Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

Мировоззрение

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-13

Бесплатно
Узнать стоимость работы
Рассчитаем за 1 минуту, онлайн

Часть 1

Становление и развитие философии

Глава 1         ФИЛОСОФИЯ, ее предназначение, смысл и функции.

 Мировоззрение. Истоки философии. Философское мировоззрение. Предназначение философии. Проблема научности философского мировоззрения.

Философия одна из древних и увлекательнейших областей человеческого знания, духовной культуры. Зародившись в VII—VI веках до нашей эры в Индии, Китае, Древней Греции, она стала устойчивой формой общественного сознания на все последующие века. Призванием философов сделались постановка мировоззренческих вопросов и поиск ответов на них. Уяснение таких вопросов имеет для людей жизненно важное значение. Это особенно ощутимо в переломные эпохи с их сложным сплетением  проблем ведь именно тогда происходит и перестройка мировоззрения. Так в истории было всегда. Но, пожалуй, никогда еще время не ставило столь остро задач философского осмысления всего происходящего, отказа от старых схем, обновления мировоззрения, как на переживаемом сейчас отрезке истории.

1. Мировоззрение

В преддверии философии. Понятие мировоззрения. Мироощущение миропонимание. Жизненно-повседневное и теоретическое миропонимание.

В преддверии философии

Приступая к изучению философии, многие уже имеют об этом предмете некоторое представление: могут с большим или меньшим успехом припомнить имена прославленных философов, а может быть, даже объяснить в первом приближении, что такое философия, выделив из ряда вопросов житейских, производственных, научных, политических, художественных и другихте, что носят философский характер. Откуда же у людей это миропонимание? С раннего детства, осваивая мир, накапливая конкретные знания, обычно все мы время от времени с волнением думаем о тайнах мироздания, о судьбах человечества, о жизни и смерти, горе и счастье людей. И в сознании каждого человека постепенно складываются, пусть еще не четкие, не вполне последовательные представления, взгляды, позиции по тем вопросам, над которыми издавна размышляли многие поколения философов.

Как устроен мир? Как соотнесены в нем материальное и духовное? Хаотичен он или упорядочен? Какое место занимают в нем закономерность и случай, устойчивость и изменение? Что такое покой и движение, развитие, прогресс и каковы критерии прогресса? Что есть истина и как отличить ее от заблуждений или преднамеренных искажений, лжи? Что такое совесть, честь, долг, ответственность, справедливость, добро и зло, красота? Что такое человеческая личность и каковы ее место и роль в общественной жизни, истории? В чем смысл человеческой жизни?

К давним, «вечным» вопросам такого рода сегодня добавляются все новые, весьма серьезные и напряженные. Какова общая картина, трудности, противоречия, тенденции, перспективы развития нашего общества, нашей страны на нынешнем столь ответственном этапе истории? Как оценить в целом современную эпоху, социальное, духовное, экологическое состояние нашей планеты сегодня? Как предотвратить нависшие над человечеством смертельно опасные угрозы? Как защитить, отстоять великие гуманистические идеалы, ценности? И так далее.

Тематика этих раздумий задана потребностью в общей ориентации, самоопределении человека в мире. Отсюда и чувство давнего знакомства с философией: философская мысль, начиная с глубокой древности и до сегодняшнего дня, стремится компетентно разобраться в тех вопросах мировоззрения, что волнуют людей и вне занятий философией. Вступив в «теоретический мир» философии, осваивая его, люди всякий раз отталкиваются от ранее сложившихся у них представлений, от продуманного, пережитого. Но философские аргументы помогают более строго обосновывать свои убеждения. Надо, однако, приготовиться и к тому, что философский анализ выявит наивность, ошибочность тех или иных казавшихся верными позиций, подтолкнет к их переосмыслению. Изучение философии призвано помочь преобразовать стихийно сложившиеся у человека взгляды в более тщательно продуманное, обоснованное миропонимание. Сознательное отношение к проблемам мировоззрения необходимое условие формирования личности, ставшее сегодня насущным требованием времени.

Представителей разных профессий философия может волновать, как минимум, с двух точек зрения. Она нужна для лучшей ориентации в своей специальности, но главное необходима для понимания жизни во всей ее полноте и сложности. В первом случае в фокус внимания попадают философские вопросы физики, математики, технического знания, биологической науки, медицины, педагогики, художественного творчества и многие другие. Такие вопросы встают перед специалистами и настойчиво требуют своего изучения. Они очень важны, но все же составляют лишь часть обширного поля философских проблем. Если ограничиться только ими, это обеднило бы, сузило область философии, свело на нет ее интереснейшую и важную проблематику, волнующую нас уже не просто как специалистов, а как граждан.

В дополнение к профессиональным навыкам, знаниям, эрудиции, так необходимым при решении конкретных задач, каждому из нас нужно и нечто большее. Требуется широкий кругозор, умение видеть тенденции, перспективы развития мира, понимать суть всего, что с нами происходит. Важно также понимать смысл и цели наших действий, нашей жизни: зачем мы делаем то или это, к чему стремимся, что это даст людям. Такого рода представления о мире и месте в нем человека, если их удается как-то осознать или даже сформулировать, называют мировоззрением.

Явление это многомерно, оно формируется в различных областях человеческой жизни, практики, культуры. К духовному образованию, причисляемому к мировоззрению, относится философия. Ее роль в решении мировоззренческих проблем очень велика. Вот почему для ответа на вопрос, что такое философия, нужно, хотя бы в общем виде, прояснить, что такое мировоззрение.

Понятие мировоззрения

Мировоззрение необходимая составляющая человеческого сознания, познания. Это не просто один из его элементов в ряду многих других, а их сложное взаимодействие. Разнородные «блоки» знаний, убеждений, мыслей, чувств, настроений, стремлений, надежд, соединяясь в мировоззрении, предстают как более или менее целостное понимание людьми мира и самих себя.

Жизнь людей в обществе носит исторический характер. То медленно, то ускоренно, интенсивно изменяются во времени все составляющие общественно-исторического процесса: технические средства и характер труда, отношения между людьми и сами люди, их мысли, чувства, интересы. Мировоззрение человеческих сообществ, социальных групп, личностей также подвержено историческим переменам. Оно активно улавливает, преломляет большие и малые, явные и скрытые процессы общественных изменений. Говоря о мировоззрении в большом общественно-историческом масштабе, имеют в виду преобладающие на том или ином этапе истории предельно общие убеждения, принципы познания, идеалы и нормы жизнедеятельности, то есть выделяют общие черты интеллектуального, эмоционального, духовного настроя той или иной эпохи. Но в реальной действительности мировоззрение формируется в сознании конкретных людей и используется личностями и социальными группами в качестве определяющих жизнь общих воззрений. А это значит, что, кроме типовых, суммарных черт, мировоззрение каждой эпохи живет, действует во множестве групповых и индивидуальных вариантов.

Строго говоря, каждый человек или социальная группа, выделенная по тому или иному признаку (например, по классовой принадлежности, социальному положению, уровню образования, профессии и другим), имеет собственные, не во всем совпадающие с другими, а иногда и очень сильно отличающиеся от них самые общие представления о мире и жизненные программы. И все же в многообразии вариантов исторически изменяющихся мировоззрений можно выделить ряд укрупненных градаций, типов.

Мировоззрение образование интегральное. В нем принципиально важна связь его компонентов, их «сплав». И как в сплаве различные сочетания элементов, их пропорции дают разные результаты, так нечто подобное происходит и с мировоззрением.

В состав мировоззрения входят и играют в нем важную роль обобщенные знания повседневные, или жизненно-практические, профессиональные, научные. Чем солиднее запас знаний в ту или иную эпоху, у того или иного народа или отдельного человека, тем более серьезную опору может получить соответствующее мировоззрение. Наивное, непросвещенное сознание не располагает достаточными средствами для четкого, последовательного, рационального обоснования своих взглядов, обращаясь часто к фантастическим вымыслам, поверьям, обычаям.

Степень познавательной насыщенности, обоснованности, продуманности, внутренней согласованности того или иного мировоззрения бывает разной. Но знания никогда не заполняют собой всего поля мировоззрения. Кроме знаний о мире (включая и мир человека) в мировоззрении осмысливается также весь уклад человеческой жизни, выражаются определенные системы ценностей (представления о добре и зле и другие), выстраиваются «образы» прошлого и «проекты» будущего, получают одобрение (осуждение) те или иные способы жизни, поведения.

Программы жизни, действия, направленность поступков имеют под собой две «опоры»: знания и ценности. Они во многом  противоположны по своей сути. Познанием движет стремление к истине объективному постижению реального мира. Ценностное сознание иное: оно воплощает в себе особое отношение людей ко всему происходящему в соответствии с их целями, потребностями, интересами, тем или иным пониманием смысла жизни. В ценностном сознании формируются нравственные, эстетические (и вообще мировоззренческие) идеалы. Важнейшими понятиями, с которыми издавна связывалось ценностное сознание, выступали понятия добра и зла, красоты и уродства. Через соотнесение с нормами, идеалами осуществляется оценивание определение ценности происходящего. Система ценностной ориентации играет очень важную роль в индивидуальном и групповом, общественном мировоззрении. При всей их разнородности познавательный и ценностный способы освоения мира в человеческом сознании, жизни, действии должны быть как-то уравновешены, приведены в согласие. Должно достигаться также напряженное единство других «полярных» компонентов, аспектов, уровней мировоззрения: чувств и разума, понимания и действия, веры и сомнения, теоретического и практического опыта людей, осмысления прошлого и видения будущего. Их соотнесение, сочетание, синтезсложная и мучительная духовно-практическая работа, призванная обеспечивать связанность и целостность человеческого опыта, всей системы ориентации.

Мировоззрение комплексная форма сознания, объемлющая самые разные «пласты» человеческого опыта, способно раздвигать узкие рамки повседневности, конкретного места и времени, соотносить данного человека с другими людьми, включая и тех, что жили раньше, будут жить потом. В мировоззрении накапливается опыт уяснения смысловой основы человеческой жизни, все новые поколения людей приобщаются к духовному миру прадедов, дедов, отцов, современников, что-то бережно храня, от чего-то решительно отказываясь.

Итак, мировоззрение это совокупность взглядов, оценок, принципов, определяющих самое общее видение, понимание мира,

места в нем человека и вместе с тем жизненные позиции, программы поведения, действий людей. В мировоззрении в обобщенном виде представлены познавательная, ценностная и поведенческая подсистемы в их взаимосвязи.

Мироощущение и миропонимание.

В различных формах мировоззрений по-разному представлены интеллектуальный и эмоциональный опыт людей. Эмоционально-психологическую сторону мировоззрения на уровне настроений, чувств составляет мироощущение. Опыт формирования познавательных образов мира с использованием наглядных представлений относят к мировосприятию. Познавательно-интеллектуальную сторону мировоззрения составляет миропонимание.

«Коэффициент интеллектуальности» мировоззрений различен. Неодинакова также степень их эмоциональной насыщенности. Но так или иначе, мировоззрения включают в себя оба эти «полюса». Даже самые зрелые по мысли формы мировоззрений не сводятся без остатка лишь к интеллектуальным составляющим. Мировоззрение не просто набор нейтральных знаний, бесстрастных оценок, рассудительных действий. В его формировании участвует не одна лишь хладнокровная работа ума, но и человеческие эмоции.

Жизнь в природном и общественном мире рождает в людях сложную гамму чувств, переживаний. С мировоззрением сопряжены любознательность, удивление, чувства единства с природой, сопричастности человеческой истории, благоговения, восхищения, трепета, тревоги, напряжения и многие другие. Среди мировоззренческих эмоций есть окрашенные в «мрачные» тона тревоги, страха, отчаяния. К ним относятся чувство неуверенности, беспомощности, потерянности, бессилия одиночества, печали, горя, душевного надрыва. Можно опасаться, переживать, болеть за своих близких, за свою страну, народ, будущее человечества, за жизнь на Земле, за судьбы культуры. Вместе с тем людям присущ также целый спектр «светлых» эмоций: ощущения радости, счастья, гармонии, полноты телесных, душевных, интеллектуальных сил, удовлетворенности жизнью, своими свершениями.

Сочетания таких чувств дают вариации типов человеческих мироощущений. Эмоциональный настрой может быть радостным, оптимистическим или же мрачным, пессимистическим; эгоистическим или же полным душевной щедрости, заботы о других; счастливым или несчастным и т. д. В настроениях сказываются обстоятельства жизни людей, различия их социального положения, национальные особенности, тип культуры, индивидуальные судьбы, темперамент, возраст, состояние здоровья. Мироощущение человека молодого, полного сил, иное, чем старого или безнадежно больного. Критические, тяжелые ситуации жизни требуют от людей большого мужества и душевных сил. Одной из ситуаций, вызывающих напряженные переживания, является встреча со смертью. Мощные импульсы мировоззрению дают нравственные чувства: стыда, укоров совести, чувство долга, морального удовлетворения, сострадания, милосердия, а также их антиподы. В мировоззрении того или иного времени находят выражение типовые, преобладающие настроения, «дух» эпохи, страны, тех или иных социальных сил.

Эмоциональный мир человека определяет прежде всего его мироощущение, но находит выражение и в мировоззрении, в том числе в мировоззрении философском. Ярким выражением возвышенных мировоззренческих эмоций могут служить, например, знаменитые слова немецкого философа И. Канта: «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них,—,это звездное небо надо мной и моральный .закон во мне» . Мировоззрение сложное взаимодействие интеллектуальных и эмоциональных компонентов, мироощущения и миропонимания.

Разум и чувства входят в ткань мировоззрения не обособленно, а во взаимоотношении, кроме того, они сочетаются с волей. Это придает всему составу мировоззрения особый характер. Мировоззрение, по крайней мере, его узловые моменты, его основа, по сути, всегда тяготеют к тому, чтобы стать более или менее целостным комплексом убеждений. Включаясь в мировоззрение, ^ различные его составляющие (знания, ценности, программы действий) приобретают новый статус: они вбирают в себя отношение, позицию человека (группы людей), окрашиваются эмоциями, сочетаются с волей к действию. Убеждения взгляды, активно принимаемые людьми, соответствующие всему складу их сознания, жизненным устремлениям. Во имя убеждений так велика их побудительная сила люди порой рискуют жизнью и даже идут на смерть.

Новый облик в целостном составе мировоззрения получают знания. Срастаясь со всей совокупностью взглядов, позиций, чувств, они в тенденции становятся больше, чем просто знанием превращаются в познавательные убеждения в целостный способ видения, понимания мира, ориентации в нем. Силу убеждения приобретают также нравственные, правовые, политические и другие взгляды ценности, нормы, идеалы. В сочетании с волевыми факторами они становятся основой жизни, поведения, действия личностей, общественных групп, наций, народов, а в пределевсего мирового сообщества.

' Кант И. Соч. В 6 т. М 1965. Т. 4. Ч. 1. С. 499-500.

Важное условие (и показатель) переплавки взглядов в убеждения возрастающая степень доверия к их содержанию, смыслу. Диапазон человеческой веры, уверенности широк. Он простирается от практической, жизненной, познавательной несомненности (или очевидности), то есть вполне рациональной веры, до религиозных верований или даже легковерного принятия нелепых вымыслов, что тоже свойственно человеческому сознанию определенного типа и уровня.

Существенная роль убеждений в составе мировоззрения не исключает положений, принимаемых с меньшей уверенностью или даже недоверием. Сомнение обязательный момент самостоятельной, осмысленной позиции в области мировоззрения. Фанатичное, безоговорочное принятие той или иной системы ориентации, срастание с ней без внутренней критичности, собственного анализа называют догматизмом. Жизнь показывает, что такая позиция слепа и ущербна, не соответствует сложной, развивающейся действительности, более того, религиозные, политические и другие догмы нередко оказывались в истории, включая и историю советского общества, причиной тяжких бед. Вот почему, утверждая сегодня новое мышление, так важно формировать ясное, непредвзятое, смелое, творческое, гибкое понимание реальной жизни во всей ее сложности. Важную роль в расшатывании догм играют здоровое сомнение, вдумчивость, критичность. Но при нарушении меры они могут породить другую крайность скептицизм, неверие ни во что, утрату идеалов, отказ от служения высоким целям.

Итак, мировоззрение сложное, напряженное, противоречивое единство знаний и ценностей, интеллекта и эмоций, миропонимания и мироощущения, разумного обоснования и веры, убеждений и сомнений, общественно значимого и личностного, традиционного и творческого мышления. В мировоззрении реально различимы по степени познавательной глубины, логической последовательности, интеллектуальной* силе аргументов также повседневно-практический и теоретический пласты, уровни.

Жизненно-повседневное и теоретическое миропонимание

Во все исторические эпохи обнаруживали себя и продолжают сохранять важное значение в наши дни мировоззренческие взгляды, идеи, основанные на здравом смысле, обширном и многообразном повседневном опыте. Их нередко называют «жизненной философией». Эта стихийно складывающаяся форма мировоззрения заключает в себе мироощущение, умонастроение широких слоев общества. Данный пласт сознания очень важен, поскольку является массовым и реально «работающим» сознанием. Вот почему, кстати, так необходимо, чтобы утверждаемые сегодня в нашей стране принципы нового политического, экономического, экологического, социального, нравственного мышления коснулись не единиц, а вошли в сознание тысяч, миллионов людей, стали импульсом их жизни, действия.

Жизненно-практическое мировоззрение неоднородно, поскольку неоднородны по характеру образования, уровню интеллектуальной, духовной культуры, по национальным, религиозным и другим традициям его носители. Отсюда широта диапазона «жизненной философии» от самых примитивных, отсталых, обывательских форм сознания до проявления полноценного, просвещенного здравого смысла, трезвой, разумной жизненной ориентации в среде ученых, художников, политиков и др.

Своеобразной разновидностью жизненно-практического мировоззрения являются взгляды, формирующиеся под влиянием знаний и опыта людей в различных сферах деятельности. Так, по праву говорят о мировоззрении ученых, инженеров, политических деятелей, чиновников. Обобщения жизненного опыта через деятельность педагогов, публицистов, писателей, представителей творческих профессий в различных видах искусства внедряются в общественное сознание, реально живут и функционируют в нем. Современная ситуация наглядно свидетельствует о том, что люди, составляющие цвет науки, культуры, глубоко и масштабно размышляющие о больших, жизненно важных проблемах, оказывают формирующее воздействие на общественное мировоззрение.

Мировоззренческие идеи, возникающие в процессе научного, художественного, политического и другого творчества, могут в определенной степени воздействовать и на мышление профессиональных философов. Яркий пример тому огромное влияние творчества Л. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского на отечественную и мировую философию.

Мировоззрение, выраженное в его обыденных, типовых, массовых, элементарных проявлениях, заключает в себе не только богатую «память веков», убедительный жизненный опыт, навыки, традиции, веру и сомнения, но и множество предрассудков. Такое миропонимание порой слабо защищено от ошибок, подвержено влиянию нездоровых настроений (националистических и других), современных «мифов» (например, вульгарно толкуемого равенства) и иных не вполне зрелых проявлений общественного сознания, не говоря уже о целенаправленном воздействии со стороны преследующих свои узкоэгоистические цели отдельных социальных групп. Не застрахованы от такого рода влияний и взгляды некоторых людей, профессионально занятых научным, литературным, инженерным и другим трудом.

Житейское миропонимание в его массовых, повседневных формах носит стихийный характер, не отличается глубокой продуманностью, систематичностью, обоснованностью. Вот почему на этом уровне не всегда выдерживается логика, порой не «сходятся концы с концами», эмоции могут в критических ситуациях захлестнуть разум, обнаруживая дефицит здравого смысла. И, наконец, повседневное мышление пасует перед проблемами, требующими серьезных знаний, культуры мыслей и чувств, ориентации на высокие человеческие ценности. Эти черты присущи жизненно-практическому миропониманию лишь в наиболее зрелых его проявлениях. Но и на этом уровне воззрения, формирующие мысли и действия, все же нечасто сами подвергаются специальному критическому анализу, осмыслению.

Это осуществляется уже на другом, теоретическом уровне миропонимания, к которому принадлежит и философия. Понятие мировоззрения охватывает более широкий круг явлений, чем понятие философии. Их соотношение схематично можно представить в виде двух концентрических кругов, где больший кругмировоззрение, а входящий в него меньший философия.

В отличие от всех других форм и типов мировоззрения, философские системы взглядов претендуют на теоретическую обоснованность, как содержания, так и способов достижения обобщенных знаний о действительности, а также принципов и идеалов, определяющих цели, средства и характер деятельности людей. Философ в высоком смысле этого слова не только сам является носителем, творцом, реформатором определенного мировоззрения, но и видит свою задачу в том, чтобы сделать мировоззрение вообще предметом своего теоретического анализа, специального изучения, обязательно подвергнуть его критическому суду разума (характерно в этом отношении название трех важнейших философских сочинений И. Канта: «Критика чистого разума», «Критика практического разума», «Критика способности суждения»), воссоздать систему миропонимания в наиболее зрелой интеллектуальной форме.

Однако рассмотренная нами градация «обыденное теоретическое» недостаточна для понимания своеобразия философского мировоззрения. Необходимо также определить место философии среди других социально-исторических типов мировоззрения.

2. Истоки философии

 Мифология. Религия.  Любовь к мудрости. Раздумья философов.

Для понимания сути того или иного явления важно знать, как оно возникло, на смену чему пришло, чем отличались его ранние стадии от последующих, более зрелых. Конкретные люди приходят к философским раздумьям, занятиям философией разными путями. Но есть также путь, по которому когда-то пришло к философии человечество. Для раскрытия специфики философии важно хотя бы в общем виде представить себе этот путь, обратившись к первым шагам, истокам философского мышления, а также к мифологическому и религиозному миропониманию как предпосылке, предтече философии.

Мифология

Мифология (от греч. miff предание, сказание и logosслово, понятие, учение) форма общественного сознания, способ понимания мира, характерный для ранних стадий общественного развития. Мифы существовали у всех народов мира. В духовной жизни первобытного общества мифология доминировала, выступала как универсальная форма общественного сознания.

Мифы древние сказания разных народов о фантастических существах, о делах богов и героев многообразны. Но ряд основных тем и мотивов в них повторяется. Много мифов разных 'стран посвящено космическим темам. Они заключают в себе попытки ответа на вопрос о начале, происхождении, устройстве мира, о возникновении наиболее важных явлений природы, о мировой гармонии, безличной необходимости и др. Формирование мира понималось в мифологии как его творение или как постепенное развитие из первобытного бесформенного состояния, как упорядочение, превращение из хаоса в космос, как созидание через преодоление демонических сил. Существовали также мифы (их называют эсхатологическими), описывавшие грядущую гибель мира, в ряде случаев с последующим его возрождением.

Наряду с интересом к происхождению мира много внимания уделялось и происхождению людей, рождению, стадиям жизни, смерти человека, различным испытаниям, которые стоят на его жизненном пути. Особое место занимали мифы о культурных достижениях людей добывании огня, изобретении ремесел, земледелии, обычаях, обрядах. У развитых народов мифы связывались друг с другом, выстраивались в единые повествования. (В более позднем литературном изложении они представлены в древнегреческой «Илиаде», индийской «Рамаяне», карело-финской «Калевале» и других.) Воплощенные в мифах представления переплетались с обрядами, служили предметом веры, обеспечивали сохранение традиции и непрерывность культуры. Например, с сельскохозяйственными обрядами связывались мифы об умирающих и воскресающих богах, символически воспроизводившие природные циклы.

Миф наиболее ранняя форма духовной культуры человечества объединял в себе зачатки знаний, религиозных верований, политических взглядов, разных видов искусства, философии. Лишь впоследствии эти элементы получили самостоятельную жизнь, развитие. Миф выступал как единая, нерасчлененная (синкретическая), унивepcaльнa форма сознания. Он выражал мироощущение, мировосприятие, миропонимание эпохи, в которую создавался. В мифологическом сознании запечатлено поэтическое богатство и мудрость различных народов.

Интеллектуальное своеобразие мифа проявлялось в том, что мысль выражалась в конкретных эмоциональных, поэтических образах, метафорах. В мифологии сближались явления природы и культуры, человеческие черты переносились на окружающий мир, олицетворялись, одушевлялись, очеловечивались космос и другие природные силы. Эти черты чем-то роднят миф с мышлением детей, художников, поэтов. Вместе с тем в причудливой ткани мифологических образов заключалась, и обобщенная работа мысли анализа, классификаций, особого символического представления мира как целого.

В мифологии отсутствовали отчетливые разграничения мира и человека, мысли и эмоций, знаний и художественных образов, идеального и вещественного, объективного и субъективного. Человеческая мысль проведет эти различия позже. В мифологии же все слитно, не расчленено. Это целостное миропонимание, в котором различные представления увязаны в единую образную картину мира, сочетающую в себе реальность и фантазию, естественное и сверхъестественное, знание и веру, мысль и эмоции.

Природу мифологического сознания нужно осмысливать в рамках той исторической эпохи, в какой оно жило полнокровной жизнью, было основным способом понимания мира. Миф выполнял многообразные функции. С его помощью прошлое связывалось с настоящим и будущим, формировались коллективные представления того или иного народа, обеспечивалась духовная связь поколений. Мифология закрепляла принятую в данном обществе систему ценностей, поддерживала, поощряла определенные формы поведения. Мифологическое сознание заключало в себе также поиск единства природы и общества, мира и человека, разрешения противоречий, гармонии, внутреннего согласия человеческой жизни.

Через эпос, сказки, легенды, исторические предания мифологические образы, сюжеты вошли в гуманитарную культуру различных народов в литературу, живопись, музыку, скульптуру. Так, древнегреческая мифология отражена в произведениях литературы и искусства. Известно, как много мифологических образов вобрал в себя поэтический язык А. С. Пушкина. Мифами наполнены мировые религии христианство, ислам, буддизм. Кроме того, некоторые особенности мифологического мышления сохраняются в массовом сознании и тогда, когда мифология утрачивает свою прежнюю роль.

C угасанием первобытных форм общественной жизни миф как особая ступень развития общественного сознании изжил себя, сошел с исторической сцены, но не прекратилась передача мифологическим сознанием поиск ответов на особого рода вопросы о происхождении мира, человека, культурных навыков, социального устройства, тайны рождения и смерти коренные вопросы всякого мировоззрения. Их унаследовали от мифа сосуществующие в веках две важнейшие формы мировоззрения религия и философия.

В поиске ответов на мировоззренческие вопросы, поставленные мифологией, религия и философия избрали разные пути.

Религия

{Религия (от лат. religion благочестие, набожность, святыня) такая форма мировоззрения, в которой освоение мира осуществляется через его удвоение на посюсторонний«земной», естественный, воспринимаемый органами чувств, и потусторонний «небесный», сверхъестественный, сверхчувственный. Формирование искусственного (теоретического, художественного или другого) «мира», в отличие от мира реального, жизненного, предметного,— черта всех форм его духовного освоения людьми. Говорят: «мир научной теории», «мир сказки», «мир музыки». Специфика религии в особом характере ее «второго» мира и его смысловой роли. Основу религиозного мировоззрения составляет вера в существование той или иной разновидности сверхъестественных сил и в их главенствующую роль в мироздании и жизни людей.

      Вера способ существования религиозного сознания, особое настроение, переживание, характеризующее его внутреннее состояние. Внешней, социально значимой формой проявления веры служит культ система утвердившихся ритуалов, догматов. Общественно значимые представления, чувства, действия сочетаются в религии, как и в мировоззрении вообще, с индивидуальной сопричастностью людей ее идеям, образам, смыслам, с их личным творчеством. То и другое обязательные «полюса», условия жизни религиозного сознания.

Религиозные представления невозможно вывести из чувств, переживаний отдельного человека. Они продукт исторического развития общества. Существовало и существует множество вариантов религиозных верований. Такие формы религий, как христианство, буддизм, ислам считаются мировыми и сейчас, имеют большое число приверженцев в разных странах. Религиясоциально организованная (и организующая) вера человеческих сообществ, форма их поклонения «высшим силам», а тем самым воплощенным в них наиболее почитаемым данным обществом ценностям.

Природа религиозного мировоззрения сложна, истребует тщательного изучения. До недавнего времени его оценка в нашей литературе крайне упрощалась и огрублялась; оно истолковывалось просто как система «невежественных» представлений о мире и человеке. Между тем религия определенное явление духовной, культуры, форма идеологии, имеющаясоциальную природу и функции. Идейное содержание и общественные роли религиозных учений неоднозначны, подвержены историческим переменам, переосмыслению. Какова же их самая общая суть?

Исследования показывают, что в фантастических религиозных представлениях об одушевленных силах, непомерно превосходящих силы человеческие, «естественные», отражено постоянное вторжение в жизнь людей «чуждых» им природных и общественных процессов, несущих в себе черты случайности, катастрофичности. Таинственные силы природы и истории (рока, судьбы) осмысливались как «высшие силы». Религия развивалась на почве сознания зависимости людей от таких неподконтрольных сил, как иллюзорное восполнение слабости общества перед ними. В представлениях о «высших силах» причудливо сплетались начала добра и зла, демонические и божественные стороны религии долгое время развивались параллельно. Отсюда смешанное чувство страха и уважения, верующих по отношению к высшим силам. От кошмара злых духов верующие искупи спасения в обращении к божественным силам.

Поклонение «высшим силам» постепенно приводит к понятию (образу) бога высшего существа, достойного поклонения. В зрелых формах религий идея бога побеждает все демоническое, освобождается от него. По аналогии с отношениями «отецсын» и другими бог мыслится как владыка и одновременно заступник, спаситель человека. Бог мыслится и как блюститель обычая, традиции, нравственности, связующих людей культурных уз, почитаемых в обществе духовных ценностей. Эгоистическое желание умилостивить богов, призвать их в помощники сочетается с бескорыстным их почитанием, стремлением следовать высокому образцу. С усилением этого момента связано развитие в рамках религиозного сознания на высших его ступенях этических представлений, идеалов, норм. Религиозно-этическое отношение к божеству нередко придает вере светлый, радостный характер, способствуя формированию высоких общечеловеческих ценностей.

религия сложное духовное образование и общественно-историческое явление, которое не укладывается в однозначные, прямолинейные характеристики, одной из исторических миссий религии, приобретающих в современном мире небывалую актуальность, выступало и выступает формирование сознания единства человеческого рода, значимости общечеловеческих нравственных норм, непреходящих ценностей. Но в религиозном же мировоззрении могут выражаться и совсем другие настроения, идеи: фанатизм, вражда к людям другой веры, чему немало примеров в прошлом и настоящем. Опыт наших дней дает примеры непримиримой вражды и между разными группами людей одной веры. Но это, повторяем, не дает оснований однозначно оценивать социально-политическую роль религиозных взглядов вообще.

В рамках различных религиозных вероучений формировались единые образцы (каноны), нормирующие образ чувств, мыслей, поведения людей. Благодаря этому религия выступала как мощное средство социальной регламентации и регуляции, упорядочения и сохранения нравов, традиций, обычаев. Это важная культурно-историческая роль. Но в тех случаях, когда церковь выступала орудием социально-политического гнета, осуществляла монополию на духовную жизнь народов (католическая церковь в средние века, во многом православная церковь в царской России), вероучения принудительно навязывались миллионам верующих в качестве жесткого регулятора образа мышления и поведения, санкционировали существующий общественно-политический строй. Вместе с тем в религиозном сознании не раз складывались и оппозиционные, «еретические» настроения. Так, выступление Лютера против католицизма, преобразование им средневековой веры в новую форму, созвучную буржуазной эпохе (Реформация) Ф. Энгельс сравнивал с открытием Коперника '. К. Маркс, также имея в виду Лютера, отмечал: в Германии «революция началась в мозгу монаха... Не только опыт прошлого, но и современность свидетельствует о способности религии вносить весомый вклад в прогрессивные демократические движения.

Религия явление многоплановое и многозначное. Она порождена специфическими закономерностями развития общества. Общественные процессы определят в конечном итоге и ее судьбу. Сегодня, при всей уязвимости идей сверхъестественного мирового начала в свете достижений науки, при всей фантастичности форм, в которых выражается религиозное мировоззрение, влияние религиозных идей на общественное сознание разных стран и регионов все еще очень велико.

См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 509.

Это в значительной мере связано с тем, что «человеческий мир» религий по-своему отражает огромный реальный жизненный опыт человечества, хранит систему эмоционально-образных представлений и переживаний, ценностей, норм жизни, нравственных идеалов, которые так нужны современному человечеству. С помощью торжественной, праздничной обрядности религия культивирует человеческие чувства любви, доброты, терпимости, сострадания, милосердия, совести, долга, справедливости и другие, стремясь придать им особую ценность, связать с переживанием возвышенного, священного. Возведя на пьедестал духовно-ценностную сторону жизни людей, религиозное сознание способствовало развитию духовности человека, этого и в самом деле «сверх природного» в известном смысле аспекта человеческого бытия. Он социален и потому не улавливается посредством природных, «естественных» объяснений. Кроме того, он связан с идеальной стороной культуры, с человеческой субъективностью и потому не схватывается как нечто вещественное, осязаемое, слабее поддается рационально-теоретическому толкованию, регулированию.

Родственность, близость философии и религии состоит в том, что обе они общественно-исторические формы мировоззрения, решающие сходные задачи миро уяснения и воздействия на сознание, поведение людей. Но велико и их различие. Тысячелетиями философски мыслящие люди составляли ничтожно малую часть в общем числе глубоко религиозных людей. Для философской мысли характерно свободомыслие. Естественно, что мыслить свободно, самостоятельно во все времена способны были только наиболее образованные, интеллектуально развитые, сильные духом люди. Большинство же черпало свои моральные и общемировоззренческие установки из религиозно-церковных источников. Лишь с ростом образованности, культуры, с научным прогрессом последних двух столетий философские знания, исследования получили более широкое распространение « мире.

В отличие от религиозного мировоззрения с его преимущественным вниманием к человеческим тревогам, надеждам, к поиску веры, философия вынесла на первый план интеллектуальные аспекты мировоззрения, отразив нараставшую в обществе потребность в понимании мира и человека с позиций знания, разума. Она выступила как поиск мудрости.

Любовь к мудрости

«Философия» (от греч. Phloem люблю и Sophia мудрость) буквально означает «любовь к мудрости». По некоторым историческим свидетельствам, слово «философ» впервые употребил греческий математик и мыслитель Пифагор (около 580—500 годы до нашей эры) по отношению к людям, стремящимся к высокой мудрости и правильному образу жизни. Истолкование же и закрепление в европейской культуре термина «философия» связано с именем Платона.

Другое отличие от мифологического и религиозного миросозерцания философская мысль представляла собой принципиально иной тип миропонимания, прочным фундаментом для которого стали позиции разума, интеллекта. Реальные наблюдения, логический анализ, обобщения, выводы, доказательства начали вытеснять фантастический вымысел, сюжеты, образы и самый дух мифологического мышления, предоставляя их сфере художественного творчества. С другой стороны, бытующие в народе, мифы подвергаются пересмотру с позиций разума, им придается новое смысловое, рациональное истолкование. Само понятие мудрости несло в себе возвышенный, не будничный смысл: мудрость противопоставлялась более обыденным разумению и рассудительности как стремление к совершенно особому интеллектуальному постижению мира, основанному на бескорыстном служении истине. Развитие философской мысли означало, таким образом, не только прогрессирующее отмежевание от мифологии, но и разрыв узких рамок обыденного сознания, преодоление его ограниченности.

Итак, любовь к истине и мудрости, впитывающая в себя наиболее ценные, насыщенные смыслом достижения духовной культуры, постепенно становится самостоятельной духовной областью и высшей ценностью. Рождение философии было одной из составных частей великого культурного переворота в Древней Греции VIII—V веков до нашей эры, в контексте которого возникла наука (прежде всего греческая математика VI—IV веков до нашей эры). Слово «философия» было синонимом зарождающейся теоретической мысли. Философское мышление воплотило в себе интеллектуальное стремление не просто накопить массу сведений, а понять мир как целостный и единый в своей основе. Мудрость обязательно предполагала особого рода знание знание «единого во всем», отличное от знания отдельных вещей. Ценившие именно такое знание древнегреческие философы полагали, что разум «управляет всем при помощи всего» (Гераклит).

Кроме познания мира, «любовь к мудрости» предполагала также раздумья о природе человека, его судьбе, о разумном устройстве и целях человеческой жизни. Ценность мудрости усматривалась и в том, что она позволяет выносить прекрасные решения, указывает правильный путь, служит руководством человеческого поведения и образа жизни. Мудрость была призвана уравновесить сложные взаимоотношения человека с миром, привести в согласие знания и действия. Важность этого жизненно-практического аспекта мудрости глубоко понимали крупнейшие мыслители и более позднего времени.

Таким образом, возникновение философии означало появление особой духовной установки поиска гармонии знаний о мире с жизненным опытом людей, с их верованиями, идеалами, надеждами. В древнегреческой философии было схвачено и передано последующим векам ценное прозрение того, что познание само по себе недостаточно, неполноценно, что оно лишь одна из функций Культуры, приобретающая смысл только в сочетании с ценностями человеческой жизни. Гениальной догадкой, возникшей у самых истоков философской мысли, было и понимание того, что мудрость это не что-то готовое, что можно открыть, выучить, затвердить и использовать. Это стремление, поиск, требующий напряжения ума и всех духовных сил человека, это путь, который каждый человек, даже приобщаясь к мудрости великих, к мудрости прошлых веков и наших дней, все же должен пройти и сам.

Раздумья философов

Первоначально понятие «философия» употреблялось в более широком значении, чем закрепившееся за ним позднее. По сути это был синоним зарождающейся пауки и теоретической мысли вообще, совокупного, не разделенного до поры до времени на специальные разделы знания, как конкретного, так и обобщенного. Кроме того, именовавшееся философией знание древних охватывало не только практические наблюдения и выводы, начатки наук, но и такие раздумья людей о мире и о себе, которые в будущем составят корпус философской мысли уже в более специальном, собственном смысле этого слова, о чем далее и пойдет речь.

В разные периоды истории у разных мыслителей вопрос, что такое философия, получал различные ответы. Это происходило по ряду причин. С развитием человеческой культуры, практики реально изменялся предмет философии, ее специфика. Да и в рамках одной эпохи рождались различные варианты философского понимания мира и жизни. Ну и конечно же варьировалось, перестраивалось самосознание философов их понимание данного предмета, их «образы» философии, представления о ней. Особенно ощутимо изменялся облик философии, ее статус, связи с наукой, политикой, социальной практикой, духовной культурой в переломные исторические эпохи. Но при всех переменах все же сохранялась некоторая связь уходящих в прошлое и новых форм, обеспечивалось некоторое единство того типа духовной деятельности, который характеризует философскую мысль в отличие от всего остального. Гегель справедливо отметил: как бы различны ни были между собой философские системы, они сходятся в том. что все они философские системы.

О чем же размышляли и продолжают размышлять те, кого называют философами? Их внимание на протяжении веков привлекала природа, о чем свидетельствуют даже названия многих философских трудов (например: Лукреций «О природе вещей»; Д. Бруно «О бесконечности вселенной и мирах»; Д. Дидро «Мысли об истолковании природы»; П. Гольбах «Система природы»; Гегель «Философия природы»; А. И. Герцен «Письма об изучении природы»; Ф. Энгельс «Диалектика природы» и другие).

Именно природу сделали предметом изучения первые греческие философы. При этом их интересовали не частности. Каждое конкретное наблюдение они старались присовокупить к пониманию волновавших их принципиальных вопросов. Интересовали же их космогонические и космологические вопросы: возникновение и строение мира, Земли, Солнца, звезд. Ядром философии на ранних стадиях ее развития, да и позднее, было учение о первооснове всего сущего, из которой все возникает и в которую все превращается. В этом поиске выражалась суть древнегреческого мышления, для которого рациональное понимание явления означало сведение его к единой первооснове.

Взгляды философов были неодинаковы. Вариации решений, интеллектуальное «проигрывание» возможных ответов вообще станет важной чертой философского подхода. Но при всей неоднозначности и видоизменениях позиций сохранялась основная задача: связать фрагменты человеческих знаний воедино. Тем самым проблема первоначала смыкалась с другой волновавшей философов проблемой: единого и многого. Поиск единства в многообразии мира выражал характерную для философской мысли задачу синтеза человеческого опыта, знаний. Таким образом, философия выступила как философия природы, или натурфилософия. Эти функции сохранялись за философской мыслью в течение многих веков. Хотя на зрелых стадиях развития науки, особенно ее теоретических разделов, они существенно видоизменялись, философский интерес к природе не угас и, насколько можно судить, угаснуть не может.

Постепенно в сферу философии вошли и стали постоянным предметом ее интереса вопросы общественной жизни людей, ее политического, правового устройства и др. Это также запечатлелось в названиях сочинений (например: Платон «Государство», «Законы»; Аристотель «Политика»; Т. Гоббс «О гражданине», «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского»; Д. Локк «Два трактата о государственном направлении»; Ш. Монтескье «О духе законов»; Гегель «Философия права»; Ф. Энгельс «Происхождение семьи, частной собственности и государства»; В. И. Ленин «Государство и революция»). Подобно натурфилософам, провозвестникам будущего естествознания, социально-философская мысль подготовила почву для позитивных, конкретных социально-политических знаний и дисциплин (гражданская история, юриспруденция и другие).

Философы разрабатывали общее понимание, теоретические принципы более или менее единого, без выделения специализированных разделов, знания об обществе. Дифференциация этого знания, как и выделение конкретных наук о природе, будет происходить позже уже на базе философской проработки. Наряду с тщательным изучением, анализом общественных явлений философы много думали о наилучшем устройстве общества, завещали последующим векам, поколениям найденные ими гуманистические идеалы разума, справедливости, свободы в качестве принципов общественной жизни людей.

Что же еще волновало философов? Предметом их раздумий неизменно выступали и сам человек, его природа, ум, чувства, язык, мораль, познание, религия, искусство и другие проявления человеческих способностей и жизненных проблем. В греческой философии поворот от космоса к человеку совершил Сократ, для которого главными философскими вопросами стали вопросы человеческой жизни и смерти, смысла человеческого существования, предназначения человека, природы знания, истины, справедливости, мужества и других нравственных добродетелей. По Сократу образ философии как жизнепонимания высоко ценил К. Маркс, назвавший этого мыслителя «олицетворением философии». Марксу была дорога позиция Сократа, поставившего проблему человека в центр философского внимания.

Проблематика, получившая свой импульс от Сократа, заняла очень важное место в философской мысли, что отражено и в тематике философских сочинений. (Например: Аристотель «О душе», «Этика», «Поэтика», «Риторика»; Авиценна «Книга знания»; Р. Декарт «Правила для руководства ума», «Рассуждение о методе», «Страсти души»; Спиноза «Трактат об усовершенствовании разума», «Разыскание истины»; Т. Гоббс «О человеке»; Д. Локк «Опыт о человеческом разуме»; К. Гельвеций «Об уме», «О человеке»; А. Н. Радищев «О человеке, его смертности и бессмертии»; Гегель «Философия религии», «Философия морали», «Философия искусства» и т. д.)

Итак, предметом философских размышлений (и неразрывно связанных с ними на первых порах научных изысканий) стали природный и общественный мир я человек в их сложных соотношениях. Но ведь это основные темы и всякого мировоззрения. В чем же сказалось своеобразие философии? Прежде всего, в теоретическом характере мышления: из-под пера философов выходили не сказания с фантастическими сюжетами, а трактаты, обращенные к знаниям, разуму людей. Вместе с тем тесная связь ранних философских учений с мифологией, с одной стороны, и элементами рождающейся науки с другой, затушевывала специфику философской мысли, не всегда позволяла ей проявиться отчетливо. Формирование философии как самостоятельной области духовной культуры со своими особыми задачами, не сводимыми ни к мифологическим, ни к научным, ни к религиозным, ни к каким бы то ни было прочим, продлится века. Соответственно растянется во времени и будет постепенно нарастать уяснение природы философии.

Первую попытку выделить философию как особую область теоретического знания предпринял древнегреческий философ Аристотель (384—322 годы до нашей эры). С тех пор многие мыслители задумывались над сложным вопросом «что такое философия?» (это, может быть, один из самых трудных философских вопросов) и вносили свою лепту в его уяснение. Пожалуй, первым приблизился к пониманию существа дела немецкий философ И. Кант (1724—1804). Новое, принципиальное значение несло в себе понимание предназначения философии, которое выработал К. Маркс (1818—1883) на основе открытого им материалистического понимания общества. Опираясь на взгляды этих мыслителей, мы и попытаемся дать представление об особой области знаний, мыслей, проблем, имя которой философия.

3.Философское мировоззрение

Мир и человек.  Основной вопрос философии. Познание и нравственность. Философское познаниею

Философия теоретически сформулированное мировоззрение. Это система самых общих теоретических взглядов на мир, место в нем человека, уяснение различных форм отношения человека к миру. Если сравнить это определение с определением мировоззрения, станет ясно, что они похожи. И это не случайно: философия отличается от иных форм мировоззрения не столько предметом, сколько способом его осмысления, степенью интеллектуальной разработанности проблем и методов подхода к ним. Вот почему, определяя философию, мы употребили такие понятия, как теоретическое мировоззрение, система взглядов.

На фоне стихийно возникавших (житейских, мифологических) форм миропонимания философия предстала как специально разрабатываемое учение о мудрости. В отличие от мифологических и религиозных традиций философская мысль избрала своим ориентиром не слепую, догматическую веру, не сверхъестественные объяснения, а свободное, критическое, основанное на принципах разума размышление о мире и человеческой жизни.

Мир и человек

В мировоззрении вообще, а в философской его форме в особенности всегда присутствуют два противоположных угла зрения: направление сознания «вовне» формирование той или иной картины мира, универсума и, с другой стороны, его обращение «внутрь» к самому человеку, стремление понять его суть, место, предназначение в природном и социальном мире. Причем человек здесь выступает не как часть мира в ряду других вещей, а как бытие особого рода (по определению Декарта, вещь мыслящая, страдающая и т.д.). От всего остального его отличает способность думать, познавать, любить и ненавидеть, радоваться и печалиться, надеяться, желать, быть счастливым или несчастным, испытывать чувство долга, укоры совести и т. д. «Полюсами», создающими «поле напряжения» философской мысли, выступают мир «внешний» по отношению к человеческому сознанию и мир «внутренний» психологическая, субъективная, духовная жизнь. Различные отношения этих «миров» пронизывают всю философию.

Возьмем, к примеру, характерные философские вопросы. Является ли сладость объективным свойством сахара или это лишь субъективное вкусовое ощущение человека? А красота? Принадлежит ли она предметам природы, людям, искусным творениям мастеров или продиктована чувством прекрасного, человеческой способностью созидать, воспринимать красоту? Еще вопрос: что такое душа? Нечто объективное, не зависящее от людей или же это познавательное достижение человека, неразрывно связанное с его сознанием? Или, например, вопрос о человеческой свободе. На первый взгляд он касается только человека. Но он предполагает также понимание не зависящих от человеческой воли природных процессов и реалий общественной жизни, с которыми люди не могут не считаться. Наконец обратимся к понятию общественного прогресса. Связан ли прогресс в обществе лишь с объективными показателями темпов экономического развития, роста производительности труда и другими, или же он включает и «субъективные», человеческие аспекты? Все эти вопросы затрагивают одну общую проблему: соотношение бытия и сознания, объективного и субъективного, мира и человека.

Не случайно тот же общий стержень обнаруживается в перечне вопросов, приведенных английским философом Бертраном Расселом: «Разделен ли мир на дух и материю, а если да, то, что такое дух и что такое материя? Подчинен ли дух материи, или он обладает независимыми способностями? Имеет ли вселенная какое-либо единство или цель? Развивается ли вселенная по направлению к некоторой цели? Действительно ли существуют законы природы, или мы просто верим в них благодаря лишь присущей нам склонности к порядку? Является ли человек тем, чем он кажется астроному, крошечным комочком смеси углерода и воды, бессильно копошащимся на маленькой и второстепенной планете? Или же человек является тем, чем он представлялся Гамлету? А может быть, он является и тем и другим одновременно? Существуют ли возвышенный и низменный образы жизни, или же все образы жизни являются только тщетой? Если же существует образ жизни, который является возвышенным, то в чем он состоит, и как мы его можем достичь? Нужно ли добру быть вечным, чтобы заслуживать высокой оценки, или же к добру нужно стремиться, даже если вселенная неотвратимо движется к гибели? ...Исследовать эти вопросы, если не отвечать на них, дело философии» '.

Философское мировоззрение как бы биполярно: его смысловые «узлы», «пункты напряжения» мир и человек. Для философского мышления существенно не раздельное рассмотрение этих противоположностей, а постоянное их соотнесение. В отличие от других форм мировоззрения в философском миропонимании такая полярность теоретически заострена, выступает наиболее рельефно, составляет основу всех размышлений. Различные проблемы философского мировоззрения, размещаясь в «силовом ноле» между этими полюсами, «заряжены», нацелены на понимание форм их взаимодействия, на осмысление отношений человека к миру.

Это подводит нас к выводу, что большая многоплановая проблема «мир человек» (у нее много обличий: «субъект объект», «материальное духовное» и другие), по сути, выступает как универсальная и может рассматриваться как общая формула, абстрактное выражение практически любой философской проблемы. Вот почему она может быть в определенном смысле названа основным вопросом философии. Основной вопрос философии: «Великий основной вопрос всей, в особенности новейшей, философии, подчеркивал Ф. Энгельс, есть вопрос об отношении мышления к бытию». Важнейшее его содержание составляет альтернатива: «...что является первичным: дух или природа...» ^ В целом же смысловое поле этой узловой философской проблемы образуют различные отношения человека как существа, наделенного сознанием, к объективному, реальному миру, принципы практических, познавательно-теоретических, художественных и других способов освоения мира. Одним из них, притом весьма важным, является принцип познаваемости мира.

Рассел Б. История западной философии. М., 1959. С. 7—8. " Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 282, 283.

В зависимости от того, как философы понимали данное соотношение, что принимали за исходное, определяющее, они составили два противоположных направления. Позиция, согласно которой мир объясняется исходя из духа сознания, получила название идеализма" в ряде моментов он перекликается с религией. Философы же, бравшие за основу миропонимания природу, материю, объективную реальность, существующую независимо от человеческого сознания, примыкали к различным школам материализма, во многом родственного по своим установкам науке. Существование этих радикально противоположных направлений определяется не только теоретическими причинами, но и обстоятельствами социально-экономического, политического, духовного развития общества, в свою очередь, оказывая на него несомненное влияние.

Изучающим философию, а порой и тем, кто профессионально работает в данной области, бывает нелегко понять, почему и в каком именно смысле вопрос о соотношении материального и духовного является для философии основным и так ли это на самом деле. Философия существует более двух с половиной тысяч лет, и в течение долгого времени этот вопрос ни прямо, ни косвенно, как правило, не ставился философами. Для осознания мировоззренческой значимости полярности «материальное духовное» потребовались века философского развития. Она отчетливо выявилась и заняла принципиальное место в период активного формирования собственно философской мысли (XVII—XVIII века), ее активного отмежевания от религии, с одной стороны, и от конкретных наук с другой. Но и после этого философы далеко не всегда формулируют соотношение бытия и сознания в качестве основополагающего. Не секрет, что большинство философов не считало в прошлом и не считает сейчас своим важнейшим делом решение именно данного вопроса. На первый план в различных учениях выносились проблемы путей достижения истинного знания, природы нравственного долга, свободы, человеческого счастья, практики и др. Приведем, к примеру, точку зрения французского философа XX столетия Альб ера Камю, который считает самой животрепещущей проблему смысла человеческой жизни: «Решить, стоит ли жизнь труда быть прожитой, или она не стоит этого,значит ответить на основной вопрос философии» '.

Но может ли рассматриваться в качестве основного вопрос, который вообще не формулируется большинством философов? Может быть, он вводится задним числом в целях классификации философских направлений и позиций? Одним словом, особое место в философии вопроса об отношении духовного к материальному не очевидно, его нужно пояснить, теоретически обосновать.

Camas A. Essays. Paris, 1965. Г. 99.

По крайней мере, ясно одно: вопрос об отношении сознания и бытия не находится в одном ряду с многочисленными конкретными философскими вопросами, а носит иной характер. Может быть, это вообще не столько вопрос, сколько смысловая направленность, ориентированность философской мысли. Важно понять, что полярность «материальное духовное», «объективное субъективное» входит во все философские размышления, составляет некий «нерв» любого конкретного философского вопроса, независимо от того, отдают ли философы себе в этом отчет. Притом эта полярность далеко не всегда выливается в форму вопроса. Будучи же переведена в эту форму, она разрастается в целое множество взаимосвязанных между собой и охватывающих все поле философской мысли вопросов.

Противостояние и вместе с тем сложное взаимодействие бытия и сознания, материального и духовного вырастает из всей человеческой практики, культуры, пронизывает их. Значимые лишь в паре, в их полярной соотнесенности, эти понятия так или иначе охватывают все поле мировоззрения, носят применительно к нему универсальный характер, составляют его предельно общую основу. Философское уяснение исходных и самых общих предпосылок человеческого существования, как пояснил К. Маркс, должно исходить из наличия мира, прежде всего природы, с одной стороны, и людей с другой. Все же остальное предстает как производное, как результат практического и духовного освоения людьми первичных (природных) и вторичных (общественных) форм бытия и взаимодействия людей между собой на этой основе.

Из многообразия отношений «мир человек» можно выделить три основных типа: познавательные, практические и ценностные отношения.

В свое время И. Кант сформулировал три вопроса, имеющие, по его убеждению, принципиальное значение для философии в самом высоком «всемирно-гражданском» ее значении: что я могу знать? Что я должен делать? На что я могу надеяться? Эти три вопроса как раз и отражают три указанных типа отношений человека к миру. Обратимся прежде всего к первому из них.

Философское познание

Первый вопрос, с которого начиналось философское познание и который заявляет о себе вновь и вновь: что собой представляет мир, в котором мы живем? По сути он равнозначен вопросу: что мы знаем о мире? Философия не единственная область знания, призванная ответить на этот вопрос. В его решение на протяжении веков включались все новые области специальных научных знаний и практики. При этом на долю философии выпали особые познавательные функции. В разные исторические эпохи они принимали различный вид, но все же сохранялись и некоторые устойчивые общие черты.

Формирование философии, наряду с возникновением математики, знаменовало рождение в древнегреческой культуре совершенно нового явления первых зрелых форм теоретического мышления. Некоторые другие области знаний достигли теоретической зрелости значительно позже и притом в разнос время. Отсутствие на протяжении веков научно-теоретических знаний о многих явлениях действительности, медленное, неравномерное их историческое формирование, резкие различия в уровне развития наук, постоянное существование разделов, не имеющих сколько-нибудь зрелых теорий, все это создавало потребность в познавательных усилиях философской мысли.

К философскому познанию мира предъявлялись свои требования. В отличие от других видов теоретического познания (в математике, естествознании) философия выступает как универсальное теоретическое познание. Согласно Аристотелю, специальные науки заняты изучением конкретных видов бытия, философия же берет на себя познание самых общих принципов, начал всего сущего. Кант усматривал основную задачу философского познания в синтезе разнообразных человеческих знаний. Отсюда важнейшим делом философии он считал две вещи: овладение обширным запасом рациональных (понятийных) знаний и «соединение их в идее целого» '. Лишь философия способна, по его убеждению, придать «всем другим наукам систематическое единство» ^

На теоретическое философское познание возлагались и совсем уж особые функции. Свойственная людям любознательность перерастает здесь в интеллектуальную потребность беспредельного расширения и углубления знаний о мире. Философской мысли присуще рассмотрение мира не тельце в малом «радиусе», ближнем «горизонте», но и во все более широком охвате с выходом в неведомые, недосягаемые для человеческого опыта области пространства и времени. Такая склонность присуща в той или иной степени каждому человеку. Наращивая знания вширь и вглубь, человеческий интеллект умозрительно постигает мир в таких его срезах, которые не даны или даже не могут быть даны ни в каком опыте. По сути, это способность интеллекта к сверх опытному знанию. Это подчеркнул И. Кант: «...человеческий разум... неудержимо доходит до таких вопросов, на которые не могут дать ответ никакое опытное применение разума и заимствованные отсюда принципы...»  В самом деле, никаким опытом нельзя постичь мир как целостную, беспредельную в пространстве и непреходящую во времени, бесконечно превосходящую человеческие силы, не зависящую от человека (и человечества) объективную реальность, с которой люди должны постоянно считаться. Опыт не дает такого знания, а философская мысль, формирующая общее миропонимание, обязана как-то справиться с этой сложнейшей задачей, по крайней мере, постоянно прилагать к этому свои усилия.

В познании мира философы разных эпох обращались к решению таких задач, которые либо временно, в определенный исторический период, либо принципиально, навсегда, оказывались вне поля внимания, компетенции конкретных наук.

Вспомним кантовский вопрос «Что я могу знать?». Это вопрос не столько о том, что мы знаем о мире, сколько о самой возможности познания. Его можно преобразовать в целую цепочку производных вопросов: «Познаваем ли мир в принципе?»; «Безгранично ли человеческое познание в своих возможностях, или оно имеет границы?»: «Если мир доступен человеческому познанию, то какую часть этой задачи должна взять на себя наука, а какие познавательные задачи выпадают на долю философии?» Возможен также целый ряд новых вопросов: «Как получается знание о мире, на основе каких познавательных способностей людей и с использованием каких методов познания?»: «Как удостовериться в том, что полученные результаты это добротные, истинные знания, а не заблуждения?»; «Как различаются познавательные задачи на разных уровнях, в разных типах познания?»

Все это уже собственно философские вопросы, и, заметим, в них неизменно присутствует характерное для философии соотношение «мир человек».

В решении вопроса о познаваемости мира существуют позиции-антиподы: точке зрения познавательного оптимизма противостоят более пессимистические системы взглядов скептицизм и агностицизм (от греч. а отрицание и gnosis знание; недоступный познанию).

Прямолинейно ответить на вопросы, связанные с проблемой познаваемости мира, трудно такова уж природа философии. Это понимал Кант. Высоко ценя науку и силу философского разума, он все же пришел к выводу о существовании границы познания. Рациональный смысл в этом, часто критикуемом выводе не всегда осознается. Но сегодня он приобретает особую актуальность. Позиция Канта, по сути, была мудрым предостережением: человек, многое, зная, умея, ты все же многого не знаешь, и жить, действовать на границе знания и незнания тебе суждено всегда, будь же осторожен! Предостережение Канта от опасности настроений всезнайства становится особенно понятно сегодня. Кроме того, Кант имел в виду и принципиальную неполноту, ограниченность сугубо познавательного освоения мира, о чем тоже все чаще приходится думать сегодня.

Познание и нравственность

Смысл философствования не исчерпывается лишь познавательными задачами. Великие мыслители пронесли это убеждение античности через все последующие века. Ярким его выразителем явился тот же Кант. Без знаний, подчеркивал он, нельзя стать философом, но этого нельзя достичь и с помощью одних лишь знаний . Высоко ценя усилия теоретического разума, он без колебаний вынес на первый план практический разум то, чему, в конечном счете, служит философия. Мыслитель подчеркивал активный, практический характер мировоззрения: «...мудрость... вообще-то больше состоит в образе действий, чем в знании...» ^ Подлинный философ, на его взгляд, это философ практический, наставник мудрости, воспитывающий учением и делом. Однако Кант в согласии с древнегреческими мыслителями вовсе не считает уместным предоставлять миропонимание, жизнепонимание стихии повседневного опыта, здравого человеческого рассудка, непросвещенного, наивного человеческого сознания и пр. Он убежден: для серьезного обоснования и закрепления мудрость нуждается в науке, к мудрости ведут «узкие ворота» науки, и философия всегда должна оставаться хранительницей науки ".

Философия в самом высоком ее значении (Кант характеризовал его как всемирно-гражданское, мировое или даже космическое, имея в виду не реальные учения философов, а программу, к которой должна стремиться философская мысль) воплощает в себе, по Канту, идею совершенной мудрости. Она призвана указывать высшие цели человеческого разума, связанные с важнейшими ценностными ориентациями людей, прежде всего с нравственными ценностями. В обосновании высших нравственных ценностей усматривается суть философствования. любые цели познания, их применение философия призвана, по убеждению Канта, согласовывать с высшими нравственными целями человеческого разума. Без этого стержня все стремления, достижения людей "Обесцениваются, теряют смысл.

В чем же усматривались высшая цель, главный смысл философских исканий? Вернемся на момент к трем кантовским вопросам. отразившим основные способы человеческого отношения к миру. Продолжая дальше свои размышления о предназначении философии, немецкий мыслитель пришел к выводу, что, в сущности, все три вопроса можно было бы свести к четвертому: что есть человек? * Он писал: «Если существует наука, действительно нужная человеку, то это та, которой я учу а именно подобающим образом занять указанное человеку место в мире—и из которой можно научиться тому, каким надо быть, чтобы быть человеком» '.

Итак, самой высокой ценностью и высшей целью Кант провозгласил человека, человеческое счастье (благо, блаженство) и вместе с тем достоинство, высокий нравственный долг. Извечные надежды на счастье философ поставил в тесную связь с моральным правом на это, с тем, на сколько человек  сделал себя достойным счастья, заслужил его своим поведением. Понятие высших целей человеческого разума сфокусировано у Канта на человеке, нравственных идеалах, проникнуто гуманизмом. Вместе с тем в нем заключены строгие нравственные требования к человеку, выраженные в формулах высшего морального закона и его следствиях. По убеждению Канта, ориентация на человека и высшие нравственные ценности сообщает философии достоинство и внутреннюю ценность, а также придает ценность всем другим знаниям. Эти мысли глубоки, серьезны и во многом имеют непреходящее значение.

Таково понимание сути философии в учении И. Кантаодном из наиболее зрелых в домарксистской мысли. Но размышления о задачах философов на этом не завершились. Более того, время показало, что они вообще не могут быть полностью исчерпаны. Существенно продвинуться в понимании данной проблемы удалось К. Марксу.

4. Предназначение философии

Общественно-исторический характер философии. Философия в системе культуры. Функции философии . Природа философских проблем.

Формирование марксистской мысли привело к созданию качественно новой формы материализма, обогащенного диалектикой учением о развитии. Принципиальным вкладом в новое диалектико-материалистическое миропонимание явилось впервые осуществленное К. Марксом распространение материализма на общественную жизнь, на человеческую историю. Это повлекло за собой основательное переосмысление самой сути, предназначения философии.

Маркс высоко ценил традиции философской мысли. Его вдохновляли сократовский образ философии как жизнепонимания, идеалы «высшей мудрости», сформулированные представителями классической философии. Вместе с тем созданное им материалистическое учение об обществе внесло существенные изменения в ранее сложившееся понимание. Суть этого изменения состояла в рассмотрении философии как особой формы общественного, исторического знания. Такой подход отличался от сложившейся традиции, хотя и сохранил в себе все лучшее из наследия прошлого,

Общественно-исторический характер философии

Что же пришлось пересмотреть в складывавшемся веками образе философии? В историко-философской традиции до Маркса прочно закрепилось представление о философском разуме как носителе «высшей мудрости», как верховной интеллектуальной инстанции, позволяющей глубинно понять все существующее, некие вечные его принципы. В свете новых материалистических взглядов на общество, к которым пришел Маркс, представления об особой, сверх исторической позиции философского разума стали принципиально невозможными. Всякое сознание, в том числе философское, предстало как выражение исторически изменяющегося бытия, само вплетенное в исторический процесс и подверженное различным его воздействиям.

Мыслителю, живущему в определенных исторических условиях, крайне трудно преодолеть их влияние. Притязания на абсолютную позицию Маркс характеризовал как профессиональную иллюзию философов и других представителей духовного труда. Завышенными, иллюзорными представлялись ему, и идеалистические помыслы об активном воздействии абстрактной философской мысли, как таковой, на общественную жизнь, безоговорочное приписывание сознанию роли главного двигателя истории. В традиционном образе философии (особенно в абстрактных идеалистических учениях) Маркса не удовлетворял значительный отрыв от действительной жизни, от проблем современности. Возможности воздействия на «земные дела» он связал с принципиально новым типом философии, выражающей самые передовые общественные тенденции и активно поставленной «на службу истории». Он пришел к убеждению: надысторичное, далекое от конкретной социальной практики, отвлеченное философское мышление не позволяет рационально осмысливать, понимать реальные жизненные проблемы.

В абстрактной, в неисторической форме философии Маркс усмотрел симптом определенной ущербности традиционного философского сознания, которое в целом он высоко ценил. Вековым представлениям о философии как автономном «царстве разума» был противопоставлен совсем иной взгляд: импульсы для теоретического мышления дает жизнь, практика; философия же должна осмысливать опыт исторического развития и указывать пути, идеалы, цели на основе анализа этого опыта. Таким образом, материалистическая концепция общественного развития привела Маркса к переосмыслению традиционной оценки социальной роли философии, к отказу от укоренившихся в сознании философов завышенных претензий. Отсюда, однако, вовсе не следовало умаление роли философии. Просто новый подход позволил Марксу по-новому раскрыть ее суть и место в общественной жизни людей, в истории.

В противовес традиционным представлениям К. Маркс и Ф. Энгельс включают философию в комплекс общественно-исторических дисциплин, «относящихся к обществу, а не просто к природе» ', к общественной жизни, понимаемой как исторический процесс. В новом видении Маркса философия предстала, таким образом, как форма социально-исторического знания. Это относилось, прежде всего к предмету философского осмысления. Общественное сознание было понято как выражение общественного бытия. Философия же, будучи универсальной, наиболее емкой исторической формой общественного сознания, предстала как особый способ отражения общественно-исторического бытия во всей его полноте. (Заметим в этой связи, что до сих пор сохраняются следы абстрактного, вне исторического подхода к философии. Это проявляется, в частности, в акцентировании внимания при определении философии на всеобщем па универсальных закономерностях, принципах, категориальных схемах, абстрактных моделях бытия, тогда как в тени остается момент постоянной ее связи с конкретной исторической действительностью, с жизнью, с актуальными проблемами времени, эпохи, сегодняшнего дня.)

В свете такого понимания предложенное ранее описание отношений человека к миру можно конкретизировать следующим образом: человек не вынесен за рамки мира, он внутри него; ближайшим бытием для людей выступает общественное бытие, их отношение к природе опосредствовано общественным бытиемтрудом, знанием; границы в системе «человек обществоприрода» подвижны.

Философия в новой ее интерпретации раскрылась как обобщенная концепция общественной жизни в целом и различных ее подсистем практики, познания, политики, права, морали, искусства, науки, в том числе естествознания, на основе которого во многом воссоздается научно-философская картина природы. Наиболее наукоемкое объяснение общественно-исторической жизни людей в единстве, взаимодействии, развитии всех ее составляющих осуществляется сегодня в рамках культурно-исторического подхода. Историко-материалистическое понимание общества позволило выработать широкий взгляд на философию как на явление культуры, понять ее функции в сложном комплексе социально-исторической жизни людей, осознать реальные сферы приложения, процедуры и результаты философского миро уяснения.

Философия в системе культуры

Философия многогранна. Обширно поле, многообразны проблемные пласты, области философского исследования. Между тем в различных учениях нередко односторонне акцентируются лишь те или иные аспекты этого сложного явления. Скажем, внимание фокусируется на связи «философия наука» или «философиярелигия» в отвлечении от всего остального комплекса вопросов. В других случаях в единственный и универсальный предмет философского интереса превращают внутренний мир человека или язык и т. д. Абсолютизация, искусственное сужение проблематики рождает обедненные образы философии. Реальные же философские интересы в принципе обращены ко всему многообразию общественно-исторического опыта. Так, система Гегеля, теоретического предшественника К. Маркса, включала в себя философию природы, философию истории, политики, права, искусства, религии морали, то есть охватывала мир человеческой жизни, культуры в его многообразии. Структура гегелевской философии во многом отражает проблематику философского мироуяснения вообще. Чем богаче философская концепция, тем более широкое поле культуры делается в ней предметом мировоззренческого осмысления. Схематично это можно представить в виде «ромашки», где «лепестки» области философского изучения разных сфер культуры; число «лепестков» может быть меньшим (специализированные концепции) и большим (богатые, емкие концепции) (см. схему) . Отражая открытый характер философского постижения мира культуры, схема позволяет неограниченно добавлять в нее новые разделы философского миропонимания.

Историко-материалистический подход дал возможность понять философию как явление сложное, многомерное, с учетом всей системы связей, в которой она проявляет себя в духовной жизни общества. Такой подход соответствует реальной сути философии и вместе с тем отвечает острой современной потребности в широком, полноценном мироуяснении, которое не может быть достигнуто на пути узких специализаций философской мысли.

Рассмотрение философии как культурно-исторического явления позволяет охватить весь динамичный комплекс ее проблем, взаимосвязей, функций. Общественная жизнь людей при культурологическом ее рассмотрении предстает как единый, целостный процесс, связанный с формированием, функционированием, хранением, трансляцией культурно-исторических ценностей, с критическим преодолением устаревших и становлением новых форм опыта, со сложными системами корреляций многообразных проявлений человеческой деятельности в различных исторически конкретных типах культур.

Будучи эффективным методом исторических исследований, культурологический подход способен играть существенную роль и при разработке теории тех или иных социальных явлений, поскольку таковая выступает как резюме, обобщение их реальной истории. Заключая, что философия базируется па осмыслении человеческой истории, К. Маркс имел в виду не фактическое описание исторического процесса, а выявление закономерностей, тенденций истории. Соответственно и философ, в отличие от историка, представлялся ему теоретиком, особым образом, обобщающим исторический материал и формирующим на этой основе философско-теоретическое миропонимание.

С исторической точки зрения, философия не первичная, простейшая форма сознания. К моменту возникновения философии человечеством был пройден большой путь, накоплены различные навыки действий, сопутствующие им знания и другой опыт. Появление философии это рождение особого, вторичного типа общественного сознания, направленного на осмысление уже сложившихся форм практики, культуры. Не случайно воплощенный в философии способ мышления, обращенный ко всему полю культуры, называют критически-рефлексивным.

Функции философии     

Каковы же функции философии в сложном комплексе общественно-исторической жизни людей? Прежде всего, философия  выявляет (эксплицирует) наиболее общие идеи, представления, формы опыта, на которых базируется та или иная конкретная занимают категории, к которым относят такие универсальные понятия, как бытие, материя, предмет, явление, процесс, свойство, отношение, изменение, развитие, причина следствие, случайное необходимое, часть целое, элемент структура и др. Категории отражают наиболее общие связи, отношения вещей. В своей совокупности они составляют основу всякого к предельным основаниям человеческого разумения, интеллекта. Эти понятия приложимы не к какой-то одной области явлений, а к любым явлениям. Ни в повседневной жизни, ни в науке, ни в различных формах практической деятельности нельзя обойтись, скажем, без понятия причины. Такие понятия присутствуют во всяком мышлении, на них держится человеческая разумность. Вот почему их относят, универсальным формам культуры. Классическая философия от Аристотеля до Гегеля тесно связала понятие философии с учением о категориях. В схеме «ромашка» сердцевина соответствует общему понятийному аппарату философии системе категорий.

Многие века философы считали категории вечными формами «чистого» разума. Историко-материалистический подход выявил иную картину: категории формируются исторически с развитием человеческого мышления и воплощаются в речевых структурах, в языке. Обращаясь к языку как культурно-историческому образованию, анализируя формы высказываний и действий людей, философы выявляют наиболее общие основания речевого мышления и практики.

В комплексе самых общих оснований культуры важное место занимают обобщенные образы бытия и его различных частей (природа, общество, человек) в их взаимосвязи, взаимодействии. Подвергшись теоретической проработке, такие образы трансформируются в философское учение о бытии онтологию (от греч. onto сущее и logos учение). Кроме того, теоретическому осмыслению подлежат различные формы отношений мира и человека практические, познавательные и ценностные; отсюда и название соответствующих разделов философии: праксиология (от греч. practices деятельный), гносеология (от греч. gnoseosпознание) и аксиология (от греч. axios ценный).

Философская мысль выявляет не только интеллектуальные, но также нравственно-эмоциональные и другие «универсалии», всегда относящиеся к конкретным историческим типам культур и вместе с тем принадлежащие человечеству в целом, всемирной истории.

Помимо функции экспликации «универсалий»/философия как рационально-теоретическая форма мировоззрения(5ерет на себя и задачу рационализации перевода в логическую, понятийную форму, а также систематизации, теоретического выражения суммарных результатов человеческого опыта во всех его формах.

Разработка обобщенных идей и представлений с самого начала входила в задачу философии как рационально-теоретической формы Мировоззрения. Откуда же черпали философы материал для этой работы? В процессе исторического развития база философских обобщений меняла свой вид, охватывая все более обширные опытные, а затем и теоретические знания. Ну а на первых порах философская мысль обращалась к разным ненаучным и донаучным, в том числе обыденным, формам опыта. Например, разработанное в древнегреческой философии учение об атомистическом строении всего сущего, на много столетий предвосхитившее соответствующие конкретно-научные открытия, опиралось на такие практические наблюдения и навыки, как разделение материальных вещей на части (дробление камней, мельничное дело и другие). Кроме того, определенную пищу для обобщений давали и пытливые наблюдения самых различных явлений пылинок в световом луче, растворения веществ в жидкостях и т. и. Был привлечен и имевшийся в то время математический опыт делимости отрезков и др. Широта охвата явлений, рассмотрение под единым углом зрения, казалось бы, далеких друг от друга форм опыта, знаний вкупе с силой теоретической, поднимающейся над частностями мысли способствовали формированию общей концепции атомистики. Самые обычные, повседневные наблюдения в сочетании с особым философским образом мысли служили нередко толчком к открытию удивительных черт и закономерностей окружающего мира (перехода количества в качество, внутренней противоречивости различных явлений и многих других). Повседневный опыт, жизненная практика участвуют во всех формах философского освоения мира людьми постоянно, а не только на ранних этапах истории. Базис для философских обобщений существенно обогащался по мере развития, углубления конкретно-научных знаний.

Источником обобщенных философских идей, понятий служила и продолжает служить критика и рационализация нефилософских форм мировоззрения. Так, взяв от космогонической мифологии многие ее темы, идеи, вопросы, ранняя философия переводила поэтические образы мифа на свой язык, поставив во главу угла рациональное осмысление действительности. Источником формирования общих философских представлений в последующие эпохи нередко являлась религия. Например, в этических концепциях немецкой классической философии в ряде случаев слышны мотивы христианства, преобразованные из религиозной их формы в теоретические умозрения. Дело заключается в общей ориентации философской мысли на рационализацию, выражение в общих понятиях всевозможных форм человеческого опыта, идей, представлений. Выполняя эту функцию, философия в идеале как бы стремится охватить, обобщить, осмыслить, оценить не только интеллектуальные, духовные, жизненно-практические достижения человечества в целом, но и его негативный исторический опыт.

К этому примыкает также важная критическая функция, которую выполняет философия в культуре. Поиск решений сложных философских вопросов, формирование нового мировидения обычно сопровождается критикой разного рода заблуждений, предрассудков, ошибок, стереотипов, встающих на пути к истинному познанию, правильному действию. Задачу критического философского мышления, разрушения, расшатывания догм, устаревших взглядов с особой силой подчеркнул Ф. Бэкон, остро осознавший, что во все века философия встречала на своем пути «докучливых и тягостных противников»: суеверие, слепое, неумеренное религиозное рвение и другого рода помехи. Бэкон назвал их «призраками», обратив внимание па то, что среди «призраков», парализующих познание и мудрое действие, всякий раз оказывается вечный враг живого, пытливого интеллекта укоренившаяся привычка к догматическому способу познания и рассуждения, приверженность заранее данным понятиям, принципам, с которыми стремятся «согласовать» все остальное.

По отношению к предшествующему и наличному культурно-историческому опыту философия выполняет роль своего рода мировоззренческого «сита». Передовые мыслители, как правило, ставят под сомнение, расшатывают, разрушают устаревшие взгляды, догмы, схемы миропонимания. Вместе с тем они стараются не «выплеснуть вместе с водой и ребенка», стремятся сохранить в отвергаемых формах мировоззрения все ценное, рациональное, истинное, оказать ему поддержку, обосновать, развить. Это значит, что в системе культуры философия берет на себя роль критической  «селекции»,  аккумуляции  мировоззренческого опыта и его передачи (трансляции) последующим периодам истории.

Философия обращена не только к прошлому и настоящему, но и к будущему. В качестве формы теоретической мысли она обладает мощными конструктивными возможностями творческого формирования принципиально новых идей, мировоззренческих образов, идеалов. Философия способна выстраивать, мысленно «проигрывать» различные варианты миропонимания («возможные миры»), как бы заготавливая пробные системы мировоззрения для будущего, которое полно неожиданностей, никогда не бывает всецело ясным для ныне живущих людей. Это подтверждается, властности, существованием в истории философии разных вариантов понимания и решения мировоззренческих проблем.

Отталкиваясь от ранее сложившихся форм дофилософского, внефилософского или философского миропонимания, подвергая их критике, рациональному переосмыслению, систематизации, философия формирует на этой основе обобщенный теоретический образ мира в его соотнесенности с человеческой жизнью, сознанием и соответствующий данному этапу исторического развития. В мире философии переводятся на особый теоретический язык и мировоззренческие идеи, рождаемые в политическом, юридическом, нравственном, религиозном, художественном, техническом и других формах сознания. Усилиями философского интеллекта осуществляется также теоретическое обобщение, синтез многообразных систем повседневных, практических знаний, а с возникновением, развитием науки нарастающих массивов научного знания. Важнейшей функцией философии в культурно-исторической жизни людей являются согласование, интеграция всех форм человеческого опыта практического, познавательного и ценностного. Их целостное философское осмысление необходимое условие гармоничной и сбалансированной общественной жизни. Так, чтобы стать полноценной, политика должна быть скоррелирована с наукой и нравственностью. Она немыслима без правового обеспечения, научного обоснования, гуманистических нравственных ориентиров, вне учета национальных, религиозных и других особенностей различных пародов, наконец, без опоры на мировоззренческие ценности здравого смысла. Примечательно, что к ним сегодня нередко обращаются при обсуждении важнейших политических проблем. Соответствующая интересам человечества мировоззренческая ориентация требует интеграции всех основных задач, ценностей человеческой культуры. Их согласование посильно лишь для универсального мышления, обеспечиваемого той сложной духовной работой, которую в человеческой культуре взяла на себя философия.

Анализ важнейших функций, философии в системе культуры показывает, что культурно-исторический подход внес заметные изменения в классические представления о предмете, целях, способах и результатах философской деятельности. Это не могло не сказаться и на понимании характера философских проблем.

Природа философских проблем

Коренные мировоззренческие вопросы традиционно представлялись философам вечными и неизменными. Выявление К. Марксом их исторического характера, обусловившее существенное изменение способов философского исследования, привело к переосмыслению этих вопросов. Так, казавшееся вечным отношение

«человек природа» было переосмыслено как исторически изменчивое, зависящее от производственной и иной деятельности людей на том или ином этапе истории. Оказалось, что данная проблема в разные исторические периоды способна не просто менять свой характер, обостряться, становиться напряженной, но и перерасти в глобальную проблему, как это случилось в наши дни.

Историко-материалистически были истолкованы также все аспекты философской проблемы «мир человек». Классические философские вопросы (об отношениях «человек природа», «природа история», «личность общество», «свобода несвобода») и при новом подходе сохранили свое непреходящее мировоззренческое значение. Они предстали как выражение реальных диалектических «полярностей», неустранимых из жизни людей и потому принципиально неустранимых из философии.

Что же было внесено нового в понимание философских проблем? Можно ответить совсем кратко: историзм. Проходя через всю человеческую историю, выступая в определенном смысле как вечные проблемы, они приобретают в различные эпохи, в разных культурах и свой' конкретный, неповторимый облик. И это касается не двух-трех проблем; речь идет о принципиально новой общей концепции философии, ее предназначения. Важно, однако, подчеркнуть, что преодоление старой формы философских учений отнюдь не означало и не означает отказа от Сохранения, развития, углубления содержания обсуждавшихся в них серьезных проблем, а наоборот, предполагает все это.

В свете историко-материалистического подхода классические философские проблемы утратили облик неизменных, умозрительно решаемых проблем. Марксу удалось найти их искомую «земную основу»: они предстали как фундаментальные противоречия живой человеческой истории, имеющие открытый, Незавершенный характер. Отсюда их теоретическое решение мыслится не как окончательное, снимающее проблему. «Динамичное, процессуальное, как сама история, содержание философских проблем накладывает печать и на характер их решения, призванного резюмировать прошлое, определять конкретный облик проблемы в современных условиях и прогностически осмысливать будущее. В таком ключе была осмыслена, в частности, одна из важнейших философских проблем проблема свободы. Маркс преодолел ее сугубо абстрактное решение, примером которого может служить, в частности, тезис Спинозы «свобода есть осознанная необходимость». Обретение свободы осмысливается им как длительный процесс, обусловленный закономерным развитием общества и приобретающий в каждый период истории наряду с общими также особые, не допускающие стандартных решений черты.

Новым было также понимание философских проблем не как «чистых» проблем сознания, а как проблем общественного бытия, властности, существованием в истории философии разных вариантов понимания и решения мировоззренческих проблем.

Отталкиваясь от ранее сложившихся форм дофилософского, внефилософского или философского миропонимания, подвергая их критике, рациональному переосмыслению, систематизации, философия формирует на этой основе обобщенный теоретический образ мира в его соотнесенности с человеческой жизнью, сознанием и соответствующий данному этапу исторического развития. В мире философии переводятся на особый теоретический язык и мировоззренческие идеи, рождаемые в политическом, юридическом, нравственном, религиозном, художественном, техническом и других формах сознания. Усилиями философского интеллекта осуществляется также теоретическое обобщение, синтез многообразных систем повседневных, практических знаний, а с возникновением, развитием науки нарастающих массивов научного знания. Важнейшей функцией философии в культурно-исторической жизни людей являются согласование, интеграция всех форм человеческого опыта практического, познавательного и ценностного. Их целостное философское осмысление необходимое условие гармоничной и сбалансированной общественной жизни. Так, чтобы стать полноценной, политика должна быть скоррелирована с наукой и нравственностью. Она немыслима без правового обеспечения, научного обоснования, гуманистических нравственных ориентиров, вне учета национальных, религиозных и других особенностей различных пародов, наконец, без опоры на мировоззренческие ценности здравого смысла. Примечательно, что к ним сегодня нередко обращаются при обсуждении важнейших политических проблем. Соответствующая интересам человечества мировоззренческая ориентация требует интеграции всех основных задач, ценностей человеческой культуры. Их согласование посильно лишь для универсального мышления, обеспечиваемого той сложной духовной работой, которую в человеческой культуре взяла на себя философия.

Анализ важнейших функций, философии в системе культуры показывает, что культурно-исторический подход внес заметные изменения в классические представления о предмете, целях, способах и результатах философской деятельности. Это не могло не сказаться и на понимании характера философских проблем.

Природа философских проблем

Коренные мировоззренческие вопросы традиционно представлялись философам вечными и неизменными. Выявление К. Марксом их исторического характера, обусловившее существенное изменение способов философского исследования, привело к переосмыслению этих вопросов. Так, казавшееся вечным отношение «человек природа» было переосмыслено как исторически изменчивое, зависящее от производственной и иной деятельности людей на том или ином этапе истории. Оказалось, что данная проблема в разные исторические периоды способна не просто менять свой характер, обостряться, становиться напряженной, но и перерасти в глобальную проблему, как это случилось в наши дни.

Историко-материалистически были истолкованы также все аспекты философской проблемы «мир человек». Классические философские вопросы (об отношениях «человек природа», «природа история», «личность общество», «свобода несвобода») и при новом подходе сохранили свое непреходящее мировоззренческое значение. Они предстали как выражение реальных диалектических «полярностей», неустранимых из жизни людей и потому принципиально неустранимых из философии.

Что же было внесено нового в понимание философских проблем? Можно ответить совсем кратко: историзм. Проходя через всю человеческую историю, выступая в определенном смысле как вечные проблемы, они приобретают в различные эпохи, в разных культурах и свой' конкретный, неповторимый облик. И это касается не двух-трех проблем; речь идет о принципиально новой общей концепции философии, ее предназначения. Важно, однако, подчеркнуть, что преодоление старой формы философских учений отнюдь не означало и не означает отказа от Сохранения, развития, углубления содержания обсуждавшихся в них серьезных проблем, а наоборот, предполагает все это.

В свете историко-материалистического подхода классические философские проблемы утратили облик неизменных, умозрительно решаемых проблем. Марксу удалось найти их искомую «земную основу»: они предстали как фундаментальные противоречия живой человеческой истории, имеющие открытый, Незавершенный характер. Отсюда их теоретическое решение мыслится не как окончательное, снимающее проблему. «Динамичное, процессуальное, как сама история, содержание философских проблем накладывает печать и на характер их решения, призванного резюмировать прошлое, определять конкретный облик проблемы в современных условиях и прогностически осмысливать будущее. В таком ключе была осмыслена, в частности, одна из важнейших философских проблем проблема свободы. Маркс преодолел ее сугубо абстрактное решение, примером которого может служить, в частности, тезис Спинозы «свобода есть осознанная необходимость». Обретение свободы осмысливается им как длительный процесс, обусловленный закономерным развитием общества и приобретающий в каждый период истории наряду с общими также особые, не допускающие стандартных решений черты.

Новым было также понимание философских проблем не как «чистых» проблем сознания, а как проблем общественного бытия, которые объективно возникают и разрешаются в человеческой жизни, практике. Отсюда следовало, что и философская мысль должна осмысливать такие проблемы не только в теоретическом, но и в практическом плане.

К большим философским проблемам обращались и будут обращаться мыслители разных эпох. При всем различии их подходов и историческом изменении характера самих проблем все же в их содержании и понимании будет сохраняться определенное смысловое единство и преемственность. Историко-материалистически подход поставил под сомнение не сами проблемы, а лишь полноценность, достаточность их сугубо умозрительного решения. Он привел к выводу: решение философских проблем требует глубокого позитивного знания истории, конкретного изучения тенденций и форм исторического развития.

Что же касается отношения «мир человек» ( «бытие сознание» и т. п.), то оно тоже причастно к истории, хотя абстрактная его форма скрывает это обстоятельство. Но стоит только представить себе проблему, как становится понятным, что различные человеческие связи с миром развертываются в ходе истории. Они реализуются в изменяющихся формах труда, быта, в смене верований, развитии знаний, в политическом, нравственном, художественном и прочем опыте. Иначе говоря, поле практических, познавательных, ценностных отношений людей к миру, составляющих главный предмет философского осмысления, явление всецело историческое.

Человеческая история реальность особого рода. Это сложное сочетание общественной жизни людей (форм производства, социально-экономических, политических структур) и всевозможных духовных ее составляющих. Причем оба компонента переплетены, взаимодействуют, нерасторжимы. Отсюда и двоякая направленность философского исследования на реалии человеческой жизни, с одной стороны, и на различные, в том числе теоретические, отражения этих реалий в человеческом сознаниис другой. Например, философский анализ проблем свободы предполагает, как пояснял Маркс, умение различать, что конкретно являлось, а что представлялось «свободой» («несвободой») людям различных исторических эпох и формаций. Аналогично обстоит дело со всеми философскими проблемами. Осмысление, с философской точки зрения, политики, права и т. д. предполагает разграничение соответствующих реалий и отражающих их взглядов, учений.

Может показаться, однако, что на природу как на предмет философского интереса сказанное не распространяется, что к природе философский разум обращается прямым образом, вне всякой связи с человеческой историей, практикой, познанием. Это иллюзия. Вопрос, что собой представляет природа в ее самых общих чертах, по сути равнозначен вопросу, каковы наши практические, научные и другие знания о природе, что дает их философское обобщение. Д это значит, что философские концепции природы тоже формируются на основе критического анализа, сопоставлений, отбора, теоретической систематизации различных исторически возникавших, сменявших, дополнявших друг друга образов природы в нефилософском сознании людей.

В общественно-исторической жизни людей в целом и в каждом из конкретных ее «пластов» тесно переплетены объективное и субъективное, бытие и сознание, материальное и духовное. Ведь все предметы, создаваемые людьми, будь то машины, архитектурные сооружения или полотна художников, представляют собой овеществленные человеческий труд, мысль, знания, творчество. Вот почему философское мышление, связанное с осмыслением истории, требует сложных процедур разграничения этих составляющих -- мыслимого и реального. Этим и объясняется «биполярный», субъектно-объектный характер всех типично философских размышлений. Не случайно важной обязанностью философов. как и других специалистов, изучающих общественно-историческую жизнь людей, Маркс считал объяснение механизмов появления и существования не только истинных, но и искаженных представлений о действительности, преодоление всяческих деформаций объективного содержания проблем. Отсюда необходимость для философа критической позиции, учета искажающих факторов. Одним словом, и эта часть задачи связана с уяснением смыслового ноля «мир человек человеческое сознание», то есть с тем или иным решением основного вопроса философии в его конкретных исторических проявлениях.

Итак, классическая традиция связывала философию с постижением вечных принципов понимания мира и человеческой жизни. Маркс вступил в спор с таким пониманием, подчеркнув, что философская мысль обращена к общественно-исторической жизни людей, подверженной изменению, развитию. Отсюда следовало переистолкование предмета, методов, результатов философии как исторических, принимающих различный облик в разные эпохи. Маркс стремился преодолеть традиционную обособленность философии от реальной действительности, а также претензии философов на окончательное суждение о пей. Сегодня в условиях интенсивного обновления советского общества на глазах меняются устоявшиеся формы хозяйственной, политической, духовной жизни, разрушаются устаревшие стереотипы мышления, формируются свободные, демократические взгляды, позиции. Ясно, что замкнутая на самое себя философская мысль не способна отразить процесс столь быстрых изменений общественной реальности.

На переживаемом нами ныне серьезном переломном этапе истории возникла настоятельная потребность более четко определить полномочия философии, ее отношение к действительности, к решению сложных современных проблем. С этой точки зрения представляется крайне важным уяснить мысли о предназначении философии, к которым пришел Маркс в результате серьезных теоретических раздумий и преодоления спекулятивно-умозрительного, замкнутого в себе философствования. Важно возродить, ввести в действие разработанную Марксом интерпретацию философии как социально-исторического знания, мировоззрения, постоянно связанного с жизнью, практикой, открытого новым ситуациям и проблемам.

5. Проблема научности философского мировоззрения

Спор о познавательной ценности философии. Понятие научно-философского мировоззрения. Философия и наука: родство и различия функций. Научная объективность и социальные позиции.

Теперь предстоит осветить еще один важный вопрос, который вряд ли можно обойти даже на стадии предварительного знакомства с философией. Это вопрос о научности (не научности) философского мировоззрения, об отношении философии к науке.

Европейская традиция, восходящая к античности, высоко ценившая единство разума и нравственности, вместе с тем прочно связывала философию с наукой. Еще греческие мыслители придавали большое значение подлинному знанию, компетентности в отличие от менее надежного, а то и просто легковесного мнения. Такое разграничение имеет принципиальный характер для многих форм человеческой деятельности. Значимо оно и для философии. Так чем же являются результаты интеллектуальных усилий философов: надежным знанием или только мнением, пробой сил, своего рода игрой ума? Каковы гарантии истинности философских обобщений, обоснований, прогнозов? Вправе ли философия притязать на статус науки, или же такие притязания беспочвенны?

Спор о познавательной ценности философии

Напомним, что наука, как и философия, родилась в Древней Греции (математика, раннее научно-техническое знание, начала научной астрономии). Временем бурного развития естествознания, появления все новых наук о природе и обществе стала затем эпоха раннего капитализма (XVI—XVIII века), как и античность, отмеченная глубоким переворотом, расцветом культуры. В XVII веке статус зрелой научно-теоретической области получила механика, составившая затем базу всей классической физики. Дальнейшее развитие наук пошло нарастающими темпами. Наука стала важнейшим фактором научно-технического прогресса, цивилизации. Ее социальный престиж в современном мире очень высок. А что можно в этом отношении сказать о философии?

Сопоставление познавательных возможностей философии и конкретных наук, выяснение места философии в системе человеческих знаний имеет давние традиции в европейской культуре. Философия и наука выросли из одного корня, затем отделились друг от друга, приобрели самостоятельность, но не обособились. Обращение к истории познания позволяет установить их неразрывную диалектическую связь, взаимовлияние, конечно, также подверженное историческим изменениям. В соотношении философии и специального научного знания различают три основных исторических периода, а отчасти и типа, способа отношений:

первоначальное совокупное знание древних, именовавшееся «философией» и обращенное к самым разным предметам. Наряду со всевозможными конкретными наблюдениями, выводами практики, начатками различных наук оно охватывало обобщенные размышления людей о мире и о себе, которым в будущем предстояло развиться в философию в более специальном, собственном смысле этого слова. Первичное знание заключало в себе одновременно пранауку и прафилософию. По мере развития той и другой, в процессе формирования собственно науки и философии постепенно уточнялась их специфика, четче определялось родство и различие познавательных функций;

 специализация знаний, формирование все новых конкретных наук, их отделение от совокупного знания (так называемой «философии»). Одновременно шло развитие философии как особой области знания, ее размежевание с конкретными науками. Этот процесс длился многие века, но наиболее интенсивно происходил в XVII—XVIII веках. Новые разделы знания возникают и в наше время и будут, надо думать, формироваться в последующие периоды истории. Причем рождение каждой новой дисциплины в какой-то мере повторяет черты исторического перехода от донаучного, протонаучного, первичного философского изучения предмета к конкретно-научному;

 формирование теоретических разделов целого ряда наук, их постепенная интеграция, синтез.

В рамках первых двух периодов конкретно-научное знание, за исключением сравнительно небольшой его части, носило опытный, описательный характер. Кропотливо накапливался материал для последующих обобщений, но при этом ощущался «дефицит» теоретической мысли, умения видеть связи различных явлений, их единство, развитие, общие закономерности, тенденции. Такого рода задачи в значительной мере падали на долю философии, которая должна была умозрительно, нередко наугад строить общую картину природы (натурфилософия), общества (философия истории). Дело это, понятно, далеко не простое, потому неудивительно, что, как отмечал Ф. Энгельс, наряду с гениальными догадками, было наговорено немало вздора, да иначе и быть не могло. При всем том философская мысль выполняла важную миссию формирования и развития общего миропонимания.

Начавшийся в Х1Х\веке третий период переходит затем в XX век. Это время, когда многие теоретические задачи, до сих пор решавшиеся лишь в умозрительной философской форме, наука уверенно взяла на себя. А попытки философов решать эти задачи прежними способами оказываются все более наивными, безуспешными. Все яснее сознается, что универсальную теоретическую картину мира философия должна строить, не чисто умозрительно, не вместо науки, а вместе с наукой, на основе обобщения конкретно-научных знаний. Это остро ставит на повестку дня проблему научности самой философии.

Первую попытку обрисовать круг задач философии перед лицом уже возникших и вновь формирующихся конкретных наук в свое время предпринял Аристотель. В отличие от частных наук, каждая из которых занята исследованием своей области явлений, он определил философию в собственном смысле слова («первую философию») как учение о первопричинах, первопринципах, самых общих началах бытия. Ее теоретическая мощь представлялась ему несоизмеримой с возможностями частных наук. Философия вызывала восхищение Аристотеля, знавшего толк и в специальных науках. Он называл эту область знания «госпожой наук», считая, что другие науки, как рабыни, не могут сказать ей и слова против. В размышлениях Аристотеля отражено характерное для его эпохи резкое расхождение философской мысли и специальных дисциплин по уровню их теоретической зрелости. Такая ситуация сохранялась в течение многих веков. Аристотелевский подход надолго утвердился в сознании философов. Гегель, следуя той же традиции, наделил философию титулами «королева наук» или «наука наук». Отголоски таких представлений можно услышать еще и сегодня.

В то же время в XIX, а еще резче в XX веке на новом этапе развития знаний зазвучали противоположные суждения о величии науки и неполноценности философии. В это время возникло и приобрело влияние философское течение позитивизма, поставившее под сомнение познавательные возможности философии, ее научность, одним словом, развенчивающее «королеву» в «служанки». В позитивизме был сформулирован вывод о том, что философия это «суррогат» науки, имеющий какое-то право на существование в те периоды, когда еще не сложилось зрелое научное познание. На стадиях же развитой науки познавательные притязания философии объявляются несостоятельными.

Провозглашается, что зрелая наука сама себе философия, что именно ей посильно брать на себя и успешно решать запутанные философские вопросы, мучившие умы в течение столетий. Среди профессиональных философов различных стран такие взгляды сегодня уже не очень популярны. Но они еще бытуют среди специалистов конкретных областей знания и практики, выдвигающих в заслугу своей позиции примерно такие аргументы: у философии нет ни одной своей предметной области, все они со временем попали в ведение конкретных наук; у нее нет экспериментальных средств и вообще надежных опытных данных, фактов, нет четких способов отличить истинное от ложного, иначе споры не растягивались бы на века. Кроме того, в философии все расплывчато, неконкретно, наконец, не видно ее воздействия на решение практических задач. О какой же научности можно тут говорить?!

Между тем приведенные доводы можно опровергнуть. Изучение вопроса убеждает в том, что такой подход, его называют «сциентизм» (от лат. scientiaнаука), связан с неоправданной переоценкой социальной миссии науки (которая, бесспорно, очень велика) ; с видением только положительных ее сторон и функций, ошибочным представлением о науке как о якобы универсальном духовном факторе человеческой жизни, истории. Этот подход продиктован еще и непониманием специфики философии, ее особых, не сводимых лишь к научно-познавательным задач. Вместе с тем с позиций мудрости, защиты гуманизма, нравственных ценностей осуществляется убедительная критика культа конкретно-научного знания (его технико-экономических эффектов), ограниченной и опасной для судеб человечества сциентистской и техницистской ориентации. Как видим, вопрос о познавательной ценности философии был поставлен довольно резко. А как реально обстоит дело с научностью (ненаучностью) философского мировоззрения? Это, по-видимому, не праздный вопрос.

Понятие научно-философского мировоззрения

Уже отмечалось, что формы, типы мировоззрений многообразны. Есть все основания говорить о плюрализме национальных, классовых и групповых, индивидуальных взглядов, позиций. Это не исключает, правда, присутствия в них и общих мотивов, типовых черт. Философские взгляды в этом смысле не составляют исключения. История философии знакомит нас с многообразием философских учений, принадлежащих прошлому и настоящему. Однако далеко не все они претендуют и могут претендовать на статус научно-философского мировоззрения.

Научно-философское мировоззрение это такая система понимания мира и места в нем человека, которая опирается на науку, корректируется и развивается вместе с наукой и сама оказывает активное влияние на развитие науки. Уместно сравнить теперь данное определение с ранее приведенными определениями мировоззрения вообще и философского мировоззрения. Схематично их соотношение можно представить в виде концентрических кругов. Наиболее широким из трех понятий является понятие мировоззрения (М). Уже входящее в него понятие философского мировоззрения (ФМ). И, наконец, лишь часть философских учений может быть отнесена к области научно-философского мировоззрения (НФМ). 

История познания убеждает в том, что данному понятию в наибольшей степени отвечают учения философского материализма. В различные эпохи, в зависимости от уровня развития и характера научных знаний, материализм принимал различные формы. Важнейшими из них являются: стихийный и во многом еще наивный материализм древних философов; материализм XVII—XVIII веков, носивший механистический и метафизический характер; наконец, диалектический материализм, созданный К. Марксом и Ф. Энгельсом к середине XIX века на основе исследований общества и новых достижений естествознания.

Во второй форме материализма почти отсутствовали представления о развитии мира, о взаимосвязи, взаимодействии различных явлений. По словам Энгельса, ученые анатомировали природу, по крупицам собирали материал для последующих обобщений.

Это во многом и определило метафизический характер материализма данного периода. Под метафизикой понимается взгляд на мир и способ мышления, при которых различные предметы, явления рассматриваются вне их взаимосвязей, развития. Понятие диалектики противоположно понятию метафизики. Оно обозначает взгляд на мир и способ мышления, при которых различные явления рассматриваются во взаимодействии, развитии.

Насыщение диалектикой углубило и обогатило материализм. Материализм и диалектика сочетаются естественно и органично. Ведь материализм, как пояснял Ф. Энгельс,— не что иное, как понимание мира таким, каким он существует реально, без фантастических искажений (такова же в принципе установка науки). Но мир, как он есть, это мир сложных взаимосвязей, противоречий, качественных изменений, развития. А это значит, что верное понимание мира требует единства материализма и диалектики. Существенным вкладом в формирование диалектико-материалистического миропонимания явилось также впервые осуществленное Марксом распространение материализма на общественную жизнь, на человеческую историю.

Развитие материализма и влияние научных знаний на философскую мысль этим, естественно, не закончилось, оно продолжается и в наши дни. Материализм меняет свою форму с каждой крупной эпохой в развитии науки '. Со своей стороны, материалистические учения оказывали заметное воздействие на развитие науки. Один из убедительных примеров такого воздействиявлияние атомистического учения древнегреческих философов (Демократ и другие) на формирование научной атомистики. Продуктивное воздействие на науку оказывали и некоторые рациональные идеи идеалистических учений. Так, идеи развития вошли в естествознание сначала в идеалистической форме (мысль о стремлении к совершенству). И лишь позже было осуществлено их материалистическое переистолкование, соответствующее содержанию и духу научного познания.*

Вокруг проблемы научности философского мировоззрения продолжаются горячие споры. При этом нередко допускается неисторическое, абстрактное сопоставление познавательных функций философии и науки, которое исходит из посылки, будто философия решает в принципе те же задачи, что и наука, только на другом, предельно обобщенном уровне. При таком подходе их специфика размывается, возникает опасность либо «растворения» философской проблематики в специально-научной, либо обособления философской мысли, ее противопоставления науке. В рамках такого умозрительного сравнения, прямолинейного соотнесения этих двух областей знания как в принципе однотипных проявляется эффект их мнимого соперничества.

Философия, в отличие от конкретных наук, изучающих частные законы, определялась как наука о наиболее общих законах развития природы, общества и человеческого мышления. Согласно такой точке зрения (по сути, она восходит к Аристотелю), философия мыслится как набор самых общих положений, выступающих по отношению к развитому научному знанию как нечто вспомогательное, не главное. При этом не только не раскрывается реальная картина соотношения философии и науки в истории культуры, но даже во многом утрачивается понимание специфики философии, достигнутое еще в классической немецкой философии. Аналогичен результат и других абстрактных сопоставлений сфер духовной деятельности (философия религия, философия искусство и т.д.), берущихся вне истории, вне целостного контекста культуры.

' См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 286. 3   Введение в философию, ч. 1

Вопрос о требованиях к научно-философскому мировоззрению и о самой его возможности удается корректно поставить и решить лишь на основе историко-материалистического подхода к философии. Что же выявляет такой подход? Он свидетельствует о том, что философия и наука рождаются, живут и развиваются в лоне уже сложившихся, исторически конкретных типов культуры, испытывая воздействие различных их компонентов. Вместе с тем обе они оказывают заметное влияние друг на друга и на весь комплекс культуры. Причем характер и формы этого влияния имеют историческую природу, меняют свой вид в различные эпохи. Понять функции философии и науки, их родство и различие можно лишь на базе обобщения их реального статуса, роли в различные периоды истории. Исторический анализ свидетельствует о том, что философия и наука вовсе не соперницы, что каждая из них выполняет в культуре свои, специфические функции. Обрисованные выше функции философии в системе культуры позволяют уяснить те ее задачи, которые родственны науке, а также те, которые носят иной, особый характер, определяя важную общественно-историческую миссию философской мудрости, в том числе ее способность влиять на развитие и жизнь науки.

Философия и наука: родство и различие функций

Научно-философское мировоззрение выполняет ряд познавательных функций, родственных функциям науки. Наряду с такими важнейшими функциями, как обобщение, интеграция, синтез всевозможных знаний, открытие наиболее общих закономерностей, связей, взаимодействий основных подсистем бытия, о которых уже шла речь, теоретическая масштабность философского разума позволяет ему осуществлять также эвристические функции прогноза, формирования гипотез об общих принципах, тенденциях развития, а также первичных гипотез о природе конкретных явлений, еще не проработанных специально-научными методами.

На основе общих принципов рационального миропонимания философская мысль группирует житейские, практические наблюдения различных явлений, формулирует общие предположения об их природе и возможных способах познания. Используя опыт понимания, накопленный в иных областях познания, практики (перенос опыта), она создает философские «эскизы» тех или иных природных или общественных реалий, подготавливая их последующую конкретно-научную проработку. При этом осуществляется умозрительное продумывание принципиально допустимого, логически, теоретически возможного. Познавательная сила таких «эскизов» тем больше, чем более зрелым является научно-философское понимание. В результате «выбраковки» вариантов, малоправдоподобных или вовсе противоречащих опыту рационального познания, могут быть в принципе отобраны (селекция), получить философское обоснование наиболее разумные допущения.

Функция «интеллектуальной разведки» служит и заполнению познавательных пробелов, возникающих постоянно в связи с неполнотой, разной степенью изученности тех или иных явлений, наличием «белых пятен» в познавательной картине мира. Конечно, в конкретно-научном плане эти пробелы предстоит заполнить специалистам-ученым, но первоначальное их осмысление осуществляется в той или иной общей системе миропонимания. Философия заполняет их силой логического мышления. Схему опыта должна сначала набросать мысль, пояснял Кант.

Уж так устроен человек, что его не удовлетворяют плохо связанные между собой фрагменты знаний; у него сильна потребность в целостном, не разорванном понимании мира как связного и единого. Отдельное, конкретное уясняется гораздо лучше, когда осознано его место в целостной картине. Для частных наук, занятых каждая своей областью исследования с присущими ей методами, это невыполнимая задача. Философия же вносит весомый вклад в ее решение, способствуя правильной постановке проблем.

Интеграция, универсальный синтез знаний сопряжены также с разрешением характерных трудностей, противоречий, возникающих на границах различных областей, уровней, разделов науки при их «стыковке», согласовании. Речь идет о всевозможных парадоксах, апориях (логических затруднениях), антиномиях (противоречиях в логически доказуемых положениях), познавательных дилеммах, кризисных ситуациях в науке, в осмыслении и преодолении которых философской мысли принадлежит весьма существенная роль. В конечном счете такие затруднения связаны с проблемами соотнесения мысли (языка) и реальности, то есть принадлежат к извечно философской проблематике.

Философия, в отличие от конкретных наук, изучающих частные законы, определялась как наука о наиболее общих законах развития природы, общества и человеческого мышления. Согласно такой точке зрения (по сути, она восходит к Аристотелю), философия мыслится как набор самых общих положений, выступающих по отношению к развитому научному знанию как нечто вспомогательное, не главное. При этом не только не раскрывается реальная картина соотношения философии и науки в истории культуры, но даже во многом утрачивается понимание специфики философии, достигнутое еще в классической немецкой философии. Аналогичен результат и других абстрактных сопоставлений сфер духовной деятельности (философия религия, философия искусство и т.д.), берущихся вне истории, вне целостного контекста культуры.

Вопрос о требованиях к научно-философскому мировоззрению и о самой его возможности удается корректно поставить и решить лишь на основе историко-материалистического подхода к философии. Что же выявляет такой подход? Он свидетельствует о том, что философия и наука рождаются, живут и развиваются в лоне уже сложившихся, исторически конкретных типов культуры, испытывая воздействие различных их компонентов. Вместе с тем обе они оказывают заметное влияние друг на друга и на весь комплекс культуры. Причем характер и формы этого влияния имеют историческую природу, меняют свой вид в различные эпохи. Понять функции философии и науки, их родство и различие можно лишь на базе обобщения их реального статуса, роли в различные периоды истории. Исторический анализ свидетельствует о том, что философия и наука вовсе не соперницы, что каждая из них выполняет в культуре свои, специфические функции. Обрисованные выше функции философии в системе культуры позволяют уяснить те ее задачи, которые родственны науке, а также те, которые носят иной, особый характер, определяя важную общественно-историческую миссию философской мудрости, в том числе ее способность влиять на развитие и жизнь науки.

Научно-философское мировоззрение выполняет ряд познавательных функций, родственных функциям науки. Наряду с такими важнейшими функциями, как обобщение, интеграция, синтез всевозможных знаний, открытие наиболее общих закономерностей, связей, взаимодействий основных подсистем бытия, о которых уже шла речь, теоретическая масштабность философского разума позволяет ему осуществлять также эвристические функции прогноза, формирования гипотез об общих принципах, тенденциях развития, а также первичных гипотез о природе конкретных явлений, еще не проработанных специально-научными методами.

На основе общих принципов рационального миропонимания философская мысль группирует житейские, практические наблюдения различных явлений, формулирует общие предположения об их природе и возможных способах познания. Используя опыт понимания, накопленный в иных областях познания, практики (перенос опыта), она создает философские «эскизы» тех или иных природных или общественных реалий, подготавливая их последующую конкретно-научную проработку. При этом осуществляется умозрительное продумывание принципиально допустимого, логически, теоретически возможного. Познавательная сила таких «эскизов» тем больше, чем более зрелым является научно-философское понимание. В результате «выбраковки» вариантов, малоправдоподобных или вовсе противоречащих опыту рационального познания, могут быть в принципе отобраны (селекция), получить философское обоснование наиболее разумные допущения.

Функция «интеллектуальной разведки» служит и заполнению познавательных пробелов, возникающих постоянно в связи с неполнотой, разной степенью изученности тех или иных явлений, наличием «белых пятен» в познавательной картине мира. Конечно, в конкретно-научном плане эти пробелы предстоит заполнить специалистам-ученым, но первоначальное их осмысление осуществляется в той или иной общей системе миропонимания. Философия заполняет их силой логического мышления. Схему опыта должна сначала набросать мысль, пояснял Кант.

Уж так устроен человек, что его не удовлетворяют плохо связанные между собой фрагменты знаний; у него сильна потребность в целостном, не разорванном понимании мира как связного и единого. Отдельное, конкретное уясняется гораздо лучше, когда осознано его место в целостной картине. Для частных наук, занятых каждая своей областью исследования с присущими ей методами, это невыполнимая задача. Философия же вносит весомый вклад в ее решение, способствуя правильной постановке проблем.

Интеграция, универсальный синтез знаний сопряжены также с разрешением характерных трудностей, противоречий, возникающих на границах различных областей, уровней, разделов науки при их «стыковке», согласовании. Речь идет о всевозможных парадоксах, апориях (логических затруднениях), антиномиях (противоречиях в логически доказуемых положениях), познавательных дилеммах, кризисных ситуациях в науке, в осмыслении и преодолении которых философской мысли принадлежит весьма существенная роль. В конечном счете такие затруднения связаны с проблемами соотнесения мысли (языка) и реальности, то есть принадлежат к извечно философской проблематике.

Кроме задач, родственных науке, философия выполняет и особые, лишь ей присущие функции: уяснение самых общих оснований культуры вообще и науки в частности. Наука сама себя достаточно широко, глубинно и масштабно не -уясняет, не обосновывает.

Специалисты, изучающие всевозможные конкретные явления, нуждаются в общих, целостных представлениях о мире, о принципах его «устройства», общих закономерностях и т. д. Однако сами они таких представлений не вырабатывают. В конкретных науках используется универсальный мыслительный инструментарий (категории, принципы, различные методы познания). Но ученые специально не занимаются разработкой, систематизацией, осмыслением познавательных приемов, средств. Общемировоззренческие и теоретико-познавательные основания науки изучаются, отрабатываются в сфере философии. Наконец, наука не обосновывает сама себя и в ценностном отношении. Зададимся вопросом, можно ли отнести науку к положительным, полезным или же отрицательным, вредным для людей явлениям? Однозначный ответ дать трудно, ибо наука что нож, который в руках хирурга-целителя творит добро, а в руках убийцы страшное зло. Наука не самодостаточна: сама, нуждаясь в ценностном обосновании, она не может служить универсальным духовным ориентиром человеческой истории. Задача уяснения ценностных оснований науки и общественно-исторической жизни людей вообще решается в широком контексте истории, культуры в целом и носит философский характер. Как отмечал Ф. Энгельс, «важнейшее прямое действие на философию оказывают политические, юридические, моральные отражения» '. Конечно, для научно-философского мировоззрения очень важна опора на науку. Однако уяснение основополагающих принципов человеческой жизни предполагает обращение не только к науке. Философия призвана осмыслить весь сложный комплекс общественно-исторического бытия людей. Но как соотносится то и другое?

Научная объективность и социальные позиции

Философские учения принадлежат породившему их обществу и несут на себе отпечаток его культуры, уклада жизни. Не случайно Гегель назвал философию духовной квинтэссенцией времени, самосознанием эпохи. Влияние на философию характера той или иной эпохи дополняется воздействием на нее многообразных и разнородных тенденций исторического процесса, интересов, настроений, склада мышления участвующих в нем социальных слоев. Через все эпохи проходит противоборство прогрессивных и консервативных или реакционных общественных сил, приобретая драматически острый характер в периоды социальных революций. Позиции противоборствующих сторон во многом диктуются выбором ценностей, ориентацией на те или иные тенденции общественного процесса. Это проявляется и в современном мире конца XX столетия.

Социальный смысл философских учений может выражаться как в самих взглядах, идеях, так и в той роли, какую они играют в процессе общественного развития. Как правило, одно связано с другим. Например, учение диалектики критично и революционно по своему содержанию, сути. Поэтому понятно обращение к нему общественных сил, заинтересованных в изменении существующего порядка вещей, в реализации прогрессивных идеалов и тенденций социального развития.

Фронтальное противостояние направлений (материализмидеализм, диалектика метафизика) и социальную ориентированность философских взглядов В. И. Ленин называл партийностью философии. Это не надо понимать упрощенно как непременную принадлежность философа к той или иной политической партии или ориентацию на определенные социальные силы общества. Социальная обусловленность концепций носит сложный, опосредствованный характер. Испытывая воздействие общественно-исторических условий своего времени, философская мысль вместе с тем движется в своем, относительно независимом от них русле. Наследуя мыслительный опыт прошлого, философы продолжают давно начатые раздумья, используя накопленную культуру анализа, решения проблем. Иначе говоря, осуществляется интеллектуальный поиск, не только порожденный общественными ситуациями данного времени, но и независимый от них.

Философские позиции нельзя жестко оценивать как-либо истинные, либо ложные и понимать "их как зеркальное отражение классового размежевания. Ценные завоевания философской мысли делались не только материалистами. Так, в рамках идеализма была разработана концепция диалектики (Гегель) . В. И. Ленин заметил, что «умный идеализм» оказывается нередко «ближе к умному материализму, чем глупый материализм» '. Из этого следует вывод: критически анализируя ту или иную систему философских взглядов, не годится отвергать ее с порога как целиком ошибочную. Нужно уметь обнаружить и вычленить подчас заключенные в ней позитивные моменты, идеи, понять значение выдвигаемых теоретических и практических проблем. В области философской мысли особенно неуместна узко понятая «партийность»характерное для догматического мышления слепое, безрассудное отстаивание правоты своей и неправоты «чужой» точки зрения, неспособность отойти от раз и навсегда заученных канонов.

Противостояние позиций, 'философская полемика имеют не только социальные, но и теоретические причины. Сам характер философских проблем предполагает тщательную проработку альтернативных решений. Поэтому крайне важна последовательность теоретического анализа, его обоснованность заранее определенными исходными принципами, целостность мировоззрения философа. Нельзя механически включать в систему философских воззрений инородные, противостоящие ей взгляды и суждения. Выявленные в иных философских учениях рациональные идеи, здравые суждения могут использоваться только при условии «перевода» их на язык собственной концепции согласования с ней.

' Ленин. В. И. Поли. Собр. соч. Т. 29. С. 248.

Разумеется, к философу можно и должно предъявлять требование ответственности за возможные социальные последствия использования его взглядов и теорий. Важно, чтобы эти последствия на оставались вне осознания, контроля, чтобы теоретик «ведал, что творит», отдавал себе отчет в том, чем может обернуться для общества возможное использование его идей на практике.

Вульгарное толкование партийности философии ставит под угрозу величие, теоретическую объективность, научную обоснованность философского разума. Дело в том, что партийность философской мысли сопряжена с выражением интересов, целей, программ действия определенных общественных сил, поскольку дает ориентацию на те или иные социальные ценности. Но насколько совместимы научная объективность и активная, заинтересованная социальная позиция? Не антиподы ли они? В самом деле, служение определенным интересам, ценностные ориентации и научная беспристрастность часто взаимоисключают друг друга. Их векторы противоположно направлены, а возможность их совпадения не типовой, не частый случай. Однако научной объективности не препятствует, а, напротив, способствует, как установил К. Маркс, тенденциозность особого рода ориентация на самые прогрессивные тенденции всемирно-исторического процесса.

Партийность партийности рознь. Еще Гегель выявил принципиальное различие двух типов ориентации философской мысли: субъективной и объективной. В первом случае философские рассуждения превращаются из способа обретения истины в средство защиты заранее избранной позиции. «Субъективная партийность» может привести к формированию утопических представлений о будущем, подтолкнуть к авантюризму в практических решениях, к принятию желаемого за действительное. Она чревата искажением реального положения вещей, нередко приводит к предвзятым выводам и оценкам, оборачивается произволом мнений и действий. Субъективизм отличают также судорожность мысли, некомпетентность, пренебрежение трезвым анализом.

 Такая позиция не способствует отысканию истины и не приносит пользы в жизни.

Научная философия должна базироваться на непредвзятом, беспристрастном, объективном исследовании и столь же объективной оценке вытекающих из него результатов. Только на такой основе возможно формирование отвечающих подлинным человеческим интересам идеалов. Иначе говоря, позиции, цели, ценностные ориентации открываются и обосновываются объективным философским исследованием, а не предшествуют ему. Такое понимание сочетания научной объективности и социальных позиций ценил Гегель. Его воспринял и развил К. Маркс. Позициям Маркса следовал и В. И. Ленин, выдвинувший требование вести линию строго научного анализа вплоть до политики.

Разработавший учение о социальной обусловленности философии Маркс представлял себе философа не просто как идеологавыразителя классовых интересов, он хотел видеть в нем и человека науки. Философия вовсе не представлялась ему лишенной опытной основы, процедур, позволяющих отличить истинное от ложного, субъективное от объективного. Конкретно-научное знание Маркс считал базовым, связующим философию с действительностью. Вез опоры на науку философия соотносит себя с действительностью через обыденную, «мелкую» практику и соответствующее ей сознание. В этом случае философия вырождается в пустое морализаторство, а философ, не знающий науки, выступает как обанкротившийся теоретик, оперирующий «пустыми понятиями».

Но гарантирует ли сам факт обращения философа к науке добротность получаемых результатов, выполнение своей миссии? Вполне возможно, что нет. Нередко это выливается в простое подведение конкретного материала науки, реальной жизни под общие понятия или же в попытки решать за ученых их задачи. В свете историко-материалистического подхода познавательно-теоретические задачи философии выглядят иначе. Философия предстает как теоретическое обобщение человеческой истории и как научное обоснование современной и будущей деятельности людей. Философ, разрабатывающий теорию познания, не может не опираться на факты истории развития знаний, истории науки в контексте истории материальной и духовной культуры общества. Философское уяснение техники и технической деятельности людей предполагает обобщение истории техники, технического знания, инженерной деятельности. Философско-теоретические образы политики, права, морали, религии, искусства и других общественных явлений должны базироваться на обобщении истории их возникновения и развития. Философский анализ сложных взаимодействий компонентов материальной и духовной культуры также, но мысли Маркса, не берется «с потолка», а строится на основе изучения их реальных исторических связей.

Главной задачей философии Маркс считал сведение воедино общих результатов, полученных в процессе изучения исторического развития людей '. Выявив социальную обусловленность философских взглядов и в то же время понимая, как трудно философу выйти за рамки своего времени, встать выше конкретных групповых интересов, Маркс ценил в философии универсальную «независимость мысли, которая относится ко всякой вещи так, как того требует сущность самой вещи» ". Только обращение к истории позволяет отличить подлинные ценности от мнимых, непреходящие от временных, общечеловеческие от частных, групповых.

Вечное и временное, историчное в марксовом понимании философии неразрывно связаны друг с другом. Философия в ее историко-материалистическом истолковании обращена к общественно-исторической жизни людей в ее самых широких масштабах. Важнейшим предметом внимания ее выступают противоречия (человекприрода, личностьобщество и другие), которые, несмотря на изменение их облика, проходят через всю историю, то есть имеют всемирно-исторический характер и непреходящее значение. Маркс ориентировался не на поверхностный, обращенный лишь к сегодняшнему дню, а глубинный историзм. Философские проблемы переживают множество трансформаций, по-разному понимаются и разрешаются людьми. Но сквозь все исторические вариации проходит и устойчивое, инвариантное, сохраняющееся их содержание. Такое содержание в единстве вечного и временного, обобщенного и конкретного, прошлого и будущегои должна постичь философская мысль, призванная дать людям важнейшие мировоззренческие ориентиры.

Сегодня особенно остро осознается значимость непреходящих общечеловеческих ценностей, что подтверждает правоту философов, утверждавших самые высокие идеалы, моральные абсолюты, непременное единство объективного знания и нравственности.

Принципиальное значение для философии имеют человеческие проблемы. И с тех пор как философия сложилась в самостоятельную область духовной культуры, эти проблемы в ней постоянно присутствуют, живут, приковывая к себе особое внимание в периоды больших исторических трансформаций общества, революций в культуре, глубинной переоценки ценностей.

Не случайно переживаемое нашей страной общественное обновление потребовало новой постановки проблемы человека, ее выдвижения на первый план. При ином подходе нельзя обосновать саму идею общественного прогресса, его критерии. Взятые вне их человеческого «измерения», научно-технический, экономический, политический, моральный и все другие аспекты прогресса

не просто теряют свою сбалансированность, гармоничное соотношение; не будучи ориентирован на высокие гуманные цели достижения полноценной человеческой жизни, здоровья, благополучия, социальной справедливости, доброты, духовного богатства, счастья людей, прогресс утрачивает свой смысл.

Гуманистическая идея человека как самой высокой ценности и высшей цели («самоцели»), сформулированная уже на ранних стадиях истории философии и получившая развитие на почве марксизма, видевшего в ней самую суть нового общества, имеет поистине великую и в то же время трагическую историю.

В нашей стране вместе с осуждением культа личности и связанных с ним отклонений от ленинских норм общественной жизни, с разоблачением бесчинств сталинщины решаются задачи реабилитации и возвышения личности. Парадокс ли это? В действительности сотворение идола и обесценение человеческой личности это полярные проявления одной злокачественной мировоззренческой болезни. Деформированное общество, подмявшее под себя человека, не может избежать атрофии свободы и ответственности, моральной деградации. Горький опыт истории позволяет ныне ясно понять, что судьба цивилизации, духовных ценностей, гуманистических идеалов зависит прежде всего от самого человека от его мировоззренческой самостоятельности, зрелости, компетентности. На это мы ориентируемся сегодня и в социальном плане, создавая новый облик социализма как гуманного и демократического общества, в котором человек действительно становится «мерой всех вещей» (Протагор).


Диплом на заказ


1. Антон Антонович Дельвиг
2. РЕФЕРАТ дисертації на здобуття наукового ступеня кандидата юридичних наук Ха
3. Природа человеческих способносте
4. по теме- Информационные технологии
5. I К концу XIV в в Московском княжестве образовалось несколько удельных владений принадлежащих сыновьям Дмитр
6. Жанровое разнообразие поэмы Пушкина Руслан и Любмила
7. руб Показатель За отчетный период За ана
8. ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА 10.
9. Вот таким местом скорби и братства нам стало Лычково ~Небольшое село на краю новгородской земли
10. Тема- Разновидности оселкового искусственного мрамора ОИМ ОИМ ~ это затворенное клеевым раствором гипс
11. от 10000 до нескольких миллионов углеродных единиц
12. Г доктор психологических наук 1955 года рождения Профессор кафедры психологии развития доктор психологи
13. 191 1 гг ПА Столыпин
14. господарської діяльності; оцінка активів і пасивів підприємства; консультування з питань податкового закон
15. боярское правление
16. Тема- Мерчандайзинг в аптеке ЦЕЛЬ ВЫПОЛНЕНИЯ РАБОТЫ- На основе теоретических представлений о мерча
17. КОЛИЧЕСТВО И КАЧЕСТВО Обычно рассматривают количество и качество как два дополнительные термина не пон
18. 03 ~ хірургія А В Т О Р Е Ф Е Р А Т дисертації на здобуття наукового ступеня кандидата медичних наук
19. модульного контролю
20. Особливості проявів суїцидальної поведінки в юнацькому віці