Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

Общая характеристика литературы средневековья

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2015-07-10

Акция
Закажите работу сегодня со скидкой до 25%
Узнать стоимость работы
Рассчитаем за 1 минуту, онлайн

История зарубежной литературы. Средние века и Возрождение.

ЛИТЕРАТУРА СРЕДНЕВЕКОВЬЯ.

Билет 1. Общая характеристика литературы средневековья.

Хронолог. границы – начало к.3-н.4 вв. конец – см. начало Возрождения. От античности сохранили литературные памятники, поэтику и стиль произведений (лит-ра на лат.яз., а кое-где антич. мотивы даже в эпосы вклинивались – см. ирландские саги). Обращение раннесредневековых писателей к Цицерону, Вергилию, Овидию и др. сделало этот опыт достоянием возникающих молодых литератур, что стало особенно очевидно в период зрелого Средневековья. Развитие литературы от античности Раннее Средневековье Зрелое Средневековье шло без перерыва. Влияние христианства: хр. внесло ценности, которые отличались от античных (а лит-ра их защищала).  Правда, что за ценности, авторы ИВЛ умолчали. Лат. лит-ра раннего Средневековья открыла в человеке грани, каких не знала ант. Человек выступал в сложном противоречии душевных качеств, и низменных, и возвышенных, он был и червем, и носи в себе частицу божества.

Своеобразие пространственно-вр. отн., аллегоризм м символика худ. мышления, ориентация на традицию и канон – не знаю.  

Билет 2. “Исповедь” (400 г.)  Аврелия Августина (354-430 гг.).

Очень продуктивный и разносторонний автор, его сила не в непротиворечивости, как у Фомы Аквинского, но в редкостной глубине продумывания отдельных вопросов, сочетаемой с богатством проблематики. Его духовный мир совмещал в себе резкие контрасты: высокую умственную восприимчивость и устремление к  авторитетной догме, острое индивидуальное самосознание и сверхличную мистику церковности.

Метафизика А. и его доктрина о Боге как абсолютном бытии следуют неоплатоническим образцам, но А. предпринимает попытку заново продумать старые идеи, отправляясь не от объекта, а от субъекта как такового.

Главным новаторством А. было открытие двух проблем, не затронутых античной мыслью: динамика становления чел. личности с его кризисами и переломами; динамичность общечеловеческой истории с ее внутренними противоречиями.

“И” – автобиография, экспрессивный лиризм интонаций. Внутреннее развитие А. от младенчества. Особое внимание – драматические конфликты воли. Глубина психологического самоанализа, недостижимого для ант. литературы. Одним из первых поставил проблему подсознания. При этом личностные традиции философии А. сочетается с теологической доктриной предопределения, ставящей нравственный выбор человека в зависимость от решений Бога. От контатации темных бездн души а. умозаключает к необходимости благодати, которая выводит личность из порочного тождествасебе и тем самым “спасает” (вы думаете, это я такую фразу выдумала? Не-а.). про сединение античной и христианской традиции надо рассказыватть на примерах, а я не читала.  

Про его 2-е пр-ние (“О граде Божием” -- 410 г.) вопросов нет, но на всякий случай. Расчленил историю на периоды. А. усматривает 2 противоположные по сути вида чел. общности – 2 града (т.е. государства): град земной, т.е. мир гражданской цивилизации, основанной на любви к себе, доходящей до презрения к Богу. И град Божий, т.е. духовная общность братьев по вере, осн. на любви к Богу до презрения к себе (это не церковь как институт, а что – читать надо).  

Билет 3. Характеристика эпоса Раннего Средневековья.

Народно-эпическая поэзия воплотила мифологические представления и концепции исторического прошлого, этические идеалы и коллективистский (родоплеменной) пафос. Причем в наиболее ранних памятниках мифологическое восприятие доминирует и лишь постепенно вытесняется историческими представлениями (и образами).

В архаических эпосах сохранилась связь с традицией фольклора, с богатырскими сказками и сказаниями о первопредках. Соответственно эти эпические памятники насыщенны мифологической и сказочной фантастикой. Кругозор их творцов практически ограничен родоплеменными отношениями, так что даже великие столкновения народов трактуются как родовая распря. Сильны эл-ты идеализации родовых отношений. В скандинавском мифологическом эпосе гибель родовых отношений трактуется как крушение мира. Форма: краткие песни и сказания (нем. “Песнь о Хильдебранде”), стихотворно-прозаич. и прозаические произведения.     

Билет 4. Ирландские саги.

1) Развитие и циклизация. Древнейший цикл – уладский. Время действия – 1-е вв. нашей эры. Эпический король Конхобар согласно древнеирландским  хроникам, жил с 30 года до н. эры по 33 г. нашей. Деление Ирландии на 5 областей, о котором еще говорится в сагах, было уничтожено в 130 г. Эпическая столица уладов – Эмайн-Маха – была разрушена в 332 г. Доирландские элементы: имя Кухулина – Сетанта – напоминание о племени сетанциев, кельтском племени древней Британии; имя его тестя -- Форгал Манах – воспоминание о племени менакиев. Т.е. начали они складываться еще в доирландский период, основное ядро – 3-4 вв. (до скандинавского нашествия), запись – 9-11 вв.

Цикл Финна сложился в период внешнего нашествия вплоть до порабощения англичанами, сначала виде саг, потом в виде баллад (так перебрался в Шотландию).

За пределами этих двух циклов – саги, действие которых приурочено к тому или иному “царствованию” (6-7 вв.). Это фантастические легенды и сказания.  Излюбл. темы: любовь смертного и сиды (Исчезновение Кондлы, Любовь к Этайн, Смерть Муйрхертаха) и чудесные плавания.   

2) Мифологические и магические мотивы.

Ирландские саги подверглись незначительной христианизации, поэтому в них лучше, чем в каком-либо другом средневековом эпосе сохранились языческие представления и связанные с ними мифологические и магические мотивы. Начнем с божеств. Появляются в сагах такие существа, как сиды. Это племя полубогов, которое обитает не то на чудесном острове (или островах), где-то далеко за морем, не то под землею, в холмах Ирландии – ирландцы так и не решили. Они вступают в разные отношения с людьми: влюбляются в них и уводят к себе ("Исчезновение Кондлы", “Болезнь Кухулина”). Иногда, однако, для устройства своих дел они сами прибегают к помощи смертных ("Болезнь Кухулина"). Мстительными и жестокими они становятся лишь тогда, когда люди сами причиняют им зло (Син в саге "Смерть Муйрхертаха"). “Классические" боги: Луг - бог света, а также всех искусств и ремесел, отец Кухулина; Огме  - бог мудрости, красноречия и письменности, столь же древний и общекельтский, как Луг; Мананнан и его отец Лер были божествами моря (М. Был мужем сиды Фанд, с которой слюбился Кухулин см. “Болезнь Кухулина”). Бог Мидер, лишенный определенных функций, известен своим даром превращений и любовью к смертным женщинам ("Любовь к Этайн"). Из многочисленных божеств войны (которые все - женского пола) назовем Морриган, упоминаемую в саге о смерти Кухулина. Кроме этих "светлых" божеств, мы находим в сагах и "темных" богов; это зловещие и вредоносные фоморы, живущие в мрачном обиталище где-то на севере, за морем.

Особой формой близости между людьми и богами являются земные воплощения последних. Зачатие земною женщиною сына от божественного отца - обычный мотив в мифологии всех народов.            

 Далее. Языческие праздники и связанная с ними обрядность: праздник Самайн, справлявшийся в ночь на 1 ноября и знаменовавший собой наступление зимы. В саге саги "Болезнь Кухулина" рассказывается об играх и увеселениях, которые были на этом празднике. В ночь Самайна разверзались волшебные холмы, и тогда обитатели их, сиды, вступали чаще всего в общение с людьми (вот с Кухулином, собственно, и пообщались. Привиделись ему 2 женщины, которые били его плетками. После этого он целый год лежал и ни с кем не говорил. Через год привиделась ему Либан, сестра Фанд, которая сказала а) что Фанд хочет его, б) что Лабрайду (тоже, видимо, сид) нужна помощь К. в борьбе против врагов. В царство сидов – на Равнину блаженства – на разведку отправляют Лойга, возницу К. Потом К. отправляется туда сам, побивает всех врагов – еще один способ общения людей с сидами -- борьба).  

Лучше всего сохранилась в сагах (не мифологического цикла) вера в духов. Тут мы встречаем несметные полчища духов - "козловидных", "бледноликих" и иного вида (И испустили крик вокруг него демоны козловидные и бледноликие, духи долин и воздуха, ибо племя богини Данан всегда поднимало крик вокруг Кухулина, чтобы еще более увеличить страх, трепет, ужас и содрогание, которые вызывал он в каждом бою, битве, сражении, сече, где только бился он Бой К. с Фердиадом), призраков, волшебных существ, одноруких, одноногих и одноглазых, страшных волшебных старух, девушек-птиц. Не перечесть всех упоминаемых в сагах чудесных превращений, предсказаний, предзнаменований. Главную роль в магической практике древней Ирландии играли заклинания - как приворотные, так и оградительные, применявшиеся при всяком случае (“Исчезновение Кондлы” -- друид поет Кондле заклинание, чтобы тот не видел сиду). Сюда же относятся "злые песни", содержащие угрозу наслать разные беды, болезни и даже смерть в случае невыполнения требования. Часто ими пользовались для всякого рода вымогательств (см. “Смерть Кухулина” -- заклинатели просят копье у К., грозясь в противном случае сложить против него злую песню).

Совершенно особым видом колдовских поверий были у ирландцев так называемые гейсы. Это - своеобразные запреты или зароки, лежащие на отдельных лицах. От сходных религиозных запретов, встречающихся у других народов ("табу"), они отличаются тем, что носят обычно персональный характер. Они чрезвычайно разнообразны. Например, на Кухулине лежат гейсы  - не вкушать мяса собаки (имя его значит "пес Кулана") и не отказываться ни от чьего гостеприимства. Некоторые, наконец, связаны с культом природных сил, так, например, на короле Конайре лежал запрет - не выходить из дома после захода солнца.

Магические животные: лошади Кухулина – Серый из Махи, который жил в Сером озере, откуда его вытащил К. Потом, когда К. убили, Серый, которого тоже ранили, “пока еще была в нем душа и исходил луч света от чела его”, вернулся за него отомстить.

Бурый бык из Куалнге божественного происхождения.

 3) Сюжеты и персонажи. Не знаю, что доц. Ванникова здесь имела в виду. Предположим, что следующее. Есть три больших цикла саг – уладский, цикл Финна и группа саг о разном (см. выше).

Улад – это то, что сейчас называется Ольстером. Уладские герои изображены в нем как превосходящие героев других областей. Общим фоном событий цикла служит старинная борьба между Уладом и Коннахтом, выражавшаяся как в постоянных мелких набегах, грабежах и пограничных сватках (см. "Повесть о кабане Мак-Дато"), так и в больших организованных походах (Угон быка из Куалнге"). По свидетельству летописей, борьба эта длилась со II века до нашей эры по II век нашей.  Сила враждебного Коннахта воплощена в уладских сагах в образах могучей и жесткой королевы Медб и ее мужа, короля Айлиля, окруженного такими бойцами, как Кет, сын Матаха, Фергус, Фердиад и другие. Медб удалось привлечь на свою сторону королей других областей, например, короля Мумана (тоже область такая) - мудреца и волшебника Курои. Этой коалиции противостоит мощь короля уладов Конхобара и лучших бойцов - Кухулина, Конала Победоносного и Логайре Сокрушителя, группирующихся вокруг него в древней столицы уладов - "дивной Эмайн-Махе".

Первоначальным стержнем всего цикла была личность самого Конхобара, жизнь которого хроники относят к I веку до н. эры и I веку н. эры. Но вскоре его постигла та же участь, что и былинного короля Владимира, короля Артура и многих других эпических королей: он был оттеснен на задний план своими юными витязями. В дошедших до нас сагах много говорится о красоте, о грозной и величавой осанке Конхобара, которого улады "почитали своим земным богом", но ничего не говорится о его собственных "подвигах силы и мужества". Главным героем цикла стал племянник Конхобара, непобедимый Кухулин. Было, однако, время, когда Кухулин не фигурировал в уладском цикле. Если в "Недуге уладов" он и не мог выступать, так как события этой саги отнесены ко времени до Конхобара, то отсутствие его имени в сагах с участием Конхобара ("Повесть о кабане Мак-Дато" и "Изгнание сыновей Уснеха"), в которых дело идет о чести и благе всего народа, было бы совершенно необъяснимым, если бы к моменту возникновения этих саг эпический образ Кухулина уже сложился. Зато сразу после своего вступления в цикл Кухулин занял в нем первенствующее положение. Главные события цикла происходят на территории, являющейся личным наделом Кухулина, в Куалнге или на равнине Муртемне, что лишний раз подтверждает гипотезу о местном и родовом происхождении этих сказаний.

Если и не было создано сплошной, связной повести о жизни Кухулина, то эпизодические саги о нем настолько согласованы между собою, что можно составить по ним его легендарную биографию. За повестью о чудесном рождении Кухулина (он сын бога Луга, его мать – сестра Конхобара Дехтире) следуют сказания о его детстве. Еще ребенком он превосходил всех своих сверстников силой и ловкостью. Когда ему исполнилось шесть лет, с ним случилось происшествие, объясняющее его прозвище. Конхобар и все его воины отправились на пир, устроенный кузнецом Куланом. Мальчик, оставленный дома, выбрался на свободу и захотел присоединиться к пирующим. Во дворе Кулана на него напал сторожевой пес хозяина, отличавшийся такой силой и свирепостью, что целый отряд воинов не мог бы справиться с ним. Но мальчик метнул в его пасть камень из пращи, пронзивший пса насквозь, и тот пал на месте. Все подивились этому подвигу. Однако Кулан, понесший ущерб, потребовал, чтобы мальчик отслужил ему некоторый срок сторожем за пса, что и было исполнено: отсуда имя - Ку-Кулайн, "пес Кулайна". Семи лет он впервые получил оружие и сразу стал побеждать сильнейших бойцов Ирландии. Когда Кухулин сделался юношей, женщины и девушки Ирландии стали влюбляться в него за его красоту и подвиги. По настоянию уладов он решил жениться ("Сватовство к Эмер"). В перипетиях опасного сватовства ему пришлось побывать в Шотландии, где он обучился всем тонкостям военного искусства. Мимолетно он слюбился там с богатыршей Айфе, которая родила ему сына, Конлайха. Когда Конлайх вырос, он отправился в Ирландию разыскивать своего отца. Они встретились, сразились, не признав друг друга, и сын Кухулина пал от руки своего отца. В возрасте семнадцати лет Кухулин совершил свой величайший подвиг, обороняя один свою родину против целого вражьего войска (“Похищение быка из Куалнге”).

Двумя важнейшими эпизодами жизни Кухулина являются далее любовь его к сиде Фанд, связанная с его победоносной экспедицией в "страну блаженных" ("Болезнь Кухулина"), и борьба Кухулина за первенство, послужившая предметом обширной саги "Пир у Брикрена". Между женами трех величайших героев Улада - Кухулина, Конала Победоносного и Лойгайре Сокрушителя - возник спор о том, кому из их мужей принадлежит первенство. Ссора эта нарочно была подстроена злокозненным Брикреном, сеятелем раздоров, который с этой целью пригласил всех героев к себе на пир (основной мотив и схема рассказа те же, что и в "Повести о кабане Мак-Дато"). Герои против воли вовлечены своими женами в распрю. Происходит ряд состязаний между ними, в которых Кухулин неизменно берет верх, но всякий раз судьи отказываются признать испытание решающим. Наконец, все трое едут в Муман, к хитроумному королю-волшебнику Курои, сыну Дайре, который придумывает испытать не их силу и боевое мужество, а моральную доблесть. Он предлагает каждому из них отрубить ему, Курои, голову, с тем чтобы на следующий день он явился и отрубил голову смельчаку. Все трое принимают вызов, но когда Курои является за расплатой, Конал и Лойгайре уклоняются, а Кухулин нет. Но Курои щадит К. и награждает за смелость: отныне он получает имя “первого героя” Ирландии.

Поэтическая биография К. завершается героической сагой о его смерти. Образ К. имеет, вероятно, историческую основу, рано обросшую мифическими элементами. В нем проступают архаические, быть может, туземные (пиктские) черты. Форма первоначального имени его – Сетанта – во всяком случае,  не ирландская.

Вообще же вся личность и судьба Кухулина окутаны мифическими элементами. К. – подлинный полубог. Ни один из других героев не обладает такими чудесными свойствами и способностями, как К. Когда он приходит в боевую ярость, он вырастает и весь преображается; он почти обладает способностью летать по воздуху и т.п. (см. “Сватовство к Эмер”). Весьма вероятно, что в образе К. слились несколько образов, эпически, исторически и мифически первоначально различных. Но, слившись воедино, они составили один целостный образ, всячески приукрашенный поэтической фантазией.

Цикл Финна. Финн – вождь фенниев, особой организации воинов, необыкновенно искусных в ведении боя и физических упражнениях, занимавшихся будто бы только войной и не подчинявшихся никакой власти, кроме своего вождя. Другие персонажи – сын Ф. Ойсин (Оссиан), песнопевец, внук Осгар, Грайне и Диармайнд, которые любили друг друга, и прятались от короля Финна, который тоже любил Грайне.

Саги о чудесных плаваниях – “Плавание Брана” и “ Плавание Майль-Дуйна” (наверное, есть еще что-то, но я больше не знаю). Они относятся к фантастическим сагам, поскольку речь идет о потусторонней стране. Сюжет “Плавания Брана”: однажды Бран на своем дворе услышал пение женщины и впал в сон. Когда проснулся, в его руке была серебряная веточка. Потом он увидел эту женщину, которая опять пела ему о чудесной Стране Женщин и приглашала с собой. Он поплыл. В море им встретился морской бог Мананнан, который рассказывает им  о своем будущем воплощении среди людей. Потом они проплывают мимо Острова Радости, где все смеются. Приплыли в Страну женщин, пробыли там много-много лет, а им казалось, что только год. Потом решили вернуться. Но когда один из спутников Брана коснулся ногой земли, то рассыпался в прах. И тогда Бран снова отплыл от берега и пропал. Сюжет этой саги незамысловат, ее выразительность – в лирических описаниях.

В саге “Плавание Майль-Дуйна” разработана та же тема – посещение чудесной страны. Основа саги – языческая, что явствует из упоминания о блаженной стране или острове женщин. + христианские элементы (рассуждение о грехе, образы анахоретов, мораль прощения врагам, мать Майль-Дуйна – монахиня). + античные черты (Циклоп, птица Феникс). Майль-Дуйн отправляется на поиски убийц своего отца и посещает много-много волшебных островов, среди которых есть и остров женщин, и остров хохотунов.    

4) Специфика героического характера в уладском цикле.

Тут   надо  рассказывать про Кухулина. С одной стороны, в его образе есть черты первобытного демонизма – 7 зрачков, по 7 пальцев на руках и ногах, чудесные превращения, когда он в ярости преображается так, что один глаз уходит так глубоко внутрь, что и журавль его оттуда не достанет, а другой выкатывается наружу и становится огромным, как котел.

С другой стороны – человечность героя, благородство. К. – идеал доблести и нравственного совершенства   древней Ирландии.  Наряду с необычайной силой и мужеством К. обладает душевным благородством. Большинство лежащих на нем гейсов имеет высокий моральный характер: никогда не отказывать в помощи женщине, никогда не отвергать предлагаемого гостеприимства, всегда быть верным данному слову.  Он великодушен к врагам, отзывчив ко всякому горю, утонченно вежлив с женщинами, всегда – защитник слабых. Им движет не корысть или эгоизм. Он самоотверженно один  отстаивает свою родину от полчищ врагов (“Угон быка из Куалнге”). Он безутешен, когда его рукой сражен друг его юности (“Бой К. с Фердиадом”). Погибает он за других как жертва долга и чести.

5) Особенности   поэтики.

С самого начала эти саги сложились в прозе. Но вскоре их авторы, в вслед за ними и рассказчики стали вставлять в прозаическое повествование ради его оживления и эстетического эффекта обычно небольшие, но иногда довольно обширные отрывки в стихах. Но в стихах передаются исключительно либо моменты высшего драматического напряжения, либо речи действующих лиц - притом лишь тогда, когда они достигают высокого пафоса. Мы нигде не встретим сколько-нибудь связного изложения событий в стихах. Нет сомнения, что все они вторичного происхождения и носят чисто декоративный характер. В них филиды (певцы) нашли применение своего искусства в "высших" видах лирики. С течением времени число стихотворных вставок увеличилось вплоть до того, что в некоторых частях эпопеи "Угон быка из Куалнге" они образуют чуть не половину текста. В разных версиях, при полном тождестве прозаического текста, стихотворные вставки бывают весьма различны, а иногда и вовсе отсутствуют. Это касается главным образом таких "типических" мест, как описание пиров, вооружения, сражений и т.п., для которых существовали традиционные формулы (как и в наших былинах) и которые переносились из одной саги в другую.

  1.  Влияние на последующее литературное развитие.

Куртуазные романы бретонского цикла (подробнее – в соответствующем билете), Макферсон  со своими “Песнями Оссиана”, поэты ирландского возрождения 20-го века, Джойс, Толкиен.  

Билет 5. Старшая Эдда.

  1.  История развития эддических сказаний. История названия.

В 1643 году исландский любитель старины епископ Бриньольф Свейнссон обнаружил рукописный сборник древних скандинавских песен о богах и героях, который получил название “Старшая Эдда”. Свейнссон решил, что это произведение исландского ученого и якобы чернокнижника Сэмунда Сигфуссона. Оно было заимствовано из книги “Эдда” исландского историка и поэта ХIII века Снорри Стурлсона, источник которой обнаружили исследователи в новонайденных пергаментах, потому что речь там шла о тех же богах и героях. Значение и этимология слова “эдда ”неясны - возможно, оно происходит от названия хутора Снорри “Одди”; может быть оно значит “поэтика”; а может быть, это древнее, ушедшее слово, означающее “прабабушка”.

Предыстория рукописи, как и история самих песен неизвестна. Сборник был составлен во второй половине XIII века неизвестным автором, но вошедшие в него песни написаны гораздо раньше - в эпоху викингов (IX - XI в.), возможно даже в бесписьменный период. Возникли они сами по себе, друг с другом как сейчас связаны не были. Но точно известно, что они были очень популярны в Исландии  в ХIII веке.

Наиболее ранние песни похожи на краткие героич. песни (типа немецкой “Песни и Хильдебранте”) – “Песнь о Велунде”, более поздние обширнее по объему и переходят от сжатого эпического рассказа к психологическому углублению – это песни о любви Брюнхильды и Сигурда. В X-XI вв. – новый жанр героической элегии: традиционный эпический сюжет служит в ней материалом для лирико-драматической обработки (плач Гудрун над телом Сигурда, поездка Брюнх. в Хель).

2)Сюжеты и персонажи.

В основной рукописи "Старшей Эдды" 29 песен. Они не составляют связного единства, и ясно, что до нас дошла лишь часть их. Отдельные песни кажутся версиями одного произведения - так , в песнях о Хельги, об Атли, Сигурде и Гудрун один и тот же сюжет трактуется по-разному, “Речи Атли” иногда истолковывают как позднейшую расширенную переработку более древней “Песни об Атли”. В целом же все эддические песни подразделяются на мифологические песни о богах (10) и песни о героях (19).

В двух словах мифологические песни: “Прорицание вельвы” -- песнь о сотворении мира, золотом веке и гибели мира. В “Эдде”  три активных бога: Один, Тор и Локи. О. - верховный бог, бог войны, мудрости, пророчеств, заклинаний и покровитель поэзии. Одноглазый: второй газ отдал великану Мимиру за знание будущего. Тор – бог грозы, его оружие – каменный молот, который у него однажды спер великан Трюм. Покровитель земледелия. Простодушный. Он людей защищает. Один то защищает людей, то провоцирует раздоры между ними. Его эпитеты – злодей, ужасный, сеятель раздора (не всегда, конечно). Локи – неоднозначная трактовка. Его образ восходит в  образу мифологического плута-трикстера (кто античку помнит, то там по этому поводу в связи с Прометеем говорилось, а я не помню). Хитрость. Сначала он был комическим персонажем, а потом стал демоном. А в “Перебранке Локи”, где он поливает грязью всех богов и богинь – он почему-то вызывает симпатию у рассказчика.    Он носитель раздора между богов, в борьбе богов с великанами при конце света встанет на сторону последних. Он отец смерти Хель и чудовищного волка Фенрира, который сожрет солнце. В мифологических песнях что-то пересекается с мифами континентальных германцев, что-то – типично исландское (воинская религия Оддина с валькириями и Вальгаллой).   

Героические песни. Большая часть посвящена Сигурду, гибели Аттилы и Гуннара, т.е. эпическим сюжетам, сложившимся у континентальных (южных) германцев в эпоху “великого переселения народов”, в VI-VII вв. через сев. Германию проникли в Норвегию и подверглись там, а затем в Исландии, поэтической переработке. (Сюжет “Песни о Нибелунгах”, сами понимаете, оттуда же). Все героические песни возникли отдельно друг от друга, поэтому про одно и то же говорится в разных песнях. Героические песни начинаются “Песней о Велюнде”, потом идут несколько песен о каком-то Хельги (он из того же  рода, что и Сигурд – Вельсунгов). Песни о Сигурде начинаются с “Речей Гриппира”, где Г. предсказывает Сигурду его будущее. Дальнейшее развитие сюжета см. в следующем пункте. А потом, после того как С. Убил Фафнира, он встречается с валькирией Сигрдривой, которая дает ему наставления в рунической мудрости. Далее в рукописи нет листов, содержание этого куска восстанавливается по “Саге о Вельсунгах”: Сигурд и Брюнхильд (она же разбуженная валькирия), обмениваются клятвами верности. Гримхильд, мать Гудрун (Кримх. В “Нибелунгах), сестры Гуннара (это Гунтер в “Нибелунгах”), дает С. Напиток забвения, он забывает Б., женится на Г., заключает побратимство с ее братьями Гуннаром и Хегни (Х. здесь не вассал, а брат!). Гун. сватается к Б., которая дала обет выйти замуж только за того, кто проедет через огненный вал, окружающий ее чертог. Г. этого не смог, С. Поменялся с ним обличиями, переехал вал, провел 3 ночи с Б. (между ними лежал меч). С. получает от Б. перстень. Г. женится на Б., а С. Вспоминает о своей клятве. Во время купания в реке Б. и Гудрун спорят о том, кому мыть волосы выше по течению, чей муж достойнее (а не знатнее, как в “Н” -- вопроса вассальных отношений в то время быть в принципе не могло). Г. рассказывает, кто и как женился на Б., показывает перстень Б., который С. отдал жене. Б. обижается, требует от Гуннара, чтобы он убил С., поскольку С. обманул не только ее, но и его. Гуннар советуется с Хегни. Дальше повествование по Эдде. Убили они С., Б. тоже зарезалась. Брюнхильд была сестрой Атли (Этцеля).А. обвиняет Гуннара и Хегни в смерти Б. Помирились на том, что  Гудрун выходит замуж за А., прежде выпив напиток забвения. Но А. все-таки убил ее братьев, хотя она и старалась их спасти. Тогда Гудрун мстит за братьев, убивая сыновей А., а потом его самого. Хотела потом утопиться, но по волнам ее прибило к земле конинга Йонакра. Он на ней женился, у них родились дети Серли, Эрп и Хамдир. Там же воспитывалась дочь Сигурда Сванхильд. Ее хотели растоптать конями за измену мужу Ёрмунрекку, но Г. велела своим сыновьям этого не допустить. Большая резня. Серли и Хамдир убиты.

Вот такой сюжетец. Что надо отметить: Г. мстит мужу за братьев – это отражение родового сознания. В “Нибелунгах” –феодальное сознание, месть братьям за мужа. Хегни не играет такой большой роли, как в “Нибелунгах”. Брюнхильд убивает С. скорее из ревности и обиды на то, что он ее бросил, а не из-за сословной гордости (вот тут осторожнее – судя по тексту, это так, но мало ли чего в тексте напишут! У Ванниковой может быть свое мнение на сей счет). А больше сказать и нечего.

3) Тема судьбы и проклятого золота.

Проклятое золото – источник всех бед. Уже в “Прорицании вельвы” рассказывается о женщине Гулльвейг (“сила золота” – воплощение жадности к золота), из-за которой произошла первая война между асами и ванами. А собственно проклятое золото – клад нифлунгов – появляется в “Речах Регина” и далее (рассказывается также в “Пени о Велунде” про жадного конунга Нидуда, который завладел золотом Велунда, в частности, кольцом. Но имеет ли это какое-то отношение к кдаду Нифлунгов, я не знаю.) Золотой клад обладает нечеловеческой силой, все – кто вольно, кто невольно – хотят им завладеть. Роковая власть золота определяет отношения между людьми. (В “Ниб.” – люди определяют отношение к золоту, потому что оно источник могущества).

Действие начинается в мире богов, потом – у великанов, потом – у людей (в “Ниб.” – сразу у людей, там вообще нет мифологических мотивов.Юношеские подвиги Зигфрида – сказка.) Один, Тор и Локи увидели выдру. Локи ее убил. Оказалось, что это выдра-оборотень, сын великана Хрейдмара, к которому они попросились на ночлег. Боги предлагают за него выкуп. За золотом Л. отправляется к карликам. Хранитель клада – карлик Андвари. Л. отобрал у него весь клад, но А. попросил оставить ему одно кольцо. Л. не согласился. Тогда А. проклял клад, пообещав всем его  владельцам несчастье. Золотом карликов боги покрыли всю шкуру выдры, но один волосок из уса торчал наружу. Х. потребовал  закрыть и его. Тогда Л. отдал кольцо.

После этого в семье Х. начались раздоры. Его сыновья Регин и Фафнир убили отца за клад, потом поссорились друг с другом. Фафнир превратился в дракона и стал хранить клад. Регин хочет его убить. Для этого выковывает своему воспитаннику Сигурду меч Гран (это архаический мотив кузнеца-колдуна, который введен в систему более поздних представлений). С. убивает дракона, жарит его сердце, кровавая пена попадает ему на палец, он его облизывает и начинает понимать язык птиц. Они открыли ему, что Р. хочет его убить. Тогда С. сам убил Р., завладел золотом Фафнира.

Того, кто причастен к кладу, пусть отдаленно, ждет гибель. Мотив золота трансформируется в мотив неизбежной судьбы. Концепция судьбы такова:

С судьбой не поспоришь!

Ты, Гриппир, по-доброму

Просьбу исполнил;

предрек бы ты больше

удачи и счастья

в жизни моей,

если бы мог!(Речи Гриппира)

Судьба – однозначная неизбежность, можно только пойти ей навстречу, приговора норн не избегнешь. 

Далее – свадьбы С. и Гудрун и Брюнхильд и Гуннара. (Это скорее относится к предыдущему вопросу: до этого момента место действия фантастическое, С. – сказочный богатырь, то теперь все более конкретно. Место действ. – Бургундия, известны историч. прототипы). После убийства С. Гуннар и Хегни завладевают кладом и  погибают. Атли тоже хочет его получить – тоже погибает.

4)Специфика героического характера.

На фоне неизбежной судьбы – разработка героического характера с трагической окраской. Для героев характерны героизм (прошу прощения за тавтологию), величие души и бесстрашие перед лицом гибели. Герои эпоса вырублены из одного куска, каждый олицетворяет какое-то качество, детерминирующее его сущность. Его не мучают сомнения и колебания, его характер выявляется в его действиях. Речи его так же однозначны, как и поступки. Эта монолитность героя эпоса объясняется тем, что он знает свою судьбу, принимает ее как должное и неизбежное и смело идет ей навстречу. Эпический герой не свободен в своих решениях, в выборе линии поведения. Собственно, его внутренняя сущность и та сила, которую героический эпос именует Судьбою, совпадают. Поэтому герою остается лишь наилучшим образом доблестно выполнить свое предназначение. Отсюда - своеобразное, немного примитивное величие эпических героев.

  1.  Особенности поэтики.

Обращает на себя внимание разностильность песен - в них присутствуют трагические (например “Плач Оддрун”) и комические (“Перебранка Локи”) сюжеты, элегические монологи (“Подстрекательство Гудрун”)  и драматизированные диалоги,  дидактические поучения (“Речи Высокого”) и загадки (“Речи Альвиса”), прорицания (“Сны Бальдра”) и повествования о начале мира, советы житейской мудрости и пословичный фольклор. Напряженная риторика контрастирует в “Эдде” со спокойной объективностью повествовательной прозы, стихи нередко перемежаются с прозаическими кусками. Возможно, это добавленные позднее комментарии, но не исключено, что сочетание поэтического текста с прозой образовывало органическое целое еще и на архаической стадии существования эпоса, придавая ему дополнительную напряженность.

Вместо пространной, неторопливо текущей эпопеи здесь перед нами - динамичная и сжатая песнь, в немногих словах или строфах излагающая судьбы героев или богов, их речи или поступки. Так, в самой длинной из эддических песен, “Речах Высокого”, всего 164 строфы, тогда как в “Песни о Нибелунгах” 2379 строф по четыре стиха в каждой. Специалисты объясняют это спецификой исландского языка. Широкое эпическое полотно обычно вмещает в себя несколько сюжетов, множество сцен, объединяемых общими героями и временной последовательностью, тогда как здесь внимание большей частью сосредоточено на одном эпизоде, хотя эта “отрывочность” не мешает наличию в тексте песен разнообразных ассоциаций с сюжетами, которые разрабатываются в других песнях.

Составитель эпической поэмы сосредотачивал внимание на избранных им героях и сюжете, оттесняя на периферию повествования многие другие связанные с этим сюжетом предания. Разрабатывая свою тему, он ограничивался лишь намеками на ее ответвления, будучи уверен в том, что его аудитории уже известны все события и персонажи, как воспеваемые им, так и те, которые лишь вскользь им упоминались. Об этом свидетельствуют разбросанные в изобилии в песнях “Эдды” беглые указания на  королей, их войны и раздоры, на мифологических персонажей и предания, а также многочисленные кеннинги - поэтические перифразы, заменяющие одно существительное обычной речи двумя или несколькими словами. Кеннинги применялись в скандинавских и древнеанглийских стихах для обозначения наиболее существенных героических понятий: воин - “древо меча”, конунг - ”дарящий кольца”, меч - ”змея крови” и т.д.

Самые широкие картины мифологии или героической жизни в "Старшей Эдде" всегда даются очень лаконично, даже “конспективно”. Особенно это заметно в “тулах” - перечнях мифологических и исторических имен, даваемых без пояснений. Для древнего скандинава с каждым именем был связан определенный эпизод мифа или героической эпопеи, это имя служило ему знаком, который не составляет труда расшифровать. Таким образом в сжатой и сравнительно немногословной эддической песни получалось “закодировано” гораздо больше содержания, чем это может показаться на первый взгляд.

  1.  Связь с последующим литературным развитием.

Самое главное здесь – “Кольцо Нибелунга” Вагнера. В. стремился выйти за конкретные пространственно-временные рамки, представить все как изначальный миф. На 1 план вышло проклятое золото, но все действие осмысливается как оппозиция цивилиз./ природа. Кольцо – отделение от природы. Горит и рушится Вальгалла, кольцо попадает в Рейн => природа побеждает цивилизацию, которая запятнала себя ненавистью.

Ну и Толкиен опять же.  

Билет 6. Характеристика эпоса Зрелого средневековья.

Отвечают на этот вопрос так. К формулировке вопросов подставляют слово “появляются”: появляются христианские мотивы, большая по сравнению с ранним средневековьем реальность географического и исторического контекста, изображение сеньориально-вассальных отношений. Жанр – большая поэма. Новые средства героизации персонажей: рыцарь обязательно знатный. Проблема героического характера и трагической вины – могу рассказать только про Роланда. Р. виноват в гибели французского арьергарда, потому что вовремя не захотел протрубить в рог. С фигурой Роланда  связано  множество гипербол .Чтобы искупить свою вину, Роланд трижды трубит в Олифан с такой силой , что у него лопаются виски В этом эпизоде автор передает внутреннее состояние Роланда через внешние детали . Смерть Роланда символична. Логика средневекового мышления  основана не на подражании действительности, а отражает символы реальности . Смерть приходит к Роланду не в силу  внешних обстоятельств (на нем нет ран), а  в  силу  внутренней  необходимости (очищение души через раскаяние и смерть ). Трагизм смерти Роланда смягчается  тем ,что он попадает в рай и вручает богу перчатку , как своему небесному сеньору

Билет 7-9. Песнь о Роланде. Песнь о моем Сиде. Песнь о Нибелунгах.

1) Историческая основа. Соотношение истории и вымысла.

ИСТОРИЯ И ВЫМЫСЕЛ В “ПЕСНЕ О РОЛАНДЕ”                          

В 778 году  Карл  был призван в Испанию мусульманским правителем Ибн-аль Араби . Он пообещал Карлу за помощь в борьбе против Халифа Абдер Рахмана Сарагосу. Но правитель Сарагосы не впустил Карла и тот был вынужден удалиться, узнав о восстании саксов . При переходе Пиренейского перевала баски (христиане), мстившие за разрушение Карлом Пампелуны, напали на  арьергард франкского войска в теснинах Ронсевальского ущелья . В этом сражении участвовали также и мавры , освободившие Аль-Араби, который был заложником франков. В списке  убитых упоминается “Хруодланд, префект  бретонской марки”. Возможно, что эта фигура имеет определённую связь с Роландом . В поэме  встречается  огромное количество художественных преувеличений . Они имеют не случайный характер , а содержат в себе смысловой подтекст . Автор преувеличивает время пребывания Карла           в Испании  (  поход  длился меньше года,  а в “Песне” указывается другой временной  промежуток- 7 лет  ) . Карл завоевал незначительную часть  Испании  ( он даже не дошёл  до Средиземного моря) . Автор , желая подчеркнуть могущество короля , отмечает ,что тот завоевал всю Испанию . Не случайно допущены рассказчиком  и неточности в описании внешности Карла Великого . Он придаёт ему черты старца , которому по словам  Марсилия  уже за  200 лет . На самом деле во время испанского похода Карлу было  36 лет и он никогда не носил бороды . Данная гипербола использована для того  ,чтобы подчеркнуть  авторитет , опытность и мудрость героя. В перечислении завоевательных походов франков под предводительством Карла Великого много фантастических преувеличений и анахронизмов: Англия, Шотландия, Ирландия, Уэльс, Польша, Константинополь никогда не были  завоёваны Карлом. Такие преувеличения   связаны с представлением автора о  неком национальном единстве, целостности “милой Франции”.

---- # ---- в “Песне о Сиде”.

Руй Диас, прозванный Сидом, родился между 1025 и 1043г. С. принадлежал к высшей кастильской  знати, был начальником всех войск короля Кастилии Санчо II и ближайшим его помощником в войнах, которые король вел как с маврами, так и со своими братьями и сестрами. Когда Санчо погиб во время осады Саморы и на престол взошел его брат Альфонс VI, проведший молодые годы в Леоне, между молодым королем, благоволившим к леонской знати, в частности – к графам де Каррион, ненавидевшим Сида, и С. установились враждебные отношения, и Альфонс, воспользовавшись ничтожным предлогом, в 1081 г. изгнал С. из Кастилии.  Некоторое время С. служиил у мусульманских государей, но затем стал самостоятельным и отвевал у мавров Валенсию. После этого он помирился с Альфонсом и они вместе стали бить мавров. Величайший его подвиг – сокрушительный удар по альморавидам, мусульманам-фанатикам, особенно битва в 1094 перед Валенсией, когда 3000 всадников С. побили 150000 человек. Умер он в 1099 г. В песни сохраняется почти полная историческая достоверность (кроме эпизода новеллистического характера с замужеством дочерей + нек. фактические неточности типа перестановки порядка двух битв, соединения двух встреч с альфонсом в одну + некоторая идеализиция С. путем умолчания о некоторых его неблаговидных делах типа службы мусульманам и жестокостях во вр. завоевания Валенсии.).  

То же самое в “Нибелунгах”.

В основе – гибель в р-те гуннского нашествия бургундского королевства на Рейне в 437 г. (король Гундихарий/Гунтер, его братья Годомар/Готмар и Гисляхарий/Гизельхер) и смерти Аттилы (Этцеля) в 451 г. после пира, на ложе германской пленницы Ильдико. Кто такой Зигмунд – непонятно. Еще исторические лица: Дитрих/ Теодорих  Остготский (471 г.-526 г.) – завоеватель Италии, Берн (Верона) – его резиденция. Согласно сказаниям, он, наоборот, был изгнан из своего королевста и нашел убежище при дворе Этцеля. Епископ Пильгрим (X в.) – действительно был такой. Только временная несостыковочка – см. даты. Вообще, с хронотопом тут просто беда (опять-таки см. даты). Кроме того, атмосфера бургундского двора  -- это атмосфера куртуазного двора XIII в., а не дикого V в.

2) Соотношение национально-религиозной темы и темы сеньориально-вассальных отношений в “Роланде” и “Сиде”.

К “Нибелунгам”  этот вопрос вроде бы не относится, но если спросят, скажите, что религия там упоминается походя, а что касается сен.-вас. отношений, то вся там байда и заварилась из-за того, что Брюнхильда с Кримхильдой не могли выяснить, кто чей вассал. Ну и Хаген, конечно, который как верный вассал, полез защищать Брюнхильду.  

Роланд. Атмосфера конца  Х1- начала Х11 века                   определяет характер интерпретации исторических событий . В это время во Франции царил хаос. Многочисленные феодальные усобицы между независимыми княжествами способствовали  тому, что в обществе начала созревать идея  объединения (олицетворение здесь анархического начала – Ганелон). Эта идея  особым образом  преломляется  в поэме . Ещё одним фактором, повлиявшим на “ Песнь о Роланде”, является  духовная атмосфера конца Х 1- начала Х11 века . В обществе царили антимусульманские настроения , связанные  с Крестовыми походами за освобождение  Гроба Господня. Первый  Крестовый поход состоялся  в 1096 году . На протяжении Х 1-Х 11 века антимусульманская  идея играла важную роль .  Именно этим обусловлены некоторые мотивы в “Песне о Роланде” .  Характеристика Карла , как могущественного правителя, связана с идеей объединения . Автор идеализирует и властителя, и империю, которой он правит. Антимусульманская идея также отражается на страницах  “Песни о Роланде” . Христиане и мусульмане в поэме противопоставлены друг другу . Мусульмане связаны с потусторонним миром зла (например Шерноболь Монэргский  родом из местности , где “ у чертей бывают сходки” ; у Абима на щите сверкают алмазы , которые “сам сатана добыл ... в Валь-Метасе” ) Автор искажает историческую действительность , дабы усилить антимусульманскую идею в поэме ( даёт иную мотивировку их действиям в Ронсевале , не упоминает об участии  басков  в сражении) . Подчёркивая торжество христианской веры , автор прибегает к  противопоставлениям : “ завладел  его  душой  нечистый ” и “в рай душу графа понесли они” . С этой же целью вводится в поэму эпизод сражения Карла с Балиганом  . Пройдя через тяжкие испытания , язычники разуверились в своих идолах  . Этот факт подчёркивает  победу христианской идеологии . Хотя мусульмане поклоняются единому богу, средневековая  христианская пропаганда изображала их  язычниками;   кроме того, представления об исламе  у  большинства  европейцев  были  тогда  фантастическими.  Отсюда Магомет ,Аполлон- греческий бог  Аполлон и далее ,Терваган , выступающие в качестве мусульманской Троицы (эпический параллелизм). Результатом симметрии в поэме является и то ,что социальная организация язычников повторяет христианскую (у эмира служат герцоги, бароны) Автор подчеркивает силу мусульман для того, чтобы возвеличить победу христиан над ними. В Ронсевальском   ущелье 2000 французов сражаются с 400000 язычников  и ценой  собственной гибели христиане одерживают победу. Важно – умирая, Роланд посвящает Господу перчатку, как своему сеньору. Роланд – идеальный вассал:

Вассал сеньору служиит своему,

Он терпит зимний холод и жару,

Кровь за него не жаль пролить ему.

С Ганелоном сложнее. Формально он вроде бы свой вассальный долг по отн. к Карлу не нарушил: срок обязательного пребывания в войске сеньора был обычно 40 дней в год (Г. столько отбыл), посольское поручение выполнил, теперь мог заниматься своими делами и предавать Роланда сколько угодно.

Сид. С маврами там все понятно – побил он всех неверных и завоевал Валенсию. С королем хотя и в ссоре, тем не менее старательно посылает ему богатые дары, часть добычи. Верный вассал, короче.    

  1.  Влияние куртуазной культуры.

“Нибелунги”: Зигфрид влюбляется в Кримхильду заочно, целый год мучается от любви к ней, живя в ее же доме, но не видя ее, присутствие дам на праздника, что придавало им куртуазный характер, обращение дамы к рыцарю, приветственный поцелуй дамы (Кримхильда целует Зигфрида, когда он возвращается после победы над датчанами и саксами) – куртуазный этикет. Еще деталь куртуазного этикета: рыцари выходили из церкви прежде дам и ожидали их на улице. Да и вообще, служение играет здесь очень большую роль: как только дамы появятся, мужчины сразу стараются им угодить (праздник после победы Зигфрида, когда К. с дамами выходит – “всех мужчин при виде подобной красоты тревожили напрасные, но сладкие мечты”, когда Кримхильда по дороге к Этцелю останавливается у Рюдигера, “у всех, кто дамам  рад служить, в тот день хватило дел”, “бургундки устремились к бехларенкам бегом, И на траве расселись красавицы рядком – Знакомство на беседой удобнее сводить. А витязи им всячески старались угодить” и т.д. Напоследок – пара ругательств: hochgemuete – термин из куртуазного словаря, обозначавший умонастроение и нрав, присущие благородному человеку – это те качества, которыми обладает К. и которые переведены как  “добрый нрав и разум”. Далее, Зигфрид “о любви все чаще мечтал день ото дня”. Любовь – minne, еще один курт. термин, предполагавший прежде всего служение рыцаря даме, которой он добровольно и охотно себя подчиняет, считая своей госпожой.)

Сид, когда под стенами Валенсии появляются полчища мавров, просит жену, как свою Даму, смотреть, как он будет сражаться, и вдохновлять его на подвиги.

В “Роланде” ничего нет, т.к. это строгий воинский эпос, эпизод с невестой – позднейшая  вставка.

3)Характеристика образной системы.

“Роланд”. Противопоставление Роланда и Оливье, но не как враждебные силы, а как два варианта одного положительного начала: Роланд безрассудно смел, Оливье благоразумен. В основе – древняя оппозиция мудрости и храбрости. В песни они рассматриваются с т.з. соотношения в них идеального и реального начал. Оливье – носитель идеального начала (он рыцарь без страха и упрека, но еще и мудр). Безусловная идеальность плоскость образа. Роланд тоже идеален, но связан с реальными рыцарями более-менее рельефен (но все равно это еще не характер). Отказ Р. затрубить в рог связан с особенностями рыцарского понимания чести: что будут говорить о нем другие? Зачем просить о помощи, если есть шанс победить самому?

О Карле см. + он идеализирован, + Карл и 12 пэров – трансформация сюжета о Христе и апостолах. Ганелон = Иуда. В нем есть черты мученика: он не может предотвратить гибель, поэтому страдает, льет слезы.) Ганелон – христианин, но подлый. Но предатель он с народной т.з., т.к. с правовой т.з. все в порядке: Карлу он отслужил, месть Роланду – его личное дело, к тому же он при всех сказал, что будет мстить. Кроме того, Г. изображен не как физический и нравственный урод (это я учебник цитирую), он красив и смел, а не хочет быть послом не потому что испугался, а потому что обозлился на  Роланда, решил, что тот его специально посылает на смерть (логика: каждый судит по себе).  

   В Сиде самое главное – рационализм. Он только и делает, что добывает себе богатство. Пример: как он добыл средства в начале поэмы для похода: наполнил сундук песком и отдал под залог, как будто в нем золото. В сцене тяжбы с инфантами де Каррион Сид прежде всего требует возвращения мечей и приданого, а затем уже поднимает вопрос об оскорблении чести. Сид – не очень знатный сеньор, за что его и не любят инфанты. Более демократичная поэма, где-то даже написано, что антиаристократическая. В Сиде нет героической неистовости. Он спокоен, уравновешен, рассудочен. Инфанты трусливы и алчны. (Ганелон в отл. от них  смел.)  

“Нибелунги”. Не забываем, что песнь делится на 2 части, характеры персонажей в них разные. Зигфрид (до 2-ой части песни не дожил, она, собственно, и посвящена мести за его смерть) – с одной стороны, куртуазный рыцарь (см. выше), с другой – сказочный богатырь. Родился-то он в Нидерландах, но одновременно он и повелитель сказочной страны Нибелунгов (кстати, если спросят – нибелунги – это всегда владельцы клада, сначала вот эти сказочные существа, потом – бургундцы). + все его приключения в  молодости (убийство дракона и купание в его крови, сражение с карликом, плащ-невидимка), потом сражение с Брюнхильдой, которая тоже сказочная богатырша. В отличие от остальных героев, он действует, повинуясь естественным человеческим чувствам: не обязан помогать Гунтеру в войне против датчан и саксов, а помог. Зигфрид – во всяком деле первый: война, охота: “Во всяком деле Зигфрид примером всем служил”.   

 Брюнх. см. выше.

Кримхильда – сначала милая робкая девушка, потом тщеславная королева, верная жена. Во 2 части – дьяволица, ведьма, причем не в современном значении этого слова, а в средневековом – “женщина, одержимая дьяволом”. Сами понимаете, что это в Средневековье значило. Она не щадит сына, чтобы спровоцировать резню в доме Этцеля и отомстить братьям. Богатство ей нужно все для тех же целей: это источник власти, с ним она наберет много воинов и отомстит братьям.

Хаген – сначала верный вассал. Он всегда самый знающий и мудрый советник короля Гунтера. Он печется о благе своих государей, поэтому хочет мстить за поруганную честь Бр. Абсолютно некуртуазен, в связях с женщинами не замечен. Во 2 части в нем появилось что-то титаническое (признак этого   -- дочь Рюдигера боится к нему подойти). Формально он остается вассалом, но ведет себя не так, как следует вассалу: не бережет жизнь королей (поездка к Этцелю – знает, что их там ждет, но везет, переправа – разбивает челнок, чтобы никто не смог спастись бегством). Он действует в своих интересах. Кроме того, он сын карлика Альдриана.

4) Специфика конфликта. Сид – конфликт богатыря с правителем (эпический мотив).  

5) Особенности композиции.

Роланд: 2 завязки – посольство Бланкандрина и момент, где пэры и бароны собираются, чтобы выбрать посла к Марсилию. Вторая завязка важнее. Она объясняет, почему Ганелон предал Р. => всю песнь (см. характер Ганелона). Ронсевальская битва – сходятся обе завязки. В песни много клише, формул, эпических повторов, например, Оливье 3 раза просит Р. затрубить в рог (это лессы 83-85). Вместе с другими лессами получается фигура креста:

80

81

82

83 84 85

86

87

88      

(Это ж надо такое придумать!) Смысловая ф-ция повторов – выделение события + попытка показать время, во время которого развивается действие. Развязка 1. Темы – поединок Карла с Эмиром. 2 – казнь Ганелона после поединка  рыцаря Тьерри с Пинабелем, родственником Г.

В “Нибелунгах”: помним, что 2 части – до смерти З. и после.  

6) Сопоставление песен между собой, “Нибелунгов” – еще и с “Эддой”.

Прочитайте все вышесказанное и ответьте на этот вопрос сами.

Билет 10. Характеристика письменной литературы Зрелого средневековья. По поводу двуязычия могу только повторить слова Гаспарова о том, что средневековая культура была насквозь двуязычной. Долгое-долгое время люди приучались говорить на одном языке, писать на другом (латыни, т.е.). Поэтому те, кто начал писать на родном языке, сделали большой шаг вперед.

Ли-тра зрелого средневековья делилась на клерикальную, т.е. возникшую в церковной среде (ваганты), куртуазную, т.е. рыцарскую, придворную  (трубадуры, труверы и миннезингеры) и бюргерскую  (горожане, которые насочиняли всяких фаблио, шванок или шванков, народных книг  типа “Тиля Эйленшпигеля” и т.д.) Понятие топоса и канона – не знаю.    

Билет 11. Поэзия вагантов.

1) Кто такие ваганты. Самое главное здесь – не перепутать их с трубадурами. Время существования – XII-XIII вв. Вагант – это безместное  духовное лицо, слоняющееся по дорогам  Европы. Собственно, название их и происходит от латинского глагола vagari – бродяжничать. Вагантов называли еще и голиардами. Как поэзия вагантов, так и это их название имеет два истока – народный и книжный. В романских языках было слово gula, “глотка”, от него могло происходить слово  guliart – “обжора”. А еще это название ассоциировалось с именем имя библейского великана Голиафа, которое в средние века было ругательством. Произошла контаминация значений, а  так как вагантов не везде и не все любили, то слово голиард стало ругательным синонимом к слову вагант и быстро распространилось по всей романоязычной Европе.    

Судить о национальности вагантов трудно, но вообще-то они были во многих странах Европы – назовете Германию, Англию, Францию, Италию и Испанию, не ошибетесь (короче, везде, где были университеты: они там учились сначала, а потом шли бродяжничать, не получив места, потому что в  Европе в то время было перенасыщение грамотными людьми).

Имен вагантов тоже мало известно, потому что они не стремились к личному авторству, хотя авторское самосознание уже сложилось. Но некоторых вычислить удалось – это Примас Гугон Орлеанский, Архипиита Кельнский и Вальтер Шатильонский (я о них расскажу отдельно, потому что не знаю,  в какой пункт они входят). Почему они писали анонимно? В отношении авторства латинская вагантская поэзия являет собой контраст со своей сверстницей – провасальской поэзией трубадуров, в которой стихи прочно закреплены за именами авторов (а вот и врете, батенька – Н.К.), и вокруг этих имен слагаются легенды. Поэзия трубадуров аристократична, каждый певец гордится своим именем и своим местом если не среди других дворян, то среди других певцов, расстояние между собой и своим коллегой-соперником чувствует очень остро и старается на каждое стихотворение ставить свою творческую печать. Поэзия вагантов, наоборот, плебейская. Духовного аристократизма в ней очень много, но социального аристократизма и индивидуализма в ней нет: все ваганты,  во-первых, духовные лица, памятующие, что все смертные равны перед Богом, во-вторых, бедные люди, гораздо лучше чувствующие общность своего школярского положения и образования, чем разницу своих личных вкусов и заслуг.

  1.  Традиционный характер их  поэзии.   

Основные повторяющиеся темы, сюжетные ситуации и образы. Объединяю эти два вопроса, потому что не знаю, как их разделить. Если догадаетесь – скажите мне.  

Два корня вагантской поэзии – один в античности, другой в христианстве. Основные темы – прославление вина и плотской любви и сатирическое обличение духовенства. Источники для обличительной темы – ветхозаветные пророки и Ювенал с другими римскими сатириками, для любовной темы – Овидий и “Песнь песней”. Что касается первой темы – то это не больше как дань литературной традиции: даже если вагант не пил (правда, вряд ли такое было – Н.К.), то стихи в честь Бахуса он писал. Ну и любовь тоже прославлял, отдавая долг традиции. Вторая тема – тоже традиционна (см. ниже)  Темы и образы – оттуда же, из Библии и античных поэтов. Причем, как пишет Гаспаров (прямо на него и сошлитесь), у стихотворцев “полуобразованных” преобладают первые, у образованных – вторые. Стихи вагантов обращены не к простонародной, а к просвещенной публике, способной оценить их изыски.

Короче. Если любовные песни вагантов переложить в дистихи – получится близкое подражание Овидию. Многие обличительно-сатирические стихотворения вагантов, если их пересказать прозой, окажутся обычной вариацией средневековой проповеди на тему порчи нравов, уснащенной реминисценциями из античных сатириков (Горация, Ювенала, Персия). Но через традицию в обличении духовенства отражалось реальное положение вещей.

Еще надо сказать, что любовная и вакхическая темы вагантов никогда не смешиваются, потому что они восходят к разным литературным традициям.

Еще была традиция народной поэзии, которая выражалась в произведениях о том, что “весна пробуждает любовь”. Все эти весенние песни, майские хороводы характерны для любого фольклора (в европейских странах, имеется в виду, где заметно, когда кончается зима и начинается весна). Ваганты,  как достойные дети своего века, эту традицию переняли и соорудили на ее основе произведение с такой структурой: описание природы (из стандартных деталей), потом появляется пастушка, потом ее стандартное описание (в котором соединяются традиция религиозной поэзии и овидиевская традиция), потом мольбы клирика к пастушке. Заканчивается все сами понимаете чем – эротическими сценами.

Другие темы: религиозные (разные гимны святым, “Прение человека со смертью”, драма “Действо о страстях господних”), политические (призыв к крестовому походу, плач о Ричарде Львиное Сердце), на сюжеты народных сказок, античные сюжеты.

Вагантские пародии. Пародия в культуре средневековья играла очень большую роль. Любая тема, любой сюжет имели пародию. Но пародирование вело не к дискредитации пародируемых объектов, а к комическому удвоению мира. Ваганты пародировали все – начиная с себя и заканчивая  Евангелиями и богослужениями (“Всепьянейшая литургия”). (Вот не могу удержаться, чтобы не процитировать – это не из “Литургии”, просто взгляд упал:

Нет людей ученее нашего декана –

Семь наук расскажет мигом, особенно спьяна...  Но это так, к слову). Можете перечислить еще такие вещи, как Молитва о монахах-полубратьях, Евангелие от марки серебра, Никто, муж всесовершеннейший.

Примас Орлеанский (1130-е-40-е гг.). Самые приземленные и самые индивидуальные стихи. Пишет о подарках, которые он выпрашивает, или о невзгодах, которые подстерегают его на каждом шагу. Единственный из вагантов, который изображает свою возлюбленную не условной красавицей, а городской блудницей.

Архипиита Кельнский (60-е гг.). Крут и мелко порублен, поэтому и прозвище Архипиита – “поэт поэтов”. Легкие и блестящие стихи. Примас всегда нацелен на конкретную хвалу или  хулу, А., наоборот, охотно все обобщает, но потом вс равно все сводит к самой конкретной попрошайне. Попрошайничает много, но принимает подаяние как нечто заслуженное. Куча реминисценций из Библии и античных поэтов. Наиб. известное стихотворение – “Исповедь”.

Вальтер Шатильонский – 70-80-е гг. У него была самая упорядоченная жищнь, он почти не скитался, всегда было какое-то теплое место. Наиболее образованный, поэтому реминисценций еще больше. Попрошайных стихотворений почти нет, зато есть сатирические, где он обличает духовенство.  Главный предмет его обличения – богатые прелаты, симония (торговля церковными должностями) и непотизм (раздача тех же должностей по родству).       

Билет 12.  Поэзия трубадуров.

1) Кто такие трубадуры. Создателями куртуазной лирики  были трубадуры – провансальские поэты и певцы. Происхождение самого слова “трубадур” связано со значением глагола trobar  --  "находить"  (в значении  "изобретать, находить новое”). Время существования – XI-XIII вв. Надо отметить, что трубадуры, в отличие от вагантов, которые писали как на латыни, так и на родном языке,  писали исключительно на провансальском языке и извращались так, что на русский это с точным смыслом стихами почти не переводится. Первым трубадуром считается Гильем Аквитанский (1071-1126). Знамениты были также Джауфре Рюдель (сер.XII века), Маркабрюн (сер.XII века), Бернарт де Вентадорн (годы творчества: 1150 - 1180), Гираут де Борнель (1162 - 1200), Бертран де Борн (ок. 1140 - 1215), Арнаут Даниэль (ок. 1140 - 1200), Пейре Видаль (последняя четверть XII века).

2) Традиционный характер поэзии. Полностью укладываясь в каноническую систему жанров, лирика трубадуров по сути требовала не индивидуального, а жанрового образа автора, слиться с которым стремилось реальное “я” поэта. Конечно, в творчестве трубадуров отражались их реальные пристрастия, вкусы и убеждения, реальный жизненный опыт, но все это непременно проецировалось на закрепленный в традиции каркас (ситуативный и изобразительный), поскольку трубадуры были уверены, что такая традиция выработала наилучшие средства для достижения любого состояния или движения души и задача  состоит лишь в том, чтобы “оживить” искренним чувством готовые формы жанра. То есть поэзия трубадуров строилась на отождествлении изображаемых реальных событий жизни с устойчивыми моделями ее восприятия.

Отличаясь условностью и каноничностью, все персонажи и ситуации лирики трубадуров описывались при помощи системы устойчивых формул. Дама  куртуазных поэтов непременно прекрасна. Она совершенна душой и телом и способна внушить возвышенную всепоглощающую страсть. Для Дамы были характерны такие приметы, как “свежие ланиты”, “атлас рук”, “свет глаз”, отражавшие сверкающую субстанцию божественной красоты. Бертран де Борн даже написал песню о “составной Даме”, где свел воедино черты, позаимствованные у Дам других поэтов. Аналогичный характер имело и “я” лирического героя: независимо от конкретных сословных, психологических и иных примет трубадуров каждый из них представлял в идеальном облике певца куртуазной любви.

3) Характеристика куртуазной доктрины любви. Любовь не заинтересована в результатах, она ориентирована не на достижение цели, а на переживание, которое одно способно принести высшую радость влюбленному. Эта радость достигается долгим путем страданий, но уже само добровольно принятое страдание оборачивается для трубадура радостью.

Не порывая с изначальным эротизмом, новая концепция, сделавшая Даму принципиально недоступной, сосредоточила энергию любви на ее идеальном аспекте. Явившись источником духовного совершенствования для мужчины, эта любовь в какой-то мере освобождала и женщину от господствовавшего не протяжении средних веков отношения к ней как к существу низшего порядка, виновнице грехопадения и сосуду зла.      

Трубадуры воспевали не свою чувственность, а нечто совсем иное - любовь человека к Благу, Красоте и Совершенству как к началам, обладающим абсолютной властью в мире, наполняющим его смыслом и нравственной теплотой. Новаторство же их заключалось в том, что они впервые решились отождествить это благо не непосредственно с Богом и Девой Марией, а с идеализированной женственностью, воплощающей высшие духовные ценности, сосредоточенные и персонифицированные в образе Дамы.

Эта идеализация имела двоякий смысл. С одной стороны, любовь к Даме мыслилась как отблеск и предвкушение небесной любви и потому принимала формы обожествления и религиозного поклонения. Исключая плотский, супружеский элемент отношений, поэты акцентировали сугубо духовный характер воспеваемого ими чувства.

С другой стороны, сам факт выдвижения на первый план не абстрактного блага и не небесного Бога, а “земной”, хотя и обожествляемой, Дамы говорит о стремлении трубадуров закрепить высшие ценности не в потусторонней, религиозной, а в “посюсторонней” сфере. Это подтверждает, что пользуясь мистическими смыслами и формулами, трубадуры создали тем не менее чисто светскую лирику.

Необходимо подчеркнуть, что формируясь в феодальной среде, поэзия трубадуров неизбежно осмысляла любовь к Даме в терминах феодальных отношений. Поклоняясь Даме как божеству, поэт в то же время был “верен” и “служил” ей как вассал своему сеньору,

Красота Дамы толковалась как отражение божественной красоты и совершенства, а любовь - как томление по этому идеалу и стремление к нему. Дама тем самым становилась лишь персонификацией тех идеальных свойств, обладать которыми стремится куртуазная личность. При этом решающую роль играл мотив неразделенной и неудовлетворенной любви (образы “далекой Дамы”, “недоступной Дамы”), то есть недосягаемого идеала, к которому можно лишь бесконечно стремиться. Арнаут де Марейль писал: “Я не думаю, что любовь может быть разделенной, ибо, если она будет разделена, должно быть изменено ее имя”.

Поэзия трубадуров представляла собой сознательную и целенаправленную эстетическую “игру”, но игру отнюдь не формалистическую, потому что куртуазная любовь к Даме с абсолютной полнотой воплощалась именно в акте поэтического творчества: наилучшим образом восславить Даму как раз и значило сложить наилучшую, то есть наиболее изощренную, песнь в ее честь. Вот почему самой большой смысловой нагруженностью и напряженностью в куртуазной лирике обладало слово “петь”, которое значило:

1) творить саму песню;

2) выражать экзальтированное чувство трубадура;

3) воспевать Fin’Amors ;

4) создавать звуковую гармонию, вселяющую чувство куртуазной  “радости”;

5) любить.

Перекрещиваясь, все эти значения создавали единое семантическое ядро, так что в конечном счете “петь” и “любить” начинали восприниматься как абсолютные синонимы. Тем самым любовная песнь как бы замыкалась на самой себе, ибо была воплощенным устремлением к добру, истине и красоте, высшим напряжением творческих сил трубадура, разрешавшимся в куртуазной Радости.

4) Понятие куртуазного универсума. Центральное место в поэтическом мире трубадуров занимало понятие Fin’Amors (“тонкая”, “совершенная” любовь, порождаемая Богом) как источник всего комплекса куртуазных качеств, начиная верностью и доблестью и заканчивая любыми формами вежества и обходительности. Этому понятию противостоит Fals’Amors - “неистинная”, “бессмысленная” любовь - порождение абстрактного зла, выводящая за пределы куртуазного мира. Вокруг оппозиции этих двух понятий формируется сложный комплекс терминов, составляющих основное ядро куртуазных ценностей. Все это отразилось в изображении аллегорического Дерева Любви.

Бог (как единственно возможный источник любви)  fin amors  cortezia  куртуазные ценности – 1) valor (самоценность куртуазной личности, которая возникает от наличия  красоты, разума, молодости)                                                               

2) joi (радость, возникающая от куртуазного служения)                                                                             3) pretz (честь)     короче, это куртуазное поведение: щедрость,

  1.  mezura (мера)  верность, щедрость, куртуазная речь.

Ему противопоставлена система антикуртуазных качеств:

Зло (абстрактное зло, а не дьявол)  fals amors  vilenia (некуртуазность) 1) felonia (антитеза valorпритворство, за которым скрываются отрицательные качества: уродство, неразумие, старость), 2) enoi (тоска, скука, раздражение от некуртуазности) 3) desonsor  4) demesura (антитеза п. 3-4: высокомерие, неверность, неучтивость).

5) Основные жанры и персонажи. Творчество провансальских поэтов в жанровом плане было весьма формализованным (нормализованным): соблюдению правил написания  произведения придавалось очень большое значение, как с точки зрения содержания, так и с точки зрения формы. При этом нередко содержание песен бывало закреплено за данным  жанром вместе  с определенными обязательными композиционными элементами.

Поэзия трубадуров -- по преимуществу любовная. Трубадуры воспевали любовь в численно  преобладающем  и наиболее важном по своему значению жанре куртуазной  песни,  или кансоны

Провансальская  кансона обычно сдержит в себе 5-7 строф, замыкаемых одной  или двумя  посылками  (торнадами). Посылки состоят из 3-4 стихов, повторяющих  метрическую  структуру  и  рифмы  заключительной строфы.  В  них обычно содержится указание на адресата песни, часто --  зашифрованного условным именем, "сеньялем".

Однако трубадуры воспевали не только любовь и дам. В своих  произведениях  они  откликались на все актуальные вопросы современности: писали о политических событиях, вопросах морали, высмеивали своих политических или  религиозных  противников,  проповедовали  крестовые походы, прославляли доблесть и щедрость своих покровителей и друзей, оплакивали  их  смерть. Все это можно было сделать в жанре сирвенты. В сирвентах было принято пользоваться метрическими схемами  и музыкой уже существующих кансон.

Целая серия политических сирвент принадлежит  знаменитому трубадуру Бертрану де Борну. Он и известен в основном своими сирвентами, сквозной мотив которых – любовь к войне, к которой он постоянно призывает королей и баронов. Трубадуры могли обмениваться сирвентами, но чаще они вдвоем писали одну сирвенту (или один за двоих). Получался подвид сирвенты – прения.

Существовало два основных варианта прений – тенсона и джок партит, или партимен. Тенсона допускала свободное развитие диалога. Партимен предусматривает, что трубадур, открывающий прения, задавал тему, сводимую к дилемме, которая и будет обсуждаться в песне, причем собеседники должны придерживаться противоположных взглядов.

К диалогическим жанрам относится также жанр пастурели, своим названием обязанный тому, что его героиней всегда является пастушка.

Третий жанр, сохранивший элементы диалога, -- альба, песня, посвященная неизбежности разлуки влюбленных на рассвете, о наступлении которого возвещает сторож или верный друг, всю ночь охранявший место свидания. Для композиции произведений этого жанра характерно употребление в конце каждой строфы слова “альба” -- “заря, рассвет”.

Персонажи: Дама, влюбленный трубадур, муж Дамы, lauzengiere (сплетник, клеветник, доносчик).

Дама – воплощение куртуазного идеала. Лексическая топика – из религиоз. Лит-ры, прославляющей Деву Марию.

Муж – носитель некуртуазных качеств.

Lauzengiere – олицетворение антикуртуазных чувст (ревности, страха, fals amore) и поведения, направленного на разрушение любви. Персонификация любого препятствия.

6) Особенности проявления авторского самосознания. Индивидуальное начало проявляется в рамках канона, отсюда роль трубадура, закрепившиеся за ним черты.

Бертран де Вентадорн – мастер светлого стиля. Считал, что настоящая любовь рождает настоящую песню.

Маркабрюн в наибольшей степени оказался под влиянием религиозной идеологии. Отсюда и его глубокая, во многом темная, герметическая поэзия. В энергичных, порой даже слегка грубоватых стихах он критически оценивал обычаи своего времени – но не против куртуазии, а наоборот, против ее упадка.

О Джауфре Рюделе –певец  “дальней любви”. Воспевал Даму, до которой никак не мог дотянуться. Жизнеописание говорит, что это была принцесса Триполитанская.  Изощренный стиль, полный иносказаний и намеков, не дает нам возможности установить с абсолютной точностью, имел ли автор ввиду расстояние географическое или социальное.

Арнаут Даниэль – слава очень трудного поэта, мастер темного стиля. Переставил два основных начала поэзии трубадуров: любовь и поэтическое мастерство: только настоящая песня свидетельствует о подлинности любви.

Индивидуальное начало проявлялось и в совершенстве формы. Именно поэтому высшим достижением являлся “темный стиль”, т.е. большое количество метафор, недосказанностей и т.д., так, чтобы тебя понимали избранные.

Билет 13. Характеристика куртуазного романа.

1) Жанровая специфика и отличие от эпоса. В эпосе действие всегда разворачивается в реальном историческом времени и пространстве (мы говорим об эпосе Зрелого средневековья). У рыцарей есть определенные общественно-политические цели.

В романе странная топография – Калогренант (говорим об “Ивейне”) едет направо к источнику – моральный смысл: “речь идет о правом пути”. Мир волшебной сказки с замком, волшебным источником. Сказочны географические сведения и обозначения времени: 7 лет Калогренант молчал о своем приключении (сказочное число). Столько же лет провел карл в Испании, но у Труа за 7 лет ничего не произошло. Страна сказки с невыясненным геогр. положением. В эпосе рыцарь выполняет долг, в романе – испытывает себя с помощью приключений. Движущий мотив – любовь. Акцент – на внутреннем мире человека. Рыц. Роман изображает давние эпохи и жизнь далеких народов в виде картины современного общества, потому что идеально рыцарство мыслиться штукой международной и неизменной во все времена.

2) Основные циклы. Античный (ром. об Александре македонском, Ром об Энее, Роман о Трое. Бретонский – в основном на основе кельтских сказаний. Его можно поделить на: 1) бретонские лэ (то, что писала Мария Французская – стихотворные новеллы любовного содержания); 2) группа романв о Тристане и Изольде; 3) собственно артуровские романы (о короле Артуре и рыцарях Круглого стола: Ланселота, Ивейна и т.д.); 4) о св. Граале (“Парцифаль” Вольфрама фон Эшенбаха).

3) Специфика худож. пространства и времени. Пространство – чудесный мир, где неожиданность  стала нормой. Время носит авнтюрный характер (а вообще-то см. выше).

4) Традиционный характер. Ориентировался на канон (опять см. его характерные черты).    

Билет 14. Роман о Тристане и Изольде.  

  1.  История сюжета. 

Роман принадлежит к бретонскому циклу. А некоторые романы  этого цикла основывались на кельтских сказаниях. Параллели роману в ираландских сагах – “Изгнание сыновей Уснехта”, “Преследование Диармайнда и Грайне”.

  1.  Версии романа.

Кельтское сказание о Тристане  и Изольде было известно в большом кол-ве обработок на французском языке, но многие из них совсем погибли, а от других сохранились лишь небольшие отрывки. Путем  сличения всех полностью и частично известных нам французских  редакций романа, а также их переводов на др. языки, оказалось возможным восстановить фабулу и общий характер древнейшего, не дошедшего до нас франц. романа середины XII в., к которому все эти редакции восходят. Что успешно и провернул фр. ученый Бедье (он жил в к. XIX-н. XX. Ванникова просила не называть его трувером или трубадуром.) Наиболее известные версии – стихотворные версии французов Беруля и Тома, обширный роман Готфрида Страсбургского н. XIII (немца, сами понимаете). Прозаическая французская обработка была седлана около 1230 г. В ней появились рыцари Круглоого Стола, и тем самым роман был включен в круг артуровских романов.

  1.  Композиция. В рыцарских романах композиция обычно линейная – события следуют одно за другим. Здесь цепь ломается + симметрия эпизодов. Каждому эпизоду в начале романа соответствует зеркальное отражение  в более мрачных тонах: история рождения Т. – рассказ о смерти; парус Морольда (победа, ликование) – парус Изольды (намеренный обман, смерть), яд Дракона, от которого излечивает И. – рана от отравленного оружия, но  И. рядом нет и т.д.

Концепция любви и характер конфликта.  

Любовь представлена здесь как болезнь, разрушающая сила, над которой сила человека не властна (это древнее мифологическое представление). Это противоречит куртуазному пониманию любви. Смерть над ней тоже, кстати, тоже не властна: из могил вырастают два дерева и сплетаются ветвями.  Конфликт между долгом и чувством (прямо трагедия классицистов! Правда, в учебнике это названо не догом, а общественной моралью. Судите сами, что вам ближе.): Т. не должен любить Изольду, потому что она жена его дяди, который его воспитывал и любит как родного сына, и доверяет во всем (в том числе и в добывание Изольды).  А Изольда тоже не должна любить Т., потому что замужем. Отношение автора к этому конфликту двойственное: с одной стороны он признает правоту морали (или долга), заставляя Т. мучится сознанием вины, с др. – сочувствует ей, изображая в положительных тонах все, что способствует этой любви.

ЛИТЕРАТУРА ВОЗРОЖДЕНИЯ.  

Билет 1. Общая характеристика литературы Возрождения.

1) Хронологически границы. 14-16 в. вообще, а конкретно по странам: Италия 14-15 в., 16 в. кризис, в остальных странах 15-16 в., 16 в. – расцвет.

2) Перестройка вертикальной модели мира. Возрождение – борьба светской и церковного миропонимания. Раскол католической церкви (Реформация – 1517 г.). Сначала духовную диктатуру церкви пытались расшатать, а потом восстанавливали, но не получилось. Вертикальная модель мира перестраивается в горизонтальную. Движение вперед-назад в реальном пространстве и реальном историческом времени. Атеизма не было, ни у Боккаччо, ни у Эразма Роттердамского, ни у Рабле. Просто проблема Бога отошла на второй план, на 1 – проблема человека.

3) Понятие ренессансного гуманизма в узком и широком смысле слова. Гуманизм в эпоху Возрождения значил не то, что сейчас: в узком смысле это занятие “гуманистическими штудиями”, т.е. грамматикой (фу-у!) риторикой, историей, моралью и философией, обязательно на основе греко-римской образованности. Гум. в широком смысле слова – изучение всей полноты человеческой природы, как противоположности животного мира. Только тот человек, кто преодолел в себе природную дикость. Гуманисты стремились противопоставить средневековой концепции личности свою: признание за человеком права своими силами утверждать свое “я” в мире. Считалось, что возможности человека безграничны. Человек – смертный бог (оксюморон). Этот миф полнее всего выражен в искусстве Высокого Возрождения. Главная тема Выс. Возр. в Италии – прославление красоты и достоинства человека. Это воскрешало принцип единства прекрасного и доброго. Человек – в центре мира. Пико делла Мирандола писал, что человек стоит на земле, но головой касается неба. Такое положение человека для того, чтобы ему легче было проникнуть взором во все окружающее. Личность человека изначально Богом не предопределена, человек сам должен себя ковать.

Понятие гуманизма сочеталось с понятием гармонии. Мир и природа в средние века считались силами, которые мешаю человеку соединиться с Богом. В Ренессансе наоборот, поэтизация мира, гармонии человека и мира => убежденность в том, что в мире будут господствовать разум и просвещенность, где человек сможет осуществить себя. Возникали ренессансные утопии, всякие Телемские обители и миры рассказчиков “Декамерона”. Эти две штуки сильно отличались от “Утопии” Мора и “Города Солнца” Кампанеллы.  У последних – не счастье индивида, а благополучие целого, строгая регламентация, фантастический мир, у Рабле и Боккаччо – стремление вписать идеальное общество в реальное пространство. Вот это и называется ренассансной утопией. Возникла она из-за убежденности, что “золотой век”, “полнота времен” уже наступила. Это библейское выражение  в Средние века применялось для Царства Божия, в Ренессанс – для настоящего времени. Идеальный город – город, где жизнь человека очищена от беспорядков и представлена во всей полноте. Он видится как возможный, построенный. А потом – крах иллюзий.

4) Кризис ренессансного мифа о человеке в период позднего Возрождения. Увидели гуманисты, что мир-то не идеален, а наоборот, арена войн, оплот жестокости и насилия. В пьесе Шекспира “Буря” Гонзало говорит, что образ “золотого века” возник только для того, чтобы  исчезнуть. Золотого века нет и не будет, против него логика исторического развития. Уверенность в том, что золотой век невозможен, -- основа произведений поздних гуманистов. Если гуманист Леонардо Бруни писал, что   прекрасно подарить счастье одному человеку, но многим – еще лучше, то 100 лет спустя   Гвичардини сомневался, что благополучие государства возможно. Разочарование в ренессансном мифе о человеке: а совершенна ли человеческая природа? Изначально ли человек добр? Ведь человек, добиваясь самореализации, приходил к аморальности и вседозволенности. То, что было положительным, стало отрицательным. Теперь начинается дисгармония человека и мира (см. подробнее про Гамлета и Дон Кихота).

5) Ренессансная этика доблести.  Доблесть – это активность, предприимчивость, энергия ума и воли. Это добрые качества, которые угодны Богу и кот. совершенствуют человека.

6) Отношение к античной культуре. Гуманисты ставили  задачу возродит античность целиком, а не избирательно, как  в Средневековье. У них существовало такое понимание развития истории: 1) греко-римская древность (Солнце, музы); 2) с 5 в. – готическое варварство (ночь, музы уходят); 3) Возрождение (возрождение наук, искусств, литературы, музы возвращаются, солнце). Короче, Возрождение = античности.

7) Идея универсального человека. В человеке заложены все возможности, он сам должен выбрать, подняться или пасть. Человек – сам кузнец своего счастья и судьбы.  

8) Понятие христианского гуманизма. Писатели  Возрождения обращались и  к наследию раннехристианских мыслителей (особенно в Сев. Европе, где Эразм Роттердамский отказывался признавать труды современных ему  теологов, но переводил труды ранних  отцов церкви), отсюда соединение античной учености и христианской духовности.

9)Понятие Реформации и ее влияние на духовную жизнь. Вспоминаем дату – 1517 г., когда Мартин Лютер прибил свои 95 тезисов к дверям  церкви в Виттенберге. Кат. церковь все больше и больше дискредитировала себя, что вылилось в конечном счете в движение Реформации и отделении части верующих от  католической церкви и образовании новой ветви христианства – протестантизма. Что там Лютеру не понравилось: злоупотребления папой властью (продажа индульгенций и т.д.). Сущность учения Лютера закл. в противопоставлении личной веры,  индивидуального религиозного чувства – формально понимаемым “добрым делам” (т.е. выполнению церковных обрядов) и священного писания, свободно толкуемого человеческим разумом, -- авторитету церковных догматов.  Фишка в том, что Библия тогда была только на латинском языке, народ ее сам не читал, а верил всему, что с кафедры скажут. Кто ее перевел на нем. яз.? Правильно, Лютер (в энциклопедии сказано, что этим он способствовал становлению лит. немецкого языка. Но этого можете не говорить. Главное, что теперь каждый мог прочитать Библию и сам во всем разобраться => усиление личностного начала в культуре).

Билет 2. Данте. Божественная комедия.

Краткое содержание кругов: У врат Ада болтаются те, кто не делал в жизни ни дурного, ни хорошего, в т.ч. “ангелов дурная стая”, которые были и не с дьяволом, и не с Богом.

1 круг. Язычники и некрещеные младенцы. Данте встречает там Гомера, Горация, Овидия и Лукан, а такж е полно древних мифических и реально существовавших тварей: Гектор, Эней, Цицерон, Цезарь, Сократ, Платон, Евклид и т.д. В этом круге слышатся лишь вздохи: их не особо мучают.

2 круг: во втором круге сидит Минос и решает, кого в какой круг отправить. Здесь в вихре носятся не в меру любвеобильные личности, в т.ч. Паоло, Франческа, Клеопатра, Ахилл (!), Дидона и т.д.

3 круг: под ледяным дождем мучаются чревоугодники. Дальше я поименно перечислять не буду, все равно не запомните, а мне их в лом выискивать. Там в основном Дантовы  современники.  В этом же круге живет Цербер.

4 : скупцы и расточители. Они сталкиваются друг с другом, крича “Чего копить?” или “ Чего швырять?”. Тут находится Стигийское болото (по поводу водных поверхностей в Аду: река Ахерон опоясывает 1 круг Ада, низвергаясь вниз, образует Стикс (Стигийское болото), которое окружает город Дита (Люцифера). Ниже воды Стикса преображаются в пылающую реку Флегетон, а он, уже в центре  превращается в ледяное озеро Коцит, куда вморожен Люцифер.)

5:  в Стигийском болоте сидят гневливые.

6: еретики. Они лежат в горящих гробницах.

7: три пояса, в которых мучаются насильники разных видов: над людьми, над собой (самоубийцы) и над божеством. В первом поясе Д. встречает кентавров. В этом же круге – ростовщики как насильники над естеством.   

8: 10 злых щелей, где томятся: сводники и обольстители, льстецы, торговавшие церк. должностями, прорицатели, звездочеты, колдуньи, взяточники, лицемеры, воры, коварные советчики (здесь Улисс и Диомед), зачинщики раздоров (Магомет и Бертран де Борн), фальшивомонетчики,  выдававшие себя за других людей, лгавшие словом.

Далее – колодец гигантов. Антей спускает Д. и Вергилия в 9 круг.

9: Пояса: Каина – предавшие родных (по имени Каина).

Антенора – предатели единомышленников (здесь – Ганелон).

Толомея – предатели друзей.

Джудекка (по имени Иуды) – предатели благодетелей. Здесь Люцифер жует Иуду. Это самый центр земли. По шерсти Л. Данте и Вергилий выбираются на поверхность Земли с другой стороны.

Надо запомнить, что Божественная комедия – это Проторенесанс (Предренессанс). Далее тупо переписываю лекцию, там все есть.

Д. родился в 1265 г. во Флоренции, умер в 1321 г. в Равенне. Жизнь связана с Флоренцией. Мироощущение складывалось в обстановке борьбы партий гвельфов (за власть папы) и гиббелинов (за власть германского императора). Католическая ортодоксия еще была в силе, но разгорались  еретические тенденции.

С 1290 г. – любовь к Беатриче. 7 лет жизни и творчества посвящены этой любви. Любовь в лучших куртуазных традициях. 1290 г. – смерть Б.

В обстановке общественных конфликтов Д. потянуло к политике. В к. 90-х гг. он входит в правительство города. Гвельфы изгнали гибеллинов из города. Но сами разделилсь на белых и черных. Белые (за императорскую власть), Черные – за папскую. Д. поддержал белых, а они потерпели поражение.  В 1302 г. изгнан из Флоренции с конфискацией имущества и сожжением в случае самовольного возвращения. В годы изгнаннния живет при княжеских дворах, сближается с гвельфами, потом с гибеллинами, потом, убедившись в их корысти, покидает всех. Стремится расширить познания едет в Болонью (старейший университет), в Париж, где выступает  с речами, лекциями.

Столкнулся с испорченными чел. нравами  и решил написать “Б.К.”. Написана в форме видения. Стремление к всеобъемлемости. Земной реальной жизни противопоставляет свой мир: Земля, подземелье, Космос. В центре – земной шар. Сев. полушарие  считалось менее совершенным, поэтому в нем – вход в ад. В южном – гора, на которой вход в чистилище. Ад – 9 кругов. Чистилище – 7, + предчистилище, + рай земной, рай – 9 небес. Геометрическая симметрия Земли симметрия в композиции: 100 песен = 1 вводная + по 33 на Ад, Чистилище и Рай. Такое построение было новым явлением в литературе. Д. опирался на средневековую символику числе (3 – Троица и производное от него 9). “Комедия” открывается прологом, в котором он определяет время путешествия и вводит нас в свой мир. Итак, это Страстная пятница 1300 г. В этом году он вступил в партийную борьбу => переломный год в его жизни. Страстная пятница – день сотворения мира, день воплощения Христа, день Его  крестной муки.

Действие начинается в лесу. В этой песне – сочетание конкретного и иносказательного смысла. Лес – аллегория заблуждения человеческой души и хаоса в мире. Все последующие образы пролога тоже аллегоричны. Д. встречает 3 зверей: пантеру, льва, волчицу. Каждый из них олицетворяет определенный вид морального зла и опр. Негативную социальную силу.

Пантера – сладострастие и олигархическое правительство.

Лев – гордость и насилие и тирания жестокого правителя.

Волчица – алчность и римская церковь,  которая погрязла в алчности.

Все вместе – силы, которые препятствуют прогрессу. Вершина холма, к которой стремится Д, -- нравственное возвышение и государство, построенное на нравственных началах. Вергилий – аллегория человеч. мудрости. Воплощение тех знаний, которым посвятили себя гуманисты.

Беатриче – связь образа с “Новой жизнью”. “Новая жизнь” была написана под влиянием поэзии “нового сладостного стиля” (кот., в свою очередь возник в Италии под влиянием поэзии трубадуров). Аллегория божественной мудрости, которая помогает человеку в поисках истины. (Помним, что Б. посылает В., чтобы тот помог Д. спастись от зверей).

Вергилий объясняет, что прямого пути на холм нет, надо идти в обход через 3 загробных царства, чтобы обозреть всю человеческую историю, соединенную с идеей справедливости.

В мире нарушена справедливость, чтобы ее восстановить, нужна рука Божьего правосудия, ибо без справедливости человеческая история бессмысленна. Бог для Д. – неоспоримая реальность. Эта идея помогает выстроить стройную модель мироздания, в основе которой – вертикальная модель мира (но в состоянии начинающегося кризиса. Особенно это заметно в 1 кантике, т.е. Аду. Здесь образы яркие значительные сами по себе это стремление вырваться на горизонталь). Морально-ценностное значение верха и низа – духовное восхождение и  нравственное падение. Основа мировой гармонии – Бог, к нему Д. и стремится. Когда вершина достигнута, видение исчезает.      

Выстраивая модель Ада, Д. следует за Аристотелем, который относит к 1 разряду грехи невоздержности, ко 2 – насилие, к 3 – обман. У Д. – 2-5 круги для невоздержанных, 7 для насильников (6 не знаю куда, не сказано, сами подумайте), 8-9 для обманщиков, 8 – для просто обманщиков, 9 – для предателей. Логика: чем грех материальнее, тем он простительнее. Кара всегда носит символический характер. Обман тяжелее, чем насилие, потому что разрушает духовные связи между людьми:

А первый способ, разрушая кровный

Союз любви, вдобавок не щадит

Союз доверья, высший и духовный <это он о предательстве так>.

Д. приобщается миру зла и страдания. Грешные души обладают телами и тенями (а святые – нет). Они движутся по кругу или вообще неподвижны (а круговое движение – дьявольское), Д. – по вертикали. Личным отношением Д. создаются образы грешников.

2 сюжета: 1 – история нравственного возвышения поэта

                   2 – история грешных душ.

Личное отношение проявляется уже в самом начале поэмы. Преддверие ада – те, кто в борьбе добра и зла не встал ни на одну сторону. Их не хочет принимать ни Рай, ни Ад. Там папа Целестин V. Он до папства жил уединено,  пользовался уважением в народе. Став папой, мог бы сделать много хорошего, но отрекся от папства и открыл путь какому-то злодею.

Яркие образы – во 2 круге (сладострастники). Вихрь = вихрь земных страстей. Франческа – реальное лицо. Она в 1275 г. была выдана замуж за Джанчотто Малатеста, отец которого был вождем риминийских гвельфов, некрасивого и хромого. Когда Дж. узнал, что она вступила в любовную связь с его младшим братом Паоло, он убил обоих. В песне – 2 рассказа Ф. 1 -- в стиле “поэзии нового сладостного стиля” (простите за тавтологию),  с изысканными метафорами и общими рассуждениями о силе любви. 2 – без метафор, просто и конкретно. Реалистическая деталь: увлечение франц. куртуазными романами (Ф. и П. читали роман о Ланселоте, после чего их бес попутал). Единственная метафора – Галеот (“И книга стала нашим Галеотом”). Это был в романе такой рыцарь, который помог Ланселоту и короле Джиневре встретиться и уговорил Дж. поцеловать нерешительного героя. Данте их оправдывает. В 6 круге Д. оправдывает Фаринату дельи Умберти. Он был вождем гибеллинов. Умер за год до рождения Д. Он воспротивился разрушению Флоренци. Через 13 лет после его смерти инквизиция признала его еретиком и осудил его могилу (?!).

Персонажи ада имеют только прошлое. Д. здесь сохраняет свои гвельфские позиции для того, чтобы мы поняли фразу, которой эта сцена заканчивается.

Стойкость духа тем сильнее, что у Ф. нет будущего, нет надежды. Это архетип (?!) будущих романтических героев.

Личное отношение выявляется и через персонажей двойников, т.е. тех героев, чья судьба похожа на судьбу Д. и чью судьбу он мог бы повторить, но не повторил. Образ Улисса – образ вечного странника (как и Д.). Д. вкладывает в его уста свою мысль о знании. Улисс и  Диомед мучаются в раздвоенном пламени (они вместе участвовали в похищении статуи Афины от ворот Трои).  Улисс --  воплощение страстной жажды знаний. Эта страсть больше всех остальных. Образ героический. У. Выражает мысли Д., но не в их окончательном варианте, а на той стадии развития, когда Д. создавал “Пир” и когда он был уверен во всемогуществе человеческого разума. А потом он их пересмотрел и решил, что без Бога не обойтись.  У. – несовершившийся путь Д., У. и двойник, и антипод. У. движет жажда географических открытий (джвижение по горизонтали), Д. – жажда высшей мудрости (по вертикали). Д. сопоставляет свой путь и с Энеем. Э. Во всем противополоден У. (они враги – помним, что Эней троянец, Э. не забывает об отце – а  У. забывает?, Улиссом движет собственная  дерзость, Энеем – высшая воля. Короче, “Энеиду” читали, сами сопоставьте, а я не читала). Настоящее Д. связано с Энеем, прошлое – с У.

Билет 3. Петрарка. Книга песен/Канцоньере(канцоны + сонеты + баллады + мадригалы).

  1) Личность Петрарки. Франческо Петрарка родился в 1304 г. в городе Ареццо, где нашли убежище многие политические изгнанники после победы “черных” гвельфов над “белыми”. В Авиньоне  он учился у учителя-латиниста, который привил ему вкус к античной культуре (см. ниже). Славы у Петрарки при жизни было много, даже слишком. Был увенчан в Риме лавровым венком (видимо, это было в 1337 г.). В Авиньоне тогда находился папский престол. После Рима жить в Авиньоне, этом “новом Вавилоне”, П. уже не смог. Нравы папской курии он обличает в сонетах 136-138. В 1333 г. совершил путешествие с образовательной целью по Франции, Фландрии и Германии, первое такого рода путешествие в истории нового времени. Помер он, короче, в 1374 г. в местечке Арква, склонясь над древним манускриптом.

Теперь о его увлечении античностью. П. был создателем гуманистической культуры в Европе, основателем науки, получившей наименовании классической филологии. П. был творцом мифа о возрожденной античности. У него крыша на этом деле поехала, и он  стремился целиком перенестись туда, “ибо время, в которое я жил, было мне всегда так не по душе, что, если бы не препятствовала тому моя привязанность к любимым мною, я всегда желал бы быть рожденным в любой другой век и, чтобы забыть  этот, постоянно старался жить душою в иных веках”(“Письмо к потомкам”). Он писал письма Ливию, Вергилию, Сенеке, Цицерону, Гомеру как своим личным друзьям (кстати, греч. язык он знал плохо, греч. Культуру, следовательно, тоже, Гомера читал в латинском переводе.) Писал на латыни, причем не на средневековой, а на классической. Всячески старался прославить Древний Рим, для чего написал две поэму “Африка” о Сципионе Африканском и “О знаменитых мужах”.

Теперь о его сосредоточенности на самоанализе. С одной стороны, он был индивидуалистом, выдвигавшим на 1 план свою личность, он обладал пытливым, критическим умом, жаждой славы, любовью к жизни и природе и восторженно преклонялся перед языческой античностью. С другой, его давил груз аскетических воззрений и он не мог порвать с религиозной культурой. В итоге – разлад в сознании между языческим и христианским идеалами, между жизнелюбием и жизнеотрицанием. На этой почве у П. создался своеобразный психический недуг, который он называет accidia. Это слово, заимствованное П. из практики христианских отшельников, означает недовольство и удрученность сердца, гнетущую печаль, отбивающую охоту ко всякой деятельности (депра это называется!!!). Самым ярким выражением борьбы этих двух начал стала книга “О презрении к миру” (1343), которую он назвал своей “тайной”, ибо написал ее не для других, а для себя, стремясь разобраться в противоречиях своего сердца. Книга эта представляет первую в новой литературе исповедь души (помним, что в средние века такую исповедь написал Аврелий Августин).  Она написана вы форме диалога с этим самым Августином. Диалог П. и А. изображает внутреннюю борьбу в сознании самого П. Это как бы диалог его раздвоившейся души (а это уже шиза). А. в трактате является выразителем христианско-аскетической т. з. Он призывает подавлять все мирские помыслы и желания, в т.ч. занятия поэзией, искание славы, любовь к Лауре, ибо все это – тлен. , заявляет, что не может отказаться от  этого. При этом он утверждает, что любовь к Л. поднимает его ввысь, ибо он любит в Л. не  плоть, а бессмертную душу. В конце концов А. все же берет верх: он убеждает П., что его любовь к Л. все же земное чувство. П. готов согласиться с ним, он готов отдаться заботе о вечности, но сначала он должен устроить свои земные дела. Гуманистическая сторона сознания все же побеждает.

2) Поэтическое новаторство. Историческое значение лирики П. заключается в освобождении им итальянской поэзии от мистики, аллегоризма и отвлеченности. Впервые у П. любовная лирика стала служить прославлению реальной земной страсти.

Характерной особенностью поэтического стиля П. по сравнению с Д. является то, что П. придает поэт. форме самостоятельное значение, тогда как для Д. поэт. Форма являлась только орудием мысли. Лирика П. всегда артистична, она отличается исканием изящества, беспрестанным стремлением к внешней красоте. Этот последний момент вносит в его поэзию зачатки эстетизма и даже манерности. Всякие метафоры и противопоставления метафор: Лаура – солнце, а он – снег, который тает под солнцем и т.д. Особенно охотно П. играет именем возлюбленной и созвучными с ним словами (Lauralauro (лавр), laura (дуновение, ветерок), строя на таких созвучиях целое стихотворение. П. увлекался также метрическими трудностями, изощренными комбинациями ритмов и рифм. Он писал, например, секстины – стихотворения с крайне затрудненной формой, состоящие из 6 строф по 6 строк в каждой, оканчивающихся на одни и те же слова, не  связанные рифмой и проходящие через все  строфы в разной последовательности; секстина завершается укороченной строфой из 3 строк, в которых обязательно фигурируют все шесть финальных слов. (Вопрос: кто придумал секстину? Ответ: трубадур Арнаут Даниэль.)

  1.  Использование средневековых и античных традиций. Он использовал средневековые аллегории и античные метафоры. Читайте П. сами на этот счет.

4) Концепция любви и образ возлюбенной. Имя “Лаура” казалось многим биографам П. вымышленным прозвищем типа сеньяля. Оно было удобно ввиду созвучия со словом “лавр” (см. выше).

“Лаура” родилась около 1307 г. в знатной авиньонской семьье Нов, что она вышла в 1325 г. замуж за местного дворянина Гюга де Сад, что она стала матерью 11 детей и скончалась в чумной 1348 г. П. и изображал женщиной, а не девушкой, что опиралось на традиицию провансальской лирики. В стихиах П. нет ни одного намека не только на ответной чувство к нему Л, но даже на близкое знакомство с ней.

Первое  из дошедших до нас стихотв. П. не старше 1330 г. Оно написано еще в манере трубадуров, песни которых доживали в Авиньоне. Петрарка далек здесь от присущей итальянским поэтам “сладостного нового стиля” спиритуализации любви, ее превращения в символ добродетели, в отраженние “божественного блага”. Любовь здесь – властная сила, берущая себе в союзницы возлюбленную поэта, и они обращают поэта в вечнозеленый лавр (это учебник). Ранняя лирика П. = отзвуки трубадуров + реминисценции из Овидия.

П. не смог избежать влияния лирики Данте => изображает возлюбленную образцом добродетели, сосредоточением всех совершенств, утверждает очищающее и облагораживающее действие ее красоты. Но в то же время он не отождествляет красоту с добродетелью, не превращает Л. в некий бесплотный символ. Несмтря на идеально-платоническую окраску любви П., его Л. не теряет своих реальных очертаний, и сам поэт не свободен от чувственного влечения к ней.  Она остается прежде всего прекрасной женщиной, которой поэт любуется. В первой части “Канцоньере” Л. остается суровой повелительницей. П. мучается от противоречия между платонизмом и чувственной любовью, сознавая греховность последней (как и в “О презрении к миру”).

Во 2 части книги – “После смерти Мадонны Лауры” – образ Л. становится более живым и трогательным. Л. больше не сурова. Она шепчет утешения поэту, дает ему советы, выслушивает историю его сердечных мук. П. тоже превращает свою возлюбленную в святую. После ее смерти прекращается борьба против чувства, поскольку оно теряет земной характер. Однако и здесь  временами возникают у поэта  в допустимости любви к “святой” Л., услаждающейся лицезреннием Бога. “Канцоньере” заканцивается канцоной, обращенной к Деве Марии, -- поэт просит вымолить для него прощение у Бога за любовь, от которой он не в силах отказаться.         

5) Сложность образа лирического героя. Л.г. двусоставен = автор + лирический герой, потому что о юношеской любви (герой) рассказывает зрелый человек (автор). Это Ванникова так сказала.

Билет 4. Боккаччо. Декамерон.

1) Композиция Д. Анализ рамы, значение образа чумы. Специфика боккаччиевской утопии. Чума не только акцент темы смерти, но и изображение общества, которое   находится в кризисном состоянии. Во Флоренции разрушены все законы, все связи между людьми, рассказчики создают новое общество, гармоничное, со своими законами (выборами короля или королевы). В этом обществе они живут в согласии с природой, это сад Эдема. Боккаччо намеренно во вступлении сгущает краски, чтобы, по контрасту с общим настроением новелл “Декамерона”, подчеркнуть типичное для Ренессанса любование жизнью, “открытие мира и человека”.

2) Расположение новелл. Дни включают только доминирующие или превалирующие 1-2 темы, эти же темы уже бегло были намечены в предыдущих днях и имеют отголоски в предыдущих.

I день – тема религии и церкви (2-4, 6) + остроумные ответы и острые слова с неким нравственным уроком (3, 5 – 10). 3 и 6 – в обе группы.

II день – превратности и повороты судьбы (продолжается в V дне). 10 новелла – переход к III  дню, т.к. превратность истолкована иронически.

III – чувственная любовь.

IV – любовь в более облагороженном, трагическом виде.

V – 1-3 любовная тема в связи с превратностями и приключениями (см. II день, IV, 3 и 4). Все новеллы этого дня заканчиваются счастливо. 4-10 – любовная тема. Моттивы IV и III дней.

VI – остроумные ответы, точнее, отроумное поведение.

VII – проделки жен, обманывающих мужей.

VIII – тема адюльтера (1, 2, 8). 1, 2, 4, 7, 8, 10 – мотив изобретательной мести в различных эротических историях. 3, 6 – озорные продлки Бруно и Буффальмако. (= IX, 3, 5, 8, 10).

IX – своей темы нет, продолжение уже начатых тем.

X – самый высокий регистр. Тема великодушия как высшего проявления человечности идоблести.

3) Взаимодействие различных жанровых и стилистических традиций. Сюжеты для новелл -- из куртуазной литературы, “примеров”, фаблио, новеллино, антич. романов (специально для Юли Котариди: из Апулея взяты V, 10 и VII, 2) и т.д. В зависимости от того, откуда сюжет взят, он подвергается снижению или, наоборот, облагораживанию. + сближение, обогащение  отдельных жанровых вариантов и мотивов. Легенда подвергалась пародийному снижению, “примеры” лишались прямолинейного дидактизма, в рыцарские сюжеты вносилась реабилитированная чувственность, фаблио облагораживались. Конкретнее:  II, 7 – пародийная авантюрная повесть типа восточной сказки или греческого романа о красавице, сохраняющей целомудрие в разных превратностях во вр. путешествия);  VII, 7 – сюжет фаблио “Орлеанская мещанка”. В отличие от фаблио героиня поднимается над грубой чувственностью. Куртуазный оттенок в образе влюбленного слуги (вместо озорного клирика в фаблио); IV, 9 – в отличие от провансальского источника (истории мужа, заставившем жену съесть сердце любовника, из биографии трубадура Гильема де Кабестань) умеряется куртуазная точка зрения решительного предпочтения хороших куртуазных любовников плохому ревнивому мужу. У Б. муж не является особым ревнивцам и не угрожает жене, на любовниках тоже лежит некая вина; III, 10 – история о наивной Алибек явл. насмешкой  над легендами об аскетах пустынниках.   

4) Утверждение новой концепции человека. Ренессансная этика доблести. Про доблесть см. выше. В критике отмечали связь Д. с Божественной комедией и называли его “человеческой комедией” из-за разноображия жизненных ситуаций. Но в “БК” все разнообразие вставлено в строгую оправу этики. Ценность человека в Д. определяет прежде всего его доблестью – т.е. энергией ума и воли. (Очень большое место в рассказах занимают всяческие проделки людей, которые Б. одобряет, если они не наносят вреда ближнему. Например, весь 3 день посвящен рассказам о том, “как люди благодаря хитроумию своему добивались того, о чем они страстно мечтали, или же вновь обретали утраченное”, 6 тоиму, “как люди, уязвленные чьей-либо шуткой, платили тем же или быстрыми и находчивыми ответами предотвращали утрату, опасность и бесчестье”, 7 – тому, “какие штуки во имя любви или же ради своего спасении вытворяли со своими догадливыми и недогадливыми мужьями жены” и т.д. 5 новелл VIII и IX дней посвящены  проделкам флорентийских живописцев Бруно, Буффальмако и Нелло, которые потешаются над простаками Симоне и Каландрино. Мораль этих новелл: горе слабым и недалеким людям.

5) Любовь в мире “Д.”. Снижение по сравнению с куртуазной литературой. Возлюбленная не олицетворение нравственного совершенства, а предмет чувственной страсти. Реабилитация плоти – одна из основных идей “Декамерона”, поэтому грехом в обществе рассказчиков считается как раз вынужденное целомудрие. “Супротив велений плоти, дескать, не устоишь”, -- говорит настоятельница монастыря во второй новелле девятого дня.

Б. встает на сторону неверных жен, которые раньше неизменно считались служительницами дьявола. Обычно женщин  выдавали замуж насильно, а они, изменяя, мстили нелюбимым мужам. Ее измена есть проявление верховной силы любви. Стоя на точке зрения естественной морали, Б. считает любовь единственным  законом, не терпящим никаких ограничений и рамок. Ни династические, ни сословные, ни фамильные интересы для Б. в вопросах любви не являются решающими. Б. охотно рисует случаи, когда любовь разрушает социальные перегородки. Так, Гисмонда, дочь принца, отдается слуге своего отца Гвискардо и защищает перед отцом свое право человека “низкого происхождения”. Ревность  неизменно трактуется Боккаччо отрицательно.

Билеты 7-8. Рабле. Гаргантюа и Пантагрюэль. Бахтин о романе.

  1.  История создания. Толчком к написанию книги послужил выход в 1532 г. в Лионе анонимной народной книги “Великие и неоценимые хроники о великом и огромном Гаргантюа”. В том же 1532 г. Рабле выпустил в качестве ее приложения книгу “Страшные и ужасающие деяния и подвиги преславного Гаргантюа”. Подписана была псевдонимом Алькофрибас Назье. Составила затем 2 книгу всего романа. В ней Р. придерживается народной схемы романа: детство героя, юношеские странствия и подвиги и т.д. Наряду с Пантагрюэлем выдвигается другой герой эпопеи – Панург. В 1534 г. Р. – под тем же псевдонимом, начало истории, которая должна была заменить народную книгу,  под заглавием “Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца Пантагрюэля”. Из народной книги осталось немного: исполинские размеры, поездка на гигантской кобылы, похищение колоколов собора Нотр-Дам. Третья книга – в 1546 г. под подлинным именем. В 1547 г. все три книги были осуждены богословским факультетом Сорбонны.

Первая краткая редакция “4 книги героических деяний и речений Пантагрюэля” вышла в 1548 г., расширенная в 52. Через 9 лет после смерти Р. была издана под его именем книга, озаглавленная “Звонкий остров”, а еще через два – под его же именем – полная пятая книга. По всей вероятности, это черновой набросок Р., обработанный кем-нибудь из его учеников или друзей.

Основой для этой байды послужили: гротескно-сатирическая поэзия Италии, Лукиан (а говорите – сатиры нет!), мистерия о том, как Прозерпина представляла Люциферу 4 дьяволят (в т.ч. и Пантагрюэля, вызывающего жажду), фаблио, фарсов.

  1.  Основные темы и образы.  В 1 книге – Гаргантюа – добрый, миролюбивый великан-король. Их вообще в романе три таких красавца: Грангузье, Гаргантюа и Пантагрюэль. 3 тематических центра: -- воспитание Гаргантюа. Противопоставление средневекового и ренессансного воспитания. Но даже в таком серьезном деле – установка на пародийную игру (преувеличение старательности, которой требую воспитатели-гуманисты.

-- война с Пикрохолом. Противопоставление Пикрохола и Гаргантюа – противопоставление средневекового и гуманистического правителя.

-- Телемская обитель. Это,  во-первых, противопоставление средневекового монастыря, + утопия нового мира. Брат Жан – это порождение монастырских стен и одновременно их насмешливое отрицание. Девиз обители – “Делай что хочешь” – противопоставление монастырскому уставу. Этот девиз сплачивал людей. Люди там жутко образованные: знают 5-6 языков, могут сочинять на них стихи. Короче, прочитайте этот отрывок сами и перескажите его.

Во 2 книге: Пантагрюэль --  добрый великан, добрый малый, обжора и любитель выпить. Мотив жажды, которая сопровождает  рождение П., -- жажда знаний и обычная жажда. Параллель выпивки и науки – через всю книгу. Серьезный эпизод – письмо Г. к П. Это манифест ренессанса. В нем – апология наук, апология движения истории (это где три этапа, см. билет 1).

Бахтин считает, что 3 книга – органическое продолжение первых двух. В ней меняются все пропорции: все действие – 30 дней, Пантагрюэль нормального размера.

В 5 книгах больше серьезного, ослаблена народно-карнавальная основа. А про 4 у меня ничего не сказано. Острова в 4-5 кн. Чаще всего символизируют социальные институты, ценности. Нет главного героя, все путешественники. Пантагрюэль возвышен, Панург снижен. В 3х книгах Панург вызывает симпатию вызовом старому косному обществу. А 4-5 не везде. В тех, эпизодах, которые появились в 48 г. он прежний, а   в тех, которые в 52 г. – подчеркнуто труслиивый (например, эпизод с бурей, Колбасами). Это, видимо, связано с тем, что Панург и Пантагрюэль – разные полюса Божественной природы. Пантагрюэль – идеальный человек, Панург - реальный. Но писатели разочаровываются в реальном человеке => снижение образа Панурга.

Заканчивается роман тем, что Бутылка изрекла: “Тринк”, т.е. пей (вообще и из источника мудрости). Таким образом, это было плавание к истине. Правда, окончательной истины нет. А вообще-то путешествие воспроизводит плавание Жака Картье в Сев. Америку.

3) Публицистическая злободневность.   Вообще то, о чем мы говорили на коллоквиуме под этим пунктом, называется явно не так, ну да ладно.  

Засуха во время рождения   Пантагрюэля: действительно была в 1532 г. Эпизод, где Панург покупает  индульгенции и при этом поправляет свои денежные дела:  в 32 г. проводился внеочередной папский юбилей, и те церкви, которые обходил П., действительно получили право   продажи индульгенций.

Кн. II гл. 5 – эпизод со скульптурой Жофруа де Люзиньяка. Имена лиц, названия местностей, событий, гневный облик скульптуры подлинные, все теснейшим образом связано с жизнью самого Рабле. В 1524-27 г. он служил секретарем у епископа и аббата Майезе и часто совершал  путешествия из Майезе в Пуатье и обратно (маршрут П.).

4) “Г и П” как карнавализированное произведение.Карнавал как совокупность празнеств карнавального типа – это синкретическая зрелищная форма обрядового характера. Карнавал выражает народную правду о мире. Это жизнь навыворот. Здесь все участники. Черты карнавального мироощущения:

Здесь отменяются иерархические отношения => вольное фамильярное отн. между людьми => эксцентричность (поведение, немыслимое вне карнавала, кот. позволяет раскрыться подспудным сторонам человеч. личности) => каранвальные мезальянсы (фам. Отношения распространяются абсолютно на все. Все, что было разъединено, сближается: священное с профанным, высокое с низким и т.д.) карнавальная профанация (каранвальные кощунства, непристойности, связанные с производительной силой земли и тела, пародии на священные тексты и изречения). Основное карнавальное действие – шутовское увенчание и развенчание короля. В основе этого обряда – ядро каранавального мирощущения – пафос смен и перемен, смерти и обновления. Увенчание-развенчание пронизано карнавальными категориями: фам. Контакт (развенчание), мезальянс (раб-король), профанация (игра символами высшей власти).  Побои и брань носят не бытовой и частный характер, но являются символическими действиями, направленными на высмеивание “короля”. В этой системе образов король есть шут. Его всенародно избирают, затем всенародно осмеивают, ругают и бьют. Он умирает, а потом возрождается. Поэтому ругательству отвечает хвала. Ругательство-развенчание, как правда о старой власти, об умирающем мире, органически входит в раблезианскую систему образов, сочетаясь здесь с каранвальными побоями с переодеваниями. Избиение так же амбивалентно, как и ругательство, перходящее в хвалу. Избиваемого украшают, само избиение носит веселых характер, оно вводится и завершается смехом.

Короче, то же самое, но попроще. Ругань и побои носят амбивалентный (двойной) характер. Все, что бьют и ругают, -- старо, его надо уничтожить (как масленичное чучело во время карнавала). Но умирая, оно рождает новое. Поэтому побои носят веселый характер, а за бранью следует хвала. Карнавал – это праздник всеуничтожающего и всевозрождающего времени.

Теперь к конкретным примерам. Развенчание короля Пикрохола – все элементы традиционной системы образов (развенчание, переодевание, избиение). В таком же карнавальном духе развенчание Анарха (его переодевают, делают продавцом зеленого соуса, а бьет его жена). Избиения ябедников в доме г-на Боше: ябедники составляют карнавальную пару – тостый маленький и длинный худой. Их избивают, но избивают якобы на свадьбе веселый характер. Третьего еще  и украшают ленточками, как на карнавале. Остров сутяг: жители зарабатывают тем, что позволяют себя избивать за деньги. Брат Жан  избивает одного краснорожего (клоунская рожа) сутягу, дает ему деньги, а тот вскакивает счастливый, “как будто он король или даже два короля”. Т.е. старый убитый король и возрожденный новый.

Эпизод с защитой монастырского сада: солдат убивают, но дорезают их ножичками, какими лущат орехи т.е. это не солдаты, а куклы.

Эпизодов этих немерено, скажу еще об одном. Панург хочет жениться, но боится, что жена наставит ему рогов и побьет, т.е. он боится повторить судьбу старого короля и старого года. Женщина с нар. т.з. – утроба, враждебная всему старому. Панург боится движения жизни.

Преисподняя – тоже жизнь навыворот.

Гротескное тело.  Оно никогда не бывает закончено, все время создает себя и другие тела. Оно не замкнуто в пространстве. Поэтому основные части гротескного тела: нос, рот, зад, живот и фаллос (короче, все выпуклости или впадины. А в животе зарождается новая жизнь). Через эти органы тело осуществляет контакт в внешним миром. А жрут там герои все время тоже потому, что через пир на весь мир устанавливается связь с миром.

Хронотоп. Соответствие качества и пространства и времени: хорошего должно быть много, поэтому герои большие и живут долго. Хорошее наделено силой для пространственно-временного расширения. А все плохое должно умереть. Сейчас напишу фразу, кто ее поймет, пусть объяснит мне (и Ванниковой скажет. Вдруг она важная?): Это нарочитое противопоставление диспропорции феодально-церковного мировоззрения, где ценности враждебны пространственно-временной реальности как суетному, греховному, где большое символизируется малым, сильное – слабым, вечное – мигом.

Билет 9. Ронсар.

1) “Плеяда” и ее теоретическая программа. В к. 1540-х гг. во Франции возник литературный кружок, состоявший из 7 молодых образованных дворян, мечтавших о реформе французского поэтического языка и о создании новой, гуманистической по своему характеру и вместе с тем вполне национальной поэзии. Туда входили Ронсар, дю Белле, других в учебнике нет. Их манифест (1549 г.) – “Защита и прославление французского языка”. (Господа французы, радуйтесь, что вас это не попросили перевести. И составить то же самое про русский.) Написал его дю Белле, но идейным вдохновителем был Ронсар. Произведение состоит из 2х частей. 1 – проблема поэтич. языка, 2 – теории поэзии. Вторая часть трактата начинается с утверждения высокого представления о поэте и его миссии. Поэт, по мнению дю Белле, не просто забавник или виртуоз, а тот, “кто будет направлять, как узда, мои впечатления и влечь меня по своему произволу”. Лучшая школа для поэта – античность. Дю Белле пишет о том, чтобы надо отбросить старые, средневековые формы, бывшие в широком употреблении в тогдашней придворной поэзии – баллады, рондо, вирле и т.п. – и писать эпиграммы, элегии, оды, сатиры по образцу латинских поэтов, а также сонеты (единственный средневековый жанр, который  он не отвергает), освященные авторитетом Петрарки.  (Юля, извини, но трубадуры и ваганты мне нравятся все-таки больше, чем Ронсар. И баллады я люблю больше, чем оды и т.п.) + трагедии и комедии, следуя знаменитым древним образцамм, наконец, героические поэмы в манере Гомера, Вергилия и Ариосто (последнее имя свидетельствует о том, что античность нередко доходила до французов сквозь призму итал. Возрождения). + учение о двух стилях – высоком для трагедий, од и эпических поэм и низком для фарсов и комедий. Вот эта писанина – манифест ренессансного классицизма. Смена жанров означала смену литературной традиции, потому что жанр в средние века определял все.

В молодости писал пиндарические оды (с античной структурой, фразеологией, мифологической образностью и патетическим тоном). Цель – героизироват современную ему Францию, прославить абсолютизм как выражение национального единства. Не получилось.

Писал еще оды, в которых главным героем был поэт, тема – его место в обществе. Сила поэзии – в способности увековечить (античная мысль). + тема одиночества поэта и его отчужденности отокружения. На смену Пиндару, Анакреонту, Горацию пришли римские элегики во главе с Катуллом и Овидием.

Тема всесилия времени, его неумолимого и разрушительного бега. В частности, в анкреонтических стихах предлагается искать забвения в вине и любви. А в пиндарических одах – победа над временем. В горацианских одах – тоже.

Античные образы – Венера, Бахус, Амур.   

“К музе” – подражание Горацию. Противоположный мотив: Р. не весь уйдет в могильный мрак, часть лучшая для жизни сохранится.

Сонеты. Образ возлюбленной – воплощенный идеал. “К Кассандре” -- образ К. сквозь дымку воспоминаний, мечты. Влияние Петрарки.

“К Марии”. Мария – простая  крестьянская девушка, воплощение чистой и естественной красоты. Ассоциируется у Р. с весной, утром, рассветом. Отход от обожествления женщины. Чувства к Марии – влюбленность. К Кассандре – страсть (?!).

“К  Елене” – возлюбленная аристократически утонченная. Возвышенная идеализация переплетается с психологической достоверностью. Реальная Елена была довольно надменной и капризной дамой, что немного отразилось в стихах. Елена говорила, что он компроментирует ее своими стихами.  

Билет 12. Периодизация творчества Шекспира (1564 -1616). 

I период. Комедии и исторические хроники. “Сон в летнюю ночь”, “Венецианский купец”, “Много шуму из ничего”, “Как вам это понравится”, “Двенадцатая ночь”, “Ричард III”, “Ричард II”, “Генрих IV”, “Генрих V”. Трагедии “Ромео и Джульетта” и  “Юлий Цезарь”. Вера в возможность гармонии человека и мира. Вера в возможность развития ренессансной личности. Зло не носит глобального характера, оно победимо (Ромео и Джульетта: семьи помирились над могилой детей) и связано с тем, что уже уходитт в прошлое (средневековая вражда семей)

II период (1601-1608). Трагедии. “Гамлет” (1601), “Отелло” (1604), “Макбет” (1605), “Король Лир” (1605) и др. Осознание трагических противоречий человеческого бытия и их неразрешимость. Это результат углубления философских воззрений Ш. И развития Ренессанса вообще. Зло носит всеобъемлющий характер. Можно преодолеть его проявление, но не его само (что я сказала-то?).

III период. Трагикомедии (пьесы с остро драматическим содержанием, но счастливым концом). Эстетика барокко. Трагизм преодолевается с помощью стоической морали. Сказочные мотивы. Персонажи-маски. Счастливые развязки – результат случая.

Творчество делится на три периода. К первому периоду (1590–1600) относятся по преимуществу комедии; большинство из них – лирические, некоторые – бытовые, другие включают элементы романтической сказки или пасторали. Все они выражали идеалы Ренессанса, пронизаны радостью жизни, прославляют человеческие чувства и активную деятельность человека, глубоко гуманистичны (Сон в летнюю ночь. Много шума из ничего, Двенадцатая ночь, Виндзорские насмешницы). К этому же периоду относятся и его первые трагедии на сюжеты из античной истории (Юлий Цезарь), а также создается цикл исторических пьес, посвященных национальной истории (хроник), в которых была выражена историческая и политическая концепция драматурга (Ричард II, Генрих IV, Генрих V, Ричард III и др.). Именно в них он впервые рассмотрел проблему власти, правителя, тирании, роли народа в политической жизни страны и легитимности власти. На рубеже первого и второго периода была создана самая поэтическая из трагедий Шекспира – подлинный гимн любви, гибнущей из-за косности общества (Ромео и Джульетта). Второй период (1601–1602) характеризовался кризисом гуманистического миросозерцания и обращением драматурга к жанру трагедии. Трагедии имели глубочайшее философское содержание. В них ренессансный герой противостоит не только враждебному миру, но и новому времени, ренессансная гармония личности и общества разрушена. Именно в трагедиях (Гамлет, Король Лир, Макбет, римские трагедии Антоний и Клеопатра и Кориолан) Шекспир показал сложнейшую психологическую борьбу и диалектику страстей в душах своих персонажей, раскрыл глубину конфликта. Третий период (1608–1612) характеризовался появлением романтических, почти сказочных пьес (Цимбелин, Зимняя сказка, в особенности Буря), пронизанных ностальгией по идеалам Ренессанса, Шекспир оставался и в них верен идеалам Возрождения – гармонично развитый человек является «венцом всего сущего», но вершить судьбы мира ему дано только за пределами привычного мира, в сказке (утопии, пасторали).

Билет 13. Исторические хроники Ш.

1) Специфика жанра. Основа – хроники Холиншеда, Холла. Близко следует как фабулам, так и характерам. Основная тема – феодальные смуты и династические распри (особенно война Алой и Белой розы – 2 половина 15 в.), закончившаяся установлением династии Тюдоров. Широкие исторические полотна с множеством красоных подробностей и огромным количеством персонажей. Действие, развивающееся быстрыми темпами, свободно перебрасывается из одного места в другое. Весьма обычны сцены сражений, поединков, выходов короолей, совещаний лордов, восстаний и т.п., в которых все происшествия показаны наглядно, как в народном средневековом театре.

Сюжет в них открытый, т.е. сюжет – лишь эпизод в цепи исторических событий, и не может быть понят без них. Действующие лица -- из одной пьесы в другую. Магистральный сюжет – конец средневекового государства и становление государства нового времени.

2) Анализ одной из пьес.  Вы уж извините, я читала  “Генриха IV”, кто читал что-то другое – ничем не могу помочь. Пьесы второй половины 90-х гг. рисуют утверждение абсолютизма. События, предшествовавшие войне Алой и Белой Розы. “Генрих IV” пьеса о восстании против короля Г. IV. Восстание, по Ш., чревато опасными рецидивами, это средство, к которому можно прибегать только в крайних случаях. Исход восстания, по Ш.,  менее всего  зависит от того, у какой из сторон больше формальных прав на корону. В экспозиции “Первой части Г. 4” -- несредневековые представления о государстве и государе (ссора короля с прежними сторонниками, которая служит причиной мятежа – рыцарская вольница недовольна лишением ее полит. прав). Г. требует не патриархальной преданности вассала, а беспрекословного повиновения верноподданного. Национальный король Г.4 знает обязанности перед страной, ибо он стоит на страже порядка и закона. Каким бы путем он не пришел к власти, теперь он – избранный всеми сословиями король.

Восстание начинается во имя блага всех сословий, но закончилось бы оно дележом государства между мятежными лордами. Во “2 части” восстание явно безнадежное и затевается только из-за безвыходного положения мятежников.

Мятежники – трусы и интриганы (Нортомберленд и Вустер). 1 герой среди мятежников – Гарри Перси Хотспер. Он рыцарь чести. Защищает дело партии, готов отдать жизнь за правду. С ним умирает рыцарская честь, дух независимости, а вместе с архаической вольницей – добродетели старого мира, которым нет  места при бюрократическом цивилизованном строе.

Через весь истор. план сюжета “1 части” проходит морально-политический контраст двух главных образов – короля и мятежного вассала. Неповиновение Х. – завязка пьесы, гибель – развязка. Но король им восхищается и вернул бы его себе на службу, если тот раскаялся. Но Х. претит придворная лесть. С этой стороны прямодушный герой хроник близок героям трагедий, которые враждебны придворной культуре и интригам.

Утверждение Закона, который пришел на смену средневековому праву вассала на  неповиновение (поэтому всех мятежников под арест). Этот закон как бы олицетворят собой Верховный судья, у которого даже нет имени. Самому Фальстафу сначала удается выйти сухим из воды, но потом он взят под надзор, принц от него отвернулся   торжество закона (Г. 5 провозглашает Верховного судью отцом и наставником). Г. 5 и Х. оттеняют друг друга: Х – рыцарь, Г. – молодой человек,  вступающий в жизнь (основная тема литературы Нового времени). В судьбе беспутного принца, композиционно протекающей на стыке исторического и неофициальных бытовых сцен фона, рельефнее всего выступает парадокс двоемирия верноподданного при абсолютистском и буржуазного об-ве. Принц распутствует, но как только долг – так сразу образцовый воин как Х. (при поединке с Хотспером ведет себя как доблестный воин, после коронования – справедливый правитель). Государственный сюжет сопровождается сценами фона, картинами национально-народной жизни. В “Г. IV, 2 ч.” народ выходит на авансцену (трактир, беседа судей в Глостершире). Народ фальстафофских сцен – это третье сословие, променявшее при абсолютизме “свое средневековое местное самоуправление на всеобщее господство буржуазии и публич. власть гражданского общества” (не восставший народ, вообще не политик). Фальстаф – образ из комедий средневековой Англии+из античных (хвастливый воин из древнеримской комедии).   Ванникова сказала, что это тоже народно-карнавальный образ. Не знаю, почитайте сами, может, что-нибудь карнавальное и вычитаете.  

Билеты 14-17. Трагедии Ш.

  1.  История сюжета “Гамлета” и “Короля Лира”. Прототип – принц Амлет (имя известно из исландских саг Снорри Стурлусона). 1 лит. памятник, в котором этот сюжет есть – “История датчан” Саксона Грамматика (1200). Отличия сюжета от “Г”: убийство короля Горвендила братом Фенгоном происходит открыто, на пиру, до этого у Ф. с королевой Герутой ничего не было. Мстит Амлет так: вернувшись из Англии (см. Гамлета) на тризну по поводу собственной кончины (все же думали, что он убит), он спаивает всех, накрывает ковром, прибивает его к полу и поджигает. Герута его благословляет, т.к. она раскаялась в том, что вышла замуж за  Ф. В 1576 г. фр. писатель Франсуа Бельфоре опубликовал эту историю на франц. языке. Изменения: связь между Ф. и Герутой до убийства, усиление роли Геруты как помощницы в деле мести.

Потом была написана пьеса, которая до нас не дошла. Но мы знаем о ней из воспоминаний современников о “куче Гамлетов”, которые произносят длинные монологи. Потом (до 1589 г. ) была написана еще одна пьеса, которая дошла, но не дошел автор (скорее всего это был Томас Кид, от которого осталась “Испанская трагедия”). Трагедия кровавой мести, родоначальником которой как раз и был Кид. Тайное убийство короля, о котором сообщает призрак. + мотив любви. Козни злодея, направленные против благородного мстителя, обращаются против него самого. Ш. весь сюжет оставил.

“Король Лир”. Сказание о короле Лире и его дочерях – древнейшее сказание Британии. Ее 1-ю лит. обработку сделал английский летописец Джеффри Монмутский, кот. изложил ее в “Истории Британии” (1135). 1594 г. – анонимная пьеса “Прославленная история Лира, короля Англии, и его трех  дочерей”. Ш. Пользовался этой пьесой, “Хроникой” Холиншеда, отдельными деталями из поэмы Спенсера “Королева фей”.  Сюжетная линия Глостера и его сыновей – из романа Сиднея “Аркадия” (этой линией Ш. придает универсальность действию). Чем важным “КЛ” отличается от старой пьесы? Введен мотив безумия, шут, 2 сюж. линия, финал в старой пьесе нетрагичен (Лир снова становится королем, Корделия остается жива).

2) История изучения трагедии “Г”. На счет Г. существовали 2 концепции – субъективистская и объективистская. Субъективистские т.з.: Томас Хаммер в 18 в. первым обратил внимание на медлительность Г., но сказал, что Г. смел и решителен, но если бы он действовал сразу, пьесы бы не было. Гете считаал, что от Г. требуют невозможного. Романтики считали, что рефлексия убивает волю.

Объективистская т.з.: Циглер и Вердер считали, что Г. не мстит, а творит возмездие, а для этого надо, чтобы все выглядело справедливым, иначе Г. убъет саму справедливость.  В общем-то это можно подтвердить цитаткой: Век расшатался – И скверней всего, что я рожден восстановить его. Т.е. он вершит высший суд, а не просто мстит. Эта цитатка вообще полезная, ее надо запомнить и пихать везде.

Еще одна концепция (не знаю, чья): проблема Г. связана  с проблемой интерпретации времени. Резкое смещение хронологической перспективы: столкновение героического времени и времени абсолютистских дворов. Символы – король Гамлет и король Клавдий. Оба они характеризуются Гамлетом – “рыцарственный король подвигов” и “улыбчивый король интриг”. 2 поединка: король Гамлет и норвежский король (в духе эпоса, “чести и закона”), 2 – принц Гамлет и Лаэрт в духе политики тайных убийств. Когда Г. оказывается перед лицом необратимого времени, начинается гамлетизм.

3) Концепция трагического. Гете: “Все его пьесы вращаются вокруг скрытой точки, где вся своеобычность нашего “я” и дерзновенная свобода нашей воли сталкивается с неизбежным ходом целого”. Магистральный сюжет – судьба человека в обществе, возможности человеческой личности при недостойном человека миропорядке. Герой идеализирует в начале действия своой мир и себя, исходя из высокого назначения человека, он проникнут верой в разумность системы жизни и в свою способность творить свою судьбу. Действие строится на том, что протагонист вступает на этоой почве с миром в великий конфликт, который приводит героя через “трагическое заблуждение” к ошибкам и страданиям, к проступкам или преступлениеям, совершенным в состоянии трагического аффекта. В ходе действия герой осознает истинное лицо мира (природу общества) и реальные свои возможностти в этом мире, в развязке погибает, своею гибелью, как говорят, искупает свою вину и вместе с тем утверждает во всем действии и в финале величие чел. личности как источник трагически “дерзновенной свободы”. Конкретнее: Г. учился в Виттенберге, культурном и духовном центре Ренессанса, там он набрался идей о величии человека и т.д., а Дания с ее интригами ему чужда, это для него “худшая из тюрем”. Что он тепрь о человеке думает –см. его монолог во 2 действии (про квинтэссенцию праха). Развязку сами знаете.   

4) Образ протагониста. Герой – натура в высшей степени значительная и интересная. Субъективная сторона трагедийной ситуации – это и сознание протагониста. В своеобычности характера трагедийного героя заключается его удел – и сам сюжет данной пьесы, как героически характерный сюжет. Трагедийные герой у Ш. вполне на уровне своей ситуации, она ему по плечу, без него ее не было бы. Она его удел. Другой человек на месте протагониста примирился бы со сложившимися обстоятельствами (или вообще бы не влез в такую ситуацию). Протагонист наделен “роковой” натурой, прет против судьбы (Макбет: “Нет, выходи, поборемся, судьба, не на живот, а на смерть!”). Не знаю где,  но сказать это надо: все, кроме Г., начинают с иллюзий, у него иллюзии в прошлом.   Для него трагедия знания, для других – познания.  

5) Образ антагониста.   Антагонисты – это разнообразные интерпретации понятия “доблести”.

Клавдий доблестен по Макиавелли. Энергия ума и воли, умение приспосабливаться к обстоятельствам. Стремится “казаться” (мнимая любовь к племяннику).

Яго – качество ренессансной личности: активность, предприимчивость, энергия. Но натура грубая – это хам и плебей. Коварен и завистлив, ненавидит превосходство над собой, ненавидит высокий мир чувств, потому   что он ему недоступен. Любовь для него похоть.

Эдмунд – активность, предприимчивость, энергия, но нет благ законного сына. Преступление не цель, а средство. Достигнув всего, он готов спасти Лира и Корделию (приказ об их освобождении).

Макбет – одновременно и антагонист, и протагонист (Ш. никогда не называл трагедий именем антагониста). До появления ведьм он доблестный воин. А потом думает, что ему суждено быть королем. Это якобы его долг. Т.е. ведьмы ему предсказали – теперь дело за ним. Движимый этикой доблести, становится злодеем. К цели – любыми средствами. Финал говорит о крахе щедро одаренной личности, вставшей не на тот путь. См. его последний монолог.

6) Концепция времени. Гамлета см. выше. Король Лир: тоже резкое смещение времен. Седая древность Лира – причастность Л. к патриархальным временам, отсюда его доверчивость (он верит лести дочерей, считает, что между словом и делом нет разницы). А мир-то вокруг не патриархальный. Он проникнут индивидуалистическим духом Возрождения. Все меньше остается патриархальных добродетелей. Развитие ренессансной личности шло в двух направлениях: один полюс – Эдмонд, Регана и Гонерилья, другой  -- Эдгар и Корделия (они в новом мире терпят поражение, потому что честны).

7) Особенности композиции.   Отелло: завязка – похищение Дездемоны. Кульминация – высылка О. на Кипр. Развяка – все умерли.

Лир: завязка – раздел королевства. Кульминация – буря (кот. символизирует вздыбленность мира), развязка – наверное, тоже когда все умерли.

Макбет: завязка --- встреча с ведьмами. Кульминация – тень Банко на пиру. Развязка – смерть М.

Гамлет: завязка – разговор с призраком. Кульминация – сцена “мышеловка” (“Убийство Гонзаго”). Развязка – понятно.

8) Мотив безумия и мотив жизни-театра.  Для Г. и Л. безумие – высшая мудрость. Они в безумии понимают сущность мира. Правда, у Г. безумие поддельное, у Л. – настоящее. Безумие леди Макбет – разум человека заблудился и природа  восстает против него (л. Макбет уговорили еще колеблющегося мужа убить короля Дункана). Образ мира-театра передает шекспировский взгляд на жизнь. Это проявляется и лексике персонажей: “сцена”, “шут”, “актер” не просто метафоры, а слова-образы-идеи (“Две правды сказаны, как благоприятные прологи к назревающему действию на тему монаршей власти” – Макбет, I, 3, дословно; “Мой ум не сочинил еще пролога, как приступил к игре” – Гамлет, V, 2 и т.д.). Трагедия героя в том, чтоо надо играть, а герой либо не хочет (Корделия),  но вынужден (Гамлет, Макбет, Эдгар, Кент), либо осознает, что он в решающий момент всего лишь играл  (Оттело, Лир). Этот полисемичный образ выражает унижение человека жизнью, несвободу личности в недостойном человека обществе. Сентенция Гамлета: “Цель лицедейства была и есть – держать как бы зеркало перед природой, являть всякому времени и сословию его подобие и отпечаток” – имет и обратную силу: жизнь – лицедейство, теаральность искусства – малое подобие большого театра жизни.  


Акция
Закажите работу сегодня со скидкой до 25%
Узнать стоимость работы
Рассчитаем за 1 минуту, онлайн


1. Определение ldquo;ландшафтная архитектураrdquo; впервые появилось в США около двухсот лет тому назад но ярчайш
2. увеличение гос расходов 2 снижение налогов или 3 сочетание 2 и 3.html
3. А приобрела в марте текущего года у организацииизготовителя 10 т
4. Mutfk i'in yr'ln ln kkse merikn y d 'k mutfk tipi idel bir 'z'md'r
5. Мир Книги Генеральный директор Луньков С
6. Анализ и оценка эффективности управления предприятием ООО Креанд
7. Для меня сейчас ~
8. Контрольная работа- Память как компонент познавательной деятельности
9. Понятие сознания Психика и особенности строения мозга Психология конституционных различий
10. тема компьютера представляет собой комплекс взаимосвязанных программ который действует как интерфейс межд
11. Курсовая работа- Социально-экономические последствия расширения Европейского Союза для России и Беларуси
12. He to work t n institute. 2
13. В поисках определения термина «информация»
14. а Э.С. Мельник Всероссийский государственный колледж строительства мостов и гидротехнических сооружений
15. Брушлинский СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ В РОССИИ И ТЕОРИЯ СЕРЖА МОСКОВИЧИ В настоящее время стремительно возра
16. Note- В данной версии полностью исключены поясняющие рисунки надеюсь по понятным причинам
17. Song 1 Серебро Посмотрите вы на нас Запомните в лицо Мы учителя у вас Вам чертовски повело
18. Социально-экологический мониторинг
19. Первый этап. У
20. История России - возможности изучения