учитывая еще и то, что в русском языке, по сравнению с основными европейскими языками, их частотность в любом типе текста ниже); разговорная лексика, эмоционально-оценочная лексика, эмоциональные инверсии, риторические вопросы, фразеологизмы и образные клише - передаются функционально соответствующими средствами, в основном с помощью вариантных соответствий; эпитеты, сравнения, метафоры - передаются с сохранением особенностей каждого тропа; столкновение несовместимых языковых средств - не обязательно с сохранением конкретных особенностей этих средств (скажем, высокая лексика -просторечие), но обязательно - с сохранением принципа несовместимости.

Юридический текст. При переводе юридического текста основными признаками являются те, которые передают когнитивную информацию с интенцией предписания и эмоциональный оттенок высокого стиля, а именно:

  1.  юридические термины, часть которых имеет архаичную окраску: передаются с помощью однозначных эквивалентов; единицы перевода — слово и словосочетание;
  2.  абсолютное настоящее как доминирующая временная форма глагола, передается функционально, эквивалентными средствами; единица перевода - морфема;
  3.  пассивные конструкции, передаются грамматическими эквивалентными соответствиями, некоторые из которых сопровождаются синтаксическими трансформациями;

Реклама.  

      Рекламные тексты многообразны. Мы рассмотрим специфику перевода рекламы на материале письменных рекламных текстов, состоящих из собственно текста на каком-либо языке и изобразительного ряда. Из рассмотрения исключается видеореклама, имеющая более сложную структуру: подвижный видеоряд, письменный текст (на экране) и звучащий текст.

Надо сразу отметить, что в современном мире задача перевода рекламы в привычном понимании практически никогда не ставится. Чтобы рекламный текст выполнял свою коммуникативную функцию, его недостаточно перевести, он должен быть включен в культурную среду языка перевода. Эта интеграция осуществляется, как правило, уже на базе выполненного вчерне перевода — и тогда реклама пересоздается заново. Но даже задача первого этапа — перевод вчерне — иногда трудновыполнима, поскольку в тексте рекламы наблюдается избыточность функционально значимых средств. Иначе говоря, рекламный текст перегружен средствами, которые нацелены на одно: побудить потребителя приобрести продукт. При такой «густоте» информации конфликт формы и содержания неизбежен, переводчик многого не сможет передать.

Текст рекламы не просто рассчитан на любого, самого неподготовленного реципиента, он активно нацелен на то, чтобы предельно расширить круг своих реципиентов. Поэтому реклама, как яркая бабочка, привлекает внимание издалека — в этом одна из функций ее изобразительного ряда. Именно расчет на массового потребителя (реципиента) диктует запрет на использование в тексте рекламы редких специальных терминов, грубого просторечия, диалектов — все эти средства могут применяться только  для «украшения» и дополнительной маркировки места производства продукта (так, в рекламе баварского пива встречается одна фраза на баварском диалекте). В организации самого текста, распределении информации и некоторой стилистической окраске слов можно уловить более узкую предназначенность рекламы, приоритетную направленность ее на определенную группу людей. Так, в рекламе часто просматривается возрастная ориентация. Детскую рекламу, написанную детским языком с «ошибками», отличить совсем просто.  Намечается некоторая специфика рекламы, предназначенной в первую очередь пожилым людям: темы здоровья и безопасности, преемственности поколений там на первом месте. Молодежная реклама маркирована, прежде всего молодежным жаргоном. Есть в рекламном тексте и ориентация на уровень состоятельности: от рекламы для бедных до рекламы для миллионеров. Более узкая приоритетная направленность рекламы выражается как содержанием и композицией (что для переводчика второстепенно, так как при переводе ни в содержание, ни в архитектонику текста он не вмешивается), так и особыми лексическими и синтаксическими средствами, эквивалентность передачи которых целиком зависит от переводчика. Так, в рекламе для пожилых людей встречаются устаревшие слова и обороты, еще входящие в общенациональный фонд языка, но уже малоупотребительные, и вариантные соответствия к ним нужно подбирать с учетом этого  оттенка. Слова  в молодежной рекламе также передаются вариантными соответствиями с использованием молодежного жаргона.

Читая текст рекламы, мы не знаем, кто ее автор, хотя достоверно известны имена «копирайтеров», мастеров по созданию идеи, образа рекламы и ее текста, но в сознании читателя, реципиента, эти имена не соединяются с известными текстами. Происходит это потому, что все мастерство автора состоит в успешном решении задачи, поставленной перед ним фирмой-заказчиком, и истинным источником текста (и его владельцем!) является именно фирма. Вместе с тем современный текст рекламы настолько мощно использует средства, разработанные художественной литературой, и позволяет бескрайне проявлять «индивидуальность», доставляя читателю массу эстетических впечатлений. Все те средства передачи эстетической информации, о которых мы будем говорить ниже, безусловно, не безличны, их создал конкретный человек, это плод творческой индивидуальности.

Из предшествующих рассуждений уже ясно, что рекламный текст несет эстетическую информацию. Разумеется, передача эстетической информации не главная цель рекламы. Исследуя информационный состав рекламы, мы можем ее коммуникативное задание сформулировать так: сообщить реципиенту новые достоверные сведения (когнитивная информация), обеспечить надежность усвоения, реципиентом этих сведений, воздействуя на его эмоции и память (эмоциональная информация), усилив эту надежность тем удовольствием, которое реципиент получит от текста (эстетическая информация),  и тем самым предписать ему определенные действия (не эксплицированная или в малой степени эксплицированная в тексте оперативная информация). Тогда рекламный текст выполнит свою функцию, и за рекламой товара последует его приобретение.

Переводчику предстоит передать средства, оформляющие разные типы информации. И все-таки попытаемся вычленить отдельные языковые средства, несущие один вид информации или сразу несколько, чтобы определить доминанты перевода — ведь, как уже говорилось, реклама обладает колоссальной избыточностью средств, служащих ее коммуникативной задаче. Снимать эту избыточность нельзя, ее надо сохранить, но проблема выбора того, что доминирует, становится особенно сложной.

Объем когнитивной информации, которую несет реклама, невелик. Это название фирмы, точное наименование товара, его технические характеристики, цена, контактные сведения (телефоны, адреса), обозначение сроков поставки, процент скидки и т. п. Оформляется эта информация с помощью нейтральной однозначной вне – контекстуальной  лексики, близкой по характеристикам к терминам, а также с помощью цифр. Передача этих средств на язык перевода не представляет сложности, все они имеют однозначные эквивалентные соответствия. Сложность появляется сразу, как только когнитивный компонент — например, название фирмы — включается в какую-либо фигуру стиля, например, рифмуется с другим словом (что-нибудь вроде русской рекламы: «Батарейки Джи-Пи. Увидел — купи!»). Бывают уникальные случаи, когда при переводе подобного текста удается сохранить и название фирмы, и факт рифмы, и семантику обоих слов, рифмующихся друг с другом. Но, как правило, переводчик встает перед выбором: а) не сохранять рифму, но сохранить значение каждого слова; б) сохранить первый компонент рифмы — «Джи-Пи», но зарифмовать его со словом, которое не имеет значения «купить»; в) не ставить название фирмы в позицию рифмы, а со словом со значением «купить» зарифмовать какое-либо другое. Что же предпочесть? Какие потери будут минимальными, если мы хотим, чтобы текст выполнял свою коммуникативную задачу? В наших рассуждениях попытаемся сначала оттолкнуться от противного и ответить на вопрос, без каких своих компонентов этот текст вообще перестанет выполнять свою коммуникативную задачу. И сразу выяснится, что мы можем обойтись без рифмы, без постановки названия фирмы в позицию рифмы и даже без слова со значением «купить». Но мы ни в коем случае не сможем обойтись без названия фирмы! Если оно исчезнет, реклама товара потеряет всякий смысл. Вот и ответ: абсолютным приоритетом в рекламном тексте пользуются компоненты, несущие когнитивную информацию, именно они являются инвариантными компонентами содержания, а все остальное составляет лишь «гарнир» или скорее «острые приправы», которые позволяют когнитивной информации рельефно выделиться и запомниться. Никто не возьмется точно определить, какая из этих эмоциональных и эстетических «приправ» подействует на читателя сильнее, рифма, игра слов, метафора или что-то другое. Ясно только, что не значение слова само по себе, а его позиция в предложении, его эмоциональная окраска, повтор самого слова, тот факт, что оно зарифмовано с другим, — выделяет слово на фоне других. Вот поэтому опытный переводчик, скорее всего выберет вариант «б» который обеспечит и сохранение когнитивного компонента — названия фирмы «Джи-Пи», и его выделенность на фоне остального текста. Если и это не получится, то он пойдет по пути «в» ослабив выделенность слова «Джи-Пи», но сохраняя и его, и «приправу» в принципе. И самым неудачным решением будет выбор «а» он будет свидетельствовать о недостаточном профессионализме переводчика (слабо верится, что невозможно найти рифму к двум словам, если из них нужно зарифмовать два любых и лишь одно из трех не имеет вариантных соответствий!). Носителем эмоциональной информации в этом тексте является структура побудительного предложения, а ее переводчик на языке перевода воспроизведет без проблем.

Проанализированный  пример показывает, что переводчик в большей или меньшей степени  может передать все информационные компоненты, но инвариантным среди них все же является когнитивный. Однако бывают и безнадежные ситуации. Вот перед нами готовая, уже переведенная с немецкого рекламная фраза: «Шварцкопф» — во главе красивых волос». Оставим на совести переводчика неполное соответствие этой фразы нормам литературного русского языка. Речь  идет о том, как передан когнитивный компонент — название фирмы по изготовлению шампуней и косметики «Шварцкопф», и о том, удалось ли передать эстетическую «приправу» к нему.

В русском переводе смутно угадывается «обыгрывание понятие «голова» (волосы — на голове, голова-глав», в словосочетании «быть во главе» реализуется второе значение слова «голова» — главный, первый, лучший). Но в оригинале оно строится на «оживлении» самостоятельного значения компонента «- копф», который в имени собственном «Шварцкопф» собственной семантики не имеет, а как отдельная корневая морфема имеет значение «голова»! Тут переводчик бессилен; «оживить» морфему иностранного языка не удастся, единственный выход — компенсировать игру слов каким-нибудь другим элементом стиля, например рифмой, либо вести перевод компонентов имени собственного и «строить игру» на них.

Мы столь подробно остановились на двух маленьких примерах передачи всего одной единицы когнитивной информации, чтобы наглядно показать, какие сложности могут таить ее приоритетность и инвариантность.

Основным фоном, на котором выступают языковые средства, оформляющие когнитивные, эмоционалые и эстетические компоненты информационного комплекса рекламы, как правило, является письменная литературная норма языка, но тот вариант, в котором она выступает, вобрал в себя многочисленные черты устной речи, кроме того, границы этой нормы в рекламе размыты и допускают отклонения как в сторону высокого стиля (редко), так и в сторону просторечия. Тем не менее в рекламе встречаются нейтральная лексика и нейтральный порядок слов.

Перейдем к средствам передачи эмоциональной информации. Шире всего в любом рекламном тексте подставлены эмоционально-оценочные средства, которые сопровождают характеристику продукта.  Преобладает положительная оценка, которая выражается прилагательными, наречиями, существительными с семантикой высокой степени качества, причем оценка эта часто гиперболизирована. Для выражения гиперболы положительной оценки служат грамматические средства, такие как превосходная степень прилагательных и наречий, а также лексические: наречия и частицы с функцией усиления, морфемы с семантикой усиления качества («сверх», «супер»), местоимения с обобщающей семантикой («О такой машине мечтает каждый»). Функцию гиперболы часто выполняют в рекламном тексте слой и выражения с окраской просторечия и жаргона («Я просто тащусь»!»), а также лексика, близкая к высокому стилю («невыразимо», «дивный»). Из устного разговорного стиля в рекламу пришли количественные гиперболы («В сто раз лучше»).

Носителями эмоциональной информации являются модные слова, а также иностранные слова и выражения. Модные слова дают читателю дополнительный положительный эмоциональный импульс: они сигнализируют о том, что он не отстает от моды, он не хуже других и с ним можно говорить на модном языке. Часть иностранных слов (сейчас в основном из английского) выполняют ту же функцию модных слов. Другие подчеркивают международный статус рекламного текста. Иногда иностранные слова служат средством экзотического обрамления характеристики продукта, отражая колорит страны происхождения (например, фразы на испанском языке в рекламе испанских вин или французские обороты речи в рекламе французских духов). Той же цели могут служить диалектальные включения в рекламный текст (фраза на швейцарском диалекте немецкого языка в немецкой рекламе швейцарского сыра). Иногда в рекламный текст включают известные изречения на иностранном языке (на латыни, французском и др.), которые импонируют читателю, поскольку рассчитаны на его высокую образованность, и таким образом его восприятие рекламного текста сопровождается дополнительными положительными эмоциями.

Мощным средством передачи эмоциональной информации в рекламе является  синтаксис. Мы уже отмечали, что в рекламном тексте встречаются предложения с нейтральным порядком слов. Но значительно чаще используется эмоциональная инверсия, риторические вопросы и восклицания, парцелляция, незаконченные предложения, синтаксический повтор (параллелизм). Вообще для рекламы характерен повтор на любом уровне: от фонемного до абзацного. Фонемный и морфемный повторы являются, как правило, дополнительным средством выделения когнитивных компонентов — чаще всего названий фирм и товаров (в германских языках чрезвычайно распространен традиционный для германской культуры аллитерационный повтор первой фонемы в слове; в русском языке популярнее конечная рифма). Лексический повтор многофункционален: чаще всего его функция — еще раз напомнить ведущие когнитивные компоненты (название фирмы, товара); он также может передавать взволнованный тон текста или же подчеркивать синтаксический повтор. Синтаксический повтор (параллелизм) используется также широко: повтор однородных членов предложения служит, например, для всесторонней характеристики товара и одновременно для нагнетания эмоционального напряжения; повтор элементарных предложений одинаковой структуры применяется, прежде всего, для создания эффекта неожиданности — когда контекстуально ожидаемый компонент заменяется неожиданным (кстати, он-то, как правило, и содержит название фирмы или товара, например: «Посадить дерево. Родить сына. Купить «Аристон-диалоджик» — реклама стиральной машины).

Эффект неожиданности — важный аспект эмоциональной информации, которую несет реклама. Еще одно средство его создания — контраст лексики с различной стилистической окраской: нейтральная — просторечная, высокая — грубая и т. п.

И, наконец, самым большим разнообразием средств отличается оформление эстетической информации. Часть их мы уже перечислили в разделе, посвященном эмоциональным средствам: ведь и фонетический повтор, и синтаксический параллелизм несут эстетическую нагрузку. Аллитерация и ассонанс, авторские парные словосочетания, игра слов, построенная на многозначности или стилистическом контрасте, рифма, ритм прозы, метафора, сравнение— далеко не полный перечень средств, которые «украшают» рекламный текст и заставляют читателя испытывать удовольствие от его формы.

Оперативная информация в современной рекламе эксплицирована лишь в малой степени (в рекламе начала XX в. она была основной); формы повелительного наклонения составляют малую долю текста; в качестве средства оформления оперативной информации может использоваться лексика с семантикой побуждения.

При переводе рекламы потери неизбежны, поэтому, как правило, рекламные тексты относятся к III группе переводимости. Среди доминант перевода рекламного текста приоритетное положение занимает лексика, оформляющая когнитивную информацию. По своим характеристикам она близка к терминологии (однозначна, нейтральна, независима от контекста) и передается с помощью однозначных эквивалентов. Прочие доминанты перевода можно признать равноправными, но при необходимости выбора переводчик старается передать в первую очередь те, которые служат дополнительными средствами выделения когнитивных компонентов: эмоционально-оценочная лексика с семантикой положительной оценки передается вариантными соответствиями; 2) средства выражения гиперболы положительной оценки: превосходная степень прилагательных и наречий, наречия и частицы с функцией усилителей, морфемы с семантикой усиления качества, местоимения с обобщающей семантикой, оценочные высказывания с просторечной окраской, лексика, близкая к высокому стилю, количественные гиперболы разговорной речи — передаются соответствующими грамматическими и лексическими вариантными соответствиями; 3) модные слова передаются вариантными соответствиями, если в языке перевода такие же по значению слова являются модными, или компенсируются другими по значению модными словами языка перевода; 4) иностранные слова, обороты речи и цитаты переносятся в текст без изменений; 5) диалектальные слова и обороты компенсируются просторечием или нейтрализуются; 6) специфика синтаксиса – эмоциональная  инверсия, парцелляция, незаконченные предложения, риторические вопросы и восклицания — передается грамматическими соответствиями; 7) повторы всех уровней – фонетический, морфемный, лексический, синтаксический — передаются всегда с сохранением принципа повтора, но при невозможности сохранить соответствующую фонему или соответствующее значение лексемы они заменяются на другие; если нет возможности сохранить количество компонентов повтора, число их уменьшают; 8)игра слов, метафоры, сравнения, авторские парные словосочетания и другие лексические фигуры стиля передаются с сохранением принципа построения фигуры или компенсируются другой фигурой стиля; 9) фон литературной нормы языка воспроизводится в той мере, в какой он присутствует в подлиннике - с помощью вариантных соответствий; 10) стилистически окрашенная лексика - просторечие, жаргон, высокий стиль и др. - передается вариантными соответствиями с сохранением окраски, которая этой лексике присуща в подлиннике.

Наиболее значительное место в рекламном тексте занимают средства оформления эмоциональной информации, но отнесение его к примарно-эмоциональным текстам, как мы отмечали выше, весьма условно.

Лекция № 5.  ЭКВИВАЛЕНТНОСТЬ ПЕРЕВОДА

1. Межъязыковая эквивалентность

2. Многоуровневые теории эквивалентности.

3. Теория эквивалентности В.Н.Комиссарова.

4. Концепции эквивалентности Л.К.Латышева.

5. Сущность концепции динамической эквивалентности. 

6. Виды эквивалентности.

1. Межъязыковая эквивалентность

Межъязыковая эквивалентность - одно их базовых и достаточно сложных понятий теории перевода. Именно степень эквивалентности двух текстов - на исходном языке и языке переводящем - позволяет нам судить об успешности перевода.

Проблема достижения эквивалентности двух текстов, текста оригинала и текста перевода, а также их фрагментов возникла давно. Требования, предъявляемые к переводу, были зачастую противоположными. Еще переводчик Этьен Доле в XIV в. и А. Тайтлер в XVIII в. составили весьма противоречивые требования к переводу. В науке о переводе в настоящий момент не сложилось однозначного понимания эквивалентности. В целом эквивалентом называют «единицу речи, совпадающую по функции с другой, способную выполнять ту же функцию, что и  другая единица речи» (О.С. Ахманова, 1966). Основным же определением эквивалентности считают определение, которое приводит в своей книге «Проблемы художественного перевода» болгарский теоретик перевода Антон Попович, понимающий под стилистической и содержательной эквивалентностью «функциональную равноценность элементов оригинала и перевода» (А.Попович, 1980. – С.  197).

Существует и другое определение эквивалентности перевода, которое дает известный отечественный исследователь перевода В. Н. Комиссаров: «Эквивалентность перевода - общность содержания (смысловая близость) оригинала и перевода». (В.Н. Комиссаров, 1990, с. 251).

И хотя содержание понимается здесь широко, но учитывается функциональный аспект рассматриваемого явления. На фоне всех подходов к эквивалентности выделяется концепция динамической (функциональной) эквивалентности, в рамках которой сравнивается не два текста, а внеязыковые реакции получателей - носителей разных языков.

2.Многоуровневые теории эквивалентности. В.Н. Комиссаров, анализируя категорию эквивалентности, отмечал, что «сопоставление переводов с их оригиналами показывает, что существует несколько типов эквивалентности, в каждом из которых сохраняются разные части содержания исходного текста. Изучение уровней эквивалентности позволяет определить, какую степень близости к оригиналу переводчик может достичь в каждом конкретном случае» (В.Н. Комиссаров Современное переводоведение. – С.134).

Одна из главных задач переводчика заключается в максимально полной передаче содержания оригинала, и, как правило, фактическая общность содержания оригинала и перевода весьма значительна.

Следует различать потенциально достижимую эквивалентность, под которой понимается максимальная общность содержания двух разноязычных текстов, допускаемая различиями языков, на которых созданы эти тексты, и переводческую эквивалентность - реальную смысловую близость текстов оригинала и перевода, достигаемую переводчиком в процессе перевода. Пределом переводческой эквивалентности является максимально возможная (лингвистическая) степень сохранения содержания оригинала при переводе, но в каждом отдельном переводе смысловая близость к оригиналу в разной степени и разными способами приближается к максимальной.

Различия в системах иностранного языка и переводящего языка и особенностях создания текстов на каждом из этих языков в разной степени могут ограничивать возможность полного сохранения в переводе содержания оригинала. Поэтому переводческая эквивалентность может основываться на сохранении (и соответственно утрате) разных элементов смысла, содержащихся в оригинале. В зависимости от того, какая часть содержания передается в переводе для обеспечения его эквивалентности, различаются разные уровни (типы) эквивалентности. На любом уровне эквивалентности перевод может обеспечивать межъязыковую коммуникацию.

Любой текст выполняет какую-то коммуникативную функцию: сообщает какие-то факты, выражает эмоции, устанавливает контакт между коммуникантами, требует от рецептора какой-то реакции или действий и т.п. Наличие в процессе коммуникации подобной цели определяет общий характер передаваемых сообщений и их языкового оформления. Сравним такие отрезки речи, как: На столе лежит яблоко; Как я люблю яблоки!; Дай мне, пожалуйста, яблоко; Ты слышишь, что я сказал? В каждом из этих высказываний, помимо значений отдельных слов и структур и конкретного содержания всего сообщения, можно обнаружить и обобщенное функциональное содержание: констатацию факта, экспрессию, побуждение, поиск контакта. Текст может последовательно или одновременно выполнять несколько коммуникативных функций - приведенные выше высказывания могут составить единый связный текст. Но он не может не иметь в своем содержании функциональной задачи (цели коммуникации), не утратив своей коммуникативности, т.е. не перестав быть результатом акта речевой коммуникации.

Часть содержания текста (высказывания), указывающая на общую речевую функцию текста в акте коммуникации, составляет цель коммуникации. Она представляет собой «производный» («подразумеваемый» или «переносный») смысл, присутствующий в нем как бы в скрытом виде, выводимый из всего высказывания как смыслового целого. Отдельные языковые единицы участвуют в создании такого смысла уже не непосредственно через свое собственное значение, а посредственно, составляя с другими единицами смысловое целое, которое служит основой для выражения с его помощью дополнительного смысла. Воспринимая высказывание, рецептор должен не только понять значение языковых единиц и их связь друг с другом, но и сделать определенные выводы из всего содержания, извлечь из него дополнительную информацию, которая сообщает не только что говорит источник, но и для чего он это говорит, «что он хочет этим сказать».

Наиболее известные теории уровней эквивалентности строятся на семиотических основаниях, точнее, на выделенных семиотикой трех типах отношений знака — прагматическом, семантическом и синтаксическом.

Понятие многоступенчатого переводческого эквивалента приобретает достаточно четкие очертания в теории Г. Егера (Коммуникативная и функциональная эквивалентность // Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. – М., 1978. С.-137-156). Он приходит к понятию коммуникативной эквивалентности через понятие коммуникативной значимости, которая и составляет основу этого типа эквивалентности. Коммуникативная значимость текста оказывается его свойством вызывать определенный коммуникативный эффект. Она возникает из функций языковых знаков, которые связаны с семантическим, синтаксическим и прагматическим уровнями отношений. Эти отношения в нормальной речевой коммуникации находятся в определенных иерархических отношениях: семантический уровень подчиняет себе синтаксический, и оба они подчинены прагматическому уровню. Внутри семантического значения различаются сигнификативное и денотативное. Таким образом, модель переводческой эквивалентности, отражающая иерархию отношений знаков, выстраивается в следующих четырех уровнях:

1 -  прагматический (для чего говорить);

2 - семантический 1 (денотативный) (о чем сказать);

3 -  семантический 2 (сигнификативный) (как сказать);

4 - синтаксический (как расположить элементы высказывания относительно друг друга).

Полная эквивалентность, или собственно эквивалентность, между текстом оригинала и текстом перевода достигается тогда, когда на всех четырех уровнях значения ИТ инвариантны значениям ПТ.

      Данная концепция, и особенно идея о доминирующей функции прагматических отношений, подчиняющей себе все другие типы, была поддержана многими исследователями. Швейцер утверждал, что «прагматический уровень занимает высшее место в иерархии уровней эквивалентности. В этой иерархии существует следующая закономерность: каждый уровень эквивалентности предполагает наличие эквивалентности на всех более высоких уровнях» (Швейцер А.Д. Теория перевода. С. 85).

Прагматический уровень эквивалентности, возведенный в ранг главного, высшего, составляет то необходимое коммуникативное  ядро, без которого эквивалентность не может быть достигнута. Прагматическое значение составляет некий минимум инвариантности, по достижении которого уже оказывается возможным говорить о переводе.

3. Теория эквивалентности В.Н.Комиссарова.

В.Н. Комиссаров строит более развернутую модель уровней эквивалентности. В последнем уточненном варианте предложенная им модель предполагает пять иерархически взаимосвязанных уровней:

— уровень цели коммуникации;

— уровень описания ситуации;

— уровень способа описания ситуации;

— уровень структуры высказывания;

— уровень лексико-семантического соответствия.

Сопоставив эту модель с той, которая предлагалась Швейцером, мы обнаруживаем определенное сходство на первых четырех уровнях: уровень цели коммуникации соответствует прагматическому, уровень описания ситуации — семантическому референциальному, уровень способа описания ситуации — семантическому компонентному и уровень структуры высказывания — синтаксическому. В модели Комиссарова изменена иерархия двух уровней: уровень описания ситуации подчиняет себе уровень способа описания ситуации. Иначе говоря, перевод на уровне способа описания ситуации предстает как более точный по отношению к уровню описания ситуации. С таким изменением иерархии уровней эквивалентности трудно не согласиться.

Комиссаров дополняет модель эквивалентности еще одним уровнем — уровнем лексико-семантического соответствия. Это дополнение представляется существенным, во всяком случае, по двум причинам. Во-первых, оно логически завершает иерархию уровней эквивалентности: начав с уровня цели коммуникации, где перевод оказывается максимально свободным, вольным (за верхним пределом этого уровня вряд ли можно уже говорить о переводе), Комиссаров доходит до уровня пословной эквивалентности, т.е. до уровня буквального перевода, который в определенных случаях также возможен. Во-вторых, автор модели привлекает внимание к слову, которое в реальном переводе весьма часто выступает в качестве единицы эквивалентности. Множество трансформационных операций, известных в теории перевода, связаны именно с преобразованием слов (конкретизация, генерализация и т.д.).

Эквивалентность переводов первого типа заключается в сохранении только той части содержания оригинала, которая составляет цель коммуникации:

  1.  Maybe there is some chemistry between us that doesn't mix. - Бывает, что люди не сходятся характерами.
  2.  That's а pretty thing to say. - Постыдился бы!
  3.  Those evening bells, those evening bells, how many a tale their music tells. - Вечерний звон, вечерний звон, как много дум наводит он.

В первом примере цель коммуникации заключалась в передаче переносного значения, которое и составляет главную часть содержания высказывания. Здесь коммуникативный эффект достигается за счет своеобразного художественного изображения человеческих отношений, уподобляя их заимодействию химических элементов. Подобное косвенное описание данной информации признано переводчиком неприемлемым для переводящего языка и заменено в переводе другим, несколько менее образным высказыванием, обеспечивающим, однако, необходимый коммуникативный эффект.

Во втором примере цель коммуникации заключается в выражении эмоций говорящего, который возмущен предыдущим высказыванием собеседника. Для воспроизведения в переводе этой цели переводчик использовал одну из стереотипных фраз, выражающих возмущение в русском языке, хотя составляющие ее языковые средства не соответствуют единицам оригинала.

И, наконец, в третьем примере общей функцией оригинала, которую переводчик стремится всеми средствами сохранить, является поэтическое воздействие, основанное на звукописи, рифме и размере. Ради воспроизведения этой информации исходное сообщение заменяется другим, обладающим необходимыми поэтическими качествами.

Как видно из указанных примеров, цель коммуникации представляет собой наиболее общую часть содержания высказывания, свойственную высказыванию в целом и определяющую его роль в коммуникативном акте.

Для отношений между оригиналами и переводами первого типа эквивалентности характерно:

  1.  несопоставимость лексического состава и синтаксической организации;
  2.  невозможность связать лексику и структуру оригинала и перевода отношениями семантического перефразирования или синтаксической трансформации;
  3.  отсутствие реальных или прямых логических связей между сообщениями в оригинале и переводе, которые позволили бы утверждать, что в обоих случаях «сообщается об одном и том же»;
  4.  наименьшая общность содержания оригинала и перевода по сравнению со всеми иными переводами, признаваемыми эквивалентными.

Таким образом, в переводе при данном типе эквивалентности как будто говорится «совсем не то» и «совсем не о том», что в оригинале. Этот вывод справедлив в отношении всего сообщения в целом, даже если одно или два слова в оригинале имеют прямые или косвенные соответствия в переводе. Например, к этому типу можно отнести перевод: She lifted her nose up in the air - Она смерила его презрительным взглядом, хотя субъекты этих предложений непосредственно соотнесены.

Переводы на первом уровне эквивалентности выполняются как в тех случаях, когда более детальное воспроизведение содержания невозможно, так и тогда, когда такое воспроизведение приведет рецептора перевода к неправильным выводам, вызовет у него совсем другие ассоциации, чем у рецептора оригинала, и тем самым помешает правильной передаче цели коммуникации.

Английская пословица А rolling stone gathers no moss описывает ситуацию, легко передаваемую в русском переводе: Катящийся камень мха не собирает (или мхом не обрастает). Однако из этой ситуации рецептор перевода не сможет извлечь ту цель коммуникации, которая содержится в оригинале. Для него сама ситуация не указывает достаточно четко, как следует к ней относиться, «хорошо» это или «плохо», что нет мха. В то же время для английского рецептора ясно, что в этой ситуации мох олицетворяет богатство, добро и что его отсутствие - явление отрицательное. Таким образом, ситуация, описываемая английской пословицей, подразумевает вывод, что следует не бродить по свету, а сидеть дома и копить добро. Эквивалентным переводом будет русская фраза, имеющая ту же эмотивную установку и максимально воспроизводящая стилистическую (поэтическую) функцию оригинала (форму пословицы). Поскольку описание той же ситуации не обеспечивает необходимого результата, приходится использовать сообщение, описывающее иную ситуацию. Попытка удовлетворить указанным требованиям дает примерный перевод: «Кому на месте не сидится, тот добра не наживет».

Эквивалентность переводов второго типа предполагает, что общая часть содержания оригинала и перевода не только передает одинаковую цель коммуникации, но и отражает одну и ту же внеязыковую ситуацию. Ситуацией называется совокупность объектов и связей между объектами, описываемая в высказывании. Любой текст содержит информацию о чем-то, соотнесен с какой-то реальной или воображаемой ситуацией. Коммуникативная функция текста не может осуществляться иначе, как через посредство ситуативно-ориентированного сообщения. Нельзя себе представить связного текста, который был бы «ни о чем», как не может существовать мысль без предмета мысли.

Второй тип эквивалентности представлен переводами, смысловая близость которых к оригиналу также не основывается на общности значений использованных языковых средств. Вот несколько примеров переводов такого типа:

He answered the telephone. - Он снял трубку.

You are not fit to be in a boat. - Тебя нельзя пускать в лодку.

You see one bear, you have seen them all. - Все медведи похожи друг на друга.

В приравниваемых в этих примерах разноязычных высказываниях большинство слов и синтаксических структур оригинала не находит непосредственного соответствия в тексте перевода. Вместе с тем можно утверждать, что между оригиналами и переводами этой группы существует большая общность содержания, чем при эквивалентности первого типа. Сопоставим, например, переводы:

 That's а pretty thing to say. - Постыдился бы!

 He answered the telephone. - Он снял трубку.

В первом речь идет о совершенно разных явлениях, между которыми нельзя усмотреть какой-либо реальной связи. Общность оригинала и перевода заключается лишь в том, что в обоих случаях можно сделать одинаковые выводы об эмоциональном отношении говорящего к предыдущему замечанию его собеседника. Во втором несопоставимые языковые средства оригинала и перевода фактически описывают один и тот же поступок, указывают на одинаковую реальность, поскольку говорить по телефону можно, только сняв трубку. В обоих текстах речь идет о разном, но «об одном и том же». О таких высказываниях в обиходе часто говорят, что они «выражают другими словами одну и ту же мысль».

Для отношений между оригиналами и переводами второго типа характерно:

  1.  несопоставимость лексического состава и синтаксической организации;
  2.  невозможность связать лексику и структуру оригинала и перевода отношениями семантического перефразирования или синтаксической трансформации;
  3.  сохранение в переводе цели коммуникации, поскольку, как мы уже установили, сохранение доминантной функции высказывания является обязательным условием эквивалентности;
  4.  сохранение в переводе указания на ту же самую ситуацию, что доказывается существованием между разноязычными сообщениями прямой реальной или логической связи, позволяющей утверждать, что в обоих случаях «сообщается об одном и том же».

Широкое распространение в переводах эквивалентности второго типа объясняется тем, что в каждом языке существуют предпочтительные способы описания определенных ситуаций, которые оказываются совершенно неприемлемыми для других языков. По-английски говорят: We locked the door to keep thieves out, а по-русски кажется нелепым описывать данную ситуацию подобным образом (запирать дверь, чтобы держать воров снаружи), но вполне возможно сказать: чтобы воры не проникли в дом. Подчеркивая невозможность для себя каких-либо поступков, англичанин скажет: I am the last man to do it. По-русски невозможно воспроизвести подобное сообщение, назвав кого-либо последним человеком, способным сделать что-либо.

Придется описать в переводе эту ситуацию другим путем, например: «Уж я, во всяком случае, этого не сделаю». Необходимость устанавливать при переводе эквивалентность на уровне ситуации может быть связана и с тем, что во многих случаях члены языкового коллектива постоянно применяют лишь один способ описания определенной ситуации. Особенно часто это имеет место в стандартных речевых формулах, предупредительных надписях, общепринятых пожеланиях, выражениях соболезнования и т.д. Услышав просьбу позвать кого-либо к телефону, по-русски спросят: Кто его спрашивает? а по-английски: Who shall I say is calling? Указать, в какую сторону открывается дверь, нужно по-английски надписью Pull или Push, а по-русски:  К себе или От себя. Теоретически можно по-разному предупредить о свежеокрашенном предмете, но по-русски обязательно напишут: Осторожно, окрашено, а по-английски: Wet paint.

Если ситуация, описанная в оригинале, должна быть передана в переводящий язык лишь одним строго определенным способом, выбор варианта перевода происходит как бы независимо от способа описания данной ситуации в тексте оригинала, и структура сообщения в переводе оказывается заранее заданной. Естественно, что при этом соответствующие сообщения в оригинале и переводе могут иметь одинаковую структуру лишь в исключительных случаях, когда обязательные способы описания данной ситуации в обоих языках совпадают. В большинстве же случаев обязательность или предпочтительность определенного способа описания ситуации в переводящий язык связана с заменой способа ее описания в оригинале, с установлением в переводе эквивалентности второго типа. Вот несколько примеров таких замен из переводов книг английских и американских авторов:

Stop, I have а gun! (R. Bradbury). - Стой, я буду стрелять.

Reduction on taking а quantity. (J. Galsworthy). - Оптовым покупателям скидка.

Peter's face muscles tightened. (A. Honey). - Питер стиснул зубы.

He left the ship on Tuesday. (J.K. Jerome). - Он сошел на берег во вторник.

Отказ от воспроизведения в переводе ситуации, описанной в оригинале, т.е. использование эквивалентности не второго, а первого типа, обусловливается лишь необходимостью сохранения при переводе цели коммуникации в тех случаях, когда описанная ситуация не связана у рецепторов перевода с необходимыми ассоциациями. В романе Дж. Брэйна «Место наверху» герой, с презрением описывая внешность молодого человека «из низов», говорит, в частности, что у него the face behind the requests on Forces Favourites, т.е. лицо человека, который посылает заявки для исполнения по радио в концерте для военнослужащих. Подобная ситуация вряд ли будет воспринята читателем русского перевода как уничижительная характеристика. Поэтому переводчики (Т. Кудрявцева и Т. Озерская) предпочли установить эквивалентность с совершенно иной ситуацией: такие лица видишь на плакатах.

Особенно важной является способность конкретной ситуации вызывать у рецепторов одного языкового коллектива какие-то дополнительные ассоциации, на основании которых они приходят к строго определенным выводам и заключениям. Иначе говоря, различные ситуации могут получать в рамках культуры данного коллектива особое значение, отличающееся от того значения, которое имеют эти ситуации для членов иных языковых сообществ. Известно, что у одних народов кивок головой означает утверждение, а у других - отрицание. Отсюда следует, что описание этого жеста может по-разному пониматься представителями разных народов. Сообщение, что кто-то поехал по правой стороне улицы, свидетельствует для английского рецептора о нарушении правил и кажется тривиальным для жителя страны, где принято правостороннее движение.

Третий тип эквивалентности может быть охарактеризован следующими примерами:

Scrubbing makes me bad-tempered. - От мытья полов у меня настроение портится.

London saw а cold winter last year. - В прошлом году зима в Лондоне была холодной.

That will not be good for you. - Это может для вас плохо кончиться.

Сопоставление оригиналов и переводов этого типа обнаруживает следующие особенности:

  1.  отсутствие параллелизма лексического состава и синтаксической структуры;
  2.  невозможность связать структуры оригинала и перевода отношениями синтаксической трансформации;
  3.  сохранение в переводе цели коммуникации и идентификации той же ситуации, что и в оригинале;
  4.  сохранение в переводе общих понятий, с помощью которых осуществляется описание ситуации в оригинале, т.е. сохранение той части содержания исходного текста, которую мы назвали «способом описания ситуации».

Сопоставительный анализ переводов показывает, что наиболее часто отмечаются следующие виды указанного варьирования:

  1.  степень детализации описания;
  2.  способ объединения описываемых признаков в сообщении;
  3.  направление отношений между признаками;
  4.  распределение отдельных признаков в сообщении.

В описанных выше типах эквивалентности перевода общность содержания оригинала и перевода заключалась в сохранении основных элементов текста. Как единица речевой коммуникации, текст всегда характеризуется коммуникативной функциональностью, ситуативной ориентированностью и избирательностью способа описания ситуации. Эти признаки сохраняются и у минимальной единицы текста - высказывания. Иными словами, любое высказывание обеспечивает коммуникацию через описание какой-то ситуации, осуществляемое определенным способом (путем отбора некоторых признаков данной ситуации). В первом типе эквивалентности перевода сохраняется только первая из указанных частей содержания оригинала (коммуникация), во втором типе - первая и вторая (коммуникация и описание ситуации), в третьем - все три части (коммуникация, описание ситуации и способ ее описания).

Наличие в тексте информации о цели коммуникации, ситуации и способе ее описания отражает специфику речевой коммуникации, ее связь с целенаправленной деятельностью людей, окружающей действительностью и формой отражения этой действительности в человеческом мышлении. Эта связь универсальна для речевого общения на всех языках, и ее универсальность во многом определяет возможность коммуникативного приравнивания разноязычных текстов.

Эквивалентность перевода при передаче семантики языковых единиц.

Функционально-ситуативные аспекты содержания высказывания не составляют всей имеющейся в нем информации. Содержание двух высказываний может быть различным, даже если они передают одну и ту же цель коммуникации, описывают одинаковую ситуацию с помощью одних и тех же общих понятий. Для полного тождества их содержания необходимо еще, чтобы полностью совпали составляющие их лексические единицы (слова) и синтаксические отношения между этими единицами. Любое сообщение строится из языковых единиц, каждая из которых репрезентирует определенную информацию, имеет собственное значение. Содержание высказывания не существует помимо значений языковых единиц, из которых оно состоит, хотя оно часто полностью не сводится к простой сумме таких значений. Кроме того, что языковые единицы в высказывании совместно выражают функционально-ситуативные аспекты его содержания, они вносят в это содержание и дополнительный смысл, который также входит в передаваемое сообщение. В различных условиях коммуникации на первый план могут выступать отдельные смысловые элементы высказываний, и тогда выбор того или иного слова или синтаксической структуры приобретает важную роль в содержании всего сообщения.

Если в первых трех типах эквивалентности речь шла о передаче элементов смысла, сохранение которых возможно при значительном несовпадении языковых средств, через которые этот смысл выражается в оригинале и переводе, то теперь требуется найти эквивалентные соответствия значениям языковых единиц иностранного языка. Поскольку значения единиц разных языков полностью не совпадают, замещающие друг друга элементы оригинала и перевода, как правило, не тождественны по смыслу. Тем не менее, во многих случаях в переводе удается воспроизвести значительную часть информации, содержащуюся в языковых средствах оригинала. В следующих двух типах эквивалентности смысловая общность оригинала и перевода включает не только сохранение цели коммуникации, указания на ситуацию и способа ее описания, но и максимально возможную близость значений соотнесенных синтаксических и лексических единиц. Здесь уже сохраняются сведения не только «для чего», «о чем» и «что» говорится в тексте оригинала, но отчасти и «как это говорится».

В четвертом типе эквивалентности, в переводе воспроизводится значительная часть значений синтаксических структур оригинала. Структурная организация оригинала репрезентирует определенную информацию, входящую в общее содержание переводимого текста. Синтаксическая структура высказывания обусловливает возможность использования в нем слов определенного типа в определенной последовательности и с определенными связями между отдельными словами, а также во многом определяет ту часть содержания, которая выступает на первый план в акте коммуникации. Поэтому максимально возможное сохранение синтаксической организации оригинала при переводе способствует более полному воспроизведению содержания оригинала. Кроме того, синтаксический параллелизм оригинала и перевода дает основу для соотнесения отдельных элементов этих текстов, оправдывая их структурное отождествление коммуникантами.

Сопоставительный анализ обнаруживает значительное число переводов, у которых существует параллелизм синтаксической организации по отношению к оригиналу. Использование в переводе аналогичных синтаксических структур обеспечивает инвариантность синтаксических значений оригинала и перевода. Особенно важным оказывается обеспечение подобного параллелизма при переводе текстов государственных или международных актов, где перевод часто получает правовой статус оригинала, т.е. оба текста имеют одинаковую силу, являются аутентичными. Стремление к сохранению синтаксической организации текста без труда обнаруживается и при сопоставлении с оригиналом переводов произведений иного типа, в том числе и художественных. Вот, например, небольшой отрывок из романа Марка Твена «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» и его перевод (Пер. Н. Чуковского):

One thing troubled me along at first - the immense interest which people took in me. Apparently the whole nation wanted a look at me. It soon transpired that the eclipse had scared the British world almost to death; that while it lasted the whole country, from one end to the other, was in a pitiable state of panic, and the churches, hermitages and monkeries overflowed with praying and weeping poor creatures who thought the end of the world has come. Then had followed the news that the producer of this awful event was a stranger, a mighty magician at Arthur's court; that he could have blown the sun like a candle, and was just going to do it when his mercy was purchased, and he then dissolved his enchantments, and was now recognized and honored as the man who had by his unaided might saved the globe from destruction and its people from extinction.

Одно тревожило меня вначале - то необыкновенное любопытство, с которым относились ко мне все. Казалось, весь народ хотел на меня поглядеть. Вскоре стало известно, что затмение перепугало всю Британию до смерти, что пока оно длилось, вся страна от края и до края была охвачена безграничным ужасом и все церкви, обители и монастыри были переполнены молящимися и плачущими людьми, уверенными, что настал конец света. Затем все узнали, что эту страшную беду наслал иностранец, могущественный волшебник, живущий при дворе короля Артура, что он мог потушить солнце, как свечку, и собирался это сделать, но его упросили рассеять чары, и что теперь его следует почитать как человека, который своим могуществом спас вселенную от разрушения, а народы - от гибели.

Перевод этого отрывка выполнен высококвалифицированным переводчиком, умело пользующимся богатством средств выражения в русском языке. Повествование развертывается легко и свободно, в нем трудно усмотреть какую-то скованность, подчиненность иноязычной форме и пр. И, несмотря на это, можно заметить значительную общность синтаксической организации оригинала и перевода. Общее количество предложений совпадает. Соотнесенные предложения принадлежат к одному типу, расположение, порядок следования главных и придаточных предложений одинаков. Если в оригинале в предложении имеются однородные члены, то и в переводе повторяется тот же член предложения. В подавляющем большинстве случаев каждому члену предложения в оригинале соответствует однотипный член предложения в переводе, расположенный одинаково по отношению к другим членам и т.п.

Таким образом, отношения между оригиналами и переводами четвертого типа эквивалентности характеризуются следующими особенностями:

  1.  значительным, хотя и неполным параллелизмом лексического состава - для большинства слов оригинала можно отыскать соответствующие слова в переводе с близким содержанием;
  2.  использованием в переводе синтаксических структур, аналогичных структурам оригинала или связанных с ними отношениями синтаксического варьирования, что обеспечивает максимально возможную передачу в переводе значения синтаксических структур оригинала;
  3.  сохранением в переводе всех трех частей содержания оригинала: цель коммуникации, указание на ситуацию и способ ее описания.

При невозможности полностью сохранить синтаксический параллелизм в переводе используют структуры, связанные с аналогичной структурой отношениями синтаксического варьирования. В четвертом типе эквивалентности отмечаются следующие виды такого варьирования:

  1.  использование синонимичных структур, связанных отношениями прямой или обратной трансформации;
  2.  использование аналогичных структур с изменением порядка слов;
  3.  использование аналогичных структур с изменением типа связи между ними.

В каждом языке имеются синонимические структуры, которые можно вывести из исходной («ядерной») структуры или, напротив, свести к ней при помощи определенных преобразований (синтаксических трансформаций). Такие структуры обладают общностью основных логико-синтаксических связей, и в то же время каждая из них имеет и собственное синтаксическое значение, отличающее ее от значений других структур такого трансформационного (синонимического) ряда. Так, из исходной структуры с основным значением «деятель – действие» может быть выведен ряд структур, сохраняющих это основное значение и различающихся лишь дополнительными синтаксическими значениями: мальчик читает - чтение мальчика - читающий мальчик - прочитанное мальчиком и т.д.

Различия между синонимичными структурами неоднородны. Это могут быть различия между значениями противопоставленных друг другу форм в пределах одной синтаксической категории или одного типа предложения: Мальчик бросил камень. - Камень был брошен мальчиком. That he went there was a mistake. - It was a mistake that he went there. Это могут быть и разнотипные структуры, объединенные общим смыслом, например, предложный оборот (При описании данной теории...), деепричастный оборот (Описывая данную теорию...), придаточное предложение (Когда описывается данная теория...) и пр.

Во всех подобных случаях содержание высказывания имеет значительную общность, отличаясь лишь дополнительной информацией, содержащейся в каждой отдельной структуре. Иногда эта информация может оказаться немаловажной для содержания высказывания, особенно когда она указывает на преимущественное использование данной структуры в определенной сфере общения, т.е. определяет ее стилистическую маркированность. Так, в русском языке использование страдательной конструкции с кратким причастием обычно характерно для книжной и деловой речи: «Он был рожден под знойным солнцем юга». «Она была представлена к награде» и пр. Аналогичным образом в английском языке к официально-деловому стилю относится бессоюзное придаточное предложение условия, например: Had а positive decision been taken at the General Assembly. Напротив, аналогичное бессоюзное предложение в русском языке употребляется в основном в разговорной речи: Приди ты на часок раньше, все было бы в порядке.

В большинстве случаев замена одного члена синонимического ряда структур другим не влечет за собой существенного изменения общего содержания высказывания. Поэтому применение в переводе синонимичной структуры в рамках четвертого типа эквивалентности с достаточной полнотой сохраняет значение синтаксической структуры оригинала:

I told him what I thought of her. - Я сказал ему свое мнение о ней.

He was never tired of old songs. - Старые песни ему никогда не надоедали.

It is very strange this domination of our intellect by our digestive organs. - Странно, до какой степени пищеварительные органы властвуют над нашим рассудком.

Использование в переводе аналогичной структуры часто оказывается возможным лишь при условии изменения порядка следования слов в данной структуре. Понятно, что речь идет не о таких случаях, когда изменение порядка слов связано с коренным преобразованием субъектно-объектных отношений типа Танки закрыли кусты и Кусты закрыли танки, а о структурно идентичных предложениях с одинаковым способом описания ситуации.

В последнем, пятом типе эквивалентности достигается максимальная степень близости содержания оригинала и перевода, которая может существовать между текстами на разных языках. Этот тип эквивалентности обнаруживается в следующих примерах:

I saw him at the theatre. - Я видел его в театре.

The house was sold for 10 thousand dollars. - Дом был продан за 10 тысяч долларов.

He was sure we should both fall ill. - Он был уверен, что мы оба заболеем.

Для отношений между оригиналами и переводами этого типа характерны:

1) высокая степень параллелизма в структурной организации текста;

2) максимальная соотнесенность лексического состава: в переводе можно указать соответствия всем знаменательным словам оригинала;

3) сохранение в переводе всех основных частей содержания оригинала.

К четырем частям общности содержания оригинала, добавляется максимально возможная общность отдельных сем, входящих в значения соотнесенных слов в оригинале и переводе. Степень такой общности определяется возможностью воспроизведения в переводе отдельных компонентов значения слов оригинала, что, в свою очередь, зависит от того, как выражается тот или иной компонент в словах иностранного языка и переводящего языка и, как в каждом случае на выбор слова в переводе влияет необходимость передать другие части содержания оригинала.

Семантика слов, входящих в высказывание, составляет важнейшую часть его содержания. Слово в качестве основной единицы языка, фиксирует в своем значении сложный информативный комплекс, отражающий различные признаки обозначаемых объектов (предметно-логическое значение слова), отношение к ним членов говорящего коллектива (коннотативное значение слова) и семантические связи слова с другими единицами словарного состава языка (внутрилингвистическое значение слова). Информация, составляющая семантику слова, неоднородна, и в ней могут выделяться качественно различные компоненты. Взятый сам по себе, любой из таких компонентов может быть воспроизведен средствами иного языка, но нередко одновременная передача в переводе всей информации, содержащейся в слове, оказывается невозможной, так как сохранение в переводе некоторых частей семантики слова может быть достигнуто лишь за счет утраты других ее частей. В этом случае эквивалентность перевода обеспечивается воспроизведением коммуникативно важных (доминантных) элементов смысла, передача которых необходима и достаточна в условиях данной коммуникации.

4. Концепции эквивалентности Л.К.Латышева.

Отечественный переводовед, Лев Константинович Латышев выделяет четыре основных концепции эквивалентности:

- Концепция формального соответствия:

«Передается все, что поддается передаче (в том числе по мере возможности и структура исходного текста). Трансформируются, заменяются, опускаются только те элементы исходного текста, которые вообще невозможно воспроизвести «напрямик» (Л. К.  Латышев, 1981. – С. 6). Подобная практика первоначально имела место при переводе сакральных текстов.

- Концепция нормативно-содержательного соответствия:

«Переводчики этого направления стремились выполнить два требования: 1) передать все существенные элементы содержания исходного текста и 2) соблюсти нормы переводящего языка (ПЯ)» (Там же, с. 7).

- Концепция полноценного (адекватного) перевода:

Авторы данной концепции А. В. Федоров и Я. И. Рецкер определили следующие качества адекватного перевода: 1) исчерпывающая передача смыслового содержания текста; 2) передача содержания равноценными (то есть выполняющих функцию, аналогичную выразительной функции языковых средств подлинника) средствами (Там же, с. 7).

- Концепция динамической (функциональной) эквивалентности:

Понятие динамической эквивалентности, которое впервые выделил Юджин Найда, сходно с понятием функциональной эквивалентности у отечественного исследователя А. Д. Швейцера. Речь идет о совпадении реакции получателя исходного текста и носителя одного языка с реакцией получателя текста перевода, носителя другого языка. Согласно А. Д. Швейцеру, содержание, которое необходимо передать, складывается из четырех элементов или четырех значений: 1) денотативное; 2) синтаксическое; 3) коннотативное и 4) прагматическое значение («определяемое отношением между языковым выражением и участниками коммуникативного акта») (Там же, с. 10).

По мнению Л. К. Латышева, данная концепция не противоречит предыдущим двум, а включает их с себя как более частные случаи (Там же, с. 27).

5. Сущность концепции динамической эквивалентности. 

Мы склонны считать концепцию динамической эквивалентности самой перспективной. Какие же требования предъявляются к эквивалентности двух текстов - текста оригинала и текста его перевода? Согласно мнению Л. К. Латышева, таких требования три (Д. К. Латышев. 1988. С. 39):

- оба текста должны обладать относительно равными коммуникативно-функциональными свойствами (относительно одинаковым образом должны "вести себя" соответственно в сфере носителей исходного языка и в сфере носителей переводящего языка);

- в меру, допустимую в рамках первого условия, оба текста должны быть максимально аналогичны друг другу в семантикоструктурном отношении;

- при всех «компенсирующих» отклонениях между обоими текстами не должны возникать семантико-структурные расхождения, не допустимые в переводе.

Только на основе концепции динамической эквивалентности, как полагает Л. К. Латышев, могут быть построены положения современной теории перевода о переводческой эквивалентности, так как именно она позволяет объяснить многие переводческие приемы, в ряде случаев обеспечивающие эквивалентный перевод, например, замену исходного содержания.

Другой проблемой, с точки зрения Л. К. Латышева, является уточнение понятия «реакция». Индивидуальные реакции «не могут быть объектами сравнения с целью оценки качества перевода» (Л.К. Латышев, 1988. – С. 20). Объектами сравнения могут выступать конструкты как некоторые усредненные реакции: реакция русского и немца, русского и англичанина и т.д. Как пишет сам исследователь, «эти конструкты носят характер прогноза и представляют собой абстракции, создаваемые путем «вычитания» из потенциальных реальных реакций компонентов, обусловленных личными убеждениями, личным опытом, эмоциональным типом получателя и т. п.», то есть являются «лингвоэтническими» реакциями (Там же, с. 20-21). Лингвоэтническая реакция - это, конечно же, абстракция, по сути,  прогноз переводчика, опирающегося на знание национальной психологии. Однако, с нашей точки зрения, возможно и измерение таких реакций или «коммуникативного эффекта» (как более емкого, с точки зрения Латышева, понятия), а именно, методами лингвопсихосоциологии. Индивидуальные реакции, полученные в результате соответствующего исследования на основе научно обоснованной выборки и статистического анализа.

Л. К. Латышев считает, что эквивалентность исходного текста и текста его перевода достигнута (то есть достигнуто равенство коммуникативных эффектов), когда нейтрализованы расхождения в лингвоэтнической коммуникативной компетенции двух получателей. При этом не стоит задача обеспечения равенства коммуникативных ситуаций получателей исходного и переводного текста или задача выравнивания коммуникативных компетенции (при помощи предварительного комментария или примечаний к тексту), достаточно «создания (относительно) равноценных лингвоэтнических предпосылок для восприятия сообщения (в его разноязычных вариантах) и реакции на него (Л.К. Латышев 1981. – С. 25).

6. Виды эквивалентности.

Л. К. Латышев различает мелкомасштабную и крупномасштабную эквивалентность, говоря о том, что характерная черта перевода - часто возникающее несоответствие между эквивалентностью отдельных отрезков исходного текста и переводного текста и эквивалентностью этих тестов в целом. Дело здесь в том, что в конечном итоге переводческая эквивалентность должна быть установлена на уровне двух текстов, и крупномасштабная эквивалентность допускает принесение в жертву эквивалентности мелкомасштабной (Там же, с. 129).

Пример. Название фильма «Die Hard» было сначала неверно переведено как «Умри медленно, но достойно», и лишь затем, исходя из сюжета, в котором действует человек, которого так просто не убьешь,  как «Крепкий орешек». На уровне отдельных слов и даже предложения более близким является первый перевод, но крупномасштабная эквивалентность, связанная со смыслом и коммуникативным эффектом всего текста, диктует другой вариант.

Как мы полагаем, мелкомасштабная эквивалентность существует на уровне слова, словосочетания, предложения и сверхфразового единства, а эквивалентность крупномасштабная - на уровне всего текста, и, если идти еще дальше, на уровне сверхтекста.

Итак, мы рассмотрели различные аспекты эквивалентности. Можно утверждать, что это многозначное понятие в теории перевода. Всякий раз следует различать, говорим ли мы о содержательной или функциональной эквивалентности, и эквивалентность какого уровня имеется при этом в виду.

Контрольные вопросы

1. Что такое межъязыковая эквивалентность?

2. Какие многоуровневые теории эквивалентности вам известны?

3. Опишите пять уровней эквивалентности по теории В.Н. Комиссарова.

4. Какие концепции эквивалентности выделяет Л.К. Латышев?

5. В чем сущность концепции динамической эквивалентности?

6. Назовите виды эквивалентности по Л.К. Латышеву.

Лекция № 6. ПЕРЕВОДЧЕСКИЕ СООТВЕТСТВИЯ

1. Понятие переводческого соответствия.

2. Переводческие соотвествия в системе языковой иерархии.

3. Типы переводческих соответствий.

4. Понятие и виды контекста.

5. Окказиональные соответствия, их виды и способы перевода.

6. Безэквивалентные соответствия и способы их перевода.

7. Фразеологические соответствия и их перевод.

8. Безэквивалентные грамматические соответствия и их перевод.

1. Понятие переводческого соответствия.

Стремление к максимальной смысловой и структурной близости перевода к оригиналу приводит к тому, что эквивалентными оказываются не только тексты, но и отдельные высказывания в этих текстах, и не только соотнесенные высказывания, но и составляющие их единицы исходного языка и переводящего языка. Использование определенной единицы переводящего языка для перевода данной единицы исходного языка не является случайным. Обе единицы обладают относительно стабильным значением, и то, что одна из них может заменить другую в процессе перевода, свидетельствует о значительной общности их значений. Подобная общность и создает предпосылки для установления между ними отношений переводческой эквивалентности, т.е. для регулярного использования одной из них в качестве перевода другой. Единица переводящего языка, регулярно используемая для перевода данной единицы исходного языка, называется переводческим соответствием.

Частные теории перевода изучают системы переводческих соответствий в разных языках по отношению к единицам данного языка или системы переводческих соответствий в данном языке по отношению к другим языкам. Поскольку речь идет о соотношении между единицами языков, для каждой пары языков существует свой набор соответствий и, следовательно, своя частная теория перевода. Единицы одного языка, имеющие в качестве переводческих соответствий некоторые единицы другого языка, не всегда будут, в свою очередь, соответствиями этих последних, если данный язык будет использован как переводящий язык, т.е. перевод будет осуществлен в обратную сторону. Иными словами, переводческие соответствия не полностью обратимы, и в пределах каждой частной теории перевода отдельно изучаются отношения языковых единиц при переводе на каждый из двух языков.

Переводческие соответствия выступают в качестве коммуникативно равноценных единиц иностранного языка, поэтому близость значений единиц исходного языка и переводящего языка является лишь предпосылкой для возникновения переводческого соответствия, но недостаточным условием этого. Отношения эквивалентности устанавливаются при переводе не между изолированными языковыми единицами, а между единицами исходного языка и переводящего языка, выступающими в составе речевых высказываний. Их способность быть коммуникативно равноценными определяется не только тем значением, которым они обладают в системе своего языка, но и особенностями их употребления в речи. Поэтому переводческие соответствия нельзя обнаружить, пытаясь сопоставлять единицы, занимающие аналогичное место в системах двух языков, участвующих в процессе перевода, а необходимо извлекать из коммуникативно равноценных высказываний, объединяемых при переводе. Это и достигается при сопоставительном анализе переводов, в ходе которого в большом числе оригиналов и их переводов обнаруживаются единицы исходного языка и переводящего языка, приравниваемые друг к другу в процессе перевода.

В практических целях в рамках частной теории перевода особенно подробно рассматриваются вопросы перевода таких единиц словарного состава и грамматического строя исходного языка, выбор соответствий, для которых связан с особыми трудностями. Так, при сопоставлении текстов англо-русских переводов с их оригиналами обнаруживается значительный параллелизм в употреблении таких частей речи, как числительные и прилагательные, и поэтому способы их передачи в переводе детально не описываются. Напротив, весьма подробно рассматриваются русские соответствия различным категориям английского глагола и глагольным словосочетаниям (синтаксическим комплексам). Из неличных форм английского глагола главное внимание уделяется инфинитиву (особенно перфектному), а при описании способов перевода инфинитива подробно анализируется его употребление в функции определения, связанное со значительными переводческими трудностями. Другими словами, происходит выделение переводчески релевантных явлений в системе языка оригинала. Это выделение производится, исходя из характера соответствий в переводящий язык, применяемых при переводе выделяемых единиц. Отсюда следует, что совокупность переводчески релевантных явлений в любом исходном языке будет каждый раз иной при изменении переводящего языка, в отношении которого эти явления выделяются. Для каждой пары языков существует свой набор переводческих трудностей.

2. Переводческие соотвествия в системе языковой иерархии

В качестве исходного пункта анализа берутся, как правило, единицы иностранного языка, для которых отыскиваются соответствия в переводящем языке. В принципе, такие соответствия можно обнаружить для единиц иностранного языка на любом уровне языковой системы: от фонемы до предложения.

Соответствия на уровне фонем: lady - леди; speaker - спикер; Churchill - Черчилль; Liverpool - Ливерпуль и т.д. В русских соответствиях каждой фонеме английского слова обнаруживается близкая по артикуляции и звучании фонема русского языка.

Соответствия на уровне морфем: tables - столы; back-bencher - заднескамеечник; strictness - строгость и т.д. В русских переводах каждой морфеме английского слова соответствует определенная морфема русского слова. Соответствовать друг другу могут как корневые морфемы, так и аффиксальные, в том числе и словоизменительные суффиксы (окончания).

Соответствия на уровне слов: he came home - он пришел домой; I looked at her - я посмотрел на нее; my brother lives in Moscow - мой брат живет в Москве. Здесь каждому слову английского предложения можно найти соответствующее слово в русском переводе. Пословный перевод подобного рода применяется и при переводе предложений более сложной структуры:

The Industrial Revolution brought into being the industrial

Промышленная революция вызвала к жизни промышленный

proletariat and with it the fight for civil and political

пролетариат и вместе с ним борьбу за гражданские и политические

rights, trade-unions and the right to vote.

права, тред-юнионы и право голоса.

При пословном переводе не предполагается абсолютного соответствия всем элементам оригинала, поскольку в русском переводе, как правило, нет прямых эквивалентов английским артиклям и некоторым служебным и вспомогательным словам. Чаще всего пословные соответствия обнаруживаются лишь для некоторых слов оригинала, а остальные соответствия устанавливаются на иных уровнях.

Соответствия на уровне словосочетаний: to take part - принимать участие; to spill the beans - выдать секрет; to come to the wrong shop - обращаться не по адресу. В этих случаях словосочетания в оригинале и переводе эквивалентны в целом, а в их составе нет слов, выступающих в качестве соответствий друг к другу.

Соответствия на уровне предложений: Keep off the grass - По газонам не ходить; There's а good boy! - Вот умница!; Will you leave а message? - Что ему передать? В эквивалентных предложениях в оригинале и переводе нет слов или словосочетаний, которые можно было бы соотнести друг с другом. При этом русские предложения регулярно используются для передачи значений соответствующих английских предложений и, несомненно являются их полноценными соответствиями.

Основное внимание при описании системы переводческих соответствий уделяется соответствиям лексических, фразеологических и грамматических единиц иностранных языков, обладающих постоянным значением, которое реализуется в большом числе высказываний. Как правило, в качестве соответствия выступает единица переводящего языка того же уровня. Однако речевые высказывания строятся на основе взаимодействия единиц разного уровня, и в процессе перевода не предопределяется заранее, средствами какого уровня будет передаваться в переводе данная единица оригинала. Поэтому возможны и фактически нередки случаи межуровневых переводческих соответствий.

Так, ударение на обычно безударном вспомогательном глаголе в английском предложении - but he will meet her передается в переводе с помощью лексических единиц: “Но он ведь обязательно встретится с ней” (фонетико-лексическое соответствие). Подобным образом могут создаваться лексико-грамматические (Give me some bread. - Дай мне хлеба) и грамматико-лексические соответствия (The delegation had been received by the prime-minister. - До этого делегация была принята премьер-министром).

В пределах одного уровня в качестве соответствий могут выступать как единицы, занимающие в системе переводящий язык место, аналогичное замещаемым единицам оригинала, так и иные единицы этого уровня. В словарном составе английского и русского языков имеются слова как с более общим значением (to go, to leave, to be, to have, to come - двигаться, оставлять, быть, иметь, прибывать и т.п.), так и с более конкретным значением (to fly, to slip away, to stand, to possess, to burst in - летать, удрать, стоять, обладать, ворваться). Однако, если рассматривать эти же слова с точки зрения их употребления в речи, то окажется, что слова с общим значением гораздо более употребительны в английском языке, чем в русском. Отсюда и при сопоставлении переводов английскому to be будет соответствовать не только русское быть, но и стоять, находиться, жить и пр., английскому to goидти, ехать, летать, умирать и пр. Это явление можно наблюдать при сопоставлении переводов и в отношении иных частей речи.

My feelings then would have been even stronger had I known that Karl Stock was to be burnt in the incinerators of Majdanek. - Мое тогдашнее возмущение было бы еще большим, если бы я знал, что Карлу Стоку суждено погибнуть в печах Майданека. (Ср. feelings - возмущение.)

3. Типы переводческих соответствий.

Регулярные соответствия классифицируются по характеру отношения к переводимой единице иностранного языка и по принадлежности исходной единицы и ее соответствия к определенному уровню иностранного языка. По первому признаку соответствия делятся на единичные (постоянные) и множественные (вариантные), по второму признаку – на лексические, фразеологические и грамматические. Как было сказано, в необходимых случаях описываются также и межуровневые соответствия. Фонемные и морфемные соответствия рассматриваются в составе единиц более высокого уровня. Соответствия на уровне предложения либо включаются во фразеологические, либо рассматриваются как речевые штампы и задаются списком.

Единичное соответствие – это  наиболее устойчивый постоянный способ перевода данной единицы исходного языка, используемый во всех (или почти во всех) случаях ее появления в оригинале и в этом смысле относительно независимый от контекста. Единичное соответствие наиболее полно воспроизводит значение переводимой единицы. Они имеются, главным образом, у терминов, собственных имен, географических названий, а также у некоторых обиходных слов и словосочетаний: oxygen – кислород; Cleveland – Кливленд; doctrinarialism – доктринерство; contrabandist – контрабандист; dog-collar – ошейник.

Единичное соответствие может быть у всего слова в целом или у слова в одном из его значений (Senator - всегда сенатор, а barrel - всегда ствол только в значении «часть огнестрельного оружия»).

Множественное соответствие - это несколько регулярных способов перевода данной единицы исходного языка, выбор между которыми определяется условиями контекста. В этих случаях каждое из вариантных соответствий лишь частично передает значение исходной единицы, аналогичной ей по значению:

attitude - отношение, позиция, политика

actual - действительный, подлинный, текущий, современный

Вариантные соответствия могут иметь как однозначные слова, так и различные значения многозначного слова:

trade-union - профсоюз, трейд-юнион;

Labour Party - рабочая партия, лейбористская партия;

sincerity - искренность, чистосердечие, прямота, честность;

chamber – 1)комната, горница, апартаменты, покои; 2)зал, палата, конференц-зал;  3) контора, камера, кабинет.

Нередко вариантные соответствия образуются синонимами или паронимами в переводящем языке:

importance - важность, значение, значимость;

slander - клевета, поклеп, навет;

writing - пишущий, письменный, писчий, писчебумажный;

flying - летающий, летательный, летный, летучий/

Деление соответствий на постоянные и вариантные применимо, главным образом, к лексическим и фразеологическим соответствиям. Иной характер носят соответствия грамматическим единицам оригинала. Грамматические значения имеют обобщенный характер, и информация, которую они содержат, конкретизируется и тесно взаимодействует со значениями лексических единиц, получающих соответствующее грамматическое оформление. Выбор грамматической формы в переводе нередко определяется не грамматическими единицами оригинала, а организацией передаваемой информации в высказывании в целом. Поэтому для грамматических единиц иностранного языка не обнаруживается единичных соответствий, которые постоянно или хотя бы в большинстве случаев использовались в переводе, когда в оригинале появляется данная единица. Множественные соответствия грамматическим единицам иностранного языка также отличаются от лексических вариантных соответствий. Среди них следует различать однотипные (одноименные) и разнотипные соответствия. Однотипные соответствия одинаково определяются в исходном языке и переводящем языке, имеют аналогичное название и обладают одинаковым грамматическим значением в обоих языках. При использовании однотипного соответствия значение данной грамматической единицы оригинала передается в переводе с наибольшей полнотой. Такого рода соответствия обнаруживаются, главным образом, в языках, где, в основном, совпадают принципы выделения грамматических категорий. Таковы английское и русское существительное, английская и русская категория числа и т.д. Разнотипное соответствие не совпадает с исходной по определению и названию (например, английское наречие и русский предложный оборот в функции обстоятельства).

Синонимичные грамматические единицы в исходном языке и переводящем языке образуют отношения взаимной эквивалентности, когда у данной единицы исходного языка одинаково часто обнаруживаются как однотипные, так и разнотипные соответствия. Например, определительные причастные обороты и придаточные определительные предложения в английском и русском языках образуют единую группу соответствий, в которой каждый русский компонент служит соответствием любому английскому компоненту. Иначе говоря, при переводе, скажем, английского причастного оборота в функции определения столь же часто используется придаточное определительное предложение, как и аналогичный русский причастный оборот. Рассмотрим следующее английское предложение:

He was guest of honour at a reception given by Soviet youth for delegates to the world youth forum, which opened here last Wednesday.

В этом предложении имеется как причастный оборот, так и придаточное определительное предложение. Для каждого из них в качестве соответствия может быть использовано либо причастие, либо придаточное предложение в русском переводе. Given может быть переведено, как устроенный или как который был устроен, а which opened – как открывшегося или как который открылся:

Он был почетным гостем на приеме, устроенном (который был устроен) советской молодежью для делегатов Всемирного форума молодежи, который открылся (открывшегося) в Москве в прошлую среду.

В приведенном примере каждая из двух структур английского языка имеет в русском языке как однотипное, так и разнотипное соответствие, которые практически являются взаимозаменяемыми, если отвлечься от некоторых стилистических тонкостей. Подобная взаимозаменяемость будет отсутствовать, если множественность соответствий определяется многофункциональностью грамматической единицы иностранного языка. Так обстоит дело, например, с английским причастием, которое при употреблении его в функции определения соответствует русскому причастию, а при употреблении в обстоятельственных функциях - русскому деепричастию.

4. Понятие и виды контекста.

Понятие соответствия тесно связано с понятием лингвистического и ситуативного контекста, который определяет выбор того или иного соответствия при переводе или отказ от использования известных соответствий и необходимость поиска иных способов перевода. Под лингвистическим контекстом понимается языковое окружение, в котором употребляется та или иная единица языка в тексте. Контекстом слова является совокупность слов, грамматических форм и конструкций, в окружении которых использовано данное слово. Различается узкий контекст (микроконтекст) и широкий контекст (макроконтекст). Узкий контекст предполагает контекст словосочетания или предложения, т.е. языковые единицы, составляющие окружение данной единицы в пределах предложения. Под широким контекстом имеется в виду языковое окружение данной единицы, выходящее за рамки предложения; это - текстовой контекст, т.е. совокупность языковых единиц в смежных предложениях. Точные рамки широкого контекста указать нельзя - это может быть контекст группы предложений, абзаца, главы или даже всего произведения (например, рассказа или романа) в целом. Узкий контекст, в свою очередь, можно разделить на контекст синтаксический и лексический. Синтаксический контекст - это та синтаксическая конструкция, в которой употребляется данное слово, словосочетание или придаточное предложение. Лексический контекст - это совокупность лексических единиц, слов и устойчивых словосочетаний, в окружении которых используется данная единица.

Ситуативный (экстралингвистический) контекст включает обстановку, время и место, к которому относится высказывание, а также любые факты реальной действительности, знание которых помогает рецептору (и переводчику) правильно интерпретировать значения языковых единиц в высказывании.

Использование переводческих соответствий всегда предполагает учет контекста, в котором употреблены переводимые единицы оригинала. Соответствия - это единицы переводящего языка, близкие по значению единицам исходного языка, и поэтому прежде всего необходимо установить, в каком значении выступает в оригинале данная единица. Большинство языковых единиц многозначно, но в контексте они, как правило, выступают в каком-то одном из потенциально возможных своих значений. Сопоставление потенциальных значений совместно употребленных языковых единиц позволяет определить то значение, в котором каждая из них используется в данном высказывании. Обычно это оказывается возможным уже в пределах узкого контекста. Рассмотрим следующее английское предложение:

The striking unions have won concessions despite bitter opposition of the employers.

Все полнозначные слова в этом предложении, взятые вне контекста, имеют несколько значений. Глагол to strike может означать бить, ударять, найти, натолкнуться, поражать, сражать, пускать корни, бастовать. Существительное union может иметь значение союз, объединение, соединение, профсоюз, работный дом, брачный союз; глагол to win - выиграть, победить, добиться, получить, добывать, убедить; существительное concession - уступка, концессия; прилагательное bitter - горький, мучительный, резкий, ожесточенный; существительное opposition - контраст, противоположность, сопротивление, описьменный переводозиция. И, наконец, существительное employer - предприниматель, работодатель, наниматель.

Сопоставляя эти значения друг с другом в контексте нашего высказывания, можно легко убедиться в том, что они совместимы лишь в случае, если первое слово взято в значении бастовать, второе - профсоюз, третье - добиться, четвертое - уступка, пятое - ожесточенный и, наконец, шестое - сопротивление. Слово employer – предприниматель сразу определило, о какой сфере жизни идет речь в данном случае, и для выбора значений остальных слов достаточно было соответствующих словосочетаний: striking unions; win concessions; bitter opposition.

Уяснение значения слова в контексте дает возможность отыскать ему в переводящем языке постоянное соответствие или ряд вариантных соответствий, из которых нужно будет сделать выбор при переводе. И для этого необходимо снова обратиться к лингвистическому и ситуативному контексту. Вот несколько примеров с уже знакомым нам существительным attitude:

1. 1 don't like your attitude to your work.

2. There is no sign of any change in the attitudes of the two sides.

3. He stood there in a threatening attitude.

4. He is known for his reactionary attitude.

Здесь достаточно узкого контекста, чтобы в первом случае выбрать русское отношение (к работе), во втором - позиции (обеих сторон), в третьем - позу (угрожающую) и в четвертом - взгляды (реакционные).

Иногда, однако, для выбора одного из возможных соответствий приходится прибегать и к широкому контексту. Английскому chair в русском языке соответствуют как стул, так и кресло. И когда в повести Дж. Сэлинджера "Над пропастью во ржи" переводчик находит такое предложение: «Then I got this book I was reading and sat down in my chair», он не имеет в самом предложении достаточных указаний для выбора одного из соответствий. Но дальше в том же абзаце говорится об этих же предметах мебели: «The arms were in sad shape, because everybody was sitting on them». Указание на «ручки» позволяет с уверенностью выбрать вариант кресло.

При выборе варианта перевода нередко приходится обращаться к знаниям реальной действительности. Если кого-либо в тексте называют abolitionist, то выбор соответствия будет зависеть от времени, к которому относятся описываемые в тексте события. Если это период борьбы за освобождение американских негров, то, следовательно, данное лицо будет названо по-русски аболиционистом, т.е. сторонником отмены рабства в США. Если дело происходит в период существования в США «сухого закона», то речь идет о стороннике отмены этого закона, а в семидесятые годы и особенно в Англии - это скорее всего сторонник отмены смертной казни. Для правильного выбора варианта перевода необходимо знать о соответствующих политических движениях, и о том, что по-русски слово аболиционист имеет лишь одно значение, связанное с борьбой против рабства.

5. Окказиональные соответствия, их виды и способы перевода.

Перевод при помощи выбора одного из нескольких частичных соответствий является весьма распространенным способом перевода. Мастерство переводчика в значительной степени заключается в умении отыскать ряд соответствий единице оригинала и выбрать из этого ряда вариант, наиболее подходящий по условиям контекста. Однако существование у единицы иностранного языка одного или нескольких переводческих соответствий не означает обязательного появления таких соответствий в любом переводе, если в оригинале использована данная единица. В ряде случаев условия употребления языковой единицы в контексте вынуждают переводчика отказаться от использования регулярного соответствия и найти вариант перевода, наиболее точно передающий значение единицы иностранного языка в данном контексте. Нерегулярный, исключительный способ перевода единицы оригинала, пригодный лишь для данного контекста, называется окказиональным соответствием, или контекстуальной заменой.

Условия контекста могут побудить переводчика отказаться даже от применения единичного соответствия. Так, географические названия имеют постоянные соответствия, которые, как правило, создаются имитацией в переводе звучания иноязычного названия. Название американского города New Haven в штате Коннектикут регулярно передается на русский язык как Нью-Хейвен. Но в переводе романа Фицджеральда «Великий Гэтсби» переводчица Е. Калашникова отказалась от использования постоянного соответствия и перевела предложение I graduated from New Haven in 1915, как Я окончил Йельский университет в 1915 году. Контекст ясно показывает, что название города употреблено в оригинале в переносном смысле вместо учебного заведения, находящегося в этом городе, а знание реальности подсказало переводчику, что в Нью-Хейвене расположен широко известный в США Йельский университет. Поскольку этот факт может быть неизвестен русскому рецептору, использование постоянного соответствия не обеспечит коммуникативной равноценности перевода. (Сравните возможность сохранения подобного переноса значения в предложении Я окончил Оксфорд в 1915 году, поскольку название этого английского городка прочно ассоциируется с Оксфордским университетом.)

Еще чаще контекст заставляет переводчика отказываться от выбора одного из вариантных соответствий. Рассмотрим несколько примеров:

He has а friendly attitude towards all.

Мы уже видели, что у английского attitude есть ряд русских соответствий: отношение, позиция, поза, взгляд. Но ни один из них не дает приемлемого русского высказывания, в то время как в качестве окказионального соответствия легко использовать соответствующий русский глагол: Он ко всем относится по-дружески.

History has dealt with Hitler; history will deal with all would-be Hitlers.

Для значения, в котором глагол to deal употреблен в этом предложении, словарь (БАРС) предлагает четыре соответствия: обходиться, обращаться, поступать, вести себя. Естественно, история не просто обошлась с Гитлером, а обошлась с ним по заслугам, сурово. Необходимыми заменами могут быть слова: расправилась, разделалась, покончила. Сопоставив их, останавливаем свой выбор на последнем.

Англичанин, посетивший Советский Союз, пишет о том, какое впечатление произвело на него оживленное движение на улицах Москвы, и далее добавляет: which for а stranger is the most visible sign of a city's vitality. Для перевода слова stranger словарь предлагает три соответствия с близким значением: чужестранец, незнакомец, посторонний человек. Сопоставление этих слов со значением английского слова stranger в данном контексте побуждает отказаться от использования обычных соответствий. Оживленное движение является признаком большого города не только для чужестранца, да и стилистически это слово мало уместно в подобном тексте. Вариант незнакомец сразу приходится отклонить, так как он относится к человеку, который кому-либо незнаком, а здесь речь идет о человеке, которому незнаком город, а сам он может быть всем хорошо известен. Третий вариант посторонний человек слишком сильно подчеркивает чуждость, незаинтересованность человека, о котором идет речь, во всем происходящем. В контексте явно речь идет о человеке, впервые знакомящимся с городом. В качестве окказионального соответствия можно использовать слово приезжий. Приезжий является прямым соответствием английскому stranger, но в данном случае это слово обеспечивает передачу именно того смысла, который stranger имеет в конкретном высказывании. Контекстуальная замена будет применена и при передаче значения слова vitality в этом контексте. Словарь предлагает ряд соответствий: жизнеспособность, живучесть, энергия, живость. Но в данном случае значения этих русских слов вряд ли соответствуют значению английского vitality. Жизнеспособность и живучесть говорят о способности выжить в борьбе, остаться в живых, но не об этом идет речь в тексте. Слова энергия, живость непосредственно неприменимы к городу. City's vitality - это скорее свидетельство того, что жизнь в городе бьет ключом, что он полон жизни, энергии. Еще одной возможной контекстуальной заменой может быть сочетание полнокровная жизнь: ... что для приезжего служит явным признаком полнокровной жизни города.

Особенно часто окказиональные соответствия используются в стилистических целях, для воссоздания художественного эффекта оригинала. Глагол to hide несомненно имеет ряд русских соответствий прятать, скрывать, таить и прочие и никак не означает тонуть. Но в следующем примере именно глагол тонуть оказался подходящей контекстуальной заменой:

The mountain tops were hidden in a grey waste of sky. - Вершины гор тонули в сером небе.

Глагол тонули хорошо передает здесь беспредельность небесного свода (waste of sky).

Таким образом, отдельные соответствия используются в переводе с большей или меньшей регулярностью, и знание таких соответствий помогает переводчику решить, следует ли их применить в данном конкретном случае или более целесообразно прибегнуть к контекстуальной замене.

6. Безэквивалентные соответствия и способы их перевода

Сопоставительный анализ переводов обнаруживает наряду с языковыми единицами исходного языка, имеющими единичные или множественные соответствия в переводящем языке, и такие лексические и грамматические единицы, для которых в переводящем языке прямых соответствий нет. Единицы исходного языка, которые не имеют регулярных соответствий в языке перевода, называются безэквивалентными.

Безэквивалентная лексика обнаруживается, главным образом, среди неологизмов, среди слов, называющих специфические понятия и национальные реалии, и среди малоизвестных имен и названий, для которых приходится создавать окказиональные соответствия в процессе перевода. Таковы английские слова conservationist, baby-sitter, backlog, etc.

Безэквивалентными грамматическими единицами могут быть как отдельные морфологические формы (герундий) и части речи (артикль), так и синтаксические структуры (абсолютные конструкции). Как и соответствия, безэквивалентные единицы выявляются только по отношению к одному из пары анализируемых языков. Единица исходного языка, безэквивалентная по отношению к данному переводящему языку, может иметь регулярные соответствия в других языках.

Наличие безэквивалентных единиц не означает, что их значение не может быть передано в переводе или что они переводятся с меньшей точностью, чем единицы, имеющие прямые соответствия. Мы уже видели, что соответствия могут лишь частично совпадать по значению с переводимой единицей, и что нередко при переводе используются контекстуальные замены даже при наличии регулярных соответствий. Аналогичным образом, при переводе безэквивалентной единицы переводчик тем или иным способом создает окказиональное соответствие. В области перевода безэквивалентной лексики применяются следующие типы окказиональных соответствий:

1) Соответствия-заимствования, воспроизводящие в переводящем языке форму иноязычного слова: tribalism - трайбализм; know-how - ноу-хау; impeachment - импичмент. Такие соответствия создаются с помощью переводческого транскрибирования или транслитерации. Во многих случаях окказиональные соответствия, созданные подобным образом, могут закрепиться в переводящем языке и регулярно использоваться при переводе соответствующих слов. Таковы, например, русские соответствия английским словам Wall Street - Уолл-стрит; beatnik - битник; pop-art - поп-арт; striptease - стриптиз и многие другие.

2) Соответствия-кальки воспроизводящие морфемный состав слова или составные части устойчивого словосочетания в иностранном языке: backbencher - заднескамеечник; brain drain - утечка мозгов; work-to-rule - работа (строго) по правилам; people of good will - люди доброй воли. И в данном случае различие между окказиональными и регулярными соответствиями часто оказывается временным. Многие соответствия, созданные путем калькирования, широко распространяются в переводческой практике, а затем начинают использоваться и в непереводных материалах на переводящем языке. В результате соответствующие единицы иностранного языка выходят из разряда безэквивалентных, приобретая постоянные соответствия.

3) Соответствия-аналоги, создаваемые путем подыскания ближайшей по значению единицы переводящего языка для безэквивалентной единицы исходного языка: drugstore - аптека; witchhunter - мракобес; afternoon - вечер. Как и во многих других случаях, применения окказиональных соответствий, близость значений эквивалентных единиц в оригинале и переводе здесь далеко не полная, и подобный перевод применим лишь в определенном контексте. Аптека - это не вполне то же самое, что drugstore; в русских аптеках продаются только лекарства и средства гигиены, а в американских "драгсторах" продаются также предметы первой необходимости, газеты, журналы, безалкогольные напитки, кофе, мороженое, закуски и пр. Поэтому для перевода предложения Food is awful in drugstores вариант аптека окажется неприменим. Witchhunter - это не просто мракобес, а американский реакционер, организатор преследований прогрессивных лиц, охотник за ведьмами. Для общей характеристики людей подобного типа мракобес оказывается достаточным соответствием, в других случаях будет использован описательный перевод или калька. Afternoon, конечно, не вечер, ведь существует еще evening, это - вторая половина дня после полудня, но если участники конференции проводят в день два заседания - morning session и afternoon session, то по-русски они будут называться дневным и вечерним.

4) Соответствия-лексические замены, создаваемые при передаче значения безэквивалентного слова в контексте с помощью одного из видов переводческих трансформаций, которые лингвистическая теория использует при описании процесса перевода. При этом окказиональное соответствие создается путем семантических преобразований значения безэквивалентного слова. Так, при переводе в различных случаях на русский язык английского exposure, не имеющего прямого соответствия, например, в предложении He died of exposure, в зависимости от широкого контекста могут быть использованы трансформации конкретизации или модуляции (смыслового развития): Он умер от простуды. Он погиб от солнечного удара. Он замерз в снегах и т.д.

5) Если невозможно создать соответствие указанными выше способами для перевода безэквивалентного слова используется описание, раскрывающее значение безэквивалентного слова при помощи развернутого словосочетания: landslide - победа на выборах подавляющим большинством голосов; coroner - следователь, проводящий дознание в случае насильственной или скоропостижной смерти. Нередко использование транскрипции или кальки для перевода безэквивалентного слова сопровождается описанием значения этого слова в специальном примечании или сноске. Это дает возможность сочетать краткость и экономность средств выражения, свойственные транскрибированию и калькированию, с обеспечением полного понимания окказионального соответствия рецептором перевода. Разъяснив однажды значение переводимой единицы, переводчик может в дальнейшем использовать транскрипцию или кальку уже без объяснений.

Таким образом, значения безэквивалентных слов в конкретных контекстах передаются с помощью указанных способов столь же успешно, как и значения слов, имеющих постоянные или вариантные соответствия.

Не вызывает особых трудностей при переводе и существование в иностранном языке безэквивалентных грамматических единиц. Как уже было указано, выбор грамматической формы при переводе зависит не только и не столько от грамматической формы оригинала, сколько от ее лексического наполнения, т.е. от характера и значения лексических единиц, получающих в высказывании определенное грамматическое оформление. Различия в таком оформлении, как правило, не являются препятствием для установления отношений эквивалентности между высказываниями в оригинале и в переводе. Отсутствие в переводящем языке однотипного соответствия для той или иной формы исходного языка означает лишь невозможность использовать в переводе аналогичную форму или пословный перевод. Здесь можно отметить три основных случая.

1.Нулевой перевод, т.е. отказ от передачи значения грамматической единицы вследствие ее избыточности. Грамматическое значение нередко дублируется в высказывании с помощью иных лексических или грамматических средств. В таких случаях безэквивалентная единица получает в переводе «нулевое соответствие», т.е. опускается:

Give me the book that you bought yesterday. - Дай мне книгу, которую ты купил  вчера.

By that time he had already left the country. - К этому времени он уже уехал из Англии.

В первом из этих предложений значение определенного артикля дублируется смыслом придаточного предложения, во втором - значение предшествования, выраженное формой Past Perfect, избыточно из-за наличия в высказывании лексических указателей предшествования к этому времени и уже.

2.Приближенный перевод заключается в использовании в переводе грамматической единицы переводящего языка, которая в данном контексте частично соответствует безэквивалентной грамматической единице иностранного языка. Так, абсолютная конструкция в современном английском языке не имеет русского соответствия, если ее рассматривать как единицу грамматического строя. Она имеет комплексное, нерасчлененное значение, объединяющее ряд обстоятельственных отношений. Однако в конкретном высказывании на первый план может выдвинуться один или два вида таких отношений (временных, причинно-следственных, условных, уступительных и пр.), что позволяет окказионально приравнять к абсолютной конструкции в оригинале соответствующую русскую структуру. В следующем примере абсолютная конструкция имеет явно временную функцию:

Business disposed of, Mr. Swiveller was inwardly reminded of its being high dinner-time. - Когда с этим делом было покончено, организм мистера Свивеллера напомнил ему, что час обеда уже близок.

3.Трансформационный перевод заключается в передаче значения безэквивалентной единицы с помощью одной из грамматических трансформаций, которые наряду с лексическими трансформациями применяются при описании процесса перевода. В следующем примере английская абсолютная конструкция, вводимая предлогом with, заменяется в русском переводе самостоятельным предложением (трансформация синтаксического членения):

The old capitalists and bureaucratic managements remained the directors and managers of the new nationalized industries, with a few right-wing trade-union officials thrown in for luck. - Старые хозяева и административное руководство стали директорами и управляющими новых национализированных предприятий. Кроме того, было добавлено для вида несколько правых профсоюзных чиновников.

7. Фразеологические соответствия и их перевод.

Целый комплекс проблем возникает при описании фразеологических соответствий или, точнее, соответствий фразеологическим единицам оригинала. В рамках частной теории перевода анализируются особенности семантики фразеологизмов, релевантные для их перевода, типы соответствий, которые может использовать переводчик, и критерии выбора одного из них в зависимости от характера переводимой единицы.

Центральное место в описании фразеологических соответствий занимает проблема эквивалентного воспроизведения значений образных фразеологических единиц. Семантика таких единиц представляет собой сложный информативный комплекс, имеющий как предметно-логические, так и коннотативные компоненты. Наиболее важными из них с точки зрения выбора соответствия в переводящем языке являются следующие:

1) переносный или образный компонент значения фразеологизма;

2) прямой или предметный компонент значения фразеологизма, составляющий основу образа;

3) эмоциональный компонент значения фразеологизма;

4) стилистический компонент значения фразеологизма;

5) национально-этнический компонент значения фразеологизма.

В русском образном фразеологизме -  ездить в Тулу со своим самоваром - на основе прямого значения сочетания, предполагающего знание того, что именно в Туле делали самые лучшие самовары, содержится переносное значение «доставлять что-либо туда, где этого и без того много». Фразеологизм передает отрицательное отношение к обозначаемому (не следует так поступать), имеет разговорный характер (ср. книжно-литературные образы типа перейти Рубикон или Сизифов труд) и четко выраженную национальную принадлежность (Тула и самовар могут использоваться для создания образа, несомненно, только в русском языке). Указанные компоненты значения неравноценны с точки зрения их воспроизведения в тексте перевода. Наиболее важными являются компоненты (1), (3) и отчасти (4). Эквивалентное соответствие в переводящем языке должно обязательно воспроизводить переносный смысл переводимого фразеологизма, выражать то же эмоциональное отношение (положительное, отрицательное или нейтральное) и иметь такую же (или хотя бы нейтральную) стилистическую характеристику.

Сохранение прямого значения фразеологической единицы важно не столько само по себе, сколько для сохранения образности. Поэтому в случае необходимости переносное значение может быть передано в переводе с помощью иного образа, а порой приходится использовать и одноплановое соответствие, лишенное образности, чтобы сохранить главный компонент значения (1). Воспроизведение национально-этнического компонента сохраняет национальный колорит оригинала, но порой может затемнять переносный смысл и препятствовать достижению эквивалентности, поскольку рецептор перевода может не обладать фоновыми знаниями рецептора оригинала (не знать, что Тула славится самоварами). Существенное влияние национально-этнического компонента на выбор переводческого соответствия проявляется в том, что из числа соответствий исключаются единицы переводящего языка, обладающие подобным компонентом значения. Вспомним, что текст перевода приписывается иноязычному источнику (автору оригинала), и появление в переводе национально окрашенных фразеологизмов обычно оказывается неуместным, заставляя, например, англичанина говорить о таких русских реалиях, как Тула и самовар, или восклицать: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!», предполагая, что его собеседникам известно, что это значит.

Существуют три основных типа соответствий образным фразеологическим единицам оригинала.

В первом типе соответствий сохраняется весь комплекс значений переводимой единицы. В этом случае в переводящем языке имеются образные фразеологизмы, совпадающие с фразеологической единицей оригинала как по прямому, так и по переносному значению (основанный на том же самом образе). Как правило, такие соответствия обнаруживаются у так называемых интернациональных фразеологизмов, заимствованных обоими языками из какого-нибудь третьего языка, древнего или современного:

The game is not worth the candles. - Игра не стоит свеч.

The sword of Damocles. - Дамоклов меч.

To play into somebody's hands. - Играть кому-либо на руку.

Использование подобного соответствия наиболее полно воспроизводит иноязычный фразеологизм.

Во втором типе соответствий одинаковое переносное значение передается в переводящий язык с помощью иного образа при сохранении всех прочих компонентов семантики фразеологизма:

To get up on the wrong side of the bed. - Встать с постели не с той ноги.

To turn back the clock. - Повернуть вспять колесо истории.

А bird in the hand is worth two in the bush. - Лучше синица в руке, чем журавль в небе.

Использование соответствий этого типа обеспечивает достаточно высокую степень эквивалентности при условии, что русский фразеологизм не обладает ярко выраженной национальной окраской.

Третий тип соответствий создается путем калькирования иноязычной образной единицы:

He was not fit to carry water for her. - Он был недостоин и воду таскать для нее.

To put the cart before the horse. - Ставить телегу впереди лошади.

Necessity is the mother of invention. - Необходимость - мать изобретательности.

Соответствия этого типа применимы лишь в том случае, если образ в исходной единице достаточно «прозрачен», и его воспроизведение в переводе позволит рецептору перевода понять передаваемое переносное значение (по-русски понятно, что ставить телегу перед лошадью означает нарушить правильную последовательность действий). Если же в оригинале употреблено фразеологическое сращение, где связь между переносным и прямым значением недостаточно ясна, то калькирование образа приведет к разрушению смысла фразеологической единицы. В таких случаях нередко приходится вообще отказываться от применения фразеологического соответствия и довольствоваться описанием основного (т.е. переносного) смысла переводимого сочетания:

To mind one's P's and Q's. - Соблюдать осторожность.

To dine with Duke Humphrey. - Ходить голодным. Остаться без обеда.

To grin like а Cheshire cat. - Широко улыбаться.

Хотя происхождение таких фразеологических единиц обычно может быть обнаружено путем специальных исследований, оно, как правило, мало известно самим рецепторам оригинала, и их переносное значение не выводится из самого образа. Калькирование образа широко используется для передачи национально-этнического компонента значения фразеологизма:

To carry coals to Newcastle. - Возить уголь в Ньюкастл.

Rome was not built in a day. - Рим не был построен за один день (не сразу Рим строился).

He will not set the Thames on fire. - Он Темзы не подожжет.

При этом, однако, переводчику приходится заботиться о том, чтобы образ был понятен рецепторам перевода (а для этого необходимо, например, знать, что Ньюкастл - это центр угледобычи в Англии), и в случае необходимости обеспечивать полноценность понимания с помощью соответствующих сносок и примечаний.

Нередко у переводчика имеется возможность выбирать между различными типами фразеологических соответствий. В зависимости от условий контекста он может предпочесть существующий в переводящем языке образ за счет утраты национально-этнического компонента (He will not set the Thames on fire - Он пороха не изобретет) или, напротив, отказаться от использования русского фразеологизма из-за различия в эмоционально-стилистической характеристике: Can the leopard change his spots? - Разве может леопард избавиться от пятен на своей шкуре? (ср. более грубоватые русские пословицы: «Горбатого могила исправит» или «Черного кобеля не отмоешь добела)». Для каждой пары языков частная теория перевода описывает систему фразеологических единиц в исходном языке и их соответствий в переводящем языке и формулирует рекомендации переводчику о возможности и целесообразности использования соответствий каждого типа в условиях конкретного контекста.

8. Безэквивалентные грамматические соответствия и их перевод.

Аналогичным образом описываются и грамматические соответствия. И здесь в первую очередь отбираются формы и структуры исходного языка, передача значений которых связана с необходимостью выбора между соответствиями разного типа. Это может быть выбор между однотипным и разнотипным соответствием, между несколькими разнотипными соответствиями или между разными способами передачи значения безэквивалентных форм и структур. Во всех случаях изучаются особенности значения и употребления исходных единиц, влияющие на выбор соответствия, описываются возможные соответствия и указываются возможности и условия употребления каждого из них.

Английские формы пассивного залога по своему значению аналогичны русским формам страдательного залога. В английском языке формы пассивного залога многочисленны (He was given the book. The book was given to him. The book was sent for, etc.) и употребляются значительно чаще, чем аналогичные формы в русском языке. Русский язык также обладает разнообразными способами передачи указания на пассивность или отсутствие действующего лица (формы с глаголом быть, глаголы на , неопределенно-личные формы глагола и т.п.). При передаче английского пассива переводчик постоянно решает вопрос, следует ли использовать в переводе однотипное или разнотипное соответствие или лучше вообще заменить страдательный залог действительным:

The amendment was rejected by the majority of the Security Council. - Поправка была отвергнута большинством Совета Безопасности.

This law is constantly violated. - Этот закон постоянно нарушается.

His book is sold here. - Здесь продают его книгу.

Английским формам прошедшего времени глагола соответствуют две формы прошедшего времени в русском языке, различающиеся по своему видовому значению (формы совершенного и несовершенного вида). При переводе для выбора формы русского глагола приходится искать в оригинале дополнительную информацию о характере описываемого действия:

Their appeasement policy had strengthened the fascist beast until finally it leaped upon them. - Их «политика умиротворения» увеличивала силы фашистского зверя, пока, наконец, он не бросился на них самих.

Поскольку здесь действие длилось в течение некоторого периода до определенного момента, прервавшего его, переводчик выбирает соответствие несовершенного вида. Иногда для выбора видовой формы требуется знание более широкого контекста:

When we were in London we went to hear the speakers in Hyde Park. - Когда мы были в Лондоне, мы пошли послушать ораторов в Гайд-парке (или Когда мы были в Лондоне, мы ходили слушать ораторов в Гайд-парке.)

Изучение контекста должно показать, идет ли речь об однократном или многократном действии.

Независимый (абсолютный) причастный оборот в английском языке не имеет соответствий среди синтаксических структур русского языка. Для передачи его значения в переводе могут использоваться такие конструкции, как придаточные предложения времени, причины или сопутствующих обстоятельств, самостоятельные предложения, деепричастные и предложные обороты. Каждый из этих способов перевода соответствует употреблению исходной структуры в определенной функции, и каждый из них с большей или меньшей полнотой передает отдельные аспекты ее значения. При использовании придаточного предложения приходится уточнять функцию независимого оборота, которая может быть недифференцированной в оригинале:

The weather being good, we went for a walk. - Так как погода была хорошая, мы пошли погулять (или Когда погода была хорошая, мы ходили гулять).

Выбор типа придаточного предложения (а также формы глагола) потребует и здесь дополнительной информации из контекста. Выделение причастного оборота в отдельное предложение меняет стилистический характер повествования: «Погода была хорошая. Мы пошли гулять».

Применение деепричастного оборота возможно лишь в тех случаях, когда удается соотнести субъект деепричастия с подлежащим русского предложения:

This duty done, we refilled our glasses. - Выполнив этот долг, мы вновь наполнили стаканы.

Предложные обороты имеют ограниченную сферу употребления:

She walked out, her head held high. - Она вышла (из зала) с высоко поднятой головой.

На всех уровнях языковой структуры описание соответствий в рамках частной теории перевода не сводится к перечислению возможных способов передачи в переводящем языке значения какой-либо конкретной единицы иностранного языка (как это, например, делается в любом двуязычном словаре), а ставит перед собой задачу раскрыть типовые особенности создания и выбора соответствий для достаточно большой группы языковых единиц. Описание системы соответствий сопровождается выявлением условий, определяющих возможность использования соответствий того или иного вида. Таким образом, понятие системы переводческих соответствий имеет не статический, а динамический характер. Это не просто пары соотнесенных единиц в двух языках, а и система отношений между коммуникативно равноценными единицами, от которых зависит реальная взаимозаменяемость таких единиц в процессе перевода, а также набор способов создания окказиональных соответствий в тех случаях, когда условия контекста препятствуют использованию стандартных способов перевода. Описание соответствий осуществляется на основе изучения результатов переводческого процесса, и, в свою очередь, знание типов соответствий и правил их применения способствует успешному решению переводческих задач в многочисленных реальных актах перевода.

Контрольные вопросы

  1.  Что такое переводческое соответствие?
  2.   На каких уровнях языка можно обнаружить  переводческие соответствия?
  3.  Какие типы переводческих соответствий вы знаете?
  4.  Что такое контекст? Виды контекста.
  5.  Что такое окказиональные соответствия (контекстуальные замены)? Назовите виды таких соответствий. Приведите примеры.
  6.  Назовите три случая перевода безэквивалентных грамматических единиц.
  7.  Назовите три основных типа фразеологических соответствий.
  8.  Каковы особенности выбора грамматических соответствий в англо-русском переводе?

Лекция № 7. СПОСОБЫ ОПИСАНИЯ ПРОЦЕССА ПЕРЕВОДА

1. Понятие модели перевода.

2. Ситуативная модель перевода.

3. Трансформационно-семантическая модель перевода.

4. Психолингвистическая модель перевода.

5. Универсальная модель «скопос» и неогерменевтическая модель перевода (для самостоятельного изучения).

1. Понятие модели перевода.

Процессом перевода, или переводом слова, называются действия переводчика по созданию текста перевода (собственно перевод). Процесс перевода включает, по меньшей мере, два этапа: уяснение переводчиком содержания оригинала и выбор варианта перевода. В результате этих этапов осуществляется переход от текста оригинала к тексту перевода. При этом действия переводчика часто интуитивны, и переводчик подчас не осознает, чем он руководствовался при выборе того или иного варианта. Это, однако, не означает, что такой выбор полностью случаен или произволен. Он во многом определяется соотношением способов построения сообщений в исходном  языке и переводящем языке. Изучая теорию перевода можно выяснить, как происходит переход от оригинала к тексту перевода, какие закономерности лежат в основе действий переводчика.

Реальный процесс перевода осуществляется мыслительными операциями и недоступен для непосредственного наблюдения и исследования. Поэтому изучение процесса перевода производится косвенным путем при помощи разработки различных теоретических моделей, с большей или меньшей приближенностью описывающих процесс перевода в целом или какую-либо его сторону. Моделью перевода называется условное описание ряда мыслительных операций, выполняя которые переводчик может осуществить перевод всего оригинала или некоторой его части. В лингвистической теории перевода модели перевода представляют процесс перевода в виде ряда мыслительных операций над языковыми или речевыми единицами, т.е. в виде лингвистических операций, выбор которых обусловливается языковыми особенностями оригинала и соответствующими явлениями в языке перевода. Модель перевода носит условный характер, поскольку она необязательно отражает реальные действия переводчика в процессе создания текста перевода. Большинство таких моделей имеет ограниченную объяснительную силу и не претендует на то, что на их основе может быть реально осуществлен перевод любого текста с необходимой степенью эквивалентности. Задачи модели заключаются лишь в том, чтобы описать последовательность действий, с помощью которых можно решить данную переводческую задачу при заданных условиях процесса перевода. Модели перевода раскрывают отдельные стороны функционирования лингвистического механизма перевода. Хотя в своей практической работе переводчик может добиваться необходимого результата и каким-либо путем, не совпадающим ни с одной из известных нам моделей перевода, знание таких моделей может помочь ему в решении трудных переводческих задач.

Описание переводческого процесса с помощью моделей перевода включает два взаимосвязанных аспекта:

1) общую характеристику модели с указанием возможной сферы ее применения (объяснительной силы модели);

2) типы переводческих операций (трансформаций), осуществляемых в рамках модели.

Модель перевода может быть преимущественно ориентирована на внеязыковую реальность или на некоторые структурно-семантические особенности языковых единиц. Примером моделей первого вида может служить ситуативная модель перевода, второго вида - трансформационно-семантическая модель.

2. Ситуативная модель перевода.

Ситуативная (денотативная) модель перевода исходит из факта, что содержание всех единиц языка отражает, в конечном счете, какие-то предметы, явления, отношения реальной действительности, которые обычно называются денотатами. Создаваемые с помощью языка сообщения отрезки речи содержат информацию о какой-то ситуации, т.е. о некоторой совокупности денотатов, поставленных в определенные отношения друг к другу.

Если отвлечься от несущественных различий, то следует признать, что окружающая нас реальная действительность едина для всего человечества. Общность окружающего мира, биологической структуры, производственных и жизненных процессов у всех людей, независимо от их языковой принадлежности, приводит к тому, что все люди обмениваются мыслями в основном об одних и тех же явлениях действительности. Любая мыслимая ситуация может быть с одинаковым успехом описана с помощью любого развитого языка.

Учитывая, что основное содержание любого сообщения заключается в отражении какой-то внеязыковой ситуации, ситуативная модель перевода рассматривает процесс перевода как процесс описания при помощи языка перевода той же ситуации, которая описана на языке оригинала. При этом действия переводчика представляются следующим образом. Воспринимая текст оригинала, переводчик отождествляет составляющие этот текст единицы с известными ему языковыми единицами исходного языка и, интерпретируя их значение в контексте, выясняет, какую ситуацию реальной действительности описывает оригинал. После этого переводчик описывает эту ситуацию на языке перевода. Таким образом, процесс перевода идет от текста оригинала к реальной действительности и от нее к тексту перевода. В ряде случаев этот же процесс идет более кратким путем, когда интерпретация текста или какой-либо его части была проведена заранее, и переводчику известно, что определенные единицы исходного языка и переводящего языка указывают на одинаковые предметы, явления или отношения реальной действительности. На этом основании он может непосредственно заменять единицы оригинала соответствующими единицами перевода, и обращение к реальной действительности осуществляется вне данного акта перевода. Модель перевода при этом сохраняет свою основную ориентацию: объяснение процесса перевода как обращение к описываемой ситуации.

При этом речь идет не просто о необходимости интерпретировать значение языковых единиц в оригинале по отношению к реальной действительности, учитывать, наряду с лингвистическим, и ситуативный контекст. Как уже отмечалось, без соотнесения с реальной действительностью невозможно понять даже самое простое речевое высказывание. Английское предложение The table is on the wall интерпретируется, как Таблица висит на стене, в частности, потому, что знание реальной действительности подсказывает коммуникантам, что из двух значений слова table - стол и таблица в данном случае реализовано последнее, так как обычно столы на стены не вешают.

Обращение к реальной действительности в рамках ситуативной модели перевода предполагает не только уяснение содержания оригинала, а сам процесс перевода, тот путь, следуя которому, переводчик может создать текст перевода. "Кусочек" реальной действительности, отраженный в исходном тексте, служит внеязыковой основой перевода. Предполагается, что переводчик описывает этот фрагмент реальности средствами переводящего языка точно так же, как он описал бы этот фрагмент, если бы узнал его не из текста оригинала, а каким-либо иным путем, например, с помощью своих органов чувств.

Ситуативная модель перевода обладает значительной объяснительной силой. Она адекватно описывает процесс перевода, когда для создания коммуникативно равноценного текста на переводящем языке необходимо и достаточно указать в переводе на ту же самую ситуацию, которая описана в переводе. Иначе говоря, при помощи этой модели может достигаться эквивалентность на уровне идентификации ситуации. Наиболее четко ситуативная модель "работает" в следующих случаях:

1) при переводе безэквивалентной лексики;

2) когда описываемая в оригинале ситуация однозначно определяет выбор варианта перевода;

3) когда понимание и перевод оригинала или какой-либо его части невозможно без выяснения тех сторон описываемой ситуации, которые не входят в значения языковых единиц, использованных в сообщении.

Поскольку у безэквивалентных единиц исходного языка нет готовых соответствий, любой способ создания окказионального соответствия для таких единиц связан с обращением к ситуации, которая описана с их помощью в оригинале. Даже если создаваемые соответствия (путем транскрибирования или калькирования) относятся непосредственно к переводимому слову или словосочетанию, они могут быть выбраны лишь на основе правильного уяснения всей ситуации:

The plan is to use a system called «dense pack» which would put the missiles into a narrow strip 14 miles long and one mile wide. - План предусматривает использование системы, именуемой «плотная упаковка», при которой ракеты размещаются на узкой полосе длиной в 14 миль и шириной в одну милю.

При описании эквивалентности второго типа (на уровне указания на ситуацию) отмечались случаи, когда в переводящем языке существовал лишь один способ описания определенной ситуации, независимо от того, каким образом она описана в оригинале. Переводчик может установить, что в данном случае он имеет дело с ситуативной эквивалентностью подобного вида, лишь обратившись к реальной действительности: если в английском оригинале указывается на свежеокрашенный объект Wet paint, то в русском переводе эта ситуация будет описана с помощью предупреждения: «Осторожно, окрашено», а о наличии хрупких предметов в упаковке Fragile по-русски предупреждают: «Осторожно, стекло».

Аналогичным образом ситуация в значительной мере определяет выбор варианта перевода и тогда, когда в переводящий язык существует не единственный, а наиболее распространенный способ описания данной ситуации. Именно этот способ и будет использован в переводе в большинстве случаев: keep off the grass - по газонам не ходить; to sit up late - поздно лечь спать; to swallow the bait - попасться на удочку. Хотя указанные английские словосочетания и высказывания могут быть выражены по-русски и другими средствами, обращение к ситуации обычно подсказывает переводчику общепринятый способ ее описания. Сравните Stop, I have а gun! - Стой! Я буду стрелять и неупотребительное русское: «Стой! У меня ружье».

Решающую роль играет обращение к описываемой ситуации в тех случаях, когда содержащаяся в высказывании информация недостаточна для выбора варианта перевода. Мы уже знаем, что любая ситуация описывается в высказывании не во всех деталях, а через обозначение некоторой совокупности ее признаков. В то же время выбор варианта перевода может порой зависеть от других признаков, которыми данная ситуация обладает в реальной действительности, но которые не вошли в способ ее описания, использованный в оригинале. В этом случае переводчик обращается к описываемой ситуации, ища необходимые сведения. Рассмотрим простой пример. Предположим, нам необходимо перевести следующее английское высказывание: Her aunt must be made to tell them about it. Общее содержание этого высказывания понять нетрудно, но выбор соответствия для существительного aunt и глагола made в русском переводе потребует дополнительной информации. Ведь aunt может быть и тетя, и тетушка, и тетка, а must be made может означать, что ее нужно заставить, убедить или попросить (...рассказать им об этом). Для того чтобы решить этот вопрос, необходимо будет выяснить, о каких людях реально идет речь, какие между ними существуют отношения и какие методы могут быть использованы, для того чтобы получить от упомянутой родственницы желаемые сведения.

Необходимые сведения о реальной ситуации могут быть порой получены из различных литературных источников и всякого рода справочников. В следующем примере переводчику понадобится основательное знание истории Англии: Cromwell and Bradshaw (not the guide man, but the King Charles's head man) likewise sojourned here. (J.K. Jerome). Перевести предложение можно лишь при условии, что переводчику удастся выяснить, что Дж. Бредшо был председателем суда, приговорившего к смертной казни Карла Первого, а его однофамилец - автор известного в Англии путеводителя. В самом же тексте ни узкий, ни широкий контекст не позволяет правильно интерпретировать сочетания guide man и King Charles's head man.

Таким образом, ситуативная модель перевода правильно отражает ряд важных сторон переводческого процесса и дает возможность объяснить те особенности выбора варианта перевода, которые связаны с обращением переводчика к реальной действительности и последующим ее описанием средствами переводящего языка. В то же время эта модель обладает ограниченными возможностями, поскольку она охватывает лишь некоторые способы реализации процесса перевода. Как известно, описываемая ситуация не всегда однозначно определяет выбор варианта перевода, так как в большинстве случаев она может быть описана разными способами. И тогда самое подробное выяснение реальной ситуации, которую описывает оригинал, не дает еще переводчику указаний, какие признаки этой ситуации надо отразить при создании сообщения на переводящем языке. Знание ситуации не дает достаточных оснований и для выбора лексико-синтаксических средств в рамках определенного способа описания ситуации. И способ описания ситуации, и набор языковых единиц, с помощью которых он реализуется, выражают дополнительный смысл, составляющий немаловажную часть общего содержания высказывания. Поэтому содержание высказываний, описывающих одну и ту же ситуацию, может различаться весьма существенно. И для правильного выбора варианта перевода в этом случае переводчику недостаточно описать средствами переводящего языка ту же реальную действительность, которая отражена в оригинале. Он должен еще воспроизвести и другие части содержания исходного текста, употребив эквивалентные средства описания этой действительности. А для этого необходимо учитывать, не только о какой ситуации говорится в оригинале, но и что и как о ней сказано.

Понятно, что ситуативная модель перевода не работает и в тех случаях, когда переводчику необходимо отказаться от описания той же самой ситуации, чтобы обеспечить передачу цели коммуникации оригинала. Если данная ситуация не позволяет рецептору перевода сделать необходимые выводы или связана с иными ассоциациями, чем у рецептора оригинала, то описание переводчиком той же ситуации средствами переводящего языка не обеспечит возможности межъязыковой коммуникации.

Из сказанного выше не следует, что ситуативная модель неправильно объясняет процесс перевода. Она адекватно воспроизводит этот процесс в тех случаях, когда для его осуществления необходимо и достаточно уяснить описываемую в оригинале ситуацию и передать ее средствами переводящий язык. Однако ее объяснительная сила ограничена тем, что она не учитывает необходимости воспроизведения в переводе и той части содержания оригинала, которая создается значениями используемых в нем единиц иностранного языка.

3. Трансформационно-семантическая модель перевода

Трансформационно-семантическая модель перевода, в отличие от ситуативной, исходит из предположения, что при переводе осуществляется передача значений единиц оригинала. Она рассматривает процесс перевода как ряд преобразований, с помощью которых переводчик переходит от единиц исходного языка к единицам переводящего языка, устанавливая между ними отношения эквивалентности. Таким образом, трансформационно-семантическая модель ориентирована на существование непосредственной связи между структурами и лексическими единицами оригинала и перевода.

Согласно указанной модели процесс перевода проходит три этапа. На первом этапе - этапе анализа - осуществляется упрощающая трансформация исходных синтаксических структур в пределах исходного языка: структуры оригинала преобразуются (сводятся) к наиболее простым, легко анализируемым формам. Предполагается, что такие простые «ядерные» (или «около-ядерные») структуры в разных языках достаточно близки и легко заменяют друг друга при переводе. Так, предложение She is а good dancer трансформируется в более «прозрачную» структуру She dances well; предложение The thought worried him может быть представлено в виде двух упрощенных предложений и указания связи между ними: he thought, he worried, первое предложение (he thought) обусловливает второе (he worried).

На стадии анализа упрощающим преобразованиям подвергаются и отдельные слова, в значениях которых выявляется набор элементарных смыслов (сем). Подобные элементы смысла выделяются в семантике слова при его сопоставлении со словами  близкими по значению и обнаружении различий между ними. У членов такого семантического ряда можно найти как общие элементы смысла, так и дифференциальные, отличающие значения каждого синонима от других членов ряда. Так, в ряду английских слов speak, sing, whistle, whisper, hum общим (ядерным) компонентом значения будет "произнесение звуков с использованием речевого аппарата". А значение, например, whisper - шептать включает этот «ядерный» смысл плюс два дополнительных дифференцирующих признака "использование звуков (членораздельной) речи" (в отличие от whistle и hum) и "отсутствие голоса" (в отличие от speak или sing).

Аналогичным образом выявлятся элементарный смысл у любых слов с пересекающимися или смежными значениями (например, run, walk, jump, hop, etc.) или у слов, значения которых связаны отношением «род-вид» (гиперо-гипонимическими отношениями): animal и mammal, dog и poodle и т.д.

Элементы сходства и различия можно обнаружить и при сопоставлении близких по значению слов разных языков. Так, в русском слове студент компонентный анализ выявляет такие семантические признаки, как мужчина (в отличие от «студентка»), учащийся в ВУЗЕ (в отличие от «ученик»), обучаемый (в отличие от «преподаватель»), единственное число (в отличие от «студенты»). В английском student первые две семы будут отсутствовать, а две другие будут совпадать. Именно совпадение хотя бы части сем и дает возможность словам разных языков выступать в качестве эквивалентов.

Упрощение синтаксических структур и разбиение значений лексических единиц на этапе анализа позволяют осуществить второй этап перевода – «переключение», т.е. переход к ядерным структурам и семантическим компонентам языка перевода. Как было сказано, на уровне таких структур и элементарных сем у разных языков обнаруживается значительное сходство. Поэтому в принципе эквивалентные единицы на этом уровне отыскиваются сравнительно легко. Нетрудно убедиться, что если предложение She is а good singer может вызвать определенные трудности при переводе, если это высказывание не относится к профессиональной певице, то трансформированное высказывание She sings well переводится без труда: «Она хорошо поет». Аналогичным образом при переводе предложения He was humming а merry tune выбор русского соответствия будет облегчен, если будут учитываться такие семы английского hum, как to produce musical tones и without words, т.е. напевать без слов.

На третьем этапе – «реструктурирование» - осуществляются трансформации на переводящий язык с ядерного («околоядерного») уровня в окончательные структуры и единицы оригинала. При этом в соответствии с нормами языка меняются такие формальные признаки, как порядок слов, структура предложения, число и распределение семантических признаков.

Трансформационно-семантическая модель перевода обладает значительными возможностями объяснительной силой. Она позволяет описывать многие стороны переводческого процесса, недоступные для непосредственного наблюдения. Особенно важно, что данная модель может показать роль языковых единиц в содержании исходного текста и зависимость (хотя и не всегда прямую) от этих единиц средств переводящего языка, используемых в переводе. Тем самым моделируются способы достижения эквивалентности, при которых сохраняется основное значение синтаксических структур и лексических единиц исходного текста. Способ представления процесса перевода, который используется в трансформационно-семантической модели, во многом соответствует интуиции переводчика, который нередко ломает себе голову над тем, как поточнее передать ту или иную сему в значении слова оригинала. В рамках этой модели делается попытка объяснить общность содержания оригинала и перевода на уровне микрокомпонентов семантики языковых единиц. Общность сем составляет основу переводческой эквивалентности как в случае максимального совпадения состава сем в оригинале и переводе (I saw him yesterday - Я видел его вчера), так и в тех случаях, когда для осуществления межъязыкового общения оказывается достаточным хотя бы части семантических признаков. Далеко не все семы, имеющиеся в содержании оригинала, коммуникативно релевантны для данного акта общения. Задача переводчика, в первую очередь, заключается в том, чтобы сохранить коммуникативно релевантные семы. Сопоставление семного состава оригинала и перевода показывает, что именно такие семы и воспроизводятся в процессе перевода.

Заменяющие друг друга семы могут не совпадать, а быть связаны отношениями семантического перефразирования, характерными для третьего типа эквивалентности:

Last year saw а rapid growth of industrial production. - В прошлом году отмечался быстрый рост промышленного производства.

She was preceded by her father. - Она вошла вслед за своим отцом.

Подобное перефразирование может также сопровождаться добавлением или опущением отдельных семантических признаков:

McDennot spoke briefly into the telephone, then waited again. - Макденнот отдал краткое распоряжение по телефону и снова стал ждать.

As he stood there he heard a shot fired. - Вдруг он услышал выстрел.

Вместе с тем очевидно, что и трансформационно-семантическая модель не является универсальной и не претендует на моделирование любого переводческого акта. Она не предусматривает тех случаев, когда между синтаксическими структурами и значениями лексических единиц в оригинале и переводе нет отношений трансформации и эквивалентность двух текстов основывается исключительно на общности описываемой ситуации. Английское Answer the telephone равноценно русскому Возьми трубку не потому, что у глаголов to answer и взять есть общие семы, а на знании того, что в реальной действительности, отвечая на телефонный звонок, надо взять телефонную трубку и что, следовательно, оба высказывания означают «одно и то же», называют разные стороны одной и той же ситуации. В таких случаях во втором типе эквивалентности для объяснения процесса перевода лучше «работает» ситуативная модель перевода.

Не моделирует трансформационно-семантическая модель процесса перевода и тогда, когда в переводе необходимо передать образные и иные ассоциации, связанные с текстом оригинала, когда в процессе перевода происходит замена ситуации чтобы воспроизвести цель коммуникации. Иными словами, трансформационно-семантическая модель не предназначается для описания процесса перевода и в первом типе эквивалентности:

«Different brands of courage,» Charles said. «Serge and barathea.» - «Потому что существуют разные сорта храбрости - сказал Чарльз. - Одна - сержантская, а другая – офицерская».

Ситуация, описываемая сообщением serge and barathea, важна не сама по себе, а теми выводами, которые может сделать из нее рецептор, знающий, что это – названия  двух видов ткани, причем первая ткань – простая, дешевая, а вторая - дорогая. Подобные выводы не сможет сделать русский рецептор, в языке которого названия таких тканей отсутствуют. Поэтому в переводе названа иная ситуация, дающая возможность понять смысл английского высказывания. Следует отметить, что в подобных случаях процесс перевода не моделируется и ситуативной моделью.

4. Психолингвистическая модель перевода.

Ситуативная и трансформационно-семантическая модели перевода дают условное изображение перевода, не претендуя на полное соответствие реальным действиям переводчика. Чтобы более полно отражать деятельность самого переводчика, модель должна включать описание психических процессов, обеспечивающих такую деятельность. С этой целью разрабатывается психолингвистическая модель перевода, использующая положения теории речевой деятельности. Известно, что в соответствии с целью речевого акта у говорящего сначала формируется внутренняя программа будущего сообщения, которая затем развертывается в речевое высказывание. Исходя из этого, психолингвистическая модель перевода постулирует, что, осуществляя перевод, переводчик сначала преобразует свое понимание содержания оригинала в свою внутреннюю программу, а затем развертывает эту программу в текст перевода. Поскольку внутренняя программа существует в форме субъективного кода говорящего, такое представление процесса перевода включает два этапа – «перевод» с исходного языка на внутренний код и «перевод» с внутреннего кода на переводящий язык. Психолингвистическая модель перевода полностью соответствует пониманию перевода как вида речевой деятельности. К сожалению, объяснительная сила такой модели ограничивается тем обстоятельством, что мы не знаем, как происходит такое «свертывание» и «развертывание», какие элементы содержания сохраняются во внутренней программе и как выбирается один из возможных путей реализации такой программы в тексте перевода. Дальнейшая детализация психолингвистической модели перевода является важной задачей теории перевода.

Модель перевода ставит перед собой задачу представить процесс перевода в целом, указать общее направление движения мысли переводчика и последовательность этапов перехода от оригинала к переводу. Более подробная характеристика процесса перевода достигается путем описания типов мыслительных операций, с помощью которых переводчик находит нужный вариант перевода. При этом предполагается, что между единицами оригинала и перевода существует непосредственная связь, что из исходной единицы путем каких-то преобразований (трансформаций) может быть получена единица перевода. Представление процесса перевода как преобразования единиц оригинала в единицы перевода носит условный характер. В действительности, с единицами оригинала ничего не происходит, они остаются неизменными, а переводчик просто подыскивает коммуникативно равноценные им единицы в языке перевода. Этот поиск начинается с восприятия единиц оригинала и завершается созданием соответствующих отрезков перевода. Иначе говоря, мозг переводчика получает «на входе» отрезок текста на иностранном языке и «выдает на выходе» отрезок текста на переводящий язык. Сопоставляя исходные и конечные отрезки текста, можно попытаться охарактеризовать способ перехода от первых ко вторым, «приемы перевода», с помощью которых первые как бы преобразуются во вторые.

Операционное описание процесса перевода отличается от представления этого процесса в рамках модели следующим:

1) дается не общая схема процесса перевода, а указываются способы перевода, применимые при передаче значений единиц исходного языка определенного типа;

2) преобразования, с помощью которых описывается процесс перевода, происходят не отдельно в пределах исходного языка и в пределах переводящего языка, а исключительно между разноязычными единицами, т.е. все они подразумевают непосредственное переключение от оригинала к переводу без промежуточных ступеней;

3) в связи с этим указанные преобразования (способы перевода) уже не сводятся к известным внутриязыковым трансформациям, а представляют собой собственно переводческие операции.

Дополнительная информация (из Алексеевой И.С. Введение в переводоведение. М., 2004.-С.145-146). 

5. Универсальная модель «скопос» и неогерменевтическая модель перевода (для самостоятельного изучения).

Универсальная модель «скопос». Если предшествующие концепции эквивалентности являлись одновременно и операционными системами достижения эквивалентности (как добиться эквивалентности?), и мерилом для определения исторически обусловленной эквивалентности переведенного текста по отношению к оригиналу, то конценция «скопос» в первую очередь нацелена на объяснение множественности прежних «практических» концепций и тех парадоксальных на первый взгляд результатов перевода, которые не укладывались ни в одну из концепций, и тем не менее существовали и были востребованы обществом (например, перевод-пересказ для детей) или стихотворный перевод Нового Завета). Авторами концепции выступили немецкие теоретики перевода Катарина Райс и Ханс Фермеер в начале 80-х гг. Основой концепции является понятие «скопос» (от греч. цель). Поскольку перевод — это практическая деятельность, то он осуществляется для определенной цели. Если цель перевода выполнена, значит, переводческую деятельность в данном случае можно признать успешной. Если цель не выполнена, то никакая из прежних концепций эквивалентности не исправит неудачи. Обратим внимание на две особенности новой концепции. Первая: цель перевода понимается шире, чем коммуникативное задание и функция текста. Целью перевода может быть не только полноценная передача содержания подлинника, но и дезориентация реципиента, введение в заблуждение, задача понравиться реципиенту, внедрить посредством перевода чуждую оригиналу политическую идею и т. д. При этом свои цели может преследовать как переводчик, так и заказчик. Создается сложный конгломерат целей, который может привести к полному изменению всех видов содержания текста при переводе. Вторая особенность: авторы концепции «скопос» понятие эквивалентности определяют как функциональное соответствие текста перевода тексту оригинала, как частный случай осуществления цели перевода, не обеспечивающий ее успешности. А успех перевода определяет адекватность, понимаемая авторами как правильный выбор способа перевода, т. е. как параметр процесса перевода. К. Райс и X. Фермеер отмечают также, что оба понятия - эквивалентность и адекватность — не являются статическими, потому что цель перевода всякий раз меняется и что на различных исторических этапах люди по-разному могли понимать функцию одного и того же текста. Таким образом, универсальная модель «скопос» расширила наши представления о функции переводчика в процессе перевода.

Неогерменевтическая универсальная модель перевода. В центре этой концепции — проблема понимания, постижения переводчиком исходного текста. Одна из сторонниц концепции, немецкая исследовательница Р. Штольце, («Герменевтический перевод») формулирует ее следующим образом: «Перевод есть понимание». Следовательно, каждый переводчик, ориентируясь на глубину своего индивидуального понимания данного фрагмента данного текста, примет переводческое решение, не похожее на его же решения или решения других переводчиков в аналогичных случаях. Поэтому в зависимости от индивидуального понимания игра слов в одном случае будет передана буквально, в другом — воспроизведена, но на основе многозначности слова другой семантики, а в третьем — вовсе опущена. Поскольку каждый текст требует индивидуально-творческого понимания, все переводческие решения индивидуальны и неповторимы. Понятие эквивалентности растворяется в неопределенности начального этапа перевода. В трудах Д. Штайнера, В. Беньямина, Д. Робинсона, сторонников герменевтического подхода, отражена как лингвофилософская, так и практическая его сторона. По мнению В. Беньямина, только путем перевода можно приблизиться к тому «чистому» глубинному языку, который является «ядром» всех языков и присутствует лишь в лучших произведениях человечества; задача переводчика — пробиться к этому чистому языку, а перевод, который приблизился к этой поэтической чистоте, и есть перевод эквивалентный. Теоретик и практик перевода Д. Робинсон призывает переводчика к герменевтическому диалогу с автором и к поощрению поэтического творчества переводчика.

Контрольные вопросы:

  1.  Дайте общую характеристику процесса перевода.
    1.  Что такое модель перевода? Каковы ее задачи?
    2.  Охарактеризуйте известные вам модели перевода.
    3.  Какая модель перевода наиболее полно отражает деятельность переводчика?
    4.  Какая модель перевода опирается на теорию речевой деятельности?

Лекция № 8. Переводческие трансформации (приемы перевода, переводческие операции)

1. Переводческие трансформации: понятие, основные группы.

2. Лексические приемы перевода.

3. Грамматические приемы перевода.

4. Лексико-грамматические приемы перевода.

1. Переводческие трансформации: понятие, основные группы. (по В.Н. Комиссарову)

Преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от единиц оригинала к единицам перевода в указанном смысле, называются переводческими (межъязыковыми) трансформациями. При описании процесса перевода переводческие трансформации рассматриваются как способы перевода, которые может использовать переводчик при переводе различных оригиналов в тех случаях, когда словарное соответствие отсутствует или не может быть использовано по условиям контекста. В зависимости от характера единиц исходного языка, переводческие трансформации подразделяются на лексические и грамматические. Кроме того, существуют также комплексные лексико-грамматические трансформации, где преобразования либо затрагивают одновременно лексические и грамматические единицы оригинала, либо являются межуровневыми, т.е. осуществляют переход от лексических единиц к грамматическим и наоборот.

Лексические трансформации, применяемые в процессе перевода с участием различных иностранных языков и переводящих языков, включают следующие переводческие приемы:

-переводческое транскрибирование и транслитерация;

-калькирование и лексико-семантические замены (конкретизация, генерализация, модуляция).

Лексико-грамматические трансформации включают:

-антонимический перевод;

-экспликация (описательный перевод);

-компенсация.

Грамматические трансформации включают:

-синтаксическое уподобление (дословный перевод);

-членение предложения;

-объединение предложений;

-грамматические замены (формы слова, части речи или члена предложения).

2. Лексические приемы перевода.

Транскрипция и транслитерация - это способы перевода лексической единицы оригинала путем воссоздания ее формы с помощью букв переводящего языка. При транскрипции воспроизводится звуковая форма иноязычного слова, а при транслитерации его - графическая форма (буквенный состав). Основными способами в современной переводческой практике является транскрипция с сохранением некоторых элементов транслитерации. Поскольку фонетические и графические системы языков значительно отличаются друг от друга, передача формы слова иностранного языка на языке перевода всегда несколько условна и приблизительна: absurdist - абсурдист (автор произведения абсурда); kleptoctacy - клептократия (воровская элита); skateboarding - скейтбординг (катание на роликовой доске). Для каждой пары языков разрабатываются правила передачи звукового состава слова иностранного языка, указываются случаи сохранения элементов транслитерации и традиционные исключения из правил, принятых в настоящее время. В англо-русских переводах наиболее часто встречающиеся при транскрибировании элементы транслитерации заключаются, в основном, в транслитерации некоторых непроизносимых согласных и редуцированных гласных Dorset - Дорсет; Campbell - Кэмпбелл, передаче двойных согласных между гласными и в конце слов после гласных boss - босс и сохранении некоторых особенностей орфографии слова, позволяющих приблизить звучание слова в переводе к уже известным образцам Hercules missile - ракета "Геркулес"; deescalation - деэскалация; Columbia - Колумбия. Традиционные исключения касаются, главным образом, переводов имен исторических личностей и некоторых географических названий: Charles I - Карл I; William III - Вильгельм III; Edinborough - Эдинбург).

Калькирование - это способ перевода лексической единицы оригинала путем замены ее составных частей - морфем или слов (в случае устойчивых словосочетаний) - их лексическими соответствиями в переводящем языке. Сущность калькирования заключается в создании нового слова или устойчивого сочетания в переводящем языке, копирующего структуру исходной лексической единицы. Именно так поступает переводчик, переводя superpower как сверхдержава; mass culture как массовая культура; green revolution как зеленая революция. В ряде случаев использование приема калькирования сопровождается изменением порядка следования калькируемых элементов: land-based missile - ракета наземного базирования; Rapid Deployment Force - силы быстрого развертывания. Нередко в процессе перевода транскрипция и калькирование используются одновременно: transnational - транснациональный; petrodollar - нефтедоллар; miniskirt - мини-юбка.

Лексико-семантические замены - это способ перевода лексических единиц оригинала путем использования единиц переводящего языка, значение которых не совпадает со значениями исходных единиц, но может быть выведено из них с помощью определенного типа логических преобразований. Основными видами подобных замен являются конкретизация, генерализация и модуляция (смысловое развитие) значения исходной единицы.

Конкретизацией называется замена слова или словосочетания исходного языка с более широким предметно-логическим значением, словом и словосочетанием переводящего языка с более узким значением. В результате применения этой трансформации создаваемое соответствие и исходная лексическая единица оказываются в логических отношениях включения: единица исходного языка выражает родовое понятие, а единица переводящего языка - входящее в нее видовое понятие:

Dinny waited in а corridor which smelled of disinfectant. - Динни ждала в коридоре, пропахшем карболкой.

He was at the ceremony. - Он присутствовал на церемонии.

В ряде случаев применение конкретизации связано с тем, что в переводящем языке отсутствует слово со столь широким значением. Так, английское существительное thing имеет очень абстрактное значение («an entity of any kind») и на русский язык всегда переводится путем конкретизации: вещь, предмет, дело, факт, случай, существо и т.д. Иногда родовое название на языке перевода не может быть использовано из-за расхождения коннотативных компонентов значения. Английское meal широко применяется в различных стилях речи, а русское прием пищи не употребительно за пределами специальной лексики. Поэтому, как правило, при переводе meal заменяется более конкретным завтрак, обед, ужин и др.:

At seven o'clock an excellent meal was served in the dining-room. - В семь часов в столовой был подан отличный обед.

Понятно, что выбор более конкретного наименования всецело определяется контекстом и, в других условиях, в семь часов (вечера) мог быть подан и ужин.

Конкретизация часто применяется и тогда, когда в переводящем языке есть слово со столь же широким значением и соответствующей коннотацией, поскольку такие слова могут обладать разной степенью употребительности в исходном языке и переводящем языке. Выше уже отмечалась большая употребительность в английском языке слов с широким значением. При переводе таких слов конкретизация является весьма распространенным способом перевода. В романе Ч. Диккенса «Дэвид Копперфилд» следующим образом описывается поведение матери героя, испуганной внезапным появлением грозной мисс Бетси:

My mother had left her chair in her agitation, and gone behind it in the corner.

Английские глаголы с общим значением to leave и to go не могут быть переведены здесь с помощью соответствующих русских глаголов покинуть и пойти. Неприемлемость перевода – Матушка  оставила свое кресло и пошла за него в угол – не  вызывает сомнений, в русском языке не описывает такую конкретную эмоциональную ситуацию подобным образом. Лучшим способом обеспечить эквивалентность русского перевода является конкретизация указанных глаголов:

Взволнованная матушка вскочила со своего кресла и забилась в угол позади него.

Аналогичным способом следует перевести и другое предложение из того же романа:

My old dear bedroom was changed, and I was to lie a long way off.

Приехав домой после долгого отсутствия, мальчик видит, что все в доме изменилось и стало ему чуждым. Использование прямых соответствий сделало бы перевод этого английского предложения малопонятным. Почему кто-то должен лежать вдали от спальни? Контекст показывает, что лежать означает здесь спать, а вдали указывает всего лишь другую часть дома. Именно так и должно быть сказано по-русски:

Моей милой старой спальни уже не было, и я должен был спать в другом конце дома.

Широко распространена конкретизация английских глаголов «говорения» to say и to tell, которые могут переводиться на русский язык не только как говорить или сказать, но и более конкретными промолвить, повторить, заметить, утверждать, сообщать, просить, возразить, велеть и т.п.:

«So what?» I said. - Ну и что? - спросил я.

He told me I should always obey my father. - Он посоветовал мне всегда слушаться моего отца.

The boss told me to come at once. - Хозяин велел мне прийти сейчас же.

Генерализацией называется замена единицы исходного языка, имеющей более узкое значение, единицей переводящего языка с более широким значением, т.е. преобразование, обратное конкретизации. Создаваемое соответствие выражает родовое понятие, включающее исходное видовое:

He visits me practically every week-end. - Он ездит ко мне почти каждую неделю.

Использование слова с более общим значением избавляет переводчика от необходимости уточнять, субботу или воскресенье имеет в виду автор, говоря о «уик-энде».

Иногда конкретное наименование какого-либо предмета ничего не говорит рецептору перевода или нерелевантно в условиях данного контекста:

Jane used to drive to market with her mother in their La Sane convertible. - Джейн ездила со своей матерью на рынок в их машине.

He showed us his old beat-up Navaho blanket. - Он нам показал свое потрепанное индейское одеяло.

Более общее обозначение может быть предпочтительным и по стилистическим причинам. В художественных произведениях на русском языке не принято с пунктуальной точностью указывать рост и вес персонажей, если это не связано со спортивными соображениями, и сочетание а young man of 6 feet 2 inches в английском оригинале будет заменено в русском переводе на молодой человек высокого роста.

Порой переводчик имеет возможность выбирать между более конкретным и более общим вариантом перевода и оказывает предпочтение последнему:

Then this girl gets killed, because she's always speeding. - А потом эта девушка гибнет, потому что она вечно нарушает правила. (Ср. более "технический" вариант: она вечно превышает скорость.)

«Who won the game?» I said. «It's only the half.» - А кто выиграл? - спрашиваю. - Еще не кончилось. (Ср. «более спортивное»: Это же только первый тайм.)

Методом генерализации могут создаваться и регулярные соответствия единицам иностранного языка: foot - нога; wrist watch - наручные часы и т.д.

Модуляцией, или смысловым развитием называется замена слова или словосочетания исходного языка единицей переводящего языка, значение которой логически выводится из значения исходной единицы. Наиболее часто значения соотнесенных слов в оригинале и переводе оказываются при этом связанными причинно-следственными отношениями: I don't blame them. - Я их понимаю. (Причина заменена следствием: я их не виню потому, что я их понимаю). He's dead now. - Он умер. (Он умер, стало быть, он сейчас мертв.) He always made you say everything twice. - Он всегда переспрашивал. (Вы были вынуждены повторять сказанное, потому что он вас переспрашивал.) При использовании метода модуляции причинно-следственные отношения часто имеют более широкий характер, но логическая связь между двумя наименованиями всегда сохраняется:

Manson slung his bag up and climbed into the battered gig behind a tall, angular black horse. (A. Cronin) - Мэнсон поставил свой чемодан и влез в расхлябанную двуколку, запряженную крупной костлявой черной лошадью.

Контекстуальная замена здесь явно необходима, особенно при переводе сочетания behind а horse, поскольку по-русски нельзя сказать: «Он сел в телегу позади лошади». Перевод – slung  his bag up как поставил свой чемодан, behind а horse как запряженную лошадью и angular как костлявая – осуществлен  с помощью модуляции, хотя трудно точно определить, какова связь между соответствующими понятиями в оригинале и переводе.

В следующем примере эта связь более явная, но и здесь это не «потому что», а «поскольку, постольку»:

He would cheer up somehow, begin to laugh again and draw skeletons all over his slate, before his eyes were dry. - Он снова приободрялся, начинал смеяться и рисовал на своей грифельной доске разные фигурки, хотя глаза его еще были полны слез.

3. Грамматические приемы перевода.

Синтаксическое уподобление (дословный перевод) - способ перевода, при котором синтаксическая структура оригинала преобразуется в аналогичную структуру переводящего языка. Этот тип «нулевой» трансформации применяется в тех случаях, когда в исходном языке и переводящем языке существуют параллельные синтаксические структуры. Синтаксическое уподобление может приводить к полному соответствию количества языковых единиц и порядка их расположения в оригинале и переводе:

I always remember his words. - Я всегда помню его слова.

Однако применение синтаксического уподобления сопровождается некоторыми изменениями структурных компонентов. При переводе с английского языка на русский, например, могут опускаться артикли, глаголы-связки, иные служебные элементы, а также происходить изменения морфологических форм и некоторых лексических единиц:

One of the greatest events in the period following World War and the Russian Revolution, and closely connected with them both was the growth of the world Communist movement. - Одним из важнейших событий периода, последовавшего за первой мировой войной и социалистической революцией России, событием, тесно связанным с войной и революцией, был рост коммунистического движения во всем мире.

При переводе этого предложения опущены артикли, опущены или добавлены некоторые предлоги, изменены морфологические формы слов, использованы некоторые слова, не имеющие прямого соответствия в английском тексте. Переводчик повторил слово событие, добавил слово социалистическая, заменил словосочетание с ними обеими более благозвучным с войной и революцией. Все эти изменения не затрагивают основной структуры предложения, которая передается с помощью аналогичной русской структуры, сохраняя одинаковый набор членов предложения и последовательность их расположения в тексте. Синтаксическое уподобление широко используется в англо-русских переводах. Изменение структуры предложения при переводе объясняется, как правило, невозможностью обеспечить эквивалентность перевода путем дословного перевода.

Членение предложения - это способ перевода, при котором синтаксическая структура предложения в оригинале преобразуется в две или более предикативные структуры переводящего языка. Членение приводит либо к преобразованию простого предложения исходного языка в сложное синтаксической структуры, либо к преобразованию простого или сложного предложения исходного языка в два или более самостоятельных предложения в переводящий язык:

The annual surveys of the Labour Government were not discussed with the workers at any stage, but only with the employers. - Ежегодные обзоры лейбористского правительства не обсуждались среди рабочих ни на каком этапе. Они обсуждались только с предпринимателями.

Both engine crews leaped to safety from a collision between a parcels tram and a freight train near Morris Cowley, Oxfordshire. - Вблизи станции Морис Коули в графстве Оксфордшир произошло столкновение почтового и товарного поездов. Члены обеих поездных бригад остались невредимы, спрыгнув на ходу с поезда.

В первом примере выделение последней части английского высказывания в отдельное предложение в переводе позволяет четко выразить имеющееся в оригинале противопоставление. Во втором примере трансформация членения дала возможность передать значение трудного для перевода английского сочетания leaped to safety и обеспечить более естественную для русского языка последовательность описания событий (сначала произошло столкновение, а потом удалось спастись членам бригады).

А claim for а substantial wage increase and improved conditions for about 70,000 municipal busmen in the provinces was yesterday referred to a joint wages committee of the unions and employers which will meet on January 12. - Около 70,000 водителей автобусов, находящихся в ведении провинциальных муниципалитетов, потребовали значительного увеличения заработной платы и улучшения условий труда. Вчера это требование было передано в совместную комиссию по вопросам заработной платы, в которой представлены как профсоюзы, так и работодатели. Комиссия будет рассматривать это требование на своем заседании 12-го января.

Нам уже известно, что для английских газетно-информационных сообщений характерно стремление вместить в рамки одного предложения как можно больше информации путем усложнения его структуры. Для стиля русской прессы более характерно стремление к относительной краткости предложений, содержащих информационные материалы.

Объединение предложений - это способ перевода, при котором синтаксическая структура в оригинале преобразуется путем соединения двух простых предложений в одно сложное:

That was а long time ago. It seemed like fifty years ago. - Это было давно - казалось, что прошло лет пятьдесят.

The only thing that worried me was our front door. It creak like a bastard. - Одно меня беспокоило - наша парадная дверь скрипит как оголтелая.

Нередко применение трансформации объединения связано с перераспределением предикативных синтагм между соседними предложениями, т.е. происходит одновременное использование объединения и членения - одно предложение разбивается на две части, и одна из его частей объединяется с другим предложением:

But occasionally an indiscretion takes place, such as that of Mr. Woodrow Wyatt, Labour MP, when Financial Secretary to the War Office. He boasted of the prowess of British spies in obtaining information regarding armed forces of the USSR. - Однако по временам допускается нескромность. Так, например, лейборист, член парламента Вудро Уайтт в бытность свою финансовым секретарем военного министерства хвастался ловкостью, проявленной английскими шпионами в деле получения сведений о вооруженных силах СССР.

Грамматические замены - это способ перевода, при котором грамматическая единица в оригинале преобразуется в единицу переводящего языка с иным грамматическим значением. Замене может подвергаться грамматическая единица исходного языка любого уровня: словоформа, часть речи, член предложения, предложение определенного типа. Понятно, что при переводе всегда происходит замена форм исходного языка на формы переводящего языка. Грамматическая замена как особый способ перевода подразумевает не просто употребление в переводе форм перевода исходного языка, а отказ от использования форм иностранного языка, аналогичных исходным, замену таких форм на иные, отличающиеся от них по выражаемому содержанию (грамматическому значению). Так, в английском и русском языке существуют формы единственного и множественного числа, и, как правило, соотнесенные существительные в оригинале и в переводе употреблены в том же самом числе, за исключением случаев, когда форме единственного числа в английском соответствует форма множественного числа в русском (money - деньги; ink - чернила и т.п.) или наоборот английскому множественному соответствует русское единственное (struggles - борьба; outskirts - окраина и т.п.). Но в определенных условиях замена формы числа в процессе перевода может применяться как средство создания окказионального соответствия:

We are searching for talent everywhere. - Мы повсюду ищем таланты.

The invaders resorted to violence and atrocity to crush the resistance of the native population. - Захватчики прибегли к насилию и зверствам, чтобы подавить сопротивление коренного населения.

They left the room with their heads held high. - Они вышли из комнаты с высоко поднятой головой.

Весьма распространенным видом грамматической замены в процессе перевода является замена части речи. Для англо-русских переводов наиболее характерны замены существительного глаголом и прилагательного существительным. В английском языке имена деятелей (обычно с суффиксом -er) широко употребляются не только для обозначения лиц определенной профессии (ср. русские имена писатель, художник, певец, танцор и др.), но и для характеристики действий «непрофессионалов». Значения таких существительных регулярно передаются в переводе с помощью русских глаголов:

He is а poor swimmer. - Он плохо плавает.

She is no good as a letter-writer. - Она не умеет писать письма.

I am а very rapid packer. - Я очень быстро укладываюсь.

Как видно из примеров, замена существительного глаголом часто сопровождается заменой прилагательного при этом существительном на русское наречие. Глаголом часто заменяются и отглагольные существительные другого типа:

It is our hope, that an agreement will be reached by Friday. - Мы надеемся, что к пятнице будет достигнуто соглашение.

Английские прилагательные, заменяемые русскими существительными, наиболее часто образованы от географических названий:

Australian prosperity was followed by a slump. - За экономическим процветанием Австралии последовал кризис.

Можно также сравнить the British Government - правительство Великобритании; the American decision - решение США; the Congolese Embassy - посольство Конго и др. Нередко также подобная замена применяется в отношении английских прилагательных в сравнительной степени со значением увеличения или уменьшения объема, размера или степени:

The stoppage which is in support of higher pay and shorter working hours, began on Monday. - Забастовка в поддержку требований о повышении заработной платы и сокращении рабочего дня началась в понедельник.

Замена членов предложения приводит к перестройке его синтаксической структуры. Такого рода перестройка происходит и в ряде случаев при замене части речи. Например, в приведенных выше примерах замена существительного глаголом сопровождалась заменой определения обстоятельством. Более существенная перестройка синтаксической структуры связана с заменой главных членов предложения, особенно подлежащего. В англо-русских переводах использование подобных замен в значительной степени обусловлено тем, что в английском языке чаще, чем в русском, подлежащее выполняет иные функции, нежели обозначения субъекта действия:

   объекта действия (подлежащее заменяется дополнением):

Visitors are requested to leave their coats in the cloak-room. - Посетителей просят оставить верхнюю одежду в гардеробе;

   обозначения времени (подлежащее заменяется обстоятельством времени):

The last week saw an intensification of diplomatic activity. - На прошлой неделе наблюдалась активизация дипломатической деятельности.

   обозначения пространства (подлежащее заменяется обстоятельством места):

The little town of Clay Cross today witnessed a massive demonstration. - Сегодня в небольшом городке Клей-Кросс состоялась массовая демонстрация.

   обозначения причины (подлежащее заменяется обстоятельством причины):

The crash killed 20 people. - В результате катастрофы погибло 20 человек.

Замена типа предложения приводит к синтаксической перестройке, сходной с преобразованиями при использовании трансформации членения или объединения. В процессе перевода сложное предложение может заменяться простым (It was so dark that I could not see her. - Я ее не мог видеть в такой темноте.); главное предложение может заменяться придаточным и наоборот (While I was eating my eggs, these two nuns with suitcases came in. - Я ел яичницу, когда вошли эти две монахини с чемоданами.); сложноподчиненное предложение может заменяться сложносочиненным и наоборот (I didn't sleep too long, because I think it was only around ten o'clock when I woke up. I felt pretty hungry as soon as I had a cigarette. - Спал я недолго, было часов десять, когда я проснулся. Выкурил сигарету и сразу почувствовал, как я проголодался.); сложное предложение с союзной связью может заменяться предложением с бессоюзным способом связи и наоборот (It was as hot as hell and the windows were all steamy. - Жара была адская, все окна запотели. Had the decision been taken in time, this would never have happened. - Если бы решение было принято своевременно, это никогда бы не произошло.).

Грамматические замены (Дополнительные примеры). Замене может подвергаться грамматическая единица иностранного языка любого уровня: словоформа, часть речи, члена предложения, предложения определенного типа,

 e.g. замена формы числа существительного:

 We're searching for talent everywhere. - Мы повсюду ищем таланты;

 5 thousand workers - 5 тысяч рабочих;

10 million people - 10 миллионов человек.

Очень распространенный вид грамматической замены - замена части речи:

 e.g.  сущ. - глагол   Не is a poor swimmer - Он плохо плавает.

Прилагательные - существительные   (часто прилагательное образуется от географического названия)

e.g.  1. Australian prosperity was followed by a slum. - За экономическим

процветанием Австралии последовал кризис.

2. The British Government - правительство Великобритании.

The American decision -    решение США.

The Congolese Embassy - посольство Конго.

The Hungarian Foreign Minister - Министр Иностранных дел Венгрии.

Greek Prime Minister - Премьер-министр Греции.

The British and American Ambassadors - Чрезвычайные и полномочные послы Великобритании и США.

Замена членов предложения приводит к перестройке его синтаксической структуры. Такая перестройка происходит и в ряде случаев при замене части речи,

e.g. He is a good swimmer - Он хорошо плавает. ( сущ. - глаг.)

          прил. - нареч. = опред. - обстоятельство образа действия.

Более существенная перестройка синтаксической структуры связана с заменой главных членов предложения, особенно подлежащего. В англо-русских переводах использование этих перемен связано с тем, что в английском языке подлежащее чаще, чем в русском языке выполняет иные функции нежели субъекта действия.

 e.g. I. Замена объекта действия (подлежащее заменяется дополнением)

1.  The passengers are requested to go to exit 3 - Пассажиров просят......

2. A different stand was taken by France and the FRG - Иную позицию заняли Франция и ФРГ.

3. Russia needs unity and a new vision of her unifying and consolidating strength. - России нужно единство и новое понимание своей объединяющей, консолидирующей силы.

4.  Is it possible to change the situation? Certainly, we can change it. If we fail to do so we shall have a lot of trouble. - Поправима ли ситуация? Да, безусловно. Иначе нас ждут плохие времена.

5. This was the theme of the recent Plenum. - Об этом шел разговор на недавно состоявшемся пленуме.

6. Their actions are obviously based on subjective idealism and political snobbery. - В основе их деятельности лежат субъективный идеализм и политический снобизм.

7. This was one of the goals of perestroika. - На это и была нацелена перестройка.

8.  I believe, an answer to this natural and quite sincere question will be provided by life itself-Думаю, на этот изначально искренний и естественный вопрос ответит сама жизнь.

9. Each group has its likes and dislikes, banners and slogans. - У каждой группы свои притяжения, свои знамена и лозунги.

10. They are vital to science, the arts and literature. - Без них (споров) попросту умрут и наука, и искусство, и литература.

   II. Замена обозначения времени (подл. - обстоятельством времени). В таких случаях часто используются глаголы to see, to witness, to bring about, to signal

    1. The last week saw great changes. - На прошлой неделе произошли великие перемены.

2. The early post-war years witnessed a certain reappraisal of values. - Между тем после войны произошла определенная переоценка ценностей.

3.  Mid-1934 signaled the beginning of its decline. - началось падение.

4.     We have witnessed many breakthroughs in natural sciences. - На наших глазах в естественных науках произошли многие величайшие открытия.

5. Recent years saw a rapid development of small businesses in cities and workers' settlements. - В последние годы быстро развиваются малые предприятия торговли в городах и рабочих поселках.

6.  The past decade has brought about a number of investigations into the physical and chemical characteristics of these substances. - За прошедшие 10 лет был проведен ряд исследований физико-химических характеристик этих веществ.

7.  The Festival ends with a gala ballet performance at Petrodvorets. - В конце праздника происходит грандиозное балетное представление в Петродворце.

III.Замена обозначения пространства (подл. – обст. места)

   1. The little town witnessed a massive demonstration. - В маленьком городе состоялась массовая демонстрация.

2.    The earlier processes needed a catalyst to achieve this end. - В более старых процессах для достижения этого результата применяются катализаторы.

3. This chapter describes the use of organo-metallic compounds, while this table lists their properties. - В этой главе описывается использование металлоорганических соединений, а в этой таблице перечислены их данные.

4.  The Bolshoi yesterday scored a great success with its first performance of a new ballet «The Stone Flower». - Вчера вечером в Большом театре с огромным успехом состоялась премьера нового балета «Каменный цветок».

5. Oil has always been the subject of heated debate in Norway- Вокруг нефтяной проблемы в Норвегии всегда было много споров.

6. In foreign markets there is a great demand for jams, honey, canned vegetables and fruits, mushrooms and medicinal herbs, to mention but a few. -  На внешнем рынке большим спросом пользуются варенье и джемы, мед, консервированные овощи и фрукты, грибы, лекарственные растения и многое другое.

7. Vietnam is not a large country. But within its boundaries there are high mountains, dense jungles and fertile plains. - Вьетнам не такая уж большая страна, но на ее территории имеются высокие горы, дремучие джунгли и плодородные равнины.

IV.Замена обозначение причины (подлежащее – обстоятельство причины, цели и образа действия)

 l. The crash killed 20 people. - В результате катастрофы погибло 20 человек.

2. Higher pay for miners and other workers would raise the purchasing f the people. - В результате повышения зарплаты шахтерам и другим категориям рабочих возросла бы покупательная способность населения.

3. The split in the Democratic party elected Lincoln. - По причине раскола в демократической партии президентом был избран Линкольн.

4. This is the only way to achieve a change in the qualitative condition of society. - Только таким путем может и должно быть достигнуто новое качественное состояние общества.

Замена типа предложения приводит к синтаксической перестройке, сходной с преобразованиями при использовании трансформации типа членения или объединения. В процессе перевода

- сложное предложение может заменяться простым:

e.g. It was so dark that I couldn’t't see her. - Я ее не мог видеть в такой темноте.

- главное предложение  -  придаточным (и наоборот):

e.g.   While I was watching TV these 2 men came in. - Я смотрел ТВ, когда вошли эти двое.

- сложноподчиненное  - сложносочиненным (и наоборот):

e.g. I felt hungry as soon as I had a cigarette. - Выкурил сигарету и сразу почувствовал, как я проголодался.

-сложное предложение с союзной связью - предложением с бессоюзным способом связи:

 e.g.     It was as hot as hell and the windows were all steamy. - Жара была адская, все окна запотели.

e.g. It was so dark that I couldn't see her. - Я ее не мог видеть в такой темноте.

While I was watching TV these 2 men came in. - Я смотрел ТВ, когда вошли эти двое.

I felt hungry as soon as I had a cigarette. - Выкурил сигарету и сразу почувствовал, как я проголодался.

It was as hot as hell and the windows were all steamy. - Жара была адская, все окна запотели.

  1.  Лексико-грамматические приемы перевода.

Антонимический перевод – это  лексико-грамматическая трансформация, при которой замена утвердительной формы в оригинале на отрицательную форму в переводе или наоборот, сопровождается заменой лексической единицы исходного языка на единицу переводящего языка с противоположным значением:

Nothing changed in my home town. - Все осталось прежним в моем родном городе.

   В англо-русских переводах эта трансформация применяется особенно часто, когда в оригинале отрицательная форма употреблена со словом, имеющим отрицательный префикс:

She is not unworthy of your attention. - Она вполне заслуживает вашего внимания.

   Сюда относится и употребление отрицательной формы с отрицательными союзами until и unless:

The United States did not enter the war until April 1917. - Соединенные Штаты вступили в войну только в апреле 1917 г.

Additional expenditures shall not be made unless authorized. - Дополнительные расходы должны производиться лишь с особого разрешения.

В рамках антонимического перевода единица иностранного языка может заменяться не только прямо противоположной единицей переводящего языка, но и другими словами и сочетаниями, выражающими противоположную мысль:

The railroad unions excluded negroes from their membership. - Профсоюзы железнодорожников не принимали в свои ряды негров.

Следует учитывать, что отрицание может выражаться и другими средствами, например, при помощи союза without:

He never came home without bringing something for the kids. - Приходя домой, он всегда приносил что-нибудь детям.

Применение антонимического перевода нередко сочетается с использованием иных трансформаций (лексических или грамматических):

Their house had no screen doors. - Двери у них были сплошные. (Замена отрицательной формы на утвердительную сопровождается модуляцией значения сочетания screen doors.)

The people are not slow in learning the truth. - Люди быстро узнают правду. (Антонимический перевод сопровождается заменой части речи - прилагательного на наречие.)

Антонимический перевод - это замена утвердительной формы в оригинале на отрицательную форму в переводе (и наоборот), сопровождается заменой лексических единиц иностранного языка на единицы переводящего языка с противоположным значением.

 e.g. Nothing changed in my home town. - Все осталось прежним в моем родном городе. Remember to wake me up at 7 o'clock. - He забудь разбудить меня в 7 утра.

     Иногда антонимический перевод является единственно возможным средством для достижения адекватного перевода:

e.g. The last thing I would like to do is to spoil our relationships. - Мне бы очень не хотелось испортить наши отношения.

The inferiority of the enemy. - Превосходство наших войск.

They had little to say to each other. - Им нечего было сказать друг другу.

Эта трансформация часто применяется в англо- русских переводах, когда в оригинале:

1)отрицательная форма употребляется со словом, имеющим отрицательный префикс.

e.g  She is not unworthy of your attention. - Она вполне заслуживает вашего внимания.

It's not uncommon for families in rural areas to have three and more children. - В сельской местности в семьях обычно бывает по трое и более детей.

Their attitude was not unfriendly. - Их отношение было вполне дружелюбным. 4.Her name does not sound unfamiliar to me. - Ее имя мне вполне знакомо. (Где-то я слышал ее имя.)

2)отрицательная форма употребляется с отрицательными союзами until u unless

e.g. The USA didn't enter the war until April 1917. - США вступили в войну только в 1917.

They never found out until afterward what he had to go through. - Они лишь

впоследствии узнали, что ему пришлось пережить.

 She hadn't left the reception until her driver came to pick her up. - Она вышла из регистратуры только, когда за ней прислали машину.

The permission is not given unless authorized by the dean. - Разрешение дается только по указанию декана.

3) Слова to fail, failure могут терять свое основное значение - терпеть неудачу и неудача - и выступать как отрицательные слова или частицы e.g. He failed to keep his promise - Он не выполнил свое обещание. She failed to give up smoking - Ей не удалось бросить курить.

Экспликация, или описательный перевод - это лексико-грамматическая трансформация, при которой лексическая единица исходного языка заменяется словосочетанием, эксплицирующим ее значение, т.е. дающим более или менее полное объяснение или определение этого значения на переводящий язык. С помощью экспликации можно передать значение любого безэквивалентного слова в оригинале: conservationist - сторонник охраны окружающей среды; whistle-stop speech - выступления кандидата в ходе предвыборной агитационной поездки. Недостатком описательного перевода является его громоздкость и многословность. Поэтому наиболее успешно этот способ перевода применяется в тех случаях, где можно обойтись сравнительно кратким объяснением:

Car owners from the midway towns ran a shuttle service for parents visiting the children injured in the accident. - Владельцы автомашин из городов, лежащих между этими двумя пунктами, непрерывно привозили и отвозили родителей, которые навещали своих детей, пострадавших во время крушения.

Компенсация - это способ перевода, при котором часть содержания, утраченная при переводе единицы исходного языка в оригинале, передаются в тексте перевода каким-либо другим средством, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в оригинале. Таким образом, восполняется («компенсируется») утраченный смысл, содержание оригинала воспроизводится с большей полнотой. При этом нередко грамматические средства оригинала заменяются лексическими и наоборот. Героиня романа У. Теккерея «Ярмарка тщеславия» следующим образом описывает невежество своего хозяина, сэра Питта Кроули:

«Serve him right,» said Sir Pitt; «him and his family has been cheating me on that farm these hundred and fifty years». Sir Pitt might have said, he and his family to be sure; but rich baronets do not need to be careful about grammar as poor governesses must be.

Неправильное употребление формы местоимения третьего лица в оригинале играет важную коммуникативную роль и должно быть как-то отражено в переводе. Но попытка воспроизвести такую неправильность в русском языке явно невозможна. В то же время утраченный элемент содержания может быть успешно компенсирован, если нелитературная речь сэра Питта будет воспроизведена с помощью иных (лексических) средств русского языка:

«Он со своей семейкой облапошивал меня на этой ферме целых полтораста лет!»... Сэр Питт мог бы, конечно, выражаться поделикатнее, но богатым баронетам не приходится особенно стесняться в выражениях, не то что нам, бедным гувернанткам.

Некоторые особенности английского просторечия нельзя передать на русский язык никакими иными средствами, кроме компенсации, например, добавление или опущение гласных или согласных звуков (а-singing, а-going, hit вместо 'it, 'appen и пр.), отсутствие согласования между подлежащим и сказуемым (I was, you was и пр.) или какое-либо иное нарушение грамматических правил. Иногда такая компенсация достигается относительно простым способом. В пьесе Б. Шоу «Пигмалион» Элиза говорит: I'm nothing to you - not so much as them slippers. Хиггинс поправляет ее: those slippers. Разницу между them и those трудно воспроизвести в переводе. Но эту «утрату» легко компенсировать, обыграв неправильную форму родительного падежа туфли. В переводе Элиза скажет: Я для вас ничто, хуже вот этих туфлей, а Хиггинс поправит ее: туфель. В других случаях для решения задачи придется использовать единицы переводящего языка, не имеющие соответствий в оригинале:

You could tell he was very ashamed of his parents and all, because they said «he don't» and «she don't» and stuff like that. - Было видно, что он стесняется своих родителей, потому что они говорили «хочут» и «хочете» и все в таком роде.

Во всех случаях в языке перевода подыскивается какое-либо средство, передающее утраченный элемент содержания оригинала.

Контрольные вопросы:

  1.  Что такое переводческие трансформации?
  2.  Назовите основные виды переводческих трансформаций.
  3.  Дайте подробную характеристику всем способам перевода, приведите примеры.