Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

белый спектр в оружейном экспорте ПОНЯТИЯ-Серый экспорт поставка вооружений военной техники

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-13

Бесплатно
Узнать стоимость работы
Рассчитаем за 1 минуту, онлайн

Черно-белый спектр в оружейном экспорте

ПОНЯТИЯ:
Серый экспорт
- поставка вооружений, военной техники и технологий их производства, а также изделий двойного назначения, осуществляемая государством или его отдельными институтами в нарушение норм международного права или обычая и/или национального законодательства, но с условием обязательного участия в сделке государственного аппарата страны-продавца (или ее санкционирования им).
Черный экспорт
- передача вооружений в нарушение международного и/или национального законодательства без санкции государственных органов.

Начну с двух вводных замечаний. Первое: серьезный анализ теневой торговли оружием должен опираться на достоверную и полную информацию. Обладание ею для неправительственных экспертов - задача почти неразрешимая, и поэтому многие предположения, которые будут высказаны в этой статье, носят гипотетический характер.

Второе: понятие теневой торговли оружием, которым я пользуюсь в статье, не претендует на универсальность и окончательность. Теневые продажи - это совокупность черных и серых поставок вооружений. В свою очередь, деление на черный и серый экспорт производится на основании следующих критериев:

тип акторов, участвующих в передаче оружия;

их мотивация;

соответствие передачи нормам национального законодательства и

международным обязательствам, официально принятым на себя страной-экспортером.

Черным экспортом занимаются преимущественно физические лица или их группы, которые иногда создают с этой целью специальные фирмы. Организаторами черного экспорта могут быть, к примеру, хозяйственные субъекты и воинские части. Сущностная черта черных поставок - их мотивация: обогащение частных лиц, какая-либо общественная мотивация тут отсутствует. Черный экспорт фактически тождествен контрабанде. Он нарушает прежде всего национальное законодательство страны-экспортера, международные же обязательства - иногда да, иногда нет.

При сером экспорте в организацию поставок оказываются вовлеченными государственный аппарат страны-экспортера или отдельные государственные институты, которые либо прямо участвуют в сделке, либо знают о ней, но не пресекают ее. Мотивация таких действий может быть двоякой: коммерческой (для пополнения доходов государственного или ведомственного бюджета, а также для улучшения финансового положения отдельной военно-промышленной корпорации) или военно-политической, когда с помощью передачи оружия поддерживают правительство, считающееся союзным, или вооруженное движение. Поставки становятся серыми, если страна-экспортер нарушает взятые на себя международные обязательства или нормы международного права. Частными случаями таких сделок могут быть передачи:

вооружений и технологий, попадающих под ограничения режимов нераспространения (преимущественно оружие массового поражения и средства его доставки, особенно ракетные);

вооружений странам, в отношении которых действует эмбарго Совета Безопасности ООН (к числу таких государств в настоящее время относятся Ирак, Ливия и Югославия);

оружия движениям, ведущим вооруженную борьбу против признанных мировым сообществом правительств (являющихся членами ООН и/или признанных подавляющим большинством государств мира).

Дезорганизация и коррумпированность властных структур ряда постсоциалистических стран приводят к размыванию границы между серым и черным экспортом вооружений. Поэтому можно выделить промежуточные области - черно-серого и серо-черного - экспорта, для которых характерны один или несколько признаков в трех сферах:

1. Состав акторов: в подготовке и/или реализации сделки участвуют одни государственные институты, другие же препятствуют поставкам или считают их незаконными; складывается ситуация аппаратной конкуренции между несколькими государственными органами, иногда даже между разными спецслужбами. К промежуточной зоне следует отнести и поставки, осуществляемые крупными военно-промышленными корпорациями в обход нормальной процедуры оформления сделок.

2. Мотивация: формально сделка заключена в общенациональных интересах или интересах крупной корпорации, на самом же деле скрывают сильнейшую частную заинтересованность отдельных физических лиц.

3. Механизм реализации: акторы пользуются тем, что контрольные органы недобросовестно исполняют свои прямые обязанности (причиной может быть или недостаточная компетентность органов экспортного контроля, или их заинтересованность в сделке).

Еще одна переходная область - бело-серая и серо-белая зоны. Относящиеся к ним поставки формально писаным законам не противоречат, на деле же создают серьезные политические и/или экономические трудности в отношениях между страной-экспортером и третьими странами, неблагоприятно влияют на ее образ в мире. К такого рода сделкам можно отнести поставки:

одновременно обеим сторонам, вооруженный конфликт между которыми либо уже существует, либо с высокой долей вероятности может вспыхнуть;

одному из вовлеченных в вооруженный конфликт государств, что резко меняет военный баланс сил в пользу получателя оружия;

в страны, формально находящиеся в напряженных отношениях с государством-экспортером;

в страны, развитие военно-технического сотрудничества (ВТС) с которыми может вызвать санкции в отношении экспортера со стороны США и их союзников (например, в Сирию и Иран).

Строго говоря, серо-белый и бело-серый экспорт роднит с теневым только стремление экспортеров возможно дольше сохранять эти поставки в тайне. Поэтому такого рода передачи вооружений я буду называть в этой статье полутеневыми.

В целом характеристики различных видов экспорта можно суммировать следующим образом:

См. табл. 1.

Кроме того, на мой взгляд, следует отличать передачи, представляющие интерес исключительно для правоохранительных органов и журналистов, от тех, которые заслуживают того, чтобы стать предметом исследования, то есть имеющих существенное коммерческое значение и/или приводящих к ощутимым военно-политическим последствиям. По неофициальным данным, госкомпания "Росвооружение" считает крупными контракты, стоимость которых превышает миллион долларов [1]. Для руководителей российских предприятий оборонно-промышленного комплекса ориентир значимости сделки - сумма свыше 500 тыс. долларов [2]. Разумеется, в обоих случаях речь не идет о теневых контрактах, однако уровень в 500 тыс.-миллион долларов можно и для серых или черных поставок принять за порог, позволяющий говорить о существенном коммерческом значении [3].

Оценить с такой количественной точностью военные последствия сделки, конечно, невозможно - хотя бы потому, что порог чувствительности различается от региона к региону. При штурме абхазскими войсками Сухуми (сентябрь 1993 года) на ситуацию могла повлиять (или повлияла?) поставка полусотни подствольных гранатометов, исключительно эффективных в условиях городского боя. Изменить баланс сил в турецком Курдистане в пользу боевиков Курдской рабочей партии способна лишь большая партия переносных зенитных ракетных комплексов (ПЗРК) [4], а чтобы переломить ход войны в Афганистане, Раббани и его союзникам понадобятся тяжелые вооружения: танки, реактивные системы залпового огня, тяжелая ствольная артиллерия и ударные самолеты. Иными словами, стратегическую чувствительность трансферта следует определять применительно к каждому конкретному случаю.

В статье я последовательно

описываю ситуацию с передачами вооружений в мире до распада СССР;

прослеживаю динамику факторов, определяющих мировой спрос и предложение на теневом рынке вооружений после окончания холодной войны [5];

формулирую условия, при которых теневой рынок вооружений будет развиваться либо сокращаться;

характеризую ситуацию в России и пытаюсь доказать, что после 1994-1995 годов она не может быть серьезным источником теневых поставок вооружений.

Во времена холодной войны

Теневой рынок вооружений возник, на мой взгляд, после распада ялтинско-потсдамской системы международных отношений. Это не означает, что в 50-80-е годы серых или черных оружейных поставок не было. Достаточно вспомнить скандал "Иран-контрас", когда США финансировали антисандинистские силы в Никарагуа на средства, полученные от продажи вооружений исламскому Ирану. Однако по своей природе эти поставки кардинально отличались от теневых трансфертов 90-х годов.

Для периода холодной войны были характерны построенные на вертикальных связях жесткие и относительно статичные военно-политические блоки и неформальные альянсы с центрами в Москве и Вашингтоне. Внутри этих группировок отношения могли быть сложными, но на международной арене действия каждой из них в целом подчинялись единым целям. В частности, поставки вооружений следовали логике биполярной конфронтации и, как правило, призваны были укрепить вооруженные силы союзников и клиентов в Третьем мире. Он оказался тем промежуточным социально-политическим пространством, где границы сфер влияния двух блоков оставались подвижными, а ограниченное и контролируемое применение вооруженной силы - допустимым. Динамическое противоборство сверхдержав переместилось сюда, поскольку на Европейском континенте наличие оружия массового поражения фактически заморозило противостояние, превратив его в своего рода позиционную войну без изменения линии фронта.

Передачи вооружений дружественным режимам и антиправительственным движениям, обучение их военного персонала стали для США и СССР одним из самых действенных методов расширения собственных сфер влияния и дестабилизации противника. В период холодной войны серые трансферты таких легких и компактных видов вооружений и военной техники (ВВТ), как переносные зенитные ракетные комплексы, снайперское стрелковое оружие, высокотехнологичные противопехотные мины, приборы ночного видения, средства закрытой тактической радиосвязи, способны были радикально повлиять на течение конфликтов. Именно скрытность, дешевизна и "портативность" операций по серому экспорту вооружений делали их чрезвычайно эффективным механизмом воздействия на военно-политическую динамику в том или ином регионе мира. Коммерческая составляющая трансфертов вооружений не имела для сверхдержав, и особенно для Советского Союза, серьезного значения.

Понятие теневого экспорта плохо подходит к обстановке фактической войны между западным блоком и социалистическим лагерем, которая лишь приняла невооруженные формы. Преобладавшие тогда трансферты правильнее было бы называть секретными или специальными операциями. От серых поставок 90-х годов их отличало прежде всего отсутствие меркантильной составляющей или ее второстепенное значение по сравнению с военно-политическим эффектом.

Теневые продажи вооружений с коммерческой целью практиковались главным образом на периферии двух конфронтирующих блоков или даже вне биполярной системы. По всей видимости, этим занимались Швеция, ЮАР (и как поставщик, и как получатель), Чили и, возможно, частные военно-промышленные корпорации Франции. Похоже, что во время ирано-иракской войны ограниченные поставки в Иран производили не только США, но и Израиль, сотрудничавший в военно-технической области и с ЮАР. Словом, именно в удаленных от центра двухполюсного противоборства регионах условия благоприятствовали расцвету теневой торговли, поскольку здесь

коммерческая мотивация брала верх над военно-политической;

контроль со стороны лидера блока был слабым или отсутствовал;

покупатели или продавцы занимали особое положение в системе международных отношений: находились в изоляции, самоизоляции или были изгоями.

Особое место в этой среде занимала Болгария. По некоторым сведениям, в период холодной войны ее спецслужбы и внешнеторговые организации специализировались на конфиденциальных поставках вооружений. Не исключено, что именно поэтому и в 90-е годы болгарское государственное агентство по экспорту вооружений "Кинтекс" осталось рекордсменом по деловой активности на таком рынке. Как утверждают американские источники, в 1992-1993 годах "Кинтекс" заключил примерно десять-двенадцать сделок по контрабандной доставке оружия в бывшую Югославию на сумму около 100 млн долларов [6].

Теневой рынок вооружений после 1992 года

I. Структурная перестройка системы международных отношений

Одной из предпосылок расширения теневого экспорта вооружений стали распад Организации Варшавского договора и ослабление блоковой дисциплины в победившей военно-политической группировке. Современная структура международных отношений обладает всеми признаками переходности, она очень изменчива, неустойчива, контроль над ней ослаблен, а вероятность случайных, незапрограммированных событий высока. Появились новые мини-полюсы принятия решений, и действия государств уже не объединены в той же степени, как прежде, общей стратегией одного альянса. Лидеры противостоявших раньше друг другу альянсов не могут оказывать былого сдерживающего и дисциплинирующего воздействия. Участники бывших блоков ведут себя намного свободнее, но вместе с тем лишились ряда преимуществ времен холодной войны.

Думаю, что именно в момент разрушения биполярной структуры сложились основы будущих теневых поставок вооружений. В 1989 году СССР начал из-за нараставших экономических трудностей сокращать поддержку своих клиентов в Третьем мире. Однако оставшийся без помощи Москвы просоветский режим в Эфиопии продержался до 1991 года, а партия МПЛА в Анголе остается у власти и по сию пору. Понятно, что в 1989-1992 годах правительства в Аддис-Абебе и Луанде были вынуждены энергично искать альтернативные источники боеприпасов и запасных частей, создавая тем самым организационную инфраструктуру будущих теневых потоков вооружений [7]. Известно, например, что эфиопский режим Менгисту Хайле Мариама, столкнувшись с проблемой нехватки военно-технических ресурсов, создал альтернативные источники тайного снабжения из Израиля. В частности, сообщалось, что правительственная авиация наносила бомбовые удары по позициям эритрейских сепаратистов с использованием кассетных боеприпасов израильского производства. Сведений о других аналогичных каналах у меня нет, однако неудовлетворенный спрос должен был создавать соответствующее предложение - скорее всего в форме теневых поставок.

Теневой спрос на вооружения должен был появиться и у вовлеченных в вооруженное противоборство бывших союзников Запада по холодной войне. В 50-е-первой половине 70-х годов большинство антиправительственных движений были антизападными, иногда прокоммунистическими и просоветскими, многие же противостоявшие им правительства - прозападными. В конце 80-х произошла инверсия, сигнализировавшая о близящемся кризисе советского мирового полюса, который оставил попытки изменить статус-кво и стал стремиться сохранить его, фактически перейдя от экспансии к стратегической обороне. Антиправительственные движения, боровшиеся с просоветскими режимами, перешли на сторону Запада. Какое-то время он еще мог поставлять оружие моджахедам, эритрейским сепаратистам, УНИТА и некоммунистическим фракциям повстанцев в Камбодже. Но сомнительно, чтобы США продолжали оказывать поддержку своим бывшим союзникам в Афганистане и Анголе, где война продолжается до сих пор. Это означает, что афганские группировки и УНИТА создали коммерческие теневые каналы получения оружия.

II. Появление государств-изгоев

В период холодной войны наиболее последовательные и широкомасштабные санкции испытал на себе южноафриканский режим, создавший в ответ развитый военно-промышленный комплекс, который не только удовлетворяет основные национальные нужды, но и производит вооружения на экспорт.

В 90-е годы эмбарго было наложено на торговлю оружием с Ираком, Ливией и Югославией. США активно противодействуют и развитию военно-технических связей с Сирией, Ираном и КНДР. Государствам и корпорациям, поддерживающим контакты в военной области с этими странами, грозят санкции. Однако практика показала, что в конечном счете они оказываются малоэффективными и лишь меняют структуру и качество внешнеэкономических связей блокируемых государств. Поставки вооружений продолжаются, хотя и уходят в теневую зону. В ряде случаев происходят криминализация торговых потоков, а также формирование организационной, информационной, транспортной и кадровой инфраструктур серого и черного экспорта вооружений [8]. По свидетельству американских источников, Иран и Ирак создают тайные сети для нелегальной покупки и поставок военной техники с использованием возможностей черного и серого рынков. Такие закупки охватывают весь диапазон техники и услуг - от легкого стрелкового оружия до технологий, позволяющих организовать производство оружия массового уничтожения [9].

III. Кризис государства на Юге

Окончание холодной войны изменило не только конфигурацию международных отношений, но и природу их субъектов. Государство-нация в его современной форме как системообразующий элемент мировой политики возникло в Европе на рубеже средневековья и нового времени. Однако после 1991 года национальное государство в роли главного элемента системы международных отношений переживает все более очевидный кризис. Растут возможности негосударственных транснациональных субъектов (столь разных, как транснациональные корпорации, неформальные диаспорные группировки и международные мафиозно-криминальные картели). Быстро усиливаются внутригосударственные формирования, построенные на этнической, конфессиональной, клановой и племенной основах. В ряде случаев мы сталкиваемся с фактическим разрушением государственности или с долговременной утратой государственного контроля над частью территории страны.

а) Фактическое разрушение государственности

Сейчас в таком состоянии находятся Либерия, Сомали и Сьерра-Леоне. К этой же группе стран можно отнести и Боснию, которая сразу же после получения независимости оказалась потрясенной внутренним вооруженным конфликтом. Весной 1997 года список пополнила Албания. В Афганистане реальная государственность отсутствовала с апреля 1992-го, когда пало центральное правительство Мохаммада Наджибуллы, и примерно до лета 1997 года, когда войска движения "Талибан" вышли за пределы территории, населенной преимущественно пуштунами.

В каждой из этих стран центральная власть фактически перестала существовать. Самопровозглашенные правительства контролируют лишь часть территории страны, разделенной порой оказывается даже столица. Территория поделена между несколькими конкурирующими военно-политическими формированиями, что означает: мы имеем дело не с классической гражданской войной, а с "войной всех против всех". На Западе такие государства называют "несостоявшимися" (failed) [10].

По тому же сценарию ситуация может начать развиваться в ряде других африканских и ближневосточных государств. В каждом из них к коллапсу центральной государственной власти привело отсутствие национального самосознания и традиций национально-государственного строительства. Население угрожаемых зон идентифицирует себя с внутринациональными (племенными, семейными, клановыми) или наднациональными (конфессиональными) общностями. Усиливающееся в незападном мире сопротивление вестернизации и поиск самобытных форм государственного строительства приводят в ряде случаев к тому, что традиционные общества отторгают модель государства-нации. Если на Ближнем Востоке эти разрушительные тенденции сдерживают внешние силы, для которых данный регион важен в стратегическом отношении, то в Африке описанный процесс может существенно изменить территориальный статус-кво.

Вместо разрушившихся государств возникают "черные дыры", где порой отсутствует какая бы то ни была власть и постоянно борются друг с другом полевые командиры, региональные военно-политические лидеры и криминальные группировки. Французский исследователь Жан-Кристоф Руфин окрестил подобные области "белыми пятнами" [11]. Понятно, что там возникают благоприятная обстановка для нелегальной торговли оружием и устойчивый спрос на него. Недаром отрывочные газетные сообщения о перехвате нелегально поставляемого оружия указывают на существование потоков теневого экспорта в Афганистан, Руанду и Боснию [12].

б) Утрата государственного контроля за частью территории страны

Еще более многочисленны "кризисные" (troubled) государства, где в течение долгого времени слабая центральная государственная власть существует наряду с оппозиционными вооруженными формированиями, настолько прочно контролирующими часть территории страны, что даже способны создать некое подобие органов административного управления. К этой категории можно отнести Мьянму, Северный Ирак (при всем своеобразии этого случая), Судан и Шри-Ланку. В каком-то смысле к ним близок и Пакистан, власти которого, по-видимому, никогда эффективно не контролировали населенную пуштунами зону на северо-западе страны.

Антиправительственные движения порой обладают немалыми ресурсами, позволяющими им закупать крупные партии вооружений и вести интенсивные боевые действия. Источниками ресурсов могут служить:

природные богатства, эксплуатация которых не требует больших финансовых вложений и сложной технической инфраструктуры (ценные породы деревьев, драгоценные и полудрагоценные камни, каучук);

контроль за важными транспортными артериями или объектами транспортной инфраструктуры (проходы в горах, морские терминалы, аэропорты);

зарубежная финансовая поддержка (например, различные афганские группировки пользуются поддержкой Саудовской Аравии, Пакистана, Ирана и Узбекистана);

финансирование диаспорой [13].

Особую роль играют производство, транспортировка и продажа наркотических веществ [14]. В сфере наркобизнеса совпадают интересы политических и криминальных вооруженных формирований, заключающих между собой альянсы (в Колумбии); иногда армии наркобаронов маскируются под национальные (армия Кхун Са в Мьянме) или социальные ("Тупак Амару" в Перу) движения. В Афганистане производство героина превратилось в основу экономических систем противоборствующих сторон. По оценкам аналитиков Федеральной пограничной службы России, только на территории Северного Афганистана размещены промышленные мощности, способные произвести героина на сумму 20 млрд долларов.

в) Кризис государств на постсоветском пространстве

Частный случай "кризисных" государств - бывшие республики СССР, на чьей территории возникли непризнанные государственные образования (Приднестровская Молдавская Республика, Республика Абхазия, Нагорно-карабахская Республика, Чеченская Республика Ичкерия, Республика Южная Осетия). В каждом из них сформированы властные органы и вооруженные силы, а некоторые пробовали создать собственные финансовые системы. Все эти квазигосударства участвовали в разных по продолжительности и интенсивности конфликтах.

Хотя все эти конфликты переведены сейчас из открытой в латентную фазу, они вполне могут вспыхнуть снова. Это вынуждает руководство сепаратистских территорий уделять постоянное внимание вопросу наращивания боевого потенциала своих вооруженных сил. Отметим также, что этот потенциал изначально был весьма высок, поскольку лишь в Южной Осетии и Приднестровье вооруженные конфликты были прекращены в результате активных миротворческих усилий России. В Абхазии, Чечне и Нагорном Карабахе сепаратисты добились прямой военной победы.

IV. Прогноз

В последние годы система международных отношений развивается крайне противоречиво. С одной стороны, прослеживается долговременная тенденция к нарастанию ее саморегуляции и самоорганизации. С другой - окончание холодной войны привело к фрагментации и анархизации этой системы. Пока трудно судить, окажется ли потеря контроля за ситуацией в ряде обширных и стратегически важных районов случайным отклонением от торного пути развития или же долговременной тенденцией.

От ответа на этот вопрос зависит прогноз развития теневых трансфертов вооружений и военной техники в мире. Если "белые пятна" станут расползаться, число саморазрушающихся государств, криминальных политических режимов и могущество наркобаронов расти, то теневой рынок оружия будет расширяться. Стабилизация постсоциалистических режимов, укрепление центральной власти в государствах Третьего мира, восстановление государственности в странах, пораженных кризисом, позволят легальному и прозрачному оружейному бизнесу вытеснить серые поставки.

Теневой рынок сохранит прежний объем или сократится и в том случае, если мир вернется к жесткой конфронтации двух или более полюсов силы (при этом вряд ли возобновится российско-американское противостояние, скорее - американо-китайское). Тогда число зон, находящихся вне государственного контроля, сократится, а система международных отношений станет более управляемой.

Россия: олигархическая конкуренция против теневого рынка оружия

Ситуация в области государственного контроля за торговлей оружием резко ухудшилась в момент распада СССР и в первые годы существования независимой России. 1992-1994 годы стали, по-видимому, периодом наиболее активного расширения теневой торговли оружием.

Следует, однако, четко отделять собственно теневой экспорт из России от незаконных передач вооружений частями и подразделениями советских/российских вооруженных сил, которые находились на территории новых независимых государств, но сохранили подчинение Москве. В крупных масштабах оружие передавали Западная группа войск в Германии, а также группировки российских войск в других странах Центральной и Восточной Европы. Два фактора совпали по времени: с одной стороны, катастрофически падал жизненный уровень офицеров младшего и среднего звена, а с другой - рос спрос на вооружения в связи с разгоревшимися конфликтами в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии, Нагорном Карабахе и Таджикистане. В результате торговля оружием стала одним из главных источников корпоративного и персонального выживания. В условиях высокой инфляции и начавшихся задержек зарплаты армейские должностные лица нелегально распродавали технику, чтобы обеспечить питанием подчиненных и не допустить их обнищания. Вряд ли эти передачи дали большой финансовый эффект, но серьезное, если не решающее влияние на развитие вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве оказали.

Передачи вооружений российскими войсками, дислоцированными на территории новых независимых государств, следует, на мой взгляд, рассматривать отдельно от незаконной оружейной торговли. Последняя предполагает соотнесенность с "нормой", узаконенной процедурой. Однако в период крушения государства вряд ли можно говорить о "нормальности", поскольку уже сам распад государства - явление экстраординарное.

Положение дел в области экспортного контроля начало меняться, по-видимому, после событий осени 1993 года. В 1994-1995 годах была создана относительно эффективная централизованная монополистическая структура военно-технического сотрудничества [15], которую контролировала Служба безопасности президента. Вряд ли черные продажи прекратились полностью, но масштаб их, скорее всего, существенно сократился.

Что же касается серого экспорта, то при дефиците открытой достоверной информации о его состоянии я могу высказать лишь следующую гипотезу:

у России есть военно-политические и коммерческие интересы, которые могут быть удовлетворены с помощью теневых или полутеневых поставок вооружений, однако

создать и отработать механизмы таких поставок не позволяет ослабление государственного аппарата страны.

Россия отказалась сейчас от участия в глобальном военно-политическом соперничестве. Поле ее геополитических интересов сжалось в основном до пространства бывшего СССР. Тем не менее Россия еще может влиять с помощью оружейных поставок на развитие военно-политической ситуации по крайней мере в двух регионах - Афганистане и Закавказье. В первом из них получателем могут теоретически выступать группировки Северного альянса [16], во втором - Армения [17].

Сведения о передачах российских вооружений Еревану сделали достоянием общественности в апреле 1997 года председатель Комитета Государственной думы России по обороне Лев Рохлин и тогдашний министр по делам СНГ Аман Тулеев. По заявлению последнего, Министерство обороны безвозмездно и незаконно передало Армении в 1994-1996 годах несколько десятков танков и боевых машин пехоты на общую сумму 271 млрд рублей. Затем, после ведомственной проверки, проведенной по запросу контрольного управления администрации президента, эти данные подтвердил министр обороны Игорь Родионов [18].

По данным генерала Рохлина, Россия передала Армении 32 ракеты Р-17, 27 зенитных ракетных комплексов (ЗРК) "Круг", 39 ракет к этим ЗРК, 40 ракет к ЗРК "Оса", 84 танка Т-72, 50 БМП-2, 18 установок "Град", 40 переносных зенитных ракетных комплексов "Игла" и 200 ракет к ним [19]. По утверждению генерала, в организации поставок Еревану ключевую роль сыграл тогдашний министр обороны Павел Грачев. Когда он был уволен, поставки продолжались скрытно от его преемника. Последний раз танковые управляемые снаряды были переданы 27 октября 1996 года [20]. Факт поставок подтвердили и спецслужбы. Высокопоставленный представитель ФСБ сообщил газете "Сегодня", что поставки шли в обход официальных структур, через посреднические фирмы [21]. Участие Министерства обороны, а может быть, и одной из специальных служб позволяет квалифицировать передачи вооружений в Армению как серые или как серо-белые.

Думаю, однако, что в будущем Москве скорее всего придется отказаться от теневых или полутеневых поставок в зону внешнего окружения Турции. Россия принимает сейчас участие в двух тендерах турецкой армии - на закупку 145 ударных вертолетов (4,5 млрд долл.) и тысячи основных боевых танков (3,5 млрд долларов). В первом конкурсе камовская фирма выступила совместно с Израилем с очень сильным предложением, так что у России есть шанс получить заказ. Какие аргументы звучали во время закулисных переговоров о высылке курдского лидера Абдуллы Оджалана из Москвы (октябрь 1998 года), неизвестно, но не исключено, что "вертолетные" мотивы сыграли при принятии решения не последнюю роль. К тому же кроме военных контрактов у России есть в Турции и более осязаемые газовые интересы. Словом, эта страна может стать слишком привлекательным рынком, чтобы Москва могла позволить себе продолжать поставки вооружений в Армению или контакты с представителями Курдской рабочей партии. Теневые операции с оружием во внешнем окружении Турции могут стать разменной картой на переговорах о закупке Анкарой российских вертолетов Ка-50-2. Фактически речь идет об отказе России от геополитической конкуренции с Турцией на Ближнем Востоке и в Закавказье в обмен на получение выгодных заказов, в том числе военных.

Теоретически для России весьма привлекателен коммерческий теневой и полутеневой экспорт. Используя его каналы, Москва могла бы проникнуть на три типа рынков:

в Ирак [22] и Ливию [23] - платежеспособные нефтедобывающие государства-изгои, остро нуждающиеся в замене устаревшего парка вооружений, который не обновлялся в течение последних десяти лет;

на Тайвань и в Пакистан; выход на их довольно емкие рынки блокируют крупнейшие покупатели российского оружия - Китай и Индия;

в Иран и Сирию - платежеспособные государства, развитие военно-технических связей с которыми грозит России или ее хозяйственным субъектам экономическими санкциями со стороны США.

Все перечисленные страны занимают на рынке вооружений "маргинально-блокадное" положение [24]. Они - основной резерв расширения российского экспорта, поскольку Китай и Индия склонны сокращать свои закупки, а занять другие ниши России чрезвычайно трудно [25]. Между тем сохранение ситуации бидоминантного экспорта в принципе опасно для его устойчивости и стабильности.

В целом положение дел с гипотетическими и реальными потоками теневого и полутеневого экспорта показано в таблице 2 (с. 109).

Хотя блокадные рынки и привлекательны в коммерческом отношении, успешное проникновение на них теневого российского оружейного экспорта кажется мне маловероятным по четырем причинам.

1. При нынешнем падении элементарной государственной дисциплины при работе с секретными материалами сохранить в тайне гипотетические операции серого экспорта практически невозможно. У крупных информационных агентств и редакций газет есть в государственных органах платные источники, организующие утечки даже чрезвычайно чувствительной информации. В 1998 году подобная утечка чуть было не сорвала крупный контракт [26] .

2. Острейшее соперничество в среде российской политической и экономической элиты приводит к тому, что любой руководитель в системе военно-технического сотрудничества постоянно находится в поле зрения конкурентов, готовых использовать любой его промах для дискредитации и устранения. Военно-техническое сообщество России очень невелико и гораздо лучше просматривается изнутри, чем это кажется стороннему наблюдателю. Поэтому любые попытки торговать с "чувствительными" странами быстро станут известны аппаратным или политическим противникам - со всеми вытекающими из этого последствиями.

3. Бесконечные реорганизации органов АФБ-МБВД-МБ-ФСК-ФСБ, кадровая чехарда в их руководстве и ограниченное финансирование вряд ли создали дополнительные препятствия для деятельности зарубежных разведок на территории России [27]. Обнаружить передачи вооружений государствам-изгоям позволяют и современные технические средства космического наблюдения.

4. Неафишируемые военно-технические связи с Исламабадом, Триполи и Багдадом сталкиваются с энергичным противодействием антипакистанского и антиарабского лобби в Москве. Еврейская община в России обладает достаточными финансовыми и управленческими ресурсами, а также влиянием на средства массовой информации, чтобы заблокировать военно-техническое сотрудничество с государствами-изгоями в Северной Африке и на Ближнем Востоке. К тому же и Израиль, и Турция могут предложить России коммерчески более привлекательные проекты, чем рискованные операции со странами-изгоями. Веер открывающихся возможностей широк - от примитивных компенсаций за отказ от сотрудничества, скажем, с Ираном, до совместных военно-технических и военно-технологических программ. Еще одно лобби - проиндийское - сформировалось во властных структурах в силу давней традиции двусторонних отношений с этой страной [28].

Коммерчески или военно-политически значимый теневой экспорт оружия может наладить только компетентный, некоррумпированный и сплоченный государственный аппарат, сотрудники которого руководствуются надличностными этическими ценностями (идеологическими, конфессиональными, национальными и др.), а не частными интересами [29]. В нашем государственном аппарате ситуация иная, а потому, на мой взгляд, широкомасштабный серый экспорт вооружений из России маловероятен. Государство смогло подавить или поставить под контроль черный экспорт вооружений, но для организации широкомасштабного серого экспорта продолжает оставаться слишком слабым.

Автор благодарит Я. Паппэ (Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН)
и М. Кенжетаева (Центр по изучению проблем разоружения МФТИ)
за помощь, оказанную при работе над статьей.

Примечания

[1] По крайней мере именно такую цифру назвал в частной беседе один бывший работник ГК "Росвооружение". Статистику по "мелким контрактам" "Росвооружения" см.: М. Кенжетаев. Россия на рынке оружия в 1994-1996 гг. // Военно-техническое сотрудничество: Еженедельный обзор зарубежной прессы ИТАР-ТАСС. 1998. #5. С. 77-78.

[2] Прогнозы о грядущем технологическом отставании России не учитывают нашу гражданственность и патриотизм: Интервью генерального конструктора ЦКБ МТ "Рубин" Юрия Кормилицина // Экспорт обычных вооружений. Ноябрь-декабрь 1996. #7-8. С. 29.

[3] За исключением запасных частей, поставки которых могут иметь небольшую стоимость, но большое значение для сохранения боеготовности войск.

[4] Сообщения о наличии на их вооружении ПЗРК и реакции на это турецких военных уже появлялись в открытой прессе: см. Коммерсант-Weekly. 1997. 17 июня. С. 4.

[5] В этой статье моментом окончания холодной войны я условно считаю распад СССР.

[6] Jane’s Intelligence Rev. 1997. Vol. 9. #5. P. 232-238.

[7] По-иному ситуация складывалась для Афганистана. В 1989-1991 годах советские поставки в эту страну резко возросли, составив 3,8 млрд долл. в 1989-м, 3,5 млрд в 1990-м и 1,9 млрд в 1991 году, по сравнению с сотнями миллионов долларов в 80-е годы (данные "World Military Expenditures and Arms Transfers: 1995"). Вслед за фактическим прекращением поставок в 1992 году последовал немедленный крах кабульского режима. Сандинисты в Никарагуа и пномпеньский режим получали помощь соответственно от Кубы и Вьетнама.

[8] Kopp P. Embargo et criminalisation de l’йconomie // Economie des guerres civiles. Sous la direction de J.-C. Rufin, F.P. Jean. P.: Hachette, 1996. P. 423 - 465.

[9] Jane’s Intelligence Rev. 1997. Vol. 9, #4. P.187-190.

[10] Hoffmann S. The Politics and Ethics of Military Intervention // Survival. 1996. Vol. 37. #4. Цит. по: Бордачев Т. "Новый интервенционизм" 90-х годов. // Pro et Contra. Осень 1998. Т. 3, #4. С. 75.

[11] Rufin J.-C. L’empire et les nouveaux barbares. Editions J.-C. Lattes, 1991.

[12] Приведу два примера. В 1995 г. авиация талибов перехватила и посадила в Кандагаре пилотируемый российским экипажем транспортный самолет Ил-76, который перевозил боеприпасы и стрелковое оружие, закупленные правительством Б. Раббани в Албании. В конце 1995 года казахстанские спецслужбы арестовали в аэропорту Алматы самолет белорусской авиакомпании, доставлявший из Пловдива в Баграм 35 тонн боевых гранат. См.: Литовкин В. Белоруссия на рынке вооружений // Известия. 1997. 8 авг.

[13] Angoustures A., Pascal V. Diasporas et financement des conflits // Economie des guerres civiles… P. 495-542.

[14] Labrousse A. Territoires et rйseaux: l’example de la drogue // Economie des guerres civiles... P. 467-494.

[15] Руслан Пухов называет российскую систему военно-технического сотрудничества в 1994-1997 гг. "вертикально-президентской" (см.: Пухов Р. Система ВТС России после августа 1997 года // Экспорт вооружений. 1997. #2), американский исследователь Игорь Хрипунов - "централизованной моносубъектной" (centralized uniactor).

[16] Подробнее см.: Кенжетаев М. Поставки ВВТ РФ за рубеж в 1997 г. // Военно-техническое сотрудничество. 1998. #26 (104). С. 54-81.

[17] Кенжетаев М. Оборонная промышленность Армении // Экспорт вооружений. 1997. #3. С. 7-10.

[18] Труд-7. 1997. 4 апр.

[19] Коммерсантъ-Daily. 1997. 12 апр.

[20] Независимая газета. 1997. 3 апр.

[21] Сегодня. 1997. 28 мар.

[22] СССР прекратил поставки ВВТ Ираку в сентябре 1990 года.

[23] Поставки ВВТ Ливии Россия прекратила с 22 апреля 1992 года на основании распоряжения президента РФ #189-рп "О мерах, связанных с выполнением резолюции 748 Совета Безопасности ООН".

[24] Более подробную типологизацию рынков вооружений см.: Макиенко К. Опасно ли торговать оружием с Китаем? // Pro et Contra. Зима 1998. Т. 3, #1. С. 41-58; он же. Перспективы российского присутствия на рынках вооружений и военной техники стран Южной Азии // Ядерный контроль / Центр ПИР. 1998. Т. 38, #2. С. 63-74.

[25] Подробнее о российском экспорте вооружений см.: Макиенко К. Россия на рынке оружия в 1997 году // Экспорт вооружений. 1997. #1. С. 3-6; он же. Ситуация на рынке и перспективы российского экспорта // Экспорт вооружений. 1997. #1. С. 7-10; он же. Оценка возможностей наращивания экспорта ВВТ из России // Экспорт вооружений. 1997. #2. С. 11-14.; он же. Кризис российского оружейного экспорта // Экспорт вооружений. 1998. #5. С. 37-42.; он же. Индийско-китайское гетто // Эксперт. 1998. #40. С. 20-25.

[26] Речь идет о поставке в Эфиопию истребителей Су-27. Подробнее см.: Шарафутдинов Д. Су-27 и МиГ-29 встретятся в воздушном бою над Африкой // Коммерсантъ-Daily. 1998. 18 дек. С. 4.

[27] Я имею в виду не только западные разведки, но и китайские и индийские спецслужбы, отслеживающие возможные военно-технические контакты с Тайванем и Пакистаном.

[28] К такому выводу пришли участники дискуссии о возможностях российско-пакистанского военно-технического сотрудничества на страницах журнала "Ядерный контроль". См.: Аиша Сиддика-Ага. Перспективы диалога по проблемам безопасности между Россией, СНГ и Пакистаном // Ядерный контроль. Т. 39, #3. С. 44-50. Козюлин В. Зачем России вооружать Пакистан? // Ядерный контроль. Т. 39, #3. С. 51-54.

[29] В разговоре со мной сотрудник теневой посреднической фирмы по торговле оружием рассказал, что покупатели, действующие в интересах суданских исламских фундаменталистов, отказывались получать комиссионные - случай беспрецедентный в практике оружейного экспорта.


Диплом на заказ


1. Анализ экономических отношений по учету и формированию финансовых результатов в ОАО Красногорское АТП
2.  Сердце и сосуды а
3. Банківські гарантії та ризики Міжнародні розрахунки
4. Плутон
5. В современную эпоху высшее образование имеет особо важное значение для обеспечения устойчивого развит
6. тема организационнораспорядительной документации
7. Варианты экономической политики Одновременно с усложнением денежнофинансовой ситуации во втором полуг
8. ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА 2 Тема- Информационные технологии обработки данных Цель работы- приобрет
9. темам относятся таким образом начальная и средняя школа профессиональные училища техникумы высшая профес
10. ВВЕДЕНИЕ Развитие рыночной экономики требует от хозяйствующих субъектов с одной стороны повышения их к
11. фактора Forever Young- Our Officil X Fctor Story 2011 Перевод сайта- http---www
12. Iorg http---prommetlru http---yruse
13. Рынок овощей в Российской Федерации
14. КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА По электротехническим и конструкционным материалам Шифр 86 Группа.html
15. ПУСТЫННОЕ ОДИНОЧЕСТВО 1 О эти полуденные часы эти бездельные часы которые я проводил сидя или леж
16.  є договір спрямований на передачу майна у власність; 2
17. где fэ ~ фактор эквивалентности магния равный MMg ~ молярная масса магния равная 24 г-моль
18. Работа с системой Accel Eda
19. Реферат- Социальная работа в области образования
20. Тема 4Узагальнюючі статистичні показники План 4