Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

статья и примечания Б

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-13


СЕВЕРО-ОСЕТИНСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ   ИНСТИТУТ

ОСЕТИНЫ  ГЛАЗАМИ РУССКИХ И ИНОСТРАННЫХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

(XIII-XIX вв.)

СЕВЕРО-ОСЕТИНСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ОРДЖОНИКИДЗЕ * 1967

Составление, вводная статья и примечания

Б. А. Калоева. Перевод части текстов И. С. Зевакиной.

ВВЕДЕНИЕ

Интерес к изучению истории осетинского народа, его языка, фольклора, этнографии и археологии проявляли многие русские и западноевропейские ученые и путешественники. Широко известны имена таких крупных ученых, как Шегрен, Шифнер, Миллер, Ковалевский, посвятивших осетинам монументальные труды. Однако подлинное научное изучение Осетии началось только в советское время, в результате создания научно-исследовательских учреждений и появления национальных кадров научных работников. Осетинскими учеными написана история Северной Осетии, изданы ценные труды, особенно по языку и некоторым вопросам истории и экономики осетинского народа. Для более глубокого и всестороннего изучения прошлого народа в области экономики, хозяйства, материальной и духовной культуры необходимо выявление новых источников. Одним из таких источников являются записки путешественников по Кавказу и югу России. Их впечатления и исследования, написанные на немецком, французском и других языках, оставались до сих пор малодоступными для исследователей Осетии.

Многие путешественники побывали в отдаленные времена в самых труднодоступных горных селениях Осетии и имели возможность непосредственно наблюдать жизнь ее народа. Материал, содержащийся в их трудах, является ценным источником для характеристики многих сторон жизни осетин по таким малоизученным периодам их истории, как средние века, XVIII и первая половина XIX века.

Настоящий сборник включает в себя как труды путешественников XIIIXVII вв., в к'оторых наиболее ярко отражен период истории северокавказских алан, так и материалы путешественников XVIIIXIX вв.

Следует отметить, что некоторые сведения средневековых путешественников, вошедшие в данный сборник, были переведены на русский язык частично еще в первой половине XIX в. и печатались в разных изданиях, ставших в наши дни библиографической редкостью. Включение подобного рода источников в сборник облегчит возможность пользования ими при изучении соответствующего периода истории осетинского народа. В отношении материалов XVIIIXIX вв. заметим, что большинство путешественников этого периода в своих записках отражало интересы колониальной политики русского самодержавия, поэтому сообщаемые ими сведения требуют строгого критического подхода.

К числу наиболее интересных источников о северокавказских аланах относятся сведения, сообщаемые в записке доминиканского миссионера Юлиана, совершившего путешествие по Восточной Европе в 1231 г. В этом документе содержится ценный материал, характеризующий некоторые стороны жизни средневековых алан, их социальные отношения, занятия, быт.

Важные сведения об аланах XIII в. даны также в «Путешествии в восточные страны» Вильгельма де Рубрука.

Известно, что аланы оказали упорное сопротивление монголам. По свидетельству восточных авторов, некоторые города и крупные населенные пункты алан, блокированные полчищами завоевателей, держались годами, а многие горные районы алан вовсе не были завоеваны монголами. В этом отношении ценно свидетельство Рубрука, который отметил, что «аланы на этих горах все еще не покорены». Заслуживают большого внимания также сведения Рубрука о религиозных верованиях алан, их нравах и обычаях.

Оттесненные в горы Центрального Кавказа сначала монголами, а затем феодальной Кабардой, осетины с XV по вторую половину XVIII в. оставались вне поля

зрения ученых. За этот период ни один из исследователей не вступал на территорию Осетии.

Широкое знакомство русских с жизнью горцев Северного Кавказа, в частности, осетин, началось только с XVIII в.

Изучение Кавказа, как впрочем и других окраин России, осуществлялось главным образом русской Академией наук, организовывавшей экспедиции под руководством русских и западноевропейских ученых. Из пяти крупных экспедиций, проведенных Академией наук с 1768 по 1774 г., три экспедиции во главе с академиками П. С. Палласом, С. Г. Гмелиным и И. А. Гюльденштед-том обследовали многие районы Кавказа и собрали большое количество сведений о населении края, его занятиях, промыслах, быте, культуре, верованиях, памятниках материальной культуры.

Сведения о Кавказе и его населении принадлежат не только путешественникам, совершавшим поездки с научной целью, но и выходцам из других стран, находившимся на службе в русской армии или занимавшим административные посты на Кавказе (Штедер, Рей-неггс и др.). Материалы, собранные иностранцами, жившими годами среди местного населения, отличались от сообщений путешественников большей объективностью и более богатым содержанием.

Но следует отметить, что все помещенные в настоящем сборнике сообщения требуют строгого критического подхода. Нельзя забывать, что авторы их нередко выполняли задания царского правительства и его ставленников на местах. Отсюда порой пренебрежительное отношение к горцам, стремление представить их «дикарями» и «разбойниками», как они именовались на языке колонизаторов.

Одним из первых иностранцев, совершивших путешествие по Осетии, был подполковник русской армии Штедер, давший ценные этнографические и исторические сведения об осетинах. Сообщаемые Штедером сведения по разным вопросам быта и культуры осетин нередко можно встретить и в трудах некоторых путешественников более позднего времени. Заимствуя нужный им материал у Штедера, они обычно даже не

ссылались на него. Труд Штедера отличается многообразием и богатством содержания; он характеризует многие стороны жизни осетин. Важное значение имеют сообщаемые Штедером сведения, касающиеся хозяйственной деятельности осетин, их общественного строя, материальной и духовной культуры, религии.

Описывая материальную культуру осетин, Штедер останавливается на их поселениях, жилищах, оборонительных сооружениях, одежде и пище. Весьма интересные сведения он сообщает о боевых доспехах осетин, которым придавалось в то время исключительно важное значение. Они состояли из крымского или черкесского ружья с двумя дулами, привязанными ремнями к стволу, легкой сабли, кинжала и ножа на ремне. Газыри на груди черкески служили не только украшением костюма, но и пороховницами.

Характеризуя культурный уровень осетин того периода, Штедер отметил, что они «не умеют ни читать, ни писать...» Штедер критически относился к Моздокской осетинской духовной школе и ее воспитанникам, с которыми он встречался в горах Осетии. Он предлагал открыть школы непосредственно в горах, в самой Осетии.

В труде Штедера большое место отводится выступлению дигорских крестьян против своих притесните-лей-баделят.

Важным источником для изучения многих сторон жизни осетин являются сведения известного путешественника по Кавказу, академика И. А. Гюльден-штедта.

Гюльденштедту принадлежит, в частности, теория происхождения осетин от половцев, потомками которых, как известно, являются нынешние балкарцы и карачаевцы. В подтверждение своей теории автор приводил осетинские мужские имена (Саба, Кусток, Gyp-бар, Качин и др.), которые, по его мнению, совпадают с именами древних половцев. Теория эта получила позже правильную критическую оценкуКлапрота и других ученых.

Среди иностранных путешественников, посетивших Осетию, был и знаменитый немецкий .натуралист ака-

демик П. С. Паллас. Он очертил границы Осетии и определил, что территория у осетин делится на «ком» (округа) и «кау» (селения). Дигорское ущелье составляет два таких округа — нижний, граничивший с Большой Кабардой, и верхний—высокогорный район, где жила основная масса дигорцев. Вслед за другими авторами Паллас отмечал, что осетины относятся по языку к индоевропейской группе народов. «Их язык,— писал он,— имеет много общего и похожих слов с персидским, немецким и славянским». У Палласа встречаются упоминания о дигорских феодалах. Он сообщает также о языческих верованиях дигорцев.

Следующим по времени иностранцем, оставившим сведения об осетинах, был Якоб Рейнеггс.

Уже на первой странице своего труда Рейнеггс допускает ошибочное толкование самого названия осетин и повторяет некоторые положения, приводимые в труде Гюльденштедта по Осетии. Но у него можно найти ценные этнографические сведения о быте осетин, их занятиях, материальной и духовной культуре, обычаях и нравах. Однако некоторые из них нуждаются в поправках. Так, Рейнеггс ошибочно утверждал, что «торговля и ремесла совершенно незнакомы осетинам». Известно, что осетины, оказавшиеся в силу исторических обстоятельств в горах, не могли там существовать в течение многих веков без торговли и ремесла. Осетины торговали с Грузией, позднее с Кабардой и русскими на Кавказской линии, главным образом в Моздоке и Кизляре. Ремесла были широко развиты почти во всех горных ущельях. Из ремесел наибольшее распространение имели кузнечное дело, обработка дерева и камня. Из железа горцы изготовляли все виды сельскохозяйственных орудий и различные предметы домашнего обихода. Из камня они строили прекрасные жилые и хозяйственные помещения, а также великолепные в архитектурном отношении боевые оборонительные сооружения, главным образом башни.

Описывая поселения и жилища осетин, Рейнеггс подчеркивал различие между домами бедных и богатых горцев.

Ценные сведения Рейнеггс сообщает о религиозных верованиях, кровной мести и похоронных обрядах осетин.

Особое место в изучении осетин занимает немецкий лингвист-ориенталист Генрих-Юлиус Клапрот, давший в начале XIX в. первое научное обоснование происхождения осетин. Пользуясь данными языка, он открыл осетинский нартскийзпос. Собранный им фактический материал представляет большой научный интерес. Клапрот довольно подробно описывает основные занятия населения горной Осетии—земледелие и скотоводство. Но земледелие в горах Осетии играло второстепенную роль. «Обрабатывать землю в горах,— пишет Клапрот,— очень трудно, так как скалы лишь в редких местах покрыты тонким слоем желтой глины, которая нуждается в ежегодном унавоживании. Поля почти всегда расположены на крутых и обрывистых склонах, так что возделывание их очень затруднительно». На этих крохотных участках, по сведениям Клапрота, осетины сеяли ячмень и овес, реже — пшеницу, просо, кукурузу, горох, фасоль, табак и огурцы.

Таким образом, уже в начале XIX в. осетины знали не только кукурузу, ставшую у них позже основным хлебным злаком, но и ряд огородных культур, в частности, огурцы, культура которых проникла к ним, судя по названию, из соседней Грузии.

Большой интерес представляет описание сельскохозяйственных орудий горной Осетии, отличавшихся чрезвычайной примитивностью. Почти все названные Клапротом сельскохозяйственные орудия, как и описанные им способы обработки земли и уборки урожая, сохранялись у осетин вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции.

По словам Клапрота, главным богатством осетин в горах были овцы. Однако из-за недостатка пастбищ и скотоводство у осетин, за исключением жителей Ди-горского ущелья, развивалось слабо. Осетины Дигор-ского ущелья пользовались часто пастбищными угодьями князей Малой Кабарды. В свою очередь, князья Малой Кабарды почти ежегодно летом перегоняли свои стада на пастбища в Дигорское ущелье.

Большой интерес представляют сведения Клапрота о торговых связях осетин со многими районами Грузии, а также с Кабардой и городами Кизляр и Моздок.

В конце XVIII — начале XIX в. во многих районах Осетии торговля была меновая; здесь население не было знакомо с деньгами и оплату за свой труд получало обычно натурой. Клапрот, например, платил сопровождавшим его осетинам не деньгами, а рубашками и полотном.

Интересны сведения Клапрота об осетинской национальной одежде и обуви. Он так же, как и его предшественники, отмечает сходство многих элементов осетинского костюма с черкесским.

Большой этнографический интерес представляет данное Клапротом описание поселений осетин, их жилища, внутреннего убранства помещений и домашней утвари.

Говоря о семейно-брачных отношениях, Клапрот отмечает, что многоженство наблюдалось только у богатых, исповедовавших ислам. Брак у осетин заключали при согласии родственников с обеих сторон и обязательно с уплатой ирада (калыма). Ирад состоял из большого количества скота и ценных вещей. Развод у осетин был редким явлением. Если развод совершался по вине мужа, то он терял приданое, а если жена уходила от мужа, то ее родители обязаны были вернуть калым.

Большой интерес представляют сведения Клапрота об осетинских похоронных обрядах, сохранивших много архаических черт, сходных, как известно, во многом с похоронными обрядами скифов.

Вдова выходила замуж за брата умершего, «хотя он уже и имел другую жену». Обычай левирата сохранялся у осетин частично еще и во второй половине XIX в., он бытовал и у соседних кавказских народов. Сохранение левирата у осетин было связано главным образом с уплатой большого выкупа за невесту, а также со стремлением иметь дополнительную рабочую силу в семье.

Любопытные сведения сообщает Клапрот о гостеприимстве.— одном из традиционных обычаев осетин, о почитании старших и особенно стариков, пользовавшихся огромным авторитетом в общественной и семейной жизни. «Молодые люди,— отмечает Клапрот,-— никогда не садятся в их присутствии; сын также не садится в присутствии отца, младший брат — в присутствии старшего и т. д.»

Большое внимание уделил Клапрот описанию общественного строя осетин, который у дигорцев и тагаур-цев характеризовался довольно развитыми феодальными отношениями, тогда как в других ущельях горной Осетии наблюдались пережитки патриархально-родового быта. Наиболее подробно Клапрот описывает общественный строй дигорцев, которым он уделил основное внимание. В работе Клапрота впервые сообщается предание о происхождении баделят, говорится о классовом делении дигорцев и т. д.

Крупной заслугой Клапрота является научное определение происхождения осетин, изложенное им в работе «Осетинский язык» и вошедшей во второй том его «Путешествия по Кавказу и Грузии». Указывая, что осетинский язык относится к индоевропейской группе языков, Клапрот первым высказал мнение, что осетины являются непосредственными потомками алан.

Значительный вклад Клапрот внес и в изучение осетинского языка.

Особенно большой приток иностранных путешественников наблюдался во второй четверти XIX в. Это были преимущественно немецкие и французские ученые, проявлявшие огромный интерес к жизни народов этого края. Из всех сообщений этого периода особенного внимания заслуживают материалы немецкого ученого К. Коха. Он с большой тщательностью описал горную Осетию, дав о ней ценные географические, топографические и статистические сведения. Однако Кох, как и некоторые его предшественники из числа немецких ученых, не был свободен от тенденциозного подхода, приписывая осетинам, на основании сходства внешнего вида и некоторых обычаев и нравов, немецкое происхождение.

Значительное внимание Кох уделял описанию общественного и семейного быта осетин, их нравов и обычаев. Путешествуя по Осетии, он встречал повсюду

радушный прием; в его честь горцы устраивали обширные пиршества с участием большого числа людей. О гостеприимстве осетин Кох писал: «Последнюю овцу убивают в честь гостя и один пир следует за другим... Осетин скорее проведет много времени в страшной нужде, чем будет упрекать себя в том, что плохо угостил своего гостя». Кох со всеми подробностями описал осетинское пиршество.

Интересны сведения Коха о религиозных верованиях, поселениях и жилищах осетин, их одежде. По свидетельству Коха, одежда осетин имела большое •сходство с одеждой соседних народов, в частности, кабардинцев.

Кох был одним из первых зарубежных путешественников, проникших в самые отдаленные горные районы Осетии, поэтому его сведения имеют особенную ценность.

Из всех путешественников второй половины XIX в. наибольшего внимания заслуживает венгерский ученый Е. Зичи, совершивший в 90-е годы путешествие • по Кавказу и оставивший ценные этнографические и антропологические сведения об осетинах. Небольшая по объему работа Зичи охватывает вопросы, касающиеся происхождения осетин, их исторических судеб, материальной и духовной культуры.

Надеемся, что настоящий сборник, содержащий много интересных сведений, собранных путешественниками непосредственно на территории Осетии, окажет большую помощь исследователям при изучении прошлого осетинского народа.

Известно, что из-за отсутствия достаточного материала очень слабо разработана история не только аланского периода, но и история Осетии XVIII в. Публикуемые в настоящем сборнике материалы в значительной мере помогут восполнить эти пробелы.

РАССКАЗ РИМСКО-КАТОЛИЧЕСКОГО

МИССИОНЕРА ДОМИНИКАНЦА ЮЛИАНА

О ПУТЕШЕСТВИИ В СТРАНУ ПРИВОЛЖСКИХ

ВЕНГРОВ, СОВЕРШЕННОМ ИМ В  1235 ГОДУ,  И

ПИСЬМА ПАПЫ БЕНЕДИКТА XII К ХАНУ

УЗБЕКУ, ЕГО ЖЕНЕ ТАЙДОЛЮ И СЫНУ

ДЖАНИБЕКУ В 1340 ГОДУ1

1. Рассказ доминиканца Юлиана

Маршрут доминиканца пролегал через Болгарию в Константинополь, затем морем — «в страну, которая именуется Сихия, в город, именуемый Матрика... Отсюда, по совету и с помощью упомянутой государыни, отправившись через степь, где мы не нашли ни домов, ни людей, мы пришли через тринадцать дней в страну, называемую Алания; жители ее представляют смесь христиан и язычников; сколько местечек, столько и князей, из которых никто не считает себя подчиненным другому. Здесь постоянная война князя с князем, местечка с местечком; во время пахоты все люди одного местечка отправляются вооруженными на поле, вместе косят на смежных участках и вообще, выходя за пределы своего местечка для рубки дров или какой бы то ни было работы, всегда идут вместе и вооруженными, они не могут выходить в безопасности из своих местечек небольшими группами за чем бы то ни было с утра до вечера в течение всей недели, исключая воскресенья. Этот день они настолько чтят с точки зрения религии, что каждый, не-

зависимо от совершенного им преступления или количества имеющихся у него врагов, может безопасно ходить с оружием или без него даже среди тех, у которых он убил родителей или причинил какое-либо другое зло.

Считающиеся там христианами соблюдают следующий обычай: они не будут пить и есть из той посуды, в которой случайно подохла мышь или из которой ела собака, пока посуда не будет освящена священником; кто поступит иначе, отлучается от христианства. Если же кто-нибудь случайно убил человека, то ему за это не назначается покаяние и он не подлежит освящению; напротив, убить человека у них ничего не значит. Крест настолько уважается ими здесь, что бедным как туземцам, так равно и пришельцам, которые не в состоянии иметь с собой много людей, достаточно укрепить изображение креста на конце шеста с хоругвию и, подняв его, нести; это позволяет им во всякое время идти в полной безопасности.

ПУТЕШЕСТВИЕ В ВОСТОЧНЫЕ СТРАНЫ

Вильгельм де Рубрук

Иакануне Пятидесятницы пришли к нам некие аланы3, которые именуются там аас4, христиане по греческому обряду, имеющие греческие письмена и греческих священников. Однако они не схизматики, подобно грекам, но чтут всякого христианина, без различия лиц. Они принесли нам вареного мяса, прося покушать их пищи и помолиться за одного усопшего их. Тогда я сказал им, что теперь канун столь великого праздника, и что в такой день мы не будем есть мяса, я объяснил им этот праздник, чему они очень обрадовались, так как не знали ничего, имеющего отношение к христианскому обряду, за исключением только имени Христова...

Наконец, когда мы потеряли очень много, мучения сообщили нам разум. Мы добрались до края области, которая замыкается перекопом от одного моря до другого за нею были пристанища тех, по входе к которым они показывались нам все прокаженными, так как это были презренные люди, помещенные там, чтобы получать дань с берущих соль из вышеупомянутых солеварен. С того места, как говорили, нам надлежало странствовать 15 дней, не встречая никаких людей. Мы выпили с ними кумысу и дали им корзину, полную сухарей; они дали нам, восьми человекам, для столь продолжительного пути одну козу и сколько-то бурдюков, полных 'коровьего молока.

Переменив лошадей, баранов и быков, мы снова пустились в путь, который совершили в десять дней до другой остановки, и на этой дороге находили воду только во рвах, сделанных в долинах, да еще в двух небольших реках. И все время, как мы оставили упомянутую выше область Газарию, мы ехали на восток, имея с юга море, а к северу большую степь, которая в некоторых местах продолжается на 30 дневных переходов и в которой нет никакого леса, никакой горы и ни одного камня, а трава отличная. В ней прежде пасли свои стада команы, именуемые капчат; немцы же называют их валанами, а область Валанией. Исидор же называют страну от реки Танаида5 до Меотидских болот6 и Данубия Аланией, и эта страна тянется в длину от Данубия до Танаида, который служит границей Азии и Европы, на двухмесячный путь быстрой езды, как ездят татары. Она вся заселена была команами-капчат, ровно как и дальше, от Танаида до Этилии7; между этими реками существует 10 больших дневных переходов. К северу от этой области лежит Руссия, имеющая повсюду леса; она тянется от Польши и Венгрии до Танаида. Эта страна вся опустошена татарами и поныне ежедневно опустошается ими...

Итак, мы направлялись к востоку, не видя ничего, краме неба и земли, а иногда с правой руки — море, именуемое морем Танаидским, а также усыпальницы команов8.

Итак мы с великим трудом странствовали от становища к становищу, так что не за много дней до праздника блаженной Марии Магдалины достигли большой реки Танаида, которая отделяет Азию от Европы, как река Египта — Азию от Африки. В том месте, где мы пристали, Батый и Сартах приказали устроить на восточном берегу поселок русских, которые перевозят на лодках послов и купцов. Они сперва перевезли нас, а потом повозки, помещая одно колесо на одной барке, а другое__на  другой;   они переезжали,   привязывая барки друг к другу и так гребя. Там наш проводник поступил очень глупо. Именно он полагал, что они должны дать нам коней из поселка, и отпустил на другом берегу животных, которых мы привезли с собою, чтобы те вернулись к своим хозяевам; а когда мы потребовали животных у жителей поселка, те ответили, что имеют льготу от Батыя, а именно: они не обязаны ни к чему, как только перевозить едущих туда и обратно. Даже и от купцов они получают большую дань.

Там, на берегу реки, мы стояли три дня. В первый день они дали нам большую свежую рыбу — чебак, на второй день — ржаной хлеб и немного мяса, которое управитель селения собрал наподобие жертвы в различных домах, на третий день — сушеной рыбы, имевшейся у них там в большом количестве. Эта река была там такой же ширины, какой Сена в Париже. И, прежде чем добраться до того места, мы переправлялись через много рек, весьма красивых и богатых рыбою, но татары не умеют ее ловить и не заботятся о рыбе, если она не настолько велика, что они могут есть ее мясо, как мясо барана. Эта река служит восточной границей Руссии и начинается из болот Меотиды, которые простираются к северу до океана. Течет же река к югу, образуя, прежде чем достигнуть моря Понта, некое великое море в семьсот миль, и все воды, через которые мы переправлялись, текут в те стороны. Упомянутая река имеет также на западном берегу большой лес. Выше этого места татары не поднимаются в северном направлении, так как в то время, около начала августа, они начинают возвращаться к югу; поэтому ниже есть другой поселок, где послы переправляются в зимнее время.

Итак, мы были там в великом затруднении, потому что не находили за деньги ни лошадей, ни быков. Наконец, когда я доказал им, что мы трудимся на общую

пользу всех христиан, они Дали нам быков и людей; самим же нам надлежало идти пешком. В то время они жали рожь. Пшеница не родилась там хорошо, а просо имеют они в большом количестве.   Русские женщины убирают головы так же, как наши, а платья свои с лицевой стороны украшают беличьими или горностаевыми мехами, от ног до колен. Мужчины носят епанчи, как и немцы, а на голове имеют войлочные шляпы, заостренные наверху длинным острием. Итак, мы шли пешком три дня, не находя народа, и, когда сильно утомились сами, а равно и быки, и не знали, в какой стороне можем найти татар, прибежали внезапно к нам две лошади, которых мы взяли с великой радостью, и на них сели наш проводник и толмач, чтобы разведать, в какой стороне можем мы найти народ. Наконец, на четвертый день, найдя людей, мы обрадовались, как будто после кораблекрушения пристали к гавани. Тогда, взяв лошадей и быков, мы поехали от становища к становищу, пока 31 июля не добрались до местопребывания Сартаха.

Эта страна за Танаидом очень красива и имеет реки и леса. К северу находятся огромные леса, в которых живут два рода людей, а именно: моксель9, не имеющие никакого закона, чистые язычники. Города у них нет, а живут они в маленьких хижинах в лесах. Их государь и большая часть людей были убиты в Германии. Именно татары вели их вместе с собою до вступления в Германию, поэтому моксель очень одобряют германцев, надеясь, что при их посредстве они еще освободятся от рабства татар. Если к ним прибудет купец, то тому, у кого он впервые пристанет, надлежит заботиться о нем все время, пока тот пожелает пробыть в их среде. Если кто спит с женою другого, тот не печалится об этом, если не увидит собственными глазами; отсюда они не ревнивы. В изобилии имеются у них свиньи, мед и воск, драгоценные меха и соколы. Сзади них живут другие, именуемые мердас10, которых лати-ны называют мёрдинис, и они — сарацины. За ними находится Этилия. Эта река превосходит своею величиной все, какие я видел; она течет с севера, направляясь из Великой Булгарии к югу, и впадает в некое озеро, имеющее в окружности пространство (пути) в четыре месяца; о нем я скажу после. Итак, эти две реки, Танаид и Этилия, отстоят друг от друга в направлении к северным странам, через которые мы проезжали, только на десять дневных переходов, а к югу они очень удалены друг от друга. Именно Танаид впадает в море Понта, а Этилия образует вышеназванное море или озеро, вместе со многими другими реками, которые впадают в него из Персии. К югу у нас были величайшие горы, на которых живут по бокам, в направлении к пустыне черкисы и аланы, или аас, которые исповедуют христианскую веру и все еще борются против татар11. За ними, вблизи моря или озера Этилии, находятся $ёкие сарацины, именуемые лесгами12, которые равным образом не подчинены татарам. За ними находятся Железные ворота13, которые соорудил Александр для преграждения варварским племенам входа в Персию; о положении этих ворот я скажу вам впоследствии, так как я проезжал через них при возвращении, и среди этих двух рек в тех землях, через которые мы проехали, до занятия их татарами, жили команы-кап-чат...

Что касается до Сартаха, то я не знаю, верует ли он во Христа или нет. Знаю только, что христианином он не хочет называться, а скорее, как мне кажется, осмеивает христиан. Именно он живет на пути христиан, то есть русских, валахов, булгаров Малой Булгарии, сол-дайнов, черкисов и аланов, которые все проезжают через его область, когда едут ко двору отца его, привозя ему подарки; отсюда он тем более ценит христиан. Однако, если бы явились .сарацины и привезли больше, их отправили бы скорее. Он имеет также около себя священников несториан, которые ударяют в доску и поют свою службу. У Батыя14 есть еще брат, по имени Берка, пастбища которого находятся в направлении к Железным воротам, где лежит путь всех сарацинов, едущих из Персии и из Турции; они, направляясь к Батыю и проезжая через владения Берки, привозят ему дары. Берка выдает себя за сарацина и не позволяет есть при своем дворе свиное мясо. Тогда, при нашем возвращении, Батый приказал ему, чтобы он передвинулся с того места за Этилию к востоку, не желая, чтобы послы сарацинов проезжали через его владения, так как это казалось Батыю убыточным.

В те же четыре дня, когда мы были при дворе Сар-таха, о нашей пище вовсе не заботились, кроме того, что раз дали нам немного кумысу. А на пути между ним и его отцом мы ощущали сильный страх: именно русские, венгры и аланы, рабы их (татар), число которых у них весьма велико, собираются зараз по 20 или 30 человек, выбегают ночью с колчанами и луками и убивают всякого, кого только застают ночью. Днем они скрываются, а когда лошади их утомляются, они подбираются ночью к табунам лошадей на пастбищах, обменивают лошадей, а одну или двух уводят* собою, чтобы в случае нужды съесть. Наш проводник сильно боялся такой встречи. Ъо время этого пути мы умерли бы с голоду, если бы не взяли с собой немного сухарей.

Итак, мы добрались до Этилии, весьма большой реки. Она вчетверо больше, чем весьма глубокая Сена; начинается Этилия из Великой Булгарии, лежащей к северу, направляется к югу и впадает в некое озеро или в некое море, которое ныне называется море Сир-кан по имени некоего города, лежащего на берегу его в Персии, а Исидор называет его Каспийским морем. К югу от него находятся Каспийские горы и Персия, а к востоку горы Мулигек15, то есть Человекоубиец, которые соприкасаются с Каспийскими горами; к северу же от него находится та пустыня, в которой ныне живут татары. Прежде же там были некие команы, называвшиеся кангле16. С этой-то стороны море принимает Этилию, которая летом увеличивается, как египетский Нил. К западу же от Каспийского моря находятся Аланские горы, лесги, Железные ворота и горы геор-гианов. Стало быть, это море с трех сторон окружено горами, а с северной стороны к нему примыкает равнина. Брат Андрей лично обогнул две стороны его, именно южную и восточную, я же другие две, именно северную при путешествии от Батыя к Мангу-хану и равным образом при возвращении, западную же — при возвращении от Батыя в Сирию. Море это можно обогнуть в 4 месяца, и неправильно говорит Исидор, что — залив, выходящий из океана, ибо он нигДе не пикасается к океану, но отовсюду окружен землей. ! Удалившись, таким образом, от Сарая в праздник Всех Святых и направляясь все к югу, мы добрались в праздник Святого Мартина до гор аланов. Между Батыем и Сараем, в течение 15 дней, мы не встретили никого из людей, кроме одного из сыновей Батыя, который двигался вперед с соколами, и его сокольников, бывших в большом количестве, и одного маленького поселка. Две недели, начиная с праздника Всех Святых мы не находили никого из людей; и мы чуть не умерли от жажды в течение одного дня и одной ночи, не найдя воды почти до трех часов следующего дня.

Аланы на этих горах все еще не покорены, так что из каждого десятка людей Сартаха двоим надлежало караулить горные ущелья, чтобы эти аланы не выходили из гор для похищения их стад на равнине, которая простирается между владениями Сартаха, аланами и Железными воротами, отстоящими оттуда на два дневных перехода, где начинается равнина Аркакка. Между морем и горами живут некие сарацины, по имени лесги, горцы, которые также не покорены, так что татарам, жившим у подошвы гор аланов, надлежало дать нам 20 человек, чтобы проводить нас за Железные ворота. И я обрадовался этому, так как надеялся увидеть их вооруженными, ибо я никогда не мог увидать их оружия, хотя сильно интересовался этим. И когда мы добрались до опасного перехода, то из 20 у двоих оказались латы. Я спросил, откуда они к нам попали. Они сказали, что приобрели латы от вышеупомянутых ала'нов, которые умеют хорошо изготовлять латы и являются отличными кузнецами.

Прежде чем добраться до Железных ворот, мы нашли один замок аланов, принадлежавший самому Мангу-хану, ибо он покорил ту землю. Там впервые нашли мы виноградные лозы и пили вино. На следующий день мы добрались до Железных ворот, которые соорудил Александр Македонский. Это — город, восточная оконечность которого находится на берегу моря, и между морем и горами имеется небольшая равнина, по которой тянется самый город вплоть до вершины горы, прилегающей к нему с запада; таким образом, выше нет никакой дороги из-за непроходимых гор, а ниже нельзя пройти по причине моря, и дорога лежит единственно прямо посередине города поперек, где находятся Железные ворота, от которых назван город. Он имеет в длину более одной мили, а на вершине горы стоит крепкий замок; в ширину город простирается в полет большого камня. Он окружен крепчайшими стенами без рвов, с башнями, построенными из больших обтесанных камней. Но татары разрушили верхушки башен и бойницы стен, сравняв башни со стеною. Внизу этого города земля считалась прежде за рай земной.

На два дня пути отсюда мы нашли другой город, по имени Самарой, в котором живет много иудеев; когда мы проехали через него, то увидели стены, спускающиеся с гор до моря. И, покинув дорогу через горы у этих стен, так как она сворачивала там на восток, мы поднялись на горы в южном направлении...

ДОКЛАД О КОЛХИДЕ, НЫНЕ НАЗЫВАЕМОЙ

МИНГРЕЛИЕЙ, В КОТОРОМ ГОВОРИТСЯ

О ПРОИСХОЖДЕНИИ, ОБЫЧАЯХ И ПРИРОДЕ

ЭТОЙ СТРАНЫ,   (СДЕЛАННЫЙ)   АРКАНДЖЕЛО

ЛАМБЕРТИ, ТАМОШНИМ МИССИОНЕРОМ — ЕГО

СВЯТЕЙШЕСТВУ МОНСИНЬОРУ ДИОНИСИЮ

МАССАРИ, СЕКРЕТАРЮ СВЯЩЕННОЙ

КОНГРЕГАЦИИ ПРОПАГАНДЫ ВЕРЫ

В НЕАПОЛЕ17

1654 г.

На северо-востоке Колхиду окружают Кавказские горы; населена же она народами столь дикими и варварскими, что для описания этой страны и всех ее обычаев понадобились бы длиннейшие повествования и целые книги.

Ближе всего живут: абхазцы, аланы, сваны, карачаевцы, зихи и черкесы, которые исповедуют на словах

христианскую веру, но законов не имеют, занимаются охотой и разбоем; разнообразие языков и наречий, на которых они говорят, столь велико, что каждое из этих племен имеет свой особый язык, отличающийся от языка соседей, так что между ними нельзя найти ни малей-Шего сходства.

Все эти люди, попадая в турецкие страны, вскоре принимают неверную магометанскую религию, отре-• каясь от веры христовой. И это дело творит дьявол с помощью живущих там турок, которые очень рьяно относятся к торговле людьми и не останавливаются ни перед какими трудностями и затратами, лишь бы приобрести невольников. Поэтому у них немало рабов не только из Мингрелии, но и черкесов, абхазцев, аланов и зихов...

В этих горах живут самые дикие племена, говорящие на языках столь различных между собой, что одно племя не может понять языка другого. Все эти народности перечислены у Страбона и некоторых других авторов; ближе всего к Колхиде живут сваны, абхазцы, аланы, черкесы, зихи, карачаевцы. Они называют себя христианами, но у них нет и следа христианского благочестия и милосердия.

Между ними наиболее смирные — сваны, которые охотно слушают, когда им говорят о боге и загробной жизни, и умиляются.

У аланов и зихов, а также у сванов и абхазцев ни . в образе жизни, ни в обычаях мне не удалось заметить более ничего особенного.

Далее к Каспийскому морю на этом перешейке лежит, по свидетельству космографов, страна амазонок.

СООБЩЕНИЕ СВЕТЛЕЙШЕМУ ГЕРЦОГУ ТОСКАНСКОМУ КОЗЬМЕ ТРЕТЬЕМУ О МОСКОВИИ

Падуя, 1680. С латинского перевел Алексей Станкевич. М., 1905, т. I.

Я. Рейтенфельс.

Глава 2 О разных названиях московских племен

Аланы, т. е. бродячие, кочевали около Меотидского озера   и болот,   пока   не   слились воедино с готами.

К черкесам относят аланов, или жителей Кавказа, а также сванов, зихов, карачиолов и карачеркесов.

ХРОНИКА ИОАННА МАРИНЬОЛА, ФЛОРЕНТИНЦА   ЕПИСКОПА  ВИЗИНЬЯНСКОГО

Из книги П. Геласия Добнер.

Исторические памятники Богемии.

Т. 2, Прага, 1768.

Выше всех (стоят) также князья

его государства, более 30 тысяч, которые зовутся аланами и управляют всей восточной империей. Они — христиане либо на деле, либо по имени и называют себя рабами папы, готовы умереть за франков, ибо так именуют они нас не от слова Франция, но Франквия. Первоапостолом их был брат Иоанн де Монте Корвино.

О вере после потопа

Ревностно служил истинному богу Сим,   историю которого ныне мы исследуем. На второй год после по-

топа он произвел на свет Элама, от которого, как говорят, произошел на востоке благородный род аланов, являющихся ныне величайшим и благороднейшим народом мира; всех красивее и храбрее их мужчины.

ПУТЕШЕСТВИЕ В ТАНУ МЕССЕРА ДЖОЗЕФА БАРБАРО, ВЕНЕЦИАНСКОГО ДВОРЯНИНА18

Если находиться в середине Татарской равнины, то на восточной стороне ее будет река Эрдил, иначе называемая Волгою, на западной и северо-западной — Полония19, на северной — Россия, а на южной, обращенной к Главному морю20,— Алания, Кумания, Хазария.

Все эти места граничат с Забакским морем21, представляющим собой не что иное, какМеотийское болото; следовательно, оно находится между вышеназванными странами.

Название (Алания) произошло от народа алан, которые на их языке называются ас. Они были христианами, но их изгнали и истребили татары; эта область — гористая с реками и равнинами, на которых встречается множество небольших холмов, сделанных рукой человека и представляющих собой могильные памятники. Каждый из них имеет на своей вершине каменную плиту с небольшим углублением, в которое вставлен крест, высеченный из другого камня; таких холмов там бесчисленное множество, и мы слышали, будто в одном из них скрыто великое сокровище... В то время, когда мессер Пьетро Ландо был консулом в Тане, прибыл некто из Каира по имени Гульбедия и рассказал, что в бытность свою в Каире он узнал от одной татарки, будто бы в одном из этих курганов под названием Контеббе зарыто теми аланами богатое сокровище22.

Этот холм высотою в 50 шагов имеет плоскую вершину, на которой находится второй холмик, наподобие круглой шапки с отогнутыми полями; по его краям двое людей легко прошли бы рядом. Высота этого второго холмика 12 шагов, а его основание имеет такую круглую форму, словно оно было очерчено с помощью циркуля; диаметр его 8 шагов.

В течение 22 дней мы прорыли проход, имевший около 60 шагов в длину, 8 в ширину и 10 в вышину. На самом верху оказался слой чернозема, образовавшегося из трав, далее—слой угля по всему пространству; вероятно, на этих холмах разводили огонь, потому что поблизости имеются ивовые леса; затем оказался слой золы толщиной в ладонь, возможно, оттого, что огонь разводили также из камыша, так как поблизости имеются его заросли; далее оказался слой просяной шелухи такой же толщины, вероятно, потому что там употребляли в пищу хлеб из проса, а шелуху сохраняли, собирая ее здесь. Желал бы я знать, сколько понадобилось проса для того, чтобы образовался слой такой толщины, как в этом холме... Далее мы обнаружили чешую рыб, а именно сазанов23 и других в том же роде; это позволяет сказать, что в той реке24 водилось много сазанов и вообще всякой рыбы, если их чешуей оказалось возможным покрыть гору...

Представляю будущим читателям судить о том, насколько это возможно или правдоподобно, я же рассказываю сущую правду. Я полагаю, что тот, по чьему велению был устроен описанный могильник и чье имя было Индиабу, для выполнения всех обрядов, принятых, вероятно, в то время, должен был задолго задумать и отдать повеление собирать и складывать сюда все это.

Прорыв этот ход и не найдя сокровищ, мы решили проделать еще два хода в самой горе высотой и шириной в 4 шага; выполнив это, мы натолкнулись на почву белого цвета такую твердую, что вырубили в ней ступени, по которым ходили с носилками. Пройдя далее в глубь горы на 5 шагов, мы нашли внизу несколько каменных сосудов, из которых одни были наполнены пеплом, другие углем, а в иных не оказалось ничего; несколько сосудов было наполнено рыбьими костями и чешуей. Нашли мы также 5 или 6 четок, крупных, как померанцы, сделанных из терракоты, покрыты глазурью и похожих на те, что делаются в Марке и употребляются для неводов. Помимо этого, мы нашли еще половину ручки от серебряного сосуда, крохотную, имевшую в верхней части подобие змеиной головки. Это место называлось раньше Гульбединовы ямы, а после того, как мы его разрыли, стало называться и называется до сих пор Франкской ямой.

Так и не узнали мы ничего достоверного об этом сокровище, но, как я слышал, если оно и существовало, то было зарыто потому, что вышеназванный Индиабу, князь аланский, узнав о том, что татарский хан идет на него, решил схоронить сокровище в земле (дабы оно никому не досталось); он велел приготовить себе, согласно обычаю, могильник, положив туда предварительно тайком все, что ему было любо, а затем приказал воздвигнуть этот курган.

Из главы X

Отправившись из Тана вдоль побережья названного моря, я достиг через 3 дня области, называемой Кре-мух, князь которой носил имя Биберди, что означает Богоданный. Земли за Кремухом населены племенами, хотя и разрозненными, но живущими в близком соседстве, это киппики, татаковцы, собаи,кевертеии ас, или аланы, о которых говорилось выше. Эти земли занимают пространство на протяжении 12 дней пути и доходят до Мингрелии.

Из главы XII

Прямо за островом Кафы на берегу Черного моря находится Готия, далее — Алания, которая, как говорилось выше, простирается до Монкастро. Готы говорят на немецком языке, я знаю, это потому, что со мною был слуга немец; они говорили между собой и понимали друг друга довольно хорошо, как у нас житель Форли понимает флорентинца. От этого соседства готов и аланов произошло, как я думаю, название готаланы. Первоначально там обитали аланы, но с нашествием готов страна была завоевана последними, имя готов слилось с именем аланов, и они стали называться готаланами, т. е. народом, смешанным из тех и других. Все они, подобно черкесам, греческого вероисповедания.

ПУТЕШЕСТВИЕ ГОСПОДИНА ДВОРЯНИНА

ШАРДЕНА В ПЕРСИЮ   И ДРУГИЕ  ВОСТОЧНЫЙ

СТРАНЫ25

Амстердам, т. 1, 1711.

В-издании 1735 г.указано следующее: «Жители Кавказа составляют воинственную нацию, прославившуюся под именем гуннов, которая в настоящее время разделена на различные маленькие племена, те, которые граничат с Колхидой, являются аланами26, чья страна в древние времена образовывала границу Армении между Кавказскими горами и Каспийским морем, где, как полагают, находилась страна амазонок. Это — прославленная нация, присоединявшаяся обычно к персам в их войнах с римлянами в течение первых 7 веков нашей эры.

К другим народам относятся сваны, зихи, карасио-лы, или карачеркесы.

Имеретинское царство несколько больше тех стран, о которых я только что говорил. Это Иберия древних27. Оно расположено между Кавказскими горами, Колхидой, Черным морем, Гурийским княжеством и Грузией. Длина его 26 миль, ширина—60. Народами Кавказских гор, с которыми оно граничит, являются грузины и турки на юге, а на севере оссы и карасиолы; турки называют этих последних карачеркесами, т. е. черными черкесами. Карасиолы, или черные черкесы являются как раз тем народом, который европейцы прозвали гуннами; это они произвели все те опустошения в Италии и Галлии, о которых сообщают историки и между ними Седренус. Их язык представляет собой смесь с турецким.

В Кахетинском царстве было раньше несколько городов; все они в настоящее время разрушены... Это

дело рук северных народов Кавказских гор — аланов, сванов, гуннов и других, прославившихся своей силой к храбростью...

ДНЕВНИК ПУТЕШЕСТВИЯ ИЗ ПОГРАНИЧНОЙ

КРЕПОСТИ МОЗДОК ВО ВНУТРЕННИЕ

МЕСТНОСТИ КАВКАЗА, ПРЕДПРИНЯТОГО

В 1781 ГОДУ28

Штедер

Я' продолжал свои путь на юг   к Казибеку. Дорога шла по левому берегу Терека и через 6 верст привела к Ларсу, Жители находятся под властью Ларса; они подчиняются Ахмету29 и называются тагаурцы; они осетины, живут бедно и грязно на возвышенности, по которой проходит дорога. Их жилища и хлевы построены вместе, вероятно, из-за недостатка леса, который привозится сюда издалека. Над ними, на крутой сланцевой скале находится укрепленное место, где живет незначительное количество людей. Это укрепление небольшое. Однако местоположение его надежное, и Терек омывает низменный правый берег. Дорога проходит недалеко от этого места. Проехав еще 4 версты, я был принужден отослать лошадей обратно. Терек на протяжении 8 саженей омывает крутую высокую скалу и заставляет путешественников подниматься на эту опасную скалу, перенося через нее вещи с помощью горцев.

До этого места дорога была удобной и шла без всяких препятствий вдоль речек Курдон, Кайтдон и Цадон («дон» по-осетински означает река). Грузины считают с этого места свою границу и под предлогом грабежей не имеют здесь никаких мостов. Однако отсутствие мостов является в значительной степени выгодным для казибекских старшин и жителей, поскольку они вынуждают этим путешественников переносить свои вещи в Казибек с помощью людей. За каждый груз, который переносится через гору, уплачивают от 4 до 5 рубашек, .половина которых попадает им. Я встретил здесь моздокский караван, который 5 дней уже как был занят переноской своих грузов через скалу. При наличии же незначительного моста у этой скалы, поскольку вблизи имеется лес, они сумели бы переправиться в Казибек в течение 3 часов.

Долина Терека становится все уже, и река перебрасывает дорогу через пару плохих мостов то на правый, то на левый берег. Мост состоит из двух деревьев, поперек которых лежит хворост и пригоден только для пешеходов.

На левом берегу, на полпути от Шими к Казибеку, виднеются развалины пограничной крепости Дариель, являющейся старой границей или Кавказскими воротами. Они расположены чрезвычайно выгодно на скале, омываемой Тереком.

.Долина не шире 60 саженей и лежит между двумя высокими крутыми цепями гор. На западной стороне видны остатки поперечной стены, откуда дорога через ворота проходит прямо под стеной. Стена имеет 40 саженей в длину, окружена крутыми скалами и доступна только с западной стороны. На скалах с восточной стороны над Тереком высечены ступеньки для того, чтобы ходить за водой. Под крепостью находятся остатки садов и плодовых деревьев, хотя местность уже давно покинута.

Незначительно укрепив это место и имея здесь небольшой гарнизон и артиллерию, можно сделать ущелье непреодолимым.

Довольно хорошая дорога ведет отсюда к реке Дефдарок, которая, спускаясь с высоких снежных вершин на западе, впадает с правой стороны в Терек. Эта снежная гора со своей круглой вершиной, покрытой вечным льдом, возвышается над другими снежными горами; она вместе с Эльбрусом, Шатом и Шах-горой, является наиболее высокой вершиной Кавказа... В массивах этих скал и земли я обнаружил минералы, местонахождение которых я искал выше. Несколько западнее я также нашел их признаки.

Недалеко от Дефдарока лежит селение Голлета, в стороне от дороги на склоне горы, плохо обработанном бедными осетинами. Принц Ираклий30 пользуется ими

для розыска потерявшихся в горах грузин. В четырех верстах к югу, на левом берегу Терека, находится на скале Цудо, окруженный стеной. Находящиеся там жилища из камня представляют из себя грязные стойла, не имеющие ни окон, ни каминов. Разложенный посередине огонь дает им свет и тепло. Жители бедные и оброчны старшинам в Казибеке. Дорога идет вдоль западного склона и через речку Чегер приводит в Казибек.

Это местечко лежит на плоском склоне гор, в северной части  которого бежит речка,  в   100 саженях от правого берега Терека. Несколько выше над отвесными скалистыми берегами Терека переброшен мост, ведущий на правый берег к Казибеку. Местечко имеет каменные здания и несколько башен. Старшина Габриель, самый богатый и главный начальник этой местности. Лежащее напротив, на левом берегу, селение Гергетта подчиняется Казибеку и расположено, как и то на равнине, у небольшой речки. На высокой горе, к западу от этого местечка, находится красивая греческая церковь царицы Тамары. Еще'выше к западу лежат старые остатки жилищ и пещер. Древнее сказание побудило меня взобраться на эту гору, покрытую соснами. Я нашел там следы жилищ у подножья снежной горы, происхождение которых в этой местности казалось мне непостижимым. Мраморные и кристаллические постройки, стоявшие на снегу, являются, вероятно, ледяными глыбами, образующими всевозможные фигуры замков и башен, которые благодаря преломлению солнечных лучей еще больше ослепляют легковерных людей. Подъем   по снегу  и льду настолько труден,   что греческие монахи, хотевшие достигнуть вершины гор, могли безнаказанно распространять тысячи небылиц, поскольку подъем туда казался невозможным. Среди этих сказок имеется предание о золотом парящем голубе, который будто бы висит посредине одной из построек.

Оссы, или осетины

Оссы31, или по-русски осетины, граничат на востоке с ингушами и Тереком, на юге — с грузинами и имеретинцами, на западе — с рекой Лесген и большой Ка-бардой, на севере — с малой Кабардой. Протяжение с востока на запад равно 75 верстам, ширина с севера на юг в северных горах равна 55, а в южных—30 верстам; эти расстояния счислены по часам.

Оссы занимают среднюю и горную часть Кавказа. Северные жители могут вооружить 6000 человек; южные породнились с грузинами и имеретинцами и могут выставить вместе 4000 человек. Их образ правления также разнообразен, как и их округа, и каждое селение имеет свой собственный общественный союз. Южная часть в значительной степени смешалась* со своими соседями и в большинстве случаев говорит на грузинском языке; жители могли бы быть богаче благодаря плодородным долинам, если бы их старшины и начальники не обращались с ними слишком корыстолюбиво. Эти старшины состоят на службе у соседних князей, с помощью которых они и получили свое превосходство над другими. Оссы, граничащие с грузинами, более покорны, чем те, которые граничат с имеретинцами. Обитающие в снежных горах совершенно не зависят от северных жителей; только те, которые живут у подножья гор, более зависят от своих старшин...

История средних оссов состоит, главным образом по данным окружающих их варваров, только из сказок, песен о героях и темных традиций. В своих песнях о героях они воспевают коварные кражи, дерзкие грабежи, увоз скота и людей и т. д. Отдельные остатки oi церквей, святых мест и рощ являются свидетельством их прежней принадлежности к христианству.

Каждая долина или округ имели свою церковь. От этих времен они сохранили только трех святых—Илью, Николая и Георгия, воспоминания о которых перемешаны со многими чудесами и суевериями и образы которых переделаны согласно их понятиям. Век их дикости виден как из пещер в неприступных скалах и непроходимых горах, так и из их разбросанности по местам, где неплодородная почва, простиравшаяся далеко вокруг, не могла обеспечивать их скудного пропитания. Такие места могли быть обитаемы только отдельными людьми, которые добывали себе пропитание охотой и грабежами в отдаленных местах32.

Прирост населения требовал надежного пропитания; семьи стали объединяться для защиты, начали охотиться вместе, и первая ступень общежития привела их в средние цепи гор. Кругом их поселений было мало пастбищ для скота, а незначительная обработка земли • спасала их в случае нужды от голода. Их жилища беспорядочно строились из отломанных камней, на крутых склонах скал или высоких вершинах, куда вели только ступеньки. Следы их видны всюду вблизи от селений. Многолюдные семьи почувствовали себя, наконец, достаточно сильными для того, чтобы спуститься в нижние плодородные долины, где они выстроили свои каменные жилища вкруг, укрепив их башнями. Их пашни лежали на расстоянии ружейного выстрела. Как только они считали себя достаточно сильными для защиты, они шли войной на семьи, разбросанные еще в средних горных возвышенностях; побуждаемые разбойничьими нападениями, эти также стремились к большим" скоплениям в равнинах, и селения образовали таким образом округа. Так образовались следующие округа: Шарах, Шимити, род которого назывался Тагаур, Тагаеф, Кобан и Дергипш на реке Кизил, Кур-тат на Погке, Валагир на Арадоне и Дугор с его потомками на Усдоне, Дур-Дуре в особенности на реке Уруг и новые — на Лесгене.

Пещеры, суровые горы и непроходимые места были теперь покинуты, но их старые привычки последовали за ними в долину. Все что не находилось с ними в союзе, все что не относилось ни к их селению, ни к их округу — считалось ими чуждым, и они относились ко всему этому враждебно. Они вредили друг другу взаимными набегами, отделялись друг от друга, прекращали сношение, и это враждебное отдаление поддерживалось во все время их варварства. Охота оставалась их главным занятием и делала их все более жестокими, дикими и воинственными. Потомки их еще более расширили между собою раздоры и преследования. Это нарушило законную связь между селениями, и боязнь друг друга разделила их снова на семьи.

Старость, могущество, а также особые преимущества определили избрание старшины в качестве советника и предводителя одной семьи, одного селения. Отец, однако, оставался деспотом своей жены и детей и продавал их по желанию, пока они были еще слабыми. Когда дети подрастали, то право сильного защищало их от отцовского насилия. Никакое принуждение не поддерживало семейную связь, только боязнь собственной слабости и надежды на лучшее пропитание связывали их крепче в одно общество.

В случае общей угрозы и больших набегов селение защищалось против селения, долина против долины, и они соединялись в союзы. Если кто-нибудь был оскорблен за общее, то его защищали все. После окончания набега этот союз каждый раз распадался, и в селениях оставалось право сильного для совершения в одиночку привычной мести. Если обстоятельства привлекали к мщению многих, то старшины стремились вмешаться путем уговоров или проявления власти. Если потери обеих сторон были одинаковы, то ходатайство было положительным; кроме того, за остальных убитых уплачивалось скотом.

Кровавая месть и самовольные действия были обязательны среди семей; позор и презрение продолжались до тех пор, пока эта обязанность не была выполнена. Мщение, грабеж и убийство считались добродетелью, вследствие чего погибать считалось славным. Тройная сила усмиряла некоторым образом эти беспорядки, именно — обычай, или сила привычки; боязнь высшего существа, или будущего, в особенности же страшные суеверия.

Обычай заставлял уважать преклонный возраст. Во всех случаях старшина говорит первым, молодой человек уступает ему свое место, стоит в его присутствии, зажигает ему трубку, подает ему первому еду, слушает его совет, допускает его вмешательство, и старость во всех случаях жизни имеет преимущество.

Считается отвратительным бить женщину. Тот считается в безопасности, кого взяла под свою защиту женщина. Когда они вмешиваются в кровавые схватки с криками и распущенными волосами, то все присты-

>кенные вкладывают сабли в ножны и расходятся до более благоприятных обстоятельств. Дотрагивание до их груди означает усыновление чужого человека в качестве ребенка, брата или родственника. Если убит единственный сын матери, то молодой убийца бежит с кинжалом к матери убитого и принуждает ее подать ему грудь33. Во время этого насильственного требования родственники требуют кровной мести. Решение предоставляется матери, которая сопротивляется; если, пока он сосет ее грудь, они кричат, она теряет этим через его убийство двух сыновей. Среди таких частых убийств редко случается, чтобы погибала женщина; хотя ее сейчас же продают или держат, как рабыню.

Гостя (кунака) осетин защищает как самого себя и погибает скорее сам, чем уступит врагу его тело; он берет на себя кровавую месть за него.

Они отдают чужеземцам своих сыновей для воспитания часто целыми селениями и местностями. Воспитатели снаряжают воспитанника и вступают этим в родство и связь. Кровавая месть прекращается, если убийца похищает сына убитого, становится его приемным отцом и воспитывает его. С помощью такого средства примиряются самые мстительные семьи. Похищение среди своих вознаграждается в три раза, старшинам— в шесть раз и князьям — в 9 раз. Боязнь всесильного существа не позволяет оссам похищать то, что свято для кого-нибудь или под защитой чего он находится.

Он держит обещание и союз, заключенные в святых местах, потому что его понятия о силе божества очень темны и запутанны. Они унаследовали от своих предков некоторое количество нелепостей, смесь христианства и суеверий, которые они согласовывают со своим образом мыслей, продолжая распространять их. Ежегодные жертвоприношения всей нации умиротворяют божество. Перед жертвоприношением старшина молится, поднимает на палке кусок жира или почки, разделяет его между всеми присутствующими, а остаток бросает В- огонь. После перенесенного набега старшина опускается на колени в священном месте, молится и приносит в жертву что-либо съедобное или кусок своей

одежды. Священные места представляют из себя большей частью каменные груды или скалы вблизи от опасного места. Кусок соленой рыбы, если она является лакомым кусочком, рассматривается как превосходная жертва. С меня для одного умершего потребовали курительный табак; так как я не имел его, то я дал немного сахара и кнастер табака, который был использован ими в качестве фимиама.

Над могилой осе призывает ушедшие души в свидетели, называет себя их рабом и готов перенести на том свете всевозможные напасти, если он дал фальшивую клятву. Когда экскременты скота насаживаются на палку с пожеланием, чтобы вор насыщался этим на том свете, это защищает скот от грабежей лучше, чем сторож. В знак союза они зарывают кол в землю и объявляют преступника дишенным покровительства закона. Вместо актов они передают друг другу бирки, надрезы на которых означают отдельные пункты. При всем невежестве в чтении и письме, они ведут что-то вроде летописи по развешанным головам и рогам в помещениях для жертвоприношений, которые напоминают им о событиях, явившихся в то время достопримечательными. Их летоисчисление ведется по времени жатв и в большинстве случаев так ограниченно, что они не могут определить даже свой собственный возраст.

Уже в древние времена они были обращены в христианство, и знаменитая среди горных жителей царица Тамара34 старалась путем постройки многих церквей в горах укрепить среди них христианство. Хороший успех ее усилий объясняет то благоговение, которое народ сохраняет к этим местам. Падение греческой церкви в Грузии, благодаря частым нападениям персов и турок, захватил еще в большей степени и горные цепи. Близкая связь с христианскими соседями была уничтожена, и служители церкви потеряны частью по невежеству, частью вследствие опасности. Последние священнические семьи старались сохранить за собой •службу в церкви из-за корыстолюбия по праву наследования. Отсюда старшина при торжественных случаях умел произносить молитвенные формулы, с которыми невежественного народа вскоре связалось полное айн суеверие. Явления, предсказания, предзнаменования поддерживали легковерность невежественного на-да а языческие жертвоприношения заменили забытую церковную службу. При торжественных празднествах еда и питье занимали главное место после жертвоприношения. Для того, чтобы скрыть обман и невежество и пользоваться преимуществом, которое предоставляло им суеверие народа, каждому постороннему был запрещен под угрозой смерти и несчастья вход в священное место. Я посетил такое место и убеждал доверчивых оссов в обмане; они сочли меня за исключение или за непорочного и хорошего христианина, которому, как они себе представляли, разрешалось приближаться к таким местам.

Они охотно позволяют себя крестить35; некоторые повторяют это по нескольку раз для того, чтобы получить 7 аршин грубой холстины, которую им за это выдают; однако после крещения, чтобы доказать свое христианство, они умеют разве только сделать крест и есть свиное мясо. Они отчасти соблюдают великий пост, но придерживаются и своих прежних суеверных обычаев и отличаются друг от друга по еде и питью в известные праздники. В день пасхи я напомнил им об этом великом празднике христиан; они были смущены своим невежеством, тем более, что они не приготовили никакого пива. Иногда в горы посылали миссионеров осетинской комиссии из Моздока, о которых уже несколько лет как я ничего не могу отметить другого, кроме того, что они крестят народ и раздают полагающийся при этом холст. Учебное заведение комиссии в Моздоке, если бы оно было общеполезным и его доходы разрешали бы более значительную подготовку, смогло бы явиться основой преобразования этой нации36.

Чрезвычайно необходимо было бы устроить в соседних местностях школы с их простым содержанием и чередованием земледельческих навыков и ремесел.

Они не избегают казачьей службы и могли бы за сходное содержание освободить жителей Терека от большой заботы.

Их потребности настолько же несложны, как и их образ жизни; в большинстве случаев они пользуются собственными продуктами, в случае нужды они обходятся всем чужим. Холст, бумажная материя, слегка обработанное железо, особенно соль они получают из России или Азии. Их женщины заботятся об одежде, которая состоит из черного или серого грубого кафтана с разрезными рукавами, несколько короче татарского; из нижнего платья из грубого холста или бумажной материи; длинных белых штанов, достигающих лодыжки; носков, отделанных мягкой кожей снизу вместо подметок с плетеными ремнями и подложенной снизу травой; из высокой татарской шапки; из верного лохматого мехового плаща и часто из грубой сорочки. Их постель состоит из двойных шкур и нескольких наби-'тых шерстью подушек. Их пропитание самое умеренное. .Тесто из грубо перемолотого проса, ячменя или маиса, испеченное в виде блинов под горячей золой или сваренное просто в воде, сыр, а также сырые коренья — вот что составляет их ежедневную пищу; реже встречается мясо и пиво.

Живущие у подножья гор имеют также пчельники и изготовляют из своего проса обычную горелку.

Они держат себя несколько чистоплотнее, чем кочевые народы, в особенности следят они за оружием. Они не садятся за еду не вымывшись и повторяют это после еды. Они склонны к работе, в особенности женщины постоянно заняты. Они заботятся обо всей одежде, о домашнем хозяйстве, о жатве, сборе плодов, дровах и тому подобных работах. Мужчины, напротив занимаются седельной сбруей, обработкой земли, пахотой, ремеслом кузнеца, каменщика и строителя, приготовлением пороха, выделкой из кожи ремней и обуви, охотой и войной.

Их оружие состоит из длинного крымского или черкесского ружья с двумя дулами, привязанными ремнями к стволу; из легкой хорошей сабли, которая более прямая чем изогнутая; из кинжала и ножа на ремне. Они имеют на груди кафтана от 5 до 8 патронов в деревянных или костяных цилиндриках и большую деревянную, обитую кожей пороховницу с 5 фунтами пороха. Пороховница, кинжал, нож, огниво, кожаный мешочек с пулями, другой с кремнем и прочими мелкими вещами, байка с жиром или маслом для чистки ружья — все это прикрепляется узким ремнем у пояса. Небольшая пороховница с охотничьим порохом висит на перевязи на шее и прячется в карман на груди. Они носят свое ружье всегда в ч'ехле из барсучьего меха. Они держат оружие очень чистым и всегда готовым к употреблению, не занашивая его. Их постоянные чистки, смазывание мозгом и высушивание во время хорошей погоды — все это предохраняет оружие от ржавчины. После каждого выстрела они прочищают ружье шомполом из твердого дерева.с железным наконечником, кругом которого они наматывают тряпочку. Их заряды в соответствии с качеством пороха точно отмеряются без дальнейшей обработки, заряжаются обыкновенной пулей, имеющей крестообразно два выпуклых ободка, что является более надежным и легче выбрасывает ее. Когда они прицеливаются или сидят на земле, они верные и отличные стрелки, но при перезарядке они медленны и нуждаются в нескольких . минутах.

Осе должен слезть с коня, чтобы зарядить ружье и вложить пулю. Они ищут для выстрелов защищенное место и не теряют их зря, но выжидают своих врагов с упорством, чтобы уничтожить их тем более верно. Когда несколько человек находятся вместе, то они стреляют друг за другом, а не все вместе и выжидают, когда другой снова зарядит свое оружие. Они располагаются при обороне в нескольких шагах друг от друга, а при отступлении первым всегда стреляет передний, который затем отбегает в самый конец для перезарядки ружья. Они стремятся в -этих случаях достигнуть крутых мест, чтобы стоять друг над другом. Они умеют так выгодно пользоваться гористой местностью, что 10 человек могут защищаться против 100. Их война и набеги представляют из себя скорее нечаянные нападения, чем правильные наступления. Сначала они горячи, но вскоре остывают. При обороне они стойки и при наличии защищенного места, упорны; если же они окружены, то дерутся, как отчаянные.

Телосложение оссов соразмерно стройное, худощавое, жилистое. Они среднего роста, часто несколько выше. Загорелое строгое лицо, дикие живые глаза больше обыкновенных, татарского разреза, общий вид — независимый. Они быстры и легки в беге, способны носить через горы невероятно тяжелые грузы, взбегать по крутым скатам, так что носильщики часто погибают на месте от сильного кровотечения из легких, а взбирающиеся по горам — от астмы.

В их характере отметить можно черты хороших от природы людей, которые только благодаря привычкам и предрассудкам получили ложное направление.

Они во всем преувеличивают; только внешнее и настоящее управляет их страстями. Природа и привычки часто находятся в противоречии, отсюда их поступки так противоречивы. Они щедры, делят свое пропитание между нуждающимися,  услужливы,   не   отказывают просящему другу. Гостя они принимают со следующими словами: «Мой дом — твой дом; я и все мое — твое». С тем, кто находится под их защитой, они обращаются как с родственником и не отдают .беглецов. Многочисленные русские перебежчики, которых я ма-ло'-помалу возвращал, были все увезены из гор за мой счет. Они жили свободно среди осетин и находили себе, не работая, пропитание. Они продавали им свои вещи и получали безвозмездно местную одежду. Мне предлагали за свободу этих людей подарки, а женщины преследовали меня из Далагира на далекое расстояние, с умоляющими слезами, прося за двух гренадеров из Томска, которых я ночью похитил у них. Так как все просьбы были напрасны, то они просили меня по крайней мере оставить их безнаказанными. Со своими рабами они обходятся справедливо и хорошо; их верность и служба обеспечивают им свободу.

Воровские, разбойничьи и жестокие наклонности развились у них в результате привычки и склонности к злодейскому славолюбию. Юноша доказывает свои способности воровскими набегами; даже грабеж на большой дороге укрепляет его славу, а смерть придает ему вид героя. Он гордится своими обманами и кичится убийствами и кровавой местью. Он не знает  границ своей отваге, если считает себя или свою честь оскорбленными: родители, братья, друзья — всем этим он жертвует бесчувственной жестокости. В моем присутствии сын убил своего старого отца за несколько сказанных им бранных слов. Он стоял вполне хладнокровно рядом с хрипящим старцем для новой зарядки своего ружья. Все равнодушно проходили мимо умершего, не оплакивая его и не унося с дороги. Я потребовал у старшины, которому я хвалил преимущества нашего закона, наказания этого убийцы. Он рассмеялся, увидев мой гнев: «Что вы потом будете делать?» — задал он мне вопрос.— «Еще строже его казнить»,— был ответ.—«Таковы ваши хваленые законы?»—вскричал он.— «Это не твой отец и не мой отец, это его отец. Тут стоят его братья. Что нам за дело?»

Мой толмач был ограблен пятью братьями. При разделе кусок богатой ткани достался второму брату. Старший брат счел себя оскорбленным и убил его, а один из братьев отомстил за смерть первого. Последний похоронил первого с материей, поскольку он думал, что она ему принадлежит и поскольку он хотел отдать ему справедливость. Осетины убивают врага, если он стар или если не пригоден вследствие ран в качестве раба.

Между тем, несмотря на дикость, их легко одолеть, если уметь управлять их страстями. Их вспыльчивому гневу необходимо пойти навстречу, а нерешительность предупредить силой. Их склонность к переменам побеждается только холодной твердостью; при этом неожиданное и новое оказывают лучше всего действие на их невежественный ум: если склоняется один — он ведет за собой остальных. Их покорить легче, чем удержать. Это непостоянство является результатом боязни обмана, который между ними так же распространен, как и славен. Если они убедились в искренности, то они слепо следуют за человеком. Красноречие может много сделать среди них. убеждение — еще больше, а пример — делает все. С помощью услужливости, осторожности и приветливости можно свести с ними знакомство; с помощью хорошей славы можно вскоре Получить их дружбу, а с помощью услуг и небольших подарков можно привязать их к себе. Поняв это, можно с некоторой осторожностью жить безопасно среди них, и, благодаря многим связям,   сделаться   вскоре влиятельным лицом. В тех местах, где я сперва едва решался ездить с конвоем, я мог затем находиться с полной безопасностью. Шайки разбойников были моей свитой и самой надежной охраной в наиболее опасных местах. Среди врагов русского имени я нашел вскоре лучший прием  и был самым приятным гостем.   Сами убийцы, которые прежде грозили мне гибелью, старались как можно лучше   мне услужить   и давали мне спокойно спать среди них, в то время как они охраняли мою безопасность. Упрямый Каншов, старшина Дергип-ша требовал мостовой сбор даже с генерала Тотлебена37 потому, что, как он говорил, даже грузинский архиепископ должен был ему уплачивать; он грабил офицеров и курьеров, задерживал караваны и недавно имел в своих когтях д-ра Рейнеггса. Этот 80-летний разбойник, несмотря на свою слабость, заставил свести себя вниз по каменной 'лестнице с своего холма и пришел при остановке держать мою лошадь. Это уважение я приписываю только молве моих приверженцев, так как он ничего с меня не потребовал и только вспоминал, что много обо мне слышал. Бекби — хитрый, вероломный бродяга, скрывавшийся в горах, как ловкий вор и жестокий убийца на большой дороге, оставался преданным мне человеком в самых опасных положениях, пренебрегая даже   своей выгодой.   Со своей   шайкой разбойников он служил мне охраной и провожал меня с собственной   опасностью   туда,   куда отказывались идти другие конвои. После знакомства с ним, путешествуя однажды с одним уже 20 лет как сбежавшим русским солдатом и проводником, достиг я у подножья снежных гор его банду из 30 разбойников. Я нашел его с сообщниками, обдумывающими разбой и лежащими у огня. Так как здесь никого не ожидали, то они были очень удивлены моему появлению среди ночи. Они проявили сильное   беспокойство,   задавали мне   тысячу вопросов и подозревали измену. Я смеялся и ничего не отвечал на их волнение. Бекби вскочил с ложа, направил ружье и в упор спросил меня, зачем я сюда пришел.

«За едой»,— отвечал я и сел на его ложе.— «Я ничего не ел со вчерашнего дня». Он рассмеялся, дал мне в знак дружбы оружие и прислуживал мне. «Ты имеешь право,— сказал он.— Теперь я понимаю, почему ты не отвечал».

Послам имеретинского царя было чрезвычайно трудно проходить через горы; их пропустили только под моей защитой. В течение 3 лет царь Соломон согласно собственному признанию не мог перевезти князя Диван-бега с чиновниками особых поручений к начальнику русской границы. После полученного приказа сопровождать его, мне было гораздо труднее убедить царя в безопасности переезда, чем избежать грозившей нам опасности. В горах нас окружили черкесы, направившие на нас свои ружья. Я пошел к ним один с толмачом и после коротких переговоров они нам открыли дорогу со словами: «Ты вырвал у нас из рук верную добычу; мы дарим ее тебе и уходим». Я мог бы привести еще много таких приключений, если бы это не было излишним.

Считать безопасные сношения с этими варварами за невозможное — является простым предрассудком. Наше собственное поведение является причиной многих неприятностей. Справедливое и уступчивое поведение сделало бы из этих горцев уже давно наших друзей и, конечно, хороших подданных. До этого времени их посещали только наши толмачи; это были обыкновенно изгнанные ими люди, которые, опираясь на пример русских, обращались с ними непристойно и высоко-• мерно, так что они не могли ужиться между их скалами; кроме того, корыстолюбие таких представителей проявлялось совсем на азиатский лад. Отсюда, как следствие — строптивость этих людей, которые, при наказании их, таили в себе вражду. Честный человек, которому горная комиссия могла бы довериться и который жил бы между ними и умел бы пользоваться их прямодушием, вероятно, добился бы без труда того, чего не в состоянии сделать сила. Миссия действительно выполнила бы свое дело этим, а уговоры возделывать равнины оказались бы более действенными. То начало, которого я добился в столь короткое время в деле обработки земель, показывает, что можно ожидать с этой стороны. Я хотел взять обязательство ежегодно приводить на равнины свыше 1000 людей для новых поселений тогда, когда они искали себе надлежащую защиту. По этому вопросу меня порядочно беспокоило много селений. Главной целью этого труда было заселение с помощью русского гарнизона из Татартупа ущелья, которое должно было быть впоследствии взято.

Как вообще Кавказ заслуживает внимания, так в особенности   и Осетия   имеет значение,   так как   она близка нам и важна для сношений с грузинами. Нельзя ли было бы найти более короткий путь на Анатолию через эту страну? Я думаю, что мог бы указать один, который путем улучшений оказался бы вполне приличным. С помощью его освоения можно было бы одолеть народы, которые вместо того, чтобы грабить наши границы, стали бы их охранять; недоступные горы, стена из скал между двумя морями, предназначенная как будто бы для того, чтобы  с приложением   небольших усилий воздвигнуть непреодолимую линию — представляет из себя здесь естественную границу.   Минералы, которыми богата Осетия, дают большие надежды на эту местность, и я могу указать богатые свинцовые и серебряные руды. Земледелие, скотоводство и народонаселение увеличивалось бы прямо на глазах, если бы русские  законы препятствовали   раздорам,   свирепствующим среди этого народа. Долины могли бы приносить все продукты, которыми богата Швейцария, если бы только   они подвергались   правильной   обработке. Зима здесь сносная, как и в соседних низменных местах, где   в течение  всей зимы могут   пастись стада. Корма для больших стад было бы вполне достаточно, если бы отдаление от жилищ не было опасно вследствие грабежей.

Это самое важное в Осетии. Климат умеренный и здоровый немало способствует, плодовитости людей, скота, земли. Эти горцы — народ здоровый, сильный, проворный и кропотливый — могли бы быть вдвойне более многолюдными и хорошими подданными, если бы они имели законное государственное устройство*

Река Кезил

В 12 верстах к западу от Терека с гор течет Кезил (золотая река). Она течет на протяжении 35 верст к северу в низких каменистых берегах через плодородные равнины и впадает у горы Ахловиш с левой стороны в Терек. Он меньше остальных притоков. С его правой стороны впадает рекаАрхон,в которую в 6 верстах к востоку под горой вливается Гутшедон. Истоки этой реки в горах и само ущелье полны лесов и имеет в ширину 80 сажен; дорога вдоль левого берега на протяжении 16 верст удобна для езды. 10 верстами выше справа впадает горный ручей Генал с юго-востока. На Генале еще выше, в 8 верстах, лежат селения Шаниба и Калатш, куда ведет трудная дорога. Отсюда идет пешеходная тропа через горы на восток к Шимити на Тереке.

Дорога идет вдоль Кезила и после, селения Кобан переходит на полпути на правый берег. Долина расширяется, леса становятся реже и дорога ровнее. Через 16 верст от истоков, или в 28 верстах к юго-западу от Саурова, находится Кобан. Эта местность лежит на левом или западном высоком берегу реки; по ней разбросаны селения, а с запада по ней течет небольшая речка. Лесистые предгорья здесь заканчиваются, долины узки, но плодородны, сильно заселены, и жители более миролюбивы, чем остальные.

Я повторяю еще раз, что лучшее пропитание и более открытое местоположение сделали этих людей более обходительными и человечными; тогда как бедность, недостаток в самом необходимом и жалкие жилища развивают грабительские и опустошительные наклонности. Здесь можно встретить отдельные каменные строения, но по большей части это деревянные плохие дома, похожие на горные хижины. Старшина Сурхав-Илик, очень преданный нам человек, принял нас хорошо и проводил далеко с проводниками и охраной. К западу лежат пастбища и пашни, откуда также идет пешеходная тропа через горы к Пагку, выше Файна-гедона.

Я ехал вдоль Кезила сперва по левому берегу, а затем через две версты по плохому деревянному мосту переехал на правую сторону. Такие мосты в горах представляют собой две среднего размера ели, покрытые ветвями и землей, они имеют в длину от 6 до 10 саженей, а в ширину несколько больше сажени. На западной стороне моста (через Кезил в 2 верстах отсюда)" лежит на высокой крутой скале небольшое селение.

С возвышения, откуда в отдалении виден Дергипш. дорога идет к югу по левому берегу (Кезила) через равнину... Дергипш лежит на правом берегу Кезила... Местечко большое и имеет по большей части каменные жилища, между которыми на северо-восточной стороне поднимается укрепленный замок старшины Каншава. Этот старый разбойник заставил свести себя вниз из своего разбойничьего гнезда для того, чтобы встретить меня, я не ожидал этого от его спеси. Его 5 сыновей держались несколько в стороне вооруженными на конях из предосторожности и боязни, но по моему требованию им пришлось приблизиться, чтобы в знак гостеприимства передать саблю и всем вместе увезти обратно старика...

После дружественного приема я взял у них проводника в Куртат и отправился к западу по левому берегу, по равнине длиной в 4 версты, в конце которой Кезил пробивает себе путь к югу сквозь узкое ущелье. У этого ущелья на западном склоне горы лежит на берегу речки селение Какадур, а несколько далее к югу—селение Ламардон. В 7 верстах от Дергипша на левом берегу; недалеко от дороги, стоит камень... К северу от него находится скалистая гора, на вершине которой лежит так  называемая Табау-Ватшила,  или пещера   Ильи. Это священное место возвышается над всеми соседними местностями. Потолок пещеры зеленый, а посредине возвышается скала, служащая алтарем, на котором в углублении стоит серебряный кубок, наполненный пивом. Дорога туда известна только отдельным лицам,   которые   совершают  там   жертвоприношения от имени народа; туда, вероятно, ведут тропинки вдоль утесов с южной стороны. Кроме приносящего жертву всех, взбирающихся туда,   постигает несчастье.   Скот

совершенно безопасно пасется под   возвышенностью, где находится пещера, под защитой святого, не нуждаясь совершенно в охране, потому что того, кто тронет его, поразит смерть или слепота. Мне показали слепого волка, пойманного около стада, которого не только не хотели убивать, поскольку Илья уже наказал его, но даже кормили. Когда осмеливаются подниматься на гору от воздвигнутого камня по направлению к пещере, это заменяет самую сильную клятву. В своих сказаниях об открытии этой пещеры жители рассказывают, что из какой-то западной страны убежал пленник; так как он не мог найти никакого выхода, то его перенесла в эту пещеру через моря и горы кошка, которая обратилась в орла; отсюда он спустился к жителям долины. Из той семьи, которая когда-то жила в Ламардоне, старейшина совершает ежегодно паломничество к пещере. Он должен подниматься туда чистым, в новой, собственного изготовления одежде. При жертвоприношении ему подается святое знамение — если кубок с пивом на скалистом алтаре полон или переливается через край,  это предсказывает урожай,  спокойствие, единение и хорошие времена;   в противном случае — голод,  войну  и несчастье.   Суеверные  высказывания воспринимаются каждым, как непреложные.

Праздник пал на 6 июня... Я употребил все усилия, чтобы склонить старейшин пойти со мною к пещере в качестве проводников... Только молодой легкомысленный человек за подарки согласился пойти со мной. На половине дороги пошел такой снег, что нельзя было сделать больше ни шагу. Наш проводник задумался и не захотел больше ни за что на свете слышать о дороге туда. После того, как мы спустились, мы увидели горцев на соседних возвышенностях, откуда можно видеть местность около пещеры. Они целыми семьями првне-сли куски жертвенного животного и отпраздновали этот день едой, питьем и другими увеселениями под открытым небом. На другой день старый жрец собрал с каждого двора по половине овцы и немного хлеба; все это было съедено старейшинами селений в Ламардоне на общественном пире; старец рассказал при этом о в'иденных им знамениях и предзнаменованиях, которые

в этот раз были очень благоприятными. Для Того, чтобы сделать его предсказания еще более благоприятными для моих планов, я подарил ему несколько кусков холста. Он говорил теперь о том, что ему было дано увидеть хорошие знамения, говорившие за дружбу с Россией и переселение в равнину. Сильный снегопад он сумел хитро объяснить. Он возложил вину на свою дочь, которая в его отсутствии из шалости надела новую одежду и тем самым загрязнила ее. Время для исправления было слишком мало, поэтому выпал снег, чтобы, насколько возможно, затруднить мне путь к пещере. Все осетины и сахи38, в особенности Куртат-ского округа, чтили»пещеру.

С упомянутой возвышенности дорога идет вниз под гору к Куртату. Идя вдоль правого берега реки Фак-сан, достигают Шаорикау, который лежит в 2 верстах от Куртата на скалистой возвышенности. Куртат лежит в 12 верстах от Дергипша к западу и его селения расположены частью на реке Погк, или Фок и частью на соседних возвышенностях. Этот округ один из наиболее обширных, многолюдных и плодородных. Многочисленные развалины башен и стен на самых высоких возвышенностях говорят о древности места и о многих происшедших здесь изменениях. Поскольку поблизости нет лесов, земледелие вполне обеспечивает жителей. Долина тянется к юго-западу на протяжении 8 верст; в ней расположены следующие   селения:   Харишкин,   Кора, Хидикус, Ладш, Шимити, большое местечко на левом берегу на склоне реки; Барсикау на правом восточном берегу у маленькой речки. Здесь нас наилучшим образом принял старшина Соломон Гуриев.

Он крещеный, хочет быть хорошим христианином и придерживается старых суеверных обычаев.

*К северу, где долина имеет 5 верст длины, лежат селения Фартиг, Валассик и Хикус, где имеется деревянный мост через Погк. На противоположном левом берегу находится Талаков; Мисси на речке, протекающей вдоль возвышенности, и Гули; Шаноба на правом берегу и Шифгис на левом, старое местечко у подножья северных скал около узкого ущелья, которое здесь достигает едва ли 30 сажен ширины. Здесь имеется часовня с двумя, небольшими колоколами, посвященная св. Георгию и отпирающаяся ежегодно только в день его праздника. В северной скале находятся пещеры, старинные жилища этой долины. Небольшие каменные ступеньки ведут к этим пещерам, в одну из которых высотою в 10 сажен я поднялся и нашел там следы человеческого обитания. Эти пещеры, вероятно, тянутся очень далеко под горой и некоторые из них достигают Валагира.

К востоку по направлению к Куртату у истоков Факсана лежат селения Ганикоф и Гарикоф. На вершине высокой крутой горы напротив Куртата лежит Сакуна, древнейшее местожительство куртатских осетин, покинутое главным образом вследствие трудной дороги... Дорога идет далее на юго-запад, удобна для езды и приводит к последнему селению Харишкин. Это местечко лежит на левом возвышенном берегу Погка, который течет с юга и имеет мост, через который дорога идет к левому берегу. Оно лежит к юго-западу в 6 верстах от Куртата. Долина суживается, а дорога становится трудной и неровной... По неровной дороге мы вскоре дошли до старой разрушенной стены, в которой находилась башня. Эта защитная стена, как рассказывают, была взята хитростью франкским ханом после длительной осады. Правительница показала сигналами, как овладеть стеной, вышла замуж за хана, и франки, между прочим, начали разрабатывать рудники.

На плоском каменистом берегу реки я обнаружил различные богатые куски руды, которые, вероятно, оторвались от ближайших снеговых гор. Ни одна местность не показалась мне так богатой минералами, как эта, и я нашел здесь также топазы и горный хрусталь, которые лежат кругом реки с большим количеством

кварца.

Хилак лежит к югу в 2 верстах от старой стены у входа в долину, которая все больше расширяется по направлению к югу. Местечко лежит на левом берегу Погка и имеет плохие, каменные, близко друг от друга построенные жилища... Местность холодная и неплодородная; жители бедны и нуждаются в дровах. В трех верстах выше лежит другое селение, вблизи от которого Шамара, текущая с юго-востока, впадает с правой стороны в Погк. У истоков этой речки живут трин-ши39, а у истоков Погка—сахинзы, ближайшее селение которых лежит в снеговых горах. На южной стороне снеговых гор в 12 верстах живут нарри до самой линии снегов. Дорога идет к границе Грузии и Имеретин... Большая дорога" на Армению и Анатолию проходит поблизости... Другая дорога идет с юга, юго-запада в Северную Имеретию через Маминсон к Хлоби, северному селению провинции Кадш...

В долине Куртата дорога удобна для езды до самого северного селения Шифгис... К востоку около ручейка идет пешеходная тропа по лесистой возвышенности по направлению к селению Кобан. В 10 верстах от Куртата мы достигли небольшой, окруженной лесами равнины у истоков Файнагидона, на левом берегу Погка. Поднявшись по пешеходной тропе по возвышенности на левом берегу Файнагидона через густые леса вдоль хребта гор, я достиг через 7 верст селения Картш. Это последнее лежит у подножья горы на левом берегу Файнагидона и состоит из плохих деревянных хижин. На крутом высоком холме, находящемся посередине долины, лежат старые каменные жилища, обнесенные стенами и башнями, в большинстве развалившимися и плохо содержащимися. К западу в 4 верстах на возвышенности правого берега реки лежит другое селение, где мы переночевали у старшины Татта, богатого человека. Это местечко живет обособленно от Картша и имеет на обнаженных, лежащих кругом горах" хорошие пастбища и стада. К северу, на вершине лесистого предгорья, растет лучшее красное дерево негной, тисовое дерево. В полутора верстах к западу, на такой же возвышенности, лежит второе селение, около сбегающего с юга ручейка. От истоков Файнагидона идет пешеходная тропа через густые леса вперемежку с маленькими лугами. Она ведет в долину 10 верст длиною около левого берега Погка. Река течет по равнине в 25 верст длиною. Недалеко от ее истоков в нее впадает река Кезил, а выше — Татартупа. Она вливается в Терек, в 5 верстах от впадения Кумбелея. У предгорий, в 6 верстах к северо-востоку и в 2 верстах к югу от

Погка, находятся развалины осетинского Подвора, лежащие в прекрасной плодородной равнине, в сторону центра Осетии и к югу от Моздокской дороги. Архимандрит с несколькими священниками из Осетинской комиссии, поселившиеся здесь для обращения осетин, в связи с волнениями были вынуждены перевести это очень полезное учреждение в Моздок, откуда протопоп время от времени отправлял нескольких неопытных священников в северные горы...

Мы достигли двух маленьких речек с крутыми берегами, из которых наиболее значительной является Швадок. В двух верстах к северу от горыг на таком же расстоянии от Арадона (бешеная река) на равнине находится небольшой лесок, называемый священной рощей и имеющий примерно 200 сажен в диаметре. Из суеверия ее избегали, потому что тот, кто в ней срубал дерево, подвергался неминуемому несчастью. С другой стороны рощи бежит речка Гатипс, у истоков которой растет красное дерево.

По соседству течет Арадон... Это самая быстрая и большая река после Терека.

Дорога на Валагир идет по левому берегу Арадона. Селения этого округа начинаются в 8 верстах в горах и разбросаны вдоль возвышенности долины. Долина более узкая, чем остальные и менее плодородная, вследствие чего жителям не хватает достаточно пропитания. Они основали две колонии на восточной стороне предгорий: к югу — Саликардон, а к северу, у склона горы — Баригсан, на речках того же названия. Я вскоре убедил их спуститься для обработки земли на равнину под горами и вернулся с несколькими их старшинами для осмотра местности, где они еще этим летом просили позволения поселиться. Местность у речки Ширау, которая протекает мимо в нескольких верстах от Арадона, представляется им особенно выгодной. Около речки лежит ровное пустое предгорье, которое они выбрали для постройки селения.

Перейдя 4 .небольших речки, мы достигли Усдона (белой речки). Он образует два рукава, выходя1 из скалистых высоких гор, которые тянутся как стена из скал от Арадона к западу до Уруга. Вдоль восточного рукава по второй дороге приходят к валагирским селениям Ходо и Нузал, а отсюда и в самый округ...

У с д о н

Река Усдон, или по-русски Белая получила свое название от многочисленных известняков, находящихся по ее берегам; она имеет довольно крутые берега, но течение ее менее быстрое и сама она меньше, чем реки высоких горных цепей... В северной долине у истоков на лесистых флецовых горах лежат два наиболее значительных селения Кубати. Первое лежит на левом высоком берегу реки, которая омывает его с южной и восточной стороны... С другой стороны к югу от реки стоит на крутом высоком берегу обоих рукавов, которые здесь соединяются,-более старое селение Кубати; оно господствует над обоими ущельями наВалагири Дугор, имея с юга сзади себя густые леса и скалистые горы. В первом селении стоят деревянные жилища с огороженными дворами и садами. Во втором южном селении среди каменных строений виден замок бадила-тов с одной высокой башней.

В садах они разводят, по примеру кабардинцев — бобы, турецкий маис, редьку, огурцы и большое количество обыкновенного зеленого табака; всем этим они торгуют с Моздоком. Они хорошо обрабатывают поля и обменивают излишки на скот у кабардинцев, которые в этом отношении обычно более нерадивы. У них имеются большие стада, по сравнению с другими горцами они зажиточны, в чем им помогли плодородная почва и хорошее местоположение. Они являются недавно вы-: шедшими колонистами дигоров и из Уруга. В первом селении живут кургоги, во втором — кельмени и ми-зошты из бадилатского рода, их начальники, считающие себя равными князьям.

При моем приезде все были в большом смятении и волнении. Старшины сопротивлялись в течение многих лет все усиливавшемуся притеснению бадилатов, которые хотели обращаться с ними по примеру кабардинских князей, как со своими подданными...

В течение двух лет, когда я объезжал Малую Кабарду и изучал ее, народ принес неслыханные жалобы на бадилатов полковнику Фромгольду.

Так как положение казалось слишком трудным, то их обнадежили. Бадилаты обратились к кабардинцам, которые, однако, благодаря своему собственному сомнительному положению, не могли оказать никакой помощи или только в незначительной степени. Для того, чтобы поддерживать волнение в горах, они все больше поднимали бадилатов против народа. Помимо надежды, которую они имели, подчинить себе народ этими ссорами, они также отнимали у него пошлины, в которых те отказывали бадилатам.

При моем приближении селения, граничащие близко с Кабардой, послали своих старшин ко мне с жалобами на то, что молодой кабардинский князь Мизошт отнимал у них пошлины. Согласно моим инструкциям я должен был всю Осетию считать совершенно независимой от Кабарды, и я пригрозил этому кабардинцу, что я его схвачу и велю отвезти на границу. Князь убежал, оставив уже погруженные телеги, которые были снова вручены владельцам. После этого случая большинство селений посылало ко мне в Кубати своих старшин со своими жалобами. Я призвал туда бадилатов, но получил настойчивый отказ; для более подробного расследования дела я назначил общее собрание всех дигорских старшин в Каретшау.

Каретшау — колония дигорцев, лежит на северо-запад от Усдона под лесистыми предгорьями на Уру-ге... Посредственная дорога приводит вскоре от Кубати, через окруженную лесом речку, в 6 верстах к реке Дур-Дур, между обоими источниками которой лежит значительное селение Дур-Дур. Название Дур-Дур (камень-камень) произошло от большого количества камней. Река выходит из ближнего лесистого предгорья, течет на север-северо-восток и близ Татар-тупа впадает в Усдон. Вместе с ней Усдон вливается в Терек как раз перед ущельем, к югу от Татартупа впадает в Усдон, чем делает ущелье еще более неприступным. Селение Дур-Дур в полуверсте от предгорий считается за бадилатской семьей Таговер, которая состоит сейчас из 7 братьев, старший из которых Эйдек для сохранения   своих прав  заново крестился   и покинул сторонников бадилатов.

Идя по левому рукаву Дур-Дура, дорога вьется вдоль плоской возвышенности и через три версты проходит через речку Большой Гуссарек, а еще через две версты через Малый Гуссарек, которые вскоре соединяются и через 6 верст впадают в Дур-Дур. В нескольких верстах протекают два рукава Псогла (по-русски их ошибочно называют Соола); в трех верстах отсюда по Татартупскому ущелью течет речка Хатин с двумя рукавами и впадает в Уруг.

Река Уруг

Уруг40 начинается в высоких снеговых горах имеретинской провинции Радша, принимает в себя много горных ручьев, течет по горам и вытекает из глубокого узкого скалистого русла в лесистое предгорье. Где-то выше Дшулата он впадает с левой стороны в Терек. Он затрудняет дорогу на Бештомак, Каретшау — большое селение в 23 верстах от Кубати, лежит между крутым и высоким берегом Уруга и берегом реки Харсин, которая течет с юго-запада и около этого местечка впадает в Уруг. Местечко имеет удобное и хорошее местоположение, деревянные строения, сады, поля, особенно хорошие пастбища и здешний табак, который горцы считают наилучшим. Татартупская горная цепь тянется за селением в сторону Кавказа. Она замыкает здесь Суншу и образует между Суншей и Уругом большую осетинскую равнину, одну из превосходных и плодородных местностей, по которой протекают 8 больших и некоторое количество малых рек; с помощью обработки она могла бы сделаться счастливейшей местностью, однако она лежит необработанной вследствие обоюдной боязни кабардинцев и горцев.

Ниже Каретшау, в 8 верстах к северу от возвышенности левого берега Уруга, в узком ущелье, проделанном рекой через Татартупские горы, лежат селения Ватшило, Вассилово и Тума, принадлежащие незаконнорожденным детям бадилатов. Кабардинские селения Коголкин граничат с ними с северной стороны. В 8 верстах к западу на Лесгерне, у подножья гор лежит самое крайнее осетинское селение Кобан.

Между ними и Каретшау лежит Татартупская цепь, через которую сквозь леса ведет не особенно удобная дорога. Все селения, лежащие впереди и у подножья гор, являются новыми поселениями живущих в горах диг'орцев, с которыми они все связаны и находятся в родстве...

При увеличении народонаселения они не нашли другого пути расселения, кроме северных степей. К югу турки оттеснили беглых имеретинцев до снеговых гор Кавказа. К западу они граничили с татарским народом бассианами, или лучше сказать балкарами.

К востоку они дошли до Усдона, но далее их остановили сильно заселенные валагирские долины. Ба'ди-латы соединились с кабардинцами, получив благодаря этому возможность поселиться у подножья гор. Народ попал в зависимость, а благодаря этому, власть бадилатов усилилась, и форма управления стала более аристократической; при моем пребывании она снова изменилась в демократическую.

Бадилаты, хотя они и не называют себя князьями, но требуют таких же преимуществ и смотрят на старшин, как на своих узденей (дворян). Тумы, происходящие от незаконнорожденных детей, являются их солдатами, приходят по требованию вооруженными и насильно взыскивают штрафы, часть которых достается также и им. Бадилаты вместе с кабардинским союзом приняли также магометанскую религию. Их род увеличился в настоящее время в полтора раза; большинство из них не имеют значительных или никаких владений. Они вступают в брак между собой или с самыми знатными кабардинскими семьями.

Старшины у бадилатов, согласно их традиций, происходят от маджаров, из одного и того же рода с ними и склонны к христианской религии; часть из них приняла крещение, в особенности обитающие в селениях на границе со степью. Однако их христианство, за исключением крещения и имени, не имеет никакого значения.

Благодаря общей ненависти к бадилатам и их защитникам кабардинцам, среди них возникло отвращение к магометанской религии. Их крещение поэтому чисто политическое, для того, чтобы путем вписывания своих имен обеспечить себе ближайшую помощь России. Простой народ вступил в тесный союз со старшинами   по сходству   образа мыслей   для того,    чтобы помочь удержать свою свободу. Они хотят называться христианами и имеют некоторое знакомство с христианскими верованиями, например, с великим постом и почитанием св. Георгия и Ильи, но все это вперемешку с суевериями.  Пример таких суеверий  я увидел   при моем возвращении в Кубати.   Сильная гроза,    часто наблюдавшаяся в предгорьях, погнала работавших в полях женщин в селения и в 50 шагах от моей палатки убила молодую женщину. После удара те, которые с ней шли, издали крик радости, стали петь и танцевать вокруг убитой. Все полевые работники, так же как и все жители   селения,   собрались вокруг   танцующего круга, невзирая на то, что гроза продолжала бушевать. Их единственным напевом был: «О Елаи! Ельдаер чоп-пей». Слова, которые никто не мог мне объяснить, поскольку они сами не знали языка, из которого они были взяты. Кружась в хороводной пляске повторяли они в такт эти слова, то в таком, то в обратном порядке, причем один запевал, а хор подхватывал. Убитой после грозы надели новую одежду, ее положили на подушке на то место и в том положении, как она была убита и до самой ночи продолжались беспрерывные танцы. Ее родители, сестра и муж танцевали, пели и представлялись настолько довольными, как будто бы это было какое-то празднество потому, что печальные лица оценивались бы как грех против Ильи.

Это празднество тянулось 8 дней и попечение о нем нес горный врач Геншек, эскулап Кавказа, получивший свое искусство от старых женщин и прославленный всюду благодаря своему лечению травами. Он, которому я вследствие любопытства пожертвовал много подарков, известил меня о новом событии. Он насильно заставил пораженного когда-то молнией юношу пойти к месту, где лежала убитая. Там верят, что все, пораженные молнией, но оставшиеся в живых, становятся

служителями  и провозвестниками  воли   Ильи;  даже скот, пораженный молнией, получает свободу.

Как только молодой человек приблизился к убитой, он поздоровался с ней, как с товарищем, назвал ее такой же счастливой, как и он сам, пел, танцевал в кругу, извивался, упал, наконец, на подушку к убитой, закрыл глаза и продолжал до 'полного изнеможения биться в конвульсиях, во время которых четыре сильных человека едва могли удержать его. Хор возобновлял пение и пляски, когда судороги оставляли его, но как только они усиливались, все останавливались и смотрели на страждущего с большой серьезностью и благоговением. Юноша рассказывал с закрытыми глазами очень бойко о том, что он видит у Ильи и называл все имена убитых, которые находились рядом с ним. . • По целым часам, корчась попеременно в судорогах, возвещал он в восторге приказания Ильи для умершей. Самым значительным был приказ поддерживать огонь в течение 8 дней около трупа и воздержание от всяких работ и ремесел.

Были собраны подарки, убитая была положена в гроб и выставлена в течение 8 дней на подмостках. На восьмой день ее положили в новую арбу (телегу), которую должны были везти пара быков с белыми пятнами. Быки были выбраны таким образом, что они принадлежали скупому человеку: после этого их убивали. Эту шутку проделал с ним врач потому, что он не уплатил ему за лечение. Молодые люди шли процессиями с родственниками по соседним деревням, пели и собирали подарки скотом и другими продуктами. Подарки шли. для убитой, или для празднества, или для родственников, в число которых входил и доктор, и юный ясновидец. За несколько подарков доктор открыл мне свой обман, именно, что он перевязывает молодому человеку руку, чтобы препятствовать кровообращению, вследствие чего естественно и начинаются судороги. Несмотря на жару, я не мог через 8 дней заметить в гробу никакого гниения; осетины считали это за чудо, но так как гроб был заколочен, то я не мог разъяснить обман. Гроб был поставлен, наконец, на телегу, запряженную быками, и им позволили идти, куда они

хотели; там, где они сами остановятся, и должна была быть похоронена убитая. На этот раз быки остановились у ближайшей травы; сейчас же выложили четырехугольник из камней, на возвышении в несколько футов, поставили гроб и заложили его кругом и сверху камнями, образовав возвышение в сажень высоты. Рядом с этой кучей камней воздвигли шест с натянутой козьей шкурой и головой; рядом на более маленьком шесте повесили лучшие одежды усопшей и поели сообща у могилы собранные подарки. Скот убитой (так ее благодарили) был отпущен в степь, где он получил свободу и оставался непотревоженным. Этому скоту привязали значок и, если он приближался к пастухам, его снова отгоняли.

Волнения среди дигорцев продолжались, а недовольство бадилатами среди старшин и народа ежедневно все увеличивалось. На собрании в Каретшау насилия этих последних были расследованы, и я потребовал их прибытия туда во второй раз, чтобы кончить по-хорошему их ссоры. Они созвали собрание в горах около Дугора, обещали все привести в порядок и уладить по-хорошему,   но тут же сделали  воинственные приготовления и принудили многих присоединиться к их партии. Они старались склонить меня на свою сторону; их удерживал исключительно страх перед большим собранием в Каретшау, но как только оно разошлось, они пришли   ко мне за   правосудием.   Роспуск собрания в Каретшау казался мне более необходимым, что многие для защиты своих семей должны были вернуться в горы. Через три дня было созвано новое заседание в Кубати, и перед этим между ними была учинена присяга,   а именно:   по первому  требованию   России принять присягу верности и насильно задержать бади-латов; не допускать никакого насилия бадилатов над отдельными людьми, но защищаться сообща под страхом смерти.

На третий день собрались старшины Кубати, куда на этот раз пришли 20 бадилатов. Они уселись в узком ущелье, держали себя миролюбиво, обещали за все насилия дать удовлетворение и всем вместе принести присягу. Все казалось обещало быть очень хорошим.

Бадилат Эйдек дал себя окрестить, а другой из Каретшау отправился к русской границе к генералу Фабри-цию, чтобы изложить устно свое дело. Я также писал тогда, что верил в ближайшее улаживание дигорских волнений. Я ежедневно заставлял сообщать себе исход переговоров и нашел, что меньше всего упоминалось о том, что я предложил сделать. Через 6 дней стал ясно виден обман бадилатов, которые стремились только выиграть время. Я назначил следующий день как для принесения присяги, так и для улаживания главных вопросов. В этот день они были сговорчивы, самое главное было сделано, и собрание тянулось до ночи, между тем как я убеждал их оставаться вместе до окончания дела. Присяга за неимением корана была отложена до следующего дня: в этот день бадилаты убежали в горы. Я узнал с помощью небольших подарков, что они сговорились никогда не сдаваться России, противиться всем русским приказаниям, нападать на русских, убивать их посланников, грабить несговорчивый народ и продавать самых знатных предводителей в рабство.

Старшины с гор известили меня как об этом, так и о том, что бадилаты вошли перед этим в соглашение с черкесами и бассианами, своими соседями, и ждали от них помощи. Старшины умоляли также о помощи во имя всего дигорского народа. Я сделал еще одну попытку и послал к ним толмача, чтобы по-хорошему уговорить их приехать ко мне; кроме того, я приказал тайно разузнать их приготовления. Они упрямо ответили толмачу, что, если я останусь еще один день в их местности, они сумеют меня открыто или тайно по дороге убить... Они вооружили около 600 человек, частью из своих, частью взятых из народа. Они хотели с их помощью захватить узкое ущелье между скалистыми горами и крутыми берегами Уруга, захватив все пути сообщения предгорий как для того, чтобы сделать невозможным подступ к ним, так и затруднить мне выезд из гор, принуждая этим горцев присоединиться к ним.

Рано утром несколько старшин пришло ко мне, умоляя о срочной помощи, иначе все погибло. На следующий день было решено сделать на меня нападение, убить всех кругом меня, захватить дорогу, укрепиться и умертвить всех сопротивляющихся. Я очутился в неприятнейшем положении. Я был слишком далеко, чтобы дать о себе сведения и потребовать помощи. Если бы я поспешно убежал, это дало бы бадилатам время укрепиться, сделаться опасными и означало бы навсегда потерять доверие народа: это было как раз то, что именно и ожидали бадилаты. Я выбрал выход, против которого все, благодаря связанной с* ним опасности, возражали: именно, доверяясь ненависти народа, уйти с ними в горы и заставить бадилатов насильно пойти на соглашение. Только благодаря обычному праву сохранилось еще некоторое почтение к бадилатам, и я знал, что месть народа задерживалась только из-за отсутствия вождя. Я приказал собравшимся у меня старшинам  внезапно  собрать  население  Кубати:   во   время этого бадилаты скрылись.   Старшины провозглашали на улицах, чтобы от каждого дома вооружился один человек и, взяв с собой запасы провизии на три дня, под страхом отнятия быка, встал бы на мою .защиту. Они выставили  не более 60 человек.   Мои старшины сказали мне, что незначительность штрафа вызвала сомнение в серьезности дела. Я удвоил штраф и начал с пары быков. Тогда ко мне побежали со всех сторон и через несколько минут кругом меня собралось несколько сот хорошо вооруженных горцев. Я тотчас же отправил нескольких из них с казаками и старшинами в селение Дур-Дур, Каретшау и Кобан, чтобы таким же способом собрать народ. Я назначил им сборным местом обнаженную гору над ущельем, где сходятся все дороги из этих селений.

С 300 дигорцами и 6 казаками отправился я после полудня через селение Кубати к западу вдоль левого рукава Усдона в горы. Я оставил перед ущельем отряд из 20 казаков и нескольких горцев... Я послал старшину с несколькими дигорцами... захватить узкое ущелье и через нескольких старшин дал знать живущим дальше в горах собраться ко мне рано утром под ущельем. С наступлением ночи расставленные посты привели молодого бадилата Мисоста, который хотел пробрать-

ся к своим, но нашел все проходы занятыми. Он прятался со своими 5 рабами в горах, наблюдая за мной и хотел теперь сообщить своим о моем приближении. Его сообщники признали, что не предполагали последнего шага, но скорее боялись русских войск, почему они больше наблюдали за дорогой к границе и слишком поздно узнали об ополчении селений.

В тот же вечер пришел из Дур-Дура отряд в 200 человек, а около полуночи такой же отряд из Каретшау. На рассвете пришло еще 300 человек из Кобана и других селений. Уверяли, что придет еще больше народа, но я считал себя достаточно сильным, чтобы пройти через ущелье с войском, состоявшим более чем из 900 вооруженных людей и проникнуть к месту сбора бадилатов, чтобы не дать им времени для подготовки встречных мероприятий. Как только я достиг узкого ущелья, я отпустил пойманного Мисоста к своим с мирными предложениями. Я сказал ему, что бадилаты сами заставили меня прийти к ним в Дигору, так как они тайно покинули собрание в Кубати. Я пришел без всякой другой цели, кроме улаживания их споров по справедливости, взятия у них присяги верности России, подкрепления согласованных в Кубати пунктов и отобрания у них обеспечения их верности. Если они будут вести себя спокойно, я обещал им правосудие и справедливость и обеспечивал им навсегда милость моего шефа, которому я передам их защиту, когда они передадут ему свои дела.

Я оставил в узком ущелье Уруга несколько сот человек и спустился с гор... Здесь мне сообщили, что собравшиеся горцы ожидали меня в Дигоре, чтобы присоединиться ко мне. Они не осмеливались покинуть эти посты из опасения, что стоящие вблизи бадилаты могут напасть на их селение при уходе. Я двигался вперед по равнине к югу, не обращая внимания на бадилатов, которые, как я знал через перебежчиков, угрожали на меня напасть и всем рискнуть, когда я буду приближаться к селениям. В 2 верстах от селений встретили меня посланники народа и старшины, стоявшие за дигорцев. Они желали счастья предприятию и принесли известие, что бадилаты покинуты многими

своими приверженцами и при моем продвижении к их крепким замкам и жилищам убежали в скалы и крутые возвышенности; народ Дигора ожидал меня с нетерпением. Я отослал еще несколько сот человек в ущелье Уруга, чтобы не быть отрезанным с этой стороны. Это ущелье одно из наиболее значительных в Кавказских горах... Дорога ведет по склону восточной горы к равнине и через 5 верст достигает северных дигорских селений. Я шел по дороге через села вдоль нижнего склона гор вплоть до реки Гарниске, которая течет к востоку и на полпути впадает с правой стороны в Уруг. Вдоль правого берега гарнисская дорога идет на юго-восток вдоль крутых возвышенностей его берега, где когда-то находилось место обитания бадилатов. Напротив, на левом берегу, на крутой высокой скалистой горе лежит укрепление этих бадилатов.

Я достиг, наконец, моста, по которому перешел на левый берег, где стояли собравшиеся дигорцы. При моем приближении все оживились и так как они считали себя достаточно сильными, то стали требовать от меня, чтобы я тотчас же повел их на укрепление бадилатов; все мои советы были отклонены; они требовали полного уничтожения бадилатов, так как считали, что без умерщвления их нельзя было надеяться в будущем на спокойствие. Я был в страшном затруднении удержать необузданный народ от нападения на замки бадилатов; оказалось гораздо труднее их укротить, нежели собрать. Их превосходство делало их буйными, и ничто не могло их удержать — ни приказания, ни просьбы, ни угрозы. Мое сопротивление и запрещения только еще больше  разжигали  упрямство народа;   так как   они насильно хотели заставить меня согласиться с ними, то я сделал вид, что уступаю. Но в то же время я старался склонить на свою сторону самых важных, извинялся за осторожность и после различных уверток добился, наконец,  их полного доверия.   Я говорил   о том, что крепости бадилатов не могут быть взяты без трудностей, что большинство народа без провианта и тяжесть их содержания ляжет на ближайшие селения. Самые знатные старшины были из этих селений, и они не были склонны взять на себя тяжесть пропитания стольких

людей. Этим мне удалось уговорить народ уйти с предгорий для обеспечения себя провизией, но быть наготове возвратиться по первому требованию. Жители самых отдаленных селений отправились обратно, оставив со мной своих старшин; в результате толпа уменьшилась почти наполовину; остальные, увидев, что они стали слабее, сделались спокойнее и послушнее.

Народ сохранил свой перевес над бадилатами; он собрался на небольшой равнине на левом берегу Гарниске, посредине которого стоит старинная каменная часовня. Она служит им для отправления богослужения, жертвоприношений и пирществ по праздничным дням, а также в качестве ратуши для совещаний. Они считают ее святой и питают к ней благоговение. Она очень старая, глубоко осела в землю, имеет 12 шагов в длину и Ш в ширину, плохо сооружена из камней с плоской земляной крышей. Вход и пара маленьких отверстий находятся на северной стороне: через них проникает мало света. Внутри стены украшены головами, рогами и костями, а в западной ее части в большом ящике собираются такие же головы и кости жертвенных животных. Они служат в качестве летописи и по ним вспоминают о наиболее важных происшествиях, имевших место во время жертвоприношения, остатки которого сохраняются... Несмотря на то, что эта хижина была грязна и полна паразитами, а костяные украшения стен выглядели безобразно, что при слабом освещении и зажженном посредине огне имело еще более ужасный вид, мне все-таки пришлось уступить общему желанию и согласиться здесь остановиться. Они полагали, что оказывают мне большой почет, а себе хотели обеспечить этим более счастливые результаты, если я остановлюсь в таком священном месте; таким образом, их предрассудки стали моим законом. В лежащей ниже долине земля, за исключением обработанных полей, совершенно неплодородна; население держит скот на высоких вершинах южных гор, куда были отведены также наши лошади. Дорога туда трудная и узкая, поэтому скот при наличии нескольких пастухов находится в политой безопасности от всяких грабежей...

Через тайных   приверженцев   бадилатов,   которые были мне известны, я старался победить их недоверчивость и упрямство. При их посредстве я призвал их к себе и с помощью серьезных убеждений показал им, сколько мне стоило труда успокоить народ, требовавший их уничтожения.  Я убеждал их в моих   усилиях привести дело к благополучному исходу при условии оставления  ими своих  укреплений  и доверия  в мою справедливость, которая ничего не требовала, кроме спокойствия. В противном случае, при длящемся с их стороны сопротивлении и не будучи в силах больше удерживать  отвагу  народа,   их  замки   подвергнутся нападению. После повторных обещаний всяческой безопасности бадилаты согласились выйти из своих укреплений для новых переговоров с народом.

Согласно обычаю, бадилаты и народ расположились друг против друга на равнине двумя кругами в 200 шагах друг от друга. Свое мнение они передавали через 2 вестников с палочками в руках, стоявших между кругами; для этого они выбирали хороших ораторов, которые умели отвечать на все возражения другой партии. Кроме того, каждое собрание имело у себя своего оратора, который повторял своему кругу слово в слово речь вестников, когда наступал его черед. Он собирал также мнение круга и давал заключение и ответ двум другим вестникам своего круга, передававшим его другому кругу. Оба вестника никогда не говорили вместе, но один подсказывал другому, если тот забывал что-либо из своей речи или когда возникало недоразумение. Эти вестники вели себя во всем как страдающие; как только собрание  становилось  слишком громким, они  замолкали  и  предоставляли  другим   вестникам приносить ответ. В серьезных и трудных случаях вестники говорили не на своем родном языке, но на татарском или черкесском, а оратор передавал это вольным переводом или дословно. При совещаниях чужие вестники удалялись, прения велись бурно, говорили в особенности старшины, и их красноречие оказывало значительное действие. Они говорили друг после друга; если мнения разделялись, то каждая партия говорила друг против друга, и если они не могли прийти к согла-

шению, то все вставали и садились в некотором отда^ лении столькими кругами, сколько было мнений. Дебаты продолжались до тех пор, пока не удалось собрать большинство голосов, после чего снова садились в один круг. Здесь ясно сказывается влияние ораторов или старшин на простолюдинов, которые в конце концов, не упрямясь, следовали за большинством голосов. Без такой уступчивости при той свободе, которая царила среди них, никогда нельзя было бы прийти к соглашению. Кто сидит на собрании — не смеет удалиться, а тому, кто не принадлежит к нему, запрещено приближаться. Это делается для того, чтобы на совещание не пробрался шпион. Они заседают с раннего утра до вечера, не р-асходясь, всегда с оружием в руках; в полдень они не трогаются, так как едят обычно только утром, вставая, и поздно вечером.

Заседания продолжались в течение пяти дней, не приходя к заключению. Часто, благодаря повторениям одного и того же, так разгорячались, что обе партии начинали угрожать друг другу в припадке враждебности. Мне с трудом удавалось успокаивать разгоравшуюся ненависть и снова восстанавливать их переговоры. Я все еще по-прежнему был их посредником, когда уже, как казалось, не осталось никакой надежды на соглашение. Но, наконец, все было сделано, вплоть до пунктов, касающихся податей, выплачиваемых ба-дилатам:этот вопрос причинил много затруднений. Народ был готов платить бадилатам подать по примеру, своих дедов, когда эти подати были, добровольными и •незначительными. -Но бадилаты требовали их выплаты по обычаю своих собственных отцов, т. е. по примеру тех времен, когда начались уже притеснения.

Между тем я старался с помощью народа перетянуть из числа их сторонников, тумов, незаконнорожденных детей и потомков бадилатов. Когда-то они были свободны от всяких податей и не платили ничего, за исключением добровольных подарков, пользуясь напротив многими преимуществами перед народом. В новые времена они не только сделались вассалами, но бадилаты смотрели на них и на их имущество, как на свою собственность, вследствие чего они требовали с

них произвольные выплаты. В результате ухода тумов, образовавших третий круг, бадилаты потеряли 200 вооруженных человек, что значительно убавило их силы. Однако бадилаты все-таки еще не сдавались: их высокомерие грозило решить дело оружием. Наконец, из числа их сторонников был перетянут также Бекби— старшина черкесов, или «черных черкесов»... • Эти черкесы живут под высокими снеговыми горами до истоков левого источника Уруга» за последними убежищами бадилатов. На этом собрании в Каретшау я неожиданно с большой опасностью познакомился с этим Бекби. Я отправился через густой лес без оружия и конвоя на возвышающийся холм, чтобы незамеченным нарисовать ландшафт местности. Я наткнулся на его скрытое убежище и был окружен. Проявленное . мною хладнокровие и выставленный предлог, что я сознательно без оружия и конвоя пришел к нему, чтобы сделаться его гостем, как будто бы снискали мне его доверие, из чего я впоследствии извлек большую пользу. Бекби хитрый и решительный человек и известен всюду среди соседей и в горах, как отважный разбойник. Ложное честолюбие увлекло его к этому пороку, который, согласно здешним понятиям, считается большим совершенством. Он поклялся и перешел со своими сторонниками на сторону дигорского народа.

К этому же склонились местечки Какадур и Дони-фарс, которые уже в течение нескольких столетий отделились от остальных дигорцев, жили в демократическом государственном устройстве41 и поэтому не были запутаны в существующих несогласиях. Несмотря на то, что они жили в дигорской долине, бадилаты не могли их покорить, и соседи считали их непобедимыми. Они живут в узком ущелье на склоне горы, на левом берегу Уруга и к западу от них находится достопримечательная пещера св. Николая. Они почитают его, приносят жертвоприношение и представляют его себе в образе орла... Когда они видят орла перед сражением, они принимают это за предзнаменование победы, и это суеверие сделало их непобедимыми и укрепило их республиканское государственное устройство. Они жаловались мне на два валагирских селения, которые

с некоторого времени перестали соблюдать обычай принесения в жертву святому белого быка; в качестве оправдания они выдвигали необходимость восстановления почитания своего великого покровителя, что требует от них больших расходов. Я вышел из положения тем, что отложил это дело на будущее.

Бадилаты не приходили ни к какому заключению, и мы ежедневно замечали, что они предпринимали меры к своей защите. Уговоры не помогали; я попробовал с помощью неожиданного удара принудить их скорее необходимостью, чем добром. Старшины должны были убедить Бекби, чтобы он на следующее утро

асел со своими черкесами в узком ущелье между собранием и укреплениями. Это дело было тем более легко выполнимо, что Бекби со своими приверженцами каждый день ночевал в лесу. Бадилаты в этот день необычайно медлили перед собранием, так что мне пришлось осведомиться у них по вопросу их задержки, тем более, что я полагал, что задуманное дело наполовину открыто. Они ответили мне, что собрались между собой для решения последних пунктов присяги с тем, чтобы на сегодняшнем собрании все могло быть без замедления окончено. Наконец, они появились, но их приготовления, увеличенное и лучшее вооружение казалось не предвещали ничего мирного. Заседание было более бурным, чем всегда; было больше криков, нежели переговоров; бадилаты дали почин к перерыву переговоров; встали и начали угрожать оружием, потому что они охотнее бы погибли, нежели согласились на предложение народа. Я пошел к ним и указал им на тот пункт, которым можно успокоить народ. Я представил им неминуемую гибель и страшное положение, в которое они поставили себя своим упрямством. Я намекнул им под большим секретом о засаде, которую им приготовил народ и убеждал их, что благоразумие требует лучше согласиться-с народом, нежели все потерять. Они растерялись и установили, что дела были действительно так, как я сказал.

Положение было настолько серьезным, что они отдали себя и все свое благосостояние на безграничную

милость России, предоставив мне закончить дела с на-

родом. По составленным статьям была принесена клятва. Стороны, согласно обычаю, вырезали эти статьи на бирках и обменялись половинками в качестве взаимного соглашения.

Главные статьи были таковы:

1.  Должна быть принесена общая клятва верности России.

2.  Все  дигорцы,   сделанные   бадилатами   рабами, должны быть отпущены и все незаконно взятые во владение со времен их отцов земли должны быть отобраны. Весь скот и оружие, которые были насильственным образом  удержаны,  должны   быть  возвращены, -насколько можно отыскать таковые.

3.  Подати бадилатам  будут уплачиваться  впредь согласно старого обычая, но будут точно установлены.

4.  Тумы должны быть впредь независимыми от ба-дилатов и пользоваться одинаковыми правами с народом и старшинами дигорцев.

5.  Бадилаты не могут требовать с их селений никаких податей до точного выполнения пунктов соглашения, но после их выполнения они приобретают, однако, свои старые преимущества.

6.  Один бадилат и двое старшин из каждого селения отправятся к русскому старшему начальнику, чтобы подтвердить соглашение.

7.  Все бадилаты и старшины 30 дигорских селений подтвердили присягой и приложили вместо подписи свои пальцы под соглашением.

Все ссоры были отложены, и мир между бадилатами и дигорцами был снова восстановлен... Так были восстановлены мир и согласие в Дигорских горах после 10 лет непрерывных волнений. Мне с обеих сторон дали конвой; я отослал обратно свой казачий отряд из 4 человек и вместо него взял охрану из горцев.

Таким образом, путем подчинения этого народа, была установлена свободная и до сих пор нам неизвестная связь с Имеретией через горы. Более чем три тысячи оссов сделались подданными России и, находясь сзади Малой и Большой Кабарды, они могли бы в случае нужды направить этот неспокойный народ на другие мысли, содействуя им.

Осетия богата минералами и хорошими металлами и сулит большие доходы. Единственным затруднением является недостаток дерева поблизости. Неудобные дороги мешают проникнуть в богатые лесами места. В различных местах я обнаружил куски руды. Только так называемый валагирский золотой песок не кажется мне тем, за что его выдают. Он был найден в погребе одно* го валагирского старшины. Я оказался настолько счастлив, что после долгих трудов случайно обнаружил известный усдонский свинец, которым горцы пользуются для изготовления своих пуль. Горная цепь, проходящая с запада на восток вдоль Валагирских долин, имеет на своей северной стороне высокий холм, который омывается двумя речками с севера и востока. За ним . на склоне горы находится небольшой сосновый лес, единственный в этой лишенной леса местности. Этот лес, возможно, был бы достаточен для небольшого горного производства. Добываемая руда должна была бы отвозиться на вьючных животных на 15 верст к северу к густым лесам у подножья Кавказа. Здесь находится самое безопасное и удобное место для горного завода. Минерал содержит как будто бы, кроме мышьяка, свинца и серы, также достаточно серебра, обещает хороший доходи лежит на поверхности. Первые сведения о нем я получил через грузин, которые под предлогом переговоров со мной держались в моем соседстве. Беглец из Имеретин, который жил у них в течение некоторого времени, пришел ко мне просить защиты.

Я расспросил его о занятиях этих грузин и приказал ему показать мне тех горцев, которые имели с ними самые близкие отношения. Он привел ко мне молодого горца, который после многих обещаний и подарков признал, что они собирают камни. На другой день он мне принес под большим страхом руду и хотел меня убедить, что это ему будет стоить жизни, если я его предам. Успокоившись полученными подарками, он мне указал местность, где имеется много ям, которые как будто бы были обнаружены трудолюбивыми искателями руды.

Прежде чем переходить к дальнейшему, я останов-

люсь несколько на их истории, которую я почерпнул из их саги. Дигорские долины, где с давних пор существовало демократическое государственное устройство остальных оссов, с приходом бадилатов были покинуты. В первое время они жили совершенно свободными и в качестве вождей имели рыцарей из своей среды, •которые являлись их защитниками и судьями. Они содержали их добровольно без установленных' обязанностей и права наследования. Их заслуги давали им преимущество, а добрая слава подкрепляла это. Послед-•него и притом самого знаменитого рыцаря горцы воспевали еще в своих песнях о героях. Его могила, находящаяся у истоков реки Гарниске в узком ущелье, ведущем в сторону большого Дигора, еще до сих пор пользуется почитанием; кругом нее втыкают зеленые ветки и приносят жертвоприношения. Место овально обложено камнем, а немного севернее воздвигнуто несколько больших осколков скалы, чтобы показать могилы остальных героев. Они построены без всяких надписей. С приходом бадилатов они прекратили все это, а эти последние старались отличиться в каких-нибудь делах. Бадилаты были двумя братьями, потомками маджарского хана, после рассеивания Маджар они наткнулись во время своих похождений на жителей спокойных Дигорских долин. Их приняли как гостей, и они поселились в южном углу возвышенности,' где проходит дорога в долину Гарниске. Они застроили у входа в ущелье небольшой кусок неплодородной земли, который имел едва 200 шагов в окружности. Это покинутое теперь место называется еще бадилатским полем. Так как они жили на вершине узкого ущелья, то они несли охрану прохода и получали за это добровольные пожертвования на свое пропитание. Эта охрана и эти взносы сделались потомственными. Этот обычай, что охрана определенного ущелья и крепости является правом семьи, которую за это содержат, я часто встречал в Грузии.

С помощью последующих набегов и грабежей, в которых бадилаты были предводителями, они приобрели богатство и авторитет. Они сделались защитниками слабых семей, приобрели этим расположение народа,

снискали себе всеобщее влияние и в результате защиты дигорцев сделались постепенно их властителями. По мере возрастания их власти, благодаря приверженцамг росли и их требования к народу. Путем связей и родства с кабардинцами они стремились, как и те, пользоваться правами князей, равными которым они себя почитали. Они получили, вероятно, эти княжеские преимущества от греческих царей за то, что пропустили через Кавказ греческую армию, которая долгое время была заперта персами на южной стороне.

Единственно, что является достоверным это то, что дигорские старшины произошли от старшего брата, а бадилаты — от младшего. Старший брат, как расска* зывают, ехал при своем въезде на прекрасном коне, а младший — на муле. Восхищение и уважение вызвал тот, который ехал на лошади, а не тот, который сидел на муле: ездить на этом последнем приличествовало только маджарам. Вскоре после этого старший отнял мула, на котором удобнее было передвигаться по горам, а младший чувствовал себя гордым на своей лошади,   которая   обеспечивала   ему  почтение  народа. Вероятно намек!   Старший занялся  делами народа и обработкой земли, а младший делал набеги в равнину, познакомился с черкесами, женился на дочери их князя и прогнал свою первую жену с ее детьми. Они называли ее кума, а ее детей — тума, откуда и пошли так называемые тумы. Дети его незаконной жены были впоследствии, при развившемся многоженстве, причислены к тому же классу. Эти незаконнорожденные дети бадилатов стали их солдатами и защитниками и в качестве   службы   занимались   взысканием   денежных штрафов, зависели непосредственно от них, отчасти вознаграждались за них и должны были за это оделять законных детей определенной долей. При разделении соразмерность   вознаграждения   была такова — бадилатам девять частей, тумам—шесть, старшинам— три: из этих соотношений расцвели позднее остальные преимущества, которые, однако, впервые были введены только в новые времена.  По мере того,  как размножался род бадилатов, возрастало и их превосходство; увеличивались налоги на народ, и росло угнетение его.

Вассалы — тумы и старшины с народом одни занимались обработкой долин и скотоводством,   вследствие чего они   и стали   владельцами   земельных угодий и стад. Бадилаты,   по введенному   обычаю,   не   хотели, иметь  по примеру  князей никакой   собственности ни земельными участками, ни стадами, но кормились податью и лихоимством с дигорцев, над которыми они, с помощью кабардинцев, отстаивали свое господство. Они снискали благосклонность этих последних путем раздаривания своих собственных подданных, которых можно было по слабости или несовершеннолетию обратить в рабство. Имущество их они забирали себе, благодаря чему получали владения, которые заставляли обрабатывать своих рабов. С родством кабардинцев между ними распространилась также магометанская религия, которая, однако, как будто бы не очень вкоренилась.

Дигорцы питают естественную ненависть к кабардинцам, потому что угнетение их происходило с помощью их посредничества.

Во время последних волнений и нападений черкес, на нашу границу бадилаты старались привлечь народ к участию в этом, встав на сторону черкесов. Благодаря отлучке бадилатов, которые помогали черкесам, произошло первое собрание народа, а после полного поражения кабардинцев на Малке дигорцы решились на всеобщий союз против угнетения; эти волнения продолжались до заключения вышеупомянутого соглашения.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО РОССИИ И КАВКАЗСКИМ ГОРАМ

И. А, Гюльденштедт^

С.-Петербург, 1787.

|&Э   февраля (1770 г.) я покинул Червленую43 и, проехав через Козлов-Яр, Мелеусти и Донскую, достиг на другой день   крепости   Моздок...

2 марта... я направился из Моздока к жителям гор, называемым ингушами, или также кисты...

9 марта я вернулся из своего путешествия в горы по прежней дороге в Кизляр, где нашел утвержденный... план моего путешествия на следующий год и некоторое расширение полученных мною инструкций...

22 октября я, наконец, покинул Кизляр... и 28 октября достиг Моздока. Вскоре после меня туда прибыл отряд в 90 человек с 10 офицерами... Они были отпущены... графом Тотлебеном, но имели несчастье в узком горном ущелье около моста через Терек подвергнуться нападению осетин, которые забрали всех их лошадей, оружие и имущество, так что они пришли пешком и в самом плачевном состоянии. Кроме того, князь Муравьев сообщил, что при его отъезде из Тифлиса еще свирепствовала чума. Взвесив все это, я счел благоразумным отложить свою поездку в Грузию... до весны. Путешествие и замечания о Тереке и Кавказских горах.

1771 год

Путешествие в Осетию. 10 февраля генерал фон Медем выступил из Кизляра в горы для того, чтобы наказать осетин за совершенные ими нападения на русские отряды и путешественников, направлявшихся в Грузию или обратно. Я счел это превосходным случаем для безопасного путешествия по горам, которое я принужден был до сих пор откладывать главным образом из-за осетин; я не колебался поэтому ни минуты присоединиться к походу.

Мы шли вдоль Терека до Червленой; здесь мы пересекли его и направились к Сунже, вдоль левого берега которой шли около 140 верст... Затем снова повернули к западу по направлению к Тереку и достигли его у границы Осетии. Отряд поднялся вверх по Тереку 30 в. до осетинского селения Верхний Чим.

Здесь проходит дорога из Грузии в Моздок, по которой войско отправилось обратно. 11 марта мы достигли Моздока и на следующий день я снова вернулся в Кизляр.

В горах я часто делал экскурсии в обе стороны от

дороги, в особенности к устьям Терека и Сунжи, а также в осетинские селения, при этом моя карта Кавказских гор значительно расширялась44.

Путешествие по Малой Кабарде45... 12 июля я отправился с князем Малой Кабарды Арслан-бек-Тау-султаном и его двоюродным братом князем Девлетуга Келеметом из Моздока через Терек в Малую Кабарду. по которой мы путешествовали до 15 августа; я посетил незнакомые мне до сих пор районы этой гористой страны и северную часть Кавказских гор, в особенности по реке Урух или Иреф до ее истоков. Эта местность населена народом, который называют дигорцами; их селения Джинага46 и Стур-Дугор расположены как раз у подножья снежных гор. От этих селений дорога идет через снежные горы, от вершины которых на южной стороне до границы Имеретии считается всего полдня пути.

Округ дигорцев. Я намеревался пойти по этой дороге; однако кавказские ледники (глетчеры) оказались в одних местах слишком крутыми, а в других были перерезаны почти бездонными, глубокими трещинами, так что я не рискнул пройти через них, тем более, что многие из моих лошадей повредили себе копыта и стали хромать. Кроме того, конвой и помощь дигорцев обходились слишком дорого, так как в качестве пошлины оии требовали 5 рубашек или 40 локтей полотна за каждого человека из моей свиты и 2 рубашки за каждую лошадь; помимо этого они хотели получить еще 5 рубашек за каждого помощника, в котором я буду нуждаться при переноске вещей. Однако мой запас полотна не был настолько велик. Кроме того, поскольку я достиг уже своей цели и ознакомился с физическими и политическими особенностями этого района, я повернул назад и направился по обычной дороге из Моздока через Осетию по горам.

Нижний Ним в Осетии. 18 августа я достиг по этой дороге осетинского селения Нижний Чим и поставил себя под защиту и помощь осетинских старейшин Темир-Султана и Ахмета.

Нижний Чим, согласно точным измерениям полковника фон Ливена, расположен к югу от Моздока и на-

ходится всего в 98 верстах 40 саж. от Кургокина кабака47 (31 вер. 320 саж.) и Саур-кабака (51 вер. 320 саж.). От Нижнего до Среднего Чима — семь верст. Отсюда до первых грузинских селений князя Казбека еще 25 верст; всего от Моздока — 129 верст 40 саж. Согласно исчислениям опытного пешехода, проходившего по 4 версты в час, расстояние от Моздока до Казбека равно 137 верстам.

Постройка мостов, через Терек, который приходилось часто переходить, а также прокладка дороги заняли много времени вследствие различных препятствий и затруднений. Я пользовался этими перерывами, насколько это было возможно, для исследования гор и пополнения ранее собранных известий об осетинах.

Путешествие в Грузию. Из нижнего Чима... 11 сентября я выехал, наконец, с моими спутниками, среди которых находились также 24 терских казака в качестве воинов. Это случилось в то время, когда упомянутый ранее князь Ахмет доставил грузинскому царю I Ираклию несколько сот взятых на службу осетин. Мы проехали по горам через небольшие станции, правда с большими трудностями, но без несчастных случаев, и к концу этого месяца достигли Душета в центре Кар-дуеля, где меня очень хорошо принял грузинский наместник князь Койхосров Чалокашили. В связи с этим я остался там для исследования местности и отправил в Тифлис моих осетинских спутников, неразлучно следовавших до сих пор за мной...

Река Терек вытекает из снежных гор Кавказа с самого высокого хребта на границе с Грузией. От своих истоков, находящихся высоко в горах близко от истоков Арадона, впадающего в Терек и Арагви иДиди Ли-ахви притоков Куры, Терек течет сперва к востоку через осетинский район Тирсау48; потом... он направляется на север-северо-запад; достигнув предгорий... после впадения реки Малки... он поворачивает на восток-юго-восток, а затем на северо-восток, где и достигает Каспийского моря. Блаюдаря этому получается, что Кизляр находится на 40 верст севернее Моздока, а этот последний расположен севернее Шадрина, самого южного русского поселения на Тереке..,

Притоки Терека. 1. Около истоков, высоко в горах, имеются 3 речки, вдоль которых расположены районы Кеви, Вапи, Макут, грузинские местечки Арша, Пан-шети, Степанцминда и несколько осетинских селений.

2.  Речка Кизил49, начинающаяся высоко в горах; на ней расположен осетинский район Тагаури.

3.  Пфок50, Фог, или по-черкесски Пог начинается высоко в сланцевых горах; около его истоков находятся медные прииски, так же как и на некоторых его притоках. На этой реке расположен осетинский район Куртат или Куртаули.

4.  Арадон, называемый   также Ордан   и Иордан, впадает в Терек слева... На Арадоне сверху вниз расположены следующие районы: осетинский район Девале-ти, по-грузински   Твалта,   или Долети   по-осетински; осетинский район Сака около истоков Джеджа притока Риона; затем осетинские районы Нар, Маммезон, или Мапсурари и Сарнкали, в котором имеется медная руда. Все эти 5 районов, находящиеся высоко в горах, объединяются часто под общим названием района Маммезон.

Ниже этих районов, вдоль горной речки, слева и далее в известняковых горах расположен район Вала-гир...

7.  Кумбелей, как называют эту реку черкесы, или Галим на языке кистов, начинается в сланцевых горах и впадает слева в Терек. Берега этой реки сильно заселены;    вдоль   нее    расположены    районы   Гелексан, Аккинюрт, Ангуш, Шалха, Вапи и Хакал.

8.  Иреф, или Урух, впадая в Терек слева, начинается высоко в горах. На нем, а также на его небольшом притоке Дугор расположен район Дигор.

Крепость Моздок. Это пограничная'крепость и арсенал Моздокской линии. Она расположена в лесистой низменности на левом берегу Терека и доступна только с одной стороны. Местность представляет собой открытую высокую степь, благодаря чему климат в ' Моздоке теплее и здоровее, чем в Кизляре. В постановлении о ее основе указано, что приниматься во внимание должны только азиатские и среди них лишь хри-

стианские   жители,     армяне   и   грузины,   а   также прозелиты из татар, осетин   и других  жителей гор...

Путешествие и заметки, сделанные в Грузии в 1771 году

Я уже упоминал, что 11 сентября 1771 года я выехал из осетинского селения Чим в верховьях Терека, откуда с моими спутниками и под охраной осетинского князя Ахмета с сотней вооруженных осетин проехал через высокие снежные горы и благополучно достиг Душета в провинции Кардуеля; этим я положил начало выполнению своих старых, одобренных императорской Академией наук планов объездить Грузию и южный склон Кавказских гор с'целью изучения путем наблюдений и исследований этих, правда с давних пор прославленных, но до сих пор только поверхностно известных по своим географическим и физическим свойствам местностей; кроме того, я намеревался как можно лучше ознакомиться с обитающими здесь народами, их поселениями и государственным устройством.

14 ноября я достиг царской    резиденции  Тифлис.

От Моздока на Тереке до Тифлиса на Куре находятся следующие станции: от Моздока до самого нижнего осетинского селения Нижний Чим на Тереке — 96—100 верст. От Нижнего Чима до Верхнего Чима, или Ахметова на Тереке—7 верст. Отсюда вверх по Тереку через горы до Степанцминда, самого северного местечка Картли на Тереке — 22—25 верст. Отсюда идет обычная дорога в Коби—16 верст. Из Коби в Гуда—9 верст. Через Ананур—42 версты. В Душет—11 верст. Отсюда ч.ерез различные местечки в Тифлис— 50 верст. Если же ехать из Моздока прямо до Степанцминда, первого грузинского местечка, то расстояние равно примерно 130 верстам, отсюда до Тифлиса—128 верст.

Всего... 258 верст.

Переезд из Тифлиса в Имеретию. 20 июня я покинул, наконец, Тифлис под охраной и в сопровождении столь дружелюбно настроенного ко мне и к моей экспедиции ксинс эристава Давида; вечером после 4-часо-

вого пути, во время которого мы перешли мост у Бери, мы достигли Мцхета.

24 июня из Тифлиса вернулся генерал Сухотин, за которым я последовал в лагерь у Мухрана, где и остался на следующий день.

26 июня отряды выступили в Душет, я же отправился в Ахалгори, где нашел свои отправленные вперед вещи и откуда продолжил свой путь. Здесь мы услышали, что 28 июня на Мухран напали лезгины и разграбили его.

29 июня я отправился из Ахалгори вдоль левого берега Ксани, в которую до селения Икотте впадают три речки. Путь до этого места был проделан мною уже раньше, еще в апреле месяце. Здесь на правом берегу Ксани находится селение Иелдва, а на значительной возвышенности — крепость Цисколи. Через 'Д часа мы достигли селения Орнита на одном из левых притоков Ксани. В нескольких верстах выше по этой речке находится селение Алеви, а в ее верховьях расположен осетинский округ Сапершети. Напротив Орниты на правом берегу Ксани находится Курта.

Через час мы достигли места, откуда некогда вытекал Бергтеер, впадавший в Ксани около селения Сад-гезур, у устья речки Садгезур; его дома расположены по обоим берегам Ксани.

Через добрый час пути на западном берегу Ксани мы увидели старый замок Квени Ипне, где прежде жил эристав. Он расположен на крутой горе. Через l|^ часа мы достигли речки и на западном берегу Ксани увидели селение Сакорети. Еще через 'Д часа мы переехали Ксани по деревянному мосту и въехали в крепость и монастырь Ларгви, расположенные на правом берегу Ксани около устья речки Чурте. Выше в 1 версте в Ксани с левой стороны впадает речка Карчоки, которая течет по той же стороне в 10 в. выше речки Чраз-ма. На всех этих речках расположены .небольшие грузинские селения, а у их истоков находятся осетинские районы, называемые по наименованиям речек Чуати, Карчах, Чразма. Все они подчинены эриставу. Напротив монастыря Ларгви находится селение Лагоше, населенное осетинами.

Вес'ь путь от Ахалгори до Ларгви идет на северо-восток и отнимает 4 часа, или равен 20 верстам. Дорога идет по известняковым скалам и настолько узка, что по ней не может проехать никакая повозка. Возвышенности в большинстве лесисты и только по направлению к речкам встречаются низменности, пригодные для земледелия...

30 июня я провел в Ларгви. Поскольку я намеревался вернуться сюда из Имеретин и уже отсюда отправиться в путешествие по горам по направлению к России, я оставил, как в надежном месте, все излишнее для путешествия в Имеретию под наблюдением студента Крашенинникова, в распоряжение которого я дал также 2 казаков.

: 2 июля мы отправились верхом из Ларгви сперва на юго-запад, затем на северо-запад вверх по Чарта и через 3 часа достигли осетинского селения Скунет.

По прямой линии от него на восток в 8 в. находилось Ларгви, на юго-восток — гора Лардсобани, а на юг, за черным хребтом, селение Колоти.

Из Скунета наш путь шел в гору в течение 1 часа; еще через 1 'Д часа мы достигли хребта возвышенно-. сти, где в некоторых местах лежал снег, и откуда на юг брала свое начало река Меджуда, а на севере впадающая в Батара Лиахви, т. е. Малую Лиахви, речка Ткуптура, вдоль которой живут осетины. Отсюда мы проехали еще час в гору до осетинского селения Скле-би-Бассели, где переночевали.

Около Склеби на Меджуда находятся 4 осетинских селения и грузинские селения Датвенткари, Цольдеви, Атени, Джавахкари, Исрол и Салькенткари; вдоль Лехура расположены осетинские селения С.-Хратсхара и Босселта и грузинское селение Колоти.

2 июля мы выехали верхом из Склеби и направились на запад с большими отклонениями в стороны благодаря извилинам дороги; сперва в течение получаса мы ехали в гору, где с возвышенности увидели ущелье реки Батара Лиахви, затем после дальнейшего подъема в гору в течение 'Д часа, мы достигли осетинского селения Циппор; отсюда мы спустились вниз и через час достигли реки Батара Лиахви. По прямой

линий она находится всего в 5 в. к западу от Склебй.

Мы переехали реку и через 3/4 часа достигли по правому берегу крепости Адзерискеви. Здесь мы снова перебрались на левый берег реки, вдоль которого через '/4 часа достигли селения Цунбани. Затем в течение 3/4 часа мы три раза переезжали реку, и, сделав даже значительную часть пути по воде, достигли, наконец, осетинского селения Самкари. Отсюда в 3/4 часа пути на возвышенности расположена крепость Белло-те. От Беллоте в !Д часа пути к западу находится осетинское селение Эртула, напротив которого на левом берегу Лиахви расположено селение Хутабскари. На правом берегу через '/4 часа мы увидели селение Сац-хеноти, окруженное стеной. Направление дороги от первого пересечения Батара Лиахви идет на юго-юго-запад и составляет по прямой около 17 верст.

Вечером меня посетил двоюродный брат эристава Грузии, который носит персидский титул каллерага; после многих раздоров эристав был вынужден уступить ему Беллоте и другие селения на БатараЛиахви.

3 июля через час пути из Сацхенети мы достигли речки Гриа около селения Ванати, где на левом берегу Батара Лиахви видна крепость Ванати, расположенная на значительной высоте. На речке Гриа расположен осетинский район Чру, принадлежащий царю Ираклию.

Далее на Батара Лиахви, вверх по его правой стороне, к югу расположена в получасе пути крепость Эредви, принадлежащая князю Павленишилли. Она находится на склоне горы, и из нее открывается вид к югу на открытую равнину до Гори. Из Эредви мы повернули на запад и через Р/а часа достигли у подножья горы селения Крцхинвал где я разбил свою палатку. Это местечко находится на левом берегу Ди-ди Лиахви—Большой Лиахви, но церковь его стоит на правом берегу реки.

Из-за лезгинских разбойников нельзя было пустить лошадей пастись на луга, так что пришлось им давать корм на месте.

Жители были как раз заняты жатвой пшеницы и ячменя. Липы стояли в полном цвету.

4 июля я пробыл здесь и отправил нарочного к царю Соломону в Кутаис с уведомлением о моем намерении отправиться отсюда в Раджа; я просил его снабдить меня охраной для дальнейшего путешествия. Так как я должен был пройти через осетинский район Джау-ком51 (по-грузински Джависхеоба) на Диди Лиахви, то эристав призвал к нам старейшину этого последнего, который принадлежал к фамилии Губилто или Гобилишилли и жил в Гупта на Диди Лиахви.

5 июля мы выехали верхом из Крцхинвала и отправились  вверх   вдоль правого   берега   Диди   Лиахви. Вскоре мы увидели селение Гризе и осетинское селение Уданети, примерно в 1 в. к западу от дороги. Через i/2 часа мы достигли крепости Тамарашев и лежащую к западу от реки на возвышенности необитаемую крепость Тактакиани, где на левом берегу Диди Лиахви мы увидели селения Хеоти и Сарцени. Через .Va часа пути к северу мы достигли покинутую крепость Ачабе-ти и небольшую речку; в !/4 часа отсюда находилось селение Курта, населенное как грузинами,* так и осе-' тинами. Еще через '/4 часа мы увидели необитаемую крепость Кхеви, около которой  на левом берегу реки стоит крепость Свери. От Кхеви мы поехали дальше вверх по правому берегу реки и достигли речки Итра-пула, вдоль которой живут отдельные осетинские фамилии, через 1!/2 часа  мы добрались до  осетинского селения Гупта. Поднявшись из Гупты вверх по реке в течение еще 1'/2 часа, мы достигли порядочной речки Паца. В одном месте она больше Диди и сильно бушует, однако нам все-таки удалось близко подъехать к ее устью. Крцхинвал лежит отсюда на юго-юго-восток. На горном хребте между Диди Лиахви и Паца находится маленькое осетинское селение Паца.   Мы поднялись далее по правому берегу Диди и через 3/4 часа достигли селения С -Хлеппи, откуда на левом берегу реки видно селение Гузала. В С-Хлеппи стоит еще маленькая старая каменная церковь, которая служит теперь только убежищем  осетинским  преступникам. Кругом церкви лежит много оленьих рогов и имеется также много могил. На одной   из новых могил стоят

палки с косами из волос, которые вырывали себе жены в припадке скорби.

6 июля в С-Хлеппи меня покинул мой верный провожатый и защитник Давид эристав и возвратился в Крцхинвал. Перед этим он передал меня осетинским старейшинам из Гупта; снабдил также письмом к князю Георгию Джапаризи, управлявшему в Они. Он оставил мне 3 своих людей, которые понимали по-русски, осетински и грузински и были знакомы с дорогами в Имеретин.

Из С-Хлеппи я отправился верхом на север-северо-запад и через час достиг осетинского селения Сверце-ри. Проезжая мимо, мы увидели большую драку примерно между 100 людьми, возникшую вследствие того, что один из них потребовал от гостя другого подарка и невежливо обращался с ним. Драка была настолько горячей, что даже женщины, после прибытия которых обычно устанавливается мир, не только не достигли этой цели, но даже сами получили много ударов. Удары наносились палками, а не саблями или кинжалами, что у черкесов и др. считается очень позорным.

Из Сверцери мы после двухчасового пути, не встретив ни одного селения, достигли небольшого селения Кобалто, недалеко от левого берега Паца на значительной возвышенности.

Из Кобалто мы спустились в долину Паца, переехали через реку по плохому мосту и снова поднялись на возвышенность к небольшому селению Тамута, отстоящему от Кобалто на расстоянии примерно 3 верст. Отсюда в 2 верстах к югу на правом берегу Паца видна небольшая крепость Цахо; она прежде служила князю Мачебиле в качестве летнего местопребывания.

Следуя из Цахо в западном-северо-западном направлении, мы достигли после часа пути небольшого притока Паца; еще через час небольшого озера, а спустя 3Д часа добрались до небольшого селения Цона у истоков Квирила притока Риона. От Цахо до этого места по прямой около 10 верст. Местность высокая и поднимается еще выше к северу. Тамута последнее или крайнее осетинское селение в районе Джауком, или по-грузински Джависхеоба.

7 июля мы выехали верхом из Цона на север-северо-запад и в течение часа переехали много горных речек, которые образуют Квирил и питаются снегами северных гор. Через полчаса пути на запад дорога привела нас к реке Джеджо, которая течет с запада-северо-запада и впадает, пенясь, в Рион, имея здесь всего 20 шагов в ширину. Мы пересекли ее по плохому мосту у селения Кудари, на ее западном берегу; это местечко 3 года тому назад было опустошено вместе с Цони имеретинскими князьями, вследствие чего все сторожевые башни были наполовину разрушены. Оно принадлежит к осетинскому району Двалети.

Ниже Кудари живут имеретинцы, подвластные князю Джапаризи, который вместе с Раджис эриставом подчинил себе также и оба осетинских района Двалет и Мапзани.

В Кудари я отпустил осетинских старейшин, наградив их 10 руб. и направил далее свой путь на запад-юго-запад. Через 1V2 часа мы достигли небольшого луга, а еще через час — Цедис — первого имеретинского селения в высокой долине, в 3 в. к западу от Джеджо, принадлежащего князю Джаризи...

От Цедиса мы через час... достигли Джеджо... через % часа доехали до селения Пипелети, где переправились по мосту на восточный берег и поднялись вверх до впадения Джеджо слева в Рион; здесь, снова перейдя мост, достигли местечка Они, где поблизости, по обоим берегам Риона, расположено много селений... В Они живут имеретинцы, армяне, евреи. Все они говорят по-грузински, но между собой объясняются на родном языке. Армяне и евреи торгуют железными товарами из Цадиса, хлопчатобумажными тканями из Картли, а также солью и просом, вследствие чего сюда приезжают осетины из Двалети52 и Дигор, бассы, а также сваны...

Здешний плуг похож на немецкую соху; треугольный лемех наклонно установлен к толстой продолговатой доске в виде лопасти. Сзади находится ручка, а спереди кривое дышло, за которое тянут два быка. Осетины также пользуются этим плугом...

1 октября  со всеми спутниками  и коллекциями я

отправился из монастыря и крепости Ларгви в обратный путь в Россию через Кавказские горы. Мы переправились через Ксани на его левый берег и по истечении 3 1/2 часов достигли Цалкаки, откуда направились к северу и, перейдя Арагви, доехали через 3 часа до Ломиза.

2 октября ехали в течение часа от Ломиза до Млете, где и остановились.

3 октября ехали 3 часа от Млете до Ноакуара, 1 */2 часа до Гопта и 1 Va часа до Коби.

4 октября ехали 2 часа от Коби до Сиони и полчаса до Алихоти; здесь в первый раз мы переехали Терек и достигли затем последнего грузинского селения Сте-панцминда,  являющегося  местожительством   грузинского дворянина, который надзирает за пограничными селениями и получил от царя титул Казбека.

Отсюда во время пути до много раз упоминаемого в дневнике прошлого года Чима, осетинского селения в районе Тагато, или Тагаур, необходимо 5 раз переезжать через Терек, причем ни в одном из этих мест не было в данный момент моста. За первыми 3 переездами присматривают грузины района Кеви, а за 2 нижними — осетины района Тагата.

Для наведения первых трех мостов я должен был уплатить грузинам 60 рублей, которые мне пришлось внести; они выполнили свое обещание уже на следующий день. К осетинам я отправил пешего нарочного с предложением навести два нижних моста по 20 руб. за каждый. Они прислали ко мне депутатов, заявивших, что оба моста уже строятся, но они желают получить за них 80 руб., которые я должен уплатить. Мне не оставалось ничего другого, как согласиться на их требование после бесплодных разговоров об их несправедливости; но я потребовал, чтобы, согласно обычаю страны, они дали мне в качестве заложника человека, которого я мог бы задержать здесь у Казбека под наблюдением моих казаков до проезда через мосты и их район. Они отказались от этого; между тем, вследствие дошедших до меня слухов о том, что они замышляют против меня дурное, я стал присматриваться к ним внимательнее и при расследовании действительно

убедился в этом. Согласно этим сведениям, около 300 осетин района Тагата собралось у мостов для того, чтобы ограбить меня. Вследствие того, что заложники этого района умерли в Кизляре, а все русские отряды ушли как из Грузии, так и из их района, они полагали, что у них снова развязаны руки для грабежей, которые они совершали в начале войны в отношении многих русских отрядов.

Для того, чтобы как можно скорее и благополучнее выбраться из этой опасной местности, я подготовился соответствующим образом.

9 октября различными окольными путями я отправил нарочных в Аугуш, или Иугуш53 к тамошним русским миссионерам и к комендантам Моздока и Кизля-р|а с просьбой освободить и обезопасить меня с по-Аощью отрядов...

Прибытие к Тереку (октябрь 1772 г.). Хотя мы были в безопасности в Степанцминда, но пребывание там в течение месяца очень затруднительно, как вследствие высоких цен на необходимые пищевые продукты, которые делали неизбежными прибавки всему моему отряду из кассы экспедиции, так и вследствие недостатка теплых комнат и конюшен в столь высоко расположенной местности...

Наконец, мы получили радостную весть о том, что несмотря на то, что комендант не мог дать нам никакого конвоя, генерал-майор фон Медем, оказывавший с самого начала помощь и покровительство доверенной мне экспедиции, приказал майору фон Крюднеру выступить с 600 чел. и 2 пушками, чтобы выручить меня. Отряд расположился лагерем у осетинского селения Чим на северном склоне гор у Терека и только 200 чел. перешли горы и дошли до Степанцминда.

2 ноября под защитой этого отряда я выбрался, наконец, из затруднительного положения. Осетины, которые казалось мне только что намеревались со мной сражаться, быстро рассеялись при известии о прибытии отряда и оставили нам мост.

Через 3Д часа мы достигли первого моста через Терек, а затем селения Цдо; спустя час мы доехали до селения Цахдон и примерно через 1 в. достигли вто-

рого моста, а еще через 2 версты — третьего моста у Дарьяла.

3  ноября, проехав от Дарьяла '/4 часа, мы увидели четвертый, а еще через 3/4 часа — пятый мост. Спустя полтора часа мы достигли речки Цалтон, через '/4 часа — Лаарс и еще через час — Чим.

4 ноября мы ехали от Чима до Темир-Султана в течение 2 часов, откуда путь до лагеря занял всего четверть часа.

В то время, как отряд проходил за мной, майор фон Крюднер взял у осетин новых заложников, взамен умерших в Кизляре; по моему прибытии мы в тот же день отправились в обратный путь до селения Саур, которое мы достигли через полтора часа.

5  ноября мы ехали вниз по Тереку в течение 4 часов; через  час мы  достигли Кунбелура,   по правому берегу которого следовали вниз в течение получаса. Там стоял столб из песчаника вышиною в 2 сажени, шириною в 2 фута и толщиной в 1 пядь.

6  ноября. Отсюда до предгорий путь занял 3'/4 часа; '/а часа мы ехали  между .известняковых холмов,  1!/2 часа по лесистым возвышенностям и через 3/4 часа достигли Кургокина.

7  ноября. Отсюда через 1 Va часа мы достигли вторых предгорий,   переход через них   занял также I'/'z часа, а путь вниз по склону по направлению к Тереку отнял 2 '/4 часа. Вдоль Терека нам встретились немногочисленные леса; через 'Д часа, слава богу, невредимыми мы достигли, наконец, Моздока,..

Физическая характеристика Кавказа

Северные сланцевые горы... В осетинском районе Картал, на реке Пого, между этой рекой и ее левым притоком Чиджи, около старой крепости, находятся залежи свинца, содержащие серебро. Два аналогичных места с залежами свинца с серебром имеются несколько далее вниз по реке Пог на его левом берегу, около селения Чимети... Такая свинцовая руда встречается еще в двух местах на Поге, на его притоке, около селения Чаркау.

Свинцовые залежи с серебром имеются также на правом берегу Арадона, притоке Терека, в осетинском районе Валагир. Такую же руду можно найти в осетинском районе Дигор около селения Накапа. Содержание серебра в этой свинцовой руде незначительное, но вполне возможно, что оно обогащает ее в глубине. Как и бесчисленные залежи медной руды в этих сланцевых горах, они остались неизвестными для меня.

Осетинские сланцевые горы особенно богаты медной рудой у истоков Архуна, Сунжи, Кизила, Пфока и Арадона. Около осетинского Чима на Тереке я находил, помимо сланцевых пород, также медь и квасцы.

Железняк встречается во многих местах в этих горах...

О политической географии и этнографии Кавказских гор

Кавказские горы .населены большим количеством значительных и незначительных остатков народов, которые или обитали в них с древних времен, или осели там в виде отделившихся групп при переселении наро-• дов и передвижении их в Европу, или же, наконец, вернулись сюда из Европы по различным причинам. Так, в XII в. генуэзцы господствовали над берегами Черного моря, откуда остатки их, должно быть, передвинулись в Кубеша.

Все эти группы и остатки народов населяют бесчисленное количество районов и округов, которые отчасти поддерживают друг с другом отношения, а отчасти держатся совершенно обособленно; их жители говорят на различных языках; они являются то подданными отдельных деспотов, то, наоборот, не имеют никакой государственной власти, кроме выбранных ими сами-. ми старейшин; они не знают ни законов, ни послушания.

Месторасположение, или местожительство их в горах, количество районов и округов, различие языков и государственного устройства, невежество и отчасти даже дикость самих народов и незначительность многих из них — все это настолько поддерживало их тем-

ноту, что известно очень мало определенного о древних временах, а многое известно только по названиям, которые к тому же зачастую искажены.

Так как Россия имеет сношения с этими народами уже в течение трех столетий, то я счел своей обязанностью разрешить этот вопрос, который был поставлен передо мной Академией, определившей цели моего путешествия; я решил, насколько возможно, пролить свет в это темное царство. Занятие это по самому существу своему оказалось очень затруднительным, а частые препятствия, на которые я натыкался, известны читателям из моего дневника. Все-таки я сделал все, что мог.

На основании собранных и подвергшихся сличению образчиков языка, наблюдений и сравнений разнообразных исторических положений, физического сходства и т. д.— различные диалекты могут быть отнесены к нескольким основным или коренным языкам; различные группы народов могут быть отнесены к небольшому количеству наций, а множество округов и районов к небольшому количеству провинций. Таковы были мои приемы для того, чтобы разобраться в существовавшей путанице  и смешении.   Таким  способом   мне удалось обнаружить провинции или рядом расположенные районы и округа, в которых говорят на одном и том же языке или на различных наречиях, дающих возможность легко установить основной язык...

VI. Провинция Кистов или кистетов54... Округа Ва-пи, Осетия, Макарл55 расположены на притоке Терека, впадающем в него около осетинского селения Чим, между Тереком и Кунбелеем...

ОПИСАНИЕ КАВКАЗСКИХ ЗЕМЕЛЬ

Ю. Гюльденштедт

По его бумагам полностью переработано, улучшено и снабжено разъяснениями Ю. Клапрота. Берлин, 1834.

К вопросу о политической географии и народоведении

Кавказских гор V. Провинция Осетия и осетины

«"трана или провинция Осетия занимает часть высоких Кавказских гор у истоков северных притоков Терека до селения Лескен и южных притоков Куры, Арагви, Ксани, Патараи Диди Лиахви и до Джеджо, притока Риона.

Эта большая область граничит на востоке с районами кистов, на юге — с грузинскими, на западе — с ба-сианскими и черкесскими, а на севере — с черкесскими и кистскими районами.

Жители делят свою страну и самих себя на различные округа — Гир или Ир, Валв или Ваир, Хаутан и Херолин. Грузины и в подражание им русские называют их оссами, а их страну Осетией; черкесы и татары именуют ее Кушха — кость.

Я полагаю, что осетины являются остатками древних половцев или узенов; отдельные слова и употребляемые еще в настоящее время осетинами мужские имена — Итлар, Китай, Урус, Качин, Янсланоп, Кунем, Кусток, Ченегреп, Сурбар, Валдуза и пр.— делают это предположение весьма вероятным56, кроме того, это не противоречит истории. Отдельные слова показывают также, что осетинский язык является совершенно своеобразным и настолько родственен персидскому, что имеет с ним, по-видимому, один корень; это не в такой степени относится к тюркскому языку, как полагает Тунманн57. Когда в 1110 г. русские разбили половцев на реке Дон, остатки их — современные осетины — вынуждены были спасаться, вероятно, в Кавказские горы58. Однако я предоставляю историкам, у которых имеется достаточно вспомогательных средств, описание

/-it

их истории, а сам сообщу лишь о том, что мне известно о современных осетинах.

У осетин имеются князья и дворянство, которые, однако, не были ни богатыми, ни могущественными; до того как весь народ сделался подвластным грузинам, в связи с внутренними неурядицами у этих последних, они, за исключением южной части, добились свободы. Современные княжеские фамилии осетин — Кундахали, Шенат и Тагаротаканша — еще беднее.

Под грузинским господством была введена христианская религия греческого толка, которую исповедуют еще и теперь многие осетины, подданные грузин; русские миссионеры также в последние 20 лет приложили усилия к крещению жителей районов Тагаур, Курт-ат, Валагир и Нар. Вообще к осетинам относится то, что я говорил об абхазцах, именно, что христианская религия, хотя и сохранилась в виде многих пережитков, некоторого количества старых церквей, общепринятого соблюдения больших постов и т. д., фактически потеряла силу в результате необузданного дикого состояния народа, но не была заменена ничем другим.

В настоящее время страна разделена на многие районы, или округа, которые, как уже указывалось, частично подчиняются грузинским царям и князьям, частично признают русское господство, присягнули короне и дали заложников; в некоторой части эти районы подчиняются своим князьям или находятся под властью своих избранных старейшин, над которыми пытаются частично властвовать кабардинские князья. Более или менее не зависящие друг от друга округа не держатся вместе, но живут отдельно даже в открытой вражде, осложняя и без того свою суровую жизнь и уничтожая друг друга.

Они доставляли с давних пор много хлопот русским войскам на линии, хотя обитают далеко от нее; они досаждали нападениями и убийствами путешественников, направлявшихся из Грузии и в нее, а также набегами и грабежами на линии Терека. Когда их наказывали, они признавали господство и защиту русских и давали заложников; но когда эти последние убегали или умирали, и они не предвидели близкого наказа-

ния, они снова становились враждебными. Об этом много сказано в моем дневнике.

Их селения, входящие в каждый район в количестве от 5 до 50, полностью похожи на черкесские; они, большие или маленькие, построены аналогично черкесским и также часто переносятся на новые места. В каждом из них живет от 20 до 100 фамилий.

Их занятия и домашний инвентарь ничем не отличаются от черкесских и абхазских.

Осетинские районы

Местожительство осетин, называющих себя мами-зонами или мамезонами, а грузинами — мапсуанами, охватывает четыре района59.

ЗАМЕТКИ О ПУТЕШЕСТВИИ В ЮЖНЫЕ

НАМЕСТНИЧЕСТВА РОССИЙСКОГО

ГОСУДАРСТВА В 1793 и 1794 гг.

Палласа /7. С., русского действительного

статскаго советника и кавалера

орденов и пр.60

Лейпциг, т. 1, 1803.

"сетины совершенно особенный народ, который переселился в высокие горы и называет себя ир, или ироны, а свою страну Иронистан. Граница идет по северной стороне Кавказа; на западе ее составляет Уруп, а на востоке — Терек; в южной части на западе —Рион, или Фазис древних, а на востоке — Арагва. Они делятся на «ком» (округа) и «коу» (селения); их язык имеет много общих и похожих слов с персидским, немецким и славянским. Этот народ грубый, бедный и очень склонный к грабежам, что делало во вбе времена путь в Грузию опасным через эти горы. Два самых важных округа осетин Дигор-ский и Дурдигор.61

Ветвью дигорцев являются черкесаты62, обитающие на самых истоках Уруха, где этот последний вытекает из снежных гор и впадает с юго-востока в реку Арап...

Дигорцы издавна живут отдельно от осетин; одни

89

являются вассалами бадилятов дворянского племени, живущего   в   горах,   а   другие  независимы.   Жители Донифарса, так же как население  соседних селений, расположенных на левом берегу Уруха, живут по-республикански и в очень плохих отношениях с другими дигорцами. Они  считаются   очень   храбрыми.  У них имеется замечательная пещера святого Николая, который явился к ним будто бы в виде орла; они кладут в нее жертвенное  мясо, за  которым   прилетают  орлы. Дигорцы имеют также храм, где они в важных случаях .. приносят в жертву животных,   мясо   которых едят, а кости заботливо складывают в храме. Черкесаты имеют священные рощи, где каждая семья занимает определенное место и строит свои хижины под деревьями или кустарниками. Ежегодно они справляют праздник, длящийся 8 дней и напоминающий еврейский праздник Кущей. Всякий путешественник,  проезжающий в это время через их страну, должен провести с ними 8 дней праздника. В противном случае он не получил бы права ехать дальше; каждая семья спешит его угостить. Мне нечего добавить к сообщениям Гюльденштедта о других осетинских племенах. По виду они очень похожи на крестьян северной России; у них встречаются как темные, так и светлые волосы, рыжеватая борода; по-видимому, это древнейшие жители гор.

ОБЩЕЕ ИСТОРИКО-ТОПОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ КАВКАЗА

Я. Рейнеггс63

С.-Петербург, т. 1, 1796. Осетины

^<*а левом берегу Терека находятся жилища народа, называющего себя оссами. Другие соседи называют их осей, а русские —лсетинцами.

Ассы Плиния и коссы, или госсы Моисея Хоренско-го были, без сомнения, основным племенем теперешних осетин, которые и теперь еще населяют эту страну, называемую уже Плинием, а за ним и Моисеем Корейским, местожительством ассов и коссов. Возможно, что в древние времена имя коссы, ассы и косаи служило

90

для обозначения всех горных жителей, потому что кос» сэры Страбона также населяли высокие горы и скалы. Лезгины на своем наречии, помимо других названий, именуют также этот народ осаями.

Оссы занимают еще значительную часть северных кавказских равнин и распространились также до южных равнин.

Многие племена этого народа совершенно независимы; другие же называют себя, до тех пор пока им платят, подданными русского императора; третьи зависят от грузин и многие — от иберов.

Их язык совершенно отличается от разнообразных наречий остальных жителей Кавказа; сходство наблюдается только с некоторыми персидскими и грузинскими словами. Впрочем, он благозвучен и богат выражениями, но, подобно остальным кавказским языкам, за исключением грузинского и татарского, вследствие отсутствия алфавита, не имеет письменности.

Оссы одеваются как черкесы, слегка напоминая татарские обычаи. Их оружие состоит из стрел, лука, сабли, ружья и кинжала.

Мужчины высокого роста, крепкие, ловкие... кажутся всегда готовыми и способными убить друг друга; после того, как они вполне пресытятся криком и шумом, они обычно снова становятся хорошими друзьями, и это случается тем легче, если их приглашает кто-либо посторонний выпить стакан хлебного вина.

Их земледелие и садоводство состоит из возделывания ячменя, проса, редьки, лука, табака и репы. У них всегда имеется запас бузы, хлебного вина и не безвкусного пива, они также изготовляют очень вкусный козий сыр, который везде охотно потребляется. Рогатый скот и бараны небольшого роста, редко взрослый баран весит больше 25 фунтов.

Селения оссов в большинстве случаев хорошо расположены. Их дома имеют частью земляные, частью каменные стены; внутренность их темная, пустая и неопрятная. Вожди и знатные люди этого народа обносят, кроме того, свои жилища высокой, крепкой, каменной стеной, в каждом углу которой находятся маленькие сторожевые помещения. На верхней части стены

91

находятся длинные, выдающиеся наружу, острые колья или частокол, на которых висят лошадиные головы и другие кости; за этим частоколом и между кольями наложены в аршин вышины камни, чтобы можно было немедленно воспользоваться ими' при внезапном нападении; однако они (камни) часто проламывают голову хозяину, детям или корове. Снаружи кругом стены лежат от 10 до 12 локтей в ширину низкие груды камней, остовы лошадей и другие кости, которые закрывают доступ как пешему, так и конному и оставляют только узкую тропинку, ведущую к двери дома.

Когда умирает осе, его провожают к могиле женщины, громко проявляя свою печаль. Во время возбужденных криков испуга и содрогания плачущих, его оставшаяся жена Вырывает себе волосы, царапает себе лицо, руки, грудь в полном беспамятстве, в особенности, когда она уже в летах и не может надеяться принадлежать какому-нибудь другому мужчине. Ее неистовое горе похоже скорее на бешеное отчаяние, нежели на нежную печаль. Она все время старается ранить себя камнем или ножом и грозит броситься со скалы или в реку; но на ее счастье ей мешают спутники, которые не покидают ее ни на минуту. После трехдневных слез и воплей вечером на третий день об умершем, наконец, забывают. Тогда мужчины, женщины и дети, сколько бы их не было в селении или сколько бы не принадлежало к данной семье, идут в дом покойника, утешают оставшихся и проводят три дня за едой и питьем за счет умершего, причем похвала усопшего является содержанием их разговоров.

Часть оссов является магометанами, большая часть язычниками и только небольшое количество исповедует христианство.

Согласно свидетельству грузинских летописей, все оссы были покорены царицей Тамарой и обращены в христианство. Оно, вероятно, было распространено довольно широко, потому что в горах, занятых оссами, можно встретить то там, то здесь старые каменные церкви и маленькие часовни. Но, вероятно, они не стали через христианство ни более просвещенными, ни более счастливыми, потому что очень скоро снова вер-

92

нулись к старым обычаям и невежеству и забыли христианство. Между тем они все-таки единодушно верят, что пост является очень похвальной вещью и поэтому вместе с армянскими и грузинскими христианами в течение всего пасхального поста не едят ни мяса, ни рыбы, ни жиров, ни молока; зато сухой хлеб, бобы и горох в соленой воде являются наравне с луком их пищей. Они очень склонны к суеверию и обучают этому друг друга, широко распространяя его по стране. Они верят в доброго и злого духа, обладающего чудодейственной силой и влиянием и называют его особенными именами. Они верят, что его своенравие может быть умиротворено постами, милостынями и жертвоприношениями, а магическими словами и заклинаниями они могут склонить его даже в свою пользу.

Крещеный и мусульманский осе делает из своих старинных торжественных и суеверных обрядов тайну и язычнику никогда не открывает таковых. Он никогда даже не покажет предмет своего поклонения, под которым он подразумевает духа или бога, никому, даже своему ближайшему кровному родственнику; но когда он, даже не называя его, клянется его именем, он никогда не бывает клятвопреступником.

Их тайные сборища собираются большей частью в отдельных труднодоступных местах, где они с помощью дыма от сжигания кустарника кавказской альпийской розы стараются усыпить себя, чтобы в своем более или менее живом воображении увидеть более определенные предзнаменования или выполнение своих желаний.

Если осса подозревают в злодеянии, он должен убедительной клятвой отклонить это подозрение или сознаться; для этого он идет вместе со свидетелями к источнику, расположенному вдали от дороги, к берегу речки или реки, копает ножом или кинжалом яму, вонзает их в нее несколько раз и выкрикивает: «Так да проколю я сердце моего отца или брата или моего друга; так да сделаю я святому или тому духу, в который я верю; пусть это случится со мною самим, если я не говорю правду».

Кровная месть является у этого народа вредным

93

обычаем, сделавшимся необходимостью. С давних пор, по принятому обычаю, ищет оскорбленная семья свое кровавое удовлетворение до тысячного поколения, до тех пор, пока цена крови не будет окуплена деньгами, что редко случается, или пока право возмездия не откладывается благодаря частым подаркам или, что бывает реже, вследствие истекшего времени.

Меня очень поразило, когда, в беседе однажды с • несколькими осетинами, они мне показали человека, находившегося под угрозой кровной мести. Рядом с ним в том же обществе находился в это же время другой человек, искавший этой кровной мести. Из их совершенно невраждебного поведения и обращения друг с другом ни в коем случае нельзя было заподозрить предполагавшееся убийство; однако оскорбленная сторона ожидала только удобного случая, который до сего времени не представлялся благодаря постоянной бдительности и щедрости жертвы. Таким образом, часто проходит 20 или более лет, пока кровная месть приводится в исполнение, причем в течение этого времени обе стороны не оскорбляют друг друга даже словами. Так, например, осетин по имени Бауто убил в 1759 г. другого осетина по имени Мамед и был убит за это в 1768 г. Ахмедом, старшим сыном Мамеда; как только произошло убийство, Ахмед тотчас же взял в свой дом единственного сына Бауто по имени Кайтуго, мальчика 5 лет, и вырастил его вместе со своими детьми. Этот мальчик вырос с сыновьями Ахмеда, привык к вниманию и братской взаимной дружбе и любви, был обеспечен как сын семьи Ахмеда, женился и был введен во владение всем имуществом своего убитого отца; однако, несмотря на столь продолжительные расходы и издержки, Ахмед все-таки не оплатил еще кровь убитого; молодой Кайтуго, сделавшись взрослым мужчиной, часто признавался мне в своем горячем желании быстрее найти удобный случай для выполнения печальной обязанности — убить Ахмеда, своего приемного отца; но его также сильно мучила совесть не накладывать руки на Ахмеда из благодарности, тем более, что он прекрасно знал, что сыновья Ахмеда отплатят ему той же монетой. Кайтуго был убит чеченцами при граби-

тельском набеге 21 сентября 1784 г.; Тево, сын брата его отца наследовал вместе с остальным имуществом также и обязанность выполнения кровной мести, от которой Ахмед старался теперь ускользнуть с помощью подарков и уверений в дружбе; однако он никогда не осмеливался выходить за пределы своего селения без достаточной охраны. Если даже ему удастся избежать преследований своего противника и умереть естественной смертью, все-таки его старший сын станет объек-' том кровной мести.

Здесь часто можно найти в старых могилах медные монеты с древними куфическими, а также парфянскими изображениями; зачастую это только бесформенно отлитые кусочки меди с куфическими буквами или удлиненные, срезанные с двух концов четырехсторонние кусочки, на которых изображена сабля. На некоторых кусочках кроме сабли имеется еще грузинское клеймо царя Темурака; однако нигде в Грузии эти монеты не имеют больше обращения.

Оссы разделены вообще на семь племен. Каждое из этих племен в свою очередь подразделяется на несколько ветвей, которых такое множество, что было бы в высшей степени неблагодарным трудом перечислить все эти племена до последнего колена. Они живут семьями друг около друга и проживают спокойно свое имущество сообща до тех пор, пока разросшееся количество членов не заставляет некоторых из них переселиться и принять новое имя, которое часто изменяется и, наконец, совсем забывается подобно тому, как весенние и летние ключи имеют каждый год новое русло и новое название; поэтому я старательно пропустил все эти непостоянные разбросанные местечки.

Племя такаур, или «владетельные» — это название взято от армянского слова такаур — разделилось на три главных ветви, именно Айрак, Таре и Ахмед. Айрак и его семьи живут в западной части внутренних долин высоких гор. Тарсы занимают со своими коленами южную часть около границы айраков; племя Ахмед напротив, разделенное на девять боковых подразделений и не знаю сколько ветвей, живет по левому берегу Терека, называемого здесь Тирки, и распространяется несколь-

95

ко на запад, откуда немного более на юг по долине, ведущей к Кавказским воротам; их невзрачные жилища встречаются еще к северу у подножья главной цепи гор, где лежит Балта, большое красивое селение, владелец которого называется Темур Тево.

К югу от Балты лежит местность Шимитт64, по которой разбросано много отдельных домиков и маленьких селений; к западу находится Калатс; несколько далее к югу Ларе и другие менее значительные селения, также отдельные жилища семейств, которые расположены между горными речками Куредон, Кай-тадон, Цадон и Макелдон до старой горной крепости Дариель и быстрой реки Тефтарут, на чьих берегах в давние времена была затоплена деревня Голетта, когда 8 лет тому назад, именно 17 июня 1776 г., снежная гора обвалилась и низвергнувшийся лед преградил путь Тереку. Еще южнее находится Цудо, небольшое селение на речке Цшегс, являющееся границей между местожительством грузин и оссов.

Первая упомянутая крепость Дариель стоит на высокой скале на левом берегу Терека. Оссы и другие жители Кавказа называют ее Дариель; однако начитанные грузины утверждают, что настоящее ее название Дарина. Как и вообще вся дорога от Шимитта к Грузии, она является древней известной дорогой, называвшейся Порта Албаниа или Порта Кавказус. Стра-бон правильно указал ее месторасположение, а Плиний, напротив, смешал ее с Порта Кумана и описал под одним и тем же названием.

История происхождения этой крепости заимствована из сказки; живущие кругом народы рассказывают, что ее будто бы построил известный и могущественный человек по имени Дариель, в честь которого она и была названа тем же именем; однако это без сомнения неверно. Дар-уэль, или Дар-уоль означает на татарском языке то же, что Дар или Дербенд означает на персидском, т. е. каменистую, узкую, чрезвычайно затруднительную скалистую дорогу, которую персы называют дер, армяне—дур (ворота); вследствие этого, по всей вероятности, она и обозначалась греками и римлянами словом «порта».

Впрочем тот, кто заложил эту крепость или замок, для того, чтобы защитить армянскую или грузинскую границу от вражеских нападений народов, живущих на севере Кавказа, тот не мог выбрать места более подходящего, чем это, вполне пригодного даже теперь для того, чтобы тысяча человек могли защитить дорогу от нападения ста тысяч, сделав невозможным их продвижение. Она была, вероятно, построена в течение периода затишья могущественным и сильным строителем; до сих пор можно видеть, помимо очень поврежденных стен, прекрасный водопровод, вырубленный в крепких скалистых камнях и доставлявший достаточное количество воды в крепость. Но так как, вероятно, приток горной воды не всегда был достаточным, то строитель преодолел также и это затруднение, построив из обожженных кирпичей покрытую сводом лестницу, которая вела позади крутых скал вниз до берега Терека, протекавшего в 680 футах под этой скалистой крепостью; кругом ее стен находились поля, которые могли в до-. статочной степени содержать гарнизон в 1000 человек.

Хотя имеются еще другие дороги для проезда из России через Кавказ в Грузию, однако только этот путь, идущий вдоль Терека через Порта Кавказус, считается, несмотря на опасность, самым удобным, потому что люди, необходимые для переноски через горы грузов купцов или путешественников, находятся как раз поблизости от этих мест и в достаточном количестве.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                          ;j

Когда кто-нибудь желает проехать из Грузии в Россию, он должен доставить всю поклажу или тюки в последнее грузинское селение Степанц'минда, откуда они переносятся оссами через горы до Шимитта; этот переход равен 30 верстам или свыше 4 немецких миль. Тюки не должны превышать 200—240 фунтов, но даже и при этом условии к одному тюку прикрепляется одновременно по 3 человека, отчасти для того, чтобы нести грузы попеременно, а отчасти для того, чтобы поддерживать и помогать несущему при прохождении по столь ужасным и полным опасности скалам. Стоимость переноски каждого тюка оплачивается 6 рубашками или, что одно и то же, 6 кусками грубого полотна

длиною в 9 локтей, что на деньги равно 4 рублям. Когда купец или путешественник прибывает в Шимитт, ему приходится уплатить собравшемуся там племени такаур еще 6 кусков полотна в качестве мостового сбора и, кроме того, во избежание опасности он должен удовлетворить все остальные попрошайничества. После того, как с большим трудом, терпением, слезами и криками было удовлетворено, наконец, и это племя, удалившееся в свое селение, наступала очередь Ахмеда, который требовал за предоставленное им пристанище, беспокойство и защиту еще столько же, сколько было уже дано всему племени, не принимая во внимание полученную им ранее часть. Но и тогда путешественник не заканчивал еще своих мытарств: несколько верст нижеЩимитта дорога снова перегораживается небольшой сторожевой башней с двумя находящимися там оссами; она стоит в таком месте, где слева находятся высокие крутые скалы, а справа глубокая пропасть, так что едва остается узкая тропинка для пешеходов. Здесь снова приходилось оставлять два куска, полотна и только тогда каждый мог свободно продолжать свой путь, если только на него не нападали другие народы, например, кисты.

Способ, каким эти люди делят между собой полотно, достоин внимания. Вместо локтя они пользуются расстоянием от конца среднего пальца до локтя, причем 10 таких меров равны отрезу на рубашку или куску полотна. Носильщики тотчас же делят между собой полученное вознаграждение. Семьи такаурского племени делают то же самое; но так как старейшин, имеющих на это право, много и ни один из них не доверяет другому, то каждый тотчас же требует себе часть своего дохода, вследствие чего полотно разрезается на столько кусков, сколько имеется налицо людей, имеющих на это законное право; после этого каждый возвращается довольный в свой дом, неся полученную им часть; в результате редко можно встретить осса этого племени, чья рубашка не была бы сшита из очень маленьких и различных кусочков полотна.

Однако все эти препятствия, встречавшиеся до сих пор на пути путешественников, должны вскоре кон-

читься, так как дорога через Кавказ до Грузии должна быть выравнена, согласно приказу Екатерины II. Дорога из Моздока в Шимитт уже стала безопасной, благодаря заложенным крепостям Потемкин, Григорополь и Владикавказ65.

К остальным племенам оссов, населяющим часть северных склонов западного Кавказа, принадлежит племя тургипш66 на реке Кизил. Кизил начинается в 10 в. к западу от Терека и течет 35 в. преимущественно на север в плоских каменистых берегах по плодородной равнине; наконец, он впадает в Малой Кабарде в Терек, приняв справа текущую с юго-востока реку Генал, у истоков которой расположено селение Шано-ва. На правом берегу Кизила расположены — Кари-шау, далее к западу Какедур и несколько более к северу Ламердон, колена племени калача. Племя кобан и одна из его фамилий Саурова, известная своим прекрасным овцеводством, живет далеко к югу, поблизости от высоких гор. Невдалеке от них находится известная среди оссов чудодейственная пещера, называемая «Таувачилья», или пещера дружбы пророка Ильи, потому что этот пророк будто бы останавливался здесь и даже показывается иногда и теперь. Оссы раз в году собираются в большом количестве около этой пещеры и выслушивают с большим вниманием рассказы о чудесах, имевших место за время их последнего посещения; эти рассказы передаются некоторыми отшельниками, которые принадлежат к колену Ламердон и называют себя слугами Ильи и хранителями его дома, за что они получают плату от своего народа в качестве милостыни.

Оссы задерживаются здесь в течение 3 дней; они едят, пьют, заводят знакомства и женят своих детей. Здесь, вероятно, происходят также различные суеверные обряды, но я не сумел узнать о них что-либо достоверное.

К западу от племени Ламердон дорога идет через речку Фокс67, а к юго-западу течет река Пог, отстоящая от Фокса всего в 8 верстах. Равнина и низкие го-> ристые холмы, находящиеся между этими двумя речками, чрезвычайно плодородны и хороши; по этой

причине колено Шорикау избрало эту местность в качестве своих владений.

На левом берегу Пога живет куртатинское племя и его фамилии Харискин, Гора и Гейдикус, распространившиеся до реки Нсигу; в последних горных долинах, вблизи от главной цепи гор, живут еще 3 отдельных бедных фамилии Ладж, Шемед и Базикау.

Отсюда к северо-западу находится многочисленное племя куватай и его фамилии Фартиг, Валассии и Ги-кус; около истоков Пога живут колена мизи и талаков.

К западу от них живет племя догхан на множестве болотистых притоках Нсигу, откуда оно распространилось до правого берега реки Арадон, Иордан, Эрден или, как называют ее другие — Аравон.

К югу от догхан живет бедное колено гули, а на самых высоких горах фамилия Шефеш, имя, означающее «конец», потому что здесь задержалось дальнейшее расселение к югу вверх на возвышенную и неплодородную главную цепь гор.

У подножья главного хребта гор к западу вышеуказанные племена граничат с коленами ганников и гар-риков; гакума и гилак живут в 7 верстах к западу на реке Шумара68, где находится селение, также носящее это название.

У истоков реки Шумара, впадающей с левой стороны в Пог, живут колена тринчи и сагинтси.

От этого места к юго-западу распространилось, на протяжении 12 верст, вплоть до высоких гор, колено оссов нарали; незначительная речка Тайначидон, впадающая также в Пог, отделяет его от бедных фамилий Карч и Тотта.

К югу от Шефеш на высокой горе находится все еще хорошо сохранившаяся и посвященная святому Георгию каменная церковь, от которой, кроме двух колоколов, остались еще, как утверждают, в тайниках книги, священническое одеяние, сосуды и кресты. На той же горе, где стоит церковь, а -также кругом нее, имеется много с трудом и старанием вырубленных в гранитных скалах пещер, которые прежде должно быть служили-или жилищем монахам и отшельникам, или даже местом погребения; однако для последней цели

они представляются еще слишком высокими и просторными.

Согласно рассказам оссов эта церковь изобиловала чудесами, отшельниками и монахами; поэтому ее усердно посещали набожные и верующие люди, которые щедро оделяли приношениями. Этот обычай удержался еще до настоящего времени, потому что тотчас же после сбора ячменя оссы имеют привычку собираться здесь; христианский грузинский священник не пропускает этого события, придавая вес и извлекая выгоду из своей молитвы, тем более, что языческие и магометанские оссы совершенно убеждены, что им полезна каждая молитва, если только она произнесена священником; они хорошо оплачивают его и по старой привычке делают еще много других добрых дел. Они убивают овец, раздают мясо бедным или поедают его вместе со своими родственниками. Голову, ноги и шкуру они развешивают на деревьях и по их быстрому или задержавшемуся гниению стараются предугадать выполнение своих желаний.

Если молния убивает кого-нибудь около этой церкви, то его считают святым. Собирается все племя умершего и его труп хоронят как раз в том месте, где он лежит, празднуя его смерть в течение нескольких дней. Для этого убивают черного козла, набивают его шкуру и устанавливают на высоком*'деревянном шесте около могилы для того, чтобы продлить память Об этом святом почитаемом человеке.

Река Арадон отделяет оссов от другого племени, название которого бадиллы69. Этот4 народ говорит не только на своем собственном осетинском наречии, которым он отличается от оссов, но и на старом грузинском языке; кроме того, им свойственна добродетель, столь редкая на западном Кавказе, именно—они очень трудолюбивы, миролюбивы и спокойны.

Бадиллы известны как очень способные мастера по выделыванию ружей, сабель и ножей; лучший кавказский табак разводится здесь, и им ведется большая торговля.

Некоторые селения этого народа лежат на горных речках Саликардон, Баригсау и Шира, которые все

соединяются в одну реку и открывают себе дорогу в Арадон с левого его берега, вблизи того места, где на правом берегу этой реки живет татарское племя Ва-лагир.

В прежние времена бадиллы были также христианами и до сих пор еще стоит наполовину разрушенная большая каменная церковь на высоком утесе, на север^ ном склоне которого имеется более тысячи пещер раз^ личной величины. Мне непонятно, для какой цели были с таким трудом вырублены эти пещеры в столь твердой земле. Бадиллы совершенно не пользуются ими и многие из них имеют совершенно недоступный вход. Может быть они были жилищем древних народов? Страбон помещал в этих местностях своих троглодитов!!

Маленькая речка Гарниске отделяет этот народ ба-: дилл от другого, называющего себя уйтигур. Некоторые соседи называют их также тигур, но большинство уйтигур.

В VIII или IX столетии в Тамани имело постоянное местожительство племя гуннов под названием уйтигур. Народ, выступивший от Меотийского моря с Cimbern, направляясь к Италии, и разбитый там римлянами, называл себя также тигур. Означают ли оба эти имени один и тот же народ? Конечно, это племя могло быть остатками какого-то народа, потому что их теперешние жилища на реке Уздон, в которую впадает Гарниске, отстоят не так далеко от Тамани.

Уйтигуры говорят на самом старом известном татарском наречии и, кроме того, они также свободно объясняются на старогрузинском языке. Они ленивы и не позволяют своим трудолюбивым соседям бадиллам поощрять себя в работе. Они возделывают ячмень, просо, табак и больше ничего, а их скотоводство наихудшее на всем Кавказе; они очень обоснованно славятся только своим грабежом и воровством. Их авторитет в этом занятии настолько распространен, что никогда нельзя поймать западнокавказскую разбойничью шайку без того, чтобы ее главарем не был кто-нибудь из племени тигур.

Здесь также встречается большое количество пещер

в скалах, как и у бадилл; они пустые, открытые и в настоящее время без всякого употребления.

Том II.

Аланы и сваны

С.-Петербург, 1797.

К северо-востоку от лазов, как раз у начала разделения Кераунских и Гордиайских гор, в долинах главного хребта находятся жилища немногочисленного бедного народа, называемого аланами; татары называют его этеи или эдеки—аланы. Этот народ говорит на особом диалекте древнего кавказско-татарского языка и отличается этим от другого многочисленного народа, населяющего к юго-юго-востоку высокие долины главного горного хребта и говорящего на своем собственном смешанном языке. Он называет себя тсон; соседи называют его по-разному — сваны, сонты, тсинты, а самые скалистые долины они называют Сванетией. Хотя эти племена живут только скотоводством и незначительно развитым земледелием, которое едва доставляет им достаточное количество ячменя для еды, их, однако, никогда ничто не побуждало покинуть свою бедную каменистую страну, делающую их даже неспособными заняться грабежами, потому что татары к северу и иберийцы к югу имели на это более древнее и удобное право.

Не приходится очень сомневаться в том, что аланы являются остатками древнего известного под этим именем народа; также возможно, что современные сваны происходят от того же самого народа, который Страбон знал под этим именем.

Глоби, мамминзон и фитгор

На юго-юго-востоке со сванами и личу граничат дикие неукротимые и многочисленные фамилии глоби и мамминзон, которые благодаря тому, что говорят на очень измененном диалекте осетинского языка, считаются потомками этого народа. Согласно месторасполо-

жению их страны, они являются эсседонами Плиния, к которым я отношу так же личу. Я мог бы, конечно, почти с уверенностью думать, что Плиний под названием эсседон подразумевал также и осетин.

Глоби и мамминзон распространились вдоль главной горной цепи по долинам и средним горам к востоку до другого осетинского племени, называющего себя фитгор; благодаря высокому скалистому месторасположению его называют фитигор (высокая гора); там идет удобная, хотя и очень опасная дорога, ведущая из России в Иберию.

Благодаря неплодородной и каменистой почве, фамилии этих племен расселились порознь, так как одна фамилия нуждается здесь в таком количестве земли, которое в восточной части Кавказа было бы совершенно достаточным для 15 фамилий. Те фамилии, которые живут более к югу и близко граничат с Иберией, несколько более счастливы, так как там часто растут дикие каштаны, служащие им пищей в вареном и жареном виде или заменяющие в сыром виде хлеб. Они держат только коз, потому что эти последние могут пастись наиболее безопасно между скал. Весьма редко можно встретить здесь быков, коров и лошадей; только зажиточные эсседоны, которые могут доставлять нужный корм из отдаленных мест, держат верховую лошадь; бедные эсседоны ходят пешком, а так как эт'о принуждена делать большая часть жителей, то они приобрели в этом почти неподражаемую ловкость:

Мамминзон и глоби — христиане, но не имеют ни церквей, ни часовен, ни священников. Так как они лишены всякого обучения, то из христианства они не знают ничего другого, кроме крестного знамения и ношения на груди латуневого креста. Их крестилось только небольшое количество, потому что алчные к деньгам иберийские священники не получали вознаграждения за труды среди этих опасных для восхождения скал, а из народа никто не хотел идти в Иберию ради крещения.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАВКАЗУ И ГРУЗИИ, ПРЕДПРИНЯТОЕ  В   1807—1808 гг.

Ю. Клапрот™ Том I

Инструкции

I. Цели исследований, предлагаемые графом Потоцким

4. Г. Клапрот именно в Моздоке сможет собрать сведения об осетинах и сумеет получить их от самих осетин. Этот народ, называющий себя ирони, принадлежит к индийской расе. Сарматы-мидийцы переселились с берегов Дона и поселились в стране мисимианов, которые удалились в местности, где обитают в настоящее время; мисимиане, по-видимому, прогнали оттуда гелов, или гилян, живших там во времена Страбона; они находятся теперь в Гиляне, и их называют талиша. Путешественнику (т. е. Клапроту) следует записать побольше осетинских слов для сравнения их с талиш-скими, так как язык этих последних также относится к мидийскому...

6. Осетины являются, вероятно, наиболее легко поддающимся цивилизации народом Кавказа, и путешественнику следует изучить их с этой точки зрения; необходимо установить, что до сих пор задерживало их развитие и что надо сделать для ускорения приобщения их к цивилизации. Я был знаком в этой стране с архиепископом по имени Кай, который напечатал катехизис и некоторые другие книги на осетинском языке. Путешественнику надлежит узнать, насколько успешными оказались заботы архиепископа. Я снова повторяю, что любопытное всегда должно уступать место полезному и основной целью должно быть лучшее ознакомление с Кавказом.

12. Нам очень плохо известны берега Абассы от Анапы до Мингрелии. Однако мы совершенно уверены в том, что у подножья гор обитают народы, значительно отличающиеся от других кавказцев. Среди них в горах, у истоков Убуха живут азги, называемые, сог-

ласно другим данным, также аланами. Они говорят, как полагают, на особом языке и носят шляпы. Не стоит говорить о том, как было бы интересно ознакомиться с этими народами, которые являются асами и ассипургами древних географов.

13. Что же касается других аланов, которые, по данным Рейнеггса, будто бы живут к северу от лезги-нов, то я сомневаюсь в их существовании. Вообще путешественник должен взять за правило проверять все сведения, приведенные Рейнеггсом, и подвергать их тщательному изучению для того, чтобы можно было решить, какие из этих сведений правильные, а какие следует отбросить. Труд Рейнеггса, составленный без достаточной точности, поскольку автор являлся в некотором роде авантюристом, содержит много ошибок еще и потому, что был опубликован после смерти автора.

16. Современный Ширван является страной древних албанцев, покоренных Помпеем; их называли также аланы, а армяне... называли их агуани. Эти древние албанцы, или аланы уступили свою страну туркам...

II. Вопросы и замечания относительно Кавказа и его

жителей в связи с путешествием Ю. Клапрота

в Грузию

А. Лерберг

4.  Подчиняется ли еще России дворянская фамилия Бадилетов, которая утверждает, что относится к мад-жарам и правит частью осетинских дигорцев. Эти последние подчинились, как нам известно из достоверных источников, в 1781 г., и с этого времени был открыт до тех пор неизвестный путь между Моздоком и Имере-тией (Паллас, 1, 143).

5.  Имена тигур и уитигур, которыми Рейнеггс обозначает дигорцев, являются, вероятно, искажениями; а может быть, так называет это племя кто-нибудь из их соседей (Рейнеггс, 1, 234).

6.  К наиболее странным жителям  гор  относятся карачаевцы, балкары и чегемы; говорят, что это татар-

ские племена... Являются ли они древнейшей ветвью монголизированных татар или это остатки гуннов,, прежних жителей этой страны, которых Константин Порфироносный называет цихи; возможно также, что это остатки половцев, и Гюльденштедт совершенно неправильно принимает их за осетин... (Гюльденштедт, 1, 460 и 470; Паллас, 1, 406, Штрит, IV, 249).

III. Господину Ю. Клапроту по случаю его путешествия в Грузию

Г. Круг

1.  В русских летописях встречаются имена: Абарук, Алук, Альтуноп, Атургий,   Башкарт, Блиуш,   Боньяк, Яросланопа, Итлар, Кобкан, Кобран, Коштий, Кунам, Курья,   Курток,   Осалук,   Шарукан,   Селук,    Сокал, Шташ, Сугр, Сурбар, Тарг, Тарсук, Ченегреб, Тугор-кан, Турандай,   Урузоба, Вельдиус.   Согласно Гюль-денштедту, среди осетин до сих пор употребляются следующие мужские имена: Итлар, Урус, Саба, Рат-шин,   Янсланоп,   Кунем,   Кусток,   Ченегреб,   Зурбар, Мальдуза и др. Из Георгиевска мне пишут, что дело обстоит не так. Насколько это правильно? И можно ли найти объяснения этих имен в осетинском языке? Не встречаются ли они также у их ногайских и других татарских  соседей?  Возможно,  они  имеют  какое-то значение на татарском языке?

2.  Как называют осетины своих соседей: черкесов, карачаевцев, балкаров,грузин, лезгин, русских, персов и др.

6. Рейнеггс упоминает о каком-то народе тигур, или утигур, который говорит на старейшем известном татарском диалекте. Являются ли они дигорами или дигирами Палласа и осетинами Гюльденштедт»*

Ответ на первый вопрос

По прибытии в Моздок я показал упомянутые имена одному осетину по имени Алексей Бугулов Мисост

из селения Хиллаг Бугульте, расположенного на реке Фиаг, или Пог; он часто путешествовал по всей Осетии и знает почти все фамилии своих соотечественников; он уверял меня, что эти имена не встречаются у них, но зато обычны у черкесов и абазов, за исключением имени Алак71, распространенного по всему Кавказу, и Ту-горхан—женского имени; однако оба эти имени ничего не доказывают...

После того, как я убедился, что эти имена не осетинские и не татарские, я стал искать их у черкесов и уже в Моздоке получил подтверждение от кабардинских мулл, что нижеперечисленные имена встречаются у их соотечественников...

Татарский язык, как и во всей Западной Азии, широко распространен по Кавказу; его понимают как черкесы и осетины, так и чеченцы и лезгины; это хорошо известно, однако это наблюдается только в главных городах или таких, которые находятся в частых сношениях с соседними ногайцами и кумыками.

Ответ на второй вопрос

Одним из важнейших вопросов, на который в первую очередь приходится отвечать, если хотят пролить свет на темные стороны истории какого-либо народа, это, конечно, вопрос: «как называет он себя и своих соседей?»

Осетины называют себя ир, или ирон, а свою страну Иронистан. Разве это не согласуется с тем, что их язык почти наполовину состоит из индийских слов. Согласно Геродоту, индийцы называли себя когда-то арианои и даже теперь их страну и часть Персии, куда они распространились, называют на новоперсидском языке Иран. Согласно расшифровке Сильвестра де Саси староперсидских памятников письменности Накши-Руста-на и'Кирманшаха времен Сасанидов, цари персов владели Ираном и He-Ираном и на монетах этой династии назывались «Малка малкан Иран» — царь царей Ирана. И не только по языку, но и по именам осетины на Кавказе родственны древним мидийцам.

В языке осетин встречается еще большое количе-

ство мидийских слов, которые не сходны ни с одним другим известным языком. Согласно собственным преданиям, этот народ не жил постоянно на Кавказе, но пришел туда с Дона. Диодор Сицилийский рассказывает, что сейты вывели мидийскую колонию в Сарма-тию; у Плиния мы находим упоминание о потомках индийцев и сарматов на Танаисе. Птоломей сообщает, что в устье этой реки живет народ оссилы. Поскольку осетины утверждают, что они пришли с Дона, то вполне вероятно, что они являются этиии индийскими сариа-тами древности; незнакомые слова в их языке, вероятно, являются сарматскими*. По-осетински «дон» означает «вода» или «река» и этот сарматский корень мы до сих пор еще находии во нногих названиях рек восточной Европы, например, Дон, Данаприс, Днепр, Данастер (Днестр), Дуна, Дунай и др. Интересно, что эта последняя река в древние времена называлась Дунаем или Данубиусом только в своем средней течении, где она граничила со страной языгских сарматов; дальше вниз по течению и у своих истоков река в течение длительного времени носила название Истер.

У византийских историков осетины упоминаются под этии или сходный с нии иненем; кроне того, говорится, что они пришли в те времена из другого места. Однако мы видим, что в тех местах, где теперь живут на Кавказе осетины, в X веке находилось государство с главным городом Алания; среди всех данных, доказывающих это, самым важным является сообщение Константина Порфироносного о том, что Алания расположена вблизи от сванов.

В начале- XI века Мстислав Владимирович завое* вал полуостров Тамань, принадлежавший князю, иия которого Нестор не называет, но о котором говорит, что он был господинои яссов и косагов, т. е. Алании и Казахии Константина Порфироносного. Эти яссы являются ассаии путешествовавших в XIII в. монахов, которые признавали их одним народом с аланами и утверждали, что они являются валонами ненцев. Эти

* Я надеюсь, что мои читатели настолько знакомы с народами средних веков, что не спутают сарматов со славянами.

ассы являются или самими осетинами или жившими в их стране (Алании) татарскими племенами балкар и чегем, которых и теперь осетины называют ассами. Но вполне возможно, что речь идет здесь о самих осетинах, которых татарские народы называли ассами.

Птоломей помещает очень близко к своим оссилам алаунов и Алаунские горы. Часть ассов, вероятно, оста^ лась у истоков Дона, где город Азак (Азов) до сих пор носит их имя; он был основан, по-видимому, в очень древние времена. Аланы на Дону находились на службе у татарина Нога, а после его смерти перешли на службу греческого царя, о чем очень пространно рассказывает Пахимер. Этот след приводит нас к памятнику XIV В;, где сообщается, что часть аланов, составившая современных осетин, осела на Кавказе с X в. (по данным грузинских историков значительно раньше) ; эти последние подробно рассказывают, как аланы из долин и предгорий, боясь военных походов Тимура, поднялись на высокие снежные горы.

Один русский миссионер, живший среди осетин в течение 20 лет, уверял графа Потоцкого, что у них и в настоящее время имеется фамилия по имени Алан, и их страна, включая часть местожительства чеченцев, называется постоянно у арабских географов Ве-lad Allan — земля аланов; многие полагали, что в-последнем слове содержится арабский член al и переводили — земля ланов. Этому недоразумению дали повод некоторые азиатские географы, называя Дарьял (Кавказские ворота древности)—Bad allan, что собственно означает «Ворота аланов», но переводилось, как «Ворота лана». Вероятно, хотели избежать какофонии — Алалан.

Черкесов осетины называют казах или кешек, карачаевцев — карачи, малкаров (балкары или чегемы) —> ассы, ингушей — ангиштэ, южных ингушей — маккал, лезгин — лек, чеченцев — сецен, грузин — гурдшиаг, имеретинцев — имеретак, армян — сомишак, персов —> хаджар. Это имя по всему Кавказу ввели алиды. Их очень ненавидят все жители этих гор, которые, исповедуя ислам, являются обычно суннитами. Можно пола-

гать, что наше немецкое слово кетцер родственно этому хаджар.

Ответ на шестой вопрос

Упоминаемые Рейнеггсом тигуры, или уитигуры, согласно описанию мест их жительства, не могут быть никаким другим народом, кроме осетинских дигоров, которых черкесы называют дигоркушха, русские — ду-горами, а на их местном языке — тугурами. Хотя я спрашивал многих урожденных тугуров, но ни один из них не знает имена уитигур; однако на истоках Уруха, вокруг которого живет этот народ, имеется большое село Истирдугор, лежащее вблизи снежных гор, на южном склоне которых берет свое начало также Рион. О том, что язык дигоров не татарского происхождения, показывает словарь, который я оттуда привез; напротив, он является осетинским диалектом, очень мало отличающимся от основного языка. У Рейнеггса, кроме того, слово татары не имеет определенного значения, и он называет так и черкесов и абазов.

Ответ на одиннадцатый вопрос

...Очень невероятно, чтобы аланы жили еще вблизи от Черного моря около Абхазии; однако ученые грузины уверяли меня, что в Абхазетии имеются две местности, именуемые ими Алалети и Папагети, но точно указать, где они находятся, грузины не могли. Согласно истории Грузии, царь Вахтанг Гургаслан, правивший в Грузии в 455 г., занял Мингрелию и Абхазию и завоевал провинцию Пачанги. Давид, сын последнего грузинского царя Георгия, оставивший краткий очерк истории рвоего отечества, отмечает, что Пачанги является современной Абазой. Там и должны жить все оставшиеся аланы, если они действительно существуют. Согласно некоторым сообщениям, азги, живущие у истоков Уббуха, говорят на своеобразном языке и носят шляпы; их называют также аланами72.

Глава 15

Георгий Пахимер рассказывает: «Танаис изливается в Меотские болота, а Этилиа —• Волга, наоборот, в большое озеро, которое она сама образует вместе со многими другими реками, вытекающими из Персии. К югу находятся очень высокие горы, в которых обитают серги — черкесы и аланы, или акасы, являющиеся христианами и продолжающие войну с татарами. За ними около этого большого озера или моря (Каспийского) живут сарацины, называемые лезгинами и подвластные татарам...

Глава 17

...Другой высокой горой, заканчивающейся на востоке видимым из Георгиевска снежным хребтом, является Казбек, который грузины называют Мкинва-ри, а осетины Урсхох, т. е. белая гора...

Приводимые Рейнеггсом остальные названия Кавказа или не обычны, или относятся только к отдельным частям горного хребта. Названия тау, тав, даг или таг — татарского происхождения и означают «гора» вообще... Однако это послужило поводом русским употреблять в прежние времена выражение тавлинц'ы — жители гор, которым они характеризовали кистов и осетин... Теперь... оно заменено словом горцы...

Скара — скалкан — даглар называют по-татарски южные сланцевые горы Кавказа между истоками Рио-на и Арагви, в которых обитали осетины... Скара — скалкан — означает черный щит; это название дали осетинам, потому что они когда-то носили черные щиты. Согласно другим источникам, название черный щит эти горы получили из-за своего темного цвета.

Черкесы называют самые высокие снежные горы Кавказа Кушха, а весь хребет между верховьями Терека и истоками Кубани они называют Курдж. Эти последние называют снежные горы Цитихог, по-грузински Гинулис-мта, что на обоих языках означает снежная гора.73

Глава 19

В 1742 г. грузинский архиепископ Иосиф и архимандрит Николай... вручили ее величеству царице Елизавете Петровне следующее заявление: «Осетины живут в Кавказских горах и после разорения персами и турками грузинского государства не подчиняются никакому властителю; они были раньше обращены в христианство, но с тех пор опять впали в язычество. От путешественников, проезжавших через их страну, получены сведения, что они снова хотят вернуться к христианской вере... Нельзя допускать, чтобы они оставались в прежних заблуждениях и, вполне вероятно, что когда к ним пошлют правоверных учителей, они в течение короткого времени будут возвращены на правильный путь».

После того, как Правительственный Сенат и святой Синод рассмотрели это заявление, было постановлено направить в 1745 г. к этому осетинскому народу для распространения христианской веры архимандрита Пахомия, священников Христофора и Николая и иеромонаха Ефрема. Эти лица действительно отправились туда и в том же году приступили к постройке церкви Откровения Господня. Они вернули неверующих к истинной вере и, кроме того, убедили их в целях обеспечения себя от нападения кабардинцев и чеченцев объявить себя в подчинении России; этот совет был принят в 1748 г. и приведен в исполнение курачскими и чимскими старейшинами Тесби, Амистала, Гучи, Гази и Мази.

Глава 20

...В следующем году (1763) была заложена крепость Моздок...

Осетин Иосиф Абайфирт, который привез письмо царю Имеретин Соломону, был убит кабардинцами при своем возвращении...

Профессор Гюльденштедт в октябре месяце при своем возвращении из Грузии был задержан у Степан-цминда тагаурскими осетинами; его освободил генерал фон Медем с помощью 600 человек, направленных ему

навстречу, после того, как самым важным из этих осетин были даны подарки примерно па 30 рублей (серебряных). При этом тагауры были принуждены дать новых заложников вместо умерших в Кисляре.

Приказ фельдмаршала князя Потемкина Таврического 26 августа 1786 г.

5. Ингуши и осетины должны выставить 500 человек, чтобы охранять дорогу от разбойников.

Приказ генералу Гудовичу от 28 февраля 1792 г.

В-том же году осетины жаловались на притеснения со стороны черкесов, у которых поэтому были затребованы объяснения. Они просили также организовать из них корпус, по типу казачьего; генералу Гудовичу было поручено изучить это предложение.

Донесение графа Гудовича от 5 января 1797 г.

10 октября граф вышел из Тифлиса с 500 человеками и через Мухрани, Белоти и Кручинвали против осетин района Джауком (по-грузински Джависхеоба). В последнем городе он оставил небольшой" провиантский магазин для экспедиции и 22 октября пошел.дальше по правому берегу Лиахви, а затем по левому берегу реки Паца до Джави, откуда отправил одного грузинского князя к жителям большого села Кошй1, которые в середине этого же года разбили и разгромили полк донских казаков под начальством лейтенанта Ришкина; он потребовал возвращения всего награбленного, людей, лошадей, денег и вещей, но безрезультатно. 3 декабря князь занял Кошки, жители которого ушли в горы. На другой день он возобновил свои требования, но снова безуспешно, в связи с чем приказал разрушить Кошки. Осетины испугались, что такая же судьба постигнет все их селения и после некоторых переговоров вернули все награбленное. Но так как они не хотели давать никаких заложников, то пришлось взять всех, кого только можно было схватить, 250 мужчин и 150 жен-

щин, которых затем    распределили    в Гори    и около него.

Глава  23

Кума без сомнения является Удоном Птолемея, который, по его данным, начинается в Кераунских горах и впадает в Хирканское море между Алонтой и Рха. Название Удон, по-видимому, осетинского (сарматского) происхождения, поскольку «дон» на этом языке означает «река» и «вода».

Глава 24

Имя бассы, под которым не следует понимать карачаевцев, они (татарское племя) получили от наиболее знатной среди них фамилии, которая, по данным одной из грузинских географий74, имеет осетинское происхождение. Согласно преданиям своих старейшин, они в давние времена проживали в степях Кумы, вплоть до Дона, но когда это было, они не могут теперь сказать... Часть их осталась на Малке и лишь позднее переселилась к истокам Терека... В этом новом месте они в течение длительного времени прожили спокойно, пока грузинская царица Тамара не покорила соседних осетин и других кавказских народов, включая и бассов...

Эти татары  (бассы75), которых черкесы называют

татар-кушха, т. е. татарские жители гор, именуются

осетинами — ассы и состоят из различных племен, жи-

' вущих отдельно друг от друга  на различных реках...

По дороге из Дигора в Балкары около речки Хас-риадон находится гора Исди-хонг, т. е. свинцовая, содержащая большое количество руды; дигорцы приносят оттуда много кусков породы со свинцом, которые они дома плавят. Из дигорского селения Маскуава туда можно легко проехать на повозке.

Согласно сведениям грузин, их княжеская фамилия Бассиат, которую уважают за их положение, аналогична кабардинским дворянам, имеет осетинское происхождение, что однако требует подтверждения...

Глава 25

Жителями Моздока являются русские, -армяне, армянские католики, грузины, татары и осетины; имеется

также много крещеных черкесов. Такое скопление различных народов обусловливает то, что большинство торгующих жителей, помимо русского, говорит также на татарском, армянском, грузинском, черкесском и осетинском языках, в связи с этим у них очень развиты способности к языкам. При посещении гостиного двора можно на основании количества и разнообразия продающихся товаров и купцов судить о зажиточности жителей русского города. Моздокский гостиный двор в настоящее время очень беден и только в одной лавке нахичеванских армян можно найти европейские товары. Большая часть остальных лавок закрыта, остальные заняты местными армянскими и осетинскими купцами, которые торгуют мелочными товарами и продуктами. Между тем торговля здесь была значительной, но ненадежность на линии (границе), карантины на русской территории и чума среди горцев чрезвычайно содействовали ее упадку...

Дома (в Моздоке) частью деревянные, а частью плетеные, шпаклеванные глиной. Окна выходят обычно во двор, так что с улицы ничего не видно, кроме голой, оштукатуренной или побеленной стены. Ниже города , находится несколько плохо построенных мельниц на Тереке, жернова которых так стерты, что иногда едва можно есть хлеб, приготовленный из перемолотой здесь муки, потому что она содержит много песка.

В Моздоке, кроме русских, имеются две армянские и одна католическая церковь; эта последняя построена около 40 лет тому назад местными капуцинами-миссионерами; поскольку они теперь умерли, церковь перешла в руки иезуитов, которые держат здесь настоятеля, священника и монаха...

Глава 26

Князь (черкесов76) ведет войны и со своими воинами и слугами совершает разбои и набеги на русские области или осетин, ингушей, карабулаков и часто даже на народы, живущие на Кубани77.

Черкесы... ходили когда-то Целыми караванами по Астраханской дороге... к морю за солью. Но после уста-

116

новления линии им запретили брать ее и пришлось покупать у русских... Они в основном снабжают осетин и дигоров солью. В большую арбу с солью они запрягают от 6 до 8 быков78...

Глава 30

...Поскольку они (амазонки) являются сарматами, от которых, по всей вероятности, произошли осетины, жившие также севернее и являющиеся аланами средних веков, то ясно, что амазонки, меоты, сарматы, аланы и осетины принадлежат к одному и тому же яфетическому племени, что я в следующем томе собираюсь подробно объяснить...

24 декабря мы отправились по правому берегу Терека и оставили Владикавказ... Через 4 версты у нас налево оказалось ингушское селение Сауква, которое русские называют теперь Саурово. Оно расположено на крутом берегу Терека, примерно в 2 верстах ниже предгорий. От этого селения из долины видна только высокая коническая башня, построенная из очень бедо-го известняка...

В Саурове живут ингуши вместе с осетинскими беглецами, почти все в деревянных домах; осетины по количеству превышают ингушей, так что это селение можно считать настолько же осетинским, насколько ингушским. В 1 версте далее к востоку в горах находится селение Бушуа, от которого считается еще 7 верст до Больших ингушей. Еще через 5 верст, т. е. в 9 верстах от Владикавказа, мы достигли осетинского селения Балташ, называемого русскими Балта, на левом берегу Терека на склоне известняковых гор...

Ниже Балташа находится небольшая равнина, где ингуши пасут летом своих овец, за что выплачивают небольшой налог старейшинам осетинской фамилии Темир-Султан-Илальди, которой принадлежит это селение...

Поскольку мы поздно выехали из Владикавказа, то во избежание нападения ингушей или осетин, мы сочли лучшим переночевать в Балташе. Мы поместились у одного русского офицера, который сам жил в

качестве гостя у одного осетина. Дом был построен очень неправильно из бревен и толстых досок и походил более на лавку, нежели на жилище; однако наш хозяин угостил нас прекрасным пивом и собственным бараном, голову которого мы получили на правах гостей.

• .• -   : Глава 31

Рано утром 25 декабря мы покинули Балташ... и отправились вдоль левого берега Терека...

Это место, где Терек непроходим и где приставляли лестницу с 15 ступеньками, соседние осетины называют Ассинтэ... Теперь... после проведения военной дороги через Кавказ до Тифлиса... передвижение стало удобнее... В связи с этим отменили налог, который уплачивали осетинам за содержание обоих мостов (через Терек).

В 3 верстах далее, или в 7 верстах от Балташа, мы дошли до речки Саудон, т. е. черная вода, текущей с юго-запада...

На южной стороне речки Саудон, приблизительно в 20 саженях над поверхностью Терека, находится осетинское селение Даллагкау, т. е нижнее селение. Его называют также по имени его строителя Багира, сына Илальда Багирикау, а русские называют его Нижний Чим, или Кайтухово. Улагцмикау, или верхнее селение Цми, называемое русскими Верхний Чим, расположено еще в 30 саженях выше по Саудону.

Даллагкау плохо построен и состоит всего из 20 каменных хижин, стены которых сделаны из неотесанных камней и валунов, не скрепленных никаким известковым раствором. Щели между камнями заделаны землей или навозом. Дверь дома является одновременно входом в комнату, которая не имеет других отверстий и освещается через нее. Напротив, Верхний Чим, называемый чаще просто Чим, более значителен по размерам и населен 100 фамилиями. Однако жилища занимают здесь очень маленькое пространство, так как построены друг около друга и образуют улицу. Дома имеют четыре стены, сделанные из камней: высота их

едва ли более сажени79. Крыша совершенно плоская и сделана из сосновых бревен, покрытых глиной или крупным песком. Посередине устроена труба, сплетенная из ивовых прутьев и обмазанная глиной и навозом рогатого скота; эта труба служит для выхода дыма от огня, разводимого посередине комнаты; через эту дымовую трубу проникает также дневной свет, когда дверь закрыта. Рядом и между домами находятся конюшни, построенные частью из бревен, частью из плетеного кустарника. В каждом селении можно найти одну или несколько четырехугольных, в 5—6 сажен80 высоты башен, которые в военное время служат убежищем, как я уже упоминал об этом в отношении ингушей. Камни связаны здесь известкой, которая держит их очень крепко, так как жители никогда не упо'требля-ют свежегашеную известь, но оставляют ее лежать в течение года и даже дольше на воздухе в яме для того, чтобы она могла сама по себе разложиться; благодаря

/этому она становится более вязкой, нежели известь, которую гасят водой. Этот способ заслуживает повсе-

" местного внедрения; им когда-то пользовались в некоторых местностях Германии при сооружении общественных зданий.

Летом над хлебными полями можно часто увидеть горных воронов, клюв и лапки которых имеют кроваво-красный цвет... Я видел здесь также горную серну-самку, убитую осетином; они на своем, языке называют

ее дзабитер...

Мы были задержаны вЧиме неприятным инцидентом... взбесилась одна из вьючных лошадей... Осетины сказали мне, что причиной этого заболевания является ядовитая трава, находившаяся в большом количестве в г'рошлогоднем сене... Поскольку не удалось достать другую вьючную лошадь, нам пришлось, с одной стороны, нанять осетин в качестве носильщиков груза, а с другой — распределить его на остальных лошадей. Я вынужден был заплатить трем носильщикам за короткий путь до Лаарса (с добрую милю) 4 рубля серебром.

К полудню мы прибыли в Лаарс, называемый осетинами также Горе. Это последнее осетинское селение

перед грузинской границей; оно расположено на речке Лаарсдон, впадающей слева в Терек. Около него на крутой возвышенности находится сильное укрепление, защищаемое двумя батальонами пехоты и 4 пушками под командованием майора.

Вся местность от Балташа до Лаарса называется проживающими здесь осетинами Шимит; селения Бал-таш, Даллагкау, Улагцмикау и Лаарс принадлежат фамилии Слонате, происходящей из валагирского селения Бад на реке Фиаг. Илальд, родоначальник этой новой ветви фамилии Слонате, убежал оттуда около 70 лет назад и обосновался на Тереке, где и заложил селение Улагцмикау, или Чим. Его младший сын Ахмед остался там жить со своими родителями, но оба его брата Темир-Султан и Багир отделились от них и основали каждый для себя отдельное селение. Первый — Балташ, а второй —Даллагкау, или нижнее селение. Эти селения сохранились за их потомками. Основное местечко Чим принадлежит теперь сыну Ахмеда по имени Дударук. В Даллагкау живет Максим Слонате, а в Балташе знаменитый Девлет-Мурза, известный русским под именем Девлетка. Он имел обыкновение делить награбленное с прежним комендантом Владикавказа графом Ивеличем, за что этот последний оставлял без наказания все его набеги.

Прежде эти осетины платили подать ингушам, захватившим данную местность, но потом они постепенно усиливались, благодаря новым пришельцам и беглецам, так что вскоре стали причислять себя к тагаур-ским осетинам и перестали платить дань. За мосты через Терек между Лаарсом и Дарьялом они получали, до проведения русской военной дороги, ежегодно от русских сто рубашек. Однако эти мосты, состоявшие часто только из двух длинных, положенных рядом бревен, иногда уже на другой день после их сооружения, уносились рекой, которая течет здесь с невероятной быстротой... В настоящее время в связи с проведением военной дороги за Владикавказом приходится проезжать только три моста через Терек, а десять лет тому назад их число достигало семнадцати.

После того, как осетины Балташа, Чима, Даллагкау и Лаарса освободились от уплаты подати ингушам, они продолжали уплачивать ее еще в течение 30 лет черкесским князьям из племени мудар (мулдарате) в Малой Кабарде. Они прекратили платежи с тех пор, как старший сын Ахмеда из Чима по имени Мисост убил черкесского князя Алхеста Мульдарате, который попытался силой увезти его сестру. С этого времени все селения независимы, и шимитские - осетины живут с черкесами в постоянной вражде; как только осетины появляются в Кабарде, черкесы ловят их и продают в качестве рабов. Четвертый брат этого Мисоста по имени Арсланбег, кунак и друг черкесского князя, отомстил за его кровь тем, что убил из пистолета своего брата, пока тот спал на сторожевой башне; после этого он убежал к ингушам, где и живет до сих пор со своей семьей.

Против Стир-Цми или Улагцмикау на Макалдоне (по-ингушски — Мукила), впадающем справа в Терек, живут две осетинские фамилии в селении Ширахекау, состоящем, собственно говоря, из двух селений, Цурате и Ленате. Выше к западу по Макалдону живут ингуши, граничащие с гудамакарами и пшавами.

От Лаарса мы поехали по левому берегу Терека и через 6 верст достигли Дарьяла... Долина здесь очень узкая... и называется осетинами Арвекум, т. е. небесное

121

скалистое ущелье, поскольку отвесные скалы как будто бы достигают неба.

Мы пересекли речку Хурмук и Чатдон и, пройдя две версты, достигли развалин старой крепости Дарьял...

Дарьял, называемый осетинами Дайран, находится на границе с Грузией на речке Цахдон, впадающей слева в Терек...

...Согласно данным грузинской истории, Дарьял был выстроен третьим царем Мирваиом или Мирманом, царствовавшим с 167 до 123 г. до Р. X., для того, чтобы защитить свою страну от нападений хазар, населявших север Кавказа...

На небольшом расстоянии к северу от Дарьяла находился раньше царский замок, а к югу — крепость на скале на восточном берегу Терека, которая была выстроена грузинским царем Давидом IV из рода Багратионов, прозванного Агма Шенебели, т. е. строитель; он царствовал с 1089 до 1130 г.; от этой крепости теперь остались лишь отдельные развалины.

Без сомнений Дарьял, называемый также грузинами Хевискари или воротами Хеви, является столь знаменитыми в древности Кавказскими воротами, о которых говорит Плиний...

Осетинское название Дарьяла — Дайран сохранилось у византийских историков; когда Земарх, посланный в 569 г. после Р. X. к турецкому хану на Эктаг (Алтайские горы), возвращался в Константинополь и приехал к аланам, жившим к северу от Кавказа, то их предводитель Сародиус советовал ему ехать домой не через землю индийцев, где персы устроили ему засаду на земле сванов, а по Дарьяльской дороге...

Недалеко от Дефдароки и в 2 верстах от теперешней русской крепости Дарьял... находится упоминавшееся выше селение Гелати, или Гиулети; оно расположено на склоне горы и плохо застроено бедными осетинами, принадлежащими к племени тагауров...

От Гелати... едут по так называемой купеческой дороге, которая по плоскогорью на западном берегу реки (Терек) вдоль речки Цахдон приводит к Чиму... Эту дорогу осетины называют Бесергон. Другая дорога, ведущая из Кабарды в Грузию, идет вдоль реки

122

Фиаг через Осетинские районы Куртат и Сака и выводит к истокам Терека, где живет осетинское племя тирцау...

Перейдя по мосту у Дарьяла, мы ехали по правому берегу Терека вплоть до Степанцминда...

В 2 верстах от Гелати на левом берегу Терека мы увидели селение Сто, называемое осетинами Пседо. Поздно ночью мы достигли через 11 верст после Дарьяла грузинское селение Степанцминда, т. е. св. Стефан, называемое осетинами Сена, а русскими Казбек, где живет грузинский старейшина из фамилии Тсобика-нишвили, а по-осетински Чобиката...

••""."'•                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                  •         .;(.

Глава 32

Я покинул Степанцминда и Гергети в 11 часов ^т-ра... Проехав 2 часа, мы увидели большое осетинское селение Коби... на восточной стороне Терека, защищенное укреплением и значительным гарнизоном из пехоты; оно находится в 16 '/2 верстах от Степанцминда.

Вдоль всей дороги по обеим сторонам реки видны различные селения, а летом — хлебные поля. Весь район от Дарьяла до Коби называется грузинами Хеви или Мохеви, а осетинами — Сона или Сена. К нему относятся 23 селения...

Жители этих селений, которые все небольшие по размерам, насчитывают в среднем едва 20 фамилий; они состоят из грузин и осетин...

Следует отметить, что Коби и Ухате относятся к району Хеви и населены тагаурскими осетинами81; что касается берегов Терека до его истоков, то здесь живет осетинская народность тирцау, называемая грузинами турцо, которую я посетил в 1808 г. Еще восточнее от истоков Аласани, протекающей через Кахетию, живет народ туши, которых осетины называют гудан...

26 декабря в 2 часа дня мы покинули Коби... Мы оставили Ухатедон к востоку, а Терек к западу и направились к юго-западу по течению вытекающего с гор Тетрицкали, сперва по его восточному, а затем по западному берегу...

Еще через полчаса мы поднялись в горы от источ-

123

ника Губта до небольшой равнины... Здесь находились истоки реки, называемой осетинами Урсдон, что означает белая вода.

Вскоре мы достигли горы Гуда, которую обычно называют горой креста (по-русски — Крестовая гора, по-грузински — Джуарваке)...

От Крестовой горы дорога спускается к югу, и мы поехали вниз по Кавказу до истоков Арагвы, которую осетины называют Хаддедон; эта река впадает в Куру около Мцхеты в Грузии; вдоль нее идет дальнейшая дорога на Тифлис. Спускаясь, мы имели Арагву с правой стороны; на этом берегу видна небольшая базальтовая гора, поросшая лиственными и хвойными деревьями; средняя часть дороги лежит в глубокой очень живописной долине, где построили свои жилища бедные осетины.

Здесь мы вступили в осетинский район Гуда, который, однако, относится к Грузии. Первым встретившимся нам селением оказался Ноахкау, или Новое селение; затем шли Наргальсеткари, Дитвели и влево от него Сереваке. Далее вниз мы имели Кумлисцихе, или замок медовых пряников, так как Кумли является грузинским названием особого пирога, изготовляемого из пшеничной муки и меда, который очень любят незамужние женщины...

Глава 38*

...Главной целью моей первой экскурсии из Тифлиса было отыскание истоков Терека, которые уже правильно указал Гюльденштедт, но которые он сам лично не

* Эта глава была внесена в журнал путешествия в прошлом году. Причиной явилось следующее письмо издателю: «Путешественники, посещающие далекие и малоизвестные страны, должны избегать слишком ранней посылки своим друзьям сообщений, поскольку эти последние могут легко попасть в руки невежественных корреспондентов и газет, которые своими публикациями могут поставить под сомнение правдивость путешественников. Эта неудача, по-видимому, постигла обоих ученых из Дорпача, Паррота и Энгельгардта, которые в марте этого года вернулись из путешествия по Кавказу. Преувеличенное сообщение о нем, помещенное в Лейпцигской литературной газете, является верхом бесцеремонно-

посетил; я намеревался отправиться через Мцхет, Мух-рани и Ахалгори до истоков Ксани, затем через самые высокие горы до Терека и осетинского племени ,тир-цау...

В горах у осетин и дигорцев, где очень заботливо собирают солому для зимнего .фуража, молотьба происходит с помощью быков. Для этой цели зерновой хлеб раскладывают на гладком и ровном месте, имеющем 20 шагов в диаметре, затем по кругу заставляют непрерывно ходить 5 быков, привязанных вместе за шею и снабженных намордниками; быки выбивают ногами зерна из колоса. Для этой работы нужны два человека — один идет за быками, чтобы погонять их и собирать их экскременты на доску; другой переворачивает зерно лопатой и собирает его в кучу. Этим способом обычно очищают две четверти82 пшеницы в течение одного дня...

После того как я взял в Ахалгори в качестве проводника осетина из племени тирцау, я покинул это место 13 марта около полудня. В 3 верстах к северу на высоком склоне горы находилось селение Скоти, расположенное на северном берегу речки Гурнаела, стекающей с северо-востока с высокой горы Лордсобани, находящейся в 5 верстах от правого берега Ксани.

Местность около этой речки заселена осетинами и называется Саферашети; здесь имеется 6 селений. На северо-западном склоне горы Лордсобани, подножье которой покрыто лесом, а вершина голая, лежит на значительной высоте селение Алеви, а недалеко от него каменная церковь без купола, посвященная святой троице и называемая вследствие этого Тцминда-Саме-ба. В ней раньше находило.сь много икон, крестов и других предметов культа, сделанных из золота и сереб-

сти. В частности, в нем написано: «Разбойничьи повадки афганцев, тагаурцев, ечуков, лезгин и осетин, негостеприимные, узкие и страшные долины, степи и пустыни, представляли тысячи препятствий в дороге, которые они (путешественники), однако, в большинстве случаев счастливо преодолели и т. д.» Мне кажется, что... тагаурцы — это осетинское племя, о котором нельзя говорить, как об отличном от осетин народе; это то же, что говорить о баварцах и немцах...»

pa, но в настоящее время почти все разграблено лезгинами. Двери церкви были также покрыты листами из золота; согласно рассказам жителей, они были присланы персами, которые хотели увезти на телеге, запряженной   быками,   одну  чудотворную   икону,   но   эта последняя сама вернулась в церковь. Это чудо тронуло сердца врагов и для того, чтобы искупить свое злодеяние, они преподнесли святым обитые золотом двери... После 3-часового пути по очень неудобной дороге мы достигли монастыря Ларгви, который построен на правом берегу Ксани в том месте,.где в него впадает речка Чурта. Вода снесла деревянный мост, соединявший осетинское селение Лагоше с Ларгви, так что переход через Ксани представлял большие затруднения. В горах около Ларгви, вдоль реки Чурта, также живут осетины,   подчиненные   грузинам...   Местность    здесь

очень живописна...

На следующий день мы продолжали свой путь, но уже по правому берегу Ксани, который от своих истоков до Ларгви называется своим осетинским именем Дзамури. Река течет здесь очень быстро и образует беспрерывные водопады, так что произносимые кем-либо слова на расстоянии нескольких шагов воспринимаются только как шепот. По дороге до Цалкаки, находящегося всего в 4 часах езды от Ларгви, мы насчитали снизу вверх 8 селений; все они находились на этом же берегу реки и были заселены частью грузинами, частью осетинами. На левом берегу Джамури расположёно также несколько селен*ий и укрепленный замок Шмори напротив Цалкаки, на крутом склоне

горы.

От Цалкаки до Ломиса, расположенного на самой высокой вершине горного хребта, отделяющего долину Джамури от долины Арагви, считается 4 версты. Ломиса является известной церковью, посвященной св. Георгию...

Так как ночью выпало много снега, то на следующее утро оказалось трудным проехать из Ломисы к церкви святой богоматери, находящейся от него на расстоянии доброй версты. Горный хребет, на котором она выстроена, называется Ходос; с него мы спустились

р долину, где течет Арагви; верхняя ее часть заселена осетинами и называется ими Хаддедон. Первое местечко, в которое мы попали, было селение Млети, населенное грузинами и осетинами; оно лежит на правом берегу Арагви на довольно крутой скале и находится в часе пути от Ломисы. Отсюда я отослал своего грузинского проводника в Кайшаурткари с лошадьми, нанятыми в Тифлисе; он должен был ждать там моего возвращения из снежных гор, потому что отсюда мы должны были продолжать наше путешествие пешком...

Я провел ночь во Млети в довольно чистом жилище, построенном по осетинскому обычаю из неотесанных камней без извести. Мой хозяин по имени Дударк принял меня по моей просьбе в качестве гостя и встретил наилучшим образом. В честь нас зарезал очень хорошего барана, которым сам-хозяин угощал меня стоя; ничто не могло убедить его сесть вместе со мной. Незадолго до моего прихода было сварено пиво баган, которое действительно оказалось превосходным и очень напоминало портер. Сперва поели мясо, а затем выпили бульон, где плавало немного ржаной крупы. Вместо хлеба было подано тесто из проса и ржаной муки, которое приходилось резать ножом; его едят как холодным, так и теплым. Я видел также нечто вроде незаквашенного хлеба из просяной муки, который пекли в золе.

Хотя осетины являются известными всем разбойниками, но они строго соблюдают законы гостеприимства и почти нет примеров, чтобы кто-нибудь нарушил их или обидел своего гостя. Однако, если такой случай имеет место, то собирается все селение для суда над провинившимся, причем обычно выносят приговор сбросить его со связанными руками и ногами со скалы в реку. Даже когда чужестранец приходит в осетинское селение, где у него нет друга, он может быть уверен, что пока он там находится, с ним будут хорошо обращаться. Ему дадут есть и пить и будут относиться, как к родственнику. Но если он покидает селение без провожатых, то ему грозит опасность быть ограбленным теми, кто кормил его за день до этого. Я не колебался ни одного мгновения отпустить моих прово-

жатых, включая грузинского переводчика и моего немецкого слугу, и доверился полностью тем осетинам из Млети, которые пользовались правом гостеприимства среди племени тирцау и тагатов — тагаурцев. Для нашей компании, состоявшей из шести человек, были быстро изготовлены лыжи, имевшие в ширину 7 дюймов и в длину 3 фута; кроме того, нам дали еще другой вид обуви, называемой акките, с помощью которой можно вполне безопасно проходить по самым скользким и крутым дорогам и прыгать со скалы на скалу.

Млети принадлежит к грузинскому району Мтиуле-ти и граничит с осетинским по имени Гута, грузины называют его Гудостхеви, т. е. скалистая долина Гуда, а осетины — Хаддакум, так как он лежит на Хаддедо-не. С давних времен он принадлежал Грузии и подчинялся прежде моурави из Душети. Кроме Млети, к нему относится еще несколько селений.

Наречие, на котором говорит осетинское население этого района, совершенно не отличается от языка осетин, живущих на севере Кавказа; они также полностью похожи и по образу жизни...

На другой день (16 марта)... поднялся сильный туман... Выпало также много снега, но не настолько, чтобы мы могли воспользоваться нашими лыжами. Мы вышли из Млети около 8 часов в сопровождении всей семьи нашего любезного хозяина, которая хотела проводить нас до истоков Арагви. Из багажа взято только самое необходимое; его несли на плечах три осетина, являвшихся нашими проводниками; за это они получали ежедневно серебряный рубль, что обычно для этих мест, где невозможно проехать на лошадях. Прежде оплату производили рубашками или другими товарами, но со времен оккупации Грузии русскими жители гор лучше узнали цену денег...

Мы поднялись в северо-западном направлении в крутую скалистую долину, где шумит горная речка Утцфарсдон, устремляясь к Тереку, первым правым притоком которого она и является. На ее берегу в полутора верстах от Терека лежит небольшое селение Утцфарскау, принадлежащее осетинской фамилии Джантиате; оно состоит из тридцати убогих каменных

хижин, где мы переночевали, так как наши проводники пользовались там правом гостеприимства. Хозяин принял нас очень хорошо; он уже слышал о нас от знако-. мых, которые прибыли сюда накануне нашего отъезда из Млети. В честь меня был устроен пир, для которого был зарезан баран и приготовлено хорошее пиво; мне прислуживал сам хозяин стоя, как это принято у осетин. Пока мы ели, он сидел у двери с палкой и его ничем нельзя было убедить поесть вместе с нами. Только после того, как мы кончили, он сел за стол в другой комнате.

Светловолосые девушки в селении почти все красивые и веселые, они показали свое искусство в танце, несколько похожем на вальс.

После длительного подкрепляющего сна я отправился далее из селения в сопровождении 15 осетин в прекрасное, но холодное утро 17 марта. Через полчаса мы начали спускаться и по очень трудной дороге достигли места, где Утцфарсдон впадает в Терек, и еще в продолжение часа, шли по плохой дороге вдоль правого необитаемого берега этой реки, которая имеет здесь в ширину едва 10 шагов, но глубока в результате поступления воды со снежных гор. Мы продолжали подниматься и скоро достигли подножья снежной вершины Хохи, которая называется также Истирхоги, что означает высокий Хохи... Наконец мы достигли... селения Цивраттекау, где позавтракали; как раз здесь соединяются все маленькие горные ручейки, образующие Терек...

Обрадовавшись, что я достиг цели этого трудного путешествия, я вылил кубок венгерского вина в поток; второй кубок я принес в качестве жертвоприношения духам горы, которой он обязан своими истоками. Осетины признали этот поступок богоугодным и восприняли его с благоговением. На большой сланцевой скале, имевшей в одном месте гладкую поверхность, я приказал написать красной краской дату, мое имя и имена всех моих спутников; после этого я поднялся еще немного по горе и достиг селения Реци.

Скалистая долина, где начинается Терек, заселена осетинским племенем турци, называемым грузинами

турцо или труцо; благодаря этому она носит название Тирци-всек, т. е. долина Тирци, или Терциг-кум, т. е. жилище Тирци83.

Аналогичный горный хребет отделяет Арредон от истоков Большой и Малой Лиахви, на которых также живут осетинские племена, которые уже с давних времен подчинены Грузии...

Я остался в Цивратте и Реци до полудня; затем направился на левый берег Терека, вдоль которого мы шли в течение остального дня. Пройдя версту, мы дошли до селения Калагатекау, а еще через версту до другого, называемого Бурмазикау, или селением желтой башни. В полутора верстах отсюда, также на левом берегу реки, лежит Худцури, или Каратекау, большое селение с различными башнями для стрельбы. Напротив него, на другой стороне реки, находится небольшое селение, не имеющее названия; оно состоит всего из 14 домов и рассматривается как относящееся к предыдущему. Оно является последним, расположенным на правом берегу Терека, в местности, обитаемой тирца-ми. Мы прошли сегодня еще 2 версты и достигли_Ке-туетекау, значительного селения, укрепленного несколькими башнями с бойницами; мы переночевали в нем.

Утром 18 марта в 10 часов мы достигли селения Абанокау, находящегося в 3 верстах от предыдущего; оно заселено 40 фамилиями. На противоположном правом берегу Терека долина несколько расширяется и там находится священный лес, называемый Джуаре-кадд, или крестовым лесом; он лежит примерно в версте от Абанокау; сюда приходят молиться осетины племени турцо; они приносят святому Илье в жертву баранов, мясо которых поедают, а шкуру в знак почитания развешивают на деревьях. Они верят, что того, кто срубит в этом лесу дерево, бог поразит слепотой, и он сможет прозреть только принеся в жертву быка.

От Абана нам осталось пройти всего одну версту до Кшетриш-Коаитекау, последнего селения, в котором живут представители племени турцо, считающиеся своими соседями большими разбойниками; однако, благодаря закону гостеприимства, которым был свя-

зан с ними наш проводник, они не сделали нам никакого вреда. При выходе из скалистой долины Турцо, в 5 верстах далее, находятся друг против друга две каменные высокие башни, называемые Окро-Кана (золотое поле). Отсюда до Коби считается 6 верст. По дороге туда в 2 верстах от Окро-Кана находится маленькое селение Ноахкау — Новое селение (по-грузински Ахалсопели) на правом берегу Терека. Мы направились к реке и вдоль нее дошли до Коби, Долина здесь сильно расширяется и образует плодородную равнину, называемую Адос-Минцори. Осетины, обитающие в Коби, называются Коби-Абаите и в большинстве являются беглецами'из горных местностей, где они совершили убийства; они поселились здесь во избежание кровной мести. Однако они покидают это место, когда им только заблагорассудится. Мы переночевали в Коби у казачьего хорунжего, которого я уже посещал в декабре прошлого года.

Из Коби мы отправились по обычной дороге, ведущей из России в Грузию на Тифлис. Мы пустились в путь рано утром 19 и поднялись на Гуда, или Крестовую гору, называемую осетинами Берсефвцек, т. е. вершина хребта. Слева над источником Губта живет в доме со своими домочадцами древний старик по имени Афцегел Бедар, получающий ежегодно от государства 30 руб. серебром за предоставление приюта путешественникам, которые из-за снега не могут продолжать свой путь.

Борясь со снегом и ветром, мы, наконец, достигли около 11 часов каменного креста, который стоит на высшей точке дороги, и оттуда начали спускаться с гор в Грузию... Мы переночевали в Кайшаурткари, где я нашел оставленных мною лошадей... Я отпустил здесь своих осетинских провожатых обратно в Млети, богато наградив их; они простились со мной со слезами на глазах и я, конечно, должен был обещать им навестить их на обратном пути в Россию.

20-го по уже описанной дороге на правом берегу Арагви я достиг Ананури, а на следующий день прибыл в Мцхет, где мы провели в карантине 3 дня, так что в Тифлис я приехал только вечером 24. Цель моего

путешествия была достигнута, так как я не только пи,, воду из истоков Арагви и Терека, но и установил истоки рек Арредона, Диди Лиахви, Батара Лиахви и Ксани.

Глава 40

Утром 5 мая я выехал из Карели... Через 3/4 часа мы достигли границ Руици...

Из Карели я отправился 7 мая около полудня и перешел Куру... Дорога идет по равнине, называемой Дагалула... У подножья этих гор лежит город Крцхин-вали84. Отсюда до Карели считается 24 версты, которые я проделал за 3 '/2 часа...

Из Крцхинвали я проехал на другой день (8 мая) через селения Прици и Аргвици до лежащей в доброй миле отсюда крепости Эредви, находящейся на маленькой Лиахви; она принадлежит грузинской фамилии Павленишвили...

После полудня я сделал другую экскурсию из Крцхинвали на правый берег Диди Лиахви, где в 5 верстах находится крепость Тамарашени, последнее на этой реке-местечко, населенное грузинами. В полутора часах пути выше имеется еще несколько маленьких грузинских селений, после чего начинается осетинский район Джаукум, называемый грузинами Джависхеоба. Он лежит большей частью вдоль речки Паца, впадающей с правой стороны в Диди Лиахви. Главным селением здесь является Джави, от которого он и получил свое название. Далее по обоим берегам Лиахви лежит селение Гупта, где живет старейшина фамилии Хубил-та, тут же находится селение Схлеби, где земля обладает таким сильным запахом, что приводит в сознание людей, потерявших его.

11 мая... к вечеру... мы прибыли в Тифлис...

Глава 41

Я покинул 29 мая это место (Тифлис) со всеми своими людьми и направился по обычной дороге вдоль правого берега Куры через Мцхет, а затем по тому же берегу Арагви до Ананури, куда я прибыл довольно поздно и где переночевал...

После полудня... я проехал 42 версты до Кайшаурт-кари, где переночевал. На другое утро (31 мая)... я преодолел Гуду и через 4 */2 часа достиг селения Коби у северного подножья снежных гор. Я нашел здесь не-

«олько осетин из Шаниба на Гналдоне, которые при-али накануне из Грузии и возвращались к себе на дину. За небольшое вознаграждение они согласились взять меня туда с собой и привести обратно в безопасности к военной дороге, проходящей по долине Терека. Я проехал с ними до осетинского селения Даллагкау у подножья горы Хархи, называемой русскими Нижний Чим, или Кайтухово.

Путь от Даллагкау до Шаниба, идущий на запад-юго-запад я проделал пешком за 3 часа... Недалеко от Шанибы приходится делать полукруг вокруг пропасти, на западном краю которой стоит древняя сторожевая башня в несколько сажен высотою, называемая осетинами Ласе-Афстоан; она защищает подступы к селению.

Гналдон, или река Гнал начинается у северного подножья высокой снежной горы Мкинвари, несколько выше Шанибы и течет на северо-северо-запад. На его - правом берегу расположены сверху вниз следующие селения: Даллаг Шаниба, т. е. Нижняя Шаниба или, как произносят местные осетины, Саниба, прямо у реки; оно принадлежит фамилии Кундухате; Улаг Шаниба, или Верхняя Шаниба, лежит к северу от предыдущего на возвышенности и принадлежит фамилии Иесе-нате. В 6 верстах отсюда, на той же стороне реки, находится селение Гнал на высокой горе, жителями которого являются свободные осетины, исповедующие христианство, из фамилии Цомарта; они, впрочем, мало знакомы с догмами христианства. Отсюда берега Гнал-дона до его слияния с Кизилдоном на протяжении 12 верст настолько круты и лесисты, что там никто не живет...

На левом берегу Гнала расположены только 3 селения, близко друг от друга и как раз напротив Шаниба, в следующем нисходящем порядке: Рибанкак-Ту-манекау, или верхнее селение фамилии Туманате: Индаг-Туманекау, или нижнее селение фамилии Тума-

нате; Кани, как раз против Улаг Шаниба, принадлежит фамилии Санате, или Шенат. Все эти селения на Гналдоне заселены осетинским племенем тагата, называемым грузинами тагаури, черкесами — тегеи, рус-• скими — тагаурцы.

К этому племени принадлежат также осетины, живущие по реке Кизилдон, селения которых я тоже здесь опишу.

Кизилдон, или золотая река, называемая черкесами Кизил-аусе, начинается у северного подножья снежной горы Хохи, справа от селения Чимара, принадлежащего старейшине фамилии Джантиате, которая не входит в состав тагаурских осетин. За Чимарой на левом берегу Кизила находится старая развалившаяся крепость, постройку которой приписывают грузинским царям. В б верстах от этого места расположено селение Ламар-дон и недалеко от него на горе большое селение Кака-дур, защищенное несколькими башнями. Между этими двумя местечками течет с запада речка, впадающая в Кизил.

Если подниматься около б верст вверх вдоль ее левого берега, то можно достигнуть высокой равнины, в северной части которой находится крутая скала; на ее вершине находится Вацилиа-легетте, или пещера пророка Ильи,  считающаяся  осетинами  священной и о которой они рассказывают много чудесных  историй. Верхняя часть,этой пещеры зеленая, в середине стоит высокий камень, служащий жертвенником, в углублении которого находится  серебряный кубок  с пивом. Вход известен только одному единственному человеку, приходящему сюда приносить ежегодные жертвоприношения от имени всего народа; говорят, что туда ведет с южной стороны тропа вдоль утесов. Всех тех, кто, за исключением  этого главного  жреца,  хотели туда проникнуть, постигали, как говорят, несчастья.

Под возвышенностью, где находится пещера, в полной безопасности пасут скот под защитой святого, без охраны, так как всякого, осмелившегося тронуть его, поражает смерть и слепота.

Вместо того, чтобы давать торжественную клятву, достаточно подняться из равнины к священной пещере.

Соседние осетины рассказывают, что один пойманный человек, убежавший из какой-то западной страны, никак не мог найти никакого выхода, тогда кошка, превратившаяся в орла, перенесла его через моря и горы к этой пещере, откуда он и спустился к жителям долины.

Старейшина фамилии, жившей прежде на Ламар-доне, ежегодно совершает паломничество к этой пещере. Он должен отправляться туда чистым и одетым в новую изготовленную им самим одежду. Во время жертвоприношения он обычно получает священный знак: если кубок с пивом, стоящий на жертвеннике, переливается через край, это означает хороший урожай, покой, единение и счастливые времена; в противном случае — голод, войну и несчастье. Жители Чимара — тагаурцы и осетины из Куртата и Саха почитают эту пещеру и ежегодно летом устраивают под ней большое празднество, во время которого приносят в жертву Элиасу (Илье) пиво, быков и баранов. На другой день старый главный жрец собирает с каждого двора пол-овцы и немного хлеба; все это он поедает вместе со старейшинами селения Ламардон на общественном пиршестве, во время которого старец рассказывает свои видения и различные предзнаменования85. За Ка-кадуром на левом берегу Кизилдона находятся селения Цизил Кобан, или Маленький Кобан, принадлежащий фамилии Канкуате. На крутой горе в лесу лежит небольшое селение Гизи, состоящее из 10 домов. Ниже Маленького Кобана Кизил окружен с двух сторон лесом и скалами и Необитаем вплоть до своего впадения с правой стороны в Фиаг... На правом берегу Кизила, на высокой и крутой горе расположено большое селение Даргафс, защищенное башнями и принадлежащее трем тагаурским фамилиям Мамцирре-фирт, Саха и Ханкуате, или эристови-фирт. В шести верстах к юго-востоку от Даргафса на Гналдоне находятся Кани и Шаниба. В горах между Кизилом и Гналдоном, в 5 верстах к югу от слияния этих обеих рек, расположены селения — Истир Кобан, или Большой Кобан, принадлежащие фамилиям Аликате, Бетате, Мирзабег

и Талтови-фирт. Таково описание районов тагаурских осетин, расположенных вдоль Кизила и Гнала.

Я переночевал в Даллаг Шаниба и утром 2 июня отправился к югу...

Горы, которые я наблюдал во время этого пути, состояли из черновато-коричневого сланца...

Здесь можно встретить еще     Azana pontika,      на-• зываемую осетинами салгат. Уголь, образуемый этим растением, считается ими самым лучшим для изготовления пороха...

В одном из боковых ущелий пирамидальной горы, покрытой плодородной землей и растениями, выступает около селения Улаг Цмикау (по-русски Верхний Чим) на юго-западе многоугольно-закругленный, бесформенный известняковый камень в 5 квадратных сажен; осетины называют его Уаги-дур; мимо него проходит дорога на Шаниба. Он состоит из мелких кусочков известняка, скрепленных цементом. Этот большой камень разделен на две неравные части расщелиной шириной в несколько пальцев; причиной этого, вероятно, был удар молнии.

Возвращение из Шаниба в Даллагкау меня утомило, поэтому 3 июня я проехал всего 20 верст до крепости Владикавказ, расположенной у начала гор...

5 июня рано утром я выехал из Владикавказа, и, проехав обычным путем 10 Va верст, достиг первой кавказской станции Балташ, или Балта на левом берегу Терека. Это селение, так же как и селения Цми и Лаарс, входящие в осетинский район Шимит или, как говорят грузины, Чимити, принадлежат фамилии Сто-нате, которую грузины называют Дударишвили. Все жители этого района принадлежат к большому осетинскому племени Сидамони. Следующая станция Лаарс находится в ISVa верстах. На полпути в Терек с правой стороны впадает текущий с юго-востока горный поток Мукил, называемый осетинами Макалдон. Он начинается с высокой снежной горы на границе Пшави и Хевсурии, скалистые долины которой называются также Пхоели. В его верхней части расположен Мизджег-ский район, называемый грузинами Джурджукети, а несколько ниже лежит собственно Кистети.

Третьей станицей от Владикавказа является Дарь-яЛ. или Кавказские ворота, которые отстоят от Лаарса Бсего в 7 верстах... Далее на правом берегу Терека мы имели селение и скалистую долину Гвелети, или Голет, которая с древних времен называлась Гелати и находится на быстрой горной речке Дефдароки, начинающейся от Мкинвари... Около Голет мы перешли через ^ост на правый берег Терека, вдоль которого и шли вплоть до Степанцминда.

Глава 42

Закончив все свои дела в Тифлисе, я окончательно покинул этот город и Грузию и 14 июля снова вернулся в Моздок... Здесь я оставил моих заболевших людей и, поскольку в связи с чумой мне отказали в даче конвоя, я принял на службу двух осетин, которые хорошо знали все горные местности и везде пользовались правом гостеприимства; с ними 17 июля я покинул Моздок... и переехал Терек на пароме.

j Мы прибыли (в Малой Кабарде)... к месту, называемому русскими городище, которое лежит около впадения речки Курп в Терек... Через 10 верст мы перешли эту речку и в 2 верстах от западного берега достигли колодца, обложенного камнями, где к нам присоединилось еще несколько осетин, направлявшихся в горы...

Покинув колодец на Курпе, мы достигли речки Акбаш (белая голова)... Через 5 верст мы подошли к реке Бдажа... Здесь мы увидели много селений фамилии Тау-Султан, покинутых из-за чумы... Мы переночевали на берегу речки... и устроили на нашем бивуаке пиршество, на которое пригласили всех сопровождавших нас осетин...

Пока мои осетины готовили еду, я переехал Терек и поднялся по его берегу до места впадения в него Кум-балея, отсюда с холма я увидел место впадения Фиага, Арредона и Урсдона слева в Терек; все эти реки сливаются с ним на красивой равнине.

При рассказе о путешествии в Шанибу на Гналдоне я остановился на описании как реки Кизил, так и Гна-

ла, а также на расположенных на них округах и районах; я полагаю, что сейчас наиболее удобно привести аналогичное описание Фиага и Арредона, в результате чего описание Осетии будет совершенно полным; речь пойдет также о западных осетинах, которых называют дигорами; их страну я посетил сам и о них я буду говорить в этой главе. •

Река Фиаг, по-черкесски Пог-аусе, а по-русски Пог или также Фаюк, начинается с северной стороны снежной вершины Хохи у селения Мархат, принадлежащего фамилии Калоте и району Саха, который тянется на юго-запад до Арредона. Это селение расположено на левом берегу Фиага... На южной стороне этого хребта в 12 верстах живет осетинское племя нар на Арредоне; оно отделено от Картли другим снежным хребтом. В 5 верстах от Мархата, на левом берегу Фиага, находится селение Хиллак, принадлежащее фамилии Бугул-те... На правом берегу речки Хамара живет племя три или тринш. В трех верстах от Хиллака находится другое селение с таким же названием, но принадлежащее фамилии Гутиате; оно расположено на левом берегу Фиага и имеет плохие каменные, близкостоящие друг к другу дома... Около селения находится мост и на правом берегу реки священная сосновая роща. Местность холодная и неплодородная; жители ощущают недостаток в дровах.

В 2 верстах ниже Хиллака гутиевского видна старая развалившаяся стена, защищенная одной башней; она была построена в древние времена грузинскими царями, чтобы закрыть ущелье Фиага. Осетины рассказывают, что эта стена после долгой осады была взята хитростью франкским ханом (европейским). Жена начальника защищавшихся помогла захватить эту стену с помощью предательства, а затем вышла замуж за хана; франки, между прочим, начали разработку серебряных рудников. На плоском каменистом берегу реки можно найти куски серебряной руды, которые, без сомнения, были принесены из близлежащих снежных гор. Вообще вся местность очень богата минералами и в реке можно найти горный хрусталь и много кварцевой гальки.

Под стеной в Фиаг впадает с левой стороны речка Чиши. В 2 верстах отсюда на левом берегу реки на возвышенности находится селение Харискин, около которого имеется мост (Хидикус)... К западу отсюда на небольшой речке в высоких горах находится селение Квара или Кора, через которое проходит дорога из На-ра на Арредоне. Оно принадлежит фамилии Томаите, состоит из 15 домов и имеет мельницу на небольшой речке. В 3 верстах ниже Харискина на правый берег реки ведет мост и находится селение Цмитти-Хидикус, или мост Цмитти. Напротив этого селения, на другой стороне Фиага впадает сильная речка Цариттедон. На этой речке, в 4 верстах к западу, находится гора Истир Цмитти, или Большой Цмитти, а еще выше Кадат. В обоих селениях живут осетины из племени цмитти. К востоку от Цмитти-Хидикус на равнине, приблизительно в 1 версте, находится селение Ладжи, около которого согласно рассказам жителей, находятся могилы великанов или героев... В старых близлежащих стенах добывают селитру, которую они обменивают у соседей. В 4 верстах ниже Цмитти-Хидикус на правом берегу реки находится селение Барсикау, принадлежащее фамилии Гуриатте; напротив него на другом берегу высоко в горах на речке Халгонкау находится Целли-кате. Близко от Барсикау, на правом берегу Фиага, стоит Куртат или Куртат-Хидикус, около которого у реки находится Дом мертвых, куда кладут трупы умерших.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                               ;

От Куртата мост через Фиаг ведет к селению, принадлежащему фамилии Иессиате. Близко от Куртата находятся селения Фартиг и Валласе, а в одной версте ниже Куртата в Фиаг с правой стороны впадает текущий с запада-юго-запада Факсандон. Там расположены 2 селения, Ганикау и Гаррикау; 4 верстами выше, на правом берегу Факсана, находится Шоарикау, откуда начинается дорога на запад, проходящая мимо чудодейственной пещеры Ватцилия Легетте и ведущая к тагаурским осетинам на Ламардоне, Даргафсу и Ко-бану на Кизилдоне. Начиная от места впадения Факсана в правую сторону Фиага, на этой стороне нет да-

лее никаких осетинских селений, кроме двух отдельно стоящих домов.

На левом берегу напротив Куртата, на вершине высокой и крутой горы, находится Гакуна — древнейшее местожительство куртатинских осетин, которое теперь, однако, почти полностью покинуто из-за трудности пути туда. На левом берегу находятся еще 3 селения— Даллагкау, Мици на речке и Гули; наконец, последнее куртатипское селение Звгис, т. е. конец, так как этим селением заканчивается скалистая долина Куртата, поднимающаяся отсюда до Цмитти-Хидикус, где проходит граница этого района. Звгис лежит на южной стороне крутых скал, образующих здесь ущелье, так что долина, где течет Фиаг, достигает едва 30 сажен ширины.

На горах видны еще кирпичные стены старой крепости и церковь, построенная из четырехугольных камней и посвященная святому Георгию, которую осетины называют Звгис дзуар; она открывается только один раз в год в праздник этого святого. Сохранились два колокола, большие медные котлы и серебряные кубки. Однако, согласно некоторым сообщениям, там должны находиться еще книги, священническая одежда, чаши и кресты, спрятанные в тайниках. Эта церковь славилась чудесами, и в ней было много отшельников и монахов. В праздник святого Георгия соседние осетины собираются около этой церкви и устраивают большое пиршество. Если в это время кого-нибудь убьет молнией, они считают его святым. Собирается все племя умершего, труп его погребают на том месте, где он был убит, и чествуют его смерть в течение нескольких дней. По этому случаю закалывают черного козла, с которого снимают шкуру и подвешивают ее на высоком шесте около могилы. На северной скале около церкви видны несколько пещер, к которым ведут каменные ступени; в них можно еще найти следы, указывающие на то, что они когда-то были обитаемы. Эти пещеры как будто бы очень длинные и тянутся под горой до Валагира.

Ниже Звгиса от Фиага начинается тропа вдоль речки к западу по направлению к Кобану. Около 5 верст ниже Звгиса в Фиаг с левой стороны впадает бурная

горная речка Файнагидон, или Карпайдон, по-грузински Паикоми, текущая с юго-запада. В 7 верстах отсюда по обеим сторонам речки находятся селения Карца-Тезиате, построенные беглецами из Куртата. Первое, на левом берегу реки, состоит из плохих деревянных домиков. На крутом холме, находящемся в середине долины, расположены старинные жилища из камня, окруженные стенами и башнями, в большинстве развалившиеся и плохо содержащиеся.

В 4 верстах к западу на правой возвышенной стороне реки, устремляющейся вниз, расположено селение Карца, принадлежащее фамилии Датиете, жители которого являются валагирскими беглецами. Это местечко несколько изолировано от предыдущих, и жители его имеют на обнаженных окружающих горах хорошие пастбища и стада скота. К северу на вершине лесистого предгорья растет лучшее красное тисовое дерево. В 1 Va верстах к западу, на такой же возвышенности, находится второе селение на речке, стекающей с юга. В 10 верстах от впадения Файнагидона Фиаг выходит из предгорий и через 25 верст достигает Терека, после того как в него с правой стороны впадает Кизилдон. В 3 верстах к западу от устья Фиага в Терек слева впадает Арредон.

Арредон, или бешеная река, называемая черкесами Ардан, а русскими Ордан или также Иордан, начинается у юго-западного подножья высоких снежных гор Хохи, очень близко к западу от истоков Терека...

Близко от его истоков находится большое селение Саха, принадлежащее фамилии Абаите и Битарте, вблизи от которого имеется маленькая церковь. Отсюда идут дороги на Трусце, Маграндвалети и Сба на Диди Лиахви. Это селение (Саха) относится к району Саха, который объединяет три скалистые долины. Гюльденштедт перечисляет их селения; они, однако, так малы и расположены так близко друг от друга, что в сущности составляют одно селение. Приведенные ниже названия являются просто названиями фамилий, населяющих их: Саха, Абаитекау, Байкум, Байтал, Сригат, Регах, Чамел, Ноаккау, Пуриат, Хусмазай, Хузор, Чифскау.

Район Саха тянется к востоку до верховьев Фиага. Затем идет селение и скалистая долина Срго86, чья речка, начинаясь в горах Саха, течет с востока на запад и впадает в Арредон с правой стороны. Напротив него, на другой стороне, находится маленькая, текущая с ледников речка, называемая грузинами Секара или Бруц-Сабдсели, о которой я уже говорил в 40 главе. Здесь начинается район Срамаги, или Серримаг87 на левом берегу Арредона до селения Нижний Срамаги, отстоящего от Саха в 20 верстах.

За Срго на правом берегу Арредона находится район Нара, занимающий очень скалистую долину, где речка течет с Хохи вниз с востока на запад. В этой долине насчитывают 8 селений; главное Нар лежит в 8 верстах ниже Саха, на правом берегу Арредона и состоит из 150 домов. Остальные осетины считают их жителей очень храбрыми, так как они никому не подчинены, совершенно свободны и могут выставить 500 вооруженных людей. В 6 верстах отсюда на той же стороне реки находится Бигулатекау, жители которого также принадлежат к племени наров.

Несколько ниже этого селения река соединяется слева с речкой скалистой долины Сгела, вытекающей с юго-запада со снежной горы Кедела, на границе с Раджа. По долине идут дороги через Кедела на Глоли и Кудара в Раджа и на Картли. Здесь находится также селение Калаки, где имеется большой источник, который иногда наполнен водой, а иногда иссякает.

При слиянии речки Сгела находится селение Нижний Срамаги с несколькими сторожевыми башнями; около него находятся развалины крепости, которая была построена царицей Тамарой. Это селение тянется очень далеко по левому берегу реки, и его жители большие разбойники, незнакомые с законом гостеприимства. Жители и селения долины Сгела относятся к району Срамаги; осетины называют их также мамми-сонами, а грузины мапсуанами.

В 12 верстах от Нижнего Срамаги, на правом берегу Арредона, в пустынной местности находится старая церковь Рекомдзуар, где, как говорят, имеется много серебряной утвари и других вещей. Каждые два года

е месяце соседние осетины призывают священни-6 из ближайшего грузинского селения и устраивают ' '/ень Вознесения жертвоприношение и большое об-В Де пиршество. Дорога к этой старой церкви подни-"*еся вправо от Бигулатекау и может быть преодоле-f'aтолько пешком, потому что она очень плоха. !!3 Как раз под этой церковью долина, где течет Ар-дон, настолько узка, что образует узкое ущелье, азъш'аемое осетинами Касара, а грузинами Касоро-! гкари, т. е. воротами Касара. Грузинские цари пере-' ыли его стеной из камней и извести, около которой в древние времена стоял гарнизон, не пропускавший никого, кроме находившихся с ними в дружбе осетин. Скалы, окружающие здесь реку, относятся справа к горному хребту Лагате, идущему от Хохи88 к северо-востоку, а слева — к другому хребту, идущему от Глоли к Раджа и являющемуся частью снежной горы Кедела. Здесь находят много свинцовой руды, которую жители плавят; имеются также очень большие залежи серебра и серы, но они не умеют обрабатывать эти 'последние. Из скал вытекает вещество, из которого они делают селитру. По названию этого узкого ущелья — Касара — грузины называют всю описанную выше долину Арредона, лежащую к югу от него — Касрис-хеоба и относят ее вообще к Двалети.

Ниже узкого ущелья начинается на Арредоне район Валагир; первое селение его Нузал89 находится близко от ущелья на правом берегу реки. В 7 верстах расположен Мисур, жители которого известны как очень ловкие разбойники. В 3_верстах отсюда на левом берегу Арредона в горах находится Ход на речке Ходдедон, жители которого, напротив, миролюбивы. Недалеко от Мисура, на правом берегу, находится еще большое селение Рхон на Рхондоне, а в 2 верстах оттуда, на том же берегу — Унал.

В 4 верстах отсюда к северо-востоку в высоких го-Рах расположено на маленькой речке очень большое селение Цаманте, имеющее свои мельницы на Арредо-не- В 3 верстах ниже Унала на небольшой речке, в версте от правого берега реки, расположено значительное селение Дагом и недалеко отсюда Урсдон на речке

того же названия. В 2 верстах на правом берегу лежит . Донисера, состоящее из 50 домов. Далее книзу на крутой скале на левом берегу Арредона находится вала-гирское селение Виз. Отсюда до выхода реки из гор считается 10 верст; на ее левом берегу находится Са-лугерден (Саликардон), принадлежащий валагирской фамилии Мазаде; напротив него, на правом берегу, расположен Бирегс.ангкау, т. е. селение волчьей лапы...

...После обеда мы проехали верхом к южному концу ущелья и около устья реки Урсдона осетинов или Псеххуш черкесов (оба названия означают белая вода) увидели бывшее черкесское кладбище...

Прежде чем покончить с описанием Они, я приведу еще несколько замечаний о соседнем осетинском районе Двалети или Твалта. Двалети в широком смысле слова является общим названием всех южных осетин, поскольку эти последние подчинены Грузии или Име-ретии, как я отметил в «Кавказских наречиях», стр. 177. Собственно Двалети расположен на реке Джеджо и относится к Имеретин; он принадлежит Маджис-эри-стави; однако имеретинская княжеская фамилия Джапаридзе, имеющая рядом владения, претендует на господство над ним так же, как и цари Картли...

Двали живут как и остальные осетины и имеют старейшин; они похожи на своих соседей также и в склонности к грабежам...

В Они мне рассказали, что в Двалети недавно в земле нашли большой глиняный сосуд, похожий на те, которые употребляют в Грузии для хранения вина; сосуд содержал массу, похожую на смолу; когда ее нюхали в течение длительного времени или брали небольшие куски в рот, то наступал крепкий и продолжительный сон. На том месте, где лежал сосуд, не росло, как говорили, никакой травы, а зимой здесь не залеживался снег. В Двали это вещество называют лутон. Я очень сожалею, что не смог остаться дольше в этой местности, чтобы проверить истину этих рассказов и исследовать это, похожее на опиум, вещество.

Так как я должен был вернуться к дигорцам, то я избрал другой путь, через снежные горы. Я отправился, таким образом, 29 июля рано.утром из Они и пере-

шел мост, который перед Чала ведет на правую сторону Риона и находится в 4 верстах...

Нам пришлось... перейти речку Гарула, являющуюся до некоторой степени границей известняковых гор; на их южной стороне находился очень белый известняк, в который вкраплены частые жилы темного гематита; к северу находятся черные сланцевые горы...

Из Чала я отправился прямо на запад и через 1 версту попал в большое селение Сеглеви, расположенное у подножья высокой снежной горы, откуда-вытекает с северо-запада впадающая в Рион речка Сакурта; на ней находятся оба селения Сакави и несколько ниже, на ее правом берегу, Лаугванта, где живут грузины, армяне и евреи:..

Глола или Глави маленькое селение, населенное имеретинцами и немногими двалетскими осетинами, расположено прямо у подножья высокой снежной горы Кедела, чье название по-грузински означает стена...

На другое утро, 30 июля... мы поднялись вверх по правому берегу Бокви по направлению к северо-востоку...

На другое утро, 31 июля... мы достигли по правому берегу Карагомидона селения Хинагикау, куда пришли к полудню.

Что касается дороги из России в землю дигорцев, то через Большую и Малую Кабарду можно проехать в коляске до дигорского селения Маскуава, или Карача внизу на Урухе, а оттуда довольно легко к подножью снежных гор; однако по этой последней дороге можно пробраться только пешком или самое большее на лошади... Поэтому я полагаю, что эта дорога, даже если бы она была безопасной, никогда не сможет быть использована для транспорта; ее можно рекомендовать

§для курьеров, направляемых в Имеретию и Мингре-лию, но сперва следовало бы удостовериться в миролюбивых намерениях черкесов и дигорцев. Несмотря на неудобства этой дороги через снежные горы, дигорцы и имеретинцы имеют частые торговые сношения друг с другом; в особенности эти последние носят первым через горы различные товары, заключающиеся в разноцветных хлопчатобумажных тканях по 1 1/z руб. за ку-

сок, в льняных тканях — по 5 коп. аршин, 8 плохой ситце и других тканях — по 15 коп. за аршин и в узкой тафте — по 25 коп. Взамен этого они покупают у дигор-цев войлочные плащи, сукно, грубый войлок и шерсть, которые снова перепродают в Имеретин...

Ниже селения Хинагикау 'четыре речки, вытекающие  из снежных гор,  сливаются вместе  и образуют Урух, который  дигорцы называют  Иреф.   Восточные жители называют ее Савдоргинидон, т. е. вода черного - камня.

На западной стороне Савдоргинидона на значительной возвышенности расположено селение Гуларкау у подножья горы Гулар-сав-хонг. Ниже и более на восток находится Хинашкау. Оба эти селения,'как и последующие, имеют всего 70 домов и в них проживает фамилия Тургано-фирт, принадлежащая к роду бадила-тов.

Около Хинагикау, примерно в 80 русских саженях от дома Тургано-фирта, в скалистой долине Гулар, в 2 саженях над Савдоргинидоном90 находят в сланцевой горе Гулар-сав-хонг отдельные куски серного колчедана с серебром... На вершине этой горы, состоящей из крепкой черной породы, выходит наружу пласт, богатый свинцом. Недалеко отсюда жители имеют свои хлебные поля. Третья речка называется Бартудон; на ее западной стороне находится Ноаккау, или Новое селение; между ним и Карагомидоном виднеется очень высокая и крутая гора, покрытая льдом и имеющая коническую форму. В 1 1/я верстах от дома Барисба из фамилии Тургано-фирт, вблизи селения Ноаккау, приблизительно в 15 саженях над речкой Бартудон, находят в черной земле, издающей 'очень сильный серный запах, маленькие кусочки галмея... Вся местность очень богата металлами, но из-за крутизны гор их невозможно как следует исследовать.

Наконец, четвертая речка находится еще более к западу и о ней уже упоминалось — это Харвашедон, на которой расположены селения Истир-Дугур, принадлежащие фамилии черкесатов. •

К вечеру мы покинули Хинагикау и пересекли Савдоргинидон.

На другой день, 2 августа, мы перешли череа Урух на его правый берег и переночевали перед мостом, ведущим через Дугурдон... На правом берегу этой реки имеется много, впрочем, очень маленьких селений, которые отстоят недалеко друг от друга. У ее истоков, где она называется Сангутидон, живут олокоми, разбросанные поселения которых состоят в общем только из 300 домов, находящихся большей частью на возвышенностях; поселения тянутся до речки Хонгсаридон, впадающей слева в Сангутидон. У истоков этой речки выше олокомского селения Думи, принадлежащего некоему Ахи Соломи Гевис, находят в широкой долине много валунов, а под ними коричневую породу с белыми пятнами, которая содержит много серного колчедана, а также горизонтальный слой его, который выходит наружу.

Еще выше у настоящих истоков Хонгсаридона, недалеко от хлебных полей, из диких горных пород одной горы выделяется купорос, который дигорцы и осетины называют ачудас и которым они пользуются для красок...

Между этой речкой и Сангутидоном находится очень высокая гора Дарисмакхонг; она крутая, скалистая, совершенно голая и тянется на 4 версты. В ней имеются вкрапления свинца с серебром.

К западу от впадения речки Хонгсаридон находится высокая гора Думан-Сагат, которую называют также Исдихонг, или свинцовая гора, вследствие богатства руды. Напротив, на правом берегу Дугурдона находятся на небольшой речке маленькие селения фамилии Кубати-фирт, состоящие едва из 30 домов. Под горой Думан-Сагат обе речки Искатикомидон и Сардидон соединяются и впадают в Дугордон; на них расположены два небольших селения. Далее на том же берегу Дугурдона, через который здесь имеется мост, находятся селения, называемые Дигур, представляющие собой различные маленькие местечки с башнями, из которых два находятся на возвышенности, а остальные на равнине, вдоль речки Черекдон. Во всех селениях имеется всего 400 домов, принадлежащих фамилии Тургано-фирт из племени бадилатов.

Недалеко от этих селений, несколько к юго-западу, находится прославленный дигорский-храм Стона, где жители ежегодно приносят жертвы согласно обычаю осетин, как это уже было описано выше.

В 2 верстах к западу от селения Дакота, принадлежащего к вышеуказанным, начинается речка Черекдон с довольно высокой горой В'окаджи-сав-хонг, на склоне которой имеется свинцовая жила в кварце шириной в полфута; эту руду, однако, дигорцы никогда не умели плавить...

3 августа мы достигли по прежней дороге... Афцег-Уаш-Гиргис и переночевали у этой скалы... Так как я хотел посетить также селение Кар.аджа, или Маскуа-ва, то на следующее утро 4 августа мы отправились туда. Дорога идет несколько верст лесом до моста, по которому-можно перейти на левый берег Уруха; затем мы вышли на равнину, называемую Диндинати, где жители Маскуава пасут зимой скот; с востока ее закрывают леса. В этой равнине глина лежит слоистыми пластами и в них часто находят рога Аммона и других моллюсков, превращенные в серный колчедан, который, -будучи подвергнут действию дождя или снега, легко выветривается и превращается в золотистые, переливающиеся цветами радуги листочки. Здесь находят также вид талька или испанского мела, которым дигорцы пользуются при ранениях для остановки кровотечения, они употребляют его также с успехом при задержании мочи.

От Диндинати до Караджа нам оставалось еще 3 версты. Это селение называется также Маскуава и получило свое первое название только от своих владельцев — фамилии Караджа из племени бадилатов. Оно находится на очень крутой горе и имеет справа Урух, а слева Харсиндон, который примерно в 5 верстах ниже впадает слева в первую реку. К югу от селения тянутся леса вплоть до крутых черных гор. Жители имеют свои хлебные поля на правом берегу Уруха и только незначительное их количество находится на Харсиндоне, так как земля там менее плодородна. Их урожай обычно так обилен, что они могут продавать большую часть своего урожая дигорцам, живущим в

высоках горах. В связи с тем, что леса на правом берегу Уруха дают прекраснейшее дерево, жители Маскуава, в противоположность осетинскому обычаю, построили свои дома из дерева. Месторасположение этого селения превратило бы его в важный пункт, в случае, если бы русские захотели покорить всю эту местность Кавказа и пожелали бы разрабатывать ди-горские рудники.

В 8 верстах ниже Маскуава, на возвышенном левом берегу Уруха, в узком ущелье, которое проделала эта река в северном предгорье, находятся два селения Ва-чило Василий и Тума, принадлежащие незаконнорожденным-детям бадилатов. Кабардинские селения Ко-голкин граничат с ними в ущелье с северной стороны, что вызывает много ссор с князьями Малой Кабарды. В 8 верстах к западу на реке Лескен находится последнее дигорское селение под названием Кобантекау. Все эти селения, так же как Кубати и Дур-Дур, являются новыми поселениями дигорцев, обитающих в высоких горах; они связаны друг с другом и находятся в родственных отношениях.

На другое утро 5 августа мы проехали из Маскуава по мосту на правый берег Уруха, откуда удобная дорога через лес и речки Чогала и Хурсфрак и левый рукав Дурдурдона, привела нас к селению Дур-Дур. Пройденный до сих пор путь может равняться 12 верстам... После селения Дур-Дур мы отправились обратно к Тереку, пересекли правый рукав Дурдурдона и к вечеру, после 12 верст пути, достигли Кубати на Урсдоне, где и переночевали.

Утром 6 августа в 8 часов мы снова покинули его, переехали реку и пересекли находящееся на его восточном берегу селение Карагас...

От Арредона мы проехали еще три четверти часа до местечка, где прежде находилось селение черкесской фамилии узденов Эльмурсие; оно было позднее перенесено на Урсдон; от него после чумы осталось едва 20 домов. Оно находилось здесь на небольшой и совсем мелкой речке Хиттегипс и состояло из 7 маленьких селений... где жило более 500 фамилий; все эти селения отстояли друг от друга всего в нескольких сот шагах...

Мы проехали затем... до речки Фиаг... Я разбил свою палатку около селения Борнкуахе на восточной стороне этой реки...

Мы переночевали как раз на том месте, где когда-то стоял монастырь1 русских миссионеров, которых направляли в Осетию; он назывался «Осетинский по-двор..,»

Борнкуахе и Эльмурсие находятся под властью княжеской фамилии Тау-Султан из Малой Кабарды. Их жители были жестокими врагами куртатских осетин, которые часто крали у них лошадей и скот...

Поскольку я предпринял это путешествие в горы без пропуска от коменданта Моздока, то я счел благоразумным не заезжать во Владикавказ и оставил это место вправо от своего пути...

Рано утром 9 августа мы переплыли на лошадях Терек и прошли между Александрией ч Подпольной к северу по степи и вскоре достигли дороги с юго-юго-востока на Моздок; перед этим городом мы слезли с лошадей в одном саду, где оставили как их, так и наш багаж, затем к вечеру мы добрались пешком до нашей квартиры, из которой отсутствовали 23 дня без того, чтобы кто-нибудь заметил наше отсутствие.

Об осетинах

К наиболее замечательным народам, населяющим Кавказ, принадлежат осетины, которые живут как раз в центре гор по обеим сторонам горного снежного хребта; по своему языку и чертам лица они отличаются от других народов Кавказа, хотя и схожи с ними по своим грубым нравам и склонности к грабежам.

О том, что я считаю осетин остатками'мидийских сарматов древности, алан и ассов средних веков я уже писал в первой части этого путешествия в главе «Кавказские наречия»; здесь я перехожу к историческим исследованиям об их происхождении.

В древние времена осетины управлялись своими Князьями; они населяли равнины Малой и Большой Кабарды и предгорья Кавказа. Согласно данным грузинской истории, Азон, наместник Грузии, назначен-

ный Александром Великим, стал брать подати с оссов, леков и хузоров. Только Фарнавас, первый грузинский царь, отстоявший свою независимость от Азона, склонил оссов и леков, не хотевших больше платить никаких податей, к восстанию. Много оссов присоединилось к Фарнавасу, которого они верно защищали и помогали завладеть царством. Когда грузины изгнали его сына Сурмага, он убежал к оссам, которые опять-таки оказали ему помощь, благодаря чему ему удалось снова захватить престол своего отца.

После этого в грузинской истории в течение долгого времени не встречается упоминаний о них91 вплоть до 90 г. после Р. X., когда оба грузинских царя Азорк и Армазел призвали оссов и леков на помощь против армян. В этой войне прославились Базук и Абазук, братья царя оссов, но оба не вернулись домой. С этого времени оссы продолжали оставаться друзьями и союзниками грузин вплоть до 184 г. после Р. X., когда большая группа оссов проникла через Ворота Двалети на Арредоне в Грузию с целью опустошения Мцхета, главного города страны. Царь Амзашп разбил их и снова прогнал в горы. На. следующий год, соединившись с армянами, он напал на их страну и ограбил ее, после чего снова вернулся домой.

Так как вскоре после этого произошло восстание против Амзашпа, то армянский царь с войсками вступил в Грузию, соединился с греками и предложил им вступить с ним в союз; эти последние с радостью примкнули к нему, чтобы отомстить Амзашпу. Результаты войны оправдали их ожидания; Амзашп был разбит и казнен армянами.

Когда в 263 г. после Р. X. армянский царь Косорос в союзе с грузинским царем Ашфагуром воевал с персидским царем Косровом, то Ашфагур снова открыл путь через -Кавказ и призвал к себе оссов, леков и хазар; с их помощью он поддержал армянского царя против персов, которые были полностью разбиты. Однако вскоре они сделали попытку предательски убить Ашфагура, народ которого совершал беспрестанные набеги на* их страну; они покорили армян и вторглись в Грузию. Ашфагур убежал к осеам, которые помогли

ему; однако он умер в 265 г. после Р. X., и Грузия попала под власть персидских царей.

В 298 г. после Р. X., Мириан, первый персидский царь Грузии из рода Косрониана, отправился в Персию для борьбы со своим братом Бартамом за престолонаследие в этой стране; между тем как оссы напали в Грузии на Фероши и Куациа и разграбили их. Тотчас после своего возвращения Мирван пошел в Осетию и разрушил жилища жителей вплоть до Хазарии, откуда он через Ворота Двалети на Арредоне снова вернулся в Мцхету.

Во время несовершеннолетия 23-го и очень храброго царя Вахтанга Гургаслана (с 446 до 499 г. после Р. X.) оссы производили различные набеги на Грузию; но когда вышеназванный царь подрос, он подчинил себе как их, так и весь Кавказ. В одной из битв против оссов, он убил собственной рукой двух самых прославленных и храбрых полководцев по имени Чагатар и Багатар.

Около 570 г. греческий царь Юстиниан I, незадолго до этого давший грузинам царя в лице Стефаноса, назначил осетина по имени Ростов ксниц-эриставом, или наместником местности вдоль реки Ксани92 в Грузии; он передал ему собственную печать и наградил парадным платьем. Количество подчиненных ему местечек равнялось 39; часть из них была переселена, часть разрушена, а часть получила новые названия... Это доказывает, по крайней мере, что оссы уже тогда жили к югу от Кавказа, на границе с Грузией и часть их была, вероятно, христианами. Во время печальных беспорядков, когда в Грузии в течение трех столетий распространялся ислам, осетины, по-видимому, снова освободились и только при Давите Агма Шенебели, царствовавшем в Тифлисе с 1089 до 1130 г., были опять покорены; этот последний для лучшей защиты Кавказских ворот построил на небольшом расстоянии к югу от Дарида, на восточном берегу Терека, крепкий замок на скале, от которого теперь остались только отдельные развалины.

Почти через 100 лет знаменитая царица Тамара (с 1171 до   1198) подчинила себе весь западный Кавказ

вплоть до Черного моря, а также Осетию, жителей которой она обратила в христианство греческого толка. Однако уже при ее сыне и преемнике Лаша-Георгий (до 1211 г.) на Грузию напали монголы под предводительством Чингис-хана. Вероятно, в это время весь остальной Кавказ стал свободным. Однако, когда Батый-хан, внук Чингис-хана и первый монгольский хан в Скибдхаке, напал на Осетию и выгнал осетин с равнин теперешней Кабарды, они были вынуждены удалиться в высокие горы Кавказа, где и поселились в горных долинах, получивших названия по имени их самых знатных фамилий, именно: Бассианы, Бадилаты. Черкесаты, Тагаты, Куртаты, Сидамоны и Чахилаты. Так, по крайней мере, рассказывают грузины; однако на своем наречии они называют многие из этих фамилий несколько иначе...

Гораздо вероятнее, что горные долины Кавказа, так же как и Кабарда, были уже тогда заселены осетинами, а знатные фамилии жили на равнине, откуда они со своими домочадцами убежали в горы, захватив или приобретя власть над жившим уже там населением, как это имело место с бадилатами и черкесатами. Как повествует грузинская история, в то время как Батхо-гаен и Ур-хан опустошали города и строения в Осетии, их господству пришел конец, и народ переселился в высокие горы.

К северу от Кавказа в Сквабдшаке образовалось государство чингисханидов, с которым осетины, называвшиеся тогда татарами ассами или асами93, находились в постоянной войне; однако Тохтамыш-хан, правивший с 1376 г., по-видимому, полностью подчинил их себе: это видно из того, что они служили в его войске против Тимура; после того как этот последний разбил в 1395 г. Тохтамыша, опустошил Россию, покорил Азак (Азов) и усмирил черкесов на Кубани, он пошел на Бураберди против Буракена, князя асов (осетин)94. По дороге ему встретились густые леса, которые были им вырублены, чтобы дать проход своим полчищам. Он оставил там эмира Хаджи-сейфеддина, а сам направился через гору Эльбрус (Кавказ) против грузин.

После этого осетины воевали с крымским ханом и

были изгнаны из предгорий черкесами, которые вместо' них овладели Малой и Большой Кабардой и поселились там. Власть черкесских князей все усиливалась, и осетины были вынуждены покориться им. Напротив,' жившие к югу от снежных гор остались под именем Двали, подчиненными грузинскому царю и покорялись , эриставу Арагви, Ксани и Раджа. Когда в 1424 г. царь Александр I из Картли разделил свое царство между тремя сыновьями, то Двалети было закреплено за Картли, и жители его до новейших времен остались подданными царя этой страны; правда, они часто пользовались слабостью своих государей для того, чтобы время от времени освобождаться от их власти. Теперь, когда Грузия сделалась русской провинцией, осетины, обитающие в границах этой страны, находятся под управлением Тифлиса, но являются очень неспокойными и сомнительными подданными.

Продвижение русских до Кубани и верховьев Терека очень ослабило черкесов, что позволило осетинам, обитающим к северу от гор, использовать подходящие обстоятельства и освобождаться от подданства черкесам всякий раз, когда их интересы не требовали этого подчинения. Например, дугуры или дигорцы до сих пор зависят как от князей Большой Кабарды, так в особенности и от князей Малой Кабарды и до последней чумы являлись еще данниками княжеской фамилии Тау-Султанов... Это относится главным образом к дигор-ски-м селениям Кубати на Урсдоне, Караджа и Ахчин-шета на Урухе и Кобантекау на реке Лесген, которые были построены около 60 лет тому назад на отрогах гор, когда фамилия Тау-Султанов покинула земли, занимаемые ею раньше, и переселилась дальше к северу в Малую Кабарду. Поскольку эти фамилии дигор-•цев населяют и обрабатывают землю черкесов, они рассматривают себя вместе со всем народом вассалами фамилии Тау-Султанов, которым они платят дань, состоящую из овец и, главным образом, из медных котлов, вывозимых из Имеретин. Тау-Султаны посылали даже воспитывать своих детей в Истир-Дугор, и эта мера значительно укрепила их взаимную связь, так как князь становился, так сказать, членом народа и знал

язык страны. Также и в Большой Кабарде несколько княжеских фамилий имели дигорцев в качестве данников. Вообще последние не могут обходиться без Кабарды, так как получают оттуда необходимую им соль, а в годы плохого урожая в горах также и просо; когда зимний фураж у них истощается, они отправляют свои стада весной на равнины Малой Кабарды, которые в конце марта уже покрыты травой, тогда как горы еще лишены растительности. В течение лета черкесы вынуждены в свою очередь выводить свои стада из равнин, где все выжжено и где их мучают слепни и комары, и отправлять в горы к дигорцам. Это связывает обе народности, и они живут в добром согласии благодаря тому, что взаимно нуждаются друг в друге*.

* Однако, по-видимому, черкесские князья часто давали дигорцам повод к неудовольствию, что видно из следующих предложений, которые эти последние в течение 7 лет делали графу Ивану Васильевичу Гудовичу; в этих предложениях они и их правители бадилаты, черкесаты и старейшины требовали, чтобы Россия завладела их страной и защитила от черкесов.

1.  Они требовали, чтобы   в том месте,   где реки   их страны вытекают из гор на равнину, были заложены на русской стороне хорошо укрепленные крепости, которые защищали бы их от грабежей кабардинцев "для   того, чтобы   они могли   в безопасности заниматься земледелием в равнинах и собирать сено для своего скота.

2.  В случае, если они все-таки будут ограблены кабардинцами, Россия должна получить от этих последних достаточное вознаграждение, стараясь в будущем препятствовать подобным случаям.

3.  Они хотели, чтобы их старейшины, по примеру черкесских и других горных князей, получили ранг и титул русских.

4.  Они просили, чтобы им, как и живущим по ту сторону Кубани народам, уступали с границы соль из расчета полтора рубля медью за арбу (подвода).

5.  Россия должна создать суд для разбора их споров, решениям которого они обещали подчиняться.Взамен этого они уступали все рудники и прииски своей страны и обещали в случае нужды дать рабочих за определенную, заранее установленную, поденную плату.

. .„• Далее они обещали оказывать деятельную помощь во всех войнах, которые Россия будет вести против черкесов, чеченцев и других соседних народов; они обещали загородить кабардинцам дорогу в горы для того, чтобы они не могли избегнуть справедливого наказания. Точно так же они брались ловить всех турецких шпионов, которые часто появлялись на Кавказе, с последующей их выдачей русским. Они обусловливали себе свободу от всяких пошлин и сохранение своего теперешнего государственного устройства.

Остальные осетинские племена имеют меньше сношений с черкесами; только шимитши в долине Терека были подчинены фамилии князей Гилахсан из Малой Кабарды, но около 30 лет тому назад они поссорились с ними и прекратили платить им дань. Вообще осетины, за исключением дигорцев, находятся во враждебных отношениях с кабардинцами, и оба эти народа взаимно нападают друг на друга.

Осетины называют себя ир или ирон, что не имеет никакого значения на их языке; свою страну они называют Иронзаг или Иронистан. Эти названия также доказывают, что они индийского происхождения, так как, согласно Геродоту, мидийцы называли себя ариа-ноями, и даже теперь их страна и часть Персии, в которой они расселились, называется на новоперсидском языке Ираном. Ногайские и другие соседние татары называют осетин оссами или также таули, что означает житель гор, так как они занимают самый высокий хребет Кавказа. Черкесы называют их кушха; так они обозначают самые высокие горы. Это слово не означает здесь «кости», как думает Гюльденштедт. Мис-джегские народы называют их хири, что является, вероятно, искажением их собственного имени ир. Лезгины называют осетин отци или отц, а грузины — осей или также овей, а их страну Осетией, откуда русские сделали осетинцы; иногда они произносят это как асе-тинцы. Это название, однако, чуждо самой народности, и они пользуются им только в сношениях с чужеземцами.

Осетины являются довольно стройными людьми, крепкими и сильными, обычно среднего роста; мужчины достигают 5 футов 2—4 дюймов. Осетины не толстые, но жилистые и широкие, в особенности женщины. Они отличаются от своих соседей преимущественно чертами лица, цветом волос и глаз, которые напоминают европейцев. Среди осетин часто встречаются голу-

Как ни были выгодны эти предложения, тем не менее на них не было обращено внимания; однако согласие между дигорцами и черкесами было, по-видимому, снова восстановлено, так как в дальнейшем'они не делали никаких попыток завязать отношения с Россией,

бые глаза, светлые и каштановые волосы; черные волосы не встречаются почти никогда. Они здоровые люди и имеют большое потомство. Редко можно встретить мужчин старше 70 лет. Женщины обычно маленького роста и тщедушные; у них круглое лицо и тупые носы, но крепкое телосложение, которое еще более укрепляется благодаря тяжелой работе и грубому питанию. Женщины, обитающие в Тагаурском районе, представляют исключение, так как отличаются своей красотой и стройным ростом от всех остальных своих землячек. Они похожи на грузинок и, вероятно, их сложение является результатом женитьбы их предков на грузинках.

Одежда осетин похожа на черкесскую, но несколько длиннее и сделана с меньшим вкусом. Они носят короткую рубашку (хадон), штаны (халаф); поверх этого они. носят черкесский кафтан (тцука) из грубого сукна, которое или изготовляют сами или покупают у своих соседей балкаров и чезеров95. Шапка у них небольшая и круглая, также похожая на черкесскую. Зимой они носят полушубок. При езде летом в Дурную погоду они накидывают на себя кавказский войлочный плащ (улаг-нимет), который русские называют бурка; голову они покрывают суконным капюшоном (по-татарски— башлык, по-осетински — баслак). Бурки они не умеют делать, но покупают их у черкесов и бассиан, которые очень хорошо их изготовляют.

При отъезде из своего селения они вооружены хорошим ружьем (топ), мечом (ахсар или ксаргард), пистолетом (дзамбутца) и широким обоюдоострым кинжалом (кама). Кроме того, оба кармана, пришитые на груди верхней одежды и снабженные небольшими отделениями, заполнены 5—8 патронами в деревянных или костяных футлярах. Далее они имеют две связанные ремнем палочки для заполнения этих футлярчиков и большую деревянную, отделанную кожей пороховницу с несколькими фунтами пороха. Пороховница, кинжал, нож, огниво, кожаный мешочек с пулями, другой с кремнем и другими мелкими вещами, банка с жиром или маслом для чистки и уборки оружия — все это укреплено на узком ремне пояса. Небольшой рог с

мелким порохом висит на перевязи на шёё и спрятан В карман на груди. Ружье они носят всегда в чехле из барсучьего меха. Они содержат оружие очень чисто, не изнашивая его; постоянная чистка, смазывание костным мозгом и высушивание во время хорошей погоды предохраняют его от ржавчины. Они прочищают ружье после каждого выстрела с помощью шомпола из твердого дерева с железным наконечником, вокруг которого навертывают тряпочку; заряды в зависимости от качества пороха отмеряются очень точно и придавливаются подходящей пулей; место перекрещивания имеет два выпуклых ободка, благодаря чему они выбрасываются при выстреле легче и сильнее.

Дома осетины, как и все кавказцы, всегда носят кинжал. Во время своих путешествий по горам они носят обувь (аркиты) из кожи козули и серны; зимой они набивают ее мягким сеном; обувь переплетена ремнями; в этой обуви они вполне безопасно проходят по самой скользкой и крутой дороге и могут прыгать со скалы на скалу. Зимой они привязывают еще нечто вроде очень широких деревянных лыж, которые препятствуют им проваливаться в снег.

Осетины, живущие между Тереком и Фиатом, отправляются часто вдоль снежных гор по скрытым и непроходимым пешеходным тропкам, которые известны только им, к жилищам балкар и чезеров, у которых они грабят все, что только им попадется, но преимущественно молодых девушек, которые там очень стройные. Добычу они или оставляют себе, или перепродают своим соседям, смотря по тому, насколько она им пригодна. Валагиры и другие осетины, живущие наАрре-доне, находятся с дигорцами в постоянной вражде и производят на их территорию частые грабительские набеги.

Имея время для прицела и сидя на земле, они являются отличными стрелками, но процесс зарядки ружья происходит у них медленно, и они нуждаются для этого в нескольких минутах. Осетин должен слезть с лошади для перезарядки ружья и вкладывания новой пули. Для стрельбы они ищут прикрытия и не делают напрасных выстрелов, но с упорством выжидают свое-

го врага Для того, чтобы вернее его убить. Когда несколько человек находятся вместе, они защищаются отдельными выстрелами, но никогда не стреляют все вместе, выжидая, чтобы каждый из-них один за другим успел снова зарядить свое ружье. Они располагаются в нескольких шагах друг за другом; при отступлении стреляет всегда первым тот, кто находится впереди, отбегая затем назад для того, чтобы успеть перезарядить оружие. В этих случаях они стараются достигнуть наклонной местности с тем, чтобы стоять друг над другом; они умеют так хорошо пользоваться горами, что 10 человек могут удерживаться против ста. Их войны и набеги являются скорее неожиданными нападениями, чем правильным наступлением. При первом натиске они пылки, но быстро остывают. При защите они упбрны, а при согласованной обороне уп-|рямы; если же они окружены, то дерутся, как отчаян-щые.

Осетины имеют, подобно другим народам Кавказа, ючень большое уважение к законам гостеприимства ((кунак); почти нет примеров его нарушения; редко случается, чтобы тот, кто пользовался у них гостеприимством, был бы обижен или ограблен. Если это имеет место, все селение собирается для суда над преступником; его почти всегда осуждают на сбрасывание со связанными руками и ногами с высокого утеса в реку. Когда чужестранец попадает в осетинское селение, го он может быть уверен, что пока он находится там, его будут охранять наилучшим образом; ему дадут пить и есть, сколько ему нужно, и будут обращаться с ним, как с родственником. Если он покидает селение без провожатого, то ему грозит опасность быть ограбленным теми, которые кормили его за день до этого. Осетины имеют следующую поговорку: «То, что мы находим на дороге — нам послал господь». Когда пойманный человек богат, он может получить свободу за определенную сумму денег или за оружие и скот на такую же сумму, после чего на него смотрят, как на друга, и он охраняется всем селением, которым был перед этим пойман. Осетины плохо обращаются с плен-

ными лишь в том случае, если они стараются убежать, иначе их рассматривают как членов семьи.

Когда гость приходит в дом осетина, то хозяин убивает овцу, которую варит и подает целиком на стол; затем он тотчас же делает приготовления к варке пива96 и сам прислуживает гостю. Пока тот кушает, он сидит у двери с палкой и ничего не ест. Очень редко случается, чтобы этим старым обычаем пренебрегали. Для защиты своего гостя и ради мести за причиненные ему обиды каждый осетин пожертвует последним и не успокоится до тех пор, пока не умертвит его убийцу.

Кровная месть, распространенная вообще по всему Кавказу, соблюдается также у осетин с чрезвычайной строгостью, так что редко случается, чтобы от нее можно было откупиться; вследствие этого убийца обычно покидает свое селение и спасается или в тех, которые расположены на берегах Терека, или, если он не чувствует себя здесь в безопасности, в Моздоке, откуда он рано или поздно возвращается к себе обратно, когда уже нечего больше опасаться.

После того как осетин отомстил за убийство своего родственника или гостя, он направляется к его могиле и кричит громким голосом, что он умертвил его убийцу и отомстил за его кровь. Кровная месть распространяется также на сыновей и внуков и является часто причиной длительной вражды между целыми селения: ми. Хотя она никогда не может быть" полностью прекращена, но все-таки существует обычай, что она может быть приостановлена путем подарков. Убийца спасается в свою крепкую башню и защищается там с некоторыми членами своей семьи против преследующих его родственников убитого. Отсюда он посылает к старейшинам селения одного из своих друзей, который собирает их; эти последние стараются заключить с противной стороной соглашение на год, в силу которого убийца уплачивает определенное количество баранов или быков оскорбленной стороне, которая в свою очередь дает клятву оставить его в покое в течение действия этого соглашения. По истечении данного срока оно может быть снова возобновлено с согласия обеих сторон.

Находясь дома, мужчины занимаются земледелием, куют, строят дома, изготовляют земледельческие орудия и седельную сбрую, приготовляют порох и выделывают кожи для обуви и ремней. Вне дома охота после грабежа является их самым любимым занятием. Кроме того, они очень любят ходить к друзьям и соседям и пировать с ними. Зато женщины должны делать все домашние работы. Небольшие пашни осетин обычно обрабатываются женщинами; вообще женский пол предназначен для услужения, хотя умные женщины властвуют над своими грубыми мужьями.

Одежда женщин похожа на одежду черкешенок, совпадая равным образом с одеждой кумуков вплоть до головного убора. У кумуков как девушки, так и женщины повязывают голову цветным платком, поверх которого надевают более значительный по размерам, висящий до пяток белый платок, называемый тастор; они закрывают им также лицо в присутствии мужчин. А у черкесов и осетин девушки и молодые женщины носят круглые шапки, подобно мужчинам; пожилые женщины носят набитые шерстью и покрытые полотном валики, поднимающиеся кверху и вперед шириною в руку с небольшим наклоном вверх. Около ушей и над шеей этот валик становится все тоньше; около шеи он не толще обычной шапки. Этот валик называется бог-так. От него книзу висит большой белый платок, под которым часто заплетены волосы. Этим головным убором кабардинцы, осетины, дигорцы, беслены, темургой-цы и другие живущие у Черного моря народы отличаются от татар. Головным убором женщин отличается также одежда мисджегов97, сходная в остальном, от одежды кумуков — татар и черкесов; женщины мисджегов носят возвышение на темени, которое похоже на рог серны, но изгиб которого направлен вперед.

Этот рог обычно делают из бересты; он пустой внутри, обернут платком или шелковой материей и имеет 2 дюйма ширины около 7 дм высоты; загнутый конец повернут по направлению ко лбу. Основание образует небольшой венок, шириною в несколько пальцев, который приложен к темени и украшен кораллами. Этот

убор называется   чугул. Девушки    мисджегов    носят шапки черкесов.

Женщины не избегают мужчин, и оба пола свободно общаются друг с другом. Они часто приходили к нашим стоянкам и приносили кур, гусей, яйца, масло, сыр, хлеб из пшеницы и проса и другие продукты для продажи,'что никогда не делали черкесские и татарские женщины. Они обменивают эти пищевые продукты на поддельные серебряные нитки, называемые ими сериндаге, на иголки для шитья, наперстки, кораллы, латуневые кольца и полотно. Я покупал продукты всего дешевле за серебряные нити, так как за 2 маленьких клубка, стоивших едва 5 копеек, я мог приобрести лучшую курицу; за все остальное рассчитывались соответствующим образом. Осетинские женщины, как и черкешенки, не носят штанов.

Женщины не соблюдают никаких других церемоний, кроме вставания, когда к ним входят; мужчины же поднимаются, кланяются, снимают шапку, которую, однако, тотчас же надевают. Наклоняясь, они ударяют рукой, по лбу, а когда хотят показать большое уважение, то берут за руку чтимого человека и прижимают ее сперва ко рту, а затем ко лбу. Как и у черкесов, навещать своих жен днем знатные люди считают неприличным.

Полигамия наблюдается у осетин редко и только богатые как магометане, так и крещеные или некрещеные, имеют по две, редко по три жены. Когда осетин хочет жениться, он посылает одного из своих родственников или друзей к родителям молодой девушки, чтобы сделать предложение. Если обе стороны сходятся на приданом, жених поручает женщинам пойти ночью за своей невестой; <'по этому случаю убивают быков, баранов, готовят пиво и пируют три дня.

Приданое состоит из огнестрельного оружия, сабель, кинжалов, скота и других вещей. Осетинские старейшины (эльдары) роднятся также с дочерьми черкесской знати (узденей) и в этом случае приданое поднимается часто до 1000 рублей серебром; в свою очередь эта знать роднится с дочерьми осетинских старейшин. Девственность соблюдается очень строго,

но после свадьбы считается лестным, когда женЩина имеет много возлюбленных.

Дочери богатых людей, в особенности из рода ба-дилатов и черкесатов носят такие же кожаные камзолы, как и черкешенки; эти камзолы сильно стягивают грудь и придают стройность талии; жених разрезает этот камзол в свадебную ночь своим кинжалом. Когда муж-чина пресытился своей женой и прогоняет ее без всякого повода, он теряет приданое. Если же жена уходит от него, то тесть должен снова выдать приданое и еще кое-что в придачу. Если муж прогоняет жену вследствие неверности, то он получает обратно только половину приданого, так, как он получил ее девушкой и должен был лучше следить за ней.

Все мужчины курят табак, а женщины охотно нюхают его. Они делают трубки из глины, но не имеют табакерок и носят нюхательный табак в тряпочке.

Водой, остающейся от изготовления сыра, женщины моют себе головы, отчего волосы становятся мягкими и светлыми.

Летоисчисление у осетин и дигорцев такое же, как и у нас. Они называют воскресенье — хуцави-бон, т. е. день бога, и воздерживаются в этот день от всякой работы. Они делают это так же охотно, если только дело не спешное, в понедельник и пятницу. Месяцы они называют по-своему: я приведу здесь с разъяснениями дигорские названия, которые не очень отличаются от других осетинских. Январь—анзур, февраль— камахсун, т. е. время игр, так как в этом месяце танцуют, ездят верхом, играют и пируют, как у русских на масленице; март и апрель называются маруха дуа май, или два месяца поста; май — Николай май, или месяц Николая, от праздника св. Николая греческой церкви; июнь — амистуальта; июль — созан, т. е. трясущий головой, так как в этот месяц лошади постоянно встряхивают головой для того, чтобы отогнать слепней; август и сентябрь — рухана дуа май, т. е. два месяца криков оленя, так как в эти месяцы происходит олений гон; октябрь—кефти май, т. е. рыбный месяц; ноябрь— горгуба, от св. Георгия; декабрь — атзолагозарт, или время, когда недостает хлеба и мяса.

Религия всех осетинских племен одинакова и представляет собой смешение христианства и старых суеверий; то, что они в древние времена принадлежали к христианству греческого толка не подлежит никакому сомнению. Грузины утверждают, что их царица Тамара (с 1171 до 1198) обратила в христианство как осетин, так и жителей большей части западного Кавказа. К этим временам, по-видимому,' относится происхождение старых церквей, находящихся в горах и называемых осетинами дзуар.

Это название происходит от грузинского слова дзвари — крест. Однако под дзуаром они подразумевают совершенно другую святыню. Еще теперь осетины соблюдают великий пост перед пасхой, длящийся 8 недель; в это время они воздерживаются не только от мяса, но и от молока и масла и едят исключительно хлеб, бобы и горох, сваренные с солью, и лук. Некоторые соблюдают также петровский пост в июне или пост божьей матери и рождественский пост. После великого поста они собираются на торжественные собрания около старых церквей и часовен, где старейшины произносят молитвы; после этого они съедают все вместе в первый раз мясо. Это происходит следующим образом. Старейшина преклоняет колена перед жертвенником, поднимает кверху на палочке немного жира или почку, дает от этого по маленькому кусочку каждому присутствующему и бросает остальное в огонь. Определенный выбор животного и сожжение костей, за исключением головы, имеет что-то от иудейского пасхального агнца. Кроме великого поста, они приносят жертвоприношения также на масленице, состоящие из баранов и масла. В день св. Михаила они убивают быков и баранов и варят пиво. На Рождестве они закалывают и приносят в жертву коз, а в день нового года — свиней. Наравне со своими мисджегскими соседями, ингушами и скарабулаками, они называют посты грузинским именем мархуа. Рейнеггс пишет: «Они верят в имеющую влияние и содействующую им силу доброго и злого духа и называют его своими собственными именами. Они надеятся умилостивить его упрямство постом, подаяниями и жертвоприношениями, а

магическим словом и заклинаниями считают возмож« ным даже склонить его на свою сторону». Однако это утверждение неверно, так как все осетины, которых я расспрашивал, отрицали это.

Кроме старых церквей и часовен, у них есть в горах еще другие священные места, вроде пещер, скал или куч камней, расположенных в опасных местах дорог, около которых они молятся и куда приходят за получением предсказаний от стариков. Эти святые места посвящены или пророку Илье, их главному покровителю, или святому Георгию, святому Николаю и архангелу Михаилу. После проведенных поездок или важных   предприятий   старейшина   селения" преклоняет колена перед такой святыней, молится и приносит в жертву что-нибудь съедобное или клочок своей одежды. Слабосоленая   рыба,   являющаяся   сама по себе лакомым   кусочком,   рассматривается   как   отличная жертва. Там, где пещеры или другие места посвящены Илье, они приносят ему в жертву коз, мясо которых поедают,   а шкуру  растягивают  на высоком   дереве. Этой шкуре козы они поклоняются в день св. Ильи, чтобы он отвратил от их полей град и послал бы им плодородие. Часто также осетины отправляются в такие   священные места   и одурманивают себя   дымом кавказского рододендрона, в результате чего быстро засыпают; то, что им снится тогда, они принимают за предзнаменование и действуют сообразно с этим. Кроме того, они имеют также предсказателей,,которые живут у священных скал и открывают им за определенные подарки будущее. У осетин есть еще старики и "старухи, называемые курисс-мэ-цок, или колдуны, которые в вечер под новый год впадают в род экстаза, так что остаются лежащими как бы в состоянии сна.   Когда они просыпаются, они говорят, что видели души покойников иногда в большом болоте или верхом на свиньях, собаках и козлах. Если он видит душу, которая вырывает на поле колосья и приносит   их  в  селение, это означает  богатую жатву и т. д.

Осетины очень почитают также падающие звезды, которые они называют шталел атахти «летающие звезды», или дзуар атахти «летающие кресты», или «свя-

•1 П LT

тые». В новолуние тот, кто видит восход луны, делает ножом или кинжалом крест против нее или звезду и, кроме того, прочерчивает вокруг себя круг из крестрв, так как новолуние считается очень священным.

Очень странны клятвы  осетин,  которые клянутся обычно кошками, собаками и мертвецами,   когда их обвиняют в кражах. Обвиняемый, держа собаку, обходит, например, вокруг селения и кричит громким голосом: «Я убью эту собаку»; в результате этого настоящий   вор   обычно   сознается   в   воровстве,   так    как считается высочайшим   несчастьем   быть виновным в смерти собаки. Часто человек, дающий клятву, перерезает горло кошке или вешает собаку и клянется, что животное  должно отомстить   виновному   за ложную клятву царапаньем,  укусами   и другими  мучениями. Когда обокраденный обвиняет одного из своих соседей в том, что он вор, то он ведет его на место, где похоронены его родственники; подозреваемый встает на могилу своего отца, матери или брата и кричит: «Если я украл, то я буду служить на том свете лошадью моему отцу, матери или брату; если же я невиновен, то да падет это наказание на виновного».

В Шаниба на р. Гналдон я был свидетелем другого еще более поразительного случая дачи клятвы. Обвиненный бил палкой по куче человеческих экскрементов и кричал: «Эй ме мард махарад фагис, кед ее алаф-тун», т. е. «да будут так биты мои покойники, если я украл». Экскременты скота, насаженные на палку с пожеланием, чтобы на том свете вор насытился ими, защищают скот от воровства лучше, чем пастух. В знак союза они вкапывают в землю кол и объявляют, что не выполнивший соглашение будет вне закона. Вместо письменных соглашений они вручают друг другу бирки, каждый надрез на которой означает особый пункт. При полном невежестве в чтении и письме они тем не менее ведут нечто вроде летописи по нагроможденным кучам голов и рогов в жертвенных домах, которые напоминают им о происшествиях, поразивших их во время жертвоприношения. Их летоисчисление идет по жертвам и в большинстве так ограниченно, что они не могут определить даже свой собственный возраст.

По общему для жителей Кавказа воззрению, обычай осетин есть свинину доказывает с очевидностью, что они исповедуют христианство, поэтому татары называют весь район от Сунджи до Черного моря Гяур-тау, то есть <<ГОРЫ неверных», где живут не магомета-не> но «испорченные христиане». Старейшины и самые знатные среди осетин и дигорцев, имеющие связь с черкесами, являются магометанами лишь по имени; они воздерживаются от свинины, но не умеют произносить даже обычные молитвы на арабском языке.

Осетины не имеют никакого представления о крещении, но спустя несколько недель после рождения старейший в семье или кто-нибудь другой дает ребенку произвольное имя, которое он затем сохраняет в течение всей своей жизни.

Если умирает осетин, то собираются все его родственники. Мужчины обнажают голову и бедра и бьют плетью по этим местам до тех пор, пока не выступит кровь. Женщины расцарапывают себе лицо, кусают руки, вырывают волосы и бьют с силой в грудь с ужасными криками. Жена умершего должна вести себя наиболее неистово и не имеет права есть в течение целого года ни мяса, ни другой запрещенной во время постов пищи. Обычно ее берет в жены брат умершего, хотя иногда он уже и имеет другую жену; это делают в особенности с той целью, чтобы имущество осталось в семье. Такой брак считается очень похвальным и почетным.

Каждая фамилия имеет свое собственное место погребения, которое у некоторых племен представляет собой просторную четырехугольную постройку с узким входом. Двое мужчин входят сперва в нее и тянут за собой труп, который лежит на носилках из досок. Когда он истлевает, кости смешивают с останками предыдущих мертвецов, так что все кости одной фамилии остаются вместе. У других племен, как, например, дигорцев, трупы аккуратно закапывают. Они одевают умершего в лучшую одежду и хоронят в обложенной камнями неглубокой, вырЫтой по росту человека, мо»-гиле. 'Поверх нее они накладывают обломки скал и насаживают деревья, На могилах знатных людей они

устанавливают в головах неправильно высеченные четырехугольные камни выше человеческого роста. Изредка они возводят над могилой маленькие своды. Умершего кладут головой на запад.

Если кто-нибудь погибает от удара молнии, осетины считают его очень счастливым, так как полагают, что св. Илья взял его к себе. Оставшиеся в живых поднимают радостный крик, поют и танцуют вокруг погибшего; все жители устремляются сюда, включаются в круг танцующих и поют: «О Эллаи, Эллаи, эльдер чоппеи», что означает: «О Илья, Илья, господин скали-стыжвершин». Они повторяют эти слова, кружась в ритмичном танце, то в одну, то в другую сторону, причем один запевает, а хор подхватывает. Когда буря утихает, на погибшего надевают новое платье и кладут его на том же месте и в том же положении, как он был убит; его кладут на подушку и продолжают танцы до ночи. Родственники поют, танцуют и с.тараются казаться такими же довольными, как на пирушке, так как огорченное лицо считается грехом перед Ильей, заслуживает наказания. Это празднество длится 8 дней, после чего убитого погребают с большой торжественностью и пиршеством; на его могиле воздвигают высокую кучу камней. Около этой кучи устанавливают одну большую палку со шкурой черного козла, а другую — с лучшими одеждами убитого.

Для того, чтобы обеспечить покой душам умерших, осетины придерживаются удивительного обычая, называемого дог. Два или три всадника поднимаются на некотором расстояний друг от друга примерно на 10 верст по крутой' горе, и тот, кто первый достигнет самой высокой вершины, почитается и одаривается остальными, после чего все присутствующие выражают свою радость и веселье танцами и пиршеством.

Русские пытались снова обратить осетин в христианство, ив 1752 г.98 была создана в этих целях Осетинская комиссия, находившаяся в Моздоке и состоявшая из русских священников. Эта комиссия основала монастырь в местности, где река Фиаг вытекает из гор на равнину Кабарды, недалеко от лежащего на правом берегу селения Боррукквахе, принадлежащего черкес-

ской фамилии узденей Аузорих и называемого русскими Баруккая. В этом монастыре жили священники, которые старались вернуть осетин в лоно греческой церкви. Вся процедура обращения ограничивалась крещением, причем приходило большое количество охотников и даже многие повторяли этот обряд, вследствие того, что крещеным выдавалось за счет государства 12 аршин грубого полотна на сорочки и штаны, 2 высушенных спинки севрюги (рыба) и 1 латунный крест. Однако о христианстве горцы ничего не узнава- -ли, за исключением того, что они называли себя хри-стон и умели перекреститься. После того, как этот •монастырь просуществовал в течение нескольких лет, осетины в 1769 г. напали на него и разрушили, потому что один из русских священников обесчестил жену богатого осетина и был пойман на месте. Генерал Ме-дем направил туда в марте 1771 г. отряд, чтобы отомстить за разрушение монастыря; однако он не был отстроен, и русские миссионеры переселились снова в Моздок, где после этого была открыта школа для проживающих там осетин. Дальнейших попыток обращения жителей гор в христианство не делалось. Тем не менее было бы легко при помощи соответствующей подготовки насадить вновь христианство на старой основе, благодаря чему, вероятно, было бы многое сделано для приобщения этого народа к культуре.

Осетины живут либо в селениях, либо в отдельных домах, разбросанных в горах. Селение называется у них кау или ray"; каждое из них обычно подчинено одному или двум старейшинам, называемым эльдар. Эти последние стараются разрешать раздоры среди жителей и поддерживают довольно хороший порядок, • потому что их вообще уважают; однако жители не платят им никаких податей. Они почти всегда находятся во главе разбойничьих наездов, и от их влияния многое зависит. Часто селение делится на партии, раздоры которых причиняют большие беспорядки. Селения и дома содержатся очень неопрятно, но грязь на улицах встречается редко, потому что дождь обычно смывает все с каменистой почвы.

В высоких горах дома сложены из камня, не связан-

кого ни известковым раствором, ни глиной; камни просто сложены друг на друга, а промежутки между ними заложены землей и мхом. Тем не менее эти стены очень прочны и стоят в течение многих поколений. Дома в селениях разбросаны, но часто имеется по пяти построек в одной изгороди с башней. Хотя высота домов достигает едва полтрети сажени, но они имеют два этажа; низ! предназначен для скота, а вверху живут люди. Плохо сделанная дверь закрывает вход; свет проникает через небольшое квадратное отверстие. Дома селений, расположенных в предгорьи, сплошь деревянные; они построены из бревен красного бука и покрыты соломой или липовой корой. В горах также встречаются иногда деревянные дома, построенные из сосновых бревен, но постройки очень плохие и крайне неудобны для жилья. Каждое селение имеет особое строение вышиною от 5 до 6 футов, которое служит убежищем на случай неожиданного нападения. Внизу собираются женщины и дети, наверху — боеспособные мужчины, которые стреляют оттуда и сбрасывают камни на тех, кто штурмует двери; к этим последним можно добраться только пег лестнице. Почти ни одно селение во всей Осетии н« лежит на большой реке, но все размещены высоко над их руслами и вдоль маленьких речек, которые сбегают со склонов гор и впадают в эти реки.

Каждый старшина имеет один опрятный дом, другой — предназначенный для гостей и третий — для хранения необходимых в хозяйстве вещей и приготовления пищи. В первом он'хранит свое оружие, развешанное по стенам. У одной из стен комнаты, где имеется камин, видны деревянные козлы, на которых днем лежат одеяла, 'подушки и подстилки из войлока, используемые ночью. Кровать, сколоченная из досок, имеет в вышину едва 1 фут и скошена с обоих концов. Она стоит рядом с камином; днем ее покрывают тонкой циновкой или войлочным ковром, и женщины сидят на ней со скрещенными ногами. Мужчины сидят на низких скамейках или креслах, но почти никогда не сидят на земле, как это наблюдается у большинства других кавказских жителей. Подушки и матрацы набиты шер-

ю баранов, а у богатых покрыты, кроме того, голу-Твато-полосатым полотном. Их одеяла покрыты пер-;°яским ситцем и сделаны из шерсти или хлопка; они меют также шелковые и другие одеяла. Посередине яоМНаты стоит невысокий круглый деревянный стол на к ех Ножках. Они покупают у русских купцов на линии бутылки, большие графины, стеклянные и деревянные чашки, фаянсовые тарелки и Проч.; во всех этих вещах они или проделывают отверстие или укрепляют на них каким-либо другим способом шнурок, на котором они и развешивают их по стенам комнаты. Остальные вещи они хранят в русских, отделанных листовым железом сундуках. Бедные люди живут очень бедно и нечистоплотно.

Обычная пища осетин состоит из пресного пшеничного или ячменного хлеба, который они пекут в золе, как имеретинцы, и из крутой каши из проса или ржи, которую приходится резать ножом; они едят ее иногда горячей, иногда холодной вместо хлеба. Они потребляют обычно мясо быков или овец, а бедные также свинину. Когда у них нет мяса, они готовят суп из жита, который пьют. Их обычным питьем является вода горных речек, которая очень вкусная и полезна для здоровья. Они варят пиво из ячменя, а водку — из ячменя и ржи; бузу делают из жита.

Обрабатывать землю в горах очень трудно, так как скалы лишь в редких местах покрыты тонким слоем желтой глины, которая нуждается в ежегодном унаваживании. Поля почти всегда расположены на крутых и обрывистых склонах, так что возделывание их очень затруднительно. Плуг, который употребляют осетины и другие жители Кавказских гор, меньше, чем русский и имеет следующую форму: а) изогнутый кусок дерева, обе лопасти которого имеют полтора фута длины и Удалены друг от друга лишь на 8 дюймов; в) железный плоский^лемех, образующий равносторонний треугольник, прилаженный к изогнутому куску дерева и разрыхляющий землю; с) к концу изогнутого куска дерева приделан шест длиной в 6 футов, к концу которого припрягают двух быков с ярмом; д) ручка, при помощи Которой человек управляет плугом левой рукой, в то

время как правой рукой он стегает быков. Так как расстояние между «в» и «с» 8 дюймов, то борозда имеет лишь 6 дюймов глубины. С помощью нескольких связанных вместе и влекомых быками деревьев боронят засеянное поле; человек, стоя на этих деревьях, прижимает их к земле.

Осенью.сеют только озимую пшеницу, весной—яровую пшеницу, шестирядный ячмень и изредка овес. Жители селений, расположенных в предгорьях, поля которых находятся в равнинах, не сеют ни овса, ни ячменя, но немного пшеницы, большое количество проса и род зерна, очень похожего на просо, хотя и вдвое ниже его; они называют его гальма, а русские — бор. Осетины сеют также стручковый горох, фасоль, кукурузу, огурцы, коноплю и табак, но все это в незначительном количестве. Они жнут хлеб маленькими серпами, длиной едва в один фут и шириной в два пальца с сильно изогнутыми и зазубренными лезвиями. Сено они косят косами длиной в два фута и шириной около 3 пальцев, слегка изогнутыми и привязанными к палке длиной в сажень. Хлеб топчется быками на гумне; они не пользуются досками, как степные татары, потому что в этом случае солома, которую они заботливо берегут для зимнего фуража, совершенно раздавливается. Они хранят хлеб у себя дома в больших корзинах, сплетенных из тонких ветвей.

Осетины имеют на маленьких быстро бегущих речках водяные мельницы, которые снабжены небольшим горизонтально поставленным колесом с лопастями, приводимым в движение струей воды, проходящей по желобу; зубья, расположенные в верхней части вертикальной оси колеса, приводят в движение маленький жернов. Мука получается грубая, но обработка протекает очень быстро. Их жернова, сделанные из песчаника из Кабарды, прекрасны по качеству'и их следовало бы употреблять на линии, где ощущается большой недостаток в жерновах, которые здесь не шлисруются, благодаря чему мука всегда смешана с песком. Владельцы таких мельниц разрешают своим знакомым безвозмездно молоть хлеб.

После земледелия скотоводство составляет основ-

ное занятие осетин, и стада овец являются главным богатством народа. Они обменивают своих овец у грузин и имеретинцев на шелковые дешевые ткани, полотно, хлопчатобумажные ткани, ситец, золотые и серебряные нити, медную и железную посуду и инструменты. У черкесов и торгующих среди них армян они обменивают овец на соль, а часто также на просо и полотно. Кроме овец, они разводят также много коз. Крупный рогатый скот разводится ими реже; они имеют лишь столько, сколько требуется „'для полевых работ. Быков они обменивают только между собой; цена на них очень высокая. Из овечьего молока они делают сыр, а из, коровьего — масло, но это последнее делают редко. Их сыр хорош, хотя и слишком солен. Так как в горах не имеется достаточно места для покосов, то скотоводство идет малоуспешно.

Когда они косят сено на высотах, они связывают его в снопы, которые скатывают вниз, а от подошвы гор отправляют его дальше на арбах; (повозках). Те, кто имеет много быков, оставляют их на зиму в чужих стадах или же поручают жителям равнины кормить их. Лошади осетин не велики, но ноги их настолько сильны, что нет надобности их подковывать, несмотря на то, что они постоянно ходят по камням; они превосходны для переходов через горы, очень выносливы и, когда могут твердо поставить ногу, никогда не скользят. В этом отношении ослы еще лучше. Мулов осетины держат очень редко, несмотря на то, .что мулы их соседей, татарских племен с высоких гор, пользуются больший известностью.

Осетины очень уважают своих старейшин, и молодые люди никогда не садятся в их присутствии; сын также не садится в присутствии отца, младший брат в присутствии старшего и т. д. Все старейшины у осетин имеют своих собственных крестьян, рабов, купленных или пойманных,"прислуживающих им в доме, а также свободных подданных, которые могут переменить хозяина и место обитания. Они не могут ни заставить своих крестьян обслуживать себя, ни дарить или продавать их поодиночке, а только целым селением.. Зато своих рабов они продают, как хотят. Осетины взимают

лишь очень умеренный налог со своих крестьян и рабов. Часто свободные люди поселяются у них дома и служат им за подарки; они даже выдают за них замуж своих дочерей или же уплачивают за них приданое, когда они женятся на других. На таких условиях они обязуются служить своему хозяину в течение определенного времени.

Осетин было бы очень легко держать в руках; для того, чтобы покорить их страну, достаточно было бы направить всего пару егерских полков, несколько трехфунтовых пушек и небольших мортир, так как среди них, конечно, не наберется более 5000 боеспособных людей, из которых едва ли только половина вооружена ружьями и саблями. К этому надо еще прибавить, что они испытывают недостаток в порохе и между ними царит несогласие, приводящее к тому, что очень редко встречается, чтобы 200 человек держались вместе. Если иметь при себе пушки и мортиры, то можно всюду проложить себе дорогу и прогнать их из всех ущелий. Для таких походов лучшими месяцами являются август, сентябрь и октябрь, так как в это время имеется много хлеба и сена, которые частью можно использовать, а частью сжечь. Благодаря этому можно принудить осетин ко всему, что угодно, поскольку они страшатся голодовки как для себя, так и для своего скота. На линии обычно думают, что нет никакой пользы воевать с горцами, потому что они оставляют одну местность и переходят в другую; однако это неверно и совершенно невозможно. Незначительное количество мест, пригодных в горах для земледелия и сенокосов, никто не уступит другому и не может уступить, так как иначе он сам будет нуждаться. Если кто-нибудь владеет кусочком земли, который ему не очень нужен, то он продает его другому по очень высокой цене. За несколько квадратных саженей уплачивают одним рабом или 100—160 овцами. Учитывая незначительное количество мест, пригодных для использования, горы действительно очень заселены, и для соседей- оказалось бы ужасным, если бы среди жителей господствовали согласие и знание военного искусства100.

Осетинский язык

Том II, 1823.

Осетины, живущие в центральной части Кавказа, к северу от Грузии, принадлежат к племени индогерман-ских наций в Азии. Они называют сами себя ирон, а свою страну Иронистан. Грузины называют их оссы или овсни, а занимаемую ими территорию Осетия; отсюда произошло название осетины, под которым они известны в Европе. На востоке они граничат с мисдже-гами; на юге — с грузинами; на западе — с Имеретией и подразделениями тюркских племен, известных под названием бассов; на севере — с черкесами.

Согласно грузинским хроникам, хазары, т. е. жители земель, расположенных в северной части Кавказа, совершили (в 2302 году от сотворения мира) набег на Грузию и Армению, разграбили и уничтожили все, что встретилось им на пути, а также увели с собой население целых областей. Царь хазар отдал своему сыну Уобосу всех пленников, взятых в .Картель-Сомхети, т. е. местности, находящейся между Курой и Араксом, и поселил его в той части Кавказа, которая находится к западу от Ломеки, нынешнего Терека. Уобос поселился там со своими новыми подданными; потомки этой колонии и являются осетинами, которые еще и в настоящее время занимают ту же территорию.

Однако название хазар не было известно до христианской эры; хронология грузинской истории, заполненной персидскими баснями о династиях пишдадиев и кейяниев, не заслуживает никакого внимания, хотя и нельзя отрицать факт набега народа, жившего в северной части Кавказа. Это скифы греков, которые наводнили Переднюю Азию под водительством Мадиеса в 633 г. до Р. X. Они властвовали там 28 лет; у Диодора Сицилийского упоминается, что скифы переселили одну колонию индийцев в Сарматию, страну, расположенную в северной части Кавказа. Эта мидийская колония и является, по-видимому, той, которая, согласно данным грузинских хроник, была образована жителями Картель-Сомхети, приведенными сюда хазарами. Современные осетины происходят от этой колонии, и они

сами называют себя ирон. А ирон или иран является древним названием Персии и Мидии; это название существует еще и теперь; его встречают на самых древних медалях этой страны, которые удалось расшифровать, именно на медалях Сассанидов. На надписях Накши-Рустана и Кирманшаха, относящихся к той же эпохе, встречаются слова "Malka Jran va niran,, (царь Ирана и не-Ирана)... К этим, безусловно авторитетным памятникам, относится и свидетельство Геродота, который говорит, что индийцы называли самих себя ариоа.

Согласно своим собственным преданиям и данным грузинской истории, осетины распространились с кавказских возвышенностей вплоть до Дона; но к середине XIV века Батый-хан, внук Чингиза, снова оттеснил их в горы, где они и живут до сих [пор. Плиний упоминает о потомках мидийцев и сарматов, которые жили на берегах Танаиса; Птоломей помещает в устье этой реки оссилийцев, народ, название которого напоминает ос-сов или осетин.

Язык осетин еще лучше, чем исторические документы, и более неопровержимо доказывает, что они принадлежат к той же ветви, что и индийцы и 'персы, т. е. к индогерманской.

Однако установив, что этот народ является сарма-тани-иидийцаии древних, еще более поразительно то, что это одновременно и аланы, занимавшие северную часть Кавказа. Константин Порфироносный, писавший около 948 года нашей эры, говорит следующее: «В 18— 20 иилях от Таматарха находится речка под названием Укрух, которая отделяет Зихию от Таматархи».

Таматарха — один из городов на Таманском полуострове на берегу'Босфора у устья Кубани; это Таман-калах турок, Метерха арабских географов, Матрека, Матрига, Матега и Матрега на итальянских картах XIV века. Название Тьмутаракань старинных русских летописей является синонимом Таматарха, хотя город., который носил это название, не находился, возможно, точно на том месте, где была расположена последняя. Не доказано также, что месторасположение Фанагории точно соответствует положению Тьмутаракани. Укрух,

вероятно, устье Кубани в X веке, так как эта река часто меняет свое устье, что зависит как от разливов, вызываемых таянием снегов на Кавказе, так и от болотистой почвы той длинной полосы земли, которой заканчивается Кавказ на западе.

Зихия — страна черкесов вдоль Черного моря: на вульгарном греческом и латинском, языке их называют «зихи», а татары и турки называют их черкесы...» (Геор-гио Интерниано, архив Рамузио, т. II, стр. 196. Этот итальянец путешествовал около 1502 г.).

Продолжение текста Константина: «Зихия тянется на 300 миль от Укруха до Никопсиса, на котором построен город под таким же названием... За Зихией находится Панагия, за Панагией — Казахия; за Каза-хией — Кавказский хребет, а за Кавказом — страна аланов».

Видно, что, перечисляя эти страны, Константин идет от моря к северо-востоку. Папагия — это страна черкесов, живущих на южном склоне Кавказа, которых в грузинских летописях средних веков называют папаге-ти. Еще и в настоящее время у кабардинцев существует дворянская фамилия, носящая имя Бабаги. После этого попадают в Казахию, или страну восточных черкесов внутренних областей Кавказа, которую осетины до сих пор называют Кассах, а мингрелы Кас-сак. Это кассоги русских летописей.

После Казахии идет Кавказский хребет, который означает здесь высокую снежную вершину Эльбрус, с северного склона которого вытекает Кубань. Дальше находилась страна аланов. Таким образом, этот народ занимал территорию осетин.

Следовательно, в середине X века аланы жили в стране современных осетин. Иосиф Барбаро, посетивший эти области в 1436 г., пишет в своем «Путешествии в Тану»: «Алания населена народом аланами; Алания производное от названия народа аланы, они называются таким образом на своем языке сами».

Жан дю План-Карпин, направленный в 1246 г. папой Иннокентием IV к великому хану монголов, называет среди подданных этого монарха аланов или асов.

Согласно русским летописям, Святослав покорил в 966г. Бьелавей, укрепленный город на реке Дон, принадлежавший хазарам; затем он воевал с яссами и кас-согами, т. е. с асами, или аланами и черкесами, которых до сих пор называют кассаками. Но асы, или аланы жили в стране нынешних осетин, которых еще теперь грузины, тюркские племена и другие кавказские народы называют оссами, а русские в разговоре или в письменных документах называют «асетинцы»101.

Арабские писатели называют страну кавказских аланов, или Осетию, Belad Allan т. е. «страной аланов», а не «страной Ланов», как перевели это некоторые востоковеды, приняв «al» за арабский член. Восточные люди, конечно, хотели избежать неблагозвучное сочетание „al Allan", и по этой причине член был отброшен, как это часто делается в отношении собственных имен. Точно так же «Ворота аланов» находятся в стране осетин, или аланов. Было бы ошибкой искать их в Дагестане, как это делали некоторые авторы. Абульфеда в свой «Географии» говорит о Кавказском хребте следующее: «В этих горах имеются трудные проходы; самый большой из них находится посередине. Он закрыт стеной и воротами, которые называют «Воротами аланов».

Эти ворота аланов без сомнения те, развалины которых видны еще около Дарьяла в ущелье, по которому невероятно бурно течет Терек. Это ущелье находится как раз «посередине Кавказа»; оно было когда-то перекрыто «стеной» и защищено «замком»; наконец, это «самое значительное ущелье», по которому проходят через эти горы.

Из истории Дербенда, упомянутого выше, мы видим, что прославленная «кавказская стена», построенная персидским царем Кобадом и укрепленная Нушир-ваном, тянулась от Дербенда до «Аланских ворот». Не следует думать, что это была стена, построенная по большей части снежного Кавказского хребта; напротив, это были различные укрепления, которые закрывали доступ в поперечные долины, являющиеся единственными доступными проходами через горы.

Массуди,   арабский историк,   писавший около 943

Года нашей эры, дает очень точное описание аланских ворот; он говорит там о месте, по которому переходили реку (Терек), и даже упоминает об источнике, снабжавшем водой Дарьял. Еще 20—30 лет тому назад можно было видеть развалины акведука (водопровода), по которому вода из этого источника попадала в крепость. Вот подлинный рассказ Массуди:

«Посередине страны аланов и Кавказа имеется крепость с мостом через значительную реку; эту крепость называют «Замком аланских ворот». Ее построил в древние времена Исфендиар, сын Юстасфы, сына,Бах-расфа. Он оставил там очень большой гарнизон, чтобы препятствовать аланам проходить через Кавказские горы; так как для осуществления этого они должны были обязательно проходить по мосту, находившемуся под крепостью. Эта крепость расположена на крутой скале и абсолютно неприступна; в нее можно проникнуть только с согласия тех, кто находится в ней. Имеется источник воды, вытекающей с вершины скалы; этот замок один из самых неприступных среди существующих в мире... Муслимех, сын Абдулмелика, сына Мервана, проник в страну аланов, покорил их и оставил в упомянутой выше крепости арабский гарнизон, который(постоянно пополнялся. Провизию и необходимую одежду он получал из Тифлиса. Между этим городом и. крепостью 5 длинных дней пути102. Если бы в этой крепости находился всего; один человек, его было бы достаточно для защиты этого прохода от всех князей неверных, пожелавших бы проникнуть в него, поскольку крепость как бы парит в воздухе и господствует над дорогой, мостом и рекой».

Армяне называют это ущелье Турн-Аланат, или Воротами аланов.

Из всего вышесказанного следует, что осетины, называющие себя иронами, являются индийцами, которые сами себя называли иранами и о которых Геродот упоминает, как об ариойцах. Это мидийцы-сарматы древних, индийская колония, основанная скифами на Кавказе. Это ассы, или аланы средних веков; это, наконец, яссы русских летописей, согласно которым часть Кавказских гор получила название «Горы яссов»103.

Анализ осетинского языка покажет, что он относится к индийско-персидской ветви.

МЕМУАРЫ РУССКОГО ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА И. БЛАРАМБЕРГА104

Дневник 1811—1871 гг.

Изд. Э. Сидов.

Берлин, 1872.

Том I. Ранние годы и войны на Кавказе § 4. О войне 1830 г.

23. Экспедиция105 против тагаурцев с 26  июля по 7 августа.

связи с тем, что нельзя  было

ожидать в скором времени улучшения погоды, а в этих условиях мы не могли передвигаться в тагауреких горах и ущельях, князь Абхазов приказал возвращаться во Владикавказ...

Мы отдохнули здесь несколько дней... Между тем тагаурцы приняли наше отступление за страх и стали в связи с этим более смелыми и предприимчивыми в своих намерениях. К ним присоединились племена кур-татов и алагиров, живших по соседству; тагаурский вождь Беслан Шенаев был главарем мятежников. Через своих шпионов мы узнали, что тагаурцы намереваются разрушить мосты через Терек вдоль большой дороги в Грузию, чтобы воспрепятствовать движению 20 пехотной дивизии, возвращавшейся из Грузии на Кавказскую линию. Они хотели также захватить пост Ларе в 25 в. от Владикавказа, чтобы уничтожить накопленное там для наших войск продовольствие. Князь послал в связи с этим 23 июля войсковую часть в Ларе для укрепления этого военного поста и для срыва замысла тагаурцев. Эти мероприятия привели к наилучшим результатам...

Дерзкое поведение тагаурцев и их союзников побудило князя 26 июля с остатками отряда выступить из Владикавказа и наказать мятежников...

В тот же вечер весь отряд собрался в Ларсе, откуда идут лучшие пешеходные тропинки в тагаурские горы... В 1 часу ночи мы начали подниматься в горы... К утру мы достигли первого плоскогорья... Враги, отделенные от нас широкой долиной и расположившиеся на противоположной возвышенности, были страшно поражены неожиданным появлением войск так близко от них; со страшными криками и бранью побежали они по склону нам навстречу... Так как наши цепи были слишком слабыми, то... они, продолжая стрелять, отступили... Когда резерв и цепи сблизились, они снова стали стрелять и, кроме того, было пущено 2 картечных заряда в самую гущу тагаурцев; эти последние, испугавшись, разбежались в разные стороны и, убегая, тащили за собой, по обычаю горцев, своих убитых и раненых... Мы... последовали за ними... и захватили устроенное ими заграждение, за которым нашли только пустые бараки из переплетенных ветвей. Весь гарнизон в составе около 2000 людей удрал и скрылся в горах и скалах. Егеря и казаки преследовали их, насколько позволяла гористая местность, а отряд остановился около селения Нижняя Саниба; оно также было пусто, все жители убежали...

28 июля...-князь послал нескольких толмачей в ближайшие горы сказать жителям Санибы и окружающих селений, что если они не возвратятся на следующее утро в свои жилища, то эти последние, равно как и их поля, будут уничтожены. Эта угроза подействовала, жители вернулись и на коленях стали просить пощады. Им было приказано тотчас же восстановить мосты через несколько горных речек, которые они ранее уничтожили для задержки нашего дальнейшего продвижения. Вечером все старейшины ближайших селений присягнули в верности'перед знаменем Севастопольского полка; не пришли только жители селения Генал; поэтому их селение было разрушено, а поля опустошены. В тот же вечер появился Беслан Шенаев, главный зачинщик мятежа тагаурцев, и просил пощады. Князь приказал ему тотчас же принять меры к тому, чтобы жители селений Кани и Тменикау вернулись в свои жилища и ожидали завтра рано утром у селения

Кани его (князя) приезд, где будет решаться судьба селения.

29 июля отряд перешел по восстановленным жителями мостам через горные речки Тарвидон и Геналдон и к 8 час. утра достиг селения Кани, где князь приказал арестовать семью Шенаева, т. е. его отца и его сыновей; это были высокие крупные мужчины, которые, вероятно, убили уже много русских солдат. После того, как отряд отдохнул, а жители Геналдона присягнули в верности, колонна отправилась дальше и остановилась вечером на реке Гизелдон около большого селения Даргави — главного селения тагаурцев, где мы нашли мало жителей; однако из боязни, что их дома (сакли) будут разрушены, они все-таки к ночи вернулись в них. Только жилище семьи Шенаева было сожжено и разрушено, а находившаяся там башня-убежище была мною, по приказанию князя, взорвана.

Поскольку племена куртатов и чеметов приняли участие в восстании, князь приказал наказать также и их; я отправился... из лагеря в Даргави через селение Какади в долину Фиагдона, где расположены селения куртатов. Варзикай, Латц и Валлассиф были разрушены и сожжены. Неожиданное появление русских войск в долинах и ущельях Фиагдона вызвало испуг, и старейшины селений вскоре пришли к нам, приведя заложников и прося пощады; только жители Верхнего и Нижнего Кобана отказались от присяги и верности. Дорога к ним идет через узкое ущелье в нескольких местах шириной всего в 20—24 фута. Все-таки легкому отряду под моим предводительством удалось преодолеть это ущелье, и жители с изумлением и ужасом увидели, что для наших солдат не существует никаких препятствий; они покорились и поклялись в верности. Только семья Карзанов в ауле Верхний Ламардон не захотела покориться, поэтому князь приказал взять -селение; его разрушили, а башню взорвали. Мятежников преследовали до самых непроходимых скал и ущелий...

3 августа старейшины всех тагаурских и куртатских селений появились в лагере около Даргави и принесли клятву верности; им зачитали прокламацию на их язы-

ке, в которой им объявлялось прощение и назначался пристав (надзиратель) от правительства.

5  августа отряд  выступил обратно  через селения Кани, Саниба и Верхний Чими; это последнее расположено на высокой скале и господствует над большим отрезком военной дороги в Грузию. Жители его известны как разбойники и воры, которые часто нападают на отдельных путешественников, грабят их и уводят в горы или даже убивают, в особенности солдат; они всегда вели себя враждебно в отношении нашего правительства. Князь Абхазов приказал поэтому разрушить селение, а жителей переселить на равнину поблизости от Владикавказа...

6  августа... меня вызвали обратно в селение Верхний Чими. Здесь я нашел князя, который приказал мне взорвать три башни-убежища этого селения,   а затем сжечь селение... Сам он... продолжал свой марш, ведя с собой старейших селения. Я увидал плачущих жителей, которые выносили из саклей свое имущество, нагружали им ослов и вьючных лошадей и следовали за главной колонной. Перед саклей начальника селения я нашел его жену, красивую осетинку в возрасте около 20 лет, высокую и стройную, которая громко рыдала и возбудила мое глубокое сострадание. Тем не менее я вынужден был выполнить приказ моего начальника; три башни были заминированы; эта работа заняла 3 часа; я сам поджег мины, и башни одна за другой взлетали на воздух... Это было знаком для поджога домов в селении, и через 10 минут все селение окуталось дымом и пламенем...

ПУТЕШЕСТВИЕ В КРЫМ И НА КАВКАЗ

М. Энгельгардт и Ф. Ларрот106

Том I

Глава III

Кавказская линия

3. Путешествие в Моздок

_.J оздок... большое селение, вдоль широких, правильно перекрещивающихся улиц кото-

рого стоят несколько довольно хороших деревянных построек, но большинство строений представляет собой плохие хижины из плетенки и глины... В городе живут в основном армяне, грузины и ногайцы...

Некоторые из местных армян и грузин исповедуют католическую религию... Большая заслуга одного из иезуитов, патера Эгидия Генри, заключается в том, что он усердно занимался не только воспитанием своих единоверцев, но и обращением язычников ногайцев и осетин. Конечно, если бы это удалось ему в отношении жителей гор, то правительство разрешило бы выполнение представленного им по этому поводу плана. Согласно этому плану, миссионеры не должны были ограничиваться выполнением обряда крещения и внедрением христианского культа, как это делали раньше грузинские священники, но им надлежало добросовестно обучать религии, усовершенствовать земледелие и внедрять полезные ремесла и искусства...

То, что жители Кавказа, невзирая на свой воинственный дух, все-таки легко склоняются к мирной жизни и общению, видно по осетинам, которые с недавних пор поселились в Моздоке и около него. Страх перед кровной местью или тяжелая нищета заставили сперва отдельных осетин покинуть горы; поскольку их тотчас же расселили и поддерживали, за ними после-довали другие, так что теперь недалеко от Моздока живет несколько сот осетин, в большинстве с семьями.107 Из них составили отдельный полк, они конвоируют почту или путешественников по дороге во Владикавказ и, как и казаки во время войны, получают за это от правительства провиант, порох и свинец, но не вносят за пользование предоставленными им угодьями никаких налогов. Основываясь на знании этих осетин, расхваливают их миролюбие и усердие, так же как и их пригодность для несения казачьей службы; они кажутся также зажиточнее большинства своих сородичей в горах, потому что их лошади, оружие и одежда во всех отношениях лучше, чем там.

Многие офицеры, которые долго служили на Кавказской линии, уверяли нас, что не представляло бы

никаких затруднений   значительно   усилить   русскую легкую кавалерию путем вербовки жителей гор... Помимо осетин, в Моздоке имеются казаки... •

Глава IV

Путешествие по Кавказу 1. Путь от Моздока до Владикавказа

В связи с сильными грабежами по ту сторону линии нельзя совершенно путешествовать в Грузию без военного конвоя... К вечеру... пехота и две пушки окружили повозки генерала и его свиты, а осетины из Моздокского полка схватили кругом всю колонну...

Охрана должна была быть все время настороже; канониры шли с горящими фитилями около орудий; для своевременного обнаружения спрятавшегося врага отдельные казаки ехали на значительном расстоянии по обеим сторонам колонны; после остановки были выставлены посты. Нам, незнакомым с областью бога войны Марса, это воинственное зрелище, как бы незначительно оно ни было, доставляло много развлечений, в которые наши осетины вносили еще больше оживления. Весело, как будто бы их ожидало пиршество, резвились они в степи, гоняясь иногда с громким ликованием за спугнутой дичью, а иногда распевая суровые монотонные песни; в местах, которые часто служили засадой разбойникам, они мгновенно приготавливались к обороне; ружье, которое обычно висит у них на спине в просторном чехле из кожи или войлока, они поднимали перед собой на седло и угрожали смертью врагу, которого усмотрел бы их острый взгляд в кустарнике.

2. Владикавказ

...Крепость построена князем Потемкиным... Гарнизон, несколько мелочных торговцев и маркитантов для удовлетворения потребностей этого последнего и немногих осетинских семейств^вне укреплений являются ее единственными жителями. Укрепление, земляной

вал, защищенный частоколом, и ров достаточно мощны для защиты от нападения врагов...

Окруженный кабардинцами, чеченцами, ингушами, кистами, осетинами и дигорцами, Владикавказ имеет не мало значения для безопасности дороги на Тифлис, потому что его форты тянутся до горных рубежей Кайшаура.

3. Путешествие по долине Терека

...Одним из наиболее значительных правителей в горах является владетель Степанцминды, или Казбека, находящегося у восточного подножья высокой горы Казбек, получившей свое название от этого селения и его правителя. Ему, грузину по происхождению, носящему титул подполковника, подчинены осетины, населяющие долины Терека отДарьяла до горных рубежей Кайшаура, на протяжении примерно 40 верст, где селения находятся только под его контролем или платят ему налоги...

Дорога вдоль Терека тянулась ранее то по одному, то по другому его берегу, что обусловливало необходимость строительства большого количества мостов, которые бурлящий поток, периодически прибывая, снова сносил, так что связь с Грузией и между военными постами часто прерывалась. В связи с этим император Александр... приказал провести новую дорогу, которая от Владикавказа до Дарьяла на протяжении 32 верст идет.по левому берегу, а затем переходит на правый. Теперь имеется только два моста через реку...

...Современный Дарьял находится ниже старого и расположен на левом берегу Терека; в нем имеется несколько плохих домиков; он окружен... валами и частоколами...

Лучше, чем Дарьял, построена находящаяся ниже крепость Ларе. Здания сооружены из камня, и все окружено... стенами. Рядом с ней под укреплением расположено селение Ларе, населенное осетинами, как и находящиеся ниже селения Балта и Кайтукина, в которых также стоят гарнизоны...

4. Степанцминда

В 41 версте от Владикавказа... находится грузинское селение Степанцминда. Его хижины построены из сланца, куски которого просто наложены друг на друга часто даже без заделки щелей глиной или известковым раствором; у них плоские крыши и два одинаковых, находящихся друг над другом кубических помещения, из которых нижнее (большее) выступает почти на половину. Эта часть служит обычно для скота и лошадей, а верхняя для жилья. Она состоит из одной комнаты, в которой мирно, друг около друга, живут люди, куры, гуси и козы. Башни, возвышающиеся то там, то здесь, служат в военное время убежищем для женщин и де; тей; помимо этого они являются хранилищами запасов...

Возникает вопрос, является ли Кавказ на такой значительной высоте настолько плодородным, что земледелие и скотоводство могут обогащать владельца двух довольно больших селений? Для дачи вполне удовлетворительного ответа требуется знать размеры урожая, потребностей и величину налогов как грузинских подданных, так и оброчных осетин; однако этих данных у нас как раз и недостает, потому что, с одной стороны, Казбек всегда избегает давать по этому поводу справки, а с другой — показания представителей населения, которые настолько хорошо понимали русский язык, что мы могли задавать им вопросы, противоречили как себе, так и нашим наблюдениям.

Согласно тому, что они говорят, их господин не может ими распоряжаться — они работают на него только добровольно, и за это их или кормят или оплачивают; их налоги являются подарками. Однако точный подсчет снопов, которые Казбек берет с полей окрестных селений, показал нам истинное значение этих «добровольных даров», так же как и наказание двух грузин нагайкой просветило нас в отношении той свободы, которой они будто бы пользуются; эти люди вместе со скотом, который они хотели доставить во Владикавказ, должны были вернуться из Балты обратно, где мы их и .встретили... Если бы даже крестьяне Казбека были ему

I г\г*

так подвластны, как говорит Гюльденштедт о населении Грузии, подчиняющемся полностью своим властителям, то все же их труд не может намного увеличить урожай, потому что на высоте 825,9 туаза над Черным морем (в данном случае над уровнем Терека) рожь и ячмень, выращиваемые на очень небольших угодьях, дают только посредственный урожай под защитой высоких склонов долин. Зажиточность Казбека не может быть, таким образом, отнесена за счет земледелия, так же как и за счет доходов, приносимых ему многочисленными отарами овец, которые отлично процветают на альпийских лугах... Казбек должен иметь другие ресурсы (он получает за перевоз больших транспортов хлеба и амуниции от Дарьяла до границы высоких гор, за содержание рабочего скота и т. д.)...

Против Степанцминды на левом берегу Терека находится селение Гергет, также населенное грузинами и подчиненное правителю первого...

5. Путешествие к истокам Терека

Казбек сопровождал нас в Коби, чтобы обеспечить нас осетинским конвоем, поскольку в той части долины, которая тянется оттуда на северо-запад, осетины продолжают оставаться необузданными разбойниками. Коби находится в 16 верстах от Степанцминды. Дорога идет по правому берегу Терека...

На левой стороне реки расположено несколько селений... Гергет, Арша, Кайботани, Паншат, Горисцихи, Каноби и др., которые по величине уступают селению Дсион (на правом берегу). Это последнее построено на довольно высокой изолированной горе и со своими башнями и церковью имеет вид замка. Остальные селения восточной стороны расположены не непосредственно в долине Терека, а в соседних ущельях...

Далее к Коби уменьшается количество деревьев и кустарников, а также и селений. Обедненные скалистые долины оживляются здесь только отдельными заливными лугами и горными речками, быстрое течение и незначительную глубину которых осетины с успе-

хом используют для установки небольших мельниц. Эти последние построены в виде ящика из шатких каменных плит и установлены в потоке таким образом, что вода двигает лопасти горизонтально поставленного колеса и вертит его перпендикулярно стоящую ось, к верхнему концу которой непосредственно прикреплен подвижной жернов...

На другое утро мы узнали радостную весть о том, что лошади и проводник уже стоят наготове. Мы нашли семь хорошо вооруженных осетин из Нижнего,, или Старого Коби, маленького селения, расположенного в 2 верстах в восточном боковом ущелье Терека... Начальником конвоя был Гегор Махметиев Тавайев...

Мы продолжали двигаться от Коби по долине Терека... Селения, которых здесь много, расположены на поросших травой возвышенностях, а некоторые в нижней части долины. Они в большей степени, чем Казбек и Ларе, напоминают старые замки или крепости, потому что почти каждый дом имеет значительную башню или укрепление и многие из них—высокие каменные ограды. Наши спутники тщательно избегали большинство селений, в особенности их башни, так как из них, ка'к они говорили, часто сосед стреляет в соседа из-за вспыхнувшей ссоры, а чужеземцы находятся еще в меньшей безопасности, вследствие господствующего повсюду недоверия к ним. Но так как у сопровождавших нас осетин в долине много родственников, которые будут нас защищать и в случае необходимости мстить за нас, если на нас нападут, то они в состоянии обеспечить нам безопасный путь, однако, несмотря на это, им следует быть очень осторожными. Не успели они сказать это, как раздался с покрытых травой склонов дикий крик. Народ, занятый сбором сена, схватился за оружие, не отходя от своих домов; только уговоры наших спутников успокоили вооружившихся разбойников...

Около Абана, селения в 10 верстах от Коби, начинается холодный источник... Животные, пьющие эту воду, живут недолго, а некоторые погибают тут же на месте. Гора, из которой берет свое начало этот источник, содержит очень много серы и квасцов, которые и

придают, вероятно, воде присущий ей вкус и вредные свойства...

Осетины пользуются серой для изготовления пороха, который должен быть отличного качества и силы. Способ приготовления нам не захотели показать, вероятно, по той же причине, почему недоступно посещение горных местностей, именно, из-за недоверия; мы узнали лишь, что в зависимости от степени крепости пороха, выбирают специальные деревья для получения угля и в случае необходимости меняют соотношение компонентов смеси; нам удалось получить очень мало сведений как об этом, так и о породе дерева, дающего лучший уголь и произрастающего только в более теплых долинах.

После пятичасовой езды мы достигли в конце долины селения Реес, примерно в 20 верстах от Коби...

(Проводившиеся авторами измерения) около селения Абана привлекли многих из его жителей на берег Терека... Стар и млад, мужчины, женщины и дети стояли полукругом около колдуна и его аппарата... Иногда безмолвное изумление толпы удерживало ее в некотором отдалении, иногда они толпились кругом с таким пылом, что не будь охраны конвоя, и наблюдатель, и барометр были бы опрокинуты в реку. Женщин и детей очень занимала одежда чужеземцев; громко смеясь, они указывали на нее; мужчины задумчиво кивали головами или следили испытующим взглядом за каждым движением, возможно, опасного гостя. Седобородый старец, которому по его просьбе мы показали карманные часы, приложив их к его уху, охотно • разобрал бы их, чтобы... лишив их жизни, разведать тайну диковинки.

Как поведение собравшихся здесь осетин представляло полную противоположность тем, которые часто посещали долины нижнего Терека, так и одежда и лицо выдавали их бедность и дикость. Большинство из них, в особенности женщины, были совершенно ободранными; их небезобразные лица выглядели изможденными от голода и тяжелой работы; у мужчин были резко выраженные черты, говорившие об изнурении; эти черты унаследовали от них похожие на них дети,

чьи часто красивые головки полны жизни и добродушия...

Так как надвигался вечер... мы решили переночевать в Абане. Родственник Гегора дал согласие оказать нам гостеприимство в своем доме...

Наш ночлег в лучшем доме маленького селения имел мало привлекательного. Темная комната среднего этажа (единственная пригодная для жилья, потому что внизу помещались лошади и скот, а в башне хранились запасы) оказалась почти заполненной бесчисленным семейством хозяина; однако они постарались освободить для нас и наших спутников как можно больше места. Для чествования гостей тотчас же приготовили пищу, состоявшую из совершенно сырого теста из ячменной муки, которое перед нашими глазами лишь слегка увлажнили водой и сделали из него нечто вроде шариков, которые совсем не пропекли. За Этим бесплатным угощением последовало приготовление блюда из мяса овцы, которую наши спутники купили за два рубля серебром. Ее зарезали тут же в комнате, разрезали на несколько кусков и сварили в большом железном котле, висевшем на цепи, прикрепленной к потолку. Огонь горел в небольшом углублении каменного пола. Поскольку ветер дул как раз с той вершины, где в стене находилась небольшая отдушина, то комнату вскоре заполнил удушливый дым, так что мы были вынуждены выбежать на выступ нижнего этажа; перед обедом огонь потушили, поставили кругом маленькие скамейки, на которые мы уселись по порядку — сперва хозяин, а затем наши спутники по возрасту; большая же часть собравшихся была вынуждена удовольствоваться связками соломы. Согласно магометанскому обычаю, всех обнесли водой для мытья рук и бороды, после чего каждый вытерся шапкой; мясо овцы подали сперва нам, затем хозяину и двум наиболее старым нашим спутникам; мясо было поставлено на трехногие табуретки в.место столов, а перед остальными собравшимися его поставили прямо на пол. Молодые люди разрезали мясо, так что оставалось только брать его пальцами; в качестве освещения служили сосновые лучины. Женщинам, занятым в углу

комнаты потрохами, мужчины бросали иногда обглоданные кости и изредка посылали через мальчиков более хорошие куски. Во время еды пили воду, в которой варилось мясо, а под конец в качестве лакомого куска поедали жир, покрывавший крестец и задние ляжки овцы. После этого женщины приготовили осетинским гостям солому, сняли с них обувь, и все успокоилось; затем они снова разожгли огонь и занялись приготовлением пищи из остатков овцы для себя и юношей, не получивших до сих пор ничего; это продолжалось за полночь. Тишина, последовавшая за этим, тянулась недолго; уже в 4 часа нас разбудил удушливый дым — для чужуземцев готовили завтрак — хлеб из ячменной муки, который сперва подсушивали на железном листе над огнем, а затем поджаривали на раскаленном овечьем навозе...

Большая радость, проявленная Казбеком при нашем возвращении, подтвердила искренность его уверений в том, что он о нас беспокоился; теперь мы сами знали, как легко, несмотря на все предосторожности, наше предприятие могло окончиться бедой, потому что конвой мог нас защитить только против открытого насилия, но не против коварного нападения. Этим объясняется, почему наши-спутники не выпускали нас в Абане из дома, в котором мы пользовались гостеприимством; в связи с тем, что мы долго оставались на выступе верхнего этажа, чтобы прийти в себя от удушливого дыма, один из них пришел посмотреть, не случилось ли что-нибудь с нами.

Насколько страх перед кровной местью обуздывает их видно из высказываний одного из наших спутников, которого мы в шутку спросили — как давно он не стрелял в человека? «С тех пор прошло два или три месяца»,— ответил он искренне. На наш вопрос о поводе, вызвавшем убийство, он сказал так же равнодушно, как и раньше: «Потому что человек меня разозлил». После этого он подробно описал все, что происходит у них обычно во время ссор. «Если меня кто-нибудь обидит или если он в это время один или слабее меня, если у него нет друзей и родственников, которые могут отомстить за него, то я поражаю его саблей или зака-

лываю кинжалом, в противном случае ищу первого удобного момента его застрелить». Гегор, который казался менее диким, чем его товарищи, на вопрос, как далеко бьет его ружье, ответил нам: «Когда там, на той высоте идет человек, я попадаю в него довольно метко».

Оружие осетин похоже на оружие остальных кавказских народов и состоит из ружья турецкой работы, слегка изогнутой сабли, которая не имеет рукоятки, но снабжена ручкой; она входит в ножны до набалдашника. Помимо этого они вооружены пистолетом и обоюдоострым кинжалом длиной от 12 до 14 дюймов; он заменяет нож и топор, так как хорошее, очень острое железо легко разрезает даже кости и небольшие деревья. В верхнем течении Терека осетины пользуются еще щитами овальной формы, сделанными из твердой кожи или дерева и снабженными железными обручами и головками гвоздей; длина его редко превышает 1 фут.

Одежда осетин такая же, как и у черкесов и кабардинцев; она состоит из короткого суконного сюртука, который, подобно нашему так называемому английскому сюртуку, достигает колен; он завязывается шнурками и с каждой стороны груди имеет по 6 карманов для патронов. Осетины носят длинные узкие брюки, достигающие башмаков, сделанных из очень тонкой кожи. Для подъема на скользкие и крутые, покрытые травой поверхности своих гор, они пользуются другим видом обуви, у которой вместо подметок приделана сетка из крепких ремней; в такой обуви вполне безопасно идти, но ремни часто перетираются на каменистой дороге и, кроме того, приходится еще чаще менять траву, находящуюся между сеткой и подошвой для защиты этой последней. Против дождя и холода осетин пользуется войлочным плащом (буркой) и капюшоном из сукна (башлык); шапка из овечьего меха всегда покрывает его остриженную голову. Так как в горах лен не растет и холст приходится покупать у армян, то лишь некоторые зажиточные люди носят рубашки, а красные и синие льняные платья и штаны женщин в большинстве случаев очень рваные. Эти по-

следние надевают на голову платок, концы которого висят по обеим сторонам лица, но они редко прикрывают им; с большой дерзостью не обращают они внимания на заповеди корана, и мужчины, у которых соблюдение их ограничивается только стрижкой волос на голове и мытьем перед едой и после нее, считаются со строгостью магометанских обычаев мало.

Осетин можно так же мало причислить к магометанам, как и к христианам, потому что от одних они заимствовали отдельные обряды, а от других отдельные легенды, искаженные более ранними языческими преданиями/Например, на Казбеке, который они называют горой Христа, жила будто бы когда-то Мария с ребенком Христом и до сих пор его колыбель там сторожит большая птица, а одежда матери сохранилась в хорошем состоянии. Илье, который поражает людей и скот грозами и болезнями, они приносят -в определенных местах в жертву овец, шкуру которых развешивают на расставленных шестах. Существуют чудесные источники, из которых иногда течет чистая вода, а иногда кровь, предсказывая тем самым плодородие или голод и чуму и т. д.

Турецкие муллы, посещающие время от времени горы, не столько для распространения своей религии, сколько для возбуждения ненависти к России, пользуются большим уважением осетин, хотя их попытки обратить народ в другую веру имеют столь же малый результат, как и более ранние попытки грузинских священников. Более ревностными магометанами, нежели эти осетины, являются их соседи кабардинцы, чьи князья исповедуют ислам и оказывают значительное влияние на соседних горцев; эти последние из-за недостатка пропитания вынуждены помогать правителям плодородных местностей как при улаживании их споров, так и при полевых работах.

Несмотря на большую нужду, угнетающую осетин, живущих в высоких горах, они все-таки предпочитают свои негостеприимные скалы красивым долинам у северного подножья Кавказа. На вопрос о том, почему они не поселяются там, где они могли бы под защитой русских спокойно и совершенно свободно от всяких

Залогов выгодно пользоваться прекрасными полями и лугами, они отвечают достаточно тонко: «Воздух, видите ли, там для них вреден, они привыкли к незначительной жаре, так же как и к небольшому количеству хлеба и живут у себя в горах более здоровыми и довольными». Любовь к полной свободе, антипатия ко всякой зависимости, государственное устройство, основанное на кулачном праве, все это заставляет их с радостью предпочитать нужду зажиточности и сохраняется у мужчин еще в большей мере благодаря тому, что тяжесть работ и домашних забот ложится бременем не на них, а на женщинах.

ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ГРУЗИИ, ПЕРСИИ, АРМЕНИИ И Т. Д. В 1817—1820 ГОДЫ

Кер-Портер Р.

Т. III, Лондон, 1821.

• • достиг Моздока... 30 сентября.

Моздок — процветающий маленький город, расположенный на берегу Терека и имеющий основательный гарнизон под командованием полковника, являющегося одновременно и губернатором этой местности...

Владикавказ является наиболее значительным и укрепленным военным фортом русских. Он расположен на возвышенности на берегу Терека. Город быстро растет, так же как и население кругом него; верно отме-чено, что здесь, как и везде вдоль границы, где бы рус-' ские не ставили форт, всюду сотни татар стягиваются к нему и располагаются кругом в маленьких селениях. Эта добровольная тяга, ставящая их в неподозрительный, и, следовательно, дружественный контакт с европейцами, значительно помогла цивилизации этой ветви татарской расы; это позволяет надеяться на то, что человечные нравы могут в значительной мере распространить свое влияние и на более отдаленные племена... Народ, называемый татарами, представляет собой остатки гуннов...

В 6 часов (4 октября)... мы переехали через Терек по мосту около города...

Долина, по которой течет Терек, называлась в древности Кавказские ворота, поскольку она являлась большим горным проходом, служившим для сообщения между нациями, обитавшими по обе стороны гор...

Через 12 в. мы достигли Балты, небольшого, но сильного форта.

...У другой военной станции Ларе... окружающая природа стала еще более дикой...

Большинство русских постов расположены в местах, где находились укрепления древних, построенные для тех же целей: часто при постройке новых крепостей, обнаруживают остатки старых. В Ларсе, примерно в 1 версте от него, стены и башни внушительной высоты все еще возвышаются в своем грозном, хотя и пришедшем в упадок, величии...

Дарьял явился местом нашего ночлега... Редут русского поста Дарьял расположен на дне огромной глубокой расселены того же названия... На вершине одной из скал, возвышающейся над левым берегом Терека, видны развалины очень старого замка. С некоторым трудом я поднялся на развалины и обнаружил, что они состоят из одной крепкой квадратной башни, окруженной толстыми массивными стенами... Всюду, где скалы образовывали места, удобные для доступа туда врага, были видны развалины менее важных передовых укреплений. В горе за башней... виднелось нечто вроде акведука для снабжения водой гарнизона... Подземные ходы ведут из замка к берегу реки...

Нет сомнений, что с самых ранних времен это ущелье служило основными воротами дороги из Иберии к северным народам...

Согласно Птоломею, имелось три таких основных прохода^ Pule Sarmata, pule albanie u Via Caspia. Вполне вероятно что первые являются тем же, что и ворота Иберии, или Кавказские ворота, упоминаемые Страбоном; это современное ущелье или долина Терека. Два остальных названия являются просто двумя наименованиями одного и того же места—прохода, называемого теперь Дербентом. Но имелся еще третий про-

ход — Porta Cumana, который лежал далее к западу. Плиний в особенности останавливается на его описа* нии... Эти ущелья в качестве ключей на восток всегда тщательно охранялись их владетелями... Юстиний... заключил договор с персидским царем Кобадом (532 г. до н. э.) о том, что этот проход будет защищаться сообща обоими 'монархами или, если что целиком возьмут на себя войска Кобада, то римляне будут платить персидскому монарху 1 100000 фунтов (по весу) золота в вознаграждение за двойную услугу.

Первый слог в слове Дарьял, так же как и в слове Дербент, азиатского происхождения и означает — ворота, двери или узкий проход; это подтверждает другие имеющиеся доказательства того, что здесь находился главный барьер долины, а замки на скалах Ларса и иные более маленькие посты, лежащие ниже, составляли, вероятно, цепь коммуникаций от этой большой крепости к другим меньшего значения; но все они служили той же цели — они были защитными воротами против варваров...

Селение Казибек находится на расстоянии 6 верст... Оно раньше называлось Степанцминда по имени церкви этого святого, стоящей рядом с ним...

Туземцы, живущие поблизости, относятся к племени оссов, народу, исповедующему различные верования — христианство, магометанство, язычество. В селении Казибек, так же как и в нескольких других, в ближайшем соседстве живут христиане, исповедующие ту же веру и придерживающиеся тех же обрядов, что и грузины. Их недавно умерший вождь был известен тем, что подавал пример своему народу в строгом соблюдении всех религиозных обрядов, молитв, постов и праздников; он употреблял всю свою власть, заставляя всех подчиненных ему не только принимать участие в этих священных обрядах, но и сохранять с благоговением развалины старых зданий, в которых их отцы впервые вознесли молитвы единственному истинному богу. Он сам воздвиг новую и красивую церковь для своих братьев христиан очень близко от того места, где старая, оставшаяся от древних времен, все еще вызывала благоговение своими разрушенными башнями.

Это почтенное строение вместе с другими на противоположном холме является делом рук княжны Тамары из Грузии, жившей около 600 лет тому назад. Ее усердная набожность обратила народы, подчинявшиеся ей, в христианство...

Говорят, что современный род христианских оссов числится среди наиболее цивилизованных горцев. Возможно, что это так, но несмотря на их лучшую веру и лучшие законы, они не меньшие специалисты в воровстве и убийстве, чем их братья — магометане или язычники. Мужчины сильны, подвижны и хорошо сложены; у них темный цвет лица и характерный мрачный взгляд — что более соответствует последней черте их характера, нежели приписываемая им склонность к набожности со следующей отсюда безупречной жизнью.

Они одеваются по примеру черкесов и никогда не появляются без обычного для их страны оружия — кинжала за поясом. Он широк у рукоятки, утончаясь книзу в виде длинного острия; его длина 18 дм. Короче говоря, во всем их облике чувствуется напряженность — нападение и оборона, что всегда наблюдается, когда мы соприкасаемся с людьми, находящимися на ступени развития, называемой «детьми природы», где закон силы еще не уступил место закону разума; каждый вооружен, каждый дом представляет собой маленькую крепость.

Жилище последнего генерала Казибека сделано из камня и имеет четырехугольную форму; оно похоже на квадратный форт и защищено высоким бруствером с бойницами   и   небольшими   сторожевыми   башнями. Имеется только один вход через очень узкую дверь; когда ее закрывают, все оказывается совершенно запертым. Семья занимает одну из сторон четырехугольника,   выходящую   внутрь;   в противоположном углу находится ряд превосходных' комнат, предназначенных для приема знатных путешественников.  Я удостоился чести быть впущенным в эти апартаменты, как только приехал; меня приветствовал маленький мальчик 12 лет, сын и представитель последнего генерала, который выполнял обязанности гостеприимства с грацией, соот-

ветствующей дважды его возрасту. Его мать, госпожа дома, не появлялась, поскольку была нездорова, но приказала подать мне различные угощения, состоявшие из сухой рыбы, небольших кусков жареного мяса, а после всего этого — превосходное кофе.

Мне сказали, что старый генерал умер богатым и что большая часть его состояния была собрана в раннем периоде его жизни за 25 — 30 лет до того, как проявилось его рвение к христианству, одновременно с первым появлением русских военных постов вдоль долины; около этого времени гарнизоны этих постов начали сопровождать путешественников и купцов вдоль опасных ущелий. До этого периода как купец, так и его товары зависели от доброй воли тех вождей, через владения которых они принуждены были путешествовать; к ним он обращался за защитой, проводниками и не за вьючными животными, а за людьми для переноса своих товаров из Европы в Грузию... Наем таких носильщиков требовал огромных расходов; помимо этого каждый отдельный вождь взимал большую сумму за право прохода по своей территории. Платили и другие сборы в виде одежды, материи, кожи и пр. по требованию вымогателей. Действительно, поскольку в целом эти налоги являлись произвольными, все целиком зависело от совести требовавшего ту сумму, за которую бедный беззащитный путешественник сможет перевезти часть своего имущества; часто оказывалось, что он покупал безопасность и переправу половины своих товаров за стоимость их второй половины. И, однако, это еще не было худшим, так как имели место случаи, когда после того как нанявший большой конвой оплачивал стоимостью половины своих товаров безопасный провоз остального, сам вождь, получивший плату за защиту купцов, секретно направлял часть своих подданных в засаду. Когда несчастные приближались к этому месту, на них нападали, их грабили и убивали. Неудивительно поэтому, что правительства стран, откуда выехали эти купцы, взяли на себя обеспечение их безопасного проезда и показали старым обладателям ущелья, что их жадность убила птицу с золотыми яйцами. Поскольку русские сделали дорогу

доступной для повозок и лошадей и установили военные станции через определенные расстояния с почтовыми дворами и хорошо вооруженной охраной, помощь этих вероломных вождей и их народа сделалась больше ненужной. Правительство сгладило путь для беспрепятственного разрешения этих вопросов, купив за определенную сумму денег у этих вождей право взимания налогов с купцов и их товаров. Эти сборы взимаются теперь во Владикавказе (что означает ключ Кавказа)... Каждый, занимающийся торговлей, платит от 10 до 25 руб., все остальные путешественники едут бесплатно...

Я отправился... к кузнецу и получил возможность наблюдать более подробно низкий уровень жизни этого народа и стиль их жилищ. Сам кузнец бглл грубым и диким на вид человеком, черным из-за своей работы; выражение его лица—мрачная свирепость—хорошо гармонировало с пылающим железом под его молотом. Его жилище, как и большинства его соседей, построено из земли на каменном основании; оно низкое, и крыша у него плоская. Спереди выдвигается нечто в'роде навеса, поддерживаемое деревянными подпорками; под ним находилась кузница; на каждом углу крыши висели черепа лошадей, в то время как другие кости этого благородного животного были разбросаны около двери. У одного конца этого грубого портика кузнец был занят своей работой. Я осмелился войти внутрь дома и обнаружил довольно большую комнату, чрезвычайно темную и грязную без мебели. Свет проникал только через дверь и круглое отверстие в крыше, которое служило трубой; несколько кусков дерева и высохший навоз слегка дымились посередине этого бедного жилища. Кругом него стояло несколько глиняных предметов и 1—2 разбитых кубка; нигде не было мебели для сидения. Однако в одном углу комнаты я, наконец, сквозь мрак различил старый деревянный ящик, рядом с которым стояла женщина; как только я ее заметил, она вышла в какое-то другое, еще более темное помещение, чем то, в котором я находился.

Группа около кузнеца вполне удовлетворила  бы художника; действительно, это была любопытная кар-

тина. Кузнеца в то время, как он работал, окружали 10 или 12 человек; шум, который они производили, не поддается описанию. Все одновременно говорили, орали и кричали во весь голос, сопровождая гам настолько буйной жестикуляцией... что я каждое мгновение ожидал, что спор окончится дракой. Джентльмен, находившийся со мной (который по своему положению инспектора дорог хорошо знаком с характером туземцев), сказал мне, что таков их обычный способ разговора. Они обычно дружелюбно обсуждают предмет дискуссии; но, когда спор принимает враждебное направление, тогда шум, как сказал мне мой спутник, превосходит всякое воображение: ужасные угрозы, вынутые кинжалы, короче говоря, все виды угроз и криков; но как обычно, все это кончается только шумом и ничем серьезным; враждебность с обеих сторон быстро заливается водкой. Хотя редко наблюдается, чтобы такие споры заканчивались ударами и кровопролитием, однако у них существует закон или скорее обычай, показывающий, что подобные ссоры не всегда оканчивались так миролюбиво. Тот же закон существует и у кабардинцев и у большинства других горных племен. Если кто-либо погибает от руки своего соседа, ближайший родственник погибшего обязан отомстить совершившему убийство. Однако наблюдались случаи (и сейчас они становятся все более частыми), когда оскорбленная сторона примиряется с другой на определенную сумму денег или матримониальный союз с хорошим приданым; тогда вражда заканчивается и часто даже две семьи становятся связанными более тесной дружбой.

Через 2 часа починка моего экипажа закончилась, и я отправился дальше...

В 16 в. или более от Казибека находится Коби... Мы спустились в широкую долину и переехали Терек... Окружающие горы... покрыты прекрасной зеленью... и дают убежище группам живописных хижин, населенных осетинами и построенных обычно вокруг развалин старой каменной башни, которая в древние времена господствовала и защищала эти небольшие ущелья от набегов враждебных племен...

К II часам мы достигли Коби... Этот пост, как и большинство других, состоит из квадратного форта, защищенного земляными насыпями, частоколами и мелким рвом. Несколько грязных комнат, совершенно лишенных мебели, расположены отдельно для приема путешественников.

Многие веселые селения, разбросанные в этой части страны, населены оссами магометанских и языческих племен. Но те, которые величают себя мусульманами, подобно своим братьям, называющим себя без всякого основания христианами, мало чем отличаются от своих родичей идолопоклонников, за исключением нескольких религиозных обрядов или скорее их форм; заповеди имеют до сих пор мало значения для этих варваров. Память о вещах, которым их выучили святые люди, поставленные грузинской княжной, сейчас быстро предается забвению, а магометанская вера также висит на тонком волоске. С тех пор, как султаны перестали платить те суммы, о которых они договорились за каждого ребенка, обращенного в веру пророка, эти народы постепенно перестали совершать его обряды и снова впали в идолопоклонство своих предков. Однако довольно любопытно наблюдать то, что, независимо от того, какую веру исповедуют эти племена, они все признают (как всем племенем, так и индивидуально) существование специального божественного защитника — духа или гения, к которому они в тишине обращаются в момент умственного или телесного страдания; они призывают его помощь при решении домашних ссор, при ведении общих военных действий, разбойничьих набегов или даже в целях обеспечения успеха при ограблении каравана или отдельного путешественника! Таково мерило их религиозной морали!

Мы двинулись из Коби утром 7 октября... Мы поднимались по склону Крестовой.

Около самой высокой вершины находятся истоки мелкой и чистой речки, впадающей... в Титри Дскали... На склоне одной из этих горных долин, спрятанное подобно орлиному гнезду в скале (невдалеке от опасной тропы, называемой верхней дорогой), мы увидели человеческое жилище, избу значительно лучше по виду

обычных жилищ этой страны. Нам сказали, что в ней живет одна осетинская семья, на чьей обязанности лежит оказание помощи и спасение зимой путешественника при его подъеме на эту ужасную гору. Если ему приходится заночевать, он находит здесь цищу и убежище. Когда налетали бури... эти люди очень активно принимали меры к спасению несчастного путешественника от опасностей и отчаяния в такой местности. Щедрость императора Александра обеспечивает это полезное мероприятие. Жители заняты возделыванием участка земли около своего жилища; урожай вместе с овцами и козами из небольшого стада, порученного им, и большой склад муки и водки всегда готовы для благотворительных целей. Я отделился от нашей партии и с одним спутником поехал к хижине, так как мне было любопытно увидеть этих добрых людей, которые,, как мне сказали, добросовестно выполняют возложенные на них обязанности; кроме того, мне хотелось узнать от них самих подробности выполняемых ими услуг.

Мы увидели, что семья состоит из пожилого челове* ка, двух более молодых мужчин, нескольких мальчиков, одной старой и одной молодой женщин, матери и жены одного из мужчин; у них не было собак, подобно санбернарам, которые помогали бы им в поисках заблудившихся среди снегов путешественников. Они мне сообщили, что только глубокой зимой им представляется возможность выполнять свои обязанности; кроме того, помимо их личной помощи, часто случается, что заблудившийся или полуголодный путешественник спасался от неминуемой гибели, благодаря расставленным ими указательным знакам на длинных шестах; когда нанесенные кучи снега почти полностью скрывали из вида их маленькое жилище, некоторые различимые знаки, как-то флаг из материи или черепа лошадей, подвешенные на очень высоком деревянном шесте, приводили многих бедных погибающих к грубому, но желанному убежищу. К сожалению, я должен добавить, что, несмотря на все эти меры предосторожности, целые компании путешественников были засыпаны и уничтожены неожиданными снежными бурями или, по-

теряв в темноте ночи дорогу, падали в глубокие русла весенних потоков, где и погибали...

В 6 час. утра 7 октября мы покинули Кашоур и переехали Арагву по... каменному мосту... Долина по обе стороны (реки) богата лесами; ее восточный берег разрезан многочисленными горными долинами... убежищами трудолюбивого и смелого рода осетин. Эти маленькие долины почти повсюду застроены селениями, чьи низкие, но веселые постройки не похожи на ветхий вид разрушенных башен, находящихся обычно по соседству с ними... Были ясно видны доказательства значительного возделывания земли. Население выращивает просо, ячмень, лук и табак; разводит овец и коз в таких количествах, что ближайшие возвышенности часто сплошь покрыты их стадами. Вид людей, охраняющих эти стада, показывал, по крайней мере, по выражению их лица, действительное существование этих мирных занятий. Они выглядели сытыми и мирными. Но старый отличительный знак убийцы продолжал висеть у них на поясе, а ружье висело через плечо. Мы встретили других людей из тех же селений, переезжавших вброд реку, чтобы попасть на главную дорогу, чей наряд напоминал больше старинное воинское снаряжение. Кроме только что упомянутого оружия, у них были сабли, несколько искривленные; к рукоятке каждой из них был прикреплен небольшой круглый щит, покрытый кожей и обитый тщательно гвоздями. По-размерам он меньше щита времен Елизаветы и в точности напоминает те, которые имели английские стрелки во времена Генриха V. Эти горцы, как мне сказали, очень умело пользуются им при нанесении удара кинжалом. Это племена магометанских и языческих оссов.

Черкесы... высоки ростом, имеют крепкое и пропорциональное телосложение, яркий цвет лица, темные глаза и волосы, они носят короткие бороды; у них откровенно добродушный вид, чем они полностью отличаются от свирепых лиц своих соседей чеченцев и осетин:..

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЮЖНОЙ РОССИИ И

ОСОБЕННО ПО ОБЛАСТЯМ, РАСПОЛОЖЕННЫМ

ПО ТУ СТОРОНУ КАВКАЗА, С 1820 ПО 1824 г.

Гамба^л

Париж, т. III, 1826.

Том II

Глава 1

'оздок... является только большим селением, в котором дома, в большинстве построенные из дерева или глины, отделены друг от друга садами и изгородями. Его построили русские в 1763 г. через 2 года после того, как Муца-Коргок-Катчокин, князь Малой Кабарды, уступил России эту территорию, составлявшую часть его владений.

Развалины старого Моздока расположены в лесу, в 7 верстах от нового города. Форт, который там построили, обеспечивает защиту от нападений горцев, но он оказался бы малопригодным против европейской армии. В целях усиления непристугности этого места, попытались повернуть русло Терека так, чтобы он протекал кругом вала. Эта работа, проведенная неряшливо, привела лишь к тому, что в окрестностях города образовались болота, сделавшие его климат нездоровым и являющиеся причиной заболевания малярией (перемежающейся лихорадкой) летом и осенью среди иностранцев, временно проживающих здесь. Город расположен в нескольких туазах над Тереком. Местность, окружающая его, ровная; почва — плодородная; сеют рожь, овес, много проса и табака. Разводят овец, лошадей и скот.

Жителей в Моздоке около 5000 человек; среди них грузины, армяне и древние обитатели Кавказа, не считая русского, довольно многочисленного гарнизона. Грузины и армяне занимаются обработкой земли и торговлей... Почти все осетины, кабардинцы и лезгины, живущие в Моздоке, поселились здесь во избежание смерти, грозившей им на родине в наказание за убийства, совершенные ими или их родственниками.

Среди этих горцев, так же как и на Корсике и в большей части Азии, кровь может быть отомщена только кровью; при отсутствии виновного убивают члена его семьи. Под-властью России эти варвары спокойны, и в городе убийства имеют место только в редких случаях, хотя двадцатая часть его населения, возможно повинна в убийствах.

Горцы находят в земледелии и торговле достаточный источник для поддержания своего существования. В этой стране четверть ржи стоит часто всего 7—8 франков, за фунт мяса платят меньше 2 су; черкесский костюм из сукна, сделанного из верблюжьей шерсти и 1 украшенный галуном, стоит в готовом виде 25 франков, а пара ботинок — не более 4 франков.

Жители Моздока отличаются по религии, нравам и языку. Русские и грузины—христиане греческого толка. Горцы в большинстве магометане шииты, но они смешивают христианские обряды с теми, которые им предписываются кораном. Католики, среди которых довольно много армян, несколько грузин, поляков военных или атташе при управлении русской армии, имеют свою церковь, обслуживаемую 2 иезуитами...

Проведя ночь в Елизаветинской, мы в понедельник выехали оттуда в 7 часов утра и к 12 часам проехали 22 версты, отделявшие нас от Владикавказа.

Эта крепость отличается от всех остальных, встречающихся по пути из Моздока в Тифлис. Она хорошо построена и расположена на прекрасной равнине у подножья главного хребта Кавказских гор. Она занимает прямоугольник. Главная улица очень широкая и украшена довольно красивыми воротами...

Владикавказ расположен на месте старинного замка; огромная равнина перед этой крепостью была заселена раньше гуннами;-на ней разводили прекрасных лошадей...

Почти у выхода из крепости переходят Терек по деревянному мосту и едут вдоль этой реки по ее левому берегу. Через 7 верст достигают селения Балта, расположенного на вершине горы. В нем имеется четырехугольная башня, построенная в древние времена. Она сделана из кирпича и все еще крепкая. Деревянного

моста, о котором говорит Клапрот, больше не существует. Селение Балта принадлежит одному из князей дома Дондаров109. Их отец был знаменит среди горцев своими разбойничьими набегами и жестокостью. Его сыновья подчинились России; некоторые из них служат в армии. Эта семья довольно многочисленна.

От Балты до Лаарса считается 15 верст... Лаарс стоит на возвышенности, господствующей над дорогой; он принадлежит князю из дома Дондаров по имени Джанкотт, который, подчинившись России, принял фамилию Дондаров.

Лаарс находится в 7 верстах от Дарьяла.

Раньше дорога проходила по левому берегу Терека между горами и развалинами Дарьяльского замка, находившегося на возвышении. Теперь, прежде чем достигнуть его, приходится в третий раз переезжать реку по деревянному мосту; затем по ущелью въезжают в крепость, занятую гарнизоном примерно в 300 человек пехоты и несколько казаков. Ее со всех сторон окружают высокие отвесные горы, почти голые; там чувствуешь себя как в колодце...

Современная крепость отделяется Тереком от старого Дарьяльского замка; там видны остатки каменной лестницы, по которой спускались к реке, будучи защищенными от стрел врага, расположившегося по ту сторону реки. Если можно верить преданиям старины, этот замок принадлежал в средние века княжне Дарье, взимавшей высокую дорожную пошлину со всех проезжавших и задерживавшей тех, которые ей нравились, для того, чтобы они разделили с ней ложе; она приказывала сбрасывать в Терек тех любовников, на которых, как ей казалось, у нее были причины жаловаться.

Однако более интересным, чем это предание, является то, что достаточно увидеть Дарьял, чтобы узнать в нем по его расположению Пило, или Кавказские ворота. Долина, тянувшаяся на протяжении примерно 2 лье от Лаарса до Дарьяла, является, по-видимому, той, защита которой была поручена королям гуннов, получавшим за это годовую оплату от византийских монархов. Лев I отказался платить эту дань. Немного

позднее этот важный пост был предложен Анастасию за очень умеренную плату; однако пока этот император обсуждал предлагаемую ему сумму и расстояние до этого поста, появился во время переговоров более сильный соперник — Кабад, царь Персии, который силой занял этот проход на Кавказе. Это ущелье, Каспийские ворота и стена, построенная, как уверяют, по приказу того же самого Кабада вдоль всех Кавказских гор, обеспечивала защиту Персии и римских провинций в Азии от набегов скифов. Юстиний и Кабад договорились, что расходы будут оплачены сообща. Про-копий сообщает, что первый выплачивал царю Персии огромную сумму золотом; этот договор оставался действительным до царствования Хосроя I и его сына, знаменитого и любимого всеми восточными народами под именем Нурширвана.

Прежде чем русские проложили дорогу от Моздока до Тифлиса, страна, через которую она проходила, была настолько мало извести^, что обычно полагали, что Дарьяльское ущелье находилось не на Тереке, а на Арагви, реке, текущей в обратном направлении... и впадающей в Куру около древнего города Мцхеты...

Выехав в 6 часов из Дарьяла, мы достигли в 9 часов Казбека, или Степанцминды...

Глава 2

Начиная с Дарьяла, мы въехали в ту часть страны осетин и ингушей, которая подвластна Грузии. Ингуши живут налево от дороги, осетины—-направо. Лица этих последних мало приятны, они небольшого роста. В общем они ленивы и являются вырождающимся народом. Клапрот убежден, что осетины принадлежат к той же расе, что и мидийцы и персы, т. е. к индогерманской. Он находит доказательства этого происхождения в истории, традициях и даже в их языке. Наряду с их невежеством, у них развиты два вида производств, которые нельзя было ожидать в этих горах: они изготовляют прекрасные ковры как по качеству, так и по стабильности их окраски; кроме того, они выучились...

варить пиво, которое они привозят в Тифлис, где продают его в обмен на такое же количество вина...

Коби, где мы остановились, является редутом в горах, окружающим 3 или 4 дома, построенных из земли и дерева, как и почти все те дома, которые мы видели во Владикавказе и после него. Дом, занятый нами, оказался чрезвычайно сырым... Вечером пришел осетин и предложил нам свои услуги. Мы ограничились тем, что купили у него за 2 рубля (2 франка) молодого ягненка, которого он сам зарезал и ободрал...

По распоряжению генерал-аншефа дорогу расчистили от снега и льда... Для оказания нам помощи в самых трудных местах нам дали 5 пар быков, 34 осетина и 30 пехотинцев, не считая ГО казаков из эскорта, которые также могли в случае необходимости прийти нам на помощь.

Мы были вынуждены следовать по склону холма, на котором бричка то и дело находилась в наклонном положении и не переворачивалась в пропасть только потому, что ее поддерживало большое количество солдат и осетин...

В Сен-Кристофе мы отправили обратно осетин, оставшихся очень довольными, получив в уплату за сопровождение нас по 25 копеек на каждого...

Незадолго до въезда в Кашаур мы встретили осетин верхом на лошадях; некоторые из них были вооружены саблями, ружьями и пистолетами...

Контраст между жителями двух стран поразителен. По изящному лицу и высокому росту тех, которые населяли долину Арагви, можно было легко судить о том,, что мы покинули страну осетин и оказались в Грузии...

В этой стране, в особенности в местности, занятой осетинами, можно встретить довольно большое количество ослов. Это полезное животное вытеснено из Южной России на Кавказ...

ПУТЕШЕСТВИЕ В ВОСТОЧНУЮ ИНДИЮ В 1825—1829 ГОДЫ

Беланже ZZ/.110 Историческая часть Том I

Глава 14

оздок111, расположенный... на левом берегу Терека, был некогда защищен от нападений горцев крепостью, выстроенной так близко от Терека, что для увеличения ее неприступности отвели русло реки таким образом, чтобы она окружила стены города. Это предприятие удалось лишь отчасти, и в результате кругом города образовались нездоровые болота. Генерал Ермолов в целях борьбы с их губительным влиянием приказал разрушить крепость и построить другую на возвышенности на другом берегу Терека около только что построенной дороги в 6 в. от Моздока, между этим городом и Павлодольском.

Население Моздока считают обычно равным 5000 человек; оно состоит в основном из грузин, армян и жителей Кавказа, которых христианская религия, сила оружия или необходимость скрываться от мести своих соотечественников заставила подчиниться русскому правительству; кроме того, имеется довольно многочисленный русский гарнизон. Грузины и армяне обрабатывают землю и занимаются торговлей; горцы принимают в этом меньшее участие; однако доходы от этих двух занятий удовлетворяют их нужды в стране, где продовольственные товары и предметы первой необходимости отдаются за бесценок.

Базар, являющийся для путешественников пробным камнем торговли азиатского народа, имеет здесь мало значения. Я не видел там европейских товаров; кожи, пушнина, земледельческие орудия, предметы домашнего хозяйства, оружие и все, что является частью военной экипировки горцев, наполняет боль-шинство лавок.

Торговля Моздока была довольно значительна до того, как русские покорили Грузию. С тех пор... она с каждым днем падает. Чума, необеспеченность пограничной линии также способствовали упадку этого города.

В Моздоке столько же религий, обычаев и языков, сколько там живет различных народностей... В городе дома сделаны из плетенки или кирпичей, обмазанных глиной. Здания разделены друг от друга садами или дворами, в которые обычно выходят окна, так что с . обеих сторон улицы видны только стены, обмазанные слоем земли или окрашенные в белый цвет...

Большинство горных племен имеет общие черты: я объединю здесь сведения, полученные мною от майора (по происхождению финна) с теми, которые я получил от других русских офицеров в Моздоке или на линии; мне кажется, они помогут составить общее представление об этих племенах...

Все эти народности, в основном скотоводы, мало занимаются земледелием; охота, война и разбои являются их любимыми занятиями. Во время набегов они захватывают все, что могут увезти; они стремятся, главным образом, захватить знатных пленников, чтобы получить за них большой выкуп; тех, от которых им не на что надеяться, они делают рабами... Бродячая жизнь среди лесов и гор настолько привлекательна для них, что известны случаи, когда их князья, воспитанные в С.-Петербурге и наслаждавшиеся всеми благами жизни, пользовались первым благоприятным случаем, чтобы вернуться на родину к той свободе и независимости, которые они считают высшим счастьем.

Формы правления у них феодальные. Князья пользуются правом наследия: после них идут дворяне, затем отпущенные на волю и возвышенные князьями; последний класс состоит из крепостных. Хотя среди этой аристократии господствует анархия в результате ссор князей между собой, но, предпринимая большие набеги против русских, они забывают свои антипатии и объединяются против общего врага.

Эти народности исповедуют магометанство, христианство или являются язычниками; они обладают

большой смелостью, Причем эта добродетель у всех племен оправдывает те привилегии, которыми пользуются князья; эти последние не сумели бы сохранить их, только опираясь на свое происхождение; лишь их храбрость сохраняет за ними благоприятное и высокое положение, занимаемое ими...

Точно соблюдая законы гостеприимства, все народности Кавказа будут защищать с опасностью для своей жизни чужеземца, которого они объявили кунаком. Среди этих горцев, как и в большей части Азии, кровь может быть отомщена только кровью. Этому инстинкту следует приписать причину их ненависти к русским, которых они считают агрессорами. К сожалению, у кавказцев ненависть передается по наследству; жажда мести у них такова, что зимой кабардинцы пользуются льдом, сковывающим Терек, для перехода через него ночью в поисках убежища у своих земляков — беглецов в Моздоке; они стремятся избежать смерти, угрожающей им в их стране в возмездие за совершенные ими убийства; поэтому опасно выходить ночью невооруженным или без конвоя...

Глава  15

Утром 26 марта мы покинули Моздок...

Среди казаков, охраняющих линию, находились, помимо кавалеристов с Дона, люди, принадлежащие к народностям, живущим вдоль всей Кавказской линии. Среди тех, которые охраняют военную дорогу Грузии, имеется много татаров-кушха, черкесов и осетин, которых правительство завербовало...

Глава 16

Эта значительная крепость (Владикавказ) находится на небольшом расстоянии от правого берега Терека на довольно высоком холме, почти посередине огромной равнины...

Предместья, окружающие ее, населены осетинами, куртатами, ингушами и кабардинцами. Здесь, как и по всей линии, племена, угнетаемые другими, а также от-

дельные лица, стремящиеся избегнуть мести, пришли под защиту русских и образовали ядро колонии, которая- могла бы быстро разрастись, если бы русские чиновники не прибегали к любым способам притеснения кавказцев, поселившихся около этой крепости, удерживая тем самым других горцев последовать их примеру... Помимо всего прочего, эта колония оказы* вает значительную помощь гарнизону Владикавказа, снабжая его частично провиантом.

Во Владикавказе с каждой телеги, нагруженной товарами, и с каждого человека, занимающегося торговлей, взимают от 10 до 35 рублей. Этот налог возмещает русскому правительству те суммы, которые оно вынуждено выплачивать некоторым вождям отдельных племен взамен того права, которое было ими ранее присвоено облагать налогом купцов и товары, перевозимые ими через их территорию. Торговля много выиграла от такой договоренности; до устройства Военно-Грузинской дороги купцы находились в полной власти кавказских князей, у которых они были вынуж* дены испрашивать разрешение на проезд, проводников • и людей для переноса товаров. К огромным расходам приходилось, кроме того, присовокуплять подарки в виде сукна, полотна, кож и денег по выбору вождей; это было единственным способом сохранить бедным купцам хоть часть своей собственности; однако часто случалось, что, удовлетворив жадность того или иного князя, несчастный подвергался нападению, грабежу и смерти от руки подчиненных тому, кому он только что заплатил за обеспечение своей защиты...

28 марта мы продолжали наш путь. Недалеко от крепости, перейдя Терек, мы поехали по левому берегу. По дороге нам встретилось довольно большое количество горцев различных племен, направлявшихся во Владикавказ с телегами, нагруженными дровами и фуражом. Помимо ружья через плечо у них была сабля, пистолеты и кинжал; на равнине мы узнали землепашцев за плугом, вооруженных аналогичным образом...

Пока я занимался рассматриванием мхов, конвой продолжал двигаться, и я вскоре потерял его из вида, когда он обогнул огромную скалу... почти тотчас же...

я оказался окруженным дюжиной горцев, некоторые из которых слезли с лошадей, чтобы захватить меня. Мне не пришло в голову бежать, настолько невероятным казалось, что так близко от Владикавказа и селений осетин и ингушей, подчиненных русскому правительству, кавказцы, к какому бы племени они не принадлежали, осмелились бы напасть на меня... Меня спасли возвратившиеся казаки...

Проехав 8 верст по левому берегу Терека... мы достигли осетинское селение Балта... Это селение принадлежит, князю по фамилии Дондар, прославленной среди горцев своими разбойничьими набегами и жестокостью...

Мы достигли, наконец, Ларса, последнего осетинского селения со стороны Грузии. Осетины называют всю долину, занимаемую ими от Балты до этого последнего поста, Чимит...

Дарьял, который осетины называют Дайран, находится на границе Грузии; согласно истории этой страны, Мирван, царствовавший с 167 до 223 г. до Р. X., построил старый замок-крепость, развалины которого видны еще на левом берегу Терека. При посещении его я обнаружил остатки каменной лестницы, по которой' спускались к реке, будучи защищенными от стрел врага, расположившегося на другом берегу реки. Я отметил также, что в горе за башней зарыто нечто вроде водопровода, предназначенного для проведения внутрь замка воды. Мало сомнения в том, что Дарьял112, название которого означает ущелье, по-грузински Хевис-кари, или ворота Хевис, является знаменитыми Кавказскими воротами древних. Достаточно увидеть Дарьял, чтобы узнать Пиле, или Кавказские ворота, защита которых была поручена царям гуннов, получавшим за это ежегодно вознаграждение от императоров Византии...

28 марта в 7 часов утра мы отправились в путь... В 2 верстах находится селение Гелати, около которого мы снова переехали Терек. Это местечко, населенное осетинами племени тагаурцев, занимает склон гор... Часто куски оторвавшихся скал разрушают хижины и убивают жителей; но осетины не пытаются отыскать

более надежное место; они считают, что человек, погибший таким образом по воле великого духа, все равно погиб бы в любом другом месте, где бы он ни

находился.

В 3 верстах от Казбека, или Степанцминда... <у-крылся красивый вид на долину...

Генерал Казбек, от которого получили свое название селение и Мкинвари (снежная гора), грузин по происхождению.

От Казбека до Коби 16 верст... Вся местность от Дарьяла до Коби населена осетинами вперемешку с грузинами. Осетины в общем небольшого роста и имеют малоприятное лицо. Их одежда очень похожа на черкесскую, за исключением того, что они носят грузинскую шапку. Среди них очень много христиан, но вера не сделала их лучшими; они так же увлекаются убийствами и разбоями, как и их братья, исповедующие магометанство.

У осетин можно обнаружить большинство обычаев, свойственных кавказским народам. Однако умиротворение семей может быть достигнуто у них выкупом. В этом случае цена крови за убийство женщины наполовину Меньше, чем за убийство мужчины. Я не могу He-сообщить об одном факте, довольно любопытном по своей природе: муж, убивший жену в связи с ее изменой, обязан доставить родителям этой последней доказательство правоты своего преступления; при отсутствии такого доказательства они могут потребовать с него стоимость крови. Древние христианские церкви, которые встречаются в осетинских горах, и стены, которыми они окружены, являются убежищами для преступника или спасающихся от мести.

Если имеет место нарушение осетином законов гостеприимства, его судят все жители селения; виновный обычно присуждается к сбрасыванию со связанными руками и ногами с высокой скалы в реку.

Защита семьи обеспечивается у этого народа различными способами: когда кто-либо из этого племени, находясь в неминуемой опасности, проникает в дом соотечественника и надевает его шапку или оборачивает кругом шеи железную цепь, на которой подвешен

семейный котел, его считают под защитой того, к кому он проник.

У осетин имеется два вида производства, которые вряд ли можно было ожидать встретить у них в горах. Они изготовляют прекрасные ковры по красоте и стойкости окраски и готовят превосходное пиво, отправляемое до самого Тифлиса в обмен на такое же количество вина.

Коби является редутом, в котором имеется 3 или 4 дома из земли или дерева...

Со всех сторон виднелись снег и лед... Я определил направление дороги, по которой мы должны были ехать, только по черной линии, образованной сотней осетин, высланных комендантом редута для очистки дороги... на Крестовую гору.

В момент отъезда из Коби осетины закричали, что уже слишком поздно ехать и, кроме того, снег слишком мягок для продолжения их работы... Тем не менее мы настаивали... и сели на лошадей... Во избежания несчастных случаев мы следовали за осетинами, которых русские солдаты подталкивали ударами прикладов...

Том II

Глава I

29 марта... мы покинули Кайшаур... Мы любовались видами долины, омываемой Арагвой...

Правильные черты лица, высокий рост крестьян, занятых сельскохозяйственными работами, показывали с достаточной ясностью, что мы покинули местность, населенную осетинами, и вступили уже в Грузию...

Глава 3

...(В Тифлисе) на небольшой площади у подступов к мосту, где теснится толпа, лезгины, татары и осетины пытаются продать ковры, меха, шерстяные носки или обменять их на товары из Персии или Европы...

Глава 8

Кавказ таким, каким мы его видели, с его ледниками, горами, постоянно покрытыми снегом, пиками, горными потоками, долинами с отвесными склонами... никогда не мог быть родиной народа, который после значительного прироста переселил излишек населения куда-то в другое место. Лишь невежество... первых физиологов... могло явиться причиной наименования кавказской расой большинства народов Европы и Азии, народов Кавказа, персов, бухарцев, афганцев, наконец, большей части жителей северных берегов Африки.

Если обратиться к истории, в ней нельзя обнаружить никаких указаний на нацию, вышедшую из Кавказа и распространившуюся в окружающие его равнины или переселившуюся в более отдаленные страны; напротив, все историки приводят доказательства того, что во время войн на истребление, привлекавших наро-. ды восточной и западной Азии в страны к югу от Кавказа, жители этих южных стран, оттесненные к горам, где они находили себе убежища, осели там в большом количестве. Таким образом, осетины, аварцы, тюркские племена Кавказа и грузины являются выходцами из южных стран.

Все указывает на восточное происхождение расы, населившей Европу и Кавказ, поэтому не следует называть ее кавказской...

МОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В ГРУЗИЮ В 1827 ГОДУ

ФеттерФ.из

Лейпциг, 1829.

Ас

Дорога от Минарета114 до Ардо-на (21 верста) одна из наиболее опасных. Каждое мгновение надо быть готовым к тому, что на тебя нападут и могут напасть, и именно одна народность, называемая чеченцами115.

Путешествие по Кавказу

3 февраля... мы покинули Владикавказ и направились в Ларе... По правой стороне от нас мы видели много маленьких селений осетин или других горцев, поселившихся здесь. Многие, как я ясно видел, были заняты постройкой (помещений) для своих стад; с топорами в руках они, казалось, были заняты только своей работой; но от нас не ускользнуло, как зорко они рассматривали нас; что мы намеревались предпринять большое путешествие по Кавказу, было ясно, как день, но то, что мы начали это путешествие, так сказать, уже с наступающими сумерками, вызвало у них удивление. Многие казаки из нашего конвоя полагали и заверяли нас, что жители всех этих селений являются настоящими шпионами, которые с помощью условных знаков быстро передают разбойникам с гор сведения о приближающихся путешественниках. Это предупреждение оказало на нас тем большее действие, что ночь увеличивала опасность, грозившую нам... Однако мы не отказались от поставленной цели (достигнуть Ларса).

...Когда мы проезжали между двумя скалами, нам встретилось несколько здоровых молодых пар, о свежести и юности которых говорили черты их лица. Они мне напомнили'об идиллии древних времен... Они прошли мимо так дружелюбно, смотрели на нас так весело, что нам стало стыдно за наши подозрения...

Следует признать, что дорога от Ларса до Казбека одна из лучших... Тамошний князь, именуемый по названию горы Казбек... проводил нас до Коби... Я мог бы привести здесь несколько романтических рассказов, например, о том, что на его (Казбека) вершине находится монастырь, что два монаха, которым удалось подняться туда, обнаружили богатые залежи, золота и в доказательство истины этой находки преподнесли большое количество его царствовавшему в те времена царю Грузии Ираклию в качестве добровольной дани... Однако это является скорее вымыслом, нежели правдой...

Феттер совершил подъем к каменному кресту и хижине отшельника на дороге от Коби в Кайчаур...

218

Хижина построена из положенных друг на друга камней, причем эти последние не скреплены ни цементом, ни глиной. Тем не менее следует сказать, что камни положены друг на друга с известной симметрической точностью, так что в целом можно говорить о доме так же, как и о больших башнях. Аналогичным образом строят обычно свои дома осетины, одно из племен кавказских горцев. Был ли обитатель этой хижины, прозванный отшельником, осетином, я не могу с уверенностью утверждать. Однако он говорил по-русски, что,» впрочем, неудивительно при современных сношениях с Россией... Мы продолжали путь к ближай-щей станции Кайчаур...

Некоторые объяснения по поводу основных народов Кавказа и жителей Грузии

Иронистан, страна осетин. Численность их определяют в 3000 человек; они разделяются на 7 главных племен, которые в свою очередь подразделяются на многие побочные племена и ветви. Их язык представляет собой настоящую смесь персидских, славянских, грузинских и даже немецких слов. Они живут в селениях, дома в |шторых построены из положенных друг на друга камней; это действительно большие высеченные камни, которые положены друг на друга с математической симметрией. Во время моего путешествия по Кавказу я отметил, что осетинские селения обычно расположены только в долинах, или, вернее сказать, в котловине, образованной несколькими горами. Дома знатных (так называемых мурз) выделяются своей величиной; однако это уже настоящие жилища, часто маленькие замки (нечто вроде маленьких средневековых городов), окруженные стенами и башнями. Стремясь по привычке к низкорасположенным местам, они строят свои жилища всегда в котловине, образуемой несколькими горами; это приводит к тому, что они зимой защищены этими последними от настоящих сильных холодов. В настоящее время осетины являются подданными России. Нет сомнений в том, что когда-то этот народ исповедовал христианство116. Об этом гово-

219

рят многочисленные остатки и развалины христианских церквей.

К осетинам относят еще черкесатов, донифарсов, бадилар и бадилетов. У донифарсов республиканское государственное устройство; в их округе имеется священная пещера, называемая пещерой святого Николая. Черкесаты также совершают богослужения в священной роще. Ежегодно они устраивают здесь пиршество, продолжающееся 8 дней. Каждая семья, так сказать, имеет в этой роще свое собственное место и свою хижину. Каждый чужестранец, который случайно проедет через их территорию, приглашается ими принять участие в этом празднестве; они принимают его у себя так предупредительно, будто знают его уже в течение ряда лет.

Что касается деятельности осетин, то в этом отношении особенно выделяются бадйлары. У них имеются хорошие фабрики, на которых изготовляются ружья, сабли, ножи и пр.; они выращивают лучший кавказский табак.

ПУТЕШЕСТВИЕ В КРЫМ, НА КАВКАЗ, В ГРУЗИЮ,

АРМЕНИЮ, МАЛУЮ АЗИЮ И КОНСГАНТИНО-

ПОЛЬ В 1829 |И 1830 гг.

Ж. де Бесс*"

Париж, 1838.

Глава VII

п

'ройдя (от Кисловодска)... 40 верст, мы достигли лагеря экспедиции.

Наш лагерь находился на плоскогорье, у входа в ущелье Казаут.

Глава VIII

При приближении экспедиции жители соседних гор... направили выборных для того, чтобы узнать ее цели...

Они сказали, что на расстоянии 3 дней пути от нашего лагеря расположены 5 селений или племен, при-

220

надлежащих также к роду мадьяров; это — оруспиэ, бизинги, хулиамы, балкары и дигорцы. Эти племена говорят на языке, совершенно отличном от языка других жителей Кавказа. Они живут на самых высоких горах и поддерживают связи со своими соседями осетинами и имеретинцами...

Этот народ (карачаевцы) отличается хорошими манерами, выразительным лицом, красивыми чертами лица и высоким ростом. Я отметил, что в этом отношении ни одна нация не похожа так на венгров, как карачаевцы и дигорцы, которых я увидел позднее в Нальчике. Их язык — татарский, а религия — магометанская; впрочем, они придерживаются ее обрядов очень относительно, за исключением постов, которые добросовестно соблюдают...

Глава XXI

...Комендант (Нальчика) представил мне 17 детей в возрасте 13—14 лет; это были дети различных вождей карачаевцев, кабардинцев, дигорцев и др. Правительство открыло в этой крепости за свой счет школу, где задаром обучает этих детей под надзором воспитателя магометанина и под непосредственным руководством коменданта. Этих детей учат читать, писать и говорить по-русски; их учитель, или ходжа по имени Сора дигорец по происхождению, следовательно, мадьяр; он говорит и пишет одинаково свободно на персидском, турецком, татарском и русском языках; у него приятное лицо и прекрасные манеры; он... сообщил, что происходит от мадьяр; эта точка зрения в отношении дигорцев господствует среди его соотечественников...

Глава XXIII

...К вечеру пришли 2 дигорских вождя. Один из них имел приятную наружность, правильные черты лица, суровый взгляд и внушительную осанку; ему было больше 60 лет, и тем не менее он не казался уставшим, наоборот, несмотря на то, что только что проехал 100 верст... Этот бек или князь назывался Казаи-Кубан-шеев...

221

Обсуждая вопрос, по поводу которого мы собрались, старший из вождей взял слово и объявил в присутствии коменданта (Нальчика) и всего остального общества, что 5 племен—дигорцы, балкары, хулиамы, бизинги и оруспиэ — являются истинными потомками мадьяр; эти 5 племен называются по имени своего вождя, но все вместе называются мадьярами; они известны, как таковые, всем жителям Кавказа и даже русским...

Он добавил, что его соотечественники не знают, какой был их первоначальный язык, но все 5 племен пользуются одинаковым наречием, значительно отличающимся от языка других жителей Кавказа. Он мне продиктовал несколько слов...

Но примитивный язык этого племени совершенно не похож на язык венгров, за исключением нескольких слов.

Глава XXVI

...Моздок довольно значительный город... Находясь у подножья гор близко около Терека, он объединяет в своих стенах русских, армян, грузин, татар и осетин,118 которые все вместе образуют население в 4000 человек...

...За исключением общественных зданий имеется мало красивых домов; одни из них деревянные, другие из плетенки, обмазанной глиной...

ПУТЕШЕСТВИЕ ЧЕРЕЗ РОССИЮ К КАВКАЗСКОМУ ПЕРЕШЕЙКУ В 1837 И 1838 гг.

К. Кох^

Штудгарт. Т. III, 1842—1843. Том I Глава 13

11 роехав через долину Татартуп, я достиг вдоль Дур-Дура Осетинской равнины... На ней было видно большое количество могил. Въехав в

эту равнину, мы покинули Кабарду и очутились в Осетии, являющейся на Кавказе самой значительной страной, чьи жители представляют собой связующее звено между азиатскими и европейскими народами индогерманской расы.

Том И

"Т лава  17

Путешествие по Кавказу

Владикавказ является ключом Кавказа. Город состоит из крепости, имеющей немаловажное значение, еще одного сильного укрепления, одного ингушского квартала и двух осетинских. Терек представляет собой границу между осетинами и ингушами, двумя совершенно не похожими друг на друга народами. Поскольку Владикавказ расположен по обеим сторонам реки, он населен обоими народами, но несмотря на это, эти последние не сблизились друг с другом...

Тот, кто путешествует не по поручению правительства, должен уплачивать налог и только после этого может ехать в Тифлис. Этот налог введен очень давно, и все народы, господствовавшие здесь друг за другом, требовали с путешественников часто значительные суммы... В последнее столетие здесь на Тереке властвовали князья тагаурских» осетин, и они снимали определенную дань даже с грузинского царя. Кроме того, им были обязаны предоставлять в Тифлисе свободные участки. За это они присоединялись к военным походам грузинского царя. Каждый путешественник должен был уплачивать за безопасный проезд одного человека 10 руб. серебром (около И талеров). Этот налог сохранялся и после того, как Россия покорила Грузию. После персидской войны, во время которой отдельные тагаурские князья проявили свою враждебность к русским, у них отняли этот налог, и империя стала сама получать. Шесть—восемь лет тому назад он был отменен, и теперь между Азией и Европой существует свободное сообщение...

Напротив (Владикавказа) на левом берегу Терека

находится осетинское селение Сафали, а к югу, менее чем в одной версте, деревушки Арет и Бохомет...

Ингуши по эту сторону Конкура живут на красивом плоскогорье, омываемом многочисленными речками, образующими Кумбалей; летом ингуши часто спускаются в долину Терека, где пасут своих овец. Владение этой долиной являлось ранее частым поводом для споров между осетинскими тагаурцами и ингушами; только с момента прихода русских удалось прекратить эти раздоры с помощью силы, и владение всей долиной было присуждено осетинам. В связи с этим осетины получали с ингушей ежегодный налог натурой...

Имеется незначительное количество таких маленьких равнин, как равнина около Макела, которые были так перенаселены; в 28 селениях и поселках живут ингуши и осетины, занимая все более или менее ровные места и выпасая в течение всего лета небольшие стада на богатых травой горных лугах, в особенности на гли-ноземно-сланцевых склонах...

Ларе лежит у самого подножья северной вершины Казбека, называемой Кайджин, и в нем имеется всего несколько незначительных домов, где живут расквартированные здесь солдаты и служащие. Прежде  этим именем называли замок, построенный на выступающей скале; в настоящее время от него остались одни развалины. В нем ранее обитал князь тагаурских осетин и заставлял путешественников дорого платить за право проезда. Если можно верить сообщению Клапрота, то вся долина от Ларса до Владикавказа была заселена раньше ингушами  и валагирскими  осетинами,  явившимися сюда  из своих долин  вследствие  различных неприятностей;  первое время они платили  ингушам дань. Со временем  они стали независимыми и с помощью русских подчинили себе также долину Макал-дона.  Их стали  именовать  шимитами  по  названию главного местечка Шим, а вся узкая долина от Балты до Ларса стала называться Шимит. В ней находилось 4 селения — Балта, Шим   (Чим или  Цмикау), также Улаг или Даллагкау и Ларе. За исключением Балты, шимиты   (которые, впрочем, относятся к тагаурцам, а не валагирцам) отдали русским всю долину Терека и

оставили за собой долину Макалдона. В ней они снова построили свои селения и стали под русским управлением еще сильнее, чем раньше. Клапрот называет княжескую фамилию шимитов Слонате, а мне, наоборот, назвали Дударата. Она исповедует магометанскую религию, как и все остальные княжеские фамилии тагаур-цев, но многие ее члены поступили на русскую службу и приняли христианство. В особенности отличились своей верностью России прежние князья, жившие в Ларсе, и поэтому они являлись объектом ненависти горцев. Остальные осетинские и все черкесские князья не считали их равными себе и избегали всякой тесной связи с ними. Ингуши, оттесненные в высокогорные районы на востоке, также ненавидели шимитов; когда один из князей Ларса, ставший комендантом Владикавказа и принявший христианство, получил в 1831 году от русского правительства задание обратить в христианство ингушей, он был убит...

Кайджин и Джагруш так сжимают долину, что Терек не может расширить свое течение. Осетины называют самую узкую ее часть, где солнце светит всего несколько часов около полудня, небесной долиной (Арвекум). В прошлом столетии каждый путешественник был вынужден оставлять здесь осетинам часть своего имущества... Один мост ведет на ту сторону Терека, затем вторым переходят опять на эту сторону. Около Дарьяла через третий мост снова перебираются на правый берег...

Кто построил замок (у Дарьяла) теперь неизвестно. На Кавказе почти все приписывают это Александру Македонскому; согласно грузинской истории, его построил царь Мирван (167—123 гг. до н. э.) против частых нападений хазар. Массуди приписывает его строительство персидскому Исфендиару... Плиний... называет замок Куманиа... Среди византийских писателей Прокопий... сообщает, что его построил Александр. Он же пишет, что позднее им овладели гунны, потом его захватили греки и персы и, наконец, он переходил из рук в руки тех народов, которые в средние века играли здесь наиболее значительную роль. Менан-дер называет его Дарина... Зосим называет его прохо-

дом, а восточные историки, в особенности персы, дали ему имя Баб-аль-аллан — Ворота аланов. Якути, арабский историк XIII века, называет его Даринаит. Осетины называют его Дайран, армяне — Тариал, а грузины — Дарима или Хевискари, т. е. Ворота долины. О происхождении этого названия имеется много различных мнений, но во всяком случае оно очень ста* рое и, вероятно, может быть выведено только из старотюркского языка. Второй узкий проход к Каспийскому морю, Дербенд, имеет, вероятно, то же происхождение... Наиболее подходящим, без сомнения, является отнесение этого названия к тюркскому Дар-Иол, т. е. дорога через ворота...

Проехав Дарьял, мы вступили в грузинское королевство и попали в округ Хеви (т. е. долину), населенный осетинами и грузинами...

Селение Гулети является одним из бедных осетинских селений, которых я много видел во время моего путешествия. Оно имеет необыкновенную судьбу — каждый путешественник называет его другим именем и полагает, что оно именно и является правильным. Рейнеггс называет его Голетта, Клапрот — Гиулетта и Гелати, Дюбуа—Гвелети, тогда как я слышал только название Гулети.

Еще выше, почти в 2/3 пути находится такое же бедное селение Сто; после него, наконец, достигают романтического селения Гергети. Все эти три селения расположены по левому берегу Терека...

Наконец мы достигли Казбека... Это селение дает, ясное представление о способе строительства осетин в этой части гор. Дома, не исключая и дома правящего здесь князя, одноэтажные и имеют несложные стены, в которых оставлены отверстия для дверей и окон. Способ строительства прост. Сперва выравнивают пол, а затем из лежащих кругом кусков темного глиноземного сланца, которые, как правило, имеют плоскую и четырехугольную форму, стараются, кладя их друг на друга, сложить стену. Остающиеся между плитами отверстия набивают мхом. Крыша ни в коем случае не плоская, но имеет наклон в виде тупого угла. Ни о каких улицах не может быть и речи, потому что каж-

дйй житель строит свой дом где и как он хочет; по всей Осетии любят прислонять дома к горе, с одной етороны, для их утепления, а с другой — для лучшей зашиты от нападений. В последних целях их, кроме того, часто окружают стеной. Почти во всех осетинских селениях можно увидеть четырехугольные башни высотой в 40—60 футов, куда в случае опасности скрываются жители. Вход внутрь находится на такой высоте, что туда можно проникнуть только с помощью приставленной лестницы. Владельцем селения и всего округа Хеви является князь Казбека. Согласно имеющимся данным, он черкесского происхождения и его имя Тсобиханшвили...

Селение Казбек носило раньше название Степан-цминда, т. е. святой Степан...

Казбек является самой восточной точкой среднеосе-тицекого горного хребта, который с этой стороны Терека нерез Ахкарские горы тянется далее на восток...-

На Кавказе имеется много так называемых святых гор| каждый житель этих гор, будь он магометанин или христианин, или ни тот, ни другой, не взглянет на такую гору, не поклонившись и не осенив себя крестным знаменем. Во время путешествия я часто имел возможность наблюдать это у осетин...

С древних времен передается предание о том, что на вершине стояла церковь и в ней находилась колыбель Иисуса Христа. Над ней был раскинут шатер Авраама, причем его не поддерживали ни столбы, ни что-либо иное. Вероятно, эта сказка возникла в те времена, когда арабы огнем и мечом внедряли свою религию. Их рассказы о том, что гроб Магомета парит свободно в воздухе, по-видимому, побудили тогдашних христианских священников распространять сказание об аналогичном чуде среди своих верующих. Это предание могло также исходить и от великой царицы Тамары, которая, как осетинка, очень любила эту высокую гору своей родины и стремилась привлечь к ней особое внимание. Отшельница (возможно отшельник) по имени Гергети удалилась в это время или незадолго перед этим в пещеру, находившуюся на Казбеке, от сутолоки общественной жизни; ее благочестивая жизнь привлек-

ла сразу внимание осетин. Отдельные чудеса заставили считать ее святой и издалека сюда совершали паломничества, в особенности больные, чтобы получить если не выздоровление, то, по крайней мере, утешение. Оплакиваемая всеми, она, наконец, умерла в глубокой старости, и Тамара выстроила над ее могилой церковь, которая стоит еще до настоящего времени и куда до сих пор совершают паломничества. Церковь находится на горе, называемой Генешберг (по-грузински Генеш Мта) и посвящена святой троице (по-грузински Цмин-да-Самеба). С течением времени около нее селились сначала только верующие, а также осетины, которые стремились получить выгоду от паломников. Таким образом, возникло селение, которое получило название по имени святой (или святого).

Поскольку, согласно преданию, около колыбели находился большой клад, то алчность заставляла людей много раз подниматься на вершину Казбека. Действительно ли никому не удалось достигнуть ее, или достигнув, разочаровывались, но все подтверждали суеверие, чтобы не стать посмешищем. Старые люди рассказывали мне, что церковь была еще видна в предыдущем столетии на юго-восточной окраине Казбека, но скатившаяся скала скрыла ее от глаз осетин, ставших теперь язычниками. Во времена предпоследнего грузинского царя Ираклия пришли два монаха, отец и сын, и обещали принести клад. В соборе в Тифлисе они получили благословение архимандрита и, подготовившись таким образом, отправились в свое трудное путешествие. Через 14 дней вернулся один сын и принес известие, что время изъять клад еще не пришло. Ему из-за своих грехов не удалось дойти до священного места, но отец его дошел. Этот последний на 7-й день его ожидания передал ему в подтверждение истины кусок шатра и колыбели, а также кусок мрамора с алтаря, которые имели еще следы крови Иисуса; затем по велению бога он снова поднялся наверх, чтобы там выполнять священную службу. Вероятно, несчастный отец свалился в одну из многочисленных пропастей, а хитрый сын воспользовался этим несчастием для своего благополучия.

Уверенность в существовании клада в церкви наверху вскоре снова возбудила алчность двух осетин —• Дударока и Адашука, и они решили подняться на гору. Напрасно прождав их возвращения, жители селения Гергети выступили по следам несчастных. После долгих поисков нашли их ослепшими и в соответствии с суевериями рассматривали это несчастье, как наказание за преступное начинание. С тех пор прошло около 60 лет, и 70-летний осетин поручился мне за достоверность рассказа. Причиной слепоты, по-видимому, являлся ослепительно белый снег, на который, вероятно, падали солнечные лучи...

Вернувшись из экскурсии, я отправился в сопровождении почтенного осетина по дороге к Коби...

Арагва вытекает из округа Гудо. Осетины называют ее Кадде, в связи с чем Гюльденштедт говорит об осетинском округе Када, вниз по течению от Туда.

Клапрот и Дюбуа, в соответствии с грузинскими описаниями, называют снежные горы к западу от Гуде-берга Хохи; но там называют так всю цепь от Казбека до Гудеберга и даже часть среднеосетинских гор. Слово хох означает по-осетински высокую и значительную гору, в основном снежную гору; грузины пользуются, как и осетины, этим словом для обозначения всей гряды высоких гор внутри Осетии. В этом причина того, что по грузинской топографии, переведенной Клапро-том, все более или менее значительные реки берут свое начало в горах Хохи...

На половине дороги до Ананура долина реки Арагви неожиданно суживается и с двух сторон ее окружают высокие скалы. С правой стороны реки в нее впадает речка Чартал, а слева Башлоб. Здесь и проходит как раз граница Грузии; для защиты прохода (Мтиуле-тис-кари, т, е. Ворота Мтиулети) уже в древние времена были построены крепости по обеим сторонам долины. До сих пор еще видны их башни. Как и Дарь-яльский проход, это место играло, конечно, значительную роль и нет ничего невероятного в том, что этот проход нередко называли Дарьяльским. Если Клапрот правильно перевел грузинскую летопись Вахтанга V, то нет никакого сомнения в том, что «ворота», построен-

ные древним грузинским царем Мирваном против нападений ингушей (дурдуши) и чарталов под названием Дарубал являются не Дарьяльским, а только что описанным проходом...

Как и осетины, грузины строят свои дома на горе и стремятся прислонить их к ней для обеспечения тепла зимой. Это является причиной того, что их очень трудно заметить и можно легко, не отдавая себе в том отчета, очутиться на их крыше...

Глава 18 Путешествие через Картли и Осетию

Переехав Большую Лиахву, мы по ее западному берегу достигли Црхинвали... Я решил остаться на один день в этом городе и только на другой день выехать в Осетию. Я надеялся получить здесь более подробные сведения об этой опасной стране, в отношении которой меня предупреждали в Тифлисе и Гори, и затем продолжать свое путешествие. Многие осетины, навещавшие меня, охарактеризовали мне своих соотечественников с такой благоприятной стороны, что 3 октября я с большой благодарностью принял их предложение сопутствовать мне в Джави (Джау по-осетински) — первое осетинское селение.

К полудню в понедельник 3 октября в сопровождении нескольких грузин и осетин мы достигли Джави, расположенного примерно в 3—3,5 милях. Дорога идет вверх по Большой Лиахве. Мы поднялись к подножью восточной горы... Достигнув вершины, я повернул к югу, чтобы еще раз посмотреть на покинутую мной местность... Под Картли (о чем я скажу позднее более подробно) понимают всю местность от речки Пронех на западе до Арагви на востоке по ту сторону Куры. Картли является непосредственным владением царских властителей. Поскольку грузины и осетины постепенно смешались в селениях, расположенных по рекам Ксан, Рехула и обеим Лиахва, а царь Картли покорил себе не все эти селения, но вместе е тем полу-

чал дань со значительного количества осетинских округов, то северные границы Картли никогда не были точно установлены...

Около источника (у подножья южной горы) находится несколько пещер, одну из которых я посетил. Одна из пещер находится на выступающей скале и служила в древние времена обиталищем одного отшельника и его жены. Богоугодная жизнь обоих привлекла сюда большое количество верующих, и после того, как они умерли, их трупы не разложились, а сохранились в виде мумий, которые оберегало потомство... Даже сопровождавшие меня язычники-осетины приближались к этим останкам с благоговением...

Проехав последние грузинские селения Хеита и Херти, я достиг, наконец, Осетии. Передо мной открылась котловина, в которой находилось несколько селений, из них самым значительным было Джави, или Джау...

В Джави расположен самый крайний русский пост и за исключением военной дороги он единственный в Осетии. Он необходим в связи с тем, что хотя осетины после экспедиции генерала Ренненкампфа поклялись в соблюдении спокойствия и мира, но после ухода солдат не так-то легко отвыкали от своих разбойничьих привычек. Со временем нападения на грузинские области снова увеличились и 3 находящиеся в южной Осетии (в Джави, Белоти и Манети) ее пристава находятся в опасности быть убитыми осетинами. Предпоследний пристав в Джави сделался жертвой своей строгости и правосудия. Для поддержания авторитета пристава в Джави в настоящее время построили казарму (находящуюся не в блестящем состоянии) и перевели сюда батальон из гарнизона Гори.

Рано утром ко мне явился пристав и не покидал меня в течение всего моего пребы