Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

Таким образом мы рассмотрим следующие вопросы- Содержание структура и функции политическ

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-05


7

политическая культура

Цель нашей лекции:

  1.  раскрыть содержание политической культуры, то есть определить ее основные структурные элементы и их взаимодействие,
  2.  определить особенности функционирования политической культуры на национальном и субнациональном уровнях,
  3.  очертить особенности современного состояния  политической культуры в России.

Таким образом, мы рассмотрим следующие вопросы:

  1.  Содержание, структура и функции политической культуры.
  2.  Уровни и типы политической культуры.
  3.  Политическая культура современного российского общества.

В широком смысле этого слова культура включает в себя всю совокупность моделей деятельности людей, закодированных в их предметной среде, духовных представлениях и стандартах поведения. Наиболее важная из этих моделей – социокультурная, ведь общество как социальная система воспроизводится через особый ценностно-нормативный механизм солидарности. А поскольку политическая деятельность занимает центральное место в интеграции общества, то политическая культура также будет в центре совокупного механизма общественной интеграции.

По своему происхождению политическая культура непосредственно связана с появлением политических отношений. Так, в Древнем Риме постоянно обращались к идеалу доблестного прошлого с его суровым самоограничением и воинствующей смелостью, имея в виду, что эти качества являются наиважнейшим условием величия и успехов созданной державы.  Первым же, кто употребил данный термин, был немецкий философ-просветитель  XVIII века Иоган Гердер.

Почему же именно в 50-60-е годы ХХ века актуализировалось внимание к данному феномену? Дело в том, что в это время освободившиеся от колониального гнета страны попытались скопировать политические институты США, но, в конечном счете, их попытка оказалась обречена на неудачу. Выясняя причину подобного результата, американские политологи и сформулировали концепцию «политической культуры». Наибольший вклад в теоретическую разработку данного политологического направления внесли Г.Алмонд, С.Верба, Л.Пай, Д.Элазар, У.Розенбаум. Классическое определение политической культуры, данное Г.Алмондом и С.Вербой, гласит: «Политическая культуры – это разнообразные, но устойчиво повторяющиеся, когнитивные, аффективные и оценочные ориентации относительно политической системы вообще, ее аспектов «на входе» и «на выходе», и себя как политического актора».1 Данная интерпретация политической культуры обнаружила ряд уязвимых черт, на которые указали другие исследователи: во-первых, в таком случае не выявляется функциональный план самих политических институтов; во-вторых, не рассматривается чрезвычайно важный поведенческий аспект этой стороны политики; в-третьих, не специфируется собственно автономное качество политической культуры как ценностно-нормативный системы. Отечественный исследователь Э.Я.Баталов, обобщивший многочисленные интерпретации изучаемого явления, предложил свой вариант определения. В упрощенном виде (для дидактических целей) оно будет звучать следующим образом: политическая культура – система исторически сложившихся ориентаций сознаний, моделей поведения индивидов и групп, а также моделей функционирования политических институтов,  проявляющихся в непосредственной деятельности субъектов политического процесса.2 В рамках политической культуры выясняется типичное в политическом процессе каждого общества, почему, невзирая на любые исторические перипетии, сохраняется содержательное ядро политической жизни каждого отдельного народа.

Рассмотрим последовательно каждую из сторон политической культуры.

С точки зрения Г.Алмонда и С.Вербы политические ориентации индивидов могут быть выражены в табличной форме (См. таблицу № 1). Так,   рациональный      компонент

Таблица 1. Измерение политических ориентаций.3

Система

вообще как объект

Объекты

«на входе» системы

Объекты

«на выходе» системы

Обращение

к себе

как к объекту

Знания

Чувства

Оценки

ориентаций  на уровне системы включает в себя знания о  политической истории, конституционном устройстве государства, об основах его функционирования; на уровне «входа» в систему – знания о политических партиях и их программах; на уровне «выхода» - знания о решениях высших государственных органов, выраженные, прежде всего в законодательных актах; на уровне индивида – знания о собственных правах и обязанностях. Что касается эффективной стороны ориентаций, то они могут быть выражены в переменных доверия, интереса, готовности принять участие в политических акциях, установок приязни и неприязни как к отдельным политическим ролям и политическим структурам, так и  к конкретным исполнителям этих ролей.

Индивидуальные оценки различных аспектов политической системы на самом деле предопределены идеологическими предпочтениями и символическими отнесениями: демократический – тоталитарный, свой – чужой, порядочный – продажный и т.д. Все эти нюансы фиксируются в терминах политического языка, который акцентирует двойственную природу политики; объединение и борьбу. Со стороны власти мы слышим убеждающие тексты, а со стороны оппозиции – ниспровергающие речевые конструкции. В обществе,  по Р.Барту, идет постоянная тотальная борьба языков за обозначение явлений мира и, прежде всего – мира властных отношений. Кроме того, по отношению к системе и ее компонентам ориентированы не только индивиды как таковые, но и социальные группы, а также собственно политические организации. В таком случае возникают «коллективные верования», имеющие надындивидуальный характер: идеологии, мифы, социально-психологические пристрастия. В качестве надындивидуальных явлений они приобретают собственную логику и оказывают принудительное воздействие через механизм традиций.  

В основе политических явлений в современном обществе лежат, как правило, три группы ценностей:

  •  безопасность и национальная независимость;
  •  благосостояние и экономическое развитие
  •  свобода и равенство.

Их детализация и упорядочение является предметом отдельных идеологий, доктрин или политических концепций, однако сам принцип структурирования этих ценностных категорий и форма их выражения предопределены ментальными образцами политической традиции, причем в диапазоне определенного выбора вариантов: консервативный фундаментализм – умеренный прогрессизм – радикальный модернизм. Структурные идеологии – либерализм, консерватизм, социал-демократия и др. – обеспечивают приспособление традиционного менталитета к изменившейся ситуации, но уже в терминах нового языкового кода (дискурса) и в направлении других «священных» объектов. Первообраз действия остается тем же, а, следовательно, постоянной остается драматургия интерпретируемых тем.

Кроме того, ментальный план политической традиции функционирует также и как мифологическое сознание. Ведь политический миф как эмоционально-образное восприятие политической жизни придает коллективным представлениям динамику символического  «снятия» ее противоречий через набор промежуточных состояний и фигуры культурных героев. Среди политических мифов выделим, прежде всего, мифы этнополитической идентификации, а также мифы политических героев. Эти мифы задают динамическую энергетику восприятия коллективной жизни и тем самым организуют сообщества как народ со своей особой судьбой и предназначением.

«В сфере поведения, - отмечает Э.Я.Баталов, - политическую культуру характеризуют следующие основные переменные:

  •  формы и степень участия в политической жизни общества (митингах,  демонстрациях,  политических забастовках, пикетах, партийной деятельности);
  •  формы и уровень взаимодействия с государственными институтами (конфронтация, сотрудничество, несотрудничество);
  •  формы и уровень взаимодействия с институтами гражданского общества (в частности, с политическими партиями и движениями);
  •  формы и уровень взаимодействия с другими субъектами политического процесса;
  •  тип электорального поведения».

Характер политического поведения может варьироваться в диапазоне от деструктивно-отчужденного до инновационно-позитивного. При этом собственно культурный аспект политического поведения задан нормативным механизмом его регуляции. Его ядром будут поведенческие стереотипы, которые в структуре традиции выступают как обычаи политической жизни. Кроме них важную регулирующую роль играют сознательно формулируемые нормы-предписания, призванные очертить идеальные модели политического поведения, как в виде прописанных правовых  процедур, так и в форме собственно идеальных поведенческих схем. Вместе с тем важно помнить, что нормативная система соотносится с общественно-политическими ценностями и нуждается в ценностной легитимизации. Но поскольку сами общественно-политические ценности являются квинтэссенцией социально-приемлемых человеческих потребностей и интересов, поскольку политическая нормативная система призвана также «репрессировать» те социально-негативные стороны человеческой активности, которые несут в себе разрушительные импульсы индивидуального  и коллективного бессознательного: анархический негативизм, воинствующий ретризм, узкогрупповой эгоизм и т.д.   

Реальное политическое поведение есть некоторый интеграл вышеназванных сторон, оно ситуационно, контекстуально, имеет личностное основание и коллективные формы выражения. Последние, собственно, и являются политическими институтами. С точки же зрения институционального уровня политической культуры можно выделить следующие коллективные формы политической практики: способы управления политической системой, закрепленные в государственном строе; методы принятия политических решений; характер проведения их в жизнь; методы разрешения социально-политических конфликтов; тип электорального процесса; характер межпартийных отношений; способы лоббирования корпоративных интересов и т.д. Политико-культурное значение имеет и характер межинституционального взаимодействия, который выражается в иерархии прерогатив того или иного института при принятии наиболее важных политических решений, а также в ценностной легитимизации данной иерархии.

Политическая культура выполняет определенные функции:

  •  ценностно-ориентационную (интерпретирует смыслы политических значений);
  •  нормативно-поведенческую (очерчивает «рамки» должного политического поведения);
  •  интеграционную (сплачивает данную социальную общность);
  •  коммуникационную (осуществляет взаимодействие субъектов и институтов на основе символов и стереотипов);
  •  воспитательную (формирует определенный тип политического поведения, адекватный данной политической системе).

Три важнейшие стороны политической культуры определяют ее видовые формы: культуру политического мышления, правовую культуру, культуру политической деятельности и управления и т.д. А так как политическая культура это не только процесс, но и результат, то мы можем отметить такие формы бытия культуры, как «опыт политического управления», «уровень политических знаний», «зрелое политическое поведение», «наследие прошлой политической культуры» и т.д.

Рассматривая политическую культуру как способ воспроизводства политической жизни, мы должны выявить ее системообразующие свойства, как в структурном, так и в функциональном плане по шкале уровней социальных субъектов. Собственно системный характер политическая культура обретает именно на уровне национальной политической культуры, который, в свою   очередь, является частью совокупного адаптационного механизма конкретного народа к условиям своей жизнедеятельности. Системообразующим началом национальной политической культуры является общекультурный генотип, который включает в себя также и устойчивые способы политической самоорганизации этнической общности. Этот специфический стержень, называемый в том числе «центральной зоной», «внутренним образом», «архетипом» или же собственно «традицией», - определяет политический менталитет каждой отдельной нации, задает ценностную легитимизацию соответствующего политического поведения. Политическая традиция обнаруживается в стереотипах восприятия политической жизни, в обычаях политического поведения, в продуцируемых схемах функционирования политических институтов. А поскольку политическая жизнь  включает в себя, с одной стороны, соперничество групп за социальные блага, а с другой – авторитетное распределение последних государством, постольку содержательная сторона национальной политики должна определяться характером выбранных предпочтений: допустимыми рамками социального неравенства; закрепленными в обычае и праве способами политического представительства и разрешения возникающих споров; механизмом определения верховного посредника и предпочтительными методами утверждения его авторитета; ролью средних и низших слоев в принятии важнейших политических решений и т.д.

Адаптационный механизм политической традиции выявляет и интенсифицирует те модели поведения, которые предопределяют внутреннюю идентичность и комфортность национального бытия. Разумеется, национальная политическая традиция видоизменяется, так как меняются внешние и внутренние условия ее существования, появляются «новые вызовы». Какие-то элементы и компоненты традиции уступают место новым ценностям и стандартам поведения, однако ядро традиции не исчезает, оно обновляет свою «внешнюю» и «внутреннюю» периферию, а при глубинном кризисе – и внутреннюю «архитектуру» ядра. Но и в последнем случае должны сохраниться важнейшие скрепы идентичности, «внутреннего образа», иначе культурная система рассыпется, что повлечет за собой разрушение собственно всех сторон общественной жизни. Таким образом, политическая культура в своем системном качестве является матрицей, то есть совокупностью укорененных базовых ценностей и норм, обеспечивающих политическое единство общества.

Политическая культура структурируется  и на уровне политических субкультур. Этим понятием обозначаются системы политических ориентаций и моделей поведения, характерные для социальных групп и общностей, которые отличаются в этом качестве  от других социальных субъектов и нации в целом. Политические субкультуры порождаются социально-экономической, социально-этнической, институциональной, социально-территориальной и собственно культурно-статусной стратификацией общества. Традиционно в этой связи выделяются политико-культурные особенности элиты, среднего класса, низших страт, маргинальных слоев. Тем не менее, политологи пытаются выделить собственно специфические субкультурные комплексы, которые могут быть поняты в своей особой логике, не сводящейся к обычно фиксируемым сторонам социальной стратификации. Так, американский исследователь Д.Элазар считает, что американская политическая культура – это синтез трех политических субкультур: «индивидуалиста», «моралиста» и «традиционалиста», каждая из которых особым образом адаптирует базовые концепции всеамериканской политической культуры – «рыночной площади» и «содружества».

Системному пониманию феномена политической культуры помогает ее типология, поскольку она помогает различить по содержательному основанию эмпирические политические культуры и определяет их иерархию по отношению к некой идеальной, «перфектной» модели. Так, политическую культуру можно классифицировать, как и политическую систему, по формационному и классовому признаку, по идеологическим основаниям, по отношению к социальному прогрессу и демократии и по другим классифицирующим признакам. Однако классической считается типология культуры, предложенная Г.Алмондом и С.Вербой в книге «Гражданская культура». Анализируя и сопоставляя политические системы Италии, ФРГ, США и Мексики, они выделили три «чистых» типа политической культуры: 1) патриархальная, для которой характерно отсутствие интереса граждан к политической жизни; 2) подданническая, в которой есть интерес к системе в целом и к объектам «на выходе», но ориентации «на вход» системы и относительно себя как активного участника слабы; 3) участия, или активистская, в которой члены общества определенно ориентированы на систему вообще, а также как на политические («входные»), так и на административные («на выходе») структуры и процессы. Авторы, в частности, предложили таблицу, в которой нулями обозначали отсутствие или слабое выражение ориентаций и, наоборот, единицами – устойчивые ориентации относительно структурных элементов системы.

Таблица № 2. Типы политических культур.4

 

Политические культуры

Система вообще как объект

Объекты

«на входе» системы

Объекты

«на выходе» системы

Отношение

к себе

как к объекту

Патриархальная

Подданническая

Участия

0

1

1

0

0

1

0

1

1

0

0

1

При этом исследователи сделали важный вывод: «Гражданская культура – это смешанная политическая культура. В ее рамках многие граждане могут быть активными в политике, однако многие другие играют более пассивную роль «подданных». Еще более важным является тот факт, что даже у тех, кто активно исполняет гражданскую роль, качества подданных и прихожан не полностью вытеснены».5  Поэтому будет функциональной известная степень пассивности и неучастия граждан в политической жизни.

Содержательное значение имеет типология У.Розенбаума, который предложил различать политическую культуру по степени фрагментарности и интегрированности. Для фрагментарной культуры характерна резкая разобщенность общества, в ней отсутствует базовый консенсус между основными социально-политическими силами, местные интересы превалируют над общими. Наоборот, интегрированная политическая культура характеризуется наличием национального консенсуса, лояльностью по отношению к политическому режиму и процедурам разрешения конфликтов. Впрочем, любая политическая культура в нормальном режиме обеспечивает (через свою интерактивную функцию) тот или иной тип национального консенсуса. Различие политических культур в этом контексте определяется ведущим принципом национального согласия. Так, политологи  определяют американскую политическую культуру как рационально-консенсусную, английскую – традиционалистско-консенсусную, германскую – как этатистско-подданническую. Какой же тип консенсуса в России?

Традиционно при обращении к теме «политическая культура России» большое внимание отводится особенностям российской цивилизации. Почти все исследователи сходятся в том, что Россия представляет собой особый случай цивилизации, не сводящийся к типичным чертам Запада и Востока, что она является их связующим мостом – «Евразией».

Естественно, что при таком видении возникает вопрос цивилизацонной  специфики этого своеобразного континента. В качестве таких особенных черт выделим следующие: само евразийское пространство, занимающее шестую часть суши земного шара; полиэтнический состав населения с многообразием религиозных верований; главенство общины как хозяйственного и социального уклада; православный идеал «Москвы – Третьего Рима»; ведущая миссия государства по цивилизационному оформлению гигантского пространства Евразии; наличие постоянного цивилизационного «вызова» России со стороны экономически более развитого Запада; неизбежные функциональные и духовно-культурные разрывы при решении задач модернизации. Последнее обстоятельство определяет проблемный характер российской цивилизации, что находит, собственно, прямое отражение в ее политической культуре. Ведь именно потому, что Россия вынуждена была догонять Запад вне обычного порядка, заимствуя главным образом технико-организационные формы, раскол между верхами и низами, внутри верхов – приобретал, помимо прочего, политико-культурный, идеологический характер. Отсюда и маятниковый характер российского цивилизационного консенсуса: авторитарно-мобилизационный – авторитарно-охранительный. Верх берут то западники, то традиционалисты.

В самом деле, мобилизационные реформы ломали вековые устои, выступали по отношению к народной культуре как чуждая сила. Более того, реформы, как правило, вели еще к большему «тяглу», закрепощению, перенапряжению народных сил, к еще большей гипертрофии государства. Поэтому в среде интеллигенции с неизбежностью возникли идеологии протеста против подобного алгоритма: со стороны славянофилов-почвенников и западников-либералов. Между тем динамика догоняющего развития создавала особые социально-экономические группы и соответствующие им субкультуры: бюрократию, интеллигенцию, промышленный рабочий класс. Спор «западников» и «почвенников» переформулировался. Вспомним в этой связи судьбоносный спор большевиков  и меньшевиков внутри РСДРП о судьбах революции.

Безусловно, самую большую специфику дала советская форма российской цивилизации. Казалось, что именно в рамках социалистического строя была «снята» указанная выше проблематичность развития: при сохранении внутренней социокультурной специфики страна успешно решала задачи промышленного роста, первого этапа научно-технической революции. Устремления мессианства, нравственный идеал социального равенства, коллективно-артельный характер труда – все это и выражал советский тип властных отношений. Однако очередной, уже постиндустриальный вызов Запада обозначил стратегическое отставание СССР. Для постиндустриального этапа уже недостаточно было традиционно-мобилизационных мер, тем более что в последние десятилетия советской истории образовался многочисленный средний класс, чей интеллектуальный потенциал мог быть использован лишь современно – через инициативу и творчество.

Обозначившееся отставание СССР на рубеже 70-80-х годов включило в работу мобилизационный «ген» российской цивилизации. Инициируемая М.С.Горбачевым  перестройка по замыслу должна была развязать в рамках социализма творческую инициативу масс, мобилизовать внутренние источники для ускорения экономического роста на базе эффективных технологий. Но реальные шаги перестройки не только не привели к намеченным целям, а обострили ситуацию, послужили детонатором самого глубокого социально-политического сдвига. С 1990-1991 годов начались радикальные экономические и политические реформы. Такой резкий переход привел к социальным конфликтам в социально-культурном поле российской федерации. На глазах разрушались привычная попечительная миссия государства, коллективизм, сложившаяся система профессиональных предпочтений и другие традиционные элементы. К тому же радикальные экономические реформы обнаружили собственную логику избыточности экономических лишений, гипертрофии финансового капитала, резкого социального расслоения. Для многих граждан возник эффект социально-культурной аномии (напряжения), когда они не желают или не могут принять рыночную систему регуляции. В силу этого в российском обществе существует высокий потенциал конфликтности, баррикадного сознания, общего недоверия к новой государственности. Плохое экономическое положение, помноженное на низкую политическую компетентность, подвижность политических установок, правовой нигилизм, заидеологизированность мышления – все это служит реальным препятствием на пути становления демократической политической культуры.

С другой стороны, мобильные слои российского общества демонстрируют образцы экономического успеха, приобщения к продуктивным информационным технологиям, а также модели постмодернистского образа жизни, в особенности в мегаполисах и крупных городах. В ходе общественно-политических изменений большинство в России приняло в ценностном аспекте такие важнейшие демократические институты, как альтернативные выборы, разделение властей, независимые СМИ, парламентаризм и т.д. Сложился отличающийся от предыдущего периода образ политического процесса, появились новые политические стереотипы. При всей фрагментарности, многослойности и борьбы противоборствующих сил нарождающаяся российская политическая культура имеет запас общецивилизационной прочности, в том числе богатый исторический опыт созидания государства, соединения Традиции и Современности.     

 

1 Антология мировой политической мысли. В 5 т. Т. II. Зарубежная политическая мысль ХХ в.  М.: Мысль, 1997 – с.601.

2 См.:  Баталов Э.Я. Политическая культура // Общая и прикладная политология. Уч. пособие. Под общ. ред. В.И.Жукова, Б.И.Краснова. М.: МГСУ: Изд-во «Союз», 1997. – С. 697.

3 Антология мировой политической мысли. В 5-ти т. Т. II. – С. 597.

4 Антология мировой политической мысли. В 5-ти т. Т. II. – С. 598.

5 Там же. – С. 601.




1. Шкала магнитуд. Человеческие жертвы и повреждения возникающие в результате землетрясений.html
2. Трудовые ресурсы и пути улучшения их использования
3. Подсудность и судебное разбирательство
4. 8. имеется два вида корма I и II содержащие питательные вещества витамины S1 S2 и S3
5. 20122013 у.г. магистры ЭЭМ602 Международные финансы Финансовая глобализация- понятие предпосылки развит
6. Минский государственный автомеханический колледж
7. Светлее алмазов горят в небе звёзды (Английская литературная сказка как явление)
8. Славянские духи обитающие в доме
9. Тема 5 193 СТАРІСТЬ
10. Актуальные вопросы иммунизации- предоставление иммунизационных услуг
11. Таможенные преференции
12. ти мастеров задач ~ помощников которые выполняют за Вас всю однообразную работу
13. Diver 1 Курс CMS Diver 1
14. П1 П2 П3 П4 П5 П6 П7 П8
15. Афинская школа изображен спор великих мыслителей- Платон указует на небо Аристотель ~ на землю
16. ТЕМАТИКА домашних контрольных работ по дисциплине Административное право для слушателей студенто
17. Экономическое обоснование строительства и оборудования кинотеатра
18. географічне положення
19. Тема 1 Ентропія і інформація імовірнісних схем
20. Электротехнические материалы