Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

Энциклопедия и методология истории прочитал в стенах Берлинского университета И

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-13


PAGE   \* MERGEFORMAT 1

1.Научная мысль в 17-18в.в. и ее основные достояния в отрасли теории истории.

 

 

2. Немецкий историзм и позитивизм: основные методологические направления в историографии 19в.

Первый спецкурс «Энциклопедия и методология истории» прочитал в стенах Берлинского университета И.Г. Дройзен в 1857г. Однако широкая разработка методологических вопросов истории начинается лишь с 80-90-х гг. XIX в. С этого времени формируются основные методологические направления: позитивизм, неокантианство и «философия жизни».

Позитивистская методология истории складывалась под сильным влиянием естествознания. Идеал «естествознания об обществе» приобрел в ней программный характер. Позитивисты мечтали возвести историю в ранг точных наук, причем речь шла о познавательных установках т.к. «классической науки», сформировавшихся в науках о природе к середине прошлого столетия. Характерной чертой позитивистской историографии являлся теоретико-познавательный оптимизм, стойкая вера в возможность средствами науки познать и преобразовать мир в благоприятную для человека сторону. Ее теоретики были защитниками идеи единства научного познания природы и общества. Они стремились внедрить в историческое исследование методы естественных наук, игнорируя подчас различия в познавательном процессе в двух группах наук, ориентировать историю на поиск законов общественного развития, и сопоставлять природные и соц. явления. Основополагающим принципом исторического познания позитивизм считал объективность исследования. Для соблюдения объективности и точности его сторонники готовы были пожертвовать широкими теоретическими обобщениями. Поэтому позитивистскую историографию нередко обвиняют в эмпиризме.

Недооценка теории и методологии привела к тому, что к концу XIX в. позитивистская наука вступила в кризисную стадию развития. Тогда собственно и появляются первые труды исследователей-позитивистов по методологии истории, авторы которых стремились восполнить пробел в обосновании своего научного метода. «Учебником позитивизма» была признана работа французских историков Ш. Ланглуа и Ш. Сеньобоса «Введение в изучение истории» (1898). Среди русских ученых этого направления выделяются как методологи Ключевский. В своем стремлении к объективности позитивисты пришли к утверждению, что задача историка — собирание, отбор и критика фактов. Они исходили из убеждения, что источник представляет собой «окно, открытое в прошлое», и исследователь имеет все возможности через окно заглянуть в прошлое. Такой подход низводил историю до уровня фикции и обработки документов, что и привело ее к методологическому кризису.

3. Методологический кризис в исторической науке кон. 19 – нач. 20в.в. и формирование методологических концепций в пер. пол. 20в.

В кон. 19в. кризис охватил не только историю. По  характеру он являлся общенаучным. Важнейшим фактором здесь выступало становление неклассического естествознания. В  науках происходила дифференциация дисциплинарных идеалов и норм исследования. Не обошел стороной историографию. Среди тех, кто первым выступил против крайностей натурализма позитивистской социологии и историографии, был немецкий философ В.Дильтей (1833-1911), теоретик «философии жизни». Он противопоставлял мир природы и мир человека с выделением соответствующих двух групп наук. Главным тезисом дильтеевской методологии было: «Природу мы объясняем, душевную жизнь мы постигаем». Факты истории,  даются непосредственно как реальность и как  живая связь, которая не прерывается. И поскольку объект познания включается в контекст «внутреннего опыта» ученого, то специфическим методом истории он провозгласил метод «понимания» прошлого изнутри. В  основе этот метод был иррациональным и не способствовал объективному познанию прошлого. Как отмечал его последователь Г. Лиммель, непросто было преодолеть пропасть между «Я» и «Не Я». Необходимо посредничество между ними внешних объектов, т.е. источников, но самое главное - это субъективный характер воспроизведения в себе чужих, исторически удаленных представлений и чувств. Большое значение для развития исторического мышления имело утверждение В.Дильтеем единства познания и соц. практики. Исследователя нельзя оторвать от общественной среды, в рамках которой формируется мировоззрение ученого. Мировоззрение же складывается в результате занятой им в жизни позиции, жизненного опыта. В итоге философ пришел к выводу, что характер достоверности в науках иной, чем в естествознании. Дильтей также выступил против сведения цели исторической науки к решению вспомогательных задач по отношению к обобщающим общественным наукам. В целом его «философия жизни» как методология истории была чревата крайними релятивистскими выводами, сделанными тем же Г. Зиммелом. Под сомнение была поставлена научность исторического знания как такового.

Критиками как позитивизма, так и «философии жизни» в методологии истории выступили неокантианцы. Крупнейшим их представителем был немецкий философ Г.Риккерт (1863-1936). Неокантианцев интересовали вопросы классификации наук и специфики их методов. Методологию науки они конструировали с теоретико-познавательной точки зрения, отвергая психологический подход, свойственный В.Дильтею. Все науки неокантианцы подразделяли на генерализующие (обобщающие) и индивидуализирующие (описательные). «Идеографическая история, по убеждению Риккерта, никогда не может стать систематизирующей наукой: она противится не только поискам законов, но и систематике вообще. Принижение роли общих понятий в истории явно не соответствовало тенденциям развития научного знания. Это вызвало критику даже в самом неокантианстве, что нашло выражение в учении немецкого историка  Вебера, в частности, в выдвинутом им понятии «идеального типа» в социальных науках. И в то же время разграничение Риккертом круга вопросов, изучаемых историей и социологией, ориентация историографии на изучение конкретных причинно-следственных связей имело рациональное основание. Несомненной заслугой неокантианцев было обоснование специфики исторического метода в их учении о Ценностях. Аксиологический метод Риккерта обобщил специфические черты, присущие историческому познанию, однако место ценностного подхода было явно преувеличено. Возражения вызвала и его трактовка ценностей как таковых.

Критика натурализма и позитивизма в исторической науке со стороны неокантианцев достигла крайних пределов, превратившись в борьбу с «естественнонаучным миросозерцанием». Изоляция истории от наук о природе могла иметь негативный для нее характер. На это обратили внимание методологи новой волны в самом позитивизме. Во Франции это были М.Блок  Л.Февр (1878-1956), в России — Р.Ю.Виппер (1859-1954) и др. Заслугой последнего был многоплановый и глубокий анализ теоретических проблем исторического познания под углом зрения его соц. обусловленности. Випперу принадлежит приоритет постановки проблемы исторического факта в науке. В целом его методологические воззрения отличались крайним релятивизмом. Идеи Виппера оказались весьма приемлемыми для американского презентизма  20-50-х гг., представленного именами К.Беккера, К.Рида, Ч.Бирда и др. «Релятивизм» истории развенчал идею «тотальной объективности» историографии, способствовал преодолению ее методологической ограниченности.


4. Марксистская методологическая система в истории.

 Одной из актуальных методологических проблем исторической науки стран СНГ в настоящее время является установление соотношения формационно-цивилизационного и технологического подходов. Эта проблема возникла в связи с кризисом концепции формационного общества, которая долгое время безраздельно господствовала в советской историографии, и активным внедрением в науку цивилизационного и информационного подходов.

Формационный подход исследует общество в статике и динамике, раскрывает его внутреннюю логику, а также законы его развития и функционирования. Он предполагает рассмотрение всех сфер общественной жизни, но стержнем общественно-экономической формации является способ производства материальных благ в единстве производительных сил и производственных отношений. Учение о формациях является краеугольным камнем марксистской исторической науки. В основе формационной теории лежит представление, согласно которому история трактуется как единый процесс прогрессивного развития от низшего к высшему.

Для своего времени формационная теория была значительным шагом вперед, ибо она впервые дала четкую универсальную схему всемирно-исторического процесса, основанную на материалистическом понимании истории. В основе формационного подхода лежит теория К.Маркса, которая применима лишь к анализу социально-экономической сферы жизни людей, связанных с материальным производством. Ориентируя исследователей на установление исторических закономерностей, он предоставляет возможность диахронистического и синхронистического сравнения различных стадий.  Однако распространение формационного подхода на все сферы исторического развития и придание этому аспекту значения единого методологического и мировоззренческого принципа,  непризнание  возможности  существования других подходов в постижении истории вызвало абсолютизацию    категории    общественно-экономической формации.

Формационная концепция, в соответствии с которой социальное развитие представлялось как процесс перехода от низшей формации к высшей, приводила к тому, что:

  •  исключались возможности инволюционного (обратного) развития и фактически игнорировались особенности стран и народов со своими устойчивыми социальными связями и структурой;
  •  абсолютизировалось революционное насилие и тем самым приуменьшалась роль эволюции, периодов реформ;
  •  подчеркивалось значение макроисторических единиц (формация, способ производства, класс и др.) и фактически  недооценивался  микроанализ на уровне общины, семьи, индивида;
  •  замалчивались мировосприятия людей, их духовные ценности и психология.

 В связи с отходом части историков от марксистской интерпретации истории возрос интерес к цивилизационной концепции, разработанной в трудах Н.Л.Данилевского, О.Шпенглера, А.Тойнби.

5. М.Вебер и его методологическая система.

 Весьма привлекательной исследовательской программой является концепция социального действия М.Вебера. Свою концепцию Вебер называет «понимающей социологией». Социология анализирует социальное действие и тем самым объясняет его причину. Понимание означает познание действия через его субъективно подразумеваемый и переживаемый смысл. Вместе с «субъективным смыслом» в социальном познании оказывается представленным все многообразие человеческой культуры: идеи, идеологии, мировоззрения, представления и т.п.

Основные категории понимающей социологии – поведение, действие и социальное действие.

Поведение – всеобщая категория деятельности. Оно считается действием, когда и поскольку действующий связывает с ним субъективный смысл. Вебер выделяет 4 типа социального действия:

  •  целерациональное – когда предметы внешнего мира и другие люди трактуются как условия или средства действия, рационально ориентированного на достижение собственных целей;
  •  ценностно-рациональное – определяется социальной верой в ценность определенного способа поведения как такового, независимо от конечного успеха деятельности;
  •  аффективное – определяется непосредственно чувствами, эмоциями;
  •  традиционное – побуждается усвоенной привычкой, традицией.

 В соответствии с членением социальных действий выделяются 4 типа легитимного порядка: традиционный, аффективный, ценностно-рациональный, легальный.

По признанию Вебера, большое воздействие на него имели работы К.Маркса. Свои работы по социологии религии и методологии социальных наук он рассматривает как направленные против марксистской концепции общества и истории.

6. Структурализм и развитие методологии исторических исследований.

Структурализм, возникший  в 50-е годы во Франции, в связи с переходом ряда общественных наук с описательного на абстрактно-теоретический уровень знаний. Специфика структурализма, однако, с самого начала состояла в том, что в своей исследовательской практике он опирался на изучение знаковых систем и оказался в тесной связи с развитием семиотики. За сознательным манипулированием знаками, словами, образами, символами структуралисты стремились обнаружить скрытые неосознаваемые глубинные структуры. Им, а не историческим событиям, отводилась главная роль в историческом познании. Этим же определялась степень объективности и научности исследования. Событие рассматривалось как видимое, поверхностное отражение более глубоких структурных изменений в общественной жизни. Культура, которая находилась в центре исследования структуралистов, рассматривалась как совокупность прежде всего знаковых систем. Это означало формирование некого первичного массива текстов (источников), подвергавшихся изучению. Коль скоро текст и язык, на котором он изложен, считался важнейшей составной частью культуры, то постепенно именно язык стал объектом структурно-семиотического анализа и синтеза и выявления скрытых и бессознательных пластов культуры (ментальные структуры), которым якобы всегда подчиняется поведение человека.

Под влиянием неофрейдизма и неопозитивизма структурализм стал преувеличивать роль бессознательных механизмов. Упор на структуры, попытки устранить влияние субъективного фактора, а вместе с ним и познающего субъекта, вызвали критику структурализма как методологии истории со стороны экзистенциалистов и представителей других философских течений субъективно-иррационального свойства. Структурализм в истории, утверждали они, ведет к "смерти человека", обезличиванию истории. Критики делали упор на постоянное несоответствие в структурализме формы и содержания, теории и эмпирии. Как результат, начался процесс переосмысления всей истории идей, творчества, авторства, поиск точек радикальных преобразований в области культуры по принципу: "подвергай все сомнению". Теоретические конструкции в исторической науке стали рассматриваться всего лишь как плод познающего разума, судить об истинности которых невозможно. Методологической основой этого движения стал постструктурализм. Приставка "пост" означает не столько отрицание структурализма, сколько его включение в контекст исторической эпистемологии и преодоление. Никогда не признававший себя структуралистом, Мишель Фуко все же один из видных представителей этого направления. Более того, это едва ли не единственный философ, принесший структуралистские идеи в традиционную сферу. Структуралистский метод в применении к истории подводит Фуко к мысли, что прогресса, который чудится человеку, в его развитии на самом деле нет. Смысла в истории также нет, как нет и конечных целей. Что же касается истории культуры, то ее формируют “эпистемические структуры” (или эпистемы - системы всех отношений, существующих в данную эпоху между разными областями знания), действующие на бессознательном уровне и качественно определяющие разные области знания.

7. Квантитационное направление в исторических исследованиях вт. пол. 20-21 в.в.

В американской квантитативной истории сформировалось мнение, что историческое знание должно пройти через “математический фильтр”, стать “точным” и верифицируемым. Это противостоит концепциям субъективистской методологии истории о том, что историческое знание должно быть гуманитарным, раскрывать “человеческую”, духовную сторону социально-культурной реальности, и не должно претендовать на точность, свойственную естественнонаучному знанию.

В советской квантитативной истории-клиометрии удалось выработать сбалансированный подход по этим вопросам, что позволило избежать многих крайностей. В соответствии с этим подходом математические методы исторического анализа имеют свои границы применения и должны сочетаться с традиционными методами. Успех их использования зависит от теоретических и методологических идей и принципов, на основе которых ставится исследовательская задача, производится отбор, обработка и анализ данных исторического источника.

С применением Математических методов в истории открылась возможность преодоления описательности в исследованиях, раскрытия количественной меры изучаемых процессов и явлений и более точного и строгого отражения соответствующих качественных характеристик. Не случайно количественные методы получили широкое распространение в историко-экономических, историко-социальных, историко-культурных, историко-демографических исследованиях, археологии и обработке статистических данных. Применение количественных методов дает возможность получить дополнительную информацию и, обработав ее, расширить и углубить наши представления об исторических событиях, явлениях и процессах.

8. Школа «Аналов»: этапы методологической эволюции.

Популярным с 80-х гг. XX в. становится французская школа «Анналов», что связано с аналитическими публикациями французских историков Куто-Бегари, Ф.Досс и в большей степени английского историка П.Бёрка.

Школа «Анналов» (по названию журнала «Анналы социальной и экономической истории», основан в 1929 г. Л.Февром и М.Блоком) ведущим принципом объявляет «тотальную» или «глобальную» историю. Это история живших в конкретном пространстве и времени людей, причем рассматриваемая с самых различных точек наблюдения. Ее целью является восстановление всех доступных историку аспектов жизнедеятельности людей, понимания их поступком и мотиваций деятельности. «Тотальная» история устраняет искусственное деление истории на политическую, экономическую, социальную, дипломатическую, военную и стремится дать объемную картину исторической жизни на различных ее этапах. Задача историка, по мнению представителей школы «Анналов», состоит не в оценке событий, а в понимании и объяснении поступков людей. А для этого необходимо изучение среды, в которой жили люди, а именно: природных условий, средств коммуникаций и обмена, состояния техники, а также плотности населения, продолжительности жизни и др.

Преемником основателей «Анналов» и редактором журнала во вт. пол. 50-х — пер. пол. 70-х гг. был Ф.Бродель. Он выступил с собственным пониманием «тотальной» истории. Она охватывает, по его мнению, все аспекты исторической действительности — от природных до культурных. Но поскольку эти аспекты подчиняются разному течению времени, то и подход к ним должен быть различным  на трех уровнях времени:1) природно-географическом, 2) социальном, 3)индивидуальном. Следовательно, «тотальная» история, в представлении Ф.Броделя, не что иное, как «многоголосая песнь» или ансамбль временных ритмов.

Необходимые ритмы для человеческой жизни придаются структурами, и ставят ей пределы, за которые нельзя выйти.   Человек на протяжении веков остается пленником климатически-годичных циклов, растительного мира, урожая и поголовья скота, типа земледелия и условий производства. Ф.Бродель, таким образом, географический ареал делит в качестве основного объекта исторического следования. Его «геоистория» представляет собой сочетание идей географического и экономического материализма и детерминизма.

Последний опыт школы «Анналов» свидетельствует и о попытке реализовать постулат «тотальный истории» путем синтеза, т.е. «преодоления разрыва между изучением социально-экономических явлений и изучением феноменов культуры». При этом те историки, которые сталкиваются с массовыми источниками, строят свою методологию главным образом на принципах использования количественных методов и компьютерных технологий. Другие  — относиться к этим методам с ограничением, так как они ведут к отказу от индивидуального и уникального в истории. Представители последних разработали «стереоскопическое», по определению А.Я.Гуревича, видение истории. Реконструируя структуру и функционирование общества прошлого, они в органическом единстве с изучением экономических и социальных сфер пытаются восстановить сознание и поведение людей тех обществ, исходя из современной системы понятий.


9. «Антропологический поворот» в современной исторической науке: сущность, содержание, направления исследований.

Многомерность методологических подходов позволила расширить и содержательную часть предмета истории. Так на первый план вышли проблемы, концентрирующие свое внимание на человеческой личности, такой акцент в современной исторической науке и получил название антропологического.

Предмет исторического исследования пополнился новыми актуальными темами, в том числе:

  •  отношение в обществе к труду, собственности, богатству и бедности;
  •  человек и природа, способы воздействия людей на нее;
  •  категории человеческого существования (жизни и смерти, добра и зла, любви и ненависти и т.д.);
  •  женщина, брак и семья;
  •  взаимодействие между земным и трансцендентным миром;
  •  восприятие исторического времени и пространства;
  •  взаимоотношения личности и общества, выделенность личности и поглощение ее коллективом;
  •  осознание племенной, государственной и национальной идентификации.  

10. Методологические поиски в «постсоветской» исторической науке.

 Одной из актуальных методологических проблем исторической науки стран СНГ в настоящее время является установление соотношения формационно-цивилизационного и технологическою подходов. Эта проблема возникла в связи с кризисом концепции формационного общества, которая долгое время безраздельно господствовала в советской историографии, и активным внедрением в науку цивилизационного и информационного подходов.

В связи с отходом части историков от марксистской интерпретации истории возрос интерес к цивилизационной концепции, разработанной в трудах Н.Л.Данилевского, О.Шпенглера, А.Тойнби. Понятие «цивилизация» появилось в XVIII в. как синоним понятия «культура». Философы эпохи Просвещения утверждали, что цивилизованное общество строится на основах разума и справедливости и является рационалистически организованным. Американский ученый Л.Морган в работе «Древнее общество» и Ф.Энгельс в работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» расширили понятие цивилизации. Они определили его как ступень общественного развития, следующую вслед за варварством и связанную с зарождением письменности и возникновением городов. Данилевский (1822-1885) сформулировал идею о локальных обособленных «культурно-исторических типах», или «цивилизациях». Они подобно живым организмам проходят стадии зарождения, возмужания, дряхления и гибели (вымирания или деградации).

По Шпенглеру, каждая культура в своем развитии проходит тысячелетний цикл и, «умирая», превращается в цивилизацию. Теория О.Шпенглера получила широкий резонанс в кругах историков. Под ее влиянием появилась цивилизационная концепция английского историка и социолога А.Дж.Тойнби (1885-1975). В своем 12-томном сочинении «Постижение истории» (1934-1961) он разделил всемирно-исторический процесс на 21 относительно замкнутую цивилизацию, каждая из которых проходит в своем развитии стадии возникновения, роста, надлома и разложения. Движущий силой цивилизации Тойнби считал «творческое меньшинство».

Цивилизационный подход позволяет:

1) включить человека как высшую ценность в процесс исторического познания;

2) учесть материальные, духовные, культурные и
религиозные особенности различных обществ в их исторической преемственности;

3) преодолеть  европоцентризм,   свойственный классической и марксистской исторической науке, и утвердить  «мультикультурный»  характер  человеческого общества.

 Ныне на смену технологическим теориям 60-70-х гг. пришло течение «научно-технологического оптимизма» представители которого возлагают надежды на решение глобальных проблем, стоящих перед современным человечеством, с помощью научно-технического прогресса. Однако наиболее широкое распространение поучает информационный подход, характерный для исторической науки Великобритании, Нидерландов, Германии, скандинавских и других стран. Он проявляется в проникновении в научно-исследовательскую работу и все сферы жизни общества компьютерной техники и технологии. Определилась новая отрасль исторического познания — историческая информатика, которая становится неотъемлемой частью историографии.

 

11. «Постмодернистский вызов» и актуальные проблемы методологии истории.

 Несколько последних десятилетий показывают значительные изменения в историческом сознании и новые тенденции в историографии, связанные с переосмыслением ставших уже традиционными направлений исследований и появлением новых интересов познания и стратегий в отношении истории.

Эти черты часто связывают с проявлениями общей ситуации постмодерна. Постмодерн как ситуация и постмодернизм как ее концепция возникали во 2-й половине 20в. и тесно связаны с понятием «модерн» не только названием, но и основными идеологическими концепциями, проблематикой, терминологией. Если в философии постмодернизм дает о себе знать в совершенно определенных выражениях, то в исторической науке он принимает более нейтральные или кажущиеся несвязанными с ним формы.

Формы постмодерна в истории тесно переплетены с его общими характеристиками как социо-культурного исторического феномена. Онтологические моменты, связанные с постмодерном (как ситуация т.н. «конца истории», «конца идеологии»), служат постоянным предметом обсуждения в историософии уже с 1970-х г.г. Гносеологические же аспекты завоевали самое пристальное внимание со стороны идеологов «новых направлений» - антропологически ориентированной истории, социальной истории, культурной истории, а также в рамках пограничных с историей дисциплин.

В 1990-е г.г. становится реальным определение основных понятий постмодерна в историографии и его «персонификация» в исторической мысли.

Среди представителей современной историографии есть немало и тех, кто не приемлет взглядов признанных корифеев постмодернизма – Ж.Дерриды, Ж.Лакана, М.Фуко и др. Среди основных возражений, вызываемых постмодернизмом, постструктурализмом, деконструктивизмом, литературной критикой, главной является ссылка на то, что нет эмпирического применения их работам. И все же большинство исследователей сегодня в той или иной степени принимает эти идеи, считая, что они могут помочь обнаружить те ценности, интересы, условия исторической реальности, которые скрываются под поверхностью текста.

Предмет исторического исследования пополнился новыми актуальными темами, в том числе: 1) отношение в обществе к труду, собственности, богатству и бедности; 2) человек и природа, способы воздействия людей на нее; 3) категории человеческого существования (жизни и смерти, добра и зла, любви и ненависти и т.д.); 4) женщина, брак и семья; 5) взаимодействие между земным и трансцендентным миром; 6) восприятие исторического времени и пространства; 7) взаимоотношения личности и общества, выделенность личности и поглощение ее коллективом; 8) осознание племенной, государственной и национальной идентификации.

12. Методология истории и ее место в общей системе научно-исторических знаний.

Проблема природы исторического познания включает в себя широкий круг вопросов. Важнейшие из них связаны с определением специфики исторического познания в отличие от естественно-научного или художественного, а также самого предмета исторической науки, взаимосвязи истории и современности и социальных функций исторической науки. Сюда же относятся проблемы, характеризующие структуру исторического исследования и, прежде всего, своеобразие исторических источников и их познавательные возможности, а также принципы и методы исторического познания. Исключительно важное значение имеют научные понятия. Они составляют логический фундамент науки, аккумулируют исторические знания, организуют и систематизируют материал.

Методология истории раскрывает основные понятия науки и показывает их роль в процессе познания. К этим основным понятиям относятся категории и принципы. Категориями называются наиболее общие понятия, концентрирующие знания о важнейших отношениях, свойствах и связях окружающего мира (историческое время, исторический факт). В качестве принципов выступают исходные понятия науки, определяющие основные способы решения научной проблемы. Содержание того или иного принципа выражается в определенных требованиях, которыми должен руководствоваться каждый исследователь в своей области науки.

Сущностную сторону исторического познания определяют принципы историзма, объективности и ценностный подход. От соблюдения требований, вытекающих из данных принципов, зависит успешное применение историком соответствующего метода, который выступает в качестве средства познавательной деятельности. Научные методы представляют совокупность специальных приемов, норм, правил, процедур, регулирующих деятельность историка и обеспечивающих решение исследовательской задачи. Они могут быть самыми разнообразными — от традиционных до психофизиологических и количественных (компьютерных). Основой для выработки методов является научная теория. В свою очередь, методы обеспечивают получение нового знания, развивают и обогащают теорию. Нередко установление каких-то фактов или внедрение новых методов исследования является причиной отказа от старой теории. Каждая наука обладает методологической базой.

Посредством заимствования категорий и методов различные науки находятся в процессе непрерывного взаимодействия. Методология истории тесно связана с эпистемологией, занимающейся проблемами познания в науке в целом. Поэтому изучение историком методологических проблем своей науки требует глубокой подготовки в области философии и социологии. В первую очередь это вызывается необходимостью разработки целого ряда понятий, актуальных для всех социальных наук. Существуют тесные связи методологических и историографических исследований. Методологический и историографический подходы отражают два пути в изучении значения и функций исторического познания. Первый — со стороны его внутренней структуры и особенностей в сравнении с другими формами познания. Второй — конкретные этапы развития исторического знания в связи с общественной эволюцией. Плодотворное решение методологических проблем может быть успешно осуществлено только на солидной историографической базе. Точно так же методология сотрудничает с источниковедением в решении вопросов, касающихся функции источника и методов работы с ним. Наконец, методологию следует четко отличать от методики исторического исследования. Методика является непременным атрибутом научного метода. Это совокупность правил и процедур, приемов и операций, позволяющих реализовать идеи и требования принципа, на которых основан тот или ином метод. Нет исследования без определенной методики, но она подчинена методологии конкретной науки.

13. Методология и методика исторического исследования.

Природа исторического познания включает ряд вопросов: 1. определение специфики исторического познания, 2.  определение предмета исторической науки, 3. взаимосвязи истории и современности и социальных функций исторической науки, 4. своеобразие исторических источников и их познавательные возможности, а также принципы и методы исторического познания.

Методология истории раскрывает основные понятия науки и показывает их роль в процессе познания. К этим основным понятиям относятся категории и принципы. Категориями называются наиболее общие понятия, концентрирующие знания о важнейших отношениях, свойствах и связях окружающего мира (историческое время, исторический факт). В качестве принципов выступают исходные понятия науки, определяющие основные способы решения научной проблемы. Содержание того или иного принципа выражается в определенных требованиях, которыми должен руководствоваться каждый исследователь в своей области науки.

Сущностную сторону исторического познания определяют принципы историзма, объективности и ценностный подход. Научные методы представляют совокупность специальных приемов, норм, правил, процедур, регулирующих деятельность историка и обеспечивающих решение исследовательской задачи. Они могут быть самыми разнообразными — от традиционных до психофизиологических и количественных (компьютерных). Основой для выработки методов является научная теория. В свою очередь, методы обеспечивают получение нового знания, развивают и обогащают теорию. Однако методологию следует четко отличать от методики исторического исследования. Методика является непременным атрибутом научного метода. Это совокупность правил и процедур, приемов и операций, позволяющих реализовать идеи и требования принципа, на которых основан тот или ином метод. Нет исследования без определенной методики, но она подчинена методологии конкретной науки.

14. Взаимосвязь теории и методологии истории.

Научные методы представляют совокупность специальных приемов, норм, правил, процедур, регулирующих деятельность историка и обеспечивающих решение исследовательской задачи. Они могут быть самыми разнообразными — от традиционных до психофизиологических и количественных (компьютерных). Основой для выработки методов является научная теория. В свою очередь, методы обеспечивают получение нового знания, развивают и обогащают теорию. Нередко установление каких-то фактов или внедрение новых методов исследования является причиной отказа от старой теории.

Перед методологией истории стоит важная задача по дальнейшему совершенствованию понятийного аппарата. От степени его разработанности и дифференцированности зависит уровень развития науки. Категории и принципы историографии, как справедливо отмечает Б.Г.Могильницкий, «совершенствуются и обогащаются вместе с развитием науки и всего общества». В процессе развития понятий одни из них отмирают и появляются новые, другие изменяют свое содержание.

В современной историографии нет, например, категории «божественное предопределение», на которой базировалась средневековая наука. Анахронизмом звучит понятие «развитой социализм», столь популярное у нас в недавнем прошлом. Вместе с тем утвердились такие понятия, как «идеальный тип», «менталитет», «цивилизация» и др., расширили свое содержание понятия «полис», «диктатура», «революция» и т.д. Это проявление перемен в историческом познании и осмыслении нашего прошлого.

15. Предмет исторической науки.

1. История — наука о жизни и развитии общества 2. История  -  наука, изучающая прошлое человеческого общества 3.Иистория    наука о прошлом.

С точки зрения методологии истории каждое из определений по-своему способствует раскрытию предмета науки, не исключая, а дополняя одно другим. Объект познания — это не что иное, как вся историческая реальность. Предмет истории как науки — понятие более узкое. Оно включает в себя ту часть исторической реальности, которая    представляет    непосредственный интерес. «Предмет познания, — отмечал Н.Д.Ковальченко, — это определенная целостная совокупность наиболее существенных свойств и признаков объекта познания, которая подвергается изучению».

Специфику предмета видят как в содержании, так и в способах изучения истории. Попытки   выяснения   наиболее   существенных сторон определения предмета исторической науки шли по линии разграничения истории как действительности и истории как науки. Выделялись два фундаментальных аспекта понятия истории: 1) история — прошлое; 2) история — рассказ о прошлом. Следующий шаг в исследовании предмета исторической науки связан с определением изучаемого исторического времени. В каком временном диапазоне должна изучаться история? Первоначальной реакцией на этот вопрос был призыв к изучению только прошлого — прошлого во всей его конкретности и многообразии. Затем исследователи перешли к принципу отбора наиболее существенных сторон жизни общества в прошлом. Но в то же время  французский историк Л.Февр и немецкий философ О.Шпенглер понимали под историей науку о будущем. Однако сторонники принципа историзма считают, что явление должно быть рассмотрено в его прошлом и настоящем с перспективой в будущее, а также в связи с другими явлениями.

Однако интерес истории как науки направлен и на выяснение того - каким образом происходит процесс познания исторического прошлого. Не случайно историки выделяют в историческом познании отдельные научные направления: историографию, историософию и историческую эпистемологию. Историография, образуя содержание и основу исторической науки, дает эмпирическое знание об истории. Историософия (философия истории) через осмысление исторических процессов представляет теоретическое знание об истории. Историческая эпистемология — методология исторического познания — охватывает и историографию, и историософию.

Приверженцы описательного подхода утверждают, что история есть рассказ, повествование. Задачей историков в таком случае является фиксация и передача эмпирической информации. Абсолютизация данной точки зрения породила мысль о разделении наук на описательные и теоретические.

Сущностный уровень предмета исторической науки. Определение сущностных сторон предмета исторической науки связано, прежде всего, с выделением ведущего направления в историческом познании. Вопрос состоит, по словам Л.Февра, в выборе капитальной проблемы истории. Нельзя быть «собирателем мусора». Выбор историков классической советской исторической школы определялся парадигмой «человек и общество в их развитии». К.Маркс дал такое определение истории «история — не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека». Таким образом, под предметом исторической науки многие стали понимать не человеческую деятельность как таковую, а общественный процесс, который имеет естественно-исторический, поступательно-прогрессивный, внутренне обусловленный, закономерный и конкретный характер.

Многомерность методологических подходом позволила расширить и содержательную часть предмета истории. Предмет исторического исследования пополнился новыми актуальными темами, в том числе: 1) отношение в обществе к труду, собственности, богатству и бедности; 2) человек и природа, способы воздействия людей на нее; 3) категории человеческого существования (жизни и смерти, добра и зла, любви и ненависти и т.д.); 4) женщина, брак и семья; 5) взаимодействие между земным и трансцендентным миром; 6) восприятие исторического времени и пространства; 7) взаимоотношения личности и общества, выделенность личности и поглощение ее коллективом; 8) осознание племенной, государственной и национальной идентификации. Все эти проблемы концентрируются на внимании к человеческой личности. Такой подход получил название антропологического.

Структура предмета исторической науки. В структуре предмета исторической науки выделяют два основных компонента: во-первых, исторические факты; во-вторых, средства выражения. По  мнению Представителей школы анналов  взаимоотношения между историей и социальными науками должны основываться на принципе отрицания претензий какой-либо дисциплины па гегемонию. Важным элементом структуры предмета исторической науки являются формы представления исторического знания. Эта проблема тесно связана с формализацией знания. Наиболее распространенной формой представления исторического знания являются модели, которые имеют естественно-языковую (вербальную) или выраженную в знаковой системе форму.

16. Место истории в системе социально-гуманитарных знаний.

Общая структура науки, ее система, а следовательно, и классификация ее образующих частей зависят и первую очередь от места, которое отводится в ней философии. Любая наука изучает частные, хотя и достаточно широкие в пределах каждой области предметной действительности, законы природы, общества или психики. Однако, как бы не были широки и значимы частные законы, они все же не выходят за рамки конкретных наук. Таковы законы и естествознания, и обществоведения, и психологии, и др. В структуре науки необходимо выделять то общее, что присуще всем явлениям действительности. Вместе с тем, внешний мир расчленен на две основные области — природу и общество. Отсюда вытекает необходимость расчленения предмета научного познания на три основные сферы: 1) философию — общую науку; 2) естествознание как комплекс частных наук, охватывающий различные области природы; 3) общественные науки, изучающие развитие общества и его различные структурные элементы.

Естествознание абстрагируется от социальных проблем, и только общественные науки напоминают о проблеме нравственности в использовании тех или иных достижений науки в современной жизни. Иными словами, общественные науки дают представителям естественных наук ориентацию в соответствии с существующими идеалами, помогают и выработке оценочных критериев, являются проводниками в определении политических, идеологических, аксиологических, морально-этических и др. аспектов восприятия реальной жизни. Таким образом, в общем комплексе наук естественные и общественные науки взаимосвязаны.

Существуют различные подходы к классификации наук, однако большинство схем так или иначе начинается с математики, за которой следует естествознание, затем науки о человеке и обществе. В системе общественных наук О.Кош выделял социологию как наиболее абстрактную теоретическую науку, которую ставил в конце ряда, отделяя ее от конкретных описательных наук, в частности исторических. Ту же позицию разделяли Г.Спенсер и В.Оствальд. Некоторые ученые подменяли конкретные общественные науки общетеоретической наукой об обществе (социологией). Так, у французских ученых Ампера и Л.Курно общественные науки представлены науками о духе и науками об обществе (социальными или политическими и историческими), у К.Пирсона они рассматриваются как часть конкретных наук, наряду с биологией и психологией.

Многие классификаторы выделяют историю как науку, но по-разному. У одних — она охватывает все общественные науки. У К.Пирсона история, именуемая «социальной эволюцией человечества», совпадает с комплексом гуманитарных наук, включая антропологию. А.Ампер и А.Курно считают, что она составляет лишь часть общественных наук, причем собственно история включается в один раздел с археологией и этнографией. Советский философ Б.М.Кедрон, подразделяя общественные науки на конкретно-исторические, науки о базисе и надстройке, языкознание и психологию, ставит историю первой в этом ряду.

Переход от естественнонаучного познания к гуманитарному он осуществляет через антропологию. Как видно, место одной и той же науки в различных классификациях определяется по-разному. Это происходит во многом из-за различного понимания ее специфики, предмета ее познания, который представляется как комплексная развивающаяся система. Причем происходит расширение всех ее направлений: теоретического методологического, источниковедческого и историографического. И, как заключает американский методолог А.Шлезингер, находясь на пороге XXI в., необходимо совершенствовать методы «исторической интерпретации прошлого» и больше внимания уделять методологии науки расширять предмет исторического познания.

17. Функции истории как социальной памяти.

В античной историографии акцент был сделан на истории как памяти о событиях современности (Геродот). В современной исторической науке назначение истории видится в накоплении и сохранении в памяти человеческого опыта предшествующих поколений, включая постижения мировой культуры, сведения о значимых событиях прошлого и т.д. Невозможно представить цивилизованное общество, невежественное в вопросах о своем прошлом. Без знания истории народы были бы вынуждены каждый раз заново создавать культурный фундамент своего существования.

История играет роль своеобразной посредницы между поколениями. Между историографией как социальной памятью и памятью отдельного индивида существует большая разница. С одной стороны, история - память, которой обладает субъект. В памяти человек способен воскресить любой пережитый им момент прошлого. Историк же может перемещаться лишь поочередно в отдельные моменты прошлого. С другой стороны, индивидуальная память склонна к фантазии. Историческая же реконструкция выступает как организованная и удостоверенная память.

Критическая оценка сведений о коллективном прошлом человечества и их систематизации - одна из важных задач исторической науки. Социальная память ограниченна и фрагментарна в отдельных своих частях из-за недостатков письменных документов, без которых событийная история не поддается реконструкции и из-за ограниченных наличных ресурсов историков. Как организованная память история всегда социально ориентирована, т.е. направлена на обслуживание общественных потребностей. Важнейшая из них – в придании современному обществу устойчивости, уверенности в будущем. Социальная ориентированность истории как памяти выражается в ее избирательности явлений, достойных изучения, которая дает господствующая в том или ином обществе система ценностей.

Потребности современного общества ориентируют историографию на систематическое и всестороннее изучение явлений прошлого с учетом той роли, которую они действительно играли в историческом процессе. Изучением постепенно охватываются все слои и все стороны человеческого общества: экономика, политика, культура, социальные отношения, религия, церковь и т.д. Такой подход позволяет дать системное представление об истории как органическом, внутренне обусловленном процессе развития человеческих обществ.

Функция истории как социальной памяти  - накопление и сохранение опыта поколений и оценка отдельных исторических явлений. Не искажая прошлого, сохраняя научную объективность, историкам следует давать взвешенные оценки, история может восстановить справедливость в оценке действительного вклада того или много народа в мировую культуру, реабилитировать отдельных исторических деятелей или целые народы, чья роль в прошлом была искажена.

18. Научно-познавательная функция исторической науки.

Обязательный атрибут всякой науки - научно-познавательная (эвристическая) функция. Центр задача - предоставление обществу необходимых знаний для правильного решения стоящих перед ним проблем. В прошлом эта задача понималась как собрание прецедентов на все случаи жизни. Задача науки вт. пол. XIX в. - обнаружение законов исторического развития человечества. Историография предоставляет свои данные обобщающим социальным наукам, в то же время путем сравнения исторических рядов, отдельных культур, типологизации исторических явлений, вносит собственный вклад в теоретическое осмысление прошлого и выявление тенденций современного развития. Глубокий исторический анализ тенденций социального развития - необходимая предпосылка научного руководства обществом и проведения обоснованной государственной политики. Глубокие исторические исследования являются основой для социального прогнозирования. Закономерно встает вопрос, входит ли прогнозирование в социальные функции исторической науки. Такая функция признавалась в позитивистской историографии ранее. Но в кон. XIX – нач. XX вв. она была поставлена под сомнение.

В марксистской методологии истории прогнозирующая функция истории выделялась как важнейшая. Случаи удачного предвидения тех или иных черт худущего носят не более чем вероятностный характер и потому оказываются мало пригодными для практики. Поэтому историк, исходя из необходимости серьезных исследований в области социального прогнозирования, не может не признать, что его прогноз отличен от предвидения ученого-естествоиспытателя. Прогнозирование будущего нельзя рассматривать как обязательную функцию исторической науки. Предвидение не входит в компетенцию истории, даже если е исследования в отдельных случаях способствуют успеху социального прогнозирования.


19. Воспитательная и политико-идеологическая функции истории.

Воспитательная. Уже античные и средневековые историки видели важнейшую свою задачу в выработке у сограждан высоких нравственных и гражданских качеств. О воспитательном назначении истории говорила и просветительская философия. Исторические работы, независимо от намерений их авторов, оказывают воспитательное воздействие на читателей. Воспитательный заряд содержат в себе сами факты истории. Эмоциональное переживание подобных исторических фактов воздействует на формирование нравственных качеств читателя, способствует выработке у него определенных ценностных ориентации. Без знания прошлого своего народа и человечества в целом нельзя представить себе культурного человека. Понимание истории позволяет осознать свой долг перед ушедшими и будущими поколениями, ценить накопленные культурные блага, с уважением относиться к иным культурным системам. Исторические знания имеют особое значение для формирования мировоззрения подрастающего поколения.

Эффективность выполнения исторической наукой ее воспитательной функции во многом зависит от степени ее влияния на читательскую аудиторию. Это не только издание популярных исторических работ, но и доступность изложения в специальных исследованиях, способных заинтересовать широкую аудиторию. В немалой степени популярность того или иного издания определяется литературным мастерством его автора. Поэтому историк по необходимости должен сочетать в себе мастерство исследователя и литератора.

Политико-идеологическая. Спорным остается вопрос о политико-идеологической функции историографии. Проблема заключается в том, что втягивание истории в политическую борьбу неизбежно сказывается на ее объективности. Историография неизбежно откликается на те или иные вопросы жизни современного общества, проблемы древней и средневековой истории, по ним возникают дискуссии. Независимо от пожеланий ученых, историческая наука фактически выполняет определенные политико-идеологические функции. Они прослеживаются на всех этапах развития исторической науки. Прагматический подход к истории определился еще в античную эпоху. В гуманистической историографии исторические исследования стали более политизированными. Просветители использовали факты истории как аргументы для обоснования рационалистического мировоззрения. С кон. XVIII в. историография превращается в орудие борьбы различных государств и политических партий между собой. Нигде историография не была столь открыто привязана к обслуживанию политических и идеологических потребностей господствовавшей политической партии, как это было в советском обществе. Принцип партийности в науке сохранялся в качестве средства контроля за авторами исторических исследований. В последние десятилетия крайности подобного подхода к истории на Западе в основном преодолены.

Историки не должны подвергаться принуждению со стороны государства, партии или какой-либо группировки. Вопрос о политико-идеологических функциях истории оказался весьма актуальным для молодых государств, стремящихся определить свое место в системе сложившихся международных отношений. Доказывая свои права на существование, они активно обращаются к прошлому. В этих обстоятельствах историческая наука получает важный социальный заказ, стимулирующий ее собственное развитие. Важно то, что выполнять этот заказ наука должна самостоятельно, ориентируясь на поиск истины, а не политический запрос.

20. Субъективно-объективные отношения в исторической науке. Специфика исторического познания.

Историк не может столь же беспристрастно судить о событиях и деятелях прошлого, поэтому необходимо учитывать особенности объекта исторического изучения и характерные моменты познавательной деятельности историка.

Главная отличительная особенность объекта исторического изучения  - исторический процесс представляет собой сознательную целенаправленную деятельность человека. Общественная жизнь выступает как сложное сочетание субъективных и объективных отношений. Общество предстает как постоянно развивающийся организм. Следовательно, объект понимания историка остается незавершенным. Это порождает трудности при изучении текущей истории. Поэтому ученые долгое время считали невозможным создание научной истории современности. Другая особенность объекта исторического изучения - он представляет собой прошлое. Со спецификой объекта исторического изучения связаны и особенности познавательной деятельности историка. Всякое познание представляет собой живое созерцание. Но объект истории — прошлое и, непосредственно чувственное его восприятие невозможно, то познание в исторической науке носит реконструктивный характер. Историческая реконструкция субъективирована. Источники не прямо и не адекватно отражают прошлое. Поэтому настоятельной является проверка выводов.

Важной особенностью исторического познания является его ретроспективный характер. Историк, претендующий на аутентичное истолкование прошлого, должен прежде всего признать исторически относительный характер своего собственного мировосприятия. Современная культура исторична в своей основе.

Для нас историческое знание очевидно, трудно себе представить, что оно могло отсутствовать в прошлом. Исследователи кон. XIX — нач. XX вв. обратили внимание, что разные исторические эпохи в неодинаковой степени благоприятны для раскрытия смысла истории. Современность не только определяет исторический кругозор, но и делает для нас более близкими и понятными одни эпохи и отдаляет другие. Т.о, познавательные возможности историка определяются его личными качествами, профессионализмом, и уровнем развития общества. Исторический образ прошлого по своей природе никогда не является завершенным, окончательным. Каждая эпоса добавляет к нему нечто свое. Влияние современности на историческое творчество реализуется через мировоззрение исследователя, с которым в немалой степени связан его научный язык. Он всегда является выражением современных представлений об обществе и об окружающем мире в целом. Серьезная опасность модернизации истории возникает в том случае, когда исследователь прибегает к прямым сравнениям и сопоставлениям процессов и явлений прошлого и современности.

Органическая связь исторической науки и современности неоднозначно влияет на решение исторической наукой своей главной задачи - объективного изучения прошлого. Другая сторона взаимодействия историографии и общественной жизни связана со значением исторического опыта, накопленного наукой для современности. Оно определяется тем обстоятельством, что историческое сознание составляет существенную часть сознания общества в целом и самосознания отдельных социальных групп и национальных образований. Т.о, история как наука обладает своей спецификой, связанной с социальной природой, реконструктивным и ретроспективным характером исторического познания.


21. История и современность как методологическая проблема.

Важной особенностью исторического познания является его ретроспективный характер. Историк, претендующий на аутентичное истолкование прошлого, должен прежде всего признать исторически относительный характер своего собственного мировосприятия. Современная культура исторична в своей основе.

Для нас историческое знание очевидно, трудно себе представить, что оно могло отсутствовать в прошлом. Исследователи кон. XIX — нач. XX вв. обратили внимание, что разные исторические эпохи в неодинаковой степени благоприятны для раскрытия смысла истории. Современность не только определяет исторический кругозор, но и делает для нас более близкими и понятными одни эпохи и отдаляет другие. Т.о, познавательные возможности историка определяются его личными качествами, профессионализмом, и уровнем развития общества.

Исторический образ прошлого по своей природе никогда не является завершенным, окончательным. Каждая эпоха добавляет к нему нечто свое. Влияние современности на историческое творчество реализуется через мировоззрение исследователя, с которым в немалой степени связан его научный язык. Он всегда является выражением современных представлений об обществе и об окружающем мире в целом. Серьезная опасность модернизации истории возникает в том случае, когда исследователь прибегает к прямым сравнениям и сопоставлениям процессов и явлений прошлого и современности.

Органическая связь исторической науки и современности неоднозначно влияет на решение исторической наукой своей главной задачи - объективного изучения прошлого. Другая сторона взаимодействия историографии и общественной жизни связана со значением исторического опыта, накопленного наукой для современности. Оно определяется тем обстоятельством, что историческое сознание составляет существенную часть сознания общества в целом и самосознания отдельных социальных групп и национальных образований. Т.о, история как наука обладает своей спецификой, связанной с социальной природой, реконструктивным и ретроспективным характером исторического познания.

22. Структура и уровни исторического исследования.

23. Проблема определения исторического источника (анализ научных подходов).

В качестве базы исторического познания выступают исторические источники. Соответственно важнейшим этапом в структуре исторического исследования является формирование его источниковой базы. Наличие источников для историка — обязательное условие его научного исследования. Уделяется огромное внимание проблеме источника как носителя сведений о прошлом, его природе и познавательных возможностях.

По вопросу определения исторического источника нет единства среди ученых. Часть исследователей, имея ввиду огромное влияние внешних факторов на деятельность человека, склонна рассматривать в качестве исторических источников все то, откуда заимствуется информация о прошлом (географическую среду, природные бедствия). Но эти факторы представляют собой важнейшее условие человеческой деятельности, но не причину исторического события. Все они могут быть изучены методами других. Более предпочтительна точка зрения той части ученых, которые определяют исторический источник как продукт целенаправленной деятельности людей. Все объекты природы, к которым человек приложил руку в своих целях, необходимо рассматривать в качестве исторических источников. В них в материальной форме (на материальном носителе) реализованы чувства и мысли создавших их людей.

Определяя является ли изучаемый материальный объект источником информации о человеческом обществе, исследователь должен установить, создан он трудом человека или является следствием игры природных сил. Информация о прошлом претерпевает на пути к изучению множество искажений: преломляется через сознание определенной исторической эпохи; находится под влиянием психологии отдельных соц. групп, к которым принадлежали авторы исторических источников; искажается, проходя через систему мировоззрения создателей информации, их сознание. Следовательно, источник отражает социальные и индивидуальные характеристики их авторов.

Атрибуция (установление авторства) исторического источника, соц. ориентации создателя источника представляет собой путь к объективному познанию прошлого. Однако историк может только стремиться к объективности в изучении фактов истории, ибо он также принадлежит к определенной эпохе, социальной группе и имеет свои мировоззрение и психологические характеристики. Анализируя факты современных ему событий, историк подвергает информацию такому же искажению, которому она подвергается при создании любого типа авторских источников. Поэтому источник, с одной стороны представляет собой факт исторического прошлого, с другой – содержит информацию об этом факте.

24. Исторический источник в свете теории информации.

Информация о прошлом претерпевает на пути к изучению множество искажений: преломляется через сознание определенной исторической эпохи; находится под влиянием психологии отдельных соц. групп, к которым принадлежали авторы исторических источников; искажается, проходя через систему мировоззрения создателей информации, их сознание. Следовательно, источник отражает социальные и индивидуальные характеристики их авторов.

Атрибуция (установление авторства) исторического источника, соц. ориентации создателя источника представляет собой путь к объективному познанию прошлого. Однако историк может только стремиться к объективности в изучении фактов истории, ибо он также принадлежит к определенной эпохе, социальной группе и имеет свои мировоззрение и психологические характеристики. Анализируя факты современных ему событий, историк подвергает информацию такому же искажению, которому она подвергается при создании любого типа авторских источников. Поэтому источник, с одной стороны представляет собой факт исторического прошлого, с другой – содержит информацию об этом факте.

Источник несет в себе двойную информацию. С одной стороны, это изучение определенного объекта через сознание субъекта; с другой, он характеризует субъект, отражает его цели и методы восприятия объективной реальности. Наличие в историческом источнике информации об авторе позволяет выявить степень адекватности отраженной в нем исторической действительности. В процессе обработки исторических источников происходит последующая субъективация имеющейся в них информации, т.е. субъективность ее извлечения или переработки. Эти обстоятельства обусловили скептическое отношение ряда исследователей к возможности объективного познания фактов прошлого. Выход из ситуации многим из них виделся в разделении всех источников на объективные ("остатки" фактов) и субъективные (предания о них). В действительности исторический источник предстает и как результат отражения субъектом реальности и как продукт деятельности субъекта, выступая т.о. и "остатком" и "преданием".


25. Проблемы отбора и классификации исторических источников. Пути повышения информативной отдачи источников.

Огромное количество и информационные возможности источников вызвали потребность в их систематизации (`s`) и классификации(`cl`). В отличие от `s`, `cl` представляет собой не произвольное деление источников на группы, а раскрытие связи внутри них и в соответствии с этим выделение таких их категорий, как типы, роды и виды. Сложность этой задачи заключается в том, что источник чаще всего отображает не одну, а многие стороны человеческой деятельности. Это обусловило множество подходов к `cl` источников.

`Cl` исторических источников можно проводить с позиции синтаксического, прагматического и семантического подходов.  Синтаксический подход подразумевает `cl` источников по методам и формам отражения в них действительности. Он предпочтителен при первичной фиксации информации. В рамках этого подхода до недавнего времени существовало подразделение всех источников на 7 типов: письменные, вещественные, этнографические, устные (фольклорные), лингвистические, фонодокументы и кино-фотодокументы. Однако такая `cl` является довольно условной. Отдельные ее типы могут совмещаться. Например, этнографические, устные (фольклорные) и лингвистические источники могут быть представлены как в письменной форме, так и в виде фоно- фотоисточников. Кроме того, здесь не выдержан единый принцип в `cl`. Одни группы выделены по форме отражения действительности, другие — по способу фиксирования информации, третьи — по объекту отражения.

Правомерным, в рамках рассматриваемого подхода, является подразделение исторических источников на 4 типа: вещественные; письменные; изобразительные (изобразительно-графические и изобразительно-художественные); фонические. Типологическая `cl` является лишь первым этапом в этом процессе.

Более важное значение имеет `cl` источников из выделенных категорий - видовая классификация. В ее основе -  единство происхождения, общность содержания и назначения  источников того или иного типа. Видовая `cl` основывается на Прагматическом аспекте информации, в котором основным является единство целевого назначения информации для субъекта исследования.

`Cl` источников на основе Семантического подхода основывается на их содержательном аспекте. Так как одни и те же виды источников содержат информацию о различных сторонах изучаемых явлений, то исследователь и выделяет те или иные их аспекты, группируя типы и виды источников. Среди всех типов исторических источников первостепенное значение имеют памятники письменности. Вместе с тем не следует умалять значения других типов источников. Нельзя представить себе исследование дописьменной первобытной эпохи без анализа вещественных источников. Изобразительные источники, подразделяются на графическо-изобразительные и художественно-изобразительные. Социальная информация, заключенная в них, выступает в закодированном, зашифрованном, скрытом виде.

В последние годы историки стали активно осваивать т.н. массовые исторические источники (инвентари, переписи населения, анкетные данные и т.д.). Современный историк должен привлекать к изучению и вводить в научный оборот все имеющиеся типы источников, расширяя возможности их информационной отдачи, а также использовать данные смежных наук (психологии, социологии и др.).

По отношению к источникам исследователь имеет серьезные обязательства по их сбору, систематизации и хранению. Более того, такую обязанность должны нести общество и государство. Нельзя экономить на содержании музеев, архивов, публикации документов и одновременно требовать от исторической науки выполнения ею социальных функций. В  1993г. Комиссия по научно-техническому прогрессу Кабинета Министров РБ приняла решение о создании Бел. научно-исследов.  центра электронной документации. Его основа - архив машиночитаемых документов. Появились документальные фонды, которые, наряду с деловыми бумагами, выполненными традиционным способом, содержат материалы, изготовленные средствами вычислительной техники (машинограммы, машиночитаемые документы — МЧД, т.е., пригодные для автоматического считывания содержащейся в них информации).

Успехи исторической науки прямо связаны с расширением круга источников, вводимых в научный оборот, повышением их информационной отдачи, новым прочтением и доведением важнейших из них до массового сознания, а также совершенствованием методов обработки, хранения, анализа и передачи имеющейся в них информации.

26. Исторический факт как научная категория в историографии 19-20в.в.

Исторический факт — фундаментальная категория исторического знания. Как определенная научная категория факт был осмыслен только в нач. XX в. Историки 19в. понятием факт обозначали твердо установленное знание, извлекаемое из ист. источников. С того времени утвердились формулы "факты — упрямая вещь", "факты говорят за себя" и пр. Это основывалось на представлении, что источниковое знание достаточно достоверно и точно воспроизводит прошлую реальность. Руководствуясь такой установкой, фр. историк-позитивист Фюстель де Куланж выдвигал перед исследователями требование не выходить за рамки текста источника и не увлекаться синтезом. Главную задачу историка он видел в том, чтобы «изучать исключительно и непосредственно тексты в самых мельчайших подробностях, верить лишь тому, что они показывают, и удалять из истории прошлого современные идеи».

Но Категория факт постепенно раскрывалась перед исследователями. На особенности социальной природы исторических фактов обратил внимание И.Кареев. Русский историк писал, что факты прошлого органически включат в себя субъективный элемент, поскольку "прежде всего это — внутренний мир человеческих личностей, совокупность которых создает общественную жизнь и двигает историю...". Поэтому если историк желает действительно понять свой предмет, а не ограничиться его внешним описанием, то он не может не допустить субъективного элемента в науку. В.О.Ключевский констатировал, что "историк не ставится перед историческим фактом прямо, как только возьмет в руки памятник старины или взглянет на него".

Необходимо предварительное изучение и истолкование источника. С именами Р.Ю.Виппера и К.Беккера связана релятивистская трактовка исторического факта. Релятивисты призывали оставить наивную точку зрения историка, будто факты прошлого говорят сами за себя и ученый только должен "выслушивать и записывать их голоса". Р.Ю.Виппер считал, что в исторической науке нет прямого отражения действительности. Научный факт, по его убеждению, является результатом «нашей привычки воспринимать впечатления в известной группировке, в известном сцеплении, связи». К.Беккер утверждал, что "исторический факт находится в чьем-либо сознании и не существует сам". При этом американский исследователь ссылался на сложность и неисчерпаемость казалось бы самых известных и "элементарных" фактов. Например, он приводит факт перехода Цезарем реки Рубикон в 49 г. до н.э., открывшего очередной этап гражданских войн в Римской республике. И далее объясняет, что этот факт включает в себя множество составляющих, о которых мы ничего не знаем (сколько людей было с Цезарем, что они думали и т.д.). Более того, Рубикон переходили многие и сам Цезарь делал это неоднократно, но историческим стал лишь переход 49 г. до н.э. Т.о, "значение" факта есть результат теоретической работы ученого, а не свойство самой исторической реальности. Поэтому исторический факт был объявлен Беккером символом, который был противопоставлен реальному событию.

Для советской же историографии характерна объективистская трактовка категории факта. Ее исследователи стремились если не отождествить, то максимально сблизить понятия "научный факт" и "событие". Академик Е.М.Жуков полагал, что всякая объективная реальность есть исторический факт, историк только "воспроизводит минувшую действительность на основе исторических фактов". Б.Г.Могильницкий указывал, что историк имеет дело не с "фактом-символом", а с объективной реальностью, существующей независимо от исследователя. Он может придавать факту то или иное значение, но "исходным материалом всякого его рассуждения... являются содержащиеся в источниках сведения, т.е. факт".

В современной западной историографии - научный факт является зависимой от исследователя субстанцией. Вера в твердые, незыблемые факты науки представляется ошибкой, поскольку интерпретация входит в любой факт. В итоге истина трактуется как многовариантная, изменчивая.

27. «Факт-прошлое», «факт-источник» и их научная интерпретация в историческом исследовании.

Можно выделить 3 основные значения понятия "исторический факт" в науке:

1.Факт как событие или явление исторической действительности (факт-прошлое);

2.Факт как сообщение источника, т.е. определенная информация о событии (факт-источник);

3.Научно-исторический факт как элемент логической структуры  исторической науки.

 Т.о., научный факт в отличие от факта исторического является отражением определенного явления действительности в нашем сознании. Каждая из трех названных категорий фактов обладает своими особенностями. Факты исторической действительности социальны по своей природе. Это самые сложные и многообразные факты, неизбежно вызывающие к себе оценочное отношение. Являясь элементом прошлого, они непосредственно не наблюдаемы и не могут воспроизводиться в эксперименте. Факты действительности, подчеркивает И.Д.Ковальченко, объективны и по отношению к творцам исторических источников, и по отношению к историку. Как явления прошлого они инвариантны и в своей пространственно-временной и сущностной завершенности.

Факты исторического источника отражают видение событий его авторами. Они субъективны по своей природе, однако однозначны в своем конкретном выражении и существуют объективно по отношению к исследователю. Потенциально любой источник содержит в себе значительно больше информации, чем можно извлечь из него. Поэтому из уже известных источников историки нередко извлекают новые факты.

Научно-исторические факты представляют собой дважды субъективированную реконструкцию прошлого — на уровне источника и на уровне исследователя и являются продуктом исторического творчества. "Установить" определенный научный факт означает доказать его реальность на материалах исторических источников. Какое-то явление прошлого может стать научным фактом лишь будучи отраженным в источнике и попав в кругозор исследователя. Факты информации выступают по отношению к историку только как историческое сырье, на базе которого он должен реконструировать научный факт. На помощь ему приходят теория, весь комплекс накопленных им знаний и критические методы работы с источником. Историк не может полностью доверять свидетельствам современников и даже прямых участников событий. В то же время упоминание в источнике о каких-то событиях или героях вовсе не означает, что они были в действительности. Пробел источников может восполнить лишь воображение. Однако историк не ставит перед собой задачу оживить факт. Научный исторический факт, который он создает, представляет собой только модель события. У научного исторического факта всегда имеется объективная основа -  источниковая информация. Реконструкция факта представляет собой ретроспективный процесс возвращения к исторической реальности через источник. Научные факты достаточно эластичны: изменяются, появляются и исчезают в зависимости от угла зрения, принятых масштабов исследования, исследовательского интереса, концептуальной подхода. Как нет факта вне источника, так нет факта и вне его творца-историка.

28. Пути формирования представительской системы научно-исторических фактов (методологические аспекты).

Научно-исторические факты представляют собой дважды субъективированную реконструкцию прошлого — на уровне источника и на уровне исследователя и являются продуктом исторического творчества. "Установить" определенный научный факт означает доказать его реальность на материалах исторических источников. Какое-то явление прошлого может стать научным фактом лишь будучи отраженным в источнике и попав в кругозор исследователя. Так, например, сегодня не вызывает сомнения существование во вт. пол. III — пер. пол. II тыс. до н.э. на территории Сирии важнейшего торгового и культурного центра древности города Эбла. Однако данный факт появился в науке лишь на рубеже 60-70-х гг. 20в. в результате успешных раскопок.  До этого научного факта "города-государства Эбла" не существовало, хотя упоминания о нем ученые встречали в шумеро-аккадских документах.

Наличие источниковой информации само по себе не гарантирует объективной реконструкции прошлого. Для этого необходимо правильное прочтение и истолкование источников. Здесь на помощь историку приходят такие дисциплины, как источниковедение, герменевтика, палеография и др.

Между информацией, содержащейся в источнике, и научным фактом лежит большая дистанция. Факты информации выступают по отношению к историку только как историческое сырье, на базе которого он должен реконструировать научный факт. На помощь ему приходят теория, весь комплекс накопленных им знаний и критические методы работы с источником. Историк не может полностью доверять свидетельствам современников и даже прямых участников событий. Перед исследователями постоянно стоит задача расширения круга источников. Например, историки считают мифологическими "допотопных" и первых 20 царей I династии Киша, о которых рассказывает "Шумерский царский список", относящийся к эпохе III династии Ура. Иными словами, источник не дает прямого и непосредственного отражения прошлого (исключением являются остатки материальной культуры). Поэтому в исторической науке речь идет о его реконструкции. Однако такая реконструкция минувшего во всех его деталях непосильна исследователю. Пробел источников может восполнить лишь воображение. Однако историк не ставит перед собой задачу оживить факт. Научный исторический факт, который он создает, представляет собой только модель события.

У научного исторического факта всегда имеется объективная основа -  источниковая информация. Реконструкция факта представляет собой ретроспективный процесс возвращения к исторической реальности через источник. Поэтому факт неправомерно сводить к интерпретации, к мировоззренческим позициям исследователя. Интерпретация придает реконструкции значение, без которого невозможны ни отбор фактов, ни их понимание. Простая идентификация событий — не более, чем хроника.  Поэтому научно интерпретированные факты по своей природе динамичны, находятся в постоянном развитии и принадлежат современности.

В содержательном отношении, указывал Ковальченко, научные факты незавершенны и способны к обогащению в процессе исторического познания. Научные факты достаточно эластичны: изменяются, появляются и исчезают в зависимости от угла зрения, принятых масштабов исследования, исследовательского интереса, концептуальной подхода. Как нет факта вне источника, так нет факта и вне его творца-историка. Важной проблемой для ученого является отбор исторических фактов. В реальном историческом процессе происходят как простые, так и сложные события.

Всякий факт прошлого, отмечает французский исследователь А.Дюпрон, — это не отдельная неразделимая реальность, существующая в самой себе, а взаимосвязь. При анализе сложных фактов необходимо введение пространственно-временных, а также смысловых границ. Т.о, всякий научный исторический факт представляет собой сложную познавательную конструкцию, в которой органически соединяются объективные (источниковая информация) и субъективные элементы.

29. Эмпирический и теоретический уровни исторического исследования: их особенности и взаимосвязь.

Научное исследование является по сути сведением в одно разнородных черт и характеристик из массы элементов, разбросанных во времени и пространстве. По своему содержанию историческое знание нельзя отнести к чисто эмпирическому (Э*) либо теоретическому (Т*). Оно направлено как на конкретные факты прошлого, так и на выяснение причинно-следственных связей, научное объяснение и создание концепции исторической эволюции человечества. Э* уровень более связан с источниковым знанием и в этом отношении более объективен. Т* уровень представляет собой разрез материала под определенным углом зрения, заданным мировоззрением исследователя, его принадлежностью к определенному научному направлению, школе и т.д.

Э* и Т* уровни обладают определенной автономией, однако их невозможно оторвать один от другого. Сама постановка научной проблемы, отбор источников, их анализ, реконструкция исторических фактов непосредственно связаны с теоретической работой. Эмпирическое познание в истории неправомерно трактовать как чисто описательное, хотя описание в исторической работе дело немаловажное, ибо Э* познание неосуществимо без элементов объяснения.

Интерпретация необходима на всех этапах исследовательской деятельности, начиная с определения научной проблемы и кончая созданием модели и оценкой. Невозможно организовать их в модель без некоторой теории, диктующей эту модель. И невозможно интерпретировать их только на базе материала, который вы собрали, и модели, которую построили. Теоретическое объяснение отличается от эмпирического тем, что оно производится на более высоком уровне, однако в том и другом случае речь идет о категориальном синтезе материала. На Э* уровне проводится синтез информации источников, на Т* — исторических фактов, которые представляются как определенная целостность, в их взаимосвязи и с оценочной характеристикой.

Прошлое инвариантно, оно не может быть изменено, но его освещение в трудах различных авторов может значительно различаться. Противоборствующие научные концепции диктуют неодинаковый отбор фактов в работах ученых, способствуют созданию отличающихся моделей исторического процесса. Первостепенное влияние на развитие исторической науки оказывают фундаментальные исторические конструкции, такие, как теория формаций или локальных цивилизаций. Они надолго определяют характер поисков исследователей, их научный кругозор. Смена теорий происходит под давлением нового материала. Однако появление новых теорий оказывается результатом не только внутреннего развития самой науки, но и общества в целом. Новый угол зрения на прошлое задает в конечном счете современность. При этом отказ от старых фундаментальных теорий не означает их полное отвержение, речь идет скорее о своеобразном синтезе качественно новых идей и устоявшихся воззрений.

Теоретическое осмысление итогов проведенного исследования есть наиболее индивидуальная часть работы историка, и поэтому она предъявляет самые высокие требования к ученому. Все великие историки были интерпретаторами, т.е. стремились  понять  глубинный смысл минувшего и выработать некоторую философию истории. Таковы были Полибий и Тит Ливий, Эд.Мейер, А.Тойнби, В.О.Ключевский и т.д. Нередко широкие обобщения возникали у некоторых ученых из наблюдений одного ряда фактов. Так, греко-римский образец стал своеобразной моделью общего исторического развития для Мейера и Тойнби, новая история Англии послужила основой для формирования марксистской концепции капитализма.

Весьма сложным является процесс движения от Э* знания к Т*. Нередко ставятся вопросы о том, является ли теория итогом познавательной деятельности ученого или она имеет место изначально, возвращаясь в конце исследования как ответ на поставленный вопрос? Историки XIX в. исходили из приоритета фактологического знания над теоретическим. "В истории, как и во всякой другой науке, анализ должен предшествовать синтезу". На самом деле очень трудно определить, т.к. поиск нового материала, реконструкция исторических фактов и их построение в определенные схемы в реальном исследовании сливаются в одно целое. Научные факты - порождение теории, которая возникла на базе обобщения конкретного материала.

30. Научное толкование и его роль в историческом познании.

Если система научных фактов, полученная на эмпирическом уровне, представляет собой научное описание прошлого в рамках поставленной исследовательской задачи, то теоретическое осмысление выступает как научное объяснение. Объяснение дает  синтезированное представление о познаваемой реальности, внутренней природы изучаемой реальности, причин и тенденций развития и т.д.

В науке различаются такие виды объяснений,    как    объяснение    через    закон,   причинное (казуальное),  генетическое,  структурное  и функциональное объяснения. Это разделение имеет условный характер, поскольку в практике исследования приходится прибегать, как правило, к использованию различных видов объяснения.

Для марксистской историографии ведущим видом о было объяснение через закон. Поиск законов общественно-исторического развития ставился в качестве главной задачи всех социальных наук, включая историю. Фундаментальное значение имеют причинно-следственные объяснения. Они направлены на поиск причин и результатов исторических событий, предполагают раскрытие активной роли личности в историческом процессе и др. Генетическое объяснение применяется для осмысления происхождения и сути исторических явлений в определенных пространственно-временных рамках. Оно тесно переплетается с казуальным. Например, понимание сущности государственного устройства в Риме эпохи принципата невозможно без учета особенностей предшествующего республиканского строя, традиций и психологии римлян, наложивших свой отпечаток на учреждения и всю структуру власти при первых императорах.

Структурные объяснения используются для выявления основных системообразующих признаков, свойственных элементам изучаемых общественно-исторических систем,  и установления  характера  их взаимосвязи. Функциональные объяснения выступают как разновидность структурных и направлены на выяснение взаимосвязей исторической системы с той средой, в которой она находится, с тем, чтобы определить тенденции и особенности функционирования системы. Так, для понимания развития российской историографии в кон. XIX — нач. XX вв. необходимо разобраться в основных направлениях и школах, сложившихся в этот период, структуре исторического образования, воздействия на историографию политической обстановки в стране. С другой стороны, необходимо учесть влияние на российских исследователей исторической науки ведущих европейских стран и общей интеллектуальной атмосферы, присущей данной эпохе. В творческой лаборатории историка все названные виды объяснений применяются комплексно, взаимно дополняя один другого. Все они имеют своей целью глубокое постижение исторической реальности.

31. Организация и представление исторических знаний.

Организации и представления исторического знания основываются прежде всего на многомерности его форм.  Многомерность - виды внутренней информации (концептуальные, теоретические, формально-логические модели) и внешней (текстуальные и знаково-символьные формы). Обработка этих видов информации с помощью информационных технологий дает принципиально новую, приближенную к самой действительности, среду познания истории. В настоящее время историки-исследователи разрабатывают оперативные модели-конструкции, предполагающие познавательные действия на микроуровне. Например, создание американским методологом М.Минским фреймовой информационной технологии.

Гипертекстовая система. Визуальная система и др. Практическая задача создания интеллектуальных конструкций решается специалистами в области искусственного интеллекта, разрабатывающими различные формы представления знаний. Разрабатываются различные виды логических структур представления знаний (когнитивные модели). Эти модели выражают как отдельные понятия (формация, культура и т.д.), так и динамические процессы (историческая деятельность, социальное действие). Операционной структура понятия "социальное действие" отражает динамику развития общества. Система элементов этой структуры: историческое время, социальное пространство и ситуация действия, субъект и объект, цели и задачи, способы и формы, его результат. Эта структура может служить средством обработки и представления информационного материала для описания длительных исторических процессов. Создание подобных моделей является отражением общего и особенного в конкретном историческом исследовании. Аналогичные структуры представления знаний и получили название фреймов.  Например, исторический факт: в Древнем Риме с середины VI в. до н.э. по 287 г. до н.э. происходила борьба плебеев с патрициями за равноправие. Запись в фреймовой модели примет следующий вид: Имя фрейма – борьба плебеев с патрициями. Имя первого слота – место => Значение - Древний Рим. Имя 2-го слота – дата  => Значение – сер.VI в. до н.э. – 287 г. до н.э.; Имя третьего слота – цель  => Значение - достижение социального равноправия. Данный фрейм состоит из двух частей ("имя" и "значение"). Фрейм может иметь и более сложную структуру, когда структурные связи носят самый различный характер (родо-видовой, причинно-следственный, или типа "цель-средство-результат", или "отдельное-единичное-общее" и т.д.).

Гипертекстовая организация состоит в объединении различного рода информации в узлы и установлении связи внутри этих узлов и между ними. Информационный материал для гипертекстовой обработки может быть представлен в различных формах (авторские исследовательские тексты, модельное представление знания, литературные тексты, иллюстрации и символьные изображения. Чем разнообразнее по характеру источники, тем эффективнее применение гипертекстовой организации информации. Связи внутри блоков основаны на формально-логических и причинно-следственных отношениях, а связи между блоками носят ассоциативный характер. Кроме ассоциации, могут быть использованы рассуждения, аналогия, модели метафорических рассуждений и другие логические или семантические конструкции. Например, названные в Библии личные качества Бога. Он вездесущ (кн. Иов., гл.28, стих 24), всеведущ (…), всемогущ (…), праведен (…), справедлив (…), и др. Эти источники объединяет общая модель ассоциативных связей, выраженных парадигмой "превосходство в достоинствах", которая индивидуализируется при обращении к конкретной личности. Поиск информации по интересующему материалу сокращен до минимума. Наличие тезаурусных, предметных, терминологических и т.п. справочников.

Помимо вербализованных логико-семантических средств познания существуют и невербализованные — визуальное мышление, осуществляемое на основе структурированных наглядных схем (можно изобразить и всякую теорию). Наглядностью является также знаково-символьная форма (при помощи языка символов, знаков и образов). Они значительно возросли с появлением компьютерной графики, что дало возможность создать "визуальную историю". В последнее время объединение вербальной и символьной информации привело к появлению "семантической карты" (системное представление о предмете в его абстрактных и конкретных понятиях).

32. Описание в исторической науке.

Проблема описания (рассказа) в исторической науке не является второстепенной, хотя и игнорировалась в большинстве советских работ по методологии истории. Она выходит на более общий вопрос о соотношении исторического и художественного познания. Соотношение   истории   и   искусства  является предметом непрекращающихся дискуссий.

Комменджер указывал, что история обладает всеми элементами художественной формы, служит некоторым целям и управляется некоторыми принципами литературы. Он противопоставлял "литературную" историю, сторонником которой был, "научной" или "технической" истории. "Научный" историк, в его понимании, интересуется не драмами прошлого, а научными объяснениями, он чужд философии, и характерной формой его трудов является монография. Т.о. в данном случае объектом критики является позитивистская историография.

Большинство позитивистов и марксистов настороженно относятся ко всяким параллелям между исторической наукой и искусством, усматривая в них угрозу научности истории. Представляется неправомерным как отождествление истории и искусства, так и их противопоставление. Историческая наука только выиграет, если не будет отказываться от эстетики. В идеале историческая работа должна быть в виде рассказа, который основывается на фактах и содержит в себе научное объяснение. Близость истории к искусству во многом формальная. Она проявляется в стремлении к выразительности, в использовании определенных приемов изображения материала, но не по содержанию исторического или художественного творчества  и не по используемым методам реальности. Основой для сближения является сам объект познания как истории так и искусства, обладающий эстетической структурой — человек в его историческом развитии. Ф.Энгельс справедливо писал: «Мировая история — величайшая поэтесса». Поэтому постижение истории предполагает  сопереживание и эстетическое отношение к прошлому.

Однако исторические явления по-разному анализируются и воссоздаются историком и художником. Художественный объект даже когда он является воспроизведением реально существовавшего объекта, всегда выражает свою собственную художественную идею. В конечном счете он всегда выступает как "воплощенный в материальных формах дух художника. В историографическом произведении объектом является дух эпохи". Для художника исторические объекты — это только сырой материал, который он использует для создания собственных художественных объектов — символов. Для историка они — уже символы, в которых другие (объекты) воплотили себя, свой дух.

Сущность той или иной эпохи передают крупные исторические события, личности, определяющие их ход, достижения культуры, менталитет, быт общества. Для их воссоздания ученый прибегает к творческому воображению и интуиции. Однако, создавая исторический образ, исследователь всегда  связан  конкретными фактами прошлого, вымысел здесь невозможен. Убедительность исторических образов — в их достоверности. Если писатель создает типические образы в своем воображении, то историк находит их в реальном прошлом, сравнивая и просеивая огромное количество фактического материала. Слабо аргументированную работу читатели не примут, но в равной мере они проигнорируют труд, написанный плохим языком. Рядовой читатель скорее простит недостаток научной доказательности, чем отсутствие литературного обаяния. Рассказ историка должен быть прежде всего ясным. Необходимо избегать двусмысленных и непонятных терминов. Ученый должен сопереживать ход событий. Посредством сопереживания ученый оживляет то, что однажды было и исчезло навсегда. Он как бы видит прошлое собственными глазами и тем самым увлекает читателя за собой. Как любое произведение литературы, историческая работа сильно выигрывает от найденного крылатого слова, меткой эпиграммы, искусства драматизма. Однако, заботясь о форме труда, исследователь не может забыть своей главной задачи — его знания и воображение должны стремиться к более полному и объективному освещению прошлого.

33. Специфика исторического научного наратива (повествования).

34. Универсальные научные категории в исторической науке.

В ходе исследования  историку нужно сгруппировать и классифицировать собранный материал, что осуществляется с помощью системы научных категорий.

Категории - это общие, фундаментальные понятия, отражающие наиболее существенные, закономерные связи и отношения реальной действительности и познания.

Научные категории всегда выражаются в знаковой форме. Этим занимается семиотика. Категория сущности и явления выражает переход от многообразия наличных форм исторического объекта к его внутреннему содержанию и единству. Например, понятия "город" и "село" как населенные пункты даются по определенному критерию, т.е. отвлекаясь от множества вариаций, кот. они имеют в реальности.

Сущность - это внутреннее содержание исторического объекта, выражающееся в единстве всех его многообразных форм. В то же время явление - это внешняя форма существования исторического  объекта.

Философские категории необходимости и случайности. Необходимость представляется как отражение внутренних, устойчивых и повторяющихся отношений действительности. Она служит для определения поведения исторических субъектов и хода исторических процессов. Категория случайности служит для отражения внешних и неустойчивых связей действительности.

Категории действительности и возможности. Историческая действительность понимается как объективная реальность. Платон понимал ее как "мир идей" и отличал ее от чувственного мира. У Аристотеля действительность выступала как реализация определенных возможностей.

Возможность - это объективная тенденция при возникновении или развитии исторического объекта или процесса, выражающаяся в наличии условий для его возникновения. Возможности делятся на абстрактные и реальные. Абстрактная возможность означает отсутствие препятствий для становления объекта или субъекта ("турецкий султан" может стать "римским папой"). Реальная предполагает наличие необходимых условий реализации и при определенной доли вероятности становится новой действительностью. Пример от противного: Иван Иванович, сын Ивана IV Грозного, так и не стал государем, т.к.  пал жертвой вспышки гнева своего отца, что потом привело к династическому кризису 1598г.

С категорией реальная возможность органически связано понятие историческая альтернатива. Это такая возможность, кот. при определенных условиях может стать реальной действительностью.

Категории всемирно-исторический и локально-исторический (региональный, национальный). Их формирование связано с переходом от "локальных" историй к "всемирной". Древнегреческие историки Геродот и Фукидид описывали локальные (региональные) длительные войны между греческими полисами и Персией, между союзами греческих полисов.

35. Социально-философские категории в исторической науке.

36. Категориальный аппарат формационной теории.

Научные категории складывались в процессе исторического развития теоретической мысли и общественной практики. Первоначально стихийно, а затем все более осознанно они выделялись из понятий естественного языка.

Первые 10 научно-философских категорий (сущность, количество, качество, отношение, место, время, состояние, обладание, действие, страдание) были выделены Аристотелем, он понимал их как характеристики общих, родовых свойств реальности.

В 17в. в особую научную отрасль формируются категориальный аппарат естественных и точных наук (математики, механики, астрономии и т.д.). А в к. 18 - н.19 вв. категории естественных наук стали применять в историческом познании.

Затем появляется историческая терминология, основанная на теоретических обобщениях историков-практиков, кот. служат понятия, встречаемые ими в источниках. При этом последним не редко придавался новый смысл (например, "феод" — "феодализм"). Тем не менее заимствование понятий как из философии и социологии, так и из биологии, географии, психологии, а также математики и геологии не прекращалось.

37. Система категорий в границах цивилизационного подхода.

38. Ценностный подход и его категориальная система.

39. Категориальный синтез как нормативная научная процедура. Его особенности в истории.

40. Методологический принцип объективности в историческом познании.

41. Методологический принцип историзма и его реализация в исследовании прошлого.

Принцип историзма отражает особенности исторического познания. По своей сути он является общеметодологическим и применяется во всех науках (биологии, ботанике, языкознании  т.д.), изучающих объект в его развитии.

Принцип историзма по своему происхождению связан с Европейской наукой и философией 19в. Его мировоззренческое значение - в обосновании глубинной связи времен, обусловленности настоящего и будущего историческим прошлым. Основной вклад в его разработку в к. 18 — н.19вв. внесли немцы Ю.Мезер, И.Ф.Шиллер, И.Г.Гердер, И.Ф.Гете, Г. В.Ф. Гегель, В.Гумбольт.

Значение немецкого историзма определяется тем, что он выявил особенности развития и познания общественных явлений в сравнении с природой. Эти особенности сводились к пониманию истории как процесса развития самопознания духа. Историчность выступала здесь как обязательный атрибут, особая форма или стадия развития духа, а именно, — духа народа, воплощающегося в соответствующей культуре. Историзм провозглашался как общий философский принцип, методологическая установка. Теоретическим фундаментом немецкого историзма обычно называют две его основополагающие идеи: индивидуальность и развитие.

Историческая индивидуальность трактовалась и как конкретная личность, и целый народ, и определенная эпоха, и экономическое, политическое, религиозное движение, и человечество. Индивидуальность была провозглашена главным субъектом истории. Задача ученого - в раскрытии идеи, носителем которой является индивидуальность. Идея развития требовала рассмотрения всякой индивидуальности в ее генезисе, становлении и раскрытии своего предназначения, показа взаимосвязи одной индивидуальности с другой. Исходя из этого, история трактовалась как непрерывный поток развивающихся и взаимодействующих индивидуальностей.

В обоснование принципа историзма, кроме немецких ученых, внесли свой вклад просветители (теория общественного прогресса), французские историки эпохи Реставрации (теория классовой борьбы), позитивисты (теория исторического источника и методов его изучения), марксисты, характерной чертой которых была политизированность на классовой основе, острая направленность против других направлений историзма, претензии на научную исключительность. Его заслуги связаны с последовательным стремлением соединить мир природы и социальных явлений в единую картину, учитывая развитие общества как продукта целеполагающей деятельности людей.

На рубеже 19 и 20вв. принцип историзма был применен к самому познающему субъекту. В.Дильтей обосновал идею о единстве социальной практики и познания истории. "Историчность" была объявлена им основным признаком человека и социальной реальности, в которой он творит. В результате под сомнение был поставлен сам научный характер исторического познания, его способность давать достоверные знания о прошлом. Непременным условием получения достоверного  знания о прошлом является применение принципа историзма при соблюдении требования объективности научного исследования.

42. Системный подход и системный анализ в историческом познании.

Широкое применение в историческом исследовании получил общенаучный метод системного подхода. Основа его - изучение объектов как систем, что позволяет раскрыть их сущностную природу и принципы функционирования и развития. Данный метод предполагает создание некоторого количества упрощенных моделей, имитирующих или заменяющих (в определенном отношении) исходную систему. Такие модели должны допускать адекватный обратный переход к исходному моделируемому объекту без потери информации, существенной для его понимания.

Системный подход не существует в виде строгой методологической концепции: он выполняет свои эвристические функции, оставаясь совокупностью познавательных принципов, основной смысл которых состоит в соответствующей ориентации конкретных исследований. Поэтому такой подход требует применения различных общенаучных методов, в т.ч. таких, кик восхождение от абстрактного к конкретному, логический, дедуктивный, а также количественных методов.

Специфическими методами системных исследований являются структурный и функциональный анализы, направленные на изучение структуры систем и выявление их функций. Всестороннее познание любой системы требует рассмотрения ее структуры и функций в органическом единстве, т.е. структурно-функционального анализа.

43. Социально-классовый подход в исторических исследованиях.

Длительный период времени историческая наука в СССР и некоторое время в ряде других стран стояла на позициях классового подхода. К нему впервые обратились А.Смит и Д.Рикардо, считали, что в зависимости от формы и источника дохода люди делятся на 3 основных класса: землевладельцев, получающих ренту; рабочих, получающих заработную плату; и капиталистов, получающих прибыль с капитала.

Иную трактовку появления классов дали К.Маркс и Ф.Энгельс. Существование классов К.Маркс связывал с возникновением частной собственности и определенными   фазами в историческом развитии общества. Ф.Энгельс, наряду с экономическими, выделял и политические предпосылки образования классов. Классовая борьба была объявлена ими движущей силой развития общества.

Одним из первых классовый анализ применил М.Н.Покровский в работе «Русская история с древнейших времен». Любое общественное явление в экономической жизни рассматривалось в ней сквозь призму классовой борьбы и ему давалась аналогичная «классовая» характеристика. Классовый подход предполагал трактовку исторического процесса как последовательную смену общественно-экономических формаций со «своими» способами производства (первобытнообщинным, рабовладельческим, феодальным, капиталистическим, социалистическим).

Эта схема использовалась вплоть до начала 90-х гг. пока не появились иные толкования: Г.Спенсер рассматривал классы по аналогии с органическим миром. Высшие слои осуществляют контроль и регулирование, низшие — обрабатывают продукты и создают товары, а средние (торговцы) — выступают посредниками между ними. Немецкий марксист К.Каутский полагал, что основными признаками деления людей на классы являются величина дохода и различные источники распределения доходов. Он был основоположником так называемой распределительной теории.

Некоторые ученые исповедовали «крайние» теории возникновения классов, считали основной причиной их появления либо расовое единство, либо отношения господства и подчинения, либо биологическую ценность людей. В зависимости от различного понимания сущности классов, роли и места классовой борьбы в развитии общества исследователи по разному применяют метод классового анализа. Однако в любом случае его использование ограниченно. Если он, применим к анализу таких макросоциальиых единиц, как классы, то фактически не может использоваться по отношению к более мелким социальным структурам (семья, род, внутриклассовые группы и т.д.).

44. Социально-психологический подход в познании исторического прошлого.

Значительную роль в историческом исследовании играют психологические мотивы, проявляющиеся в двух ипостасях: с одной стороны, субъект исследования (историк), который неизбежно вступает в эмоциональные отношения со своим объектом, с другой — действующие лица истории со своими чувствами, эмоциями, страстями, которые участвуют в экономических, социальных, политических, религиозных и других отношениях, подчиняясь определенным психическим законам. Поэтому совершенно естественным оказалось возникновение целого направления в историографии, рассматривающего психологические аспекты исторического процесса и использующего психологические методы для исторического объяснения. Это направление, называемое психоисторией, связывают с выходом в свет в первой половине XX в. работ З.Фрейда. С этого времени жанр психобиографий стал популярным в исторических исследованиях.

Хотя поиски психологических закономерностей исторического процесса, стремления к «психологизации» истории были известны еще со времен античности. Например, некоторые исследователи считают «Жизнеописания» Плутарха и даже библейские истории первыми попытками психологического изучения лидеров.

Систематическое применение психологии в исторических исследованиях началось в сер XX в., когда бурное развитие психологической науки подготовило почву для возникновения психоистории — новой дисциплины. Психоистория представляет собой ряд течений, объединенных использованием психологических методов. В зависимости от философских установок ученые в своих исследованиях применяют достижения различных психологических школ: бихевиористской, трансперсональной, гуманистической психологии, гештальтпеихологии, метод психоанализа.

Основатель психоанализа З.Фрейд создал схему трехкомпонентной структуры личности. Id («Оно»); Еgо («Я»); Super-Еgо («Сверх-Я»). Сейчас существуют его раз личные модификации: «индивидуальная психология» А.Адлера, «аналитическая психология» К.-Г.Юнга, учение об «оргонной энергии» и «сексуальной революции» В.Райха, «культурно-философская психопатология» К.Хорни, «межличностная психиатрия» Г.Салливена, «гуманистически психоанализ» Э.Фромма и др. Однако методы Фрейда остаются базовыми для многих исследователей и, прежде всего, психоисториков.   

Психоисторики придают немаловажное значение малым групповым процессам. Народные волнения, восстания, революции психоисторики считают проявлениями «коллективного бессознательного». Это понятие ввел в психологию К.-Г.Юнг.  Л.де Мозе - психогенетическая теория истории, которая является методологической основой для ряда психоисторических исследований. Л.де Мозе, как и большинство других психоисториков, придает большое значение раннему детскому опыту, определяющему формирование взрослого человека. Основные положения этой психогенетической теории оспариваются многими историками, однако ее важное методологическое значение для психоистории признается ими. Она позволяет по-новому взглянуть на исторический процесс, дает возможность «свежего» прочтения уже известных источников и открывает для исследователей ранее не изучавшиеся материалы.

45. Психоистория: методология и основные направления исследований.

Значительную роль в историческом исследовании играют психологические мотивы, проявляющиеся в двух ипостасях: с одной стороны, субъект исследования (историк), который неизбежно вступает в эмоциональные отношения со своим объектом, с другой — действующие лица истории со своими чувствами, эмоциями, страстями, которые участвуют в экономических, социальных, политических, религиозных и других отношениях, подчиняясь определенным психическим законам. Поэтому совершенно естественным оказалось возникновение целого направления в историографии, рассматривающего психологические аспекты исторического процесса и использующего психологические методы для исторического объяснения.

Это направление, называемое психоисторией, связывают с выходом в свет в первой половине XX в. работ З.Фрейда. С этого времени жанр психобиографий стал популярным в исторических исследованиях. Хотя поиски психологических закономерностей исторического процесса, стремления к «психологизации» истории были известны еще со времен античности. Например, некоторые исследователи считают «Жизнеописания» Плутарха и даже библейские истории первыми попытками психологического изучения лидеров.

Систематическое применение психологии в исторических исследованиях началось в сер. XX в., когда бурное развитие психологической науки подготовило почву для возникновения психоистории — новой дисциплины. Психоистория представляет собой ряд течений, объединенных использованием психологических методов. В зависимости от философских установок ученые в своих исследованиях применяют достижения различных психологических школ: бихевиористской, трансперсональной, гуманистической психологии, гештальтпеихологии, метод психоанализа.

Основатель психоанализа З.Фрейд создал схему трехкомпонентной структуры личности: Id («Оно»); Еgо («Я»); Super-Еgо («Сверх-Я»). Сейчас существуют его различные модификации: «индивидуальная психология» А.Адлера, «аналитическая психология» К.-Г.Юнга, учение об «оргонной энергии» и «сексуальной революции» В.Райха, «культурно-философская психопатология» К.Хорни, «межличностная психиатрия» Г.Салливена, «гуманистически психоанализ» Э.Фромма и др. Однако методы Фрейда остаются базовыми для многих исследователей и, прежде всего, психоисториков.   

Психоисторики придают немаловажное значение малым групповым процессам. Их теория:

1) группа верит, что существует преимущественно с целью самосохранения; 2) важной функцией лидера является «поглощение» скрытых «-» порывов членов группы;

3) подгруппы появляются, как правило, не из-за дифференциации стремлений их членов, а в результате различий в способах защиты;

4) обожествление лидера выступает как своего рода защита от чувства заброшенности;

5) при увеличении числа членов группы возрастает опасность появления в ней агрессивных чувств.

 Народные волнения, восстания, революции психоисторики считают проявлениями «коллективного бессознательного». Это понятие ввел в психологию К.-Г.Юнг.  

Л.де Мозе - психогенетическая теория истории, которая является методологической основой для ряда психоисторических исследований. Л.де Мозе, как и большинство других психоисториков, придает большое значение раннему детскому опыту, определяющему формирование взрослого человека. Основные положения этой психогенетической теории оспариваются многими историками, однако ее важное методологическое значение для психоистории признается ими. Она позволяет по-новому взглянуть на исторический процесс, дает возможность «свежего» прочтения уже известных источников и открывает для исследователей ранее не изучавшиеся материалы.

46. Общенаучные методы в историческом исследовании.

Для решения конкретных задач в различных науках, в том числе истории, используются специальные методы исследования, которые базируются на философских и общенаучных.

Общенаучные методы в отличие от философских охватывают лишь определенные аспекты научно-познавательной деятельности, являясь одним из средств решения исследовательских задач. К общенаучным методам относятся:

  •  общие приемы (обобщение, анализ, синтез, абстракция, сравнение, моделирование, индукция, дедукция и др.);
  •  методы эмпирического исследования (наблюдение, измерение, эксперимент);
  •  методы теоретического исследования (идеализация, формализация, мысленный эксперимент, системный подход, математические методы, аксиоматический, методы восхождения от абстрактного к конкретному и от конкретного к абстрактному, исторический, логический и др.).

 Развитие научного познания привело к появлению новых общенаучных методов. К их числу относятся системно-структурный анализ, функциональный анализ, информационно-энтропийный метод, алгоритмизация и др. все эти методы взаимосвязаны, дополняют друг друга, что позволяет обеспечивать объективность и истинность познавательного процесса. Роль определяется характером их функционирования. Некоторые методы применимы как на эмпирическом, так и теоретических уровнях исследования, и их можно рассматривать как конкретные средства реализации задач в познавательном процессе. Действие же других (исторический и логический методы, восхождение от абстрактного к конкретному и наоборот) возможно только в процессе теоретического познания общественных явлений, что обусловливает их ведущую роль в этом процессе.

Общенаучные методы позволяют рассматривать движение исторических объектов в пространстве. Здесь преобладает анализ синхронных, одновременно идущих процессов. Структура и функции объектов рассматриваются в статике, без отношения к их историческому развитию. Чаще всего общенаучные методы употребляются при системно-структурном анализе этих объектов.

Исторические методы, наоборот, применяются при исследовании изменений, происходящих в объектах во времени. Нередко общенаучные и исторические методы комбинируются, и тогда общественные системы изучаются комплексно, т.е. структура и функции системы объясняются через их историческое развитие, а история исторических объектов или их групп — через их структуры и функции.

47. Социально-исторические методы в исследовании прошлого.

48. Количественные методы в исследовании по экономической и социальной истории.

Характерной чертой современного этапа развития науки является интенсификация и взаимопроникновение научных дисциплин. В результате этого на стыке наук появляются новые научные направления. Важнейшая составляющая этого процесса — применение математических методов в различных областях науки, в т.ч. в общественных науках.

В 60-е годы процессу математизации подверглась историческая наука. Столь позднее проникновение математических методов в историю объясняется спецификой и сложностью тех явлений, которые она изучает. Начался постоянный обмен методами между науками о природе и обществе. Социально-гуманитарные дисциплины стали широко использовать математические методы, а естественные — индивидуализирующие методы, системный подход и др. Наибольшее распространение в общественных науках, в том числе истории, получили методы математической статистики, основанной на теории вероятностей. Процесс познания, по мнению Л.И.Бородкина, последовательно проходит три этапа математизации (их еще называют формами математизации): 1-ый — количественный анализ, когда изучаемая реальность представляется в количественном выражении, т.е. осуществляется математико-статистическая обработка эмпирических данных; 2-ой — имитационное моделирование, когда разрабатываются математические модели явлений и процессов и реализуется выход на уровень частных теоретических схем, отражающих основную форму математизации; 3-ий — теоретическое конструирование, переход от модели к теории. Если в «точных» и естественных науках наблюдаются все три формы математизации, то история и другие гуманитарные науки переживают главным образом первый этап математизации.

С применением математических методов в истории открылась возможность преодоления описательности в исследованиях, раскрытия количественной меры изучаемых процессов и явлений и более точного и строгого отражения соответствующих качественных характеристик. Не случайно количественные методы получили широкое распространение в историко-экономических, историко-социальных, историко-культурных, историко-демографических исследованиях, археологии и обработке статистических данных. Овладение методами многомерной статистики, которые считались «вершиной» статистики, означало, что исторические исследования в их математизации вышли на второй этап. Если первые опыты моделирования исторических явлений и процессов советские историки ставили в 70-х гг., то ныне выявилась четкая тенденция расширения поля приложения и увеличения количества работ, авторы которых испытывают не только методы количественного анализа, но и метод моделирования.

Методы многомерного статистического анализа (МСА) — это набор математико-статистических методов, ориентированных на исследование статистических совокупностей, в которых объекты характеризуются набором определенных признаков. Такие объекты называются многомерными. Наиболее употребительным из методов МСА является множественная регрессия, метод факторного анализа, многомерное шкалирование и т. д.

49. Количественные методы в исследовании наративных (повествовательных) источников.

Метод множественной регрессии применяли в своих работах И.Д.Ковальченко и Л.И.Бородкин — для выявления аграрной типологии губерний Европейской части России на рубеже XIX—XX вв. Использование этого метода позволило им установить, что аграрное развитие Европейской России на рубеже XIX—XX вв. характеризовалось наличием пяти основных социально-экономических типов (нечерноземный, среднечерноземный, южночерноземный, прибалтийский, столичный). Опираясь на средние значения показателей, авторы раскрыли внутреннюю суть и специфику каждого из выделенных типов аграрного развития.

Российский историк Т.Ф.Изместьева использовала метод регрессионного анализа для изучения массовых источников промышленной переписи России 1900г. Он позволил ей сделать объективный вывод об эффективности применения рабочей силы в мукомольной промышленности Европейской России на рубеже XIX—XX вв.: ценностный показатель производительности труда, включающий стоимость сырья, примерно в 10 раз превосходил все другие показатели без этой составляющей. Это показывает, что владельцам мукомольных компаний было выгоднее вкладывать капитал в рабочую силу, а не в оборудование.

Регрессионный анализ был успешно применен и в работах представителей североамериканской школы “новой политической истории” М. Хаммарберга, проанализировавшего поведение избирателей штата Индиана во время выборов в 70-х гг. XIX в., и Дж.Моргана Кауссера, изучавшего деятельность конгресса за довольно длительный промежуток времени. М.Хаммарберг отталкивался от “модели нормального голосования”, разработанной его коллегой Ф.Конверсом. В ней заранее задавался оценочный критерий распределения голосов, служащий точкой отсчета для измерения реальных результатов данных выборов. Применение этой модели позволило сделать вывод о стабильности распределения голосов, отданных в штате за Республиканскую партию. Путем регрессионного анализа вычислены восемь количественных характеристик социального состава избирателей округов по каждым выборам. На основе оценок была построена модель факторов, влиявших на результаты выборов в штате. Четко выделились два ее компонента: 1) долговременный, что было связано с приверженностью избирателей к определенным политическим партиям (сказывалось влияние социального состава избирателей); 2) кратковременный, зависимый от таких факторов, как статус кандидатов, политическая активность избирателей, влияние других партий, колебания социального состава избирателей и др.

Убедительным примером применения моделирования при изучении массовых явлений может служить работа О.Г.Буховца, посвященная выяснению общественного сознания крестьян России в начале XX в. Обработав посредством контент-анализа приговоры и наказы крестьян, автор построил модель взаимосвязей между их типами или категориями, т.е. структуру, характеризующую противоречивость крестьянского сознания, и представил эту модель в виде графической схемы. Анализ модели позволил историку сделать заключение о взаимопереплетении в сознании крестьян классовых целей и интересов с традиционными патриархальными иллюзиями.

50. Многомерный анализ и математическое моделирование в исторических исследованиях.

Овладение методами многомерной статистики, которые считались “вершиной” статистики, означало, что исторические исследования в их математизации вышли на очередной этап. Если первые опыты моделирования исторических явлений и процессов советские историки ставили в 70-х гг., то ныне выявилась четкая тенденция расширения поля приложения и увеличения количества работ, авторы которых используют не только методы количественного анализа, но и метод моделирования.

Методы многомерного статистического анализа (МСА) — это набор математико-статистических методов, ориентированных на исследование статистических совокупностей, в которых объекты характеризуются набором определенных признаков. Такие объекты называются многомерными. Основной класс содержательных задач, решаемых с помощью МСА, состоит в выявлении типологии изучаемых многомерных объектов и характерных типов. В исторических исследованиях это было связано в первую очередь с введением в научный оборот массовых исторических источников разных уровней — от первичных сведений (например, крестьянских бюджетов) до свободных данных высокой степени агрегирования (например, погубернских показателей переписи населения) и задачами их обработки. Посредством методов многомерной классификации можно выявить группы (классы) однородных признаков, заданных в их многомерном пространстве, а также получить статистические характеристики этих групп (классов) как в терминах исходных данных, так и в терминах обобщенных факторов. Задача классификации на основе МСА сводится к поиску компактных групп объектов, представленных точками в многомерном пространстве. Ее решение возможно только с помощью ЭВМ. Наиболее употребительным из методов МСА является множественная регрессия.

Метод моделирования получил широкое распространение в 70—80-е гг. в США и СССР. Он представляет собой познание объективной реальности, основанное на изучении моделей, отражающих эту реальность. Соответственно, модель — это искусственно созданная система, анализ которой позволяет получить информацию о реальной системе.

Моделирование включает:

  •  конструирование альтернативных ситуаций с целью более глубокого проникновения в ход изучаемых событий;
  •  построение контрфактических моделей исторических ситуаций и использование их в качестве эталона оценки реальной исторической действительности;
  •  имитацию исторических явлений и процессов, когда для обычной характеристики исторической реальности недостаточно данных.

 Существует два основных вида моделирования: отражательно-измерительное, когда создаются математические  модели,  характеризующие  процессы, происходившие в реальной исторической действительности; имитационно-прогностическое, когда конструируются подражательные модели с целью определения оптимального характера функционирования общественных систем и проведения прогнозирования. В последнем случае построенные модели должны не только отражать основные свойства объектов познания, но и воспроизводить их возможные состояния, отличные от реальных.

51. Количественные методы в исследованиях по экономической и социальной истории. Историческая информатика и главные направления использования компьютерных технологий в истории.

Историческая информатика Математизация исторических исследований происходила, особенно в последние годы, на фоне бурно развивающегося процесса информатизации общества. Под ней понимается не только количественное и качественное увеличение используемой вычислительной техники и совершенствование программного обеспечения, а и социальная перестройка, “коренная информационная перестройка сознания человека”, осознание им того, что от информации и степени ее овладения зависит дальнейшее развитие человечества. Во взаимосвязи и взаимодействии с социальным элементом информация как высшая форма знания является решающим фактором в развитии технологии. В этих условиях развитие квантитативной истории и растущие потребности исторического источниковедения обусловили заметное проникновение компьютерных технологий в историческую науку.

В процессе компьютеризации истории выделяются два этапа: Первый — 70—80-е гг. В это время компьютеризация базировалась на использовании больших ЭВМ типа БЭСМ-6. Разработка программ велась в следующих направлениях:

а) создание архива машиночитаемых данных и соответствующего сопровождения;

б) реализация историко-демографических методик “восстановления истории семей”;

в) осуществление статистического анализа данных исторических источников;

г) обеспечение работы со средневековыми текстами;

д) моделирование исторических процессов и явлений.

 Второй период начинается с конца 80-х гг. в Западной Европе, а также в СССР, в т.ч. Беларуси, началась “микрокомпьютерная революция”. Она привела к распространению персональных компьютеров, количество которых в России, по данным на 90-е гг., утраивалось каждые три года. Компьютер становился все более доступным для историков. Он показал себя не только удобным средством для набора, редактирования, хранения, дополнения и печатания всевозможных письменных работ, но и важным инструментом для осуществления исторических исследований и обучения истории.

Информатизация общества дала не только технические и связанные с ними программные средства, но также алгоритмические способы представления и обработки информации. Закономерным явилось появление в последние годы “отраслевой” информатики в целом ряде научных областей. Стала активно использоваться выработанная в информатике структурная схема: модель-алгоритм-программа. В ней на первом месте предусмотрена предметная модель, а затем следуют собственно математические структурные элементы, т.е. алгоритм и программа.  “Историческая информатика — это научная дисциплина, изучающая закономерности процесса информатизации исторической науки; в основе исторической информатики лежит совокупность теоретических и прикладных знаний, необходимых для создания и использования в исследовательской практике машиночитаемых версий исторических источников всех видов”.

52. Количественные методы в истории: поле эффективного использования.

Характерной чертой современного этапа развития науки является интенсификация и взаимопроникновение научных дисциплин. В результате на стыке наук появлялись новые научные направления. Важная составляющая этого процесса — применение математических методов в различных областях науки, в т.ч. в общественных науках.

В 60-е годы процессу математизации подверглась историческая наука. Столь позднее проникновение математических методов в историю объясняется спецификой и сложностью тех явлений, которые она изучает. Математизация социального знания дала мощный толчок развитию и самой математики, следствием чего явилось появление таких ее разделов, как качественная теория дифференциальных уравнений, топология, математическая логика, теория игр, нечетких множеств, графов. А это в свою очередь усилило проникновение математики в общественные науки.

Начался постоянный обмен методами между науками о природе и обществе. Социально-гуманитарные дисциплины стали широко использовать математические методы, а естественные — индивидуализирующие методы, системный подход и др. Наибольшее распространение в общественных науках, в т.ч. истории, получили методы математической статистики, основанной на теории вероятностей.

Процесс познания, по мнению Л.И.Бородкина, последовательно проходит три этапа математизации (их еще называют формами математизации):

1-ый — количественный анализ, когда изучаемая реальность представляется в количественном выражении, т.е. осуществляется математико-статистическая обработка эмпирических данных;

2-ой — имитационное моделирование, когда разрабатываются математические модели явлений и процессов и реализовался выход на уровень частных теоретических схем, отражающих основную форму математизации;

3-ий — теоретическое конструирование, когда математический аппарат используется для моделирования и анализа конкретных научных теорий, происходит объединение частных теоретических схем в фундаментальную теоретическую систему, т.е. переход от модели к теории.

 Если в “точных” и естественных науках наблюдаются все три формы математизации, то история и другие гуманитарные науки переживают главным образом первый этап математизации. В американской квантитативной истории сформировалось мнение, что историческое знание должно пройти через “математический фильтр”, стать “точным” и верифицируемым. Это противостоит концепциям субъективистской методологии истории о том, что историческое знание должно быть гуманитарным, раскрывать “человеческую”, духовную сторону социально-культурной реальности, и не должно претендовать на точность, свойственную естественнонаучному знанию.

В советской квантитативной истории-клиометрии удалось выработать сбалансированный подход по этим вопросам, что позволило избежать многих крайностей. В соответствии с этим подходом математические методы исторического анализа имеют свои границы применения и должны сочетаться с традиционными методами. Успех их использования зависит от теоретических и методологических идей и принципов, на основе которых ставится исследовательская задача, производится отбор, обработка и анализ данных исторического источника.

С применением Математических методов в истории открылась возможность преодоления описательности в исследованиях, раскрытия количественной меры изучаемых процессов и явлений и более точного и строгого отражения соответствующих качественных характеристик. Не случайно количественные методы получили широкое распространение в историко-экономических, историко-социальных, историко-культурных, историко-демографических исследованиях, археологии и обработке статистических данных. Применение количественных методов дает возможность получить дополнительную информацию и, обработав ее, расширить и углубить наши представления об исторических событиях, явлениях и процессах.

53. Теории локальных цивилизаций.

Концепция локальных, цивилизаций подвергалась интерпретации с различных точек зрения. Так, Ф. Бродель разделил все культурное пространство на несколько “миров-экономик”, а российский историк Л.Н.Гумилев придал черты цивилизации каждому отдельно взятому этносу.

Несмотря на некоторый субъективизм и умозрительность цивилизационного подхода, что проявлялось в усложнении, а в некоторых случаях и невозможности синхронистического сравнения и исключало представление о прогрессивном развитии общемировой истории, использование этого подхода при постижении реального исторического процесса позволяет:

1) включить человека как высшую ценность в процесс исторического познания;

2) учесть материальные, духовные, культурные и религиозные особенности различных обществ в их исторической преемственности;

3) преодолеть  европоцентризм,   свойственный классической и марксистской исторической науке, и утвердить  “мультикультурный”  характер  человеческого общества.

Обращает на себя внимание и технологический подход к пониманию истории, который основывается на том или ином уровне технического производства. Его концепция “постиндустриального общества” противопоставлялась учению о смене общественно-экономических формаций путем социального прогресса. Ныне на смену технологическим теориям 60-70-х гг. пришло течение “научно-технологического оптимизма” представители которого возлагают надежды на решение глобальных проблем, стоящих перед современным чело человечеством, с помощью научно-технического прогресса. Однако наиболее широкое распространение поучает информационный подход, характерный для исторической науки Великобритании, Нидерландов, Германии, скандинавских и других стран. Он проявляется в проникновении в научно-исследовательскую работу и все сферы жизни общества компьютерной техники и технологии. Определилась новая отрасль исторического познания — историческая информатика, которая становится неотъемлемой частью историографии. Она постепенно входит в магистральное русло исторической науки, предоставляя ей единый язык исследования, который обеспечивает перевес в истории центростремительных сил над центробежными, связанными с появлением в ней самых различных школ и направлений. Таким образом, история сегодня оказывается под воздействием различных, в основном плодотворных концептуальных подходов с использованием разнообразных и перспективных методов анализа исторического материала. У демократически настроенных исследователей естественно возникают идеи о разумном сочетании этих подходов, об интегральном облике современной исторической науки. В разрабатываемой ею концепции анализ “тотальных структур” или цивилизаций дополняется изучением связей социальных групп с экономическими структурами на основе исторической информатики. В этих условиях важное значение приобретает методология истории как научная и учебная дисциплина. Овладение ею — задача подготовки современных профессиональных историков.




1. I Характеристика основных показателей культуры и качества обслуживания в гостинице
2. ЮГАНСКНЕФТЕГАЗ
3. Вариант 3 1 Особенности норм административного права заключаютс
4. Реферат- Международное научно-техническое сотрудничество в области стандартизации
5. Практикум доброт
6. ситуативную грамматику
7. 2013 год Место моего отдыха Мне бы хотелось жить в Корее
8. тема подразделений связи ФПС МЧС России а также вид деятельности по обеспечению связи в ФПС МЧС России эффек
9. рефератов по учебному плану
10. то что сложно описать конкретными словами впечатление что на всем белом свете никому нет до тебя дела
11. Dat+vus fin lis дательные
12. ТЕМА ДЛЯ ВИЗНАЧЕННЯ ТОВЩИНИ ШКІРИ ЛЮДИНИ 05.
13. Учение лейбница о монадах по работе
14. Трудовым правом называется одна из важнейших отраслей российского права регулирующая при активном участ
15. Режим рабочего времени должен предусматривать продолжительность рабочей недели пятидневная с двум
16. Методические рекомендации Игра серьёзная форма деятельности ребенка Педагог дополнительного образо
17. ЧАСОВІ І ТОПОГРАФІЧНІ ХАРАКТЕРИСТИКИ ВИКЛИКАНИХ ПОТЕНЦІАЛІВ КОРИ ГОЛОВНОГО МОЗКУ ШКОЛЯРІВ
18. на тему Страхование имущества от огня и других опасностей Содержание Введение 1
19. Економіка підприємства і організація виробництва А В Т О Р Е Ф Е Р А Т дисертації на здобуття нау
20. МЕТОДИЧНІ РЕКОМЕНДАЦІЇ ДО ВИКОНАННЯ ПРАКТИЧНИХ РОБІТ з дисципліни Автоматизовані комплекси судно