Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

Тема 14. Вещные права 1.html

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-01-17


Тема 14. Вещные права

§ 1. <QUEST1< FONT>Понятие и признаки вещных прав

1

Понятие вещных прав. Деление имущественных прав на вещные права и обязательственные права является структурообразующим в системе гражданского права стран континентальной (романо-германской) правовой семьи. В ГК РФ вещным правам специально посвящен Раздел II, озаглавленный “Право собственности и другие вещные права”. Само название вещных прав указывает на то, что объектом этих прав являются вещи.

Вещное право в объективном смысле (объективное право) представляет собой совокупность правовых норм, закрепляющих, регулирующих и защищающих в предусмотренных законом формах отношения по владению, пользованию и распоряжению вещами.

Под вещным правом в субъективном смысле (субъективное право) понимают сферу внешней свободы, которая предоставляется субъекту права нормами объективного права. Вещное право обеспечивает удовлетворение интересов управомоченного лица путем непосредственного воздействия на вещь, которая находится в сфере его хозяйственного господства.

Определение понятия “вещное правоотсутствует в законодательстве. Оно сформулировано доктриной. Различные взгляды на содержание вещного права можно разделить на две группы:

  1.  Вещное право это право на собственное поведение в отношении вещи. Чтобы лучше уяснить сущность вещного права, полезно сравнить его с обязательственным правом, которое представляет собой право на поведение другого лица (должника).

Ценность этой концепции заключается в том, что она подчеркивает 2 важных особенности вещных прав:

  1.  правоотношения, содержанием (по другой концепции – формой) которых являются вещные права, существуют в связи с индивидуально-определенной конкретной вещью, следуют за ней, и прекращаются с гибелью или уничтожением этой вещи
  2.  гарантированная вещным правом мера возможного поведения субъекта данного права важна с точки зрения разрешения вопроса о правомерности его поведения, когда при осуществлении им своего права страдают интересы третьих лиц. Например, согласно п. 2 ст. 209 ГК собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении своего имущества любые действия, не противоречащие закону и не нарушающие права и законные интересы третьих лиц. Однако, так или иначе нарушают интересы третьих лиц практически любые действия собственника по осуществлению своего права, а иногда даже его бездействие. В частности, если собственник застраивает своей земельный участок, он нарушает интересы третьих лиц, лишая их приятного вида из окна. В условиях рыночной экономики потеря приятного вида означает весьма существенное снижение рыночной стоимости объектов жилой недвижимости, расположенных на соседних земельных участках. Однако воспрепятствовать застройке, обратившись в суд с иском, соседи вправе лишь в том случае, если этим строительством нарушаются какие-то градостроительные нормы и правила, нормы природоохранного законодательства, иные нормы действующего законодательства. Сам по себе факт застройки собственником своего участка не является противоправным деянием, поскольку право собственности обеспечивает собственнику возможность совершения любых действий по использованию объекта данного права. (См., например: Извлечение из постановления президиума Тамбовского областного суда от 27.06.02 г. // Судебная практика Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам / автор-составитель Е.Н. Романенкова., отв. ред. Н.К. Толчеев. М., 2008. С. 128 – 129).
  3.  Вещное право это право на поведение неопределенного круга лиц, то есть всех окружающих. Также как обязательственному праву кредитора соответствует обязанность должника по обязательству, вещному праву соответствует обязанность всех окружающих (то есть любого “третьего лица”, или неопределенного круга лиц) воздерживаться от действий, мешающих субъекту вещного права в реализации правомочий, входящих в состав данного права.

Основным аргументом в пользу этой второй концепции является указание на невозможность существования правоотношений между людьми и вещами. (Подробнее см.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. (по изд. 1917 г.). С.192; Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. М., 2003. (по изд. 1894-1896 гг.) С. 259 – 261.; Гамбаров Ю.С. Вещное право: Лекции. СПб., 1908—1909. С.4) Регулируемые правом общественные отношения (правоотношения) существуют только между людьми, к которым и обращены правовые предписания. (Иоффе О.С. Правоотношение по советскому праву // Гражданское право. Избранные труды. М., 2000. С. 558, 677).

2

Виды вещных прав. Как видно из самой формулировки названия Раздела II ГК РФ - “Право собственности и другие вещные права”, право собственности является главнейшим, но не единственным из вещных прав. В чем отличие права собственности от иных вещных прав? Остальные вещные права представляют собой более узкие по содержанию права, объектом которых является вещь, находящаяся в собственности другого лица (п.2 ст. 216 ГК РФ). Неполнота иных (помимо права собственности) вещных прав также находит терминологическое выражение, поскольку в юридической литературе их часто именуют “ограниченные вещные права”, противопоставляя таким образом праву собственности. Последнее теоретически мыслится как наиболее полное, то есть абсолютное господство над вещью.

3

Практические последствия выделения категории вещных прав. Нужно ли выделять вещные права как особую разновидность субъективных прав, или эта классификация не имеет практических последствий?

Квалификация субъективного права как вещного имеет практическое значение, поскольку законодатель связывает с такой квалификацией определенные юридические последствия (см. ст. 1205 – 1207 ГК РФ; ст. 33 Кодекса торгового мореплавания РФ, ст. 398 ГК).

Следует обратить особое внимание на преимущественный характер удовлетворения требований, вытекающих из вещных прав, по сравнению с требованиями, вытекающими из обязательственных прав. Здесь необходимо остановиться на следующих вопросах:

  1.  В чем практически выражается преимущество требований, вытекающих из вещных прав, по сравнению с обязательственными требованиями? Если принадлежащая собственнику вещь находится в чужом незаконном владении, то у него есть право истребовать эту вещь от фактического владельца. Если в отношении последнего в связи с его несостоятельностью (банкротством) началась процедура конкурсного производства, то все его кредиторы делятся на очереди в зависимости от основания возникновения своих требований, и в пределах каждой очереди действует принцип равномерности и пропорциональности взыскания. Однако собственник имеет безусловное право истребовать свою вещь из незаконного владения должника-банкрота, и она не может быть включена в конкурсную массу. Требование об истребовании имущества из чужого незаконного владения предъявляется вне рамок конкурсного производства. (п.1 ст. 126 Федерального закона о несостоятельности (банкротстве) от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ). В этом проявляется преимущественный характер удовлетворения требований, вытекающих из вещных прав.
  2.  Всегда ли практика последовательно придерживается этого принципа? В правовых позициях Конституционного Суда РФ нашло отражение представление о равнозначности всех видов имущественных прав. По его мнению, “защита права собственности и иных имущественных прав (в том числе прав требования) должна осуществляться на основе соразмерности и пропорциональности, с тем чтобы обеспечивался баланс прав и законных интересов участников гражданского оборота - собственников, кредиторов, должников”. (См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 12 июля 2007 г. N 10-П "По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.В. Безменова и Н.В. Калабуна").

Оцените эту позицию и сделайте вывод о том, препятствует ли она преимущественному удовлетворению требований, вытекающих из вещных прав.

Также в некоторых международных договорах содержатся специальные правила о подсудности споров по поводу вещных прав. (См.: ст. 20 Минской Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г.; Киевское Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности от 20 марта 1992 г.).

Очевидно, что в большинстве случаев гражданские правоотношения возникают по поводу вещей. Значит ли это, что во всех подобных случаях речь идет о вещных правах? Является ли вещным право покупателя, возникающее из договора купли-продажи? Является ли вещным право арендатора, возникающее из договора аренды? Для ответа на подобные вопросы нужно отыскать те специфические свойства, которые позволяют отличить вещные права от иных имущественных прав. Таким образом, чтобы определить, является ли имущественное право вещным, надо выяснить, присущи ли ему признаки вещного права.

4

Признаки вещных прав

4.1. Oбъектом вещного права является вещь. Поэтому к вещным правам нельзя относить права на бездокументарные ценные бумаги или продукты творческого труда (объекты так называемой “интеллектуальной собственности”).

Однако в последние годы в отечественной доктрине и судебной практике появилось сильное течение в пользу признания вещных прав на различного рода “бестелесные вещи” (Подробнее см.: Степанов Д. И. Защита прав владельца ценных бумаг, учитываемых записью на счете. М., 2004; Мурзин Д.В. Истребование ценных бумаг от отчуждателя (новая практика Высшего Арбитражного Суда и потребности гражданского оборота) // Проблемы теории гражданского права. Вып.2. М., 2006. С. 67 – 74; Практика применения Гражданского кодекса РФ части первой / Под общей ред. В.А. Белова. М., Юрайт. 2008. С. 558 - 561).

Каковы причины этого?

  1.  <QUEST40< FONT>Действующее законодательство не содержит легального определения понятия вещи. (Сравни: Гражданское Уложение Германии / пер. под ред. А. Л. Маковского. М., “Волтерс Клувер”. 2004. С. 17.§ 90;)
  2.  Объектом таких поименованных в ст. 216 ГК вещных прав, как право хозяйственного ведения и право оперативного управления, являются имущественные комплексы (предприятия), в состав которых входят и невещественные объекты (например, права требования). – (Подробнее см.: Кузнецова Е.Е. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления в системе субъективных гражданских прав / Актуальные проблемы гражданского права. Выпуск 8. М., “Норма”. 2004. С. 87 - 90; Латыев А.Н. К вопросу об объектах вещных прав // Цивилистическая практика. № 2(7). 2003. С.42 – 46.)
  3.  законодатель явно избегает прямого указания на то, что объектом вещного права является только вещь. В разделе II ГК, посвященном вещным правам, он постоянно говорит об имуществе как объекте права собственности и иных вещных прав. Между тем, понятие имущество включает в себя не только вещи, но и имущественные права (ст. 128 ГК). В развитие этой позиции в п.2 ст. 34 Семейного кодекса законодатель включает в перечень объектов права общей совместной собственности супругов любое имущество, в том числе такого рода объекты, которые не являются вещами, а именно паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения и в иные коммерческие организации.

Таким образом, законодатель заложил основу для конкуренции в доктрине и правоприменительной практике двух альтернативных подходов к определению объектов права собственности и иных вещных прав. С одной стороны – традиционного вещно-правового подхода, базирующегося на признании объектами вещных прав только вещей, с другой стороны - т.н. ценностного (универсального) подхода, исходящего из признания объектом права собственности и иных вещных прав любых объектов, имеющих экономическую ценность и в этом качестве способных быть товаром. (Подробнее см.: Старженецкий В.В. Россия и Совет Европы: право собственности. М., 2004. С. 29).

  1.  положение усугубляется тем, что “универсальный (ценностный)” подход к определению объектов права собственности не только имеет авторитетных сторонников в российской доктрине (см., например: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. М., “Статут”. 2005. С. 284 – 295), но он воспринят и на уровне Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), прецедентам которого российская судебно-арбитражная практика противоречить не должна согласно принятым нашей страной на себя международным обязательствам (Старженецкий В.В. Россия и Совет Европы: право собственности. М., 2004. С. 41). Впрочем, есть мнение, что в отношении права собственности различие подходов ЕСПЧ и российской доктрины на самом деле лишь мнимое, и что оно является плодом лингвистического недоразумения, связанного с неправильным переводом на русский язык английского текста Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а равно и постановлений ЕСПЧ по конкретным делам (См. Рожкова М.А. О понятии «собственность» в Конвенции о защите прав человека и основных свобод и в практике Европейского суда по правам человека // Актуальные проблемы права собственности. Материалы научных чтений памяти профессора С.Н. Братуся (Москва. 25 октября 2006 г.) М., «Юриспруденция». 2007. С.31 – 35).

Традиционный вещно-правовой подход продолжает доминировать в российской доктрине и судебной практике, и именно он положен в основу университетского курса гражданского права. Дело в том, что правовой режим вещных прав, закрепленный в законодательстве и доктрине любой страны, относящейся к континентальной правовой семье, просто неприменим к правам на объекты, не имеющие телесной субстанции, то есть на невещественные объекты. (Подробнее см.: Крашенинников Е.А. К вопросу о “собственности на требование” // Очерки по торговому праву. Сборник научных трудов под ред. Е.А. Крашенинникова. Вып. 12. Ярославль. 2005. С. 31-36; Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Учебник. 2-е изд. М., 2007. С. 9-19; Рыбалов А.О. О новых попытках ревизии понятия права собственности // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2005. 10. С.151-163).

4.2. Абсолютная защита. При рассмотрении этого признака необходимо остановиться на следующих вопросах:

  1.  В чем смысл понятия “абсолютная защита”? Поскольку вещное право мыслится либо как содержание правоотношения субъекта данного права с неопределенным кругом лиц (абсолютного правоотношения), либо как форма такого правоотношения, то оно может быть нарушено любым и каждым. Субъект вещного права вправе добиваться от любого третьего лица прекращения нарушения принадлежащего ему права. Для собственника такое право на абсолютную защиту вытекает из содержания ст. 301 – 302 ГК РФ. Согласно п.4 ст. 216 ГК, вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном ст. 305 ГК.
  2.  Почему абсолютная защита может быть признаком только вещного, но не обязательственного права? <QUEST39< FONT>Хотя третье лицо может своими действиями вызвать прекращение обязательства, невозможность его осуществления или нарушение его должником, однако на такое третье лицо невозможно возложить ответственность перед кредитором за нарушение обязательства, поскольку оно не является пассивной (обязанной) стороной в обязательственном правоотношении должника и кредитора. Сравните положения п.1 ст. 454 ГК, п.1 ст. 223 ГК и ст. 398 ГК и вы поймете, что право покупателя, возникающее из договора купли-продажи, является не вещным, а обязательственным, хотя и возникает по поводу вещи.

Абсолютная защита обязательственным правам не свойственна. (Подробнее см.: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. Том I. М., “Центр ЮрИнфоР”. 2002. С. 201 – 203). В советской цивилистике имели место попытки доказать необходимость “всеобщей охраны обязательственных прав”. (Райхер К. В. Абсолютные и относительные права // Известия экономического факультета Ленинградского политехнического института. Вып. I. 1928. С. 297 – 299; Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. М., “Статут”. 2000. С. 617 – 621). Есть сторонники этой идеи и в современной доктрине. (Байбак В.В. Обязательственное требование как объект гражданского оборота. М., «Статут». 2005. С. 58 – 63)

Однако ни в советском, ни в современном российском законодательстве эта идея не нашла своего отражения. (см. также: Латыев А.Н. К вопросу об абсолютности вещных прав // Цивилистические исследования. Вып.2. 2005. С. 449 – 452). Впрочем, в доктрине у этой идеи до сих пор имеются сторонники (См. Байбак В.В. Обязательственное требование как объект гражданского оборота. М., «Статут». 2005.С. 58-76).

Таким образом, как и в римском праве, абсолютная защита остается отличительной чертой вещных прав и осуществляется вещными исками.

Потенциальными ответчиками по вещному иску является неопределенный круг лиц, поскольку любое третье лицо является должником – носителем пассивной обязанности воздерживаться от действий, создающих субъекту вещного права препятствия в осуществлении принадлежащих ему правомочий. 

Соответственно субъект вещного права как кредитор вправе требовать от любого третьего лица исполнения этой обязанности.

4.3. Право следования. При изучении этого признака необходимо остановиться на следующих вопросах:

  1.  В чем смысл понятия “право следования”? Согласно п.3 ст. 216 ГК переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество. Таким образом, ограниченные вещные права, будучи правами на чужие вещи, следуют за этими вещами.
  2.  Является ли «право следования» неотъемлемым свойством любого вещного права? Право следования обычно связывают с ограниченными вещными правами, которые как бы «следуют» за вещью в обороте, то есть не прекращаются при смене собственника вещи. Однако иногда это понятие используется и в отношении права собственности. В таком случае имеется в виду то, что право собственности не прекращается с утратой собственником владения вещью, и следует за ней при смене одного незаконного владельца другим.

Впрочем, в виде исключения можно представить и вещное право без права следования. Достаточно, чтобы объектом данного права была вещь, и субъект данного права находился в абсолютном правоотношении с третьими лицами.

  1.  Каковы особенности взаимоотношений собственника и субъекта иного вещного права? Cубъекту ограниченного вещного права в принципе безразлично, кто является собственником вещи, являющейся объектом принадлежащего ему права, поскольку от собственника, также как от любого иного лица, субъект такого права не вправе требовать ничего иного, кроме воздержания от действий, мешающих ему осуществлять свое право. Разумеется, если одновременно осуществлять и право собственности, и иное вещное право невозможно, это приводит к коллизии права собственности и иных вещных прав на ту же вещь1.

4.4. “Принцип принудительной типизации”. При изучении этого признака необходимо остановиться на следующих вопросах:

  1.  В чем смысл понятия “принудительной типизации”? Характер и содержание вещного права определяются непосредственно законом, а не договором. (См. например: Суханов Е.А. О видах сделок в германском и в российском гражданском праве // Вестник гражданского права. № 2. 2006. Том 6. С. 9).
  2.  Предполагает ли этот принцип идентичность содержания вещных прав одного типа? Рассматриваемый принцип не означает того, что все однотипные вещные права идентичны по содержанию. Так, известным со времен римского права видом вещных прав является сервитут – вещное право пользования чужой вещью в определенном отношении. Содержание сервитута может быть весьма разнообразным. Может существовать сервитут прохода, прогона скота, водопровода, а также иные виды ограниченного пользования чужим земельным участком абз. 2 п. 1 ст. 274 ГК). Именно в этом смысле в п.2 ст. 41 Земельного Кодекса говорится, что права лиц, использующих земельный участок на основании частного сервитута, определяются договором. Тем не менее, само вещное право ограниченного пользования чужой вещью может быть установлено только в виде сервитута. Это значит, что по действующему российскому праву его объектом может быть только недвижимое имущество (п. 1 ст. 274 ГК, ст. 277 ГК), в том числе лесные участки (ст.9 Лесного Кодекса РФ), и на него в обязательном порядке распространяется правовой режим, установленный ст. 274 – 277 ГК. На любые вещи (и в том числе на земельные участки) право пользования может быть установлено по договору аренды. Однако в случае аренды речь идет не об ограниченном пользовании в определенном отношении, а о предоставлении правомочия пользования как такового (хотя, возможно, с некоторыми специально оговоренными изъятиями). Так, например, по действующему законодательству предметом договора аренды не может быть часть земельного участка, а только земельный участок в целом, независимо от того, с какой целью этот земельный участок понадобился арендатору – например, для складирования на нем стройматериалов, или для осуществления провоза грузов через него. Исходя из этого, будет назначаться и арендная плата. Между тем, установление сервитута провоза грузов позволяет закрепить лишь этот ограниченный вид использования соседнего земельного участка, с назначением соразмерной платы за этот сервитут.

Любые договоры об использовании в определенном отношении чужого имущества, которые не являются соглашениями об установлении сервитута, порождают не абсолютные правоотношения пользователя с неопределенным кругом лиц, а относительные правоотношения сторон договора, то есть не вещные, а обязательственные права. Так, например, при продаже дома с садом продавец в принципе может выговорить себе пожизненное право собирать плоды в этом саду. Однако по действующему российскому праву здесь речь идет не о сервитуте, а об обязанности покупателя не препятствовать продавцу в реализации обязательственного права, закрепленного договором между ними. Третьи лица этим договором не связаны.

Другой пример: если совершается дарение, обусловленное использованием подаренного имущества по определенному назначению (пожертвование - ст. 582 ГК), то даритель и его правопреемники вправе требовать использования имущества в соответствии с указаниями дарителя только от одаренного и его правопреемников, но не от третьих лиц, поскольку пожертвование, как разновидность договора дарения, порождает не вещные, а обязательственные правоотношения.

  1.  Имеет ли выделение этого признака вещных прав в доктрине какое-то влияние на практику? Да, имеет. Например, поскольку содержание вещного права устанавливается законом, в судебной практике признаются ничтожными условия договоров, заключенных между собственником находящегося в хозяйственном ведении государственного (муниципального) имущества и унитарным предприятием, которые изменяют характер и пределы гарантированных законом правомочий унитарного предприятия. (п.39 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8 от 01.07.1996 г. “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса РФ”).

4.5. Закрытый перечень (numerus clausus) вещных прав. При изучении этого признака необходимо остановиться на следующих вопросах:

  1.  Закреплен ли этот признак законом? Этот признак прямо законом не закреплен, однако признается таковым в доктрине. (См.: Суханов Е.А. Ограниченные вещные права в гражданском праве // Ученые-юристы МГУ о современном праве / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2005 С. 183; 191). <QUEST2< FONT>В п. 1 ст. 216 ГК указывается, что вещными правами “наряду с правом собственности, в частности, являются: право пожизненного наследуемого владения (ст. 265 ГК ), право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (ст. 268 ГК), сервитуты (ст. 274 - 277 ГК), право хозяйственного ведения имуществом (ст. 294 ГК) и право оперативного управления имуществом (ст. 296 ГК)”.
  2.  Могут ли считаться вещными какие то иные права, в перечень п.1 ст. 216 ГК не включенные? Найдите в тексте статьи подтверждение тому, что законодатель не дает здесь исчерпывающий перечень вещных прав.

О том же свидетельствует название главы 18-ой ГК РФ – “Право собственности и другие вещные права на жилые помещения”. Помимо права собственности в этой главе идет речь о правах членов семьи собственника жилого помещения (ст. 292 ГК). На момент принятия ГК в ст. 292-ой, помещенной в главу 18-ую, были закреплены оба признака вещных прав, о которых прямо говорится в ст. 216 ГК. В п. 2 ст. 292-ой было закреплено право следования, а в п. 3 – абсолютная защита права пользования жилым помещением, принадлежащего членам семьи собственника жилого помещения. Таким образом, на тот момент законодатель явно относил это право к числу вещных, поскольку никаких иных прав, кроме права собственности и права пользования жилым помещением членами семьи собственника жилого помещения глава 18-ая ГК РФ не упоминает. (В настоящее время в результате принятия Федерального Закона от 30.12.2004 в п.2 ст. 292 ГК РФ внесены изменения, так что данное право утратило такое качество, как право следования, и прекращается вместе с переходом к другому лицу права собственности на жилой дом или квартиру, если иное не предусмотрено законом. Впрочем, утрата такого качества как «право следования» не может лишить это право качества вещного права. Скорее речь может идти о существовании в данном случае (во исключение из общего правила) вещного права, которому не присуще право следования.

Законодатель упоминает и иные вещные права. В Разделе II Жилищного Кодекса РФ – “Право собственности и другие вещные права на жилые помещения” упоминаются права пользования членов семьи собственника жилого помещения (ст. 31 ЖК)2, право пользования жилым помещением, предоставленным по завещательному отказу (ст. 33 ЖК, п.2 ст. 1137 ГК )3, и на основании договора пожизненного содержания с иждивением (ст. 34 ЖК, п.1 ст. 602 ГК )4.

Таким образом, приведенный законодателем в ст. 216 ГК список вещных прав можно дополнить.

Что же тогда понимать под принципом «закрытости перечня вещных прав»? Его следует понимать таким образом, что в число вещных прав входят только те права на имущество, которые предусмотрены законом и правовой режим которых, установленный по воле законодателя, позволяет говорить о том, что данное право, хотя и не указано в перечне вещных прав, приведенном в ст.216 ГК, однако на деле является таковым, поскольку оно обладает признаками вещного права.

В принципе наиболее основательным является подход, согласно которому помимо перечисленных в ст. 216 ГК вещных прав существует также вещное “право владения”, которым обладает любой титульный владелец согласно ст. 305 ГК. (См.: Малинкович М. В. Право владения несобственника: автореферат…дисс…к.ю.н. М., 1969. С. 6 – 8).

<QUEST42< FONT>Таким образом, если говорить, например, об аренде, то надо признать, что поскольку ей присущи и абсолютная защита (ст. 305 ГК), и право следования (ст. 617 ГК), то арендатор наряду с обязательственными правами в отношении арендодателя имеет также и вещное право, которое заключает в себе возможности владения и пользования арендованной вещью. Возражения о том, что содержание правомочий владения и пользования арендатора в каждом конкретном случае определяется не законом, а договором, а равно о том, что аренда имеет срочный характер – неосновательны, поскольку по действующему праву точно так же обстоит дело и с частными сервитутами, принадлежность которых к числу вещных прав несомненна.

Однако поскольку отнесение того или иного вида субъективных прав, не поименованных в ст. 216 ГК, к числу вещных, является вопросом дискуссионным применительно к каждому конкретному виду имущественных прав, в данном разделе УМК мы подробно рассмотрим лишь те виды вещных прав, которые входят в указанный перечень.

4.6. Долгосрочный характер вещных прав. При изучении этого признака необходимо остановиться на следующих вопросах:

  1.  Для удовлетворения какого рода потребностей существуют вещные права? Вещные права существуют для удовлетворения постоянных или долгосрочных потребностей субъектов этих прав. По этой причине одни из них должны быть бессрочными, а другие могут быть установлены на длительный срок.
  2.  Предусматривает ли действующее законодательство возможность установления вещного права на определенный срок? Сервитут, может быть как постоянным, так и срочным (пункт 4 статьи 23 Земельного кодекса). Более того, в некоторых случаях закон императивно устанавливает срочный характер частного сервитута. Так, согласно п.1 ст. 40 Федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)”, залогодатель по ипотеке вправе установить сервитут на заложенное имущество, если иное не предусмотрено законом или договором об ипотеке, однако срок сервитута в таком случае не должен превышать срока обеспеченного ипотекой обязательства.

Вывод: неотъемлемым признаком вещного права является не бессрочность, а лишь долгосрочный характер данного права.

5

Дискуссионным вопросом является невозможность существования ограниченного вещного права собственника на собственную вещь. <QUEST41< FONT>При изучении этой проблемы необходимо остановиться на следующих вопросах:

  1.  Почему возникло представление о невозможности существования ограниченного вещного права собственника на собственную вещь? Принцип римского права “своя вещь никому не служит” (sua res nemini servit) предполагает, что собственник не может одновременно являться субъектом права собственности и носителем иного вещного права на ту же вещь, поскольку право собственности как наиболее полное вещное право включает в себя всевозможные правомочия в отношении вещи. Поскольку, например, владение или пользование вещью одним и тем же субъектом сразу по двум основаниям невозможно, считается, что право собственности поглощает иное вещное право на тот же объект при совпадении в одном лице субъектов того и другого права. (См., например: Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы. М., “Статут”. 2004. С. 297.)
  2.  Имеет ли этот вопрос практическое значение? Да. Совпадение субъектов права собственности и различных вещных прав на одну и ту же вещь может иметь место, например, при наследовании.
  3.  Есть ли основания для признания ограниченного вещного права на собственную вещь? Действие принципа римского права sua res nemini servit было отвергнуто цивилистической мыслью в конце XIX века. (Подробнее см.: Синайский В. И. Русское гражданское право. М., “Статут”. 2002. С. 243 – 244; Муромцев С.А. Определение и основное разделение права // Избранные труды по римскому и гражданскому праву. М., “Центр ЮрИнфоР”. 2004. С. 615 – 619).

В частности, Германское Гражданское Уложение предусматривает для собственника возможность быть субъектом ограниченного вещного права на собственную вещь. (Гражданское Уложение Германии / пер. под ред. А. Л. Маковского. М., “Волтерс Клувер”. 2004. С. 255.§ 889; С. 290. абз. 2 § 1063; С. 329. абз. 2 § 1256; С. 310 § 1163; Венкштерн М. Основы вещного права // Проблемы гражданского и предпринимательского права Германии. М., “Бек” 2001. С. 182).

Сформулируйте собственное мнение по этому вопросу.

В пользу какой точки зрения говорит грамматическое толкование ст. 216 ГК?

Какая точка зрения более целесообразна?

Проанализировав предложенные концепции, сформулируйте понятие вещного права.

Сравните вещные права:

  1.  с абсолютными правами
  2.  с относительными правами
  3.  с обязательственными правами

§ 2. Понятие и содержание права собственности

1

Понятие права собственности

При изучении этой темы необходимо ответить на следующие вопросы:

  1.  Право собственности – институт или подотрасль гражданского права? В советском праве право собственности иногда рассматривалось как подотрасль гражданского права. Такая квалификация права собственности была обусловлена отсутствием в гражданском законодательстве категории иных вещных прав. В настоящее время вещное право представляет собой подотрасль гражданского права, а право собственности – его важнейший институт.
  2.  Нормы регулирующие какого рода отношения составляют данный институт? Институт права собственности призван регулировать отношения принадлежности материальных благ. Практическая ценность понятия “право собственности” заключается в том, что это юридическая конструкция, описывающая принадлежность определенного имущества.
  3.  Чем отличаются субъективное право собственности и право собственности в объективном смысле? Они отличаются так же, как отличаются субъективное вещное право и вещное право в объективном смысле. См. § 1. 1. 
  4.  Какое определение можно дать праву собственности? Право собственности может быть определено двояко:
  5.  как господство (власть) лица над вещью, то есть отношение собственника к принадлежащей ему вещи
  6.  как отношение между лицами в смысле права собственника устранять постороннее воздействие на свою вещь, то есть отношения между собственником и другими лицами по поводу данной вещи.

Право собственности также можно определить как право использовать средства и продукты производства своей властью и в своем интересе, то есть независимо от кого бы то ни было. В сочетании своей власти и своего интереса, заключается специфическое отличие права собственности от других видов прав на те же объекты.

Например, арендатор также использует имущество в своем интересе, но он делает это властью, полученной от собственника, основанной на его праве. Собственник, напротив, использует имущество своей властью и в своем интересе. Правомочия собственника дают ему возможность устранять (исключать) всех других лиц от хозяйственного господства над принадлежащим имуществом, если на то нет его воли. В отличие от этого правомочия иного законного владельца не только не исключают прав на то же имущество самого собственника, но и возникают обычно по воле последнего. (Суханов Е.А. Российский закон о собственности: Научно-практический комментарий. – М., 1993. С. 12-13).

  1.  Кто может быть субъектом права собственности? Имущество может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований (п.2 ст. 212 ГК).
  2.  Существуют ли ограничения в отношении того, какое имущество может быть в собственности тех или иных лиц, его количества и стоимости? В собственности граждан и юридических лиц может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может принадлежать гражданам или юридическим лицам. Количество и стоимость имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, не ограничиваются, за исключением случаев, когда такие ограничения установлены законом (п. 1, 2 ст. 213 ГК).
  3.  Какова теоретическая конструкция правоотношения собственности? Решающим условием существования и действия права собственности является устранение властного вмешательства всех других лиц, которые могли бы действовать в своих собственных интересах, и на которых поэтому возлагается пассивная обязанность воздержания от совершения действий подобного рода. В силу неопределенности состава обязанных лиц одно правоотношение собственности отличается от другого определенностью субъекта и определенностью объекта права собственности. Вещь и то лицо, которому она принадлежит, становятся центром, вокруг которого конструируется правоотношение собственности. Абсолютное правоотношение собственности слагается из системы дозволений и запретов, связанных с конкретной вещью. В результате любое лицо должно воздерживаться от произвольного воздействия на эту вещь, чем создается субъективное право собственника.
  4.  Связана ли реальность юридического отношения собственности с наличием соответствующих психических переживаний его участников, с осознанием ими того факта, что они являются участниками данного правоотношения? Иными словами, правильно ли считать, что, будучи собственником определенной вещи, субъект данного права находится в абсолютном правоотношении даже с теми людьми, которые не подозревают о существовании как его самого, так и той вещи, собственником которой он является, и о существовании которых не знает и он сам? На вопрос о том, соответствует или не соответствует праву собственника пассивная обязанность третьих лиц, даже не знающих о существовании собственника и о существовании его имущества, воздерживаться от покушения на принадлежащие собственнику вещи, следует дать положительный ответ. В данном случае речь идет об абстрактной юридической конструкции, а не о реальных психических переживаниях пассивно обязанных лиц.
  5.  Какое правоотношение связывает собственника и нарушителя права собственности? В момент нарушения права собственности вместо абсолютного правоотношения собственности возникает относительное правоотношение, сторонами которого являются собственник с одной стороны и конкретный обязанный субъект (нарушитель права собственности) – с другой.

Например, при неправомерном завладении чужой вещью ее незаконный владелец нарушает обязанность воздерживаться от вторжения в сферу хозяйственного господства собственника. Эта обязанность является элементом содержания абсолютного правоотношения собственника со всеми третьими лицами. В момент нарушения данной обязанности появляется относительное правоотношение между собственником и незаконным владельцем. В рамках этого правоотношения на последнего возлагается обязанность вернуть вещь собственнику. (сравни: Черепахин Б.Б. Приобретение права собственности по давности владения / Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001. С.155; Тузов Д.О. Реституция и реституционные правоотношения в гражданском праве России // Цивилистические исследования. Вып. 1. М., 2004. С. 233)

  1.  Как соотносятся собственность как экономическая категория и право собственности в юридическом смысле? <QUEST22< FONT>Субъективное право собственности представляет собой возможность реализации интереса в использовании вещи. Эта возможность обусловлена именно запретом третьим лицам использовать ту же вещь вопреки воле собственника. Представление о праве собственности как о монополии, обеспеченной возможностью устранить конкурентов, почерпнуто правом из экономики. В условиях ограниченности ресурсов институт права собственности является разрешением проблемы несоразмерности неограниченных потребностей людей и ограниченности доступных их распоряжению материальных благ, определяя меру власти конкретного собственника над окружающим материальным миром. Именно поэтому запрет произвольного вмешательства всех третьих лиц в сферу хозяйственного господства собственника имеет конституирующее значение для права собственности.

2

Содержание права собственности

При изучении этой темы необходимо ответить на следующие вопросы:

  1.  Как описывается содержание права собственности в законе? Раскрывая содержание права собственности, законодатель называет три основных правомочия собственника – владение, пользование, распоряжение (триада правомочий). 

Правомочие владения – это юридически обеспеченная возможность хозяйственного господства собственника над вещью. При этом, не требуется, чтобы собственник находился с ней в непосредственном соприкосновении. Например, уезжая в длительную командировку, собственник продолжает оставаться владельцем находящихся в его квартире вещей.

Правомочие пользования - это юридически обеспеченная возможность извлечения из вещи полезных свойств в процессе ее использования. Чаще всего правомочие пользования опирается на правомочие владения. 

Правомочие распоряжения – это юридически обеспеченная возможность определить судьбу вещи путем совершения юридических актов в отношении этой вещи. Правомочие распоряжения чаще всего выражается в совершении различных сделок: продажа вещи, сдача ее в наем, дарение и т.д.

  1.  Исчерпывается ли понятие права собственности его легальным определением? Определение права собственности через триаду правомочий в ГК РФ отражает традиционное восприятие собственности в советской цивилистике. Однако право собственности отнюдь не исчерпывается тремя правомочиями, слагается не только из них.
  2.  Какой смысл имеет присущее праву собственности качество “эластичности”? Собственник может временно утратить возможность осуществления всех входящих в триаду правомочий, однако они за ним сохраняются, и возможность их осуществления автоматически восстанавливается в полном объеме после того, как отпадает то ограничение (обременение), которое стесняло собственника в возможности осуществления принадлежащего ему права. (Подробнее см.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. (по изд. 1917 г.). С. 202 – 203).
  3.  Только ли собственник может обладать триадой правомочий владения, пользования и распоряжения? <QUEST43< FONT>Наделение собственником третьего лица даже всей триадой принадлежащих собственнику правомочий (владения, пользования и распоряжения) не ведет к утрате им права собственности потому, что оно не исчерпывается этими правомочиями. Такая ситуация рассматривается как реализация собственником своих правомочий, предоставленных ему ст. 209 ГК РФ.

Триада правомочий владения, пользования и распоряжения может составлять содержания не только права собственности, но и другого права, например, права оперативного управления учреждения на имущество, приобретенное им за счет доходов от собственной деятельности. Однако и в этом случае потенциальное господство над имуществом остается у собственника, и самим фактом своего зависимого от собственника положения учреждение ограничено в своем праве самостоятельного распоряжения, которое по этой причине не может отождествляться с правом собственности.

Так же, если речь идет о передаче имущества собственника в доверительное управление другому лицу, именно собственник определяет цель учреждения доверительного управления, объем передаваемых правомочий, а также лицо, в интересах которого доверительный управляющий должен действовать (выгодоприобретателя). В качестве такового собственник может назвать себя, а также, за определенным исключением, любое другое лицо. Кроме того, доверительное управление всегда назначается на определенный срок, по истечении которого в силу присущего праву собственности качества эластичности возможность осуществления права собственности автоматически восстанавливается в полном объеме.

§ 3. Пределы осуществления права собственности и его ограничения

1

Возможность установления ограничений для той власти над вещью, которую дает собственнику право собственности

Из содержания п.2 ст. 209 ГК видно, что, как и любое другое субъективное право, право собственности имеет определенные пределы своего осуществления.

Законодатель установил общие пределы осуществления гражданских прав, в том числе и права собственности на любое имущество.

Во-первых, к числу общих пределов осуществления права собственности относится общий запрет на злоупотребление правом

При изучении этого вопроса необходимо выяснить:

1.1.Чего не вправе делать собственник, осуществляя принадлежащее ему право? При осуществлении своих правомочий собственник обязан:

  1.  воздерживаться от нарушения основ правопорядка и нравственности (ст.169 ГК)
  2.  осуществлять свое право в пределах, установленных в ст.10 ГК, то есть действовать разумно и добросовестно, не использовать свое право с единственной целью нанести вред другому лицу и не злоупотреблять им в иных формах
  3.  не вправе осуществлять деятельность, создающую опасность причинения вреда другим лицам (ст.1065ГК).

Злоупотребление правом собственности, влечет за собой отказ в защите данного права (п.2 ст.10 ГК РФ).

1.2. Как можно определить, что такое – злоупотребление правом собственности? Злоупотребление правом это особый тип гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм поведения в рамках дозволенного ему законом общего типа поведения5. Применительно к осуществлению права собственности злоупотребление этим правом будет представлять собой его осуществление, связанное с нарушением:

  1.  норм действующего законодательства
  2.  основ правопорядка и нравственности
  3.  прав и охраняемых законом интересов третьих лиц в том случае, если действия собственника хотя и являются осуществлением принадлежащего ему права и не нарушают никаких законодательных запретов, однако осуществляются с единственной целью нанести вред другому лицу, либо собственник явно пренебрегает правами и законными интересами третьих лиц, так что собственная выгода, извлекаемая им при осуществлении своего права, экономически несоразмерна тому вреду, который он своими действиями наносит третьим лицам.

2

Во вторых, при коллизии права собственности с иными правами на принадлежащую ему вещь собственник осуществляет свое право постольку, поскольку возможность осуществления им своих правомочий не препятствует реализации прав третьих лиц на его имущество.

Например:

  1.  собственник может владеть и пользоваться принадлежащим ему земельным участком, но так, чтобы осуществление им своих правомочий не препятствовало реализации сервитута, установленного на данный земельный участок (Подробнее см.: Муромцев С.А. Определение и основное разделение права // Избранные труды по римскому и гражданскому праву. М., “Центр ЮрИнфоР”. 2004. С.613 – 615; Крашенинников Е.А. Содержание субъективного гражданского права // Очерки по торговому праву. Вып. 13 / Под ред. Е.А. Крашенинникова. Ярославль. 2006. С. 15 – 17).
  2.  Cудебно-арбитражная практика исходит из того, что поскольку собственник не утрачивает права распоряжения переданным в оперативное управление имуществом, он может распорядиться им, и не изымая это имущество из оперативного управления.

Следовательно, он может сдать его в аренду, но с согласия субъекта права оперативного управления. (Cм., например: Новая судебная практика по спорам о праве собственности и иных вещных правах / Составитель Д.А. Ждан-Пушкина. М., 2007. С.186 – 199.)

3

В-третьих такие пределы устанавливаются законом в отношении определенных видов субъектов и объектов данного права, и представляют собой законодательные ограничения права собственности.

При изучении этого вопроса необходимо выяснить:

3.1. Как можно классифицировать ограничения права собственности по российскому законодательству? Анализ современного российского законодательства по вопросу содержания ограничений права собственности позволяет сделать вывод о существовании двух групп ограничений: ограничения права пользования и ограничения права распоряжения. Ограничение правомочия владения чаще всего сочетается с ограничением какого-либо иного правомочия.

Помимо специально установленных ограничений, правомочие пользования по действующему законодательству в принципе ограничивается обязанностью собственника использовать имущество в соответствие с его целевым назначением (например, это касается жилых помещений и земельных участков).

3.2. Имеются ли какие то заранее установленные пределы ограничения права собственности законом, или введение таких ограничений всецело определяется произволом законодателя? Ответ на этот вопрос дан в п.3 ст.55 Конституции РФ, содержание которого практически дословно воспроизведено в ст.1 ГК РФ. В ней также закреплено положение о возможности ограничения перемещения товаров и услуг в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для:

  1.  обеспечения безопасности
  2.  защиты жизни и здоровья людей
  3.  охраны природы и культурных ценностей (п.3 ст.1 ГК РФ).

Пределы ограничения права собственности должны быть обусловлены целями их введения, критериями соответствия интересам как третьих лиц, так и самого собственника. Вводимые ограничения должны быть обоснованы.

Возможные ограничения федеральным законом прав владения, пользования и распоряжения имуществом, свободы предпринимательской деятельности и свободы договоров:

  1.  должны отвечать требованиям справедливости
  2.  быть адекватными, пропорциональными, соразмерными, носить общий и абстрактный характер
  3.  не иметь обратной силы
  4.  не затрагивать существо данных конституционных прав, т.е. не ограничивать пределы и применение соответствующих конституционных норм.
  5.  возможность ограничений (как и их характер) должна обусловливаться необходимостью защиты конституционно значимых ценностей, а именно основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (Эти требования сформулированы в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003 года N 456-О).

3.3 Какие виды ограничений права собственности закреплены в законе?

  1.  собственник земельного участка имеет право пользования недрами под этим участком и воздушным пространством над этим участком в пределах, очерченных специальными законами о недрах, об использовании воздушного пространства и иными законами.

По общему правилу его право собственности на земельный участок распространяется лишь на находящиеся в границах этого участка поверхностный (почвенный) слой, и находящиеся на нем растения и водные объекты (пп.2 - 3 ст.261 ГК). В развитие этого положения ст. 19 Закона РФ "О недрах" от 21 февраля 1992 г. N 2395-1 (с изм. и доп. от 10 февраля 1999 г., 2 января 2000 г., 14 мая, 8 августа 2001 г., 29 мая 2002 г., 6 июня 2003 г., 29 июня, 22 августа 2004 г.) регулирует добычу общераспространенных полезных ископаемых собственниками и законными владельцами земельных участков.

  1.  <QUEST34< FONT>собственник земельного участка вправе осуществлять его использование лишь согласно целевому назначению данного участка (см. ст. 7 и ст. 8 ЗК, ст. 260 ГК). Виды возможного использования собственником земельного участка в рамках его целевого назначения также определяются законодательством (ст. 40 ЗК).

Правовой режим земель зависит также от установленных санитарных, горно-санитарных округов, охранных и иных зон, предусмотренных ст. 96 ЗК.

Согласно ст. 9 ЗК государство оставляет за собой право установления ограничений прав собственников земельных участков и иных землепользователей, ограничений оборотоспособности земельных участков, изъятия земельных участков для государственных нужд.

Законом на собственников земли возлагаются разнообразные обязанности по сохранению и рекультивации земель (ст. 13 ЗК).

По основаниям и в порядке, установленным ЗК и иными федеральными законами, могут устанавливаться различные виды ограничений права собственности и иных прав на определенные земельные участки (ст. 56 ЗК).

Особо регламентируется градостроительным законодательством порядок застройки земельных участков (ст. 85 ЗК, ст. 30 –40 Градостроительного Кодекса от 29 декабря 2004 г. № 190-ФЗ).

  1.  <QUEST35< FONT>собственник жилого помещения обязан использовать его по назначению в пределах, очерченных жилищным и гражданским законодательством (ст. 30 и ст.17 ЖК, п.3 ст. 288 ГК ).

Он не вправе произвольно производить переустройство принадлежащего ему на праве собственности жилого помещения (ст. 25 – 29 ЖК).

О последствиях отказа собственника, самовольно произведшего переустройство (перепланировку) принадлежащего ему жилого помещения, привести свое жилище в прежнее состояние, см. также: Судебная практика Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам / автор-составитель Е.Н. Романенкова., отв. ред. Н.К. Толчеев. М., 2008. С. 251-252.

  1.  на собственника культурных ценностей специальным законодательством налагается ряд ограничений его права собственности, установленных в публичных интересах (Подробнее см.: Александрова М.А. Гражданско-правовой режим культурных ценностей в Российской Федерации: диссертация…..к.ю.н. СПб., 2007. С. 116 – 141)
  2.  собственник не вправе нарушать принципы гуманности в обращении с принадлежащими ему животными (ст.137 ГК).

4

Ограничения права собственности отдельных собственников. Помимо общих пределов осуществления права собственности, действующих в отношении любого собственника, право отдельного собственника в предусмотренных законом случаях может быть ограничено. Ограничения права наряду с запретами, дозволениями и обязываниями представляют собой один из способов правового регулирования.

При изучении этого вопроса необходимо найти ответ на следующие вопросы:

  1.  Приводят ли такие ограничения к уменьшению объема права собственности? Объем субъективного права сохраняется при наложении ограничений, но его осуществление затрудняется в силу стеснений, затруднений, вызванных ограничениями. Ограничение выражается в стеснении субъекта при осуществлении конкретного субъективного права. При этом содержание правоспособности не уменьшается, поскольку устранение стеснений, вызванных ограничениями, позволяет субъекту права без дополнительных управомочивающих юридических фактов в полном объеме реализовать конкретное субъективное право.
  2.  Существует ли легальное определение понятия “ограничение права собственности”? ГК РФ не содержит понятия “ограничение права”. Впервые легальное определение ограничения права было сформулировано в ст. 1 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ: ограничение (обременение) - наличие установленных законом или уполномоченными органами в предусмотренном законом порядке условий, запрещений, стесняющих правообладателя при осуществлении права собственности либо иных вещных прав на конкретный объект недвижимого имущества.

В этом перечне не упомянут обычай как основание установления ограничения (обременения) права собственности.

  1.  Может ли обычай быть основанием ограничения права собственности? Согласно ст. 221 ГК правовым основанием для обращения в собственность общедоступных вещей (сбор ягод и грибов, охота) на чужой территории, помимо тех случаев, когда эти действия допускаются в соответствии с законом или общим разрешением, данным собственником, является местный обычай.

Признаки обычая:

  1.  давнее применение
  2.  молчаливое согласие на его существование.

Существование обычая должно быть доказано заинтересованным лицом. Исходя из буквального толкования ст. 221 ГК следует признать, что если обычай уже существует, собственник не вправе препятствовать сбору ягод и грибов, а также охоте на его территории.

Необходимо отметить, что в этом смысле содержание ст. 221 ГК РФ противоречит правовым позициям Европейского суда по правам человека (Подробнее см., например: Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы. М., “Статут”. 2004. С. 136 – 137).

  1.  Может ли собственник своей волей устранить вытекающее из закона ограничение его права собственности? Иногда ограничение вытекает из закона, но может быть устранено по воле собственника. Так, если находящийся в частной собственности земельный участок не огорожен либо собственник иным образом ясно не обозначил, что вход на участок без его разрешения не допускается, то посторонние лица обладают правом прохода через этот земельный участок. Однако собственник участка в любой момент может запретить эти действия, ссылаясь на то, что они причиняют ему ущерб или просто беспокоят его (п.2 ст. 262 ГК). Такой запрет должен носить общий характер, и не может быть адресован конкретному лицу. До установления общего запрета (например, путем вывешивания объявления или возведения забора) любое лицо сохраняет право прохода через участок собственника. Это – частный случай существования т.н. “публичного сервитута”.

5

  1.  Что такое “публичный сервитут”? <QUEST30< FONT>“Публичный сервитут” представляет собой ограничение права собственности, установленное в интересах неопределенного круга лиц, то есть, в конечном счете, в публичных интересах.
  2.  В каком законе описано содержание “публичных сервитутов”, способы их приобретения и утраты? В ГК понятие публичного сервитута не встречается. Однако оно подробно описано в ст.23 Земельного Кодекса и в ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ)
  3.  Как устанавливается “публичный сервитут”? Публичный сервитут устанавливается законом или иным нормативно-правовым актом РФ, субъекта РФ, или нормативным правовым актом органа местного самоуправления в случаях, если это необходимо для обеспечения интересов государства, местного самоуправления или местного населения, по результатам общественных слушаний.

Законом предусмотрен особый порядок установления публичного сервитута при приватизации государственного имущества. Согласно ст. 31 Закона о приватизации при отчуждении государственного или муниципального имущества в порядке приватизации соответствующее имущество может быть обременено публичным сервитутом.

Решение об установлении публичного сервитута принимается одновременно с принятием решения об условиях приватизации государственного или муниципального имущества. Публичный сервитут, в случаях, если о его установлении принято соответствующее решение, является существенным условием сделки приватизации. Сведения об установлении публичного сервитута, должны быть указаны в информационном сообщении о приватизации государственного или муниципального имущества.

  1.  Каково содержание “публичных сервитутов”? Перечень возможных видов публичных сервитутов содержится в п.3 ст. 23 ЗК и ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ). Все они предоставляют право временного или постоянного использования земельного участка собственника в определенном отношении неопределенному кругу лиц либо в публичных интересах.

Таким образом, на собственника возлагается обязанность претерпевать эти действия и воздерживаться от осуществления своего права собственности постольку, поскольку его действия могут помешать осуществлению публичного сервитута.

Подумайте над вопросом о том, будет ли являться публичным сервитутом предоставление определенному лицу права пользования приватизированным объектом недвижимости в определенном отношении, если такое ограничение права собственности установлено хотя и в пользу определенного лица (например, компании, занимающейся электроснабжением), но в публичных интересах.

  1.  Является ли “публичный сервитут” возмездным? В отличие от частных сервитутов, возмездность публичного сервитута не предполагается, а право требовать соразмерную плату за использование земельного участка возникает у собственника только в том случае, если установление публичного сервитута приводит к существенным затруднениям в использовании земельного участка (ч.2 п.7 ст. 23 ЗК).

Существенность затруднений собственника должна быть установлена судом, поскольку лица, права и законные интересы которых затрагиваются установлением публичного сервитута, вправе осуществлять защиту своих прав в судебном порядке (п.8 ст. 23 ЗК). Требовать соответствующую плату собственник может от органа государственной власти или органа местного самоуправления, установивших публичный сервитут.

Проанализируйте в свете вышеизложенного следующее дело: Постановление ФАС ЦО от 20.05.2003 г. № А68-341/4-02

  1.  Какие юридические последствия влечет невозможность использования по назначению земельного участка, обремененного “публичным сервитутом”? Если установление публичного сервитута приводит к невозможности использования земельного участка, собственник участка, а также землевладелец или землепользователь вправе требовать изъятия у него, в том числе путем выкупа, данного земельного участка с возмещением органом государственной власти или органом местного самоуправления, установившим публичный сервитут, убытков, причиненных установлением публичного сервитута и последующим вынужденным изъятием земельного участка.

В качестве альтернативы собственник вправе требовать предоставления ему равноценного земельного участка с возмещением убытков (п.7 ст. 23 ЗК).

  1.  Каков порядок государственной регистрации “публичных сервитутов”? Публичный сервитут подлежит государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее – ЕГРП) как обременение права собственности по заявлению органов государственной власти или органов местного самоуправления, если сервитут установлен этими органами в соответствии с законодательством в публичных интересах.

Сервитут вступает в силу после его государственной регистрации.

Государственная регистрация сервитута на земельный участок как ограничения (обременения) вещного права на земельный участок возможна при наличии государственной регистрации ранее возникших прав на данный объект в ЕГРП (пункт 2 статьи 13 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ).

  1.  Все ли “публичные сервитуты” требуют государственной регистрации? Те публичные сервитуты, которые вытекают непосредственно из закона и существуют в интересах неопределенного круга лиц в отношении любого земельного участка (как, например, право сбора общедоступных вещей согласно ст. 221 ГК), регистрации не требуют.
  2.  Возможно ли обременение “публичным сервитутом” не земельного участка, а здания или сооружения? Ни ЗК, ни ГК не предусматривают возможности обременения публичным сервитутом здания или сооружения. Однако, согласно п.3 ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ) при приватизации государственного или муниципального имущества могут быть обременены публичным сервитутом земельные участки и другие объекты недвижимости.
  3.  Присуще ли “публичному сервитуту” право следования? Последующий переход к третьим лицам прав на приватизированное государственное или муниципальное имущество, обремененное публичным сервитутом, не влечет за собой прекращение публичного сервитута. Таким образом, публичному сервитуту присуще “право следования”.

п.5 ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ

  1.  Какие санкции установлены законом на случай нарушения собственником имущества, приобретенного в порядке приватизации государственного или муниципального имущества, условий установленного при приватизации публичного сервитута?

В силу п.6 ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ

  1.  указанное лицо может быть обязано судом исполнить в натуре условия публичного сервитута;
  2.  с указанного лица могут быть взысканы убытки, причиненные нарушением условий публичного сервитута, в доход государства или муниципального образования, а при отсутствии последнего - в доход субъекта Российской Федерации.

Подумайте, какой практический смысл имеет обязывание судебным решением к исполнению в натуре условий публичного сервитута, коль скоро такая обязанность существовала и до судебного решения?

  1.  В каких случаях “публичный сервитут”, установленный при приватизации государственного или муниципального имущества, может быть прекращен или его условия могут быть изменены?
  2.  при отсутствии или изменении государственного либо общественного интереса в публичном сервитуте
  3.  при невозможности или существенном затруднении использования имущества по его прямому назначению при наличии публичного сервитута

п.7 ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ

  1.  По чьей инициативе и в каком порядке допускается прекращение “публичного сервитута”, установленного при приватизации объекта недвижимости? Прекращение публичного сервитута, или изменение его условий допускается на основании решения органа, принявшего решение об условиях приватизации, или иного уполномоченного органа либо на основании решения суда, принятого по иску собственника имущества. (п.8 ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ)

6

  1.  В каких случаях помимо “публичных сервитутов” для отдельных собственников могут быть установлены иные ограничения права собственности? При отчуждении государственного или муниципального имущества в порядке приватизации соответствующее имущество может быть обременено иными, помимо публичных сервитутов, ограничениями, предусмотренными законодательством о приватизации или иными федеральными законами. (п.1 ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ)
  2.  Какого рода ограничения права собственности отдельных собственников помимо “публичных сервитутов” возможны по действующему праву?
  3.  обязанность использовать приобретенное в порядке приватизации государственное или муниципальное имущество по определенному назначению, в том числе объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения;
  4.  обязанность содержать имущество, не включенное в состав приватизированного имущественного комплекса унитарного предприятия и связанное по своим техническим характеристикам, месту нахождения (для объектов недвижимости), назначению с приватизированным имуществом, - обязанность содержать объекты гражданской обороны, объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения, имущество мобилизационного назначения; (п.2 ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ)
  5.  обязательным условием приватизации объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения является сохранение их назначения в течение срока, установленного решением об условиях приватизации, но не более чем пять лет с момента приватизации. (ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ))
  6.  Какие последствия влечет нарушение собственником условия о сохранении назначения приватизированного объекта социально-культурного и коммунально-бытового назначения в течение срока, установленного решением об условиях приватизации? Органы местного самоуправления вправе обратиться в суд с иском об изъятии посредством выкупа такого объекта для муниципальных нужд.

(ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ))

7

  1.  Каковы ограничения права собственности на объекты культурного наследия (памятники истории и культуры, а также выявленные объекты культурного наследия)? Такие объекты могут приватизироваться в порядке и способами, которые установлены Законом о приватизации, при условии их обременения обязательствами по содержанию, сохранению и использованию (охранными обязательствами).

(ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ))

  1.  Кто определяет условия охранных обязательств в отношении приватизированных объектов культурного наследия?

Согласно ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ)

  1.  в отношении объектов культурного наследия регионального значения и муниципального значения органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, уполномоченные в области охраны объектов культурного наследия в соответствии с законодательством Российской Федерации.
  2.  в отношении объектов культурного наследия федерального значения - федеральные органы охраны объектов культурного наследия

8

  1.  Присуще ли ограничениям прав собственника имущества, приобретенного в порядке приватизации государственного или муниципального имущества, “право следования”? Ограничения прав собственника имущества, приобретенного в порядке приватизации государственного или муниципального имущества, сохраняются при всех сделках с этим имуществом, вплоть до их отмены. (ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ)

Кроме того, следует иметь в виду, что судебно-арбитражная практика исходит из того, что условия, на которых объект приватизации приобретен у государства по конкурсу, являются элементом сделки приватизации, носящим публично-правовой характер. По этой причине в том случае, если при последующей перепродаже того же объекта победителем конкурса последний не оговорил в договоре купли-продажи обязанность нового покупателя обеспечить соблюдение условий, на которых данный объект был приобретен у государства (муниципального образования), такая сделка считается недействительной на основании ст. 168 ГК ( См.: п.6 Письма Президиума ВАС РФ от 11.06. 1997. № 15. “Обзор практики разрешения споров, связанных с приватизацией государственных и муниципальных предприятий» // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по гражданским делам / Cост. А.П. Сергеев. 3-е изд. М., 2005. С. 295).

  1.  Какие юридические последствия предусматривает действующее законодательство на случай нарушения собственником имущества, приобретенного в порядке приватизации государственного или муниципального имущества, установленного обременения (ограничения права собственности)?
  2.  указанное лицо можно обязать исполнить в натуре условия обременения на основании решения суда-
  3.  с указанного лица могут быть взысканы убытки, причиненные нарушением условий обременения, в доход государства или муниципального образования, а при отсутствии последнего - в доход субъекта Российской Федерации

(ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ)

  1.  В каких случаях обременение права собственности на приватизированное имущество может быть прекращено или его условия могут быть изменены?
  2.  при отсутствии или изменении государственного либо общественного интереса в обременении
  3.  при невозможности или существенном затруднении использования имущества по его прямому назначению, возникших из-за данного обременения

(ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ)

  1.  На каком основании допускается прекращение обременения права собственности на приватизированное имущество или изменение его условий?
  2.  на основании решения органа, принявшего решение об условиях приватизации, или иного уполномоченного органа
  3.  на основании решения суда, принятого по иску собственника имущества.

(ст. 31 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ)

§ 4. Формы и виды собственности

1

Что такое форма собственности и что такое вид собственности?

Формы собственности – это юридически обеспеченные экономические формы присвоения имущества, то есть урегулированные правом экономические отношения, возникающие в связи с обладанием определенными субъектами определенным имуществом своей властью и в своем интересе. Формы собственности выделяются в зависимости от того, какие субъекты являются собственниками. Выделяются 3 формы собственности: частная, государственная и муниципальная. Юридическое оформление экономических отношений собственности выражается в особом правовом режиме имущества, находящегося в собственности частных лиц (как физических, так и юридических), муниципальных образований, государства.

Упоминание в п.2 ст. 8 Конституции РФ «иных форм собственности», которые защищаются наряду с перечисленными выше формами, не имеет практического смысла, поскольку никаких иных форм собственности нет и быть не может.

Выделение видов собственности представляет собой дальнейшую классификацию отношений собственности в зависимости от ее субъектного состава, который определяет особенности правового режима находящегося в собственности имущества. Речь идет о разграничении индивидуальной (односубъектной) собственности с одной стороны, и различных подвидов общей (многосубъектной) собственности – с другой.

При этом формы и виды собственности представляют собой понятия, находящиеся «в разных плоскостях», поскольку, например, в рамках вида общей долевой собственности возможно существование смешанной частно-государственной собственности.

2

Формы собственности

При рассмотрении этой темы необходимо остановиться на следующих вопросах:

  1.  Какие формы собственности упомянуты в действующем законодательстве? В п.2 ст.8 Конституции РФ говорится о том, что в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Этот тезис дословно воспроизводится в п.1 и п.4 ст. 212 ГК РФ. <QUEST12< FONT>В этой же статье конкретизированы и возможные отличия одних форм собственности от других.
  2.  В чем состоит практический смысл выделения различных форм собственности?
  3.  Законом устанавливаются особенности приобретения и прекращения права собственности на имущество в зависимости от формы собственности. (п.3 ст. 212 ГК). Например, конфискация и национализация являются не только способами прекращения права частной собственности, но и такими способами приобретения права собственности, которые присущи только государственной собственности. Приобретение иным кроме государства субъектом права собственности в результате конфискации или национализации невозможно. Соответственно, данные способы приобретения являются специфическими для государственной формы собственности.
  4.  Законом определяются виды имущества, которые могут находиться только в государственной или муниципальной собственности (абз.2 п.3 ст. 212 ГК). (Подробнее см.: Комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерации. Части первой (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. 3-е изд. М., 2006. С. 557).
  5.  В действующем законодательстве можно найти и иные практические последствия разграничения различных форм собственности.

Так, cогласно ст.2 Федерального закона от 3 ноября 2006 года N 174-ФЗ “Об автономных учреждениях” государственное или муниципальное имущество, закрепленное за автономным учреждением, забронировано от обращения на него взысканий как по обязательствам собственника (государства или муниципального образования), так и по обязательствам самого автономного учреждения.

Поскольку данный вид учреждений может быть создан только государством или муниципальным образованием, возможность такого “бронирования” своего имущества от взысканий у частных собственников отсутствует. Таким образом, она свойственна лишь государственной или муниципальной собственности.

Другой пример: согласно п.2. ст.18 Федерального закона от 3 ноября 2006 года N 174-ФЗ “Об автономных учреждениях”, реорганизация автономного учреждения может быть осуществлена в форме разделения или выделения нескольких учреждений только одной и той же формы собственности. Автономные учреждения могут быть реорганизованы в форме слияния или присоединения, если они созданы на базе имущества одного и того же собственника. Как видим, здесь форма собственности ограничивает возможность реорганизации. Перетекание собственности из одной формы в другую (например, из государственной в муниципальную) в процессе реорганизации автономного учреждения исключается.

  1.  Отличаются ли различные формы собственности по содержанию? Понятию форм собственности придавалось важнейшее значение в советском праве, поскольку тогда различные формы собственности отличались не только способами приобретения и утраты, и наличием некоторых видов имущества, которое могло находиться исключительно в государственной собственности.

Монопольная государственная собственность на средства производства в СССР исключала равенство форм собственности в содержательном плане, что имело и важные практические последствия (Подробнее см., например: Грибанов В.П. Правовые последствия перехода имущества по договору купли-продажи в советском гражданском праве // Осуществление и защита гражданских прав. М.,2001. С. 386-387).

В современном российском праве все формы собственности равны в содержательном плане. По этой причине понятие “форма собственности” имеет сейчас гораздо меньшее значение, чем раньше.

3

Виды собственности. При рассмотрении этой темы необходимо остановиться на следующих вопросах:

  1.  Как соотносятся между собой виды и формы собственности? Помимо форм собственности, существуют различные классификации “видов собственности”. Так, в форме государственной собственности можно разделить два ее вида – собственность субъектов Федерации и собственность федеральную. Впрочем, деление собственности по видам может осуществляться и независимо от ее подразделения по формам.

Так, собственность может быть индивидуальная и общая. При этом общая собственность может иметь смешанную форму, когда участниками общей собственности оказываются государство и частные лица, как это имеет место в ситуации общей собственности собственников помещений в многоквартирном доме на инфраструктуру и нежилые помещения, которые служат для обслуживания жилых помещений в доме (ст. 36 Жилищного Кодекса), если часть квартир в доме приватизирована, а остальные остаются в государственной собственности.

  1.  Существуют ли подвиды собственности в рамках одного вида? Определенный смысл имеет и выделение подвидов права собственности в рамках одного вида, например, классификация частной собственности на два вида – собственность граждан и собственность юридических лиц, с дальнейшей классификацией собственности юридических лиц на подвиды. Такая классификация имеет практический смысл с учетом того, что некоторые виды юридических лиц имеют не общую, а специальную правоспособность, что определяет особый правовой режим того имущества, которое находится у них в собственности.

Впрочем, классификация собственности на виды имеет скорее дидактическое, чем практическое значение. Например, упомянутая классификация подвидов права собственности юридических лиц, по сути, дублирует классификацию самих юридических лиц, которая дана в соответствующем разделе УМК и основывается именно на отличиях в объеме правоспособности тех или иных видов юридических лиц.

§ 5. Приобретение права собственности

1

Понятие способов приобретения права собственности и их классификация. При изучении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  На каком юридическом основании возникает право собственности у конкретного субъекта данного права? Право собственности, как и любое другое субъективное гражданское право, возникает на основании юридических фактов, то есть жизненных обстоятельств, с которыми закон связывает возникновение определенных правоотношений. В данном случае речь идет о возникновении правоотношений собственности.
  2.  Что такое способ приобретения права собственности? Юридические факты, с которыми закон связывает возникновение права собственности, называются способами приобретения права собственности.
  3.  Где определяются способы приобретения права собственности? Основания и порядок приобретения права собственности, его перехода и прекращения, регулируются федеральным законом, причем содержание данного регулирования не может определяться произвольно: отношения собственности в Российской Федерации должны регламентироваться в соответствии с принципами правового государства, на основе юридического равенства и справедливости (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 1999 года N 12-П).
  4.  Как классифицируются способы приобретения права собственности?

Эти способы традиционно разграничиваются на первоначальные и производные способы приобретения права собственности.

Те юридические факты, следствием которых является приобретение права собственности либо на вещь, никогда не имевшую собственника, либо на вещь, которая находилась в собственности другого лица, но приобретается другим лицом в собственность независимо от прав прежнего собственника, называются первоначальными способами приобретения права собственности.

Напротив, те юридические факты, которые приводят к переходу уже существовавшего права собственности от одного лица к другому в результате юридической сделки, называются производными способами приобретения права собственности.

  1.  Почему эта классификация способов приобретения права собственности подвергалась критике в советской цивилистической доктрине и какое значение имеет эта критика сейчас? При наличии в советском праве различных форм собственности, существенно отличавшихся по содержанию правомочий собственника, говорить о тождестве приобретаемого права собственности тому праву, которое имелось у прежнего собственника, было невозможно.

Многие советские цивилисты отвергли само понятие перехода права собственности, и в результате все способы приобретения данного права стали первоначальными.

Однако эта точка зрения и в советской цивилистике разделялась далеко не всеми, а сейчас она просто утратила смысл в связи с тем, что действующее законодательство закрепило принцип равенства всех форм собственности. Таким образом, деление способов приобретения права собственности на первоначальные и производные логически совершенно оправданно, хотя непоследовательная терминология, использованная при составлении ГК РФ, способна породить сомнения в этом.

  1.  C одной стороны, в некоторых статьях ГК РФ говорится о переходе права собственности на вещь, то есть о перемене субъекта этого права при сохранении идентичности содержания самого права (п. 1 ст. 353, ст. 491, п. 1 ст. 551, ст. 564, ст. 570 ГК РФ).
  2.  Напротив, в других статьях ГК РФ, под влиянием идей известного советского цивилиста В.П. Грибанова (См.: Грибанов В.П. Правовые последствия перехода имущества по договору купли-продажи в советском гражданском праве // Осуществление и защита гражданских прав. М.,2001. С. 384-387), законодатель говорит о прекращении права собственности на стороне отчуждателя и возникновении этого права на стороне приобретателя вещи (ст. 235, ст. 223 ГК РФ).

Позиция В.П. Грибанова практически неприменима в условиях рыночной экономики, исключающей возможность существования права государственной собственности, не совпадающего по объему правомочий с правом частной собственности на такой же объект.

Поэтому при отчуждении вещи по договору речь может идти только о переходе права собственности, а не о прекращении данного права у отчуждателя и его одновременном возникновении у приобретателя. В связи с этим формулировки ст.ст. 223, 235 ГК РФ нуждаются в уточнении. Они не могут служить основанием для отрицания того, что к приобретателю переходит то право, которое принадлежало отчуждателю, и что его право таким образом производно от права его правопредшественника.

Таким образом, учитывая историческое развитие взглядов на юридическую природу приобретения права собственности, формулировки действующего ГК РФ и зарубежный опыт, можно констатировать, что на сегодняшний день имеются достаточные основания для деления способов приобретения права собственности на первоначальные и производные.

  1.  В чем состоит практическое значение деления способов приобретения права собственности на первоначальные и производные? <QUEST17< FONT>Практическое значение этого деления обычно сводится к знаменитой формуле римского права: “нельзя передать прав больше, чем имеешь сам”.

Это значит, что при переходе права собственности от прежнего собственника к новому собственнику (производный способ приобретения) данное право переходит к новому субъекту в том же объеме, в каком оно существовало у его правопредшественника, то есть со всеми его обременениями и ограничениями, которые появились ранее.

При первоначальном способе приобретения право собственности возникает заново, независимо от прав прежнего собственника, если у вещи в принципе ранее был собственник, так что оно приобретается свободным от всех ограничений и обременений.

  1.  Закреплено ли в законодательстве практическое отличие первоначальных и производных способов приобретения права собственности с точки зрения преемства в объеме приобретаемого права? Хотя в законодательстве это положение прямо не закреплено, в доктрине оно поддерживается применительно к таким первоначальным способам приобретения права собственности, которые предполагают наличие ранее существовавшего права собственности другого лица (приобретение права собственности от неуправомоченного отчуждателя, приобретательная давность). (Хаскельберг Б.Л. Основания и способы приобретения права собственности (общие вопросы) // Цивилистические исследования / под ред. Б.Л. Хаскельберга, Д.О. Тузова. Вып.2. М., “Статут”. 2005. С. 340 –341; Чуваков В. Б. Приобретение права собственности от неуправомоченного отчуждателя // Очерки по торговому праву: Сб. науч. тр. Вып. 8 / Под ред. Е. А. Крашенинникова. Ярославль, 2001. С. 30.).

Кроме того, следы разграничения законодателем первоначальных и производных способов приобретения права собственности обнаруживаются и в некоторых положениях действующего законодательства (см. ст. 354 ГК).

  1.  Как в доктрине обосновывается то, что право собственности на чужую вещь при приобретении его первоначальным способом приобретается свободным от ранее существовавших обременений данного права? Для такого вывода предлагаются различные доктринальные обоснования:
  2.  Е.А. Суханов утверждает, что любое ограниченное вещное право, будучи производным и зависимым от права собственности, не может существовать помимо него. Если так, то, логически рассуждая, при приобретении права собственности первоначальным способом прекращается не только ранее существовавшее право собственности, но и ранее возникшие и производные от него иные права третьих лиц на тот же объект. Логическим следствием этого утверждения является, в частности, вывод о невозможности существования какого-либо ограниченного вещного права на бесхозяйную вещь, не имеющую собственника (но имеющую фактического владельца, который добросовестно, открыто и непрерывно владеет ею как собственной). (Суханов Е.А. Ограниченные вещные права в гражданском праве// Ученые-юристы МГУ о современном праве / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2005.С.182).

Таким образом, по мысли Е.А. Суханова, приобретательная давность приводит к приобретению права собственности, свободного от ранее существовавших обременений данного права.

Однако применительно к действующему законодательству эта точка зрения является весьма спорной.

Во-первых, она не закреплена в законе.

Во-вторых, бесхозяйность представляет собой фактическую характеристику положения имущества, поскольку юридически бесхозяйное имущество продолжает оставаться собственностью отказавшегося от него лица до тех пор, пока право собственности на него не будет приобретено другим лицом. (см. ст.53 ЗК, абз.2 ст. 236 ГК). Таким образом, собственник у бесхозяйного имущества имеется.

В-третьих, она представляется тем более безосновательной в связи с существованием государственной регистрации прав на недвижимое имущество и на некоторые виды движимого имущества, а также обременений этих прав, о наличии которых добросовестный приобретатель должен быть осведомлен.

  1.  Многие авторы считают, что при приобретении чужого имущества первоначальным способом все ранее существовавшие обременения прекращаются только в том случае, если приобретатель о них не знал, то есть добросовестно заблуждался не только в отношении принадлежности права собственности на имущество, но и в отношении отсутствия его обременений (Подробнее см.: Рахмилович В.А. О праве собственности на вещь, отчужденную неуправомоченным отчуждателем добросовестному приобретателю (к вопросу о приобретении права от неуправомоченного лица) // Проблемы современного гражданского права. Сб. статей. / Отв. ред. В.Н. Литовкин, В.А. Рахмилович. М., 2000. С. 135; Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву / Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 340 –342.).

В этом смысле отечественные цивилисты следуют примеру немецкого гражданского права, где соответствующее правило закреплено в законе. (Гражданское Уложение Германии / пер. под ред. А. Л. Маковского. М., “Волтерс Клувер”. 2004. С. 265 - 267.§ 936, § 945)

2

Способы приобретения права собственности следует отличать от оснований приобретения права собственности. При изучении этой темы следует ответить на следующие вопросы:

  1.  Чем основания приобретения права собственности отличаются от способов приобретения данного права? В отечественной литературе по установившейся в советской цивилистике традиции не различают основания и способы приобретения права собственности. (Подробнее см.: Хаскельберг Б.Л. Основания и способы приобретения права собственности (общие вопросы) // Цивилистические исследования / под ред. Б.Л. Хаскельберга, Д.О. Тузова. Вып.2. М., “Статут”. 2005. С. 342 – 343). По этой причине производными способами приобретения права собственности именуют договоры об отчуждении имущества (купля-продажа, мена, дарение и др.).

Между тем, законодатель именует эти договоры и другие сделки об отчуждении имущества именно основаниями, а не способами приобретения права собственности (п.2 ст. 218 ГК РФ).

Основания приобретения права собственности – это факты, с которыми связывается возникновение лишь обязательственного права (например, права требования покупателя о передаче вещи).

Способы приобретения права собственности – это факты, с которыми закон непосредственно связывает приобретение данного права. В таком случае, для приобретения права собственности на движимую вещь на основании договора купли-продажи по общему правилу необходима передача этой вещи покупателю.

  1.  Какой юридический факт является производным способом приобретения права собственности? В цивилистической доктрине акт передачи владения вещью во исполнение договора о ее отчуждении, с которым по общему правилу ст. 223 ГК связывает момент возникновения у приобретателя вещи по договору права собственности, называется “традиция”. Лицо, осуществляющее передачу, именуется традент, а лицо, принимающее передаваемую вещь – акципиент. Для приобретения права собственности на недвижимую вещь сама по себе фактическая передача не имеет значение правопорождающего факта, а в качестве такового необходима государственная регистрация перехода права собственности (ст. 223 ГК).

Именно акт передачи (традиция) движимой вещи или акт государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, произведенные по соответствующему правомерному основанию, и будут являться способами приобретения права собственности. (Сравни: Белов В.А. Гражданское право. Общая и Особенная части. Учебник. М., 2003. С.495) В иных предусмотренных законом случаях способом приобретения права собственности является судебное решение или даже простое завладение вещью.

§ 6. Первоначальные способы приобретения права собственности

1

Спецификация. При изучении данной темы необходимо исследовать следующие вопросы:

  1.  Что такое спецификация? Это переработка материалов, которая приводит к изготовлению новой движимой вещи (ст. 220 ГК).
  2.  Кто становится собственником вновь изготовленной вещи?
  3.  На новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением норм действующего законодательства, оно безусловно приобретает право собственности (п.1 ст. 218 ГК).
  4.  Аналогичным образом обстоит дело при создании вещи по заказу собственника материалов при договоре подряда.
  5.  Если для изготовления новой движимой вещи осуществлена переработка чужих материалов помимо воли их собственника, в результате <QUEST13< FONT>добросовестный переработчик (спецификант), который осуществил переработку для себя, приобретает право собственности на изделие, если стоимость переработки существенно превышает стоимость использованных материалов (ст. 220 ГК). Добросовестным является спецификант, который не знал и не мог знать о том, что он воспользовался чужим материалом для изготовления вещи.
  6.  В каких случаях собственником вновь изготовленной в результате переработки чужих материалов помимо воли их собственника вещи становится собственник подвергшегося переработке материала?
  7.  Указание законодателя на осуществление переработки для себя исключает применение норм о добросовестном спецификанте к подрядчику, который по ошибке использовал принадлежащий третьему лицу (то есть чужой) материал для исполнения заказа, а равно и к его заказчику.
  8.  Недобросовестный спецификант собственником стать не может, и право собственности на изделие приобретается собственником материала с момента изготовления изделия.
  9.  Что считать переработкой материала, приводящей к изготовлению новой вещи? Преобразование вещи в иную вещь, имеющую иное предназначение, чем первоначальная (например, из мраморной плиты сделано надгробие).
  10.  Как урегулированы законом взаимоотношения собственника переработанного материала и спецификанта?
  11.  Если собственником изделия становится добросовестный спецификант, он возмещает собственнику материалов их стоимость
  12.  Если собственником изготовленной вещи становится собственник материалов, он возмещает стоимость переработки.
  13.  Недобросовестный спецификант не только не становится собственником изготовленной вещи, но и возмещает собственнику подвергшихся переработке материалов причиненные переработкой убытки (например, если вещь, получившаяся в результате переработки, по стоимости уступает исходному материалу).

По смыслу ст. 220 ГК недобросовестный спецификант не вправе претендовать и на возмещение ему стоимости переработки.

Судебно-арбитражная практика идет по пути применения к отношениям спецификанта и собственника материала по аналогии норм о договоре подряда. (См. Постановление ФАС ПО от 19.05.2005 № А72-9259/04-24/510; Постановление ФАС ЦО от 10.08.2001 № А35-476/01-С5).

  1.  С каким юридическим фактом связано приобретение права собственности на изготовленную вещь собственником материалов, подвергнутых переработке недобросовестным спецификантом? Юридическим фактом, с которым связано в данном случае приобретение права собственности, является не передача новой вещи собственнику материалов, из которых она изготовлена, а сам факт переработки.

Следует обратить внимание на некорректность формулировки п.3 ст. 220 ГК, противоречащей положениям п.1 той же статьи. Поскольку право собственности на вещь, изготовленную путем переработки не принадлежащих недобросовестному спецификанту материалов, приобретается собственником материалов, бессмысленно указание на то, что он вправе требовать передачи новой вещи в его собственность.

Таким образом, собственник подвергшегося переработке материала вправе требовать передачи новой вещи в его владение, а не в собственность, поскольку он и так является ее собственником с момента изготовления.

  1.  Каковы юридические последствия переработки чужих материалов при строительстве здания и сооружения? Действующий закон не содержит прямого указания на юридические последствия употребления чужих материалов (например, бревен или кирпичей) для строительства объекта недвижимости.

В этом случае судебная практика уже давно идет по пути применения норм о деликтной ответственности к недобросовестному спецификанту, и норм о неосновательном обогащении – к спецификанту добросовестному (Халфина Р. О. Право личной собственности / Под ред. проф. В.С. Тадевосяна. М.: Изд–во “Наука”, 1963. С. 131).

  1.  Возможна ли спецификация недвижимости? В судебной практике выработалось неизвестное ГК РФ понятие “спецификации недвижимости”, что представляет собой, по сути, применение по аналогии положений ст. 220 ГК. (Подробнее см.: Лапач В.А. Система объектов гражданских прав. СПб., 2002. С. 477 – 482). Впрочем, в исках о признании права собственности на получившийся в результате переработки объект недвижимости суды чаще всего отказывают, поскольку вопросы спецификации урегулированы ГК только применительно к движимым вещам (См. Постановление ФАС УО от 13.09.2005 № Ф09-2914/05-С3; Постановление ФАС МО от 24.05.2001 № КГ –А40/2502-01; Постановление ФАС СКО от 15.04.2003 № Ф08-1145/03; Постановление ФАС ПО от 05.05.2005 № А12-32913/04-C53).

2

Оккупация. При изучении данной темы необходимо исследовать следующие вопросы:

  1.  Что такое оккупация? <QUEST8< FONT>Приобретение права собственности на брошенные или общедоступные движимые вещи путем завладения ими (ст. 221 ГК, п.2 ст. 226 ГК).
  2.  Кто приобретает право собственности путем оккупации? Собственник земельного участка, либо лицо, в законном владении или пользовании которого находится земельный участок или иной объект недвижимости, где находится брошенная вещь, стоимость которой явно ниже 5 МРОТ, обращает эту вещь в свою собственность.
  3.  Каков верхний предел стоимости бесхозяйной (брошенной) движимой вещи, превышение которого делает невозможным ее обращение в собственность законным владельцем земельного участка, на котором она находится, во внесудебном порядке? Этот предел составляет 5 МРОТ.
  4.  Если вещь на самом деле стоит больше, либо выбыла из владения собственника помимо его воли (не является брошенной), то применимы ли нормы ГК об оккупации? Здесь нормы п.2 ст. 226 ГК не применимы, и следует руководствоваться нормами ГК о находке. Исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений (п.3 ст. 10 ГК), при наличии сомнений презюмируется, что вещь была потеряна, а не выброшена.
  5.  Для приобретения каких вещей в собственность путем оккупации не имеет значения их стоимость? Если в качестве брошенной вещи выступает лом металлов, бракованная продукция, топляк от сплава, отвалы и сливы, образующиеся при добыче полезных ископаемых, отходы производства и другие отходы, они также могут быть обращены в собственность законного владельца или пользователя земельного участка независимо от их стоимости.
  6.  С каким юридическим фактом закон связывает приобретение права собственности при оккупации? Юридическим фактом, с которым закон связывает приобретение права собственности указанными лицами, является совершение ими действий по присвоению и использованию этих вещей. (п.2 ст. 226 ГК).

Если для приобретения права собственности на брошенную вещь требуется судебное решение, то поскольку отказ собственника от права собственности происходит до установления судом факта бесхозяйности выброшенной вещи, суд должен лишь установить данный факт, но не в его власти наделить завладевшее брошенной вещью лицо правом собственности на данную вещь.

Таким образом, надо признать, что это лицо так же становится собственником брошенной вещи с момента завладения ею, хотя и при условии последующего признания судом бесхозяйности этой вещи.

Следует отметить, что до приобретения права собственности на брошенные вещи завладевшим ими лицом они остаются в собственности выбросившего их собственника (ст.236 ГК).

  1.  Применимы ли нормы об оккупации, если указанные вещи находятся на земельном участке по договору с собственником или иным законным владельцем? В таком случае они, очевидно, не являются брошенными и здесь нормы ст. 226 ГК не применимы.
  2.  Возможна ли оккупация вещей, складированных собственником на земельном участке помимо воли собственника или титульного владельца этого участка? Такие действия сами по себе не свидетельствуют о том, что собственник этих вещей от них отказался. Если собственнику удастся доказать, что у него не было намерения отказаться от права собственности на эти вещи, то оккупация не может считаться состоявшейся. (Подробнее см.: Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы. М., 2004. С.167)
  3.  В каких случаях для приобретения права собственности на брошенные вещи помимо фактической оккупации требуется судебное решение о признании вещи бесхозяйной? Другие брошенные вещи (помимо перечисленных в абз.1 п.2 ст. 226 ГК), стоимость которых превышает 5 МРОТ, поступают в собственность лица, вступившего во владение ими, если по заявлению этого лица они признаны судом бесхозяйными (абз.2 п.2 ст. 226 ГК).
  4.  Кто может в указанных случаях приобрести право собственности на брошенные вещи по судебному решению? В данном случае речь идет о любом лице, а не только собственнике земельного участка, землевладельце и землепользователе. Завладеть брошенной вещью стоимостью выше 5 МРОТ можно и на чужом участке, что не препятствует ее обращению в собственность завладевшего ею лица. Для приобретения права собственности в таком случае требуется сложный фактический состав, состоящий из 2-х элементов:
  5.  установление судом факта отказа от права собственности на вещь со стороны собственника, вследствие которого вещь становится бесхозяйной
  6.  факта завладения ею лицом, обратившимся в суд с заявлением о признании данной вещи бесхозяйной (о процессуальных аспектах заявления таких требований см. Глава 33. ГПК РФ).
  7.  Возможна ли оккупация вещей, брошенных юридическим лицом, обладающим имуществом не на праве собственности, а на праве хозяйственного ведения или оперативного управления? Юридические лица, обладающие имуществом не на праве собственности, а на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, могут отказаться от этого права на вещи, входящие в состав закрепленного за ними собственником имущества (выбросить их) лишь постольку, поскольку они наделены правом самостоятельного распоряжения таким имуществом. Например, если унитарное предприятие вправе продать движимую вещь частному лицу, передав ему ранее принадлежавшее государству право собственности на эту вещь, то оно вправе распорядиться этой вещью и иным образом, например, выбросив ее. Однако собственник до приобретения права собственности на это бесхозяйное имущество третьим лицом вправе изъять имущество, от которого отказался субъект права хозяйственного ведения или оперативного управления, и передать его другому субъекту (см. постановление ФАС ЗСО от 10.01.2003 № А43-9413/02-13-333). В случае когда судом установлен факт продолжения фактического нахождения имущества в сфере хозяйственного господства унитарного предприятия, несмотря на представленные документы, свидетельствующие об отказе от такого имущества, считается, что право хозяйственного ведения не прекратилось. (См.: постановление ФАС ВСО от 20.04.2004 № А78-3711/ 03-С1-23/124-Ф02-1176/04-C2).

Учитывая специальную правоспособность таких юридических лиц и необходимость соответствия их деятельности тем целям, ради которых они учреждаются, следует признать, что возможность отказа такого юридического лица от права собственности на имущество, которым оно обладает на праве хозяйственного ведения или оперативного управления (его выбрасывание в смысле ст. 226 ГК) возможно лишь в том случае, если эти действия были обусловлены стремлением избежать более серьезных имущественных потерь, связанных с необходимостью хранения, использования или утилизации этих вещей.

На практике за волеизъявлением унитарного предприятия об отказе от принадлежащего ему права обычно следует волеизъявление собственника, определяющего судьбу оставленного имущества, так что судами законность таких действий унитарного предприятия под сомнение обычно не ставится (см.: постановление ФАС ЦО от 16.08.2005 №А68-АП-594/Я-04; постановление ФАС ПО от 12.05.2005 № Ф03-А04/05-1/1199; постановление ФАС ДО от 14.09. 2004 № Ф03-А51/04-1/2387; постановление ФАС ДО от 12.05.2005 № Ф03-А04/05-1/1199; постановление ФАС МО от 22.04. 2002 № КГ- А40/2240-02. Однако см.: постановление ФАС МО от 01.10. 2001 № КГ – А40/5352-01).

  1.  Что представляет собой оккупация общедоступных для сбора вещей? <QUEST14< FONT>Еще одним случаем оккупации, допускаемым по российскому гражданскому праву, является обращение в собственность общедоступных для сбора вещей (сбор ягод и грибов, охота и рыболовство, сбор иных общедоступных вещей).

Собственник земельного участка имеет право обратить в свою собственность находящиеся на принадлежащем ему участке общедоступные вещи постольку, поскольку это не запрещено законом.

В предусмотренных законом случаях третьи лица также имеют право на обращение в свою собственность общедоступных вещей на чужом земельном участке. При этом они становятся собственниками даже в том случае, если осуществляют сбор общедоступных вещей не для собственного потребления, а в виде промысла, для дальнейшей возмездной сдачи таких собранных вещей коммерческим организациям (см. Постановление ФАС ВСО от 28.07.2005 № А69-315/05-7-Ф02-3584/05-C1; Постановление ФАС СЗО от 31.01.2003 № А42-4226/02-17; Постановление ФАС СЗО от 29.07.2003 №А26-6792/02-28; Постановление ФАС СЗО от 12.02.2004 № А26-3267/03-212; Постановление ФАС СЗО от 17.09.2004 № А56-2277/04; Постановление ФАС ВСО от 18.08.2004 № А19-19253/03-43-Ф02-3202/04-C1).

  1.  Что может быть правовым основанием для обращения в собственность общедоступных вещей на чужой территории?
  2.  в ряде случаев эти действия допускаются в соответствии с законом (в отношении государственной собственности см. п.1 ст. 11, п.2 ст. 30, п.1 ст. 35, ст.37 Лесного Кодекса от 4 декабря 2006 г. №200-ФЗ, п.2 и п.8 ст. 6, п.3 ст. 11 Водного Кодекса от3 июня 2006 г. №73-ФЗ)
  3.  общее разрешение, данное собственником,
  4.  местный обычай (ст. 221 ГК).
  5.  в отношении земельных участков, находящихся в частной собственности, ч.8 п.3 ст.23 Земельного Кодекса допускает установление права охоты и рыболовства в пользу неопределенного круга лиц (“публичного сервитута”).
  6.  Можно ли считать охоту и рыболовство оккупацией государственной собственности? Хотя ст.4 Федерального закона “О животном мире” от 24 апреля 1995 г. № 52-ФЗ декларирует право государственной собственности РФ на животный мир в пределах территории Российской Федерации, подобные декларативные нормы не имеют самостоятельного значения, и в отношении указанных объектов законодательство всегда конструируется исходя из признания их ничейными вещами, до присвоения их оккупантом не имевшими собственника. (См.: Черепахин Б.Б. Первоначальные способы приобретения собственности по действующему праву / Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001. С.57 – 82).

3

Находка. (ст. 227 – 229 ГК). При изучении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  Где в действующем законодательстве закреплены нормы о находке?

Ст. 227-228 ГК регулируют отношения, возникающие в связи с находкой и определяют юридическую судьбу найденной вещи.

  1.  Кто и при каких условиях становится собственником находки? По смыслу данной статьи эти нормы относятся только к обнаружению движимой вещи, очевидно выбывшей из владения помимо воли ее хозяина. Если нашедший вещь осведомлен о том, кто управомочен на владение ею, он должен передать найденное этому лицу. Если хозяин вещи не будет установлен, или сам не заявит о своем праве на вещь, то при наличии условий, указанных в ст. 228 ГК право собственности на вещь приобретает нашедшее ее лицо. Если вещь найдена в помещении или в транспорте, она должна быть передана нашедшим лицу, представляющему владельца этого помещения или средства транспорта, который и приобретает все права и обязанности нашедшего, в том числе и право стать собственником находки при соблюдении им условий, указанных в ст. 228 ГК.
  2.  Каковы правовые последствия отказа нашедшего от приобретения найденной им вещи в собственность? Она поступает в муниципальную собственность.
  3.  Спустя какое время после обнаружения находки можно стать ее собственником? При соблюдении установленных ГК норм о находке нашедшее чужую вещь лицо может стать ее собственником по истечении 6 месяцев с момента находки.
  4.  На основании каких юридических фактов приобретается право собственности нашедшим вещь лицом? Юридическими фактами, с накоплением которых закон связывает приобретение права собственности нашедшим, являются:
  5.  сделанное им в установленном законом порядке заявление о находке
  6.  оставление находки у себя во владении или передача ее на хранение в орган местного самоуправления, в милицию или указанному ими лицу
  7.  истечение 6-месячного срока с момента заявления о находке
  8.  волеизъявление приобрести на вещь право собственности.
  9.  Что является юридическим фактом, к которому следует приурочить приобретение права собственности на находку муниципальным образованием? Отказ нашедшего ее лица от приобретения найденной вещи в собственность.
  10.  На какие денежные выплаты имеет право нашедший потерянную вещь в случае возврата находки лицу, управомоченному на владение данной вещью, или при ее переходе в муниципальную собственность?

Согласно ст. 229 ГК он имеет право на получение возмещения расходов, произведенных им для сохранения вещи и отыскания ее хозяина, а также вознаграждения.

Предельный размер вознаграждения, которое нашедший может требовать от лица, управомоченного на получение найденной им вещи, составляет 20% от стоимости находки.

Если нашедший пытался утаить находку, права на вознаграждение у него не возникает.

4

Клад. При рассмотрении этой темы следует уделить внимание следующим вопросам:

  1.  Что такое клад? Клад – это ценные вещи, зарытые в землю или иным образом спрятанные (например, вделанные в раму картины, замурованные в стену, сокрытые в полой статуе и т.п.), отыскание собственника которых не представляется возможным, или собственник которых считается утратившим право собственности на эти вещи в силу закона (ст.233 ГК).
  2.  Кто и в каком порядке приобретает право собственности на клад? <QUEST15< FONT>По общему правилу обнаруженный клад поступает в общую долевую собственность лица, которому принадлежит то имущество, в котором был сокрыт клад, и нашедшего клад лица. Доли этих лиц признаются равными, однако соглашением между ними может быть установлено иное.

Речь идет о соглашении между собственником земельного участка и лицом, которому собственник поручает или позволяет производить раскопки на своей земле с целью поиска клада.

В силу принципа свободы договора по такому соглашению возможно и возникновение единоличной собственности на клад собственника имущества, в котором сокрыт клад, или обнаружившего клад лица.

  1.  С каким юридическим фактом закон связывает возникновение права собственности на клад? С фактом его обнаружения.
  2.  В каких случаях клад в полном объеме подлежит передаче собственнику имущества, в котором клад был сокрыт? При осуществлении поиска клада без разрешения собственника имущества, в котором клад был сокрыт (абз.2 п.1 ст. 233 ГК).
  3.  В каких случаях обнаруженный клад подлежит передаче в собственность не нашедшего клад лица, и не собственника имущества, в котором был сокрыт клад, а других лиц? <MASHTEST1< FONT>В случае обнаружения клада, содержащего вещи, относящиеся к памятникам истории или культуры, они подлежат передаче в государственную собственность.
  4.  Как определяется вознаграждение нашедшего клад лица и собственника имущества, в котором был сокрыт клад, при передаче клада в государственную собственность? Собственник имущества, в котором был сокрыт клад, и лицо, обнаружившее клад, имеют право на получение вместе вознаграждения в размере 50% стоимости клада.

Это вознаграждение распределяется между ними по соглашению, при недостижении которого каждый из них имеет право на половину вознаграждения (то есть на 25 % от стоимости клада).

Если поиски клада производились без разрешения собственника имущества, в котором сокрыт клад, то вознаграждение в полном объеме поступает собственнику этого имущества.

  1.  С какого момента государство или собственник имущества, в котором был сокрыт клад, приобретают на него право собственности в тех случаях, когда клад подлежит передаче им в собственность? Формулировки абз.2 п.1 и п.2 ст. 233 ГК нельзя признать удачными, поскольку они позволяют утверждать, что в рассматриваемых случаях право собственности на клад возникает у нашедшего, который лишь затем должен передать это право собственнику имущества, в котором сокрыт клад, или, если речь идет о памятниках истории и культуры, то в государственную собственность (в последнем случае речь идет о первоначальном возникновении общей собственности нашедшего клад лица и собственника имущества, в котором клад был сокрыт).

Таким образом, по сути, речь идет о частном случае применения ст. 238 ГК (Прекращение права собственности лица на имущество, которое не может ему принадлежать), притом, что стоимость отчуждаемого имущества в одном случае не выплачивается собственнику вообще, а в другом выплачивается не в полном объеме.

Следовательно, то лицо, которому согласно рассматриваемым положениям ст.233 ГК должен быть передан обнаруженный клад, может воспользоваться для его истребования не иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 302 ГК), а нормами о неосновательном обогащении (Глава 60 ГК). Это один из допускаемых действующим законодательством случаев истребования в качестве неосновательного обогащения индивидуально-определенной вещи.

  1.  Применимы ли правила ст. 233 ГК к кладам, которые находят лица, находящиеся при исполнении служебных и трудовых обязанностей? Согласно п.3 ст. 233 ГК правила данной статьи не применимы к лицам, которые в силу служебных и трудовых обязанностей проводят раскопки и поиск кладов (археологи, или землекопы, нанятые лицом, которое с разрешения собственника предпринимает поиск клада).

Применительно к археологам вопросы возникновения права собственности на клад регулируются специальным законодательством, а в случае с землекопами ст.233 ГК применяется, но лишь по отношению к их наймодателю и собственнику имущества, в котором обнаружен клад.

5

Приобретение права собственности на пригульный скот и иных безнадзорных животных. При рассмотрении этой темы следует уделить внимание следующим вопросам:

  1.  На каких животных распространяется действие норм о приобретении права собственности на безнадзорных животных? <QUEST9< FONT>Вопросы приобретения права собственности на безнадзорных домашних животных и пригульный скот регулируются нормами ст. 230 – 232 ГК.

Хотя в них речь идет о домашних животных, очевидна необходимость признания домашними для целей данной статьи любых животных, которые жили в домашних условиях, поскольку действующее законодательство не содержит норм, определяющих юридическую судьбу оказавшихся на свободе животных, которые по природе относятся к диким, но выросли в неволе или были приручены человеком.

  1.  Какой смысл вкладывает законодатель в понятие безнадзорности животного и пригульности скота? Безнадзорным считается животное, которое на момент задержания не находилось в хозяйстве какого-либо лица, а пригульным – животное, которое само прибилось к стаду домашнего скота.
  2.  Что должно сделать лицо, задержавшее безнадзорное животное? Лицу, задержавшему безнадзорное животное, отведено 3 дня на то, чтобы заявить об обнаруженном животном в милицию или в орган местного самоуправления для принятия мер к розыску его собственника.
  3.  На какие выплаты в свою пользу вправе претендовать лицо, задержавшее безнадзорное животное, в случае его возврата хозяину? В случае возврата собственнику безнадзорных домашних животных, лицо, задержавшее этих животных, имеет право на вознаграждение в размере до 20% стоимости животного, как и при возврате собственнику находки.

Кроме того, собственник обязан возместить лицу, у которого находились животные, необходимые расходы, связанные с их содержанием (прокорм, лечение и т.п.), с зачетом извлеченных от них выгод (ст.232 ГК). Очевидно, что здесь идет речь о потребленных плодах (молоко, приплод). Если же плоды имеются в наличии, они подлежат передаче собственнику вместе с животным и не учитываются при расчетах.

  1.  Кто имеет право на получение вознаграждения при возврате собственнику безнадзорных домашних животных? Правом на получение вознаграждения закон наделяет только лицо, задержавшее безнадзорное животное, но не то лицо, которому животное передано на содержание и в пользование. Однако последнее имеет право на потребление плодов от этого животного.
  2.  Как определяется ответственность за гибель и порчу безнадзорных животных, и кто ее несет? Лицо, задержавшее безнадзорных животных, и лицо, которому они переданы на содержание и в пользование, обязаны их содержать надлежащим образом и при наличии вины отвечают за гибель и порчу животных в пределах их стоимости. Очевидно, законодатель имел в виду и вину лица, задержавшего безнадзорное животное, выразившуюся в выборе негодного лица для содержания и использования животного (culpa in eligendo).

Вышеописанный особый порядок взаиморасчетов и определения ответственности за порчу и гибель животного действует, только если задержавшее животных лицо соблюдало порядок отыскания собственника, предписанный ст. 230 ГК. В ином случае при расчетах с собственником действуют общие нормы, связанные с истребованием имущества собственником из чужого незаконного владения (ст. 303 ГК).

  1.  Кто и в каком порядке приобретает право собственности на безнадзорное животное в том случае, если его прежний собственник не будет установлен? Спустя 6 месяцев лицо, на содержании и в пользовании которого находился пригульный скот или другие безнадзорные домашние животные, может стать их собственником, если прежний их собственник не будет установлен.

Следует обратить внимание на то, что таким правом закон наделяет только лицо, которому животное передано на содержание и в пользование, но не лицо, задержавшее безнадзорное животное.

Из содержания п.2 ст. 230 ГК вытекает, что задержавший передает животное на содержание и в пользование третьему лицу, когда он сам не имеет для этого надлежащих условий. Естественно, что, не имея таких условий, он не может стать и собственником животного.

  1.  Разновидностью какого общего способа приобретения права собственности является приобретение права собственности на безнадзорное животное или на находку в закрепленном ГК РФ порядке? Обращение безнадзорных животных в собственность лица, которое содержало и использовало их, (равно как и аналогичная норма относительно обращения в собственность нашедшего найденной им вещи в случае, если потерявший в течение известного срока не заявит претензии на её возврат), может рассматриваться как особый вид приобретательной давности. (Черепахин Б.Б. Приобретение права собственности по давности владения / Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 153)

При этом установленный отечественным законодателем 6-месячный срок, по истечении которого можно обратить чужое имущество в свою собственность, явным образом призван облегчить данный процесс. Более того, он даже никак не увязан с истечением исковой давности на стороне прежнего собственника, автоматически погашая своим истечением право последнего. Этот механизм базируется на презумпции отказа прежнего собственника от своего права в пользу неопределенного лица, которая, впрочем, во многих случаях оказывается юридической фикцией.

Приобретение права собственности на безнадзорных животных возможно только при соблюдении порядка, установленного ст. 230 – 231 ГК. Впрочем, если лицо, имеющее право на приобретение этих животных в собственность, отказывается от них, они поступают в муниципальную собственность и используются в порядке, определяемом органом местного самоуправления.

  1.  Вправе ли прежний хозяин требовать возврата безнадзорного животного от нового собственника? Особый статус животного как объекта имущественных прав выражается в том, что в случае, если животное сохранило привязанность к прежнему хозяину, и/или новый собственник ненадлежащим образом с ним обращается, прежний собственник вправе требовать возврата ему этого животного на условиях, определяемых новым собственником, а при недостижении соглашения – судом (п.2 ст. 231 ГК).

Эта норма является частным случаем применения ст.241 ГК (Выкуп домашних животных при ненадлежащем обращении с ними).

6

Приобретение права собственности на вновь созданное недвижимое имущество. При изучении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  С какого момента объект незавершенного строительства становится объектом недвижимости? <QUEST24< FONT>Действующее законодательство весьма скупо регламентирует вопросы возникновения права собственности на вновь созданный объект недвижимости. Посвященная этому вопросу ст.219 ГК лишь указывает на то, что право собственности на вновь созданный объект недвижимости, возникает с момента его государственной регистрации. (О практике применения этой статьи ГК см.: Бевзенко Р.С. Тенденции судебной практики разрешения споров, связанных с первоначальным возникновением права собственности на недвижимое имущество // Закон. № 3. 2008. С. 30 – 31).

В связи с этим следует обратить внимание на то, что в настоящее время в перечень объектов недвижимости в абз.1 п.1 ст. 130 ГК входят объекты незавершенного строительства. Такой объект становится объектом недвижимости именно с момента регистрации права собственности на него в ЕГРП, а для осуществления указанной регистрации необходимо, чтобы данный объект не являлся предметом действующего договора строительного подряда. (п.16 Постановления Пленума ВАС от 25 февраля 1998 № 8“О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”).

До этого момента он является объектом права собственности, но не объектом недвижимости, а совокупностью строительных материалов.

Иное мнение (см. Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. М., 2004. С. 129 - 130) исходит из понятия “бессубъектного имущества”, в отношении которого возможно лишь фактическое владение, но не вещное право.

  1.  Кто может стать собственником вновь созданного объекта недвижимости?
  2.  В ГК РФ нормы о субъектах права собственности на вновь построенные здания или сооружения, а также об основаниях возникновения у них этих прав находятся в гл. 17 “Право собственности и другие вещные права на землю”.

“Если иное не предусмотрено законом или договором, собственник земельного участка приобретает право собственности на здание, сооружение и иное недвижимое имущество, возведенное или созданное им для себя на принадлежащем ему участке” (п.2 ст. 262 ГК). Эта формулировка почти дословно воспроизводит общую норму п.1 ст. 218 ГК: “Право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом”.

  1.  Статьи 266, 269 ГК и ст.41 ЗК предусматривают возможность приобретения права собственности на постройку на чужом участке для лиц, владеющих земельным участком на праве пожизненного наследуемого владения, или постоянного (бессрочного) пользования, поскольку в силу закона они могут осуществлять застройку для себя, если из условий пользования земельным участком не вытекает иное.
  2.  Анализ норм действующего законодательства показывает, что первоначальным собственником здания может стать и арендатор земельного участка, хотя прямо законодатель на это не указывает.

По умолчанию закона практика допускает и возникновение права собственности на вновь построенный объект у лиц, не имеющих никакого права на земельный участок, но лишь принимавших участие в финансировании строительства данного объекта недвижимости (подробнее см.: Кузьмина И.Д. Субъекты права собственности на вновь создаваемые здания и сооружения // Цивилистические исследования. Вып.2. Под ред. Б.Л. Хаскельберга, Д.О. Тузова. М., 2006. С. 389 – 394).

7

Приобретение права собственности на самовольную постройку (ст. 222 ГК). При изучении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  Какова по общему правилу судьба самовольной постройки? Лицо, осуществившее самовольную постройку, существенно нарушив тем самым градостроительные нормы или нормы земельного права, не приобретает на нее право собственности. <QUEST23< FONT>Самовольная постройка, как правило, подлежит сносу силами застройщика или за его счет. Следует обратить внимание на оценочный характер понятия “существенного” нарушения. (О некоторых практических проблемах правоприменения в этой сфере см.: Назаров В.Л. Управление федеральным имуществом: проблемы и перспективы // Закон. № 3. 2008. С. 14 – 15; Ломидзе О.Г. , Ломидзе Э.Ю. Способы защиты при освобождении земельного участка от постройки // Закон. № 3. 2008. С. 70-74).
  2.  За кем суд может признать право собственности на самовольную постройку? За лицом, которое обладает правом собственности или иным вещным правом на земельный участок под постройкой.

В судебно-арбитражной практике существует сильное стремление признать право аренды земельного участка достаточным основанием для требования о признании права собственности на самовольную постройку. (См.: Ломидзе О.Г. Изменения, внесенные в пункт 3 статьи 222 ГК РФ, и положение арендатора земельного участка // Вестник ВАС РФ. № 11. 2007. С. 8-9; 13-19).

  1.  Из каких элементов состоит сложный фактический состав, являющийся основанием приобретения права собственности на самовольную постройку?
  2.  факт постройки объекта недвижимости с нарушением указанных в п.1 ст. 222 ГК требований,
  3.  факт вступившего в законную силу судебного решения о признании права собственности на самовольную постройку за собственником участка, на котором осуществлено строительство, либо лицом, которому этот участок принадлежит на праве постоянного (бессрочного) пользования или пожизненного владения.
  4.  Возмещаются ли самовольному застройщику расходы на постройку?

Лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает застройщику расходы на постройку в размере, определенном судом.

  1.  Что является юридическим фактом, с которым связано само приобретение права собственности на самовольную постройку? Государственная регистрация данного права в ЕГРП. ( См. также: Люшня А.В. Правовая природа судебного признания права собственности // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2007. № 5 (174). С. 54).
  2.  В каких случаях суд обязан признать право собственности на самовольную постройку? Включая факт неправомерного создания объекта недвижимости в сложный фактический состав приобретения права собственности, следует иметь в виду, что данный факт служит основанием приобретения не сам по себе, а только в совокупности с решением суда.

Последнее должно основываться на том, что сохранение постройки не нарушает права и законные интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Дела о признании права собственности на самовольную постройку рассматриваются в исковом порядке, хотя в этом случае на момент возбуждения дела и производства в суде права собственности у истца еще нет.

Таким образом, хотя заинтересованное лицо в данном случае предъявляет иск о признании права собственности, по сути, речь идет о защите не права (которого еще нет), а охраняемого законом интереса истца в наделении его соответствующим правом.

Отказ суда в признании права собственности на самовольную постройку в том случае, если ее сохранение не нарушает права и законные интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан, а обладатель вещного права на земельный участок требует такого признания, будет неправомерным.

Таким образом, самовольная постройка подлежит сносу лишь в том случае, если ее сохранение нарушает права и законные интересы других лиц (включая хозяина земельного участка, незаинтересованного в приобретении права собственности на эту постройку), в частности, если она создает угрозу жизни и здоровью граждан. (См.: Судебная практика Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам / автор-составитель Е.Н. Романенкова., отв. ред. Н.К. Толчеев. М., 2008. С. 97 – 99; Практика применения Гражданского кодекса РФ части первой / Под общей ред. В.А. Белова. М., Юрайт. 2008. С. 425 - 429).

8

Приобретение поступлений от вещи (плодов, продукции и доходов) – (ст. 136 и абз.2 п.1 ст. 218 ГК; Практика применения Гражданского кодекса РФ части первой / Под общей ред. В.А. Белова. М., Юрайт. 2008. С.174-176). При изучении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  Всегда ли право собственности на поступления от вещи принадлежит ее собственнику или иному титульному владельцу? <QUEST26< FONT>Указанные поступленияx принадлежат собственнику или иному лицу, использующему это имущество на законном основании, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором об использовании этого имущества.
  2.  Что такое плоды? Плоды – это органические произведения вещи (приплод скота и яйца, фрукты, овощи и т.п.), которые естественным образом периодически поступают от нее при нормальном использовании плодоприносящей вещи без уничтожения или повреждения ее субстанции. Поэтому, например, не будет плодом мясо или бревно – продукты переработки вещи человеком.

Плод становится самостоятельной вещью не с момента своего появления, а с момента отделения от основной вещи (с момента сепарации). Например, сепарация приплода скота происходит в момент его рождения, а сепарация фрукта или овоща – в момент его отделения от плодоносящего растения или от корня в земле.

  1.  Какой юридический факт влечет приобретение права собственности на плод? Следует отличать момент сепарации от момента перцепции – присвоения плода лицом, управомоченным на обращение плодов в собственность.

По общему правилу, лицом управомоченным на присвоение плодов является собственник. Однако, таким правомочием может обладать и другое лицо – например, арендатор, получивший данное правомочие по договору с собственником, а также субъект ограниченного вещного права, или любое третье лицо при наличии публичного сервитута на данную вещь (см., например, ст.221 ГК).

Действующий закон прямо не отвечает на вопрос, становятся ли плоды собственностью управомоченного лица с момента сепарации или перцепции.

Исходя из грамматического толкования ст. 136 ГК, в которой говорится о поступлениях, “полученных в результате использования имущества”, следовало бы предположить, что законодатель считает моментом возникновения права собственности именно момент перцепции, когда управомоченное на присвоение плодов лицо завладевает плодами.

Следует особо обратить внимание на то, что в этом отношении (в отличие, например, от римского права) российский законодатель прямо не разграничивает собственника и иное лицо, управомоченное на присвоение плодов (сравни: Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. М., 2003. С. 245 – 246).

Если исходить из этой посылки, то в таком случае с момента сепарации до момента перцепции плоды являлись бы ничейными вещами и могли бы быть обращены в собственность любого желающего по нормам об обращении в собственность бесхозяйных вещей, ранее не имевших собственника.

Однако, поскольку в таком случае речь идет о нарушении права собственности или иного права на плодоприносящую вещь, включающего в себя правомочие пользования и извлечения плодов, приобретенные плоды подлежали бы передаче в собственность лица, управомоченного на их присвоение, по нормам о возврате неосновательного обогащения.

В таком случае речь шла бы об одном из случаев допускаемого по действующему российскому праву истребования неосновательного обогащения “в натуре”, то есть индивидуально-определенных вещей.

Таким образом, лицо, присвоившее плоды, не имея на это права, становилось бы их собственником, однако у него возникало бы обязательство передать эти плоды (и право собственности на них) лицу, управомоченному на присвоение плодов, поскольку состоявшееся присвоение плодов, предназначенных другому лицу, не имело бы правового основания, а значит, считалось бы неосновательным обогащением.

Логичность этой конструкции, основанной на буквальном прочтении ст. 136 ГК, сталкивается с неприменимостью в данном случае норм об обращении в собственность бесхозяйных вещей, поскольку, признавая отдельные квалифицированные случаи оккупации (например, применительно к сбору общедоступных вещей), российское право не знает общей нормы об обращении в собственность любых бесхозяйных (ничейных) движимых вещей посредством простого завладения ими.

Доведение этого тезиса до логического завершения привело бы к признанию того, что собственник плодоприносящей вещи не мог бы истребовать плод, которым завладело неуправомоченное лицо, ни по нормам об истребовании имущества из чужого незаконного владения (поскольку истец не успел стать собственником), ни по нормам о неосновательном обогащении (поскольку ответчик не стал собственником, а значит, не обогатился).

Таким образом, остается признать, что по действующему праву собственник плодоприносящей вещи становится собственником ее плодов с момента сепарации последних, а прочие лица, управомоченные на присвоение плодов, становятся собственниками лишь с момента перцепции (на что прямо указывает например ст. 221 ГК, говоря о приобретении права собственности с момента “сбора или добычи” соответствующих вещей).

Эти два момента могут не совпадать во времени. При их несовпадении плод с момента сепарации поступает в собственность собственника плодоприносящей вещи, и лишь затем в результате перцепции уже существующее право собственности на плод переходит от собственника к иному лицу, управомоченному на присвоение плодов. В последнем случае присвоение плодов оказывается не первоначальным, а производным способом приобретения права собственности. (Сравни.: Черепахин Б.Б. Первоначальные способы приобретения собственности по действующему праву / Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001. С.82 – 85.)

  1.  Какой юридический факт влечет приобретение права собственности на продукцию? Продукция – это то, что получено в результате производительного использования вещи, ее преобразования с применением определенных технологий. О продукции может идти речь при использовании средств производства, чаще всего – когда объектом права является предприятие как имущественный комплекс.

По аналогии со ст. 220 ГК моментом приобретения управомоченным лицом права собственности на продукцию считать момент изготовления последней.

  1.  Какой юридический факт влечет приобретение права собственности на доходы? Доходы – это денежные и иные поступления от вещи, обусловленные ее участием в гражданском обороте (например, арендная плата). Доходы как правило не существуют в виде индивидуально-определенной вещи, поэтому становятся собственностью управомоченного лица лишь с момента получения. Если доходы присвоены неуправомоченным лицом, возникает обязательство о возврате присвоителем неосновательного обогащения управомоченному лицу.

Впрочем, иногда законодатель использует термин “доходы” в широком смысле, охватывая им и плоды, и продукцию. Так, под доходами, подлежащими возврату собственнику при истребовании им имущества из чужого незаконного владения в ст. 303 ГК понимаются все поступления, полученные лицом, которое неправомерно владело этим имуществом.

9

Приобретательная давность. При изучении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  Каковы необходимые реквизиты давностного владения? В советском праве институт приобретательной давности отсутствовал, хотя дискуссии о необходимости его восстановления периодически возобновлялись. Приобретательная давность была опять легализована законом “О собственности в РСФСР” 1990 г. В новом ГК РФ ей посвящена ст.234 ГК.

На первый взгляд, существование этого института не должно встретить особых трудностей, поскольку присущие ему, выработанные ещё римским правом основные атрибуты закреплены законодателем.

<QUEST5< FONT>Способными к приобретению вещи по давности владения в собственность признаются те лица, которые добросовестно, открыто и непрерывно владеют имуществом как своим.

  1.  Что такое добросовестность давностного владения? В ГК дано определение владельца недобросовестного как лица, которое знало или должно было знать, что его владение незаконно. Таким образом, хотя законодатель избегает говорить прямо о содержании понятия добросовестности владения, из определения его противоположности можно сделать вывод о том, что различие этих категорий зависит исключительно от степени осведомлённости владельца о неправомерности приобретения им владения (ст.302-303 ГК).
  2.  Каков срок давностного владения? В ГК РФ определены сроки приобретательной давности (15 лет для недвижимых вещей, и 5 лет для движимых).

При этом установлено, что лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения всё время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является ( п.3 ст. 234 ГК).

  1.  Имеет ли давностное владение юридическую защиту? Добросовестный владелец имеет право на защиту владения имуществом против третьих лиц, не являющихся собственниками и не имеющих права на владение в силу предусмотренного законом или договором основания (п.2 ст. 234 ГК).
  2.  Каковы особенности приобретательной давности в гражданском праве России по сравнению с аналогичным институтом римского права? На первый взгляд, отличие института приобретательной давности в российском ГК от соответствующего института римского права состоит лишь в необходимости государственной регистрации приобретённого таким образом права в том случае, если право на такое имущество в принципе подлежит государственной регистрации, а также в том, что <MASHTEST5< FONT>приобретательная давность по российскому праву начинает своё течение не ранее истечения срока исковой давности в отношении иска об истребовании данной вещи из чужого незаконного владения в соответствии со ст. 301 и 305 ГК.
  3.  С какого момента в прошлом может считаться начавшимся течение приобретательной давности? С учетом указанного положения п.4 ст. 234 ГК судебно-арбитражная практика исходит из того, что течение приобретательной давности в отношении государственного имущества могло начаться не ранее 1 июля 1991 г., поскольку до этого момента существовало право не ограниченной никакими сроками виндикации государственного имущества у его незаконных владельцев (обоснование см.: п.5 Письма Президиума ВАС РФ от 28 апреля 1997 г. № 13 “Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”; п. 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 “О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав” // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по гражданским делам / Cост. А.П. Сергев. 3-еизд. М., 2005. С. 269; 258).

Судебная практика зачастую вообще отказывается применять приобретательную давность, если сторона в споре ссылается на то, что течение последней началось до 1 июля 1991 г. При этом практика исходит из ошибочного тезиса о том, что объект давностного владения – это всегда бесхозяйная вещь, не имеющая собственника, поскольку с истечением исковой давности по виндикации якобы прекращается и право собственности, от которого собственник таким образом отказывается. Поскольку до 1 июля 1991 г. существовала презумпция права государственной собственности на бесхозяйное (то есть не имеющее собственника) имущество, следует вывод, что такое имущество стало государственным.

Вся эта искусственная конструкция была неадекватна уже советскому праву (см. Черепахин Б.Б. Приобретение права собственности по давности владения / Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 154 – 157). Тем более она не имеет права на существование сейчас, поскольку закон (ст. 236 ГК, ст. 53 ЗК) прямо указывает на то, что сам по себе отказ от права собственности не влечет прекращения данного права, и таким образом у бесхозяйной вещи есть собственник. В таком случае по давности владения приобретается чужое имущество, то есть то, у которого есть собственник.

  1.  Какое имущество может приобретаться в собственность по приобретательной давности? Приобретение права собственности по давности владения возможно в отношении как бесхозяйного, так и чужого имущества. При этом бесхозяйное имущество в собственном смысле слова (то есть то, у которого нет собственника) на самом деле может приобретаться в собственность по приобретательной давности крайне редко, - лишь в тех случаях, когда его приобретение иным способом (оккупация, находка, клад) невозможно.
  2.  Определите основную сферу применения приобретательной давности? Основной сферой применения приобретательной давности на самом деле должно являться приобретение таким способом права собственности добросовестным приобретателем, получившим владение на основании недействительной сделки:
  3.  на движимые вещи
  4.  на недвижимость в том случае, когда его приобретению не достает тех или иных элементов сложного юридического состава, способного привести к приобретению права собственности на недвижимость по п.2 ст. 223 ГК6.
  5.  Что надо понимать под владением имуществом “как своим”? Для признания владения давностным – то есть способным привести к приобретению права собственности по приобретательной давности, владеть вещью надо “как своей”. Это значит, что владение не должно быть зависимым, не должно осуществляться от чужого имени.

А если добросовестный приобретатель отдал вещь в аренду? Должен ли тогда быть признан собственником по истечении срока приобретательной давности арендатор, или, всё же, арендодатель?

Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ разъяснил, что нормы приобретательной давности не подлежат применению в случаях, когда владение осуществлялось на основе договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования ), или имущество было закреплено за владельцем на праве хозяйственного ведения или оперативного управления (п.18 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02. 1998. № 8. “О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”. // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по гражданским делам / Cост. А.П. Сергеев. 3-е изд. М., 2005. С. 258).

Однако часто суды считают возможным применение приобретательной давности в ситуации, когда владение было начато на основании договора с собственником (например, аренды или ссуды), и впоследствии такой зависимый владелец осуществил присвоение объекта владения, то есть проявил намерение владеть вещью как своей (подробнее см., например: Певницкий С.Г., Чефранова Е.А. Многоквартирные дома: проблемы и решения. М., 2006. С. 128).

Если собственник в данной ситуации пропустил срок исковой давности, его поведение рассматривается как отказ от права собственности с превращением вещи в бесхозяйную, которая может быть приобретена в собственность по давности владения. Теоретическое обоснование этого тезиса см., например: Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. Спб., 2001. С. 41.

Эта позиция представляется некорректной. Совершив присвоение вещи, арендатор, конечно, становится самостоятельным владельцем, ибо и вор тоже владеет украденным имуществом “как своим”.

Однако это владение есть и будет недобросовестным, поскольку владение недобросовестное не может превратиться затем в добросовестное, лишь в силу последующего субъективного отношения к происходящему самого владельца.

Для превращения арендатора или иного зависимого владельца в добросовестного владельца не обойтись без волеизъявления собственника, при отсутствии которого подобная метаморфоза невозможна.

Именно в момент завладения вещью от приобретателя по общему правилу требуется особая осмотрительность, поскольку именно характер приобретения владения определяет его дальнейшие юридические последствия. (Черепахин Б.Б. Приобретение права собственности по давности владения // Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 163).

Есть мнение, что возможна произвольная трансформация недобросовестно начатого владения в добросовестное, и наоборот, и что это якобы соответствует целям приобретательной давности. (Масевич М.Г. Основания приобретения права собственности на бесхозяйные вещи // Проблемы современного гражданского права. Сб. ст. М., 2000. С. 188 – 189).

На самом деле, попытка обосновать возможность приобретения вещи в собственность по давности владения арендатором и иным лицом, начавшим владеть вещью на договорных основаниях и присвоившим её, неадекватна содержанию норм ст. 234 ГК РФ, и направлена на аннулирование такого важного реквизита приобретательной давности, как добросовестность.

Последствия утверждения этой точки зрения в судебной практике приведут к тем же пагубным последствиям, которые имели место в дореволюционной России, где для приобретения чужого имущества по давности владения добросовестность вообще не требовалась, так что оказывалось возможным присвоение чужого имущества лишь в силу его удержания в течение установленной законом давности.

  1.  Что такое открытость владения? Ещё одним важным реквизитом давностного владения является его открытость. Владеющим открыто считается то лицо, которое не скрывает своего обладания вещью перед третьими лицами, то есть владеет не таясь. При этом в отечественной доктрине сложилось мнение, согласно которому владелец если и не обязан совершать активных действий, демонстрирующих окружающим владение, однако, не должен и активно укрывать имущество от посторонних взглядов. (См., например: Карлова Н.В., Михеева Л.Ю. Приобретательная давность и правила её применения. Практическое пособие. М., 2002. С.28. Лисаченко А.В. Приобретательная давность в российском гражданском праве // Цивилистические записки. Межвузовский сборник научных трудов. М., 2001. С. 287).

Очевидно, опираясь именно на такое понимание открытости владения, Конституционный Суд РФ, обсуждая проблему прав на перемещённые культурные ценности, счёл возможным не признать открытым владением хранение картин в закрытых музейных фондах. ( п.7 Постановления КС РФ от 20 июля 1999 г. № 12-П “По делу о проверке конституционности Федерального закона от 15 апреля 1998 г. “О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации // СЗ РФ. 1999. № 30. Ст. 3989).

Это мнение спорно (см. Рудоквас А.Д. О непрерывном, открытом и добросовестном давностном владении // Цивилистические исследования. Выпуск 1-й. Сборник научных трудов памяти профессора И.В. Федорова / Под ред. Б.Л. Хаскельберга, Д.О. Тузова. М., “Статут”. 2004. С. 174 – 176).

  1.  Можно ли приобрести право собственности по приобретательной давности на бесхозяйную недвижимость? Применение приобретательной давности в данном случае невозможно рассматривать в отрыве от предоставленного законом муниципальным властям, а на территории Москвы и Санкт-Петербурга - уполномоченным государственным органам городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга права обращения бесхозяйных объектов недвижимости в муниципальную собственность или в собственность города федерального значения соответственно.

10

Приобретение права муниципальной собственности или прав собственности города федерального значения на бесхозяйную недвижимость. При изучении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  Какой порядок обращения бесхозяйного объекта недвижимости в муниципальную собственность предусмотрен законом? В соответствии с п.3 ст. 225 ГК РФ бесхозяйный объект недвижимости по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого она находится, а в Москве и Санкт-Петербурге - по заявлению уполномоченного государственного органа этих городов - должен быть взят на учёт органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество.

Основания и порядок принятия такого объекта на учет регулируются “Положением о принятии на учет бесхозяйных недвижимых вещей учреждениями юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество” утвержденными постановлением Правительства РФ от 17.09.2003 № 580.

О нем см. комментарий: Иванов А.А. Изменения в законодательстве о регистрации прав на недвижимость // Цивилистические записки. Межвузовский сборник научных трудов. Вып.4. М., 2005. С. 207 – 208.

По истечении года со дня постановки бесхозяйной недвижимой вещи на учёт орган, уполномоченный уставом данного муниципального образования управлять муниципальным имуществом (как правило, это муниципальная администрация в лице Комитета по управлению муниципальным имуществом), может обратиться в суд с требованием о признании права муниципальной собственности на эту вещь (о процессуальных аспектах заявления таких требований см. Глава 33. ГПК РФ). (О судебной практике см.: Этина Т.С. Процессуальные аспекты признания права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь // Вещные права: система, содержание, приобретение / Сб. науч. труд. в честь проф. Б.Л. Хаскельберга / Под ред. Д.О. Тузова. М., «Статут». С. 404 - 416).

В Москве и Санкт-Петербурге правом на обращение в суд с требованием о признании права собственности города федерального значения на недвижимую вещь наделяется уполномоченный государственный орган.

  1.  Какова судьба бесхозяйного объекта недвижимости в том случае, если суд не признает данную вещь поступившей в муниципальную собственность или в собственность города федерального значения Москвы или Санкт-Петербурга? На этот случай предусмотрены 2 варианта развития событий:
  2.  она может быть принята во владение, пользование и распоряжение оставившим её собственником
  3.  она может быть приобретена в собственность в силу приобретательной давности.
  4.  С каким юридическим фактом закон связывает момент приобретения права собственности на бесхозяйный объект недвижимости по приобретательной давности? В соответствии с п.1 ст. 234 ГК РФ, право собственности на недвижимое имущество и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

Это право подлежит государственной регистрации только “после установления факта приобретательной давности в предусмотренном законом порядке” (п.3 ст.6 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”).

  1.  Каков процессуальный порядок признания давностного владельца собственником объекта недвижимости по истечении приобретательной давности?
  2.  Идеальным вариантом является судебное решение по иску о признании права собственности, заявленному давностным владельцем против прежнего собственника. Однако зачастую прежний собственник не оспаривает прав давностного владельца или вообще неизвестен.
  3.  В таком случае согласно п.6 ч.2 ст.264 ГПК РФ факт владения и пользования недвижимым имуществом устанавливается в порядке особого производства, то есть в бесспорном порядке. Аналогичную норму содержит п.1 ч.2. ст.218 АПК РФ.

На практике такой процессуальный порядок признания давностного владельца собственником порождает серьезные проблемы (см., например: Аргунов В. В. Вызывное производство в гражданском процессе. М., 2006. С. 253 – 256).

  1.  Как следует понимать оговорку о “бесхозяйной недвижимой вещи, не признанной по решению суда поступившей в муниципальную собственность” в абз. 3 п.3 ст. 225 ГК? Признание или непризнание права муниципальной собственности на бесхозяйный объект недвижимости не может зависеть от усмотрения суда. По этой причине суд обязан признать право муниципальной собственности на такой объект, если он на самом деле является бесхозяйным и соблюден порядок его обращения в муниципальную собственность, указанный в п.3 ст. 225 ГК.

Если орган уполномоченный управлять муниципальным имуществом, или уполномоченный орган города федерального значения Москвы или Санкт-Петербурга в принципе не пожелает выявить бесхозяйный объект недвижимости и обратить его в муниципальную собственность (или в собственность города федерального значения), а потому и в суд обращаться с таким требованием не будет, этот объект может быть в любой момент принят во владение, пользование и распоряжение собственником, или приобретен в собственность в силу приобретательной давности.

Вопреки распространенному мнению, предварительная постановка бесхозяйной недвижимости на учет органом осуществляющим регистрацию прав на недвижимое имущество по заявлению органа уполномоченного управлять муниципальным имуществом или уполномоченного органа города федерального значения Москвы или Санкт-Петербурга, и последующий отказ в признании права муниципальной собственности (или собственности города федерального значения) на этот объект судом, вовсе не являются необходимым условием для приобретения права частной собственности на этот объект третьими лицами по давности владения.

  1.  Препятствует ли обращению в муниципальную собственность (или в собственность города федерального значения) бесхозяйной недвижимости вопреки воле давностного владельца фактическое нахождение этого объекта во владении гражданина или юридического лица, намеревающегося стать собственником по истечении приобретательной давности? Муниципальные власти (и власти города федерального значения) имеют в этом отношении приоритет, и если орган по управлению муниципальным имуществом (или уполномоченный орган города федерального значения) обратится в суд для признания права муниципальной собственности (или собственности города федерального значения) на бесхозяйную недвижимость, то суд не вправе ему отказать, если ранее данный объект был принят на учет как бесхозяйный.
  2.  Какой замысел законодателя отражен в п.3 ст. 225 ГК? В нормах п.3 ст. 225 ГК нашла отражение популярная в советской цивилистике идея создать между моментом истечения исковой давности по виндикационному иску и моментом истечения приобретательной давности некоторый промежуток времени, в течение которого государство могло бы воспользоваться преимущественным правом обратить в государственную собственность бесхозяйное имущество.

В основе это конструкции лежит идея о том, что в частную собственность на основании приобретательной давности следует обращать только то имущество, в котором государство не нуждается.

В современном праве эта идея несколько видоизменилась, и приоритет в отношении присвоения бесхозяйной недвижимости получила муниципальная власть, призванная обслуживать нужды местного населения и постоянно испытывающая недостаток финансовых средств (и города федерального значения).

<QUEST10< FONT>Таким образом, в данном случае речь идет об особом способе приобретения права собственности на недвижимость, применяемом только в отношении приобретения права муниципальной собственности и собственности городов федерального значения (точно также как в отношении потерянных движимых вещей и безнадзорных животных приобретение права муниципальной собственности возможно в случае отказа завладевшего такой вещью лица от приобретения права частной собственности на эти вещи, что является специфическим для муниципальной собственности способом приобретения данного права).

11

Приобретение права собственности от неуправомоченного отчуждателя на основании сложного юридического состава (абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК).

Этот способ приобретения права собственности тесно связан с нормами ГК об ограничении виндикации (ст. 302 ГК), поэтому он рассматривается в соответствующем разделе УМК7 .

§ 7. Производные способы приобретения права собственности

1

Приобретение права собственности на имущество юридического лица при его реорганизации и ликвидации (п.7 ст. 63 и абз.3 п.2 ст. 218 ГК)8

2

Приобретение права собственности по договору с собственником или с лицом, управомоченным собственником на отчуждение вещи (традиция). При изучении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  Что говорит о традиции действующий закон, и какие именно вопросы законодатель оставил неясными в этом отношении? Применительно к договорам, направленным на отчуждение имущества, законодатель ограничился лишь указанием, что право собственности у приобретателя вещи “возникает с момента ее передачи” (п.1 ст.223 ГК), оставляя доктрине и правоприменителю судить о содержании понятия “передача”.
  2.  Какова правовая природа традиции? <QUEST16< FONT>Проблема правовой природы традиции, равно как и иных предоставлений, совершаемых во исполнение обязательств, еще не получила окончательной теоретической разработки в отечественной юриспруденции. Существующая в доктрине неопределенность в квалификации традиции обусловлена:
  3.  отсутствием общепризнанной и бесспорной научной концепции юридической сделки
  4.  неопределенностью позиции законодателя, который не дает прямого ответа на вопрос о правовой природе традиции.
  5.  В рамках одной из существующих точек зрения все предоставления, совершаемые во исполнение существующего обязательства (исполнительные предоставления), рассматриваются как юридические поступки. Следовательно, их возможная направленность на юридические последствия может иметь место, но ее может и не быть. В любом случае правовые последствия будут одни и те же, поскольку такая направленность юридического значения не имеет. (См.: Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве. Б.м.: Госюриздат, 1958. С. 157). В отношении традиции логика рассуждений сторонников этой точки зрения следующая: с передачей вещи закон (п.1 ст.223 ГК), связывает лишь момент перехода права собственности, но сам этот переход, как и иные правовые последствия, уже определен в договоре, во исполнение которого совершается передача, и к которому она не в состоянии добавить ничего нового. Следовательно, передача как таковая не имеет правовой направленности. Если эта направленность присутствует, то для права она безразлична. Как на аргумент в пользу этой точки зрения указывается на предусмотренную ст. 398 ГК возможность отобрания подлежащей передаче индивидуально-определенной вещи у должника для передачи ее кредитору.
  6.  Альтернативное воззрение состоит в том, что исполнительные предоставления должны рассматриваться как односторонние сделки, поскольку действия по исполнению обязательств всегда имеют юридическую цель, будучи направлены на прекращение обязательства (См.: Толстой В. С. Исполнение обязательств. М., 1973. С. 23–25, 69).

Эти традиционные для советской цивилистики взгляды, отрицающие двусторонне-сделочную природу традиции и признающие достаточность односторонних действий традента и/или акципиента для ее совершения, пользуются в настоящее время самой широкой поддержкой в отечественной доктрине.

В этой группе можно выделить:

  1.  во-первых, взгляды авторов, считающих традицию совершаемой должником односторонней сделкой (См., напр.: Гражданское право. В 4-х т.: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. II. Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 50. (Автор главы — Е.А. Суханов),
  2.  во-вторых, воззрения на традицию как на две последовательно совершаемые односторонние сделки (Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования // Теоретические проблемы гражданского права. Свердловск, 1970. С. 51; Толстой В.С. Исполнение обязательств. М., 1973. С. 23 - 25). Сторонники обоих подходов отрицают необходимость согласования воль участников передачи и, следовательно, двусторонне-сделочной природы традиции.

Наиболее весомым аргументом против необходимости согласования воль участников передачи вещи для достижения эффекта перехода права собственности является формулировка п. 1 ст. 224 ГК РФ, в соответствии с которой "передачей признается вручение вещи приобретателю, а равно сдача перевозчику для отправки приобретателю или сдача в организацию связи для пересылки".

Идентичность правовых последствий первого и второго случаев передачи вещи на первый взгляд дает основания полагать, что право собственности может быть перенесено на приобретателя имущества односторонним распорядительным актом прежнего собственника, и что для этого не требуется даже согласия другой стороны.

  1.  Ряд авторов дифференцированно подходят к определению правовой природы предоставительных действий. Они квалифицируют как сделки лишь некоторые из них. (См., напр.: Охоцимский В.Н. Основные моменты исполнения по обязательствам. (Очерк по теории и истории обязательственного права). Саратов, 1929. С.81; Братусь С. Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 11; Бекленищева И. В. Понятие гражданско-правового договора (сравнительно-правовое исследование): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2004. С. 20).
  2.  Наконец, в последнее время все больше сторонников приобретает признание традиции двусторонней юридической сделкой, то есть договором.

Таким образом, остается дискуссионным вопрос о том:

  1.  достаточно ли для перехода права собственности самого факта перехода вещи из имущественной сферы одного лица в хозяйственное господство другого лица в результате их собственных действий?
  2.  или же для перехода права собственности требуется еще и соответствующая направленность воли передающего и получающего, объективированная в акте передачи?

Например, будет ли считаться передачей вручение вещи лицу, неспособному в этот момент понимать значение своих действий?

Перейдет ли право собственности при передаче совершенной хотя и во исполнение действительного договора об отчуждении вещи, но против воли отчуждателя, под влиянием угрозы или насилия со стороны его контрагента по договору?

В данном рассуждении надо учитывать три важных момента:

  1.  передача вещи является хотя и зависимым от основного договора, но все-таки относительно автономным актом
  2.  переход права собственности обусловлен передачей
  3.  передача является добровольным актом.

Хотя должник в силу обязательственного договора (например, купли-продажи), обязан передать вещь, исполнение данной обязанности в конечном счете зависит от его воли, равно как и от воли кредитора, который должен совершить соответствующие действия по принятию вещи.

Иными словами, традиция является потестативным (то есть зависящим от воли обязанного лица) условием перехода права собственности.

Иная позиция означает признание передачей и завладения приобретателем причитающейся ему вещью против воли собственника (силой, тайно или обманом), и перемещения отчуждателем вещи в имущество получателя без ведома последнего или даже вопреки его желанию.

Такое допущение явно противоречит семантике самого термина “передача”. Если бы законодатель действительно имел в виду урегулировать переход права собственности по договору таким образом, то он должен был воспользоваться иной терминологией.

Предусмотренная ст. 398 ГК возможность отобрания подлежащей передаче индивидуально-определенной вещи у должника не противоречит тезису о добровольности традиции, поскольку такое отобрание:

  1.  возможно лишь в отношении индивидуально-определенных вещей
  2.  применимо только при условии, что эти вещи сохраняются во владении должника, т.е. не уничтожены, не потреблены, не утрачены иным образом и не переданы другим лицам
  3.  собственно передачей в смысле п.1 ст.223 ГК не является, а представляет собой реализацию особого охранительного притязания кредитора.

В качестве необходимого условия перехода права собственности по договору, направленному на отчуждение имущества, закон, по общему правилу, требует совершения передачи, т.е. согласованного волевого акта по перемещению вещи из имущества одного лица в имущество другого. Но какой смысл имело бы подобное требование добровольности, если бы оно относилось только к самому акту передачи и не охватывало бы также его правовых последствий?

Если бы направленность воли на определенный правовой результат при совершении традиции была юридически безразлична, то тогда невозможно было бы объяснить, в чем состоит добровольность самой традиции.

Владение вещью никогда не передается просто так. Это действие всегда совершается с какой-то правовой целью. Таким образом, систематическое толкование п.1 ст.223 ГК приводит к выводу, что упомянутая в нем передача является юридической сделкой.

Это действие отвечает всем признакам сделки:

  1.  оно имеет правовую направленность
  2.  объективно (хотя чаще всего неявно) выражает волю сторон перенести право собственности на вещь и тем самым прекратить обязательство полностью или в части
  3.  такие правовые последствия наступают именно в силу указанной направленности воли и в соответствии с ней.

Будучи сделкой, передача требует согласованного волеизъявления обеих сторон. Следовательно, она является двусторонней сделкой, т.е. договором. Физическая сторона передачи и ее идеальная сторона не являются отдельными элементами фактического состава. Они составляют неразрывное единство, характеризуя традицию как предоставительную двустороннюю сделку (договор). (см.: Дженкс Э. Английское право / Пер. с англ. Л. А. Лунца. М., 1947. С. 308; Тузов Д.О. Реституция при недействительности сделок и защита добросовестного приобретателя в российском гражданском праве. М., 2007. С. 65 ).

Конечно, предложение одной стороной надлежащего исполнения (односторонний акт) влечет определенные правовые последствия. Более того, в некоторых случаях (при предоставлении товара в распоряжение покупателя – п.1 ст.458 ГК) такое предложение даже рассматривается как надлежащее исполнение и прекращает обязательство. Однако оно не равнозначно передаче товара, не заменяет ее и не влечет последствий передачи – перехода права собственности.

В пользу квалификации передачи как двусторонней сделки можно привести образную аргументацию Эдуарда Дженкса (Дженкс Э. Английское право / Пер. с англ. Л. А. Лунца. М., 1947. С. 308): передача как переход владения “требует участия по меньшей мере двух лиц… Неюрист, а нередко и юрист, введенный в заблуждение внешними обстоятельствами, может предположить, что передача – это односторонний акт. Между тем минутное размышление должно вывести его из заблуждения. В самом простом возможном случае, когда передача небольшого предмета происходит за прилавком купца, последний, конечно, протягивает руку, но ее должен протянуть и покупатель, чтобы взять предмет. Первый акт сам по себе есть только предложение передачи предмета… которое может быть отвергнуто. <…> Никакое владение не может перейти при помощи простого предложения передачи (tender)”.

  1.  Является ли традиция вещным договором? Спорным в науке является вопрос о том, можно ли рассматривать передачу вещи в качестве особого вещного договора и, если подходить более широко, в качестве разновидности распорядительной сделки посредством которой право непосредственно переносится, обременяется, изменяется или прекращается.

Противники использования категории вещного договора в российском гражданском праве ссылаются обычно на то, что передача “является лишь одним из возможных для сторон вариантов определения перехода права собственности на отчуждаемую вещь и сама по себе, вне “обязательственного” (основного) договора, не имеет правопорождающего значения. (Гражданское право. 3-е изд. / Отв. ред. Е. А. Суханов. Т. II. М., 2005. С. 50). В то же время, они считают, что передача имущества не по договору об отчуждении, а по иному правовому основанию никакого вещно-правового эффекта породить не способна.

  1.  Когда говорят о вещном договоре, имеется в виду лишь то, что он приводит к приобретению одной из сторон вещного, а не обязательственного права. Поскольку акт традиции порождает не обязательственные, а вещные правоотношения, он относится к числу вещных договоров (обоснование категории вещного договора применительно к российскому праву см., напр.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. М., “Статут”. 2005. С. 278 – 279; Бекленищева И. В. Гражданско-правовой договор как основание возникновения абсолютных правоотношений // Цивилистические записки. Вып.4. М., 2005. С. 296 - 301). Таким образом, традицию, по общему правилу, следует рассматривать в качестве вещного договора как разновидности распорядительной сделки. Помимо вещного договора распорядительными сделками являются, например, цессия и конститутивное прощение долга.
  2.  Cледует учитывать, что правовым последствием традиции не всегда является переход права собственности.

Передача производится также в связи с договорами, не направленными на отчуждение имущества, такими как наем, ссуда, хранение и т.п.

Даже по договору купли-продажи, традиция иногда переносит фактическое владение, но не собственность. Так происходит, например, если момент перехода права собственности определен сторонами иначе, чем в законе, т.е. приурочен не к передаче, а к иному действию (например, уплате покупной цены) или к определенному моменту времени.

Даже традиция, совершенная по договору, не направленному на отчуждение имущества, создает вещное последствие передачи, - переход титульного владения, сопровождающийся предоставлением новому владельцу вещно-правовой защиты против любых нарушений его владения (ст.305 ГК).

Возможность совершения распорядительной сделки во исполнение сделки обязательственной явным образом следует из ст. 159 ГК РФ. Признание конструкции вещного договора не будет выступать теоретической натяжкой и с точки зрения правил о форме сделок, поскольку п. 3 ст. 159 ГК РФ предусматривает, что сделки во исполнение договора, заключенного в письменной форме, могут быть совершены устно.

Уверенность в двусторонне-сделочном характере традиции создает и предусмотренная п. 1 ст. 491 ГК РФ возможность поставить переход права собственности на вещь в зависимость от наступления определенных условий, например, от полной оплаты товара.

Несмотря на включение оговорки о сохранении права собственности за продавцом до уплаты покупной цены в договор купли-продажи, данное условие не может быть отнесено к действию обязательственного договора, поскольку вступление последнего в силу от данного условия не зависит.

Определяя момент перехода права собственности на проданную и переданную покупателю вещь, это условие непосредственно относится к вступлению в силу вещного договора, то есть традиции.

  1.  Как соотносятся между собой традиция и ее основание, то есть тот обязательственный договор, во исполнение которого происходит передача вещи?
  2.  Некоторые отечественные цивилисты признают традицию абстрактной двусторонней сделкой, следуя в этом смысле примеру немецкого гражданского права, причем в ряде случаев сторонники такого подхода предлагают заимствовать из цивилистической доктрины Германии и различение традиции как двусторонней сделки, вещного договора, и фактической передачи вещи, "реального акта". (Грачев В.В. Правовая природа традиции // Сборник статей к 55-летию Е.А. Крашенинникова / Отв. ред. П.А. Варул. Ярославль, 2006. С. 24 — 25; 32-35; Крашенинников Е.А. Фактический состав сделки // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2004. Вып. 11. С. 8; Бердников В.В. Распорядительная сделка как способ изменения имущественно-правового положения лица // Законодательство. 2002. №№ 2, 3 (См.: № 3. С. 32); Белов В.А. Гражданское право: общая и особенная части. М., 2003. С. 495).
  3.  Другие исследователи предлагают считать саму традицию каузальной двусторонней сделкой. (Хаскельберг Б.Л. К вопросу о правовой природе традиции // Сборник статей к 55-летию Е.А. Крашенинникова / Отв. ред. П.А. Варул. Ярославль, 2006. С. 128 — 136; Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Консенсуальные и реальные договоры в гражданском праве. М., 2004. С. 84; Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы. М., “Статут”. 2004. С. 144-145, 156-157; Тузов Д.О. О правовой природе традиции // Сборник статей к 55-летию Е.А. Крашенинникова / Отв. ред. П.А. Варул. Ярославль, 2006. С. 69 — 75).

Отрицание сделочной природы традиции несостоятельно. Физическая сторона передачи и ее идеальная сторона не являются отдельными элементами фактического состава. Они составляют неразрывное единство, характеризуя традицию в российском праве как предоставительную двустороннюю сделку (договор). (см.: Тузов Д.О. Реституция при недействительности сделок и защита добросовестного приобретателя в российском гражданском праве. М., 2007. С. 65).

Каузальный характер традиции ясно вытекает из положения п. 1 ст. 223 ГК, согласно которому право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи.

Здесь имеется в виду приобретение вещи по обязательственному договору, что следует из сопоставления данного положения с текстом абз. 1 п. 2 ст. 218 ГК: “Право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества”. (Подробнее см.: Тузов Д.О. Реституция при недействительности сделок и защита добросовестного приобретателя в российском гражданском праве. М., 2007. С. 49 - 60).

  1.  Как объяснить необходимость согласования воль участников передачи вещи для достижения эффекта перехода права собственности, то есть двусторонне-сделочную природу традиции с одной стороны, и с другой - формулировку п. 1 ст. 224 ГК РФ, в соответствии с которой "передачей признается вручение вещи приобретателю, а равно сдача перевозчику для отправки приобретателю или сдача в организацию связи для пересылки".

Идентичность правовых последствий первого и второго случаев передачи вещи на первый взгляд дает основания полагать, что право собственности может быть перенесено на приобретателя имущества односторонним распорядительным актом прежнего собственника, и что для этого не требуется даже согласия другой стороны.

Однако с теоретической точки зрения эта ситуация может быть объяснена иначе: принимая вещь у продавца, перевозчик, действуя в интересах покупателя, представляет последнего при совершении традиции, не имея на то надлежащим образом оформленных полномочий.

Поскольку покупатель, получая у перевозчика принадлежащую ему вещь, тем самым одобряет его действия (п. 2 ст. 183 ГК РФ), можно с высокой степенью вероятности предполагать подобное развитие событий.

Именно это предположение, облеченное в форму неопровержимой презумпции последующего одобрения действий перевозчика, и закрепляется в действующей редакции п. 1 ст. 224 ГК РФ. Таким образом, положение п. 1 ст. 224 ГК РФ не является препятствием к пониманию передачи вещи как распорядительной сделки.

  1.  В каких случаях традиция недействительна? Как и всякая сделка, традиция может быть действительной или недействительной, ничтожной или оспоримой. При недействительности традиции предоставление, которому стороны придавали определенное правовое значение, “утрачивает” таковое.

Помимо общих оснований недействительности сделок специальными основаниями недействительности традиции являются:

  1.  отсутствие или недействительность сделки-каузы 
  2.  отсутствие у традента распорядительной власти.

3

Приватизация (ст. 217, ч.2 п.2 ст. 235 ГК, ст. 1 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ). <QUEST28< FONT>При изучении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  Какими нормами закона определяется порядок приватизации? Положения ГК, регулирующие порядок приобретения и прекращения права собственности, применяются к приватизации, если законами о приватизации не предусмотрено иное (ст. 217 ГК). (Постановление Президиума ВАС РФ от 28.04.1998 г. № 5119/97)
  2.  Какие признаки характеризую приватизацию как особый способ приобретения права собственности?
  3.  Принадлежность приватизируемого имущества к государственной или муниципальной собственности. (По этой причине не является приватизацией, например, приобретение кооперативных квартир в домах ЖСК в собственность граждан, представляющее собой самостоятельный способ приобретения права собственности)
  4.  Принадлежность приобретателя приватизируемого имущества к числу субъектов права частной собственности. (Поэтому переход государственного или муниципального имущества от одного государственного или муниципального предприятия к другому не является приватизацией).
  5.  Необходимость соблюдения особой процедуры приватизации, предусмотренной специальным законодательством о приватизации. (См. п.19 Информационного письма ВАС РФ от 02.07. 1993. № С-13/ОП-206 “О практике разрешения споров, связанных с применением законодательства о приватизации»; п.8 ; п. 14 Информационного Письма ВАС РФ от 21.02.2001 № 60 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами Федерального закона «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации»; Постановление Президиума ВАС РФ от 10.01.2003 г. № 7635/02; Постановление Президиума ВАС РФ от 24.12.2002 г. № 6983/02; Постановление Президиума ВАС РФ от 13.11.2001 г. № 486/01; Постановление ФАС ЦО от 03.11.2003 г. № А68-186/4-02; Постановление ФАС ЦО от 07.08.2003 г. А48-310/03-5; Постановление ФАС ЦО от 02.06.2003 №А64-5083/02-6; Постановление ФАС ЦО от 29.05.2001 г. № А35-2823/00-C13; Постановление ФАС ЦО от 05.07.2000 г. № А35-4703/9-С13; Постановление Президиума ВС РФ от 14.05.2003 г. № 18пв-03пр)
  6.  В соответствии со ст.1 Федерального закона от 21.12.2001 № 178-ФЗ “О приватизации государственного и муниципального имущества” (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ) в настоящее время обязательным признаком приватизации является ее возмездность.

Государственное и муниципальное имущество отчуждается в собственность физических и (или) юридических лиц исключительно на возмездной основе (за плату либо посредством передачи в государственную или муниципальную собственность акций открытых акционерных обществ, в уставный капитал которых вносится государственное или муниципальное имущество). (См. Решение ВС РФ от 13.03.2003 г.. № ГКПИ2003-124 )

  1.  На какое государственное и муниципальное имущество распространяется действие Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ)? На любое имущество, не изъятое из оборота, за исключением того имущества, приватизация которого в настоящее время невозможна или изъята из сферы действия данного закона и регулируется специальным законодательством. (См. например: Постановление Президиума ВАС РФ от 30.04.1996 № 68/96; Постановление ФАС ЦО от 29.11.2001 № А14-1677-01/60/26; Постановление ФАС ЦО от 28.09.2000 № А14-2043/00/106/13)
  2.  <QUEST29< FONT>На приватизацию какого государственного и муниципального имущества действие Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ) не распространяется?

Перечень такого имущества содержится в п.2 ст. 3 Федерального закона от 21.12.2001 № 178-ФЗ “О приватизации государственного и муниципального имущества” (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ. См. также: Постановление ФАС ЦО от 15.12.2003 г. № А68-242/13-02; Постановление Президиума ВАС РФ от 21. 04. 1998 № 6709/97; Постановление ФАС ЦО от 20.12.2000 №А23-146/4-2000 Г .

  1.  На каком основании и в каком порядке осуществляется отчуждение в частную собственность государственного и муниципального имущества, изъятого из под действия Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ)? На основе специального законодательства в соответствии с установленным этим законодательством порядком.

Так, во исключение из общего правила о возмездности приватизации, приватизация гражданами занимаемых ими жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде является безвозмездной (ст. 1 и 11 Закона РФ “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” от 04.07.91 № 1541-I).

Кроме того, следует иметь в виду, что приватизации в принципе не подлежит имущество, по закону изъятое из оборота или такое имущество, которое может находиться только в государственной или муниципальной собственности.

  1.  Кто и на каком основании принимает решение о приватизации государственного и муниципального имущества, а также об условиях приватизации? Решение об условиях приватизации федерального имущества принимается в соответствии с прогнозным планом (программой) приватизации федерального имущества.

Органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления самостоятельно определяют порядок принятия решений об условиях приватизации соответственно государственного и муниципального имущества.

Подлежат обязательному опубликованию в установленном порядке в официальных изданиях:

  1.  прогнозный план (программа) приватизации федерального имущества
  2.  отчет о выполнении прогнозного плана (программы) приватизации федерального имущества за прошедший год
  3.  решения об условиях приватизации государственного или муниципального имущества.

(См. Постановление ФАС ЦО от 04.10.2000 г. № А 14-2039/0084/17)

  1.  Какие способы приватизации предусмотрены законом? В ст.13 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ) дан исчерпывающий перечень способов приватизации, их содержание и особенности приватизации отдельных видов имущества.

Осуществление приватизации иными способами, чем установлено законом, ведет к ничтожности приватизационной сделки. (См.: Постановление ФАС ЦО от 17.12.1999 г. № А35-2337/99; Постановление ФАС ЦО от 10.06.2003 г. № А08-3855/02-10; Постановление ФАС ЦО от 12.11.2003 г. № А14-2893-03/74/30; Постановление Президиума ВАС РФ от 15.05.2001 г. № 402/01).

Согласно ст. 32 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ) приватизация государственного или муниципального имущества оформляется договором купли-продажи.

Право собственности на приобретаемое государственное или муниципальное имущество переходит к покупателю в установленном порядке после полной его оплаты с учетом особенностей, установленных Федеральным законом “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2001 № 178-ФЗ (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ).

Таким образом, в конечном счете, способом приобретения права собственности в результате приватизации является традиция - передача приватизируемого имущества приобретателю на основании приватизационной сделки.

Если речь идет о недвижимом имуществе, то здесь необходимым условием приобретения права собственности является факт государственной регистрации данного права за покупателем.

3.1

Приватизация земельных участков

  1.  В чем состоят особенности приватизации земли по действующему законодательству? Федеральный закон от 21.12.2001 № 178-ФЗ“О приватизации государственного и муниципального имущества” (в редакции Федерального закона от 27.02.2003 №29-ФЗ) не распространяется на приватизацию земли, <QUEST27< FONT>за исключением земельных участков, на которых расположены приватизируемые по этому закону объекты недвижимости.

Особенность приватизации земли заключается в отсутствии единого закона, единообразно определяющего основания и порядок осуществления приватизации земли в Российской Федерации.

В настоящее время приняты лишь разрозненные нормативные акты различного уровня, решающие лишь отдельные вопросы приватизации земельных участков, в основном земель сельскохозяйственного назначения и в меньшей степени – земель населенных пунктов.

Земельный Кодекс закрепляет право граждан и юридических лиц на приобретение земельных участков в собственность (ст. 15 ЗК), и запрещает отказ в предоставлении им в собственность земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, для строительства (п.4 ст. 28 ЗК).

Такой отказ допускается лишь в случае:

  1.  изъятия земельных участков из оборота
  2.  установления федеральным законом запрета на приватизацию
  3.  в случае резервирования земельных участков для государственных или муниципальных нужд.
  4.  Является ли возмездной приватизация земельных участков? По общему правилу приватизация земельных участков является возмездной.

Однако в виде исключения в Земельном Кодексе, федеральных законах и законах субъектов РФ могут быть предусмотрены случаи безвозмездной приватизации земли (п.2 ст. 28 ЗК)9.

  1.  Сохраняется ли при приватизации земельных участков право государственной или муниципальной собственности на объекты инженерной инфраструктуры, не используемые исключительно для обеспечения объектов недвижимости, расположенных на указанных земельных участках? При отчуждении земельных участков право собственности не переходит на объекты инженерной инфраструктуры, находящиеся в государственной или муниципальной собственности и не используемые исключительно для обеспечения объектов недвижимости, расположенных на указанных земельных участках.

Исключения из данного правила возможны при установлении на земельный участок публичного сервитута, обеспечивающего возможность использования улучшений и принадлежностей в полном объеме.

3.2

<QUEST45< FONT>Приватизация жилых помещений

  1.  Кто и на основании какого закона имеет право на приватизацию жилых помещений государственного и муниципального жилищного фонда социального использования? В настоящее время приватизация гражданами занимаемых ими по договорам социального найма жилых помещений государственного и муниципального жилищного фонда социального использования на территории Российской Федерации осуществляется безвозмездно на основе Закона РФ “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” от 04.07.91 № 1541-I
  2.  С какого момента этот способ приобретения права собственности на жилые помещения должен прекратить свое существование? Cогласно Федеральному закону от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ (в редакции Федерального закона от 30 июня 2006 г. N 93-ФЗ) приватизация гражданами РФ государственного и муниципального жилищного фонда с 1 марта 2010 г. прекращается. В то же время Постановлением Конституционного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 6-П положение части первой ст. 4 Закона РФ “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” от 04.07.91 № 1541-I , в силу которого не подлежат бесплатной приватизации (в пределах установленного законом общего срока действия норм о приватизации жилищного фонда) жилые помещения, предоставленные гражданам по договорам социального найма после 1 марта 2005 г., признано не соответствующим Конституции РФ. Во исполнение этого Постановления КС РФ законодатель в итоге исключил из закона указанное ограничение права на приватизацию жилых помещений, предоставленных гражданам по договорам социального найма после 1 марта 2005 г. (См.: Федеральный Закон от 11.06.2008 N 84-ФЗ “О внесении изменения в статью 4 Закона Российской Федерации “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” ).

Кроме того, Определением Конституционного Суда РФ от 10 декабря 2002 г. N 316-О установлено, что положение ст. 4 Закона РФ “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” от 04.07.91 № 1541-I, запрещающее приватизацию находящегося в сельской местности жилищного фонда стационарных учреждений социальной защиты населения, - в той мере, в какой оно распространяется на жилищный фонд, находящийся вне территорий соответствующих учреждений социальной защиты населения, - не может применяться судами, другими органами и должностными лицами.

Также см. правовые позиции КС РФ об отказе в принятии к рассмотрению запроса о проверке конституционности положения части первой ст. 4 Закона РФ “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” от 04.07.91 № 1541-I : Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 2003 г. N 350-О; Определение Конституционного Суда РФ от 2 ноября 2000 г. N 220-О; Определение Конституционного Суда РФ от 20 ноября 1998 г. N 174-О.

  1.  Кем осуществляется передача жилого помещения в собственность гражданина при приватизации? Передача жилых помещений в собственность граждан осуществляется:
  2.  уполномоченными собственниками указанных жилых помещений органами государственной власти, органами местного самоуправления,
  3.  государственными или муниципальными унитарными предприятиями, за которыми закреплен жилищный фонд на праве хозяйственного ведения,
  4.  государственными или муниципальными учреждениями, казенными предприятиями, в оперативное управление которых передан жилищный фонд.
  5.  Как часто можно приватизировать жилые помещения? Каждый гражданин имеет право на приобретение в собственность бесплатно, в порядке приватизации, жилого помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде социального использования один раз.

Однако несовершеннолетние, ставшие собственниками занимаемого жилого помещения в порядке его приватизации, сохраняют право на однократную бесплатную приватизацию жилого помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда после достижения ими совершеннолетия (но только в том случае, если совершеннолетие будет достигнуто и заявление о приватизации будет подано до 1 марта 2010 г.).

  1.  Как оформляется приватизация жилых помещений? Передача жилых помещений в собственность граждан оформляется договором передачи, заключаемым органами государственной власти или органами местного самоуправления поселений, предприятием, учреждением с гражданином, получающим жилое помещение в собственность в порядке, установленном законодательством.

Нотариального удостоверения договора передачи не требуется.

Государственная пошлина не взимается.

Форма примерного договора на передачу и продажу квартир (домов) в собственность граждан приведена в постановлении коллегии Госкомитета ЖКХ РСФСР от 18 октября 1991 г. N 7

В договор передачи жилого помещения в собственность включаются несовершеннолетние, имеющие право пользования данным жилым помещением и проживающие совместно с лицами, которым это жилое помещение передается в общую с несовершеннолетними собственность, или несовершеннолетние, проживающие отдельно от указанных лиц, но не утратившие право пользования данным жилым помещением..

  1.  С каким юридическим фактом связано приобретение гражданином права собственности при приватизации жилого помещения? Право собственности на приобретенное жилое помещение возникает с момента государственной регистрации права в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (См. Инструкция о порядке государственной регистрации договоров купли-продажи и перехода права собственности на жилые помещения, утвержденную приказом Минюста РФ от 6 августа 2001 г. N 233; Методические рекомендации об особенностях государственной регистрации прав граждан на жилые помещения, приобретаемые на основании договоров передачи в собственность жилых помещений - Приказ Росрегистрации от 06.08.2007 № 176)

Решение вопроса о приватизации жилых помещений должно приниматься по заявлениям граждан в двухмесячный срок со дня подачи документов.

  1.  Какие юридические последствия связала судебная практика с фактом волеизъявления гражданина, выразившего намерение приватизировать жилое помещение? Поскольку уполномоченные государственные органы и организации не праве отказать гражданину, желающему приватизировать жилое помещение, если у него согласно Закону РФ “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” от 04.07.91 № 1541-I есть такое право, судебная практика пошла по пути расширительного толкования указанного закона, признав, что сразу после обращения гражданина с заявлением о приватизации (и даже при изъявлении в иной форме воли к совершению приватизации жилого помещения), у него появляется некое субъективное имущественное право, способное переходить по наследству.

Юридическая природа данного права является вопросом дискуссионным, учитывая тот факт, что право собственности на приватизированное жилое помещение по букве закона возникает только с момента его государственной регистрации. (Подробнее см.: Постановление Президиума Кировского областного суда от 30.06.1993; Постановление Президиума Пензенского областного суда от 14.01.1994 // Судебная практика по жилищным спорам / Под ред. С.А. Подзорова. М., “Экзамен”. 2001. С. 575 –576; 579 – 580; Определение Верховного Суда от 21.12.2004 Дело № 5-В04-95 // Новая судебная практика по спорам о праве собственности и иных вещных правах / Составитель Д.А. Ждан-Пушкина. М., 2007. С. 124 – 126; Судебная практика Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам / автор-составитель Е.Н. Романенкова., отв. ред. Н.К. Толчеев. М., 2008. С.256)..

4

Приобретение права собственности в порядке наследования10

5

Приобретение права собственности членами жилищно-строительных, жилищных, и иных потребительских кооперативов, и иными лицами, имеющими право на паенакопления, полностью выплатившими паевые взносы за квартиры и иные помещения, предоставленные этим лицам кооперативом.

  1.  Почему этот способ приобретения права собственности является производным? Поскольку многоквартирный дом первоначально строится или приобретается кооперативом (юридическим лицом), который и становится его собственникомм11.

Пай в жилищном кооперативе может принадлежать одному или нескольким гражданам либо юридическим лицам (п.2 ст. 125 ЖК РФ). Член потребительского кооператива, полностью внесший свой паевой взнос за имущество, предоставленное этому лицу кооперативом, приобретает право собственности на это имущество. 

  1.  С каким юридическим фактом связано приобретение членом потребительского кооператива права собственности на имущество, предоставленное этому лицу кооперативом? Поскольку п.4 ст. 218 ГК и п.1 ст. 129 Жилищного Кодекса РФ просто говорит о приобретении права собственности на жилое помещение при выплате членом кооператива полностью паевого взноса за квартиру, следует признать, что право собственности в данном случае возникает безотносительно к государственной регистрации данного права. Эта норма относится и к возникновению права общей долевой собственности на имущество, служащее для пользования домом и его обслуживания (п.2 ст. 129 ЖК РФ).

Однако для этого право собственности на вновь созданный многоквартирный дом должно быть ранее зарегистрировано за кооперативом как юридическим лицом (ст. 25 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ; ст. 219 ГК).

§ 8. Прекращение права собственности

1

Обращение взыскания на имущество по обязательствам собственника (ст. 237 ГК, ст.69 - 97 Федерального закона от 14.09.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»; ст. 349 – 351 ГК РФ; ст. 50-61; 68; 73; 78 Федерального Закона от 16 июля 1998 г. N 102 – ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)”).

При изучении этой темы следует уделить внимание следующим вопросам:

  1.  Какой смысл вкладывает законодатель в понятие «обращение взыскания на имущество»?

Под обращением взыскания законодатель понимает изъятие принадлежащих должнику денежных средств или иного имущества для передачи их кредитору (или - в установленных законом случаях - их изъятие самим кредитором) во исполнение его требования, или для реализации изъятого имущества на торгах для удовлетворения требования кредитора за счет денежных средств, вырученных от продажи имущества, на которое обращено взыскание.

Если взыскание обращается на вещи, то оно возможно только в отношении тех вещей, которые принадлежат должнику на праве собственности, на праве хозяйственного ведения или оперативного управления (п.4 ст. 69 Федерального закона от 14.09.2007 №229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

  1.  Можно ли обратить взыскание на любое имущество собственника?

Гражданин отвечает по обязательствам всем своим имуществом, за исключением имущества, на которое согласно закону не может быть обращено взыскание (ст. 24 ГК). При несостоятельности гражданина – индивидуального предпринимателя взыскание также может быть обращено на его имущество (ст. 25 ГК).

Перечень имущества гражданина, на которое не может быть обращено взыскание, см.: ст. 446 ГПК. (См. также: Постановление Конституционного Суда РФ от 12 июля 2007 г. N 10-П "По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.В. Безменова и Н.В. Калабуна").

  1.  В чем отличие обращения взыскания на имущество собственника от истребования имущества из незаконного владения? Указанное в законе имущество забронировано от взыскания только в том случае, если речь идет именно об обращении взыскания на имущество гражданина-собственника по обязательствам последнего (ст. 79 Федерального закона от 14.09.2007 №229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Если же речь идет об истребовании этого имущества из незаконного владения данного гражданина (то есть оно ему не принадлежит), ограничения, установленные ст. 446 ГПК, естественно, не действуют.

  1.  Есть ли у юридических лиц имущество, забронированное от взыскания? Юридические лица, кроме финансируемых собственником учреждений и автономных учреждений, отвечают по своим обязательствам всем своим имуществом (ст. 56 ГК).
  2.  Возможен ли внесудебный порядок обращения взыскания на имущество? В соответствии со ст. 278 ГК обращение взыскания на земельный участок по обязательствам собственника допускается только на основании решения суда (в то время как для другого имущества согласно ст. 237 ГК законом или договором может быть предусмотрен внесудебный порядок обращения взыскания).

Право собственности на имущество, на которое обращается взыскание, прекращается у собственника с момента возникновения права собственности на изъятое имущество у другого лица (приобретателя имущества)12.

2

Дереликция

  1.  Что такое дереликция? Так именуется в цивилистической доктрине односторонний акт отказа собственника от принадлежащего ему права. Впрочем, как уже было отмечено в связи с обзором первоначальных способов приобретения права собственности, сам по себе отказ от владения вещью не приводит к утрате права собственности на нее (абз.2 ст.236 ГК; ст. 53 ЗК).

Бесхозяйность представляет собой фактическую характеристику положения брошенного собственником имущества. Юридически оно продолжает оставаться в собственности оставившего его собственника до тех пор, пока право собственности на него не будет приобретено другим лицом одним из первоначальных способов приобретения права собственности.

  1.  Как соотносятся дереликция и деприватизация? Особым (квалифицированным) случаем дереликции является деприватизация, возможность которой предусмотрена ст. 9.1 Закона РФ “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” от 04.07.91 № 1541-I .

Граждане, приватизировавшие жилые помещения, являющиеся для них единственным местом постоянного проживания, вправе передать принадлежащие им на праве собственности, и свободные от обязательств жилые помещения в государственную или муниципальную собственность, а соответствующие органы исполнительной власти, органы местного самоуправления, или уполномоченные ими лица обязаны принять их в собственность, и заключить договоры социального найма этих жилых помещений с этими гражданами.

Аналогичная норма содержится и в ст.20 Федерального закона от 29.12.2004 № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного Кодекса Российской Федерации», согласно которой, однако, такое право дано лишь малоимущим гражданам. Впрочем, судебная практика признает, что это право принадлежит всем гражданам, а не только малоимущим (См.: Судебная практика Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам / автор-составитель Е.Н. Романенкова., отв. ред. Н.К. Толчеев. М., 2008. С.251).

Федеральным законом от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ (в редакции Федерального закона от 30 июня 2006 г. N 93-ФЗ) статья 9.1 Закона РФ “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” от 04.07.91 № 1541-I признана утратившей силу с 1 марта 2010 г.

Таким образом, с этой даты исчезает возможность как приватизации, так и деприватизации жилых помещений.

  1.  В чем отличие деприватизации от дарения приватизированного жилого помещения государству? В дальнейшем гражданин, конечно, сможет подарить или продать государству ранее приватизированную им квартиру, но требовать после этого предоставления ему этого жилого помещения по договору социального найма он будет уже не вправе.

3

<QUEST18< FONT>Реквизиция

- возмездное изъятие имущества у собственника в случае стихийных бедствий и иных чрезвычайных обстоятельств по решению государственных органов в интересах общества (ст. 242 ГК, ст. 51 ЗК).

4

Конфискация

- предусмотренное законом безвозмездное изъятие имущества у собственника в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения (ст. 243 ГК, ст. 50 ЗК)

Известны 4 вида конфискации:

  1.  Уголовная конфискация. Она была отменена Федеральным законом от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ, однако затем восстановлена 2.5 года спустя Федеральным законом от 27.07.2006 г. № 153-ФЗ (Подробнее см.: Волженкин Б.В. Загадки конфискации // Правоведение. № 2. 2008. С. 4 - 20)
  2.  Уголовно-процессуальная конфискация вещественных доказательств (ст. 81 УПК РФ).

Следует иметь в виду, что пункт «в» ст. 82 УПК РФ, был признан неконституционным (См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2008 г. "По делу о проверке конституционности положения ст. 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.Костылева»).

  1.  Административно-правовая конфискация (См., например: Ст.5.19 КоАП, ст. 6.14 КоАП, ст. 7.12 КоАП, ст. 7.15 КоАП )
  2.  Гражданско-правовая конфискация как последствие недействительности некоторых сделок. (Подробнее см.: Тузов Д.О. Недопущение реституции и конфискация при недействительности сделок (о возникновении права собственности государства по основаниям, предусмотренным статьями 169 и 179 ГК РФ) // Вещные права: система, содержание, приобретение / Сб. науч. труд. в честь проф. Б.Л. Хаскельберга / Под ред. Д.О. Тузова. М., «Статут». С. 419 – 429; 437 – 457).

5

Национализация

- возмездное обращение в государственную собственность на основании специального федерального закона, прекращающего право собственности, имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц (п.2 ст. 235 ГК, ст. 306 ГК).

6

Экспроприация

  1.  Что такое экспроприация? Это принудительное изъятие имущества у собственника, как правило, на возмездном основании (принудительный выкуп) в предусмотренных законом случаях. Этот способ прекращения права собственности имеет место только в тех случаях, когда имущество изымается у собственника по основаниям, предусмотренным законом. (Подробнее см.: Валявина Е.Ю., Гудков Э.С. Комментарий к постановлению от 14 декабря 2004 г. № 11992/04 по делу «Диетика на Пушкинской против Правительства Москвы» // Правовые позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: Избранные постановления за 2004 год с комментариями / Под ред. А.А. Иванова. М., «Статут». 2007. С. 83 - 87; Венецианов М.В. Экспроприация с точки зрения гражданского права. Казань. 1891).
  2.  Какая идея оправдывает экспроприацию? Сами по себе основания экспроприации весьма различны, но, в конечном счете, теоретическим обоснованием экспроприации выступает публичный интерес. Имущество изымается у собственника либо для государственных и муниципальных нужд, либо в виде санкции за его порчу и бесхозяйственное использование, если сохранность такого имущества имеет значение для общества в целом и соответствующая норма закреплена в законе.
  3.  Какие виды экспроприации предусмотрены действующим законодательством?
  4.  Принудительное изъятие имущества у собственника и его последующая реализация на торгах возможна в том случае, если по основаниям, допускаемым законом (например, в результате наследования), в собственности оказывается имущество, собственником которого данное лицо быть не может.

Так, например, в интересах национальной безопасности иностранные граждане не могут быть собственниками сельскохозяйственных земель на территории Российской Федерации. ЗАКР24 (См.: ст. 3-5 Федерального закона “Об обороте земель сельскохозяйственного назначения” от 24 июля 2002 г.) , В таком случае, на основании ст. 238 ГК РФ, хотя и став собственником, такое лицо должно в течение года с момента приобретения данного права (если иной срок не установлен законом), от него избавиться, посредством его отчуждения третьему лицу.

Если в течение указанного срока отчуждение не состоялось, то по решению суда, принятому по заявлению государственного органа или органа местного самоуправления, имущество изымается у собственника и подлежит продаже с торгов либо обращению в государственную или муниципальную собственность, с передачей наследнику его стоимости, вырученной на торгах или определенной в судебном решении.

  1.  Бесхозяйственно содержимые культурные ценности, отнесенные в соответствии с законом к особо ценным и охраняемым государством, также могут быть изъяты у собственника по решению суда путем публичных торгов или их выкупа государством по определенной судом стоимости, в том случае, если их бесхозяйственное содержание грозит утратой ими своей ценности. (ст. 240 ГК, ст. 54 Федерального закона от 25 июня 2002 г. N 73-ФЗ"Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации"(с изменениями от 27 февраля 2003 г., 22 августа 2004 г.)
  2.  Аналогичная норма существует для выкупа домашних животных при ненадлежащем обращении с ними (ст. 241 ГК).
  3.  Целый ряд норм ГК И ЗК предусматривает экспроприацию земельной собственности.
    1.  Согласно ст. 284 ГК по прошествии 3-х лет (подряд) неиспользования по целевому назначению земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства либо для строительства, по общему правилу, установленному ГК РФ, появляется возможность его принудительного изъятия у собственника по инициативе уполномоченных органов государственной власти или местного самоуправления
    2.  Земельный участок может быть изъят и за его использование с нарушением норм земельного права (ст. 285 ГК), зафиксированных в общем виде в ст. 42 ЗК.

Порядок изъятия участка по основаниям, указанным в ст. 284-285 ГК должен определяться земельным законодательством, которое, однако, таких норм пока не содержит, так что приходится обращаться к аналогии закона, а именно к нормам, регулирующим порядок изъятия земли у землепользователей (ст. 54 ЗК).

Согласно ст. 287 ГК основания и порядок прекращения прав на земельный участок, принадлежащих арендаторам и иным лицам, не являющимся его собственниками, в связи с ненадлежащим использованием ими этого участка, определяет земельное законодательство (ст. 45 – 47 ЗК, ст. 54 ЗК).

  1.  В ст. 279 – 283 ГК урегулирован вопрос возмездного изъятия земельного участка для государственных и муниципальных нужд, основания и порядок которого урегулированы ст. 49 и 55 ЗК.

Минимум за год до предстоящего выкупа земельного участка для государственных и муниципальных нужд собственник земельного участка должен быть предупрежден об этом государственным органом, принявшим решение об изъятии земельного участка.

В течение одного года с момента получения собственником земельного участка уведомления о предстоящем выкупе земельного участка для государственных и муниципальных нужд этот выкуп допускается только с согласия собственника земельного участка.

В течение трех лет с момента направления собственнику земельного участка уведомления о предстоящем выкупе земельного участка для государственных и муниципальных нужд государственный орган, принявший такое решение, может предъявить иск о выкупе земельного участка в суд. Выкуп для государственных или муниципальных нужд части земельного участка не допускается. Таким образом, земельный участок необходимо выкупать целиком.

§ 9. Приобретение права собственности благодаря прекращению его у другого лица

<QUEST11< FONT>Следует специально отметить, что все вышеперечисленные способы прекращения права собственности одновременно являются способами приобретения данного права либо для государства (национализация, конфискация, реквизиция), либо для третьих лиц (дереликция, экспроприация).

Приобретается ли в данном случае право собственности государством или третьими лицами первоначальным или производным способом приобретения данного права?

Законодатель по разному подходит к решению этого вопроса (См.: ст. 41 Федерального Закона от 16 июля 1998 г. N 102 – ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости”)).

  1.  При экспроприации, реквизиции и национализации на изъятое у собственника имущество ипотека прекращается, и объектом ипотеки становится то имущество, которое предоставлено взамен изъятого, либо залогодержатель приобретает право преимущественного удовлетворения своих требований из суммы причитающегося залогодателю возмещения за изъятое имущество.
  2.  Однако в случае конфискации дело обстоит прямо противоположным образом. В этом случае ипотека на изъятое имущество сохраняет силу, и применяются положения ст. 38 Федерального Закона от 16 июля 1998 г. N 102 – ФЗ“Об ипотеке (залоге недвижимости)”.

Таким образом, если экспроприацию, национализацию, и реквизицию законодатель относит к первоначальным способам приобретения права государственной или муниципальной собственности, то конфискация им отнесена к производным способам приобретения данного права. (Сравни: Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву / Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001. С.315-317).

  1.  Впрочем, и в данном случае имеет место коллизия Федерального Закона от 16 июля 1998 г. N 102 – ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)” и ст. 354 ГК, который говорит о прекращении залога при конфискации. Согласно п.2 ст. 334 ГК следует отдать приоритет Закону об ипотеке как специальному закону. Таким образом, оказывается, что при конфискации недвижимости ипотека не должна прекратиться, а при конфискации движимого имущества залог прекращается.

§ 10. Защита права собственности и других вещных прав

1

Общие положения

При изучении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  В чем состоят особенности гражданско-правовой защиты вещных прав? Право собственности и другие вещные права охраняются нормами различных отраслей права:
  2.  Уголовное право преследует различные противоправные посягательства на чужое имущество
  3.  Административное право содержит санкции за нарушение имущественных прав
  4.  Нормы процессуального права, устанавливая порядок рассмотрения уголовных и гражданских дел, исполнения приговоров и судебных решений, также определяют порядок и условия возврата утраченного имущества, возмещения вреда и т. п., то есть, в конечном счете, защищают имущественные права.

Однако основной целью существования норм иных отраслей права является охрана не имущественных отношений как таковых, а правопорядка в целом, в нерушимости которого выражается публичный интерес.

Именно поэтому уголовное право воздействует на личность правонарушителя, а восстановление нарушенных им имущественных отношений осуществляется при предъявлении потерпевшим гражданского иска.

Инструментом непосредственной охраны имущественных отношений в целом и отношений собственности в частности являются нормы гражданского права.

Охрана этих отношений с одной стороны включает в себя их сохранение в нормальном состоянии посредством регулирования, а с другой – их защиту в случае нарушения.

  1.  Какими видами гражданско-правовых средств защиты обеспечивается восстановление нарушенных отношений собственности и иных вещных прав? Указанные средства подразделяются на вещно-правовые и обязательственно-правовые.

Обязательственно-правовые средства лишь опосредованно защищают вещные права. Эти средства защиты доступны субъектам вещных прав в том случае, когда их притязания основаны не на вещном праве, а на ином субъективном праве.

  1.  в случае уничтожения вещи прекращается и право собственности на нее, но собственник получает право на возмещение вреда.
  2.  если притязание собственника на возврат принадлежащего ему имущества вытекает из договора о передаче этого имущества во временное пользование, то удовлетворение такого притязания лишь опосредованно защищает право собственности.
  3.  Возможна ли конкуренция обязательственно-правовых и вещно-правовых средств защиты вещных прав? Вещные иски могут быть использованы только при отсутствии между истцом и ответчиком обязательственных отношений по поводу истребуемого имущества.

Однако следует иметь в виду, что согласно позиции КС РФ, суды общей юрисдикции и арбитражные суды не связаны той юридической квалификацией заявленного требования, которая дана истцом. Они должны самостоятельно решать, какие нормы подлежат применению в конкретном деле (абз. 3 п.3 Постановления Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 № 6 – П по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 ст.167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О.М.Мариничевой, А.В.Немировской, З.А.Скляновой, В.М.Ширяева). По этой причине, даже если суд не усматривает оснований для удовлетворения иска по ст. 301 ГК, на которую в обоснование своих требований сослался истец, он может удовлетворить требование истца на основании иной статьи ГК, дав этому требованию иную правовую квалификацию.

  1.  Какие существуют виды вещных исков?
  2.  виндикационный иск
  3.  негаторный иск
  4.  иск о защите сервитута, по своей юридической природе тяготеющий к <QUEST4< FONT>негаторному иску

2

Иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск)

При изучении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  Что такое виндикационный иск? Виндикационный иск (виндикация) – это иск утратившего владение своей индивидуально-определенной вещью собственника (ст. 301 ГК), или иного законного владельца (ст. 305 ГК) против незаконно владеющего несобственника.
  2.  Что является предметом требования по виндикации? Возврат вещи из незаконного владения ответчика.
  3.  Каковы условия квалификации притязания истца как виндикационного иска? <QUEST38< FONT>Квалификация иска как требования собственника (или иного законного владельца) о возврате принадлежащего ему имущества из чужого незаконного владения зависит не от формулировки притязаний истца, а от их содержания, то есть от предмета и правового основания предъявленного иска.

Если правовым основанием заявленного требования является наличие у истца права собственности (или иного титула утраченного им владения), а предметом – возврат ему утраченного владения имуществом, то есть хозяйственного господства над ним, оно должно быть квалифицировано как исковое притязание, предусмотренное ст. 301 ГК.

  1.  Возможно ли удовлетворение виндикационного иска в том случае, если ранее владение было утрачено истцом добровольно? Норма ст.301 ГК не обусловливает возможность ее применения тем, выбыло имущество из владения собственника по его воле или вопреки ей. Данное обстоятельство может иметь значение только с точки зрения защиты добросовестного приобретателя этого имущества согласно ст. 302 ГК (об этом см. ниже)
  2.  Какие обстоятельства должен доказать истец для удовлетворения судом виндикационного иска?
  3.  наличие у истца права собственности
  4.  фактическое владение вещью ответчиком
  5.  отсутствие у ответчика правомерного титула владения
  6.  Как доказать право собственности при виндикации?

В отечественном правопорядке достаточным для активной легитимации на предъявление иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения признается доказательство титула владения истца, то есть правомерного основания владения. Это значит, что истец должен доказать, что он приобрел владение на основании договора купли-продажи, дарения и т.п. (Скворцов О.Ю. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. М. 1998. С. 30).

Однако, сам факт покупки или получения подарка еще не доказывает факт принадлежности имущества приобретателю, поскольку вполне возможно, что передавший ему вещь отчуждатель сам собственником не являлся и соответственно не был управомочен на ее отчуждение. (См.: Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 264).

Такое положение дел возможно благодаря презумпции наличия у титульного владельца права собственности, если то правовое основание (титул), по которому он приобрел владение, в принципе предполагает приобретение им данного права.

Если истец не в состоянии доказать свои утверждения относительно обстоятельств приобретения им спорной вещи, однако в состоянии доказать факт утраты им владения данной вещью, его право собственности также должно презюмироваться.

  1.  Почему появилась презумпция правомерности утраченного виндицирующим истцом владения? Презумпция правомерности владения не получила нормативного закрепления в отечественном законодательстве, однако она прочно закрепилась в судебной практике.

Причиной тому – практические потребности оборота, поскольку далеко не всегда собственник в состоянии доказать действительность всей цепочки сделок, в результате совершения которых он приобрел владение спорной вещью. Зачастую у него вообще нет доказательств, подтверждающих обстоятельства приобретения им владения.

При невозможности доказать какой бы то ни было титул владения истец может сослаться на то, что он владел вещью в течение установленного законом срока приобретательной давности. Поскольку в п. 3 ст. 10 ГК РФ закреплена презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений, такая ссылка на истечение приобретательной давности достаточна для того, чтобы предположить, что истец является собственником.

В конечном итоге, даже при недоказанности титула владения, и невозможности сослаться на истечение приобретательной давности, сам по себе факт владения создает презумпцию его правомерности. (Подробнее см., например: Венедиктов А. В. Государственная социалистическая собственность // Избранные труды по гражданскому праву. Т. 2. М., 2004. С. 350 сл.; Иоффе О. С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955. С. 128; Халфина Р. О. Право личной собственности граждан в СССР. М., 1955. С. 133 и сл., 163; Генкин Д. М. Право собственности в СССР. М., 1961. С. 57, 83, 88 Прим.1; Маслов В. Ф. Осуществление и защита права личной собственности в СССР. М., 1961. С. 197, 201–209; Толстой Ю. К. Спорные вопросы учения о праве собственности // Сборник ученых трудов СЮИ. Вып. 13. Свердловск, 1970. С. 80; Тузов Д.О. Реституция при недействительности сделок и защита добросовестного приобретателя в российском гражданском праве. . М., 2007. С. 127)

Разумеется, в том случае, если ответчик также ссылается на некий титул владения, спор превращается в определение преимущественной правовой позиции. Например, доказанный факт похищения вещи у истца исключает действительность последующей покупки спорной вещи ответчиком, и по судебному решению она должна быть присуждена истцу, право собственности которого презюмируется.

  1.  Как соотносятся теоретическая абсолютность права собственности и презумпция правомерности владения виндицирующего истца? Вполне возможно, что истец также не являлся собственником, однако это можно установить только в рамках другого процесса с иным претендентом на право собственности. На самом деле, судебно-арбитражной практике известны случаи, когда в отношении одной и той же вещи по различным делам признавалось право собственности за разными лицами (См.: Скворцов О.Ю. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. М. 1998. С. 37).

Дело в том, что согласно ст. 69 АПК обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда или решением суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному делу не подлежат оспариванию в новом процессе только в том случае, если в этом процессе участвуют те же лица.

Поскольку презумпция права собственности титульного владельца может быть опровергнута, истребование вещи из чужого незаконного владения в принципе может превратиться в классическую виндикацию с необходимостью доказывания действительности всей цепочки сделок, результатом которой стало приобретение истцом титульного владения.

Однако это возможно только в том случае, если ответчик оспаривает действительность титула владения истца. Впрочем, если в процессе судебного разбирательства суду станет известно, что владение истца было основано на ничтожной сделке, суд должен отказать в иске по собственной инициативе, применяя последствия недействительности данной сделки (абз.2 п. 2 ст. 166 ГК РФ).

3

Условия удовлетворения виндикационного иска

  1.  Возможна ли виндикация вещей, определенных родовыми признаками? Предметом виндикации может быть только сохранившаяся в натуре индивидуально-определенная вещь.

Поскольку правовым основанием виндикационного притязания является наличие у истца права собственности, для удовлетворения виндикационного иска истец должен доказать тождественность вещи, владение который им было утрачено, и вещи им истребуемой.

Если утраченное собственником имущество погибло, уничтожено или подверглось переработке, то его виндикация невозможна, поскольку объектом требования в данном случае является индивидуально-определенная вещь.

По тем же причинам виндикация имущества исключена в том случае, если оно подверглось смешению с однородными вещами другого лица, так что невозможна его индивидуализация.

Следует специально отметить, что поскольку отечественная доктрина в настоящее время принципиально распространяет одни и те же правила виндикации на движимые и недвижимые вещи, судебная практика выработала неизвестное действующему законодательству понятие “спецификации недвижимости”, означающее появление нового объекта недвижимости в результате реконструкции ранее существовавшего объекта.

Считается, что, будучи предназначен для иных целей, чем первоначальный объект, новый объект недвижимости является новой вещью, в связи с чем его виндикация становится невозможной ввиду утраты прежним собственником своего права (Подробнее см.: Лапач В.А. Система объектов гражданских прав. СПб., 2002. С. 477 – 482).

  1.  В каких случаях виндикация сохранившейся в натуре индивидуально-определенной вещи становится невозможной?

Для ограничения виндикации имеют значение 3 обстоятельства:

  1.  Добросовестность или недобросовестность приобретения владения ответчиком или лицом, чьим правопреемником является ответчик
  2.  Возмездность или безвозмездность приобретения владения ответчиком или лицом, чьим правопреемником является ответчик
  3.  Характер выбытия вещи из владения истца, то есть утрачено ли владение по воле или против воли истца
  4.  Какое значение для ограничения виндикации имеет добросовестность ответчика?
  5.  Законом установлен безусловный запрет виндикации у добросовестного приобретателя денег и ценных бумаг на предъявителя, (п. 3 ст. 302 ГК). Такой запрет объясняется повышенной оборотоспособностью указанных объектов, и желанием законодателя укрепить доверие к ним участников оборота.

Во всех этих случаях защита имущественных интересов собственника, утратившего свое право собственности, в зависимости от обстоятельств осуществляется с помощью иска из причинения вреда, либо иска из неосновательного обогащения.

  1.  Возможность виндикации ограничена в том случае, если владелец вещи является ее добросовестным возмездным приобретателем.

Согласно ст. 302 ГК, если имущество выбыло из владения собственника по его воле, или по воле лица, которому собственник передал владение, и было передано неуправомоченным отчуждателем нынешнему владельцу на возмездном основании, то оно не подлежит истребованию у владеющего им добросовестного приобретателя.

  1.  Классическим примером этого рода является присвоение арендатором арендованного имущества и его последующее отчуждение третьему лицу на возмездном основании. Поскольку арендатор добровольно передал имущество во владение третьего лица, собственник утрачивает право на его истребование от третьего лица, являющегося добросовестным возмездным приобретателем. (сравни также: Постановление Президиума ВАС РФ от 29.09.1998 № 3239/98 // Судебная практика по жилищным спорам / Под ред. С.А. Подзорова. М., “Экзамен”. 2001. С. 652 – 654).
  2.  Однако следует помнить, что для ограничения виндикации у добросовестного приобретателя необходимы все перечисленные в ст. 302 условия.
  3.  Кто такой добросовестный приобретатель? Согласно п.1 ст. 302 ГК, добросовестным является приобретатель, который не знал и не мог знать о неуправомоченности отчуждателя.

ст.302 ГК говорит о добросовестном приобретателе как о лице, который “не знал и не мог знать” (вместо не должен был знать). Эта деталь порождает повышенные требования к добросовестности приобретателя. В частности, применительно к недвижимости это означает, что приобретатель должен был предпринять все возможные усилия для проверки управомоченности отчуждателя (не ограничиваясь наличием записи в ЕГРП в его пользу), и при возникновении малейших сомнений – отказаться от сделки.

Пленум ВАС РФ в п. 24 Постановления от 25 февраля 1998 г. N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" указал на то, что при применении ст. 302 ГК “приобретатель должен доказать, что он приобрел имущество возмездно, и что он не знал и не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение”.

То есть, по мнению ВАС РФ презумпция добросовестности не признается, и добросовестность подлежит доказыванию.

Этот тезис связан с двусмысленным толкованием п.3 ст. 10 ГК о том, что “в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются”. (О способах доказывания добросовестности приобретения см.: Дедов Д.И. Некоторые проблемы виндикации и пути их решения // Вестник ВАС РФ. № 11 (168) ноябрь 2006. С. 6-9 )

  1.  Возможна ли виндикация у добросовестного приобретателя? Если вещь приобретена от неуправомоченного отчуждателя безвозмездно, или выбыла из владения собственника против его воли, то ее можно виндицировать даже у добросовестного приобретателя.
  2.  Каким юридическим статусом обладает добросовестный приобретатель, виндикация имущества у которого невозможна по ст. 302 ГК?

В доктрине и судебной практике есть 3 точки зрения по этому поводу

  1.  Добросовестный приобретатель независимо от того, ограничена ли возможность виндикации у него вещи или нет, является незаконным владельцем, и может стать собственником только по истечении приобретательной давности.

В настоящее время эта точка зрения имеет право на существование только применительно к движимым вещам, поскольку в отношении недвижимости в законе установлено иное.

  1.  Добросовестный приобретатель становится собственником в случае предъявления против него виндикационного иска и последующего отказа в удовлетворении данного иска на основании ст. 302 ГК. В таком случае основанием возникновения у приобретателя права собственности считается судебное решение об отказе в удовлетворении виндикации.

Эта позиция ущербна, поскольку если виндикационный иск собственником предъявлен не был, то добросовестный приобретатель собственником все-таки не является.

Данное обстоятельство дает суду основания для применения последствий недействительности сделки по собственной инициативе (абз. 2 п.2 ст. 167 ГК) при возникновении спора добросовестного приобретателя с кем бы то ни было, если добросовестный приобретатель ссылается на сделку как на основание приобретения им права собственности.

Кроме того, добросовестный приобретатель в отсутствие понятия владельческой защиты в отечественном праве оказывается беззащитен против самоуправного захвата приобретенной им вещи собственником (против третьего лица можно сослаться на п.2 ст.234 ГК – иск давностного владельца).

Вдобавок, в случае последующего приобретения владения вещью лицом, которое не удовлетворяет критериям ограничения виндикации (ввиду безвозмездности приобретения, осведомленности о неуправомоченности отчуждателя и т.п.) сохраняется возможность виндикации приобретенного объекта у этого лица в том случае, если исковая давность еще не истекла или ответчик не противопоставит истцу ссылку на ее истечение.

  1.  Добросовестный приобретатель в силу самого факта приобретения “на основе сложного юридического состава становится собственником приобретённого имущества” (Гражданское право. Учебник. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К.Толстого. Ч. 1. М.1997. С. 450. (автор главы – А.П. Сергеев), а сам этот способ приобретения права собственности называется приобретением права собственности от неуправомоченного отчуждателя. (Гражданское право. Учебник. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К.Толстого. Ч. 1. М.1997. С. 336, 337).

При подобной конструкции к числу элементов фактического состава, порождающего у приобретателя право собственности, относятся:

  1.  факта выбытия имущества из владения собственника по его воле, или по воле лица, которому собственник передал владение
  2.  добросовестность приобретателя
  3.  возмездность приобретения
  4.  правомерность приобретения, в том смысле, что совершённая сделка не страдает другими пороками, кроме неуправомоченности отчуждателя на её совершение
  5.  пребывание имущества в фактическом владении приобретателя.
  6.  Что происходит, если не накоплены все необходимые элементы сложного юридического состава добросовестного приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя? Приобретение права собственности становится возможным только на основании приобретательной давности (давности владения).

Например, в том случае, если вещь выбыла из владения против воли собственника или лица, которому собственником было передано владение вещью, и оказалась во владении добросовестного приобретателя на возмездном основании, то право собственности на нее может быть приобретено добросовестным приобретателем лишь на основании приобретательной давности.

Если вещь выбыла из владения собственника хотя бы и по его воле, но оказалась во владении недобросовестного приобретателя, то по истечении исковой давности по виндикационному иску собственника образуется неустранимый разрыв между собственностью и владением, который может быть ликвидирован только при добросовестном приобретении владения этой вещью третьим лицом, которое и может стать ее собственником на основании приобретательной давности (либо на основании сложного юридического состава, если указанное лицо будет возмездным приобретателем).

  1.  Возможно ли по российскому праву добросовестное приобретение от неуправомоченного отчуждателя на основании сложного юридического состава права собственности на движимые вещи? В отношении движимого имущества законодатель пока не предусмотрел возможности возникновения у добросовестного приобретателя права собственности при наличии оснований для отказа в виндикации по ст. 302 ГК РФ. По-видимому, при наличии презумпции правомерности фактического владения законодатель считает положение добросовестного возмездного приобретателя движимого имущества в достаточной мере защищенным.

Тот факт, что таким образом создается в общем нежелательная конструкция dominium sine re (“собственность без вещи”, то есть собственность в отрыве от владения), сам по себе не говорит о том, что по умолчанию имеется в виду признание добросовестного приобретателя движимого имущества собственником, поскольку аналогичная ситуация возникает и при отказе собственнику в удовлетворении виндикационного иска ввиду пропуска исковой давности, что законодатель несомненно считает допустимым.

Более того, наличие в законодательстве нормы об ограничении виндикации в пользу добросовестного приобретателя само по себе не подтверждает, а скорее опровергает допущение, что этот приобретатель уже стал собственником, поскольку в противном случае невозможность виндикации подразумевалась бы сама собой (Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М.,2000. С.252).

Очевидно, п.1 ст. 302 ГК РФ лишь закрепляет движимое имущество во владении незаконного добросовестного владельца, давая ему защиту против собственника, а собственником он может стать только по прошествии установленного ст.234 ГК РФ срока приобретательной давности. До этого момента на основании п.2 той же ст.234 ГК РФ он имеет право на защиту владения против третьих лиц.

Практическим последствием данной ситуации является, в частности, возможность виндикации движимого имущества, если оно безвозмездно перешло от добросовестного возмездного приобретателя к третьему лицу (например, по наследству).

  1.  Возможно ли использовать вместо виндикации другой иск для отобрания у добросовестного приобретателя приобретенного им от неуправомоченного отчуждателя имущества? Тот факт, что в отсутствии прямого указания закона добросовестный возмездный приобретатель не становится собственником приобретенного им имущества, до недавнего времени использовался для отобрания у него вещи путем предъявления иска о применении последствий недействительности ничтожной сделки (абз. 2 п.2 ст. 166 ГК) .

Пользуясь тем, что этот иск может быть предъявлен любым заинтересованным лицом, собственник предъявлял требование о возврате добросовестным приобретателем имущества неуправомоченному отчуждателю, от которого оно потом истребовалось собственником также во исполнение требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Такая практика вступала в очевидное противоречие с принципом недопустимости конкуренции вещно-правовых и обязательственно-правовых средств защиты вещных прав, и лишала смысла ограничение виндикации, установленное ст. 302 ГК.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 21.04.2003 № 6 – П по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 ст.167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О.М.Мариничевой, А.В.Немировской, З.А.Скляновой, В.М.Ширяева констатировал, что права лица, считающего себя собственником имущества, отчужденного неуправомоченным лицом, подлежат защите не с использованием механизма, установленного пп.1 и 2 ст. 167 ГК РФ (реституции, то есть исполнения обязанности возвратить все полученное по сделке, а при невозможности возврата данного предоставления в натуре – возместить его стоимость в деньгах), а путем виндикационного иска, если для его удовлетворения есть правовые основания.

При этом КС исходил из популярной концепции обязательственно-правовой природы возникающих в результате исполнения недействительной сделки реституционных правоотношений.

Впрочем, есть основания полагать, что реституция представляет собой не самостоятельное средство правовой защиты, а лишь собирательное наименование различных средств защиты, и в таком случае требование о реституции владения по сути представляет собой виндикацию. (Подробнее см.: Тузов Д. О. Реституция и реституционные правоотношения в гражданском праве России // Цивилистические исследования. Сб. научных трудов памяти проф. И. В. Федорова / Под ред. Б. Л. Хаскельберга, Д. О. Тузова. Вып. I. М.: Статут, 2004. §§ 1, 2. С. 213–245)

4

Виндикация недвижимости

  1.  Возможна ли виндикация недвижимости? В отечественной доктрине и судебной практике понятие виндикации традиционно применяется в отношении истребования как движимых, так и недвижимых вещей.

Эта точка зрения сформировалась в советской цивилистике, поскольку в советском гражданском праве не существовало юридически значимого деления вещей на движимые и недвижимые. По этой причине понятие владения по отношению к любым вещам понималось одинаково – как хозяйственное господство над ними.

Однако в отношении зарегистрированных объектов недвижимости и само владение осуществляется юридическими, а не только фактическими способами, то есть собственник не может считаться утратившим владение при наличии соответствующей регистрационной записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее – ЕГРП). – (Гражданское право. Учебник. Т.II. / Отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд. М., 2007. С.184. Прим.1)

По этой причине даже при незаконном лишении собственника возможности доступа к принадлежащему ему объекту недвижимости самовольным захватчиком собственник вправе защищаться путем предъявления негаторного, а не виндикационного иска.

Это совершенно естественно, поскольку при наличии регистрационной записи, закрепляющей обладание объектом недвижимости за истцом, не происходит пассивной легитимации самовольного захватчика в качестве незаконного владельца – ответчика по виндикационному иску, и, таким образом, речь может идти лишь о нарушении в том или ином отношении продолжающего существовать владения истца. Для правильного понимания сути этого тезиса необходимо раскрыть юридическую природу понятия “владение”.

  1.  Что такое владение недвижимостью?
  2.  Коль скоро владение представляет собой хозяйственное господство над вещью, фактическое завладение движимой вещью третьим лицом лишает собственника возможности осуществлять не только владение, но и пользование, и распоряжение ею. Более того, презумпция правомерности владения сообщает ему характер “видимости права”. Для устранения разделения права и факта в данной ситуации необходимо прибегнуть к виндикации.
  3.  В ситуации с объектом недвижимости сам факт физического соприкосновения третьего лица с этим объектом (например, незаконное вселение в чужой дом) не лишает лицо, чье право собственности на недвижимость зарегистрировано в ЕГРП, хозяйственного господства над этим объектом, поскольку:
    1.  в этом случае не может быть и речи о “видимости права” захватчика, ведь единственным доказательством права собственности на объект недвижимости является запись в ЕГРП. (ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” № 122-ФЗ).

Третьи лица считают собственником того, чье право собственности зарегистрировано в ЕГРП.

  1.  поскольку в пользу захватчика не действует презумпция правомерности владения, он не имеет никакой правовой защиты против действий лица, зарегистрированного в ЕГРП в качестве собственника, в том случае, если последнее попытается выдворить его своими силами, руководствуясь положениями ст. 14 ГК о допустимости самозащиты гражданских прав.
    1.  физическое присутствие захватчика на объекте недвижимости никак не способно повлиять на совершение зарегистрированным собственником сделок по распоряжению данным объектом, требующих внесения соответствующих регистрационных записей в ЕГРП.

Именно по этой причине, несмотря на то, что ГК требует передачи объекта недвижимости при его отчуждении, на практике сложилась устойчивая тенденция производить отчуждение таких объектов, сопровождающееся подписанием передаточных актов и последующим внесением записей в ЕГРП, без выезда непосредственно на объект.

  1.  даже имеющее систематический характер физическое посягательство третьих лиц на хозяйственное господство над объектом недвижимости далеко не всегда лишает зарегистрированного собственника этой недвижимости возможности осуществлять ее использование (например, постоянное неправомерное использование портового причала одним судовладельцем в отсутствие другого не лишает последнего возможности использовать тот же причал).

Признание правоприменительной практикой невозможности виндикации недвижимости, и квалификация притязания собственника против незаконного захватчика объекта недвижимости как иска об устранении нарушений, не связанных с лишением владения (негаторного иска), разумеется, является делом будущего, поскольку практика по инерции продолжает использовать прежние подходы и устаревшие клише.

Виндикация в собственном смысле слова возможна только в отношении недвижимости, права на которую приобретены до введения в действие ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” и не зарегистрированы в ЕГРП, поскольку такие права признаются действительными, и не будучи зарегистрированы. (ст. 6 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” от 21.07.1997 № 122-ФЗ).

  1.  Каковы практические последствия квалификации иска собственника недвижимости против самовольного захватчика как виндикации?

При квалификации требования собственника недвижимости против ее незаконного захватчика не как негаторного, а как виндикационного иска, на него распространяется исковая давность, пропуск которой является основанием для отказа в удовлетворении иска собственника.

В отсутствие специальных указаний закона это будет общий срок исковой давности – 3 года.

Современная практика порождает принципиально неразрешимую проблему разрыва фактического владения и права собственности, поскольку согласно записи в ЕГРП собственником продолжает оставаться пропустивший исковую давность истец, а фактически объектом недвижимости обладает незаконный захватчик, не имеющий никаких шансов стать собственником, так как для приобретения права собственности по давности владения требуется его добросовестность.

Порождаемый данной ситуацией логический тупик заставляет обосновывать возможность трансформации незаконного захватчика в добросовестного давностного владельца, способного стать собственником по давности владения. (См., например: Певницкий С.Г., Чефранова Е.А. Многоквартирные дома: проблемы и решения. М., “Статут”. 2006. С. 128)

Об искусственности и практической вредности конструкции превращения недобросовестного владельца в добросовестного по истечении срока исковой давности см.: Рудоквас А.Д. О непрерывном, открытом и добросовестном давностном владении // Цивилистические исследования. Выпуск 1-й. Сборник научных трудов памяти профессора И.В. Федорова / Под ред. Б.Л. Хаскельберга, Д.О. Тузова. М., “Статут”. 2004. С. 160 – 161; 177 – 179.

Следует иметь в виду, что сфера применения виндикации не исчерпывается случаями самоуправного захвата имущества. Еще чаще она применяется в ситуации, когда чужое имущество приобретено ответчиком на основании недействительной сделки.

В отличие от некоторых зарубежных правопорядков, система регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним в современной России не знает принципа “публичной достоверности” регистрационных записей в ЕГРП. По российскому праву регистрационная запись сама по себе не может создать право собственности, если она была внесена на основании недействительной сделки.

В случае успешного оспаривания действительности сделки, послужившей основанием для внесения записи в ЕГРП, подлежит аннулированию и эта запись.

Защита от виндикации добросовестных приобретателей движимого и недвижимого имущества осуществляется на одних и тех же основаниях, и не является безусловной.

Таким образом, положение о том, что единственным доказательством существования права собственности на объект недвижимости является запись в ЕГРП, следует понимать как проявление той самой презумпции правомерности владения, о которой речь шла применительно к движимому имуществу.

По этой причине иски об истребовании недвижимого имущества от лица, зарегистрированного в качестве собственника данного имущества в ЕГРП, неизбежно сопровождающиеся требованием о признании права собственности за истцом и аннулировании регистрационной записи о праве ответчика, квалифицируются на практике как виндикационные иски.

Это опять же порождает трудноразрешимые практические проблемы. Юридическое владение недвижимостью практически сводится к наличию регистрационной записи в ЕГРП, поскольку именно эта запись дает хозяйственное господство над объектом недвижимости. В таком случае, адекватным средством защиты права истца является требование о признании за ним права собственности. Будучи признан собственником, он, после внесения соответствующей регистрационной записи, автоматически возвращает себе и владение.

Однако с теоретической точки зрения иск о признании права и виндикационный иск представляют собой различные притязания. Их практическое отличие в частности связано с тем, что на иски о признании не должна распространяться исковая давность.

Понимание того обстоятельства, что применительно к недвижимости признание права собственности за лицом иным, чем то, на имя которого право собственности зарегистрировано в ЕГРП, равносильно возврату ему владения имуществом, приводит к тому, что арбитражные суды зачастую квалифицируют как виндикацию и иски о признании права на объект недвижимости, соответственно, отказывая по требованию ответчика в удовлетворении такого иска ввиду пропуска истцом исковой давности.

Таким образом, виндикация недвижимости возможна только при наличии неправомерно внесенной регистрационной записи на имя ответчика, поскольку только в этом случае можно говорить о его “юридическом владении”.

Характерно, что хотя в Германском Гражданском Уложении притязание на исправление записи в поземельной книге регулируется специальным §894, (См.: Гражданское Уложение Германии / пер. под ред. А. Л. Маковского. М., “Волтерс Клувер”. 2004. С. 256) немецкая доктрина признает, что по своему характеру это притязание аналогично виндикации в смысле §985 (который гласит: “Собственник может требовать от владельца передачи вещи). “В этой связи также говорят о том, что лицо, неправомерно занесенное в поземельную книгу в качестве собственника, обязано выдать “книжное владение” (Buchbesitz)”. (Шапп Я. Система германского гражданского права. М., 2006. С. 80).

Хотя в российской судебной практике эта концепция пока не является преобладающей, тем не менее, некоторые примеры подобного подхода можно наблюдать и в отечественной судебной практике ( См.: Мурзин Д.В. Определение истца и ответчика в иске о виндикации недвижимости // Вестник Федерального арбитражного суда Уральского округа. № 1. 2007. С. 86 – 88; Бюллетень ВС РФ. 1999. № 8. С. 15 – 17.).

  1.  Закреплено ли в российском законодательстве приобретение права собственности добросовестным приобретателем от неуправомоченного отчуждателя? В гражданском праве России приобретение права собственности от неуправомоченного отчуждателя на недвижимое имущество было легализовано с 01.01.2005 путем внесения изменений в ст. 223 ГК РФ (Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. № 217-ФЗ “О внесении изменений в статью 223 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральный закон “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”).

На основании абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК недвижимое имущество признается принадлежащим добросовестному приобретателю на праве собственности с момента регистрации за ним данного права, в том случае, если оно не может быть у него истребовано на основании ст. 302 ГК.

Внесенная в ЕГРП на основании недействительной сделки регистрационная запись создает для добросовестного возмездного приобретателя право собственности, если по условиям ст. 302 ГК приобретенная им недвижимость не может быть у него истребована. Это означает, что:

  1.  для признания возникновения права собственности у добросовестного приобретателя не требуется предъявления виндикационного иска прежним собственником, и последующего отказа в виндикации
  2.  добросовестный приобретатель становится собственником не ранее внесения в ЕГРП соответствующей записи.
  3.  Действительна ли сделка между добросовестным приобретателем и неуправомоченным отчуждателем? Поскольку по нормам законодательства, определяющего порядок и основания регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, основанием регистрационной записи не может быть недействительная сделка, следует признать, что в данном случае законодатель исходит из того, что добросовестность приобретателя восполняет отсутствие у отчуждателя необходимых полномочий по распоряжению имуществом, и таким образом данная сделка считается действительной.

Конечно, такая сделка совершена с нарушением закона, однако согласно ст. 168 ГК совершенная с нарушением закона ничтожна только в том случае, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения требований закона при совершении сделки.

В рассматриваемом случае упомянутые иные последствия определены абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК, то есть сделка признается действительной при наличии условий добросовестного приобретения, вытекающих из содержания ст. 302 ГК.

  1.  Из каких элементов слагается сложный юридический состав, накопление которого приводит к приобретению добросовестным приобретателем объекта недвижимости права собственности от неуправомоченного отчуждателя?
  2.  <QUEST3< FONT>двусторонняя отчуждательная сделка. Она должна быть действительной во всех отношениях за исключением отсутствия у отчуждателя права на отчуждение вещи.

К неуправомоченным отчуждателям относятся прежде всего лица, не являющиеся собственниками, а также собственники, ограниченные в праве отчуждать имущество (например, при наложении на имущество ареста).

Например, если сделка является ничтожной ввиду недееспособности отчуждателя, приобретение права собственности не будет иметь места ни на основании этой как таковой сделки, ни на основании сложного юридического состава.

Оспоримость отчуждательной сделки сама по себе не препятствует возникновению права собственности на вещь у ее добросовестного приобретателя. Однако в этом случае приобретенное им право может быть прекращено посредством эффективного оспаривания отчуждательной сделки.

  1.  возмездный характер сделки по отчуждению. Согласно п.1 ст. 423 ГК возмездным признается договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей (купля-продажа, мена).
  2.  выбытие объекта недвижимости из владения по воле собственника. 

С учетом особенностей оборота недвижимости и понятия владения недвижимостью случаи выбытия недвижимости из владения собственника по его воле на самом деле ограничиваются теми ситуациями, когда объект выбывает из владения собственника или лица, которому собственник передал владение, хотя и по воле этого лица, но на основании недействительной сделки, а приобретатель является добросовестным.

Например, это может иметь место в случае несанкционированного отчуждения объекта недвижимости субъектом права хозяйственного ведения или права оперативного управления, которые в принципе при определенных условиях могут совершать такие сделки.

Если отчуждение имело место с помощью подлога или совершения регистрационной записи под влиянием насилия или угрозы насилия, то объект оказывается выбывшим из владения собственника против его воли, и добросовестное приобретение не может состояться.

Пример из судебной практики: наниматели квартиры, фальсифицировав документы и вступив в сговор с представителями регистрационной службы провели по подложным документам регистрацию перехода права собственности на основании сделки об отчуждении.

На самом деле в этом случае нельзя считать, что добросовестное приобретение от неуправомоченного отчуждателя состоялось. До момента внесения регистрационной записи у продавца не было “юридического владения”, которое создавало бы видимость права, содержащего правомочие распоряжения. Подлог документов связан с выбытием вещи из владения собственника вопреки его воле (с тем же успехом подлог могло совершить и третье лицо, а не только наниматель квартиры).

  1.  регистрация перехода права собственности для недвижимости тождественна передаче вещи приобретателю для движимых вещей.

Приобретатель недвижимого имущества станет его собственником при условии, что отчуждатель был зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество (далее - ЕГРП) в качестве собственника и что в пользу приобретателя будет совершена запись в ЕГРП о праве собственности последнего.

В случае с недвижимым имуществом не должны учитываться факты, связанные с передачей владения, так как недвижимость, в отличие от движимости, "обращается по записям".

Передача фактического владения недвижимым имуществом рассматривается действующим законодательством только как исполнение должником своего обязательства, которое без соответствующей записи в пользу приобретателя не может само по себе привести к возникновению у него права собственности.

К моменту записи (государственной регистрации) привязывает возникновение права собственности на недвижимое имущество у приобретателя по договору п.2 ст.223 ГК РФ.

  1.  добросовестность приобретателя. Она необходима как на момент заключения договора, так и на момент внесения регистрационной записи, поскольку единство сложного юридического состава должно сохраняться до момента окончания накопления тех юридических фактов, которые в совокупности делают приобретение права собственности состоявш

Если до мвнесения регистрационной записи о переходе права собственности к добросовестному приобретателю регистрационная запись на имя неуправомоченного отчуждателя будет оспорена истинным собственником, добросовестный приобретатель не может этому никак воспрепятствовать, ссылаясобросовестное приобретение (ведь оно еще не состоялось).

5

Расчеты при возврате имущества. При рассмотрении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  Какова судьбе доходов, полученных ответчиком в период владения имуществом, при истребовании имущества из его незаконного владения? <QUEST25< FONT>Правила расчетов по доходам и расходам, связанным с виндицируемым имуществом, установлены ст. 303 ГК.

Установив обязанность возврата или возмещения ответчиком по виндикационному иску доходов от истребуемой вещи, законодатель ясно указал на то, что понятием доходы по смыслу данной статьи охватываются не только денежные доходы, но и органические поступления от вещи (плоды, приплод скота) и продукция.

Из содержания данной статьи вытекает, что на любые виды доходов, полученных до момента, когда добросовестный владелец узнал или должен был узнать о неправомерности своего владения, или до получения им повестки по иску собственника о возврате имущества, он приобретает право собственности.

Это соответствует положениям ст. 136 ГК о том, что поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукция, доходы), принадлежат лицу, использующему имущество на законном основании, если иное не предусмотрено законом. В данном случае законом предусмотрено иное – приобретение права на доходы добросовестным владельцем имущества.

В остальных случаях, когда правом на истребование доходов обладает собственник плодоприносящей вещи, он становится собственником плодов с момента их отделения от основной вещи и имеет право на их истребование в натуре. Таким образом, если требования о возврате денежных доходов или возмещении утраченных плодов имеет обязательственный характер, то требование о возврате в натуре неденежных доходов защищается виндикационным иском.

  1.  Становится ли добросовестный приобретатель недобросовестным владельцем при предъявлении против него виндикационного иска? Тот факт, что при виндикации приносящей доход вещи собственник вправе требовать от ответчика - добросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, которые тот извлек или должен был извлечь с момента, когда он узнал о неправомерности своего владения, или получил повестку по иску собственника, не свидетельствует о том, что с этого момента добросовестный владелец становится недобросовестным.

Во-первых, к такому выводу приводит буквальное прочтение текста данной статьи.

Во-вторых, даже если допустить, что осведомленность владельца о неправомерности своего владения, наступившая после его приобретения, превращает его владение в недобросовестное, не ясно, почему такой же эффект имеет получение повестки по иску собственника.

Простое заявление третьим лицом притязаний на вещь, находящуюся у владельца, само по себе не может лишить его имеющей объективные основания убежденности в наличии у него правомерного титула владения.

Впрочем, точно также простое сообщение ему третьим лицом информации о незаконности его владения не лишает его добросовестности постольку, поскольку он не обязан верить этому сообщению до тех пор, пока сообщенные ему факты не нашли подтверждения в судебном разбирательстве.

Правило ст. 303 ГК относительно момента, с которого у добросовестного владельца появляется обязанность возврата собственнику всех доходов, которые этот владелец получил или должен получить, объясняется тем, что именно с этого момента ответчик имеется основания усомниться в своей управомоченности на владение. Подобные сомнения не тождественны полной утрате уверенности в правомерности владения. Однако, если бы в рассматриваемой ситуации доход, полученный до вынесения судебного решения, оставался у добросовестного владельца, они могли бы привести к усиленной эксплуатации вещи с целью извлечь из нее, ценой усиленного износа, максимальный доход, на тот случай, если в результате судебного разбирательства все-таки будет доказан факт принадлежности спорного имущества истцу. С другой стороны, поскольку перспектива возможного возврата истцу не только самой вещи, но и доходов от нее не стимулирует владельца к извлечению последних, на него возлагается обязанность возврата не только полученных доходов, но и тех, которые он должен был получить.

  1.  Может ли собственник требовать от незаконного владельца возврата или возмещения доходов без удовлетворении виндикационного иска? Истребование доходов в порядке ст. 303 ГК помимо истребования владения невозможно. Несмотря на указание ст. 1103 ГК о применении правил об истребовании неосновательного обогащения, предусмотренных гл. 60-ой ГК, к требованиям об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения, не следует понимать это таким образом, что требование о возврате неосновательного обогащения (кондикция) может заменить собой требование о возврате доходов, условия удовлетворения которого предусмотрены ст. 303 ГК. Это требование может быть предъявлено только в связи с виндикацией, поскольку правила о неосновательном обогащении не вытесняют, а сопровождают требования, предусмотренные ст. 1103 ГК, причем такого сопровождения может и не понадобиться. (Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Ч. 2. / под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. 2-е изд. М., 2006. С. 1038. (автор комментария – Д. Г. Лавров)

Примером ситуации, когда требование о возврате неосновательного обогащения сопровождает виндикационный иск, может считаться случай, когда ответчик не получил от истребуемого имущества никаких доходов, однако неосновательно сберег свое имущество за счет использования находившейся в его незаконном владении вещи (п. 2 ст. 1105 ГК).

При ином толковании складывается абсурдная ситуация, когда в случае отказа в удовлетворении иска собственника, например, ввиду пропуска последним исковой давности, он сохранял бы право требовать передачи ему всех доходов от вещи как неосновательного обогащения ее незаконного владельца. К такому же эффекту приводило бы и удовлетворение иска собственника о признании права собственности, на который исковая давность вообще не распространяется.

Впрочем, имея в виду тождественность понятий “владелец” и “приобретатель” с точки зрения добросовестности и недобросовестности, надо признать, что эти соображения имеют значение лишь применительно к недобросовестному владельцу. В ситуации, когда виндикационный иск к добросовестному приобретателю не предъявлялся, или не был удовлетворен, ответчик остается добросовестным владельцем и приобретает право собственности на доходы от находящейся у него во владении вещи, независимо от обретения им осведомленности относительно неправомерного характера его владения.

  1.  Обязан ли собственник возместить ответчику по виндикации произведенные последним на вещь расходы? Обязанности как недобросовестного, так и добросовестного владельца возвратить или возместить собственнику доходы от истребуемой вещи соответствует обязанность последнего возместить им необходимые затраты на имущество с того времени, с какого собственнику причитаются доходы от имущества.

Под необходимыми расходами понимаются затраты не только на текущее содержание имущества, но и на его капитальный ремонт.

В ст. 303 ГК, также как и ранее в законодательстве советского периода, не урегулирован вопрос о компенсации добросовестному владельцу необходимых затрат на изымаемое у него имущество в том случае, если он не извлек и не должен был извлечь из него никаких доходов, либо извлеченные доходы не покрывают понесенные добросовестным владельцем затраты.

В подобной ситуации правомерно ставить вопрос о неосновательном сбережении собственником имущества, тем более что добросовестный владелец вправе требовать от собственника возмещения затрат, произведенных на улучшение имущества, если последние увеличили стоимость имущества. (Советское гражданское право. Ч.I. 2-е изд. / Отв. ред. В. Т. Смирнов, Ю. К. Толстой, А.К. Юрченко. Л., 1982. (автор главы - Ю. К. Толстой ). С. 315)

Таким образом, пока данный пробел в законе не устранен, целесообразно признать, что добросовестный владелец имеет право на иск из неосновательного обогащения по ст. 1102 ГК.

Что касается улучшений, то из буквального смысла данного понятия вытекает, что улучшения увеличивают функциональную полезность вещи, а расходы на украшения (издержки на роскошь), возмещению не подлежат, хотя бы они увеличили стоимость вещи. Если эти улучшения возможно отделить без ущерба для вещи, добросовестный владелец вправе это сделать.

Однако, в том случае, если они не могут быть использованы отдельно от основной вещи, и как таковые, в отрыве от нее, ценности не представляют, их отделение добросовестным владельцем будет представлять собой злоупотребление правом, и поэтому недопустимо.

  1.  Как урегулирован законом вопрос об ответственности незаконного владельца за ухудшение или гибель имущества? Вопрос об ответственности незаконного владельца за ухудшение или гибель имущества решается согласно ст. 1104 ГК.

Исходя из указания ст. 1103 ГК о применении правил об истребовании неосновательного обогащения, предусмотренных гл. 60-ой ГК, к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке и об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения, ст. 1104 ГК применима и к случаям передачи индивидуально-определенной вещи по недействительной сделке, когда о неосновательном обогащении в таком контексте речь не идет, если не считать традицию абстрактной сделкой (поскольку право собственности по недействительной сделке не переходит).

Мысль законодателя объясняется просто, если провести естественную аналогию с положениями ст. 303 ГК: статус добросовестного владельца (для приобретательной давности) сохраняется и после получения владельцем осведомленности о неправомерности завладения им вещью. Именно с этого момента можно вести речь об умысле и неосторожности добросовестного владельца, что и делает законодатель.

<QUEST44< FONT>Ответственность незаконного владельца за ухудшение или гибель имущества покоится на общих правилах о деликтной ответственности. Добросовестность или недобросовестность владельца в данном случае имеет значение лишь для определения его виновности. Впрочем, следует иметь в виду, что сама по себе недобросовестность не тождественна виновности.

Если имущество погибло или повреждено при отсутствии умысла или небрежности недобросовестного владельца, то на него можно возложить ответственность за событие, повлекшее причинение вреда, исходя из того, что если бы он ранее вернул владение собственнику, то вредоносного события можно было бы избежать.

Таким образом, в конечном счете, речь идет о виновном поведении владельца, результатом которого стало причинение вреда чужому имуществу.

Однако в таком случае недобросовестный владелец может избежать ответственности, доказав, что, будучи осведомлен о неправомерности своего владения, он не имел возможности вернуть имущество собственнику, не зная его местонахождения, или что причинение вреда имело бы место даже в том случае, если бы поврежденное или уничтоженное имущество находилось во владении собственника (например, здание было бы разрушено землетрясением независимо от того, находилось оно во владении собственника или недобросовестного владельца).

6

Иск об устранении нарушений, не связанных с лишением владения (негаторный иск).

При изучении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  В какой ситуации предъявляется негаторный иск? <MASHTEST4< FONT>Иск об устранении нарушений, не связанных с лишением владения, предъявляется собственником в ситуации, когда он:
  2.  не лишен владения принадлежащим ему индивидуально-определенным имуществом
  3.  его владение нарушается третьим лицом, в той или иной мере препятствующим собственнику пользоваться или распоряжаться данной вещью.

(См., например: п.21 Письма Пленума ВАС РФ от 28 апреля 1997 г. № 13 “Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав” // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ по гражданским делам. 3-е изд. М., 2005 С. 277).

Такой иск называется негаторным, поскольку он отождествляется с одноименным иском римского права (actio negatoria). Латинское наименование данного иска переводится как “отрицающий иск”. В римском праве он обычно использовался лишь в одном специфическом случае – а именно, когда кто-либо безосновательно приписывал себе сервитут в отношении вещи собственника.

Впоследствии сфера применения данного иска расширилась. В современном российском праве он стал использоваться для отражения всякого нарушения права собственности, не связанного с лишением владения.

  1.  Как распределяется бремя доказывания при негаторном иске? <QUEST37< FONT>Основанием предъявления иска является наличие права собственности истца и факт его нарушения ответчиком.

Как и при виндикации, в пользу истца при негаторном иске действует презумпция права собственности.

Если ответчик оправдывает свои действия, ссылаясь на наличие у него права на их совершение, он обязан доказать это утверждение.

  1.  В каких случаях невозможно удовлетворение негаторного иска?
  2.  Правомерность действий ответчика исключает удовлетворение негаторного иска.
  3.  Для предъявления такого иска необходимо, чтобы нарушение права собственности представляло собой определенное состояние, являющееся следствием неправомерного действия или бездействия собственника, и существующее на момент предъявления иска.

Примеры: 

  1.  возведена преграда, в дальнейшем преграждающая собственнику доступ к принадлежащему ему объекту
  2.  если из-за неисправности водопровода водосток с территории соседнего земельного участка подмывал фундамент постройки, то в том случае, если неисправность водопровода уже устранена, нет оснований для предъявления против соседа негаторного иска, и хозяин пострадавшего строения может предъявить только иск о возмещении уже нанесенного ему вреда.
  3.  Распространяется ли на негаторный иск действие исковой давности? Руководствуясь идеей о том, что необходимым условием предъявления негаторного иска является длящийся характер правонарушения, законодатель установил, что на это требование не распространяется исковая давность (ст. 208 ГК).
  4.  Возможно ли предъявление негаторного иска для предотвращения возможного в будущем нарушения права собственности? Хотя в российском законодательстве прямо не закреплено право собственника требовать предотвращения возможного в будущем нарушения его права собственности, однако судебно-арбитражная практика допускает предъявление таких исков в ситуации, когда угроза нарушения права в будущем реальна. (Скворцов О.Ю. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. М. 1998. 187 – 188).

Здесь очевидна аналогия со ст. 1065 ГК, допускающей предъявление иска о запрещении деятельности, создающей опасность причинения вреда в будущем.

  1.  Возможно ли предъявление негаторного иска при совершении ответчиком систематических разовых действий, нарушающих право собственности (проход или проезд через чужой земельный участок при отсутствии сервитута и вопреки прямому запрету собственника, несанкционированная парковка автотранспорта на чужой земле, и т.п.)? Хотя в том случае, если ответчик не приписывает себе какого-либо права на совершение таких действий, невозможно говорить о том, продолжается ли нарушение права собственности, или оно уже завершилось, несомненно, что подобные действия ответчика в прошлом создают реальную опасность их повторения в будущем.

Следовательно, а таком случае речь идет о предотвращении возможного в будущем нарушения права собственности.

  1.  Каковы последствия удовлетворения негаторного иска? В случае удовлетворения негаторного иска суд своим решением должен предписать ответчику:
  2.  Либо совершить определенные действия (например, убрать преграду, препятствующую доступу собственника в принадлежащее ему помещение),
  3.  Либо обязать его воздерживаться от совершения действий, нарушающих право собственности (например, прекратить систематическое несанкционированное использование чужой собственности).
  4.  Какой практический смысл имеет судебное решение по негаторному иску, предписывающее ответчику совершить те действия, которые он обязан совершать и без судебного решения? Согласно ч.2 ст. 332 АПК РФ, последствием неисполнения судебного решения об устранении нарушений права собственности, не связанных с лишением владения, для ответчика может стать наложение на него штрафа, притом, что уплата судебного штрафа не освобождает от обязанности исполнить судебное решение (ч. 3 ст. 332 АПК РФ, ст. 105; 113 Федерального закона от 14 сентября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Если предписанное судебным решением действие не исполняется и после наложения штрафа, или нарушается обязанность воздерживаться от определенных действий, то штраф налагается за каждый случай нарушения.

Если для устранения нарушения права собственности требуется совершение определенного действия, которое может быть совершено не только лично ответчиком, но и любым другим лицом (например, снос забора или сарая), суд может в своем решении указать, что в случае неисполнения указанного действия ответчиком в течение установленного судом срока истец вправе (сам или с привлечением специалистов) произвести это действие за счет ответчика с взысканием с него необходимых расходов (ч.1 ст. 206 ГПК, ч.3 ст. 174 АПК). Судебный пристав-исполнитель также вправе организовать исполнение указанного действия за счет ответчика в качестве меры принудительного исполнения (ч.3 ст. 68; ч.2 ст. 105 Федерального закона от 14 сентября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве») .

  1.  При каких условиях наряду с удовлетворением негаторного иска возможно удовлетворения требования собственника о возмещении убытков? Предъявление негаторного иска может сопровождаться требованием о возмещении убытков.

Хотя само по себе удовлетворение негаторного иска не связано с виной ответчика в нарушении права собственности, возмещение убытков собственника осуществляется лишь при наличии вины ответчика.

  1.  В каких случаях при удовлетворении негаторного иска производится и взыскание неосновательного обогащения?
  2.  Если нарушение права собственности, не связанное с лишением собственника владения, привело к неосновательному приобретению или сбережению ответчиком имущества за счет собственника, ответчик обязан по требованию собственника возвратить ему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество по правилам о неосновательном обогащении.
  3.  Если ответчиком произведены какие-то затраты на имущество собственника, или его улучшения, по аналогии применяется ст. 303 ГК, и субсидиарно, нормы о неосновательном обогащении.

7

Иск о признании права собственности или иного вещного права

При изучении этой темы необходимо ответить на следующие вопросы:

  1.  Предусматривается ли законом иск о признании как способ защиты права собственности?
  2.  В ст.12 ГК <QUEST32< FONT>указано, что защита гражданских прав осуществляется путем признания права.
  3.  Ст.59 Земельного Кодекса говорит о признании права на земельный участок как способе защиты данного права.
  4.  Аналогичное указание содержится и в ст. 11 Жилищного Кодекса применительно к защите прав на жилые помещения.
  5.  Почему Глава 20-ая ГК, посвященная защите права собственности, не содержит никаких упоминаний о таком способе защиты вещных прав, как иск о признании? Данное обстоятельство объясняется спецификой иска о признании, поскольку предметом такого иска является только констатация факта принадлежности права истцу.

Предъявляя иск о признании, истец не требует присуждения ответчика к возврату владения принадлежащей истцу вещью, или к прекращению действий, мешающих осуществлять правомочия владения, пользования и распоряжения.

Цель истца состоит именно в признании принадлежащего ему права, то есть в формальном подтверждении своего статуса.

Потребность в таком подтверждении возникает в том случае, когда право истца оспаривается или просто игнорируется ответчиком, что создает угрозу его последующего нарушения. (Cм., например: Новая судебная практика по спорам о праве собственности и иных вещных правах / Составитель Д.А. Ждан-Пушкина. М., 2007. С. 15 – 18).

  1.  Что такое иск о признании как средство защиты права собственности или иного вещного права? Это обращенное к третьему лицу, не связанному с истцом относительным правоотношением, требование о признании вещного права истца на спорное имущество, не соединенное с конкретными требованиями о возврате имущества или об устранении препятствий в осуществлении данного права, не связанных с лишением владения.
  2.  Можно ли считать иск о признании самостоятельным средством защиты права собственности или иного вещного права?
  3.  Своеобразие иска о признании дает некоторым авторам основание утверждать, что сам по себе этот иск не является самостоятельным способом защиты гражданских прав. (См., например: Крашенинников Е.А. К теории права на иск. Ярославль. 1995. С. 53 – 58, Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. М., “Спарк”. 1996. С. 71)
  4.  Удовлетворение иска о признании либо само по себе устраняет угрозу возможного нарушения права собственности, придавая необходимую определенность отношениям истца и ответчика по поводу спорного имущества, либо является предпосылкой для последующего предъявления иска о присуждении. В этом смысле иск о признании является одним из средств защиты права собственности или иного вещного права.
  5.  Возможна ли ситуация, когда правовая неопределенность в отношении бесспорности права собственности или иного вещного права как таковая создает препятствие субъекту данного права в реализации принадлежащих ему правомочий? Например, если третье лицо позволило себе публичные заявления, оспаривающие или просто подвергающие сомнению право собственности другого лица на определенный объект, последнее может быть заинтересовано в устранении возникшей неопределенности путем предъявления иска о признании. (Cм., например: Новая судебная практика по спорам о праве собственности и иных вещных правах / Составитель Д.А. Ждан-Пушкина. М., 2007. С. 182 – 185).

О негаторном иске в данном случае речь идти не может, поскольку действия ответчика не препятствуют истцу в осуществлении принадлежащих ему правомочий владения, пользования или распоряжения.

Однако возникшая неопределенность в отношении прав собственника может создавать для него неудобства, например тем, что небесспорность его права может стать причиной отказа потенциальных покупателей от намерения приобрести у него данный объект.

Таким образом, для устранения возникшей неопределенности он нуждается в подтверждении принадлежащего ему права в судебном порядке.

  1.  Можно ли квалифицировать как иск о признании иск об освобождении имущества от ареста (об исключении имущества из описи)? Распространенным случаем применения иска о признании в судебно-арбитражной практике является квалификация в качестве такового иска об освобождении имущества от ареста (об исключении имущества из описи) в том случае, когда истец не требует возврата этого имущества из чужого незаконного владения, а заинтересован лишь в подтверждении своего права собственности, которое является основанием для исключения принадлежащего ему имущества из описи или из-под ареста.

Этот иск предъявляется должнику, в связи с обращением взыскания на имущество которого произведен арест или включение в опись принадлежащего истцу имущества, а также к взыскателю, в интересах которого на имущество наложен арест.

Впрочем, вопросы квалификации исков об освобождении имущества от ареста (об исключении имущества из описи) уже много десятилетий являются дискуссионными в цивилистической доктрине. (Подробнее см., например: Новоселова А.А. Публичные торги в рамках исполнительного производства. М., “Статут”. 2006. С. 195 – 204).

  1.  Каковы условия удовлетворения иска о признании права собственности или иного вещного права? Необходимым условием защиты вещного права путем его признания является подтверждение истцом своего права.

Доказывание права истца облегчается презумпцией правомерности фактического владения.

Ответчик, оспаривающий эту презумпцию, должен доказать свои утверждения.

  1.  Распространяется ли на иски о признании исковая давность? Исковая давность на иски о признании распространяться не может, хотя в действующем законодательстве это положение прямо не закреплено.

Дело в том, что осуществляемое по требованию ответчика применение исковой давности, влекущее за собой отказ в удовлетворении иска, должно иметь место только после рассмотрения дела по существу, то есть уже после состоявшегося признания права истца судом, что в данном случае и является единственным предметом требования истца.

Этот тезис на самом деле не противоречит указанию ч.6 ст. 152 ГПК о том, что возражение ответчика относительно пропуска истцом исковой давности может рассматриваться в предварительном судебном заседании, и при установлении данного факта “судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу”. Заявляя об истечении исковой давности, ответчик тем самым признает правомерность самого притязания истца, а значит, и наличие лежащего в его основании субъективного права, предпочитая вместо отрицания существования данного притязания воспользоваться возможностью отказа от его исполнения.

Логически рассуждая, суд не может одновременно признать право истца и тут же отказать ему в этом признании, ссылаясь на истечение исковой давности.

8

Иск о защите прав титульного владельца и проблема владельческой защиты

При изучении этой темы необходимо ответить на следующие вопросы:

  1.  Кто кроме собственника имеет право на виндикацию и негаторный иск? Согласно ст. 305 ГК правом на истребование имущества из чужого незаконного владения, а равно на предъявление негаторного иска, наделено лицо, хотя и не являющееся собственником, но управомоченное на владение по другому основанию, предусмотренному законом или договором.

То юридическое основание, которое дает лицу правомочие владеть вещью, называется титул владения, а само правомерное владение несобственника называется титульным владением.

  1.  Можно ли считать, что защита титульного владельца вещно-правовыми исками представляет собой владельческую (поссессорную) защиту? <QUEST33< FONT>Указанные иски титульного владельца часто квалифицируются в юридической литературе как защита владения (владельческая защита). (Гражданское право. Учебник. Т.1. / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд. М., 1998. С. 621 – 622). Однако, эта квалификация не соответствует действительности.
  2.  Что такое владельческая (поссессорная) защита? Понятие владельческой (поссессорной - термин производный от латинского слова possessor - “владелец”) защиты было выработано римским правом, и заимствовано из него гражданским правом стран континентальной Европы как защита не только определённого квалифицированного владения, а любого владения, то есть, с одной стороны, владения собственника, и иного законного владельца, а с другой - владения и незаконного, и недобросовестного, в том числе приобретённого насильственно и самоуправно. (Подробнее см., например: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 223 – 235; Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 160 – 172; 246 – 249).
  3.  Какая идея лежит в основании института владельческой (поссессорной) защиты? Целью поссессорной защиты является пресечение недозволенного самоуправства и переведение всех имущественных конфликтов в сферу петиторного (термин производный от латинского слова petitor – “истец”) процесса, то есть спора о праве.

Именно по этой причине в тех правопорядках, которым знакомо понятие посессорной защиты, она предоставляется:

  1.  безотносительно к наличию или отсутствию у какой-либо из конфликтующих сторон права на владение
  2.  в облегченном процессуальном порядке
  3.  возможность ее предоставления обусловлена необходимостью обращения за защитой владения в течение установленного законом короткого срока после состоявшегося нарушения владения
  4.  Можно ли сказать, что институт владельческой (поссессорной) защиты охраняет право владения? Защита владения имеет предварительный (провизорный) характер, и ее предоставление не связано с разрешением вопроса о праве на владение.

Лицо, нарушившее владение и проигравшее спор о владении в поссессорном процессе может впоследствии выиграть спор о праве на владение в петиторном процессе с тем же самым лицом.

Поскольку в споре о владении целью является пресечение самоуправства, в посессорном процессе обычно не допускаются даже ссылки любой из сторон на собственную управомоченность на владение.

  1.  Действует ли в отношении титульного владельца при обращении в суд с требованием о возврате ему владения или об устранении нарушений, не связанных с лишением владения, презумпция правомерности его владения, то есть действительности того титула, на котором владение основано? В отношении титульного владельца, также как в отношении собственника, действует презумпция правомерности его владения.

Однако, в данном случае все равно идет речь о защите правомерного владения, которое опирается на правовое основание, а не любого владения как факта. В том случае, если в ходе судебного разбирательства презумпция правомерности владения истца будет опровергнута, в иске ему должно быть отказано.

  1.  Признает ли современное российское гражданское право возможность защиты беститульного владения? Единственным известным современному отечественному правопорядку случаем предоставления гражданско-правовой защиты беститульного владения чужой вещью является иск, на предъявление которого управомочен давностный владелец на основании п. 2 ст. 234 ГК.
  2.  Из чего следует, что правом на предъявление иска по п.2 ст. 234 ГК обладает только добросовестный владелец, которому предстоит стать собственником по истечении приобретательной давности (давностный владелец)?

Расположение рассматриваемых положений в рамках статьи ГК о приобретательной давности и их формулировка указывают на то, какой именно владелец управомочен на предъявление данного иска. Таковым может быть признан лишь владелец “для давности” (ad usucapionem), то есть добросовестно и открыто владеющий имуществом как своим собственным.

Естественно, у ответчика есть возможность устранить этот иск, опровергнув презумпцию добросовестности владения истца.

  1.  Какие положения действующего законодательства подтверждают тождественность понятий “добросовестный владелец” и “добросовестный приобретатель”?
  2.  ст. 303 ГК РФ, определяющая порядок расчетов при истребовании имущества из чужого незаконного владения, устанавливает, что от добросовестного владельца собственник вправе потребовать "возврата или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества".

Следовательно последующая осведомленность о своей неуправомоченности не превращает добросовестного владельца в недобросовестного, поскольку формулировка данной статьи предполагает, что добросовестный владелец остается таковым и после того, как он узнал о неправомерности своего владения.

  1.  противоположная интерпретация соответствующих положений отечественного ГК сделала бы невозможным предъявление добросовестным владельцем иска, на который он управомочен согласно п.2 ст. 234 ГК РФ, так как предъявление такого иска означало бы признание владельцем незаконности своего владения, а значит - собственной недобросовестности.
  2.  О какой защите идет речь в п.2 ст. 234 ГК РФ? В п.2 ст. 234 ГК РФ речь идёт не о поссессорной защите, подобной той, которая предоставлялась в римском праве владельческими интердиктами, а о петиторной защите давностного владения как вещного права.

Об этом свидетельствует тот факт, что предъявление данного иска против собственника и иного лица, управомоченного на владение спорной вещью, не допускается, то есть этому иску можно противопоставить возражение о том, что ответчик является титульным владельцем, а в классическом поссессорном процессе ссылки на управомоченность ответчика на обладание вещью в принципе невозможны

Иск предусмотренный в п.2 ст. 234 ГК РФ подобен виндикации (Скворцов О.Ю. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. М. 1998. С. 29).

Этот иск является российским аналогом римского Публицианова иска (actio in rem Publiciana), поскольку и тот и другой иски основаны на фикции якобы истекшей давности. (См.: Толстой Ю.К. Давность в Гражданском кодексе Российской Федерации // Правоведение. 1995. №1.С.23).

Публицианов иск традиционно относится к средствам не посессорной, а петиторной защиты, а правовое положение защищенного таким иском давностного владельца определяется в литературе римского права как особого рода относительно-вещное право. (Подробнее см.: Рудоквас А.Д. О непрерывном, открытом и добросовестном давностном владении // Цивилистические исследования. Выпуск 1-й. Сборник научных трудов памяти профессора И.В. Федорова / Под ред. Б.Л. Хаскельберга, Д.О. Тузова. М., “Статут”. 2004. С. 181 – 187)

  1.  Какие практические последствия имеет квалификация давностного владения как вещного права, а не фактического состояния? Защита владения возможна только против его непосредственного нарушителя, и в этом смысле имеет деликтный характер, а вещный иск может быть предъявлен против любого третьего лица (в случае с давностным владельцем – против любого недобросовестного приобретателя).

Так, п.21 постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 №8 было признано, а постановлением Президиума ВАС РФ от 06.07. 1999 № 962/99 было еще раз подтверждено, что по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения, заявленному лицом, у которого титул собственника основан на ничтожной сделке, арбитражный суд вправе дать оценку такой сделке независимо от того, предъявлялось ли требование о признании сделки недействительной, и в иске на этом основании отказать.

Нетрудно заметить, что такая практика создает возможность отказать в иске добросовестного приобретателя, лишившегося владения приобретенным объектом, против приобретателя недобросовестного, ссылаясь на то, что истец не является титульным владельцем, поскольку владение ранее было им приобретено на основании недействительной сделки. Если в такой ситуации собственник также не проявит заинтересованности в истребовании своей вещи, то она навсегда окажется за пределами легального оборота.

Разумеется, коль скоро речь идет о виндикационном иске, с точки зрения ст.301 ГК РФ позиция ВАС РФ вполне оправданна. Однако, такой истец вполне подлежит защите согласно п.2 ст. 234 ГК РФ, поскольку неправомерность его обладания вещью является вопросом его взаимоотношений с собственником, а по отношению к недобросовестным третьим лицами он, будучи хотя и незаконным, но добросовестным владельцем, в силу самого этого факта имеет преимущественную правовую позицию

  1.  Можно ли говорить о наличии в действующем российском гражданском праве поссессорной защиты как целостного института? Возможность защиты владения как факта, в том числе владения неправомерного и недобросовестного, была отвергнута еще в советской цивилистической доктрине, и в этом смысле современная российская цивилистика следует сформировавшейся традиции.

В оправдание такого подхода указывалось, что цели поссессорной защиты вполне реализуются:

  1.  в рамках институтов уголовного и административного права, защищающих владельцев имущества от противоправных посягательств
  2.  благодаря наличию презумпции правомерности владения, облегчающей его защиту в рамках петиторного процесса. (Подробнее см.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность / Избранные труды по гражданскому праву. Т. 2. М., “Статут” . 2004. С.335 – 358).

Наличие в обществе государственной монополии на применение насилия должно подразумевать наличие поссессорной защиты, как явления, сопутствующего общей охране общественного порядка, и Россия в этом смысле не является исключением.

В императорской России изначально защита владения являлась функцией полиции и осуществлялась в административном порядке, и лишь впоследствии была передана в ведение мировых судей. (Коновалов А.В. Владение и владельческая защита. СПб., 2001. С.118 – 123).

Другой вопрос, что для предоставления такой защиты необходимо установить факт владения, а это не всегда просто, учитывая сложность самой категории владения. Именно этим объясняется необходимость создания специального поссессорного процесса, в рамках которого не рассматривается спор о праве, а устанавливается факт владения и факт его нарушения.

С учетом зарубежного опыта и практических трудностей, порождаемых отсутствием самостоятельной защиты владения в российском гражданском праве, недавно было высказано предложение о введении в отечественный правопорядок поссессорной защиты путем соответствующей модификации института судебного приказа. (См.: Коновалов А.В. Владение и владельческая защита. СПб., 2001. С.178 – 191).

Сформулируйте свое мнение, нужно ли вводить институт владельческой (поссессорной) защиты в действующее законодательство.

  1.  Можно ли говорить лишь о наличии в отечественном правопорядке “функциональных суррогатов” владельческой защиты?
  2.  Для немедленного пресечения действий, нарушающих владение, владелец может на основании ст. 99 АПК РФ ходатайствовать перед арбитражным судом о применении такой предусмотренной ст.91 АПК предварительной обеспечительной меры, как запрещение совершать определенные действия, касающиеся предмета спора (в данном случае - нарушать владение).

Однако в таком случае заявитель должен заранее произвести встречное обеспечение (ч.4 ст. 99 АПК), и при удовлетворении данного ходатайства для него назначается не превышающий 15 дней срок для подачи искового заявления по требованию, в связи с которым судом приняты предварительные обеспечительные меры. Таким образом, и в этом случае защита владения, в конечном счете, осуществляется лишь в рамках спора о праве.

  1.  Некоторые авторы квалифицируют в качестве инструмента владельческой защиты предусмотренную п.2 ст. 167 ГК РФ в качестве особого последствия недействительности сделки двустороннюю реституцию.

Основанием для такого вывода является буквальное прочтение текста данной статьи ГК, позволяющее заключить, что законодатель не связывает возможность обратного истребования предоставления, совершенного во исполнение недействительной сделки, с наличием у стороны данной сделки какого-либо права на владение переданной вещью.

С таким выводом можно согласиться, лишь если речь идет о сделках:

  1.  с пороками воли, то есть совершенных под влиянием обмана, насилия или угрозы (ст. 179 ГК)
  2.  совершенных при отсутствии воли (например, при совершении сделки лицом, неспособным понимать значение своих действий и руководить ими – ст. 177 ГК). (Тузов Д. О. Реституция и виндикация: проблемы соотношения // Вестник ВАС РФ. №3. 2002. С. 120)

Напротив, в тех ситуациях, когда лицо добровольно и сознательно пошло на заключение и последующее исполнение недействительной сделки, говорить о реституции как инструменте владельческой защиты было бы неправильно, поскольку отсутствует посягательство на владение.

  1.  Почему законодатель в ст. 305 ГК РФ наделяет правом на вещные иски не только собственников, но и титульных владельцев? Основанием предоставления самостоятельной защиты титульному владению является конструкция, согласно которой при передаче вещи в титульное владение собственник легитимирует владельца на защиту переданного ему владения в интересах собственника. (Советское гражданское право. Ч.I. 2-е изд. / Отв. ред. В. Т. Смирнов, Ю. К. Толстой, А.К. Юрченко. Л., 1982. С. 318).

На это указывает тот факт, что в некоторых случаях действующее законодательство признает право на предъявление виндикационного иска несобственником в интересах собственника даже в ситуации, когда истец не является титульным владельцем.

<MASHTEST3< FONT>Так, согласно п. 3. ст. 33 Федерального Закона от 16 июля 1998 г. N 102 – ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)”, если имущество, заложенное по договору об ипотеке, оказалось в незаконном владении третьих лиц, залогодержатель вправе, действуя от собственного имени, истребовать это имущество из чужого незаконного владения в соответствии со ст. 301 и 302 ГК РФ для передачи его во владение залогодателя.

  1.  Имеет ли право на вещный иск титульный владелец, который не имеет самостоятельного интереса во владении вещью? Поскольку самостоятельная защита титульного владения гарантирована законом прежде всего в интересах собственника, а не самого титульного владельца, последний управомочен на предъявление иска о защите своего владения не только в том случае, когда он имеет самостоятельный интерес во владении вещью (как например, арендатор), но и тогда, когда он такого интереса не имеет (комиссионер, перевозчик, хранитель).
  2.  Исключает ли наличие у титульного владельца права на вещный иск предъявление соответствующего иска собственником? Наличие у титульного владельца права на иск против нарушителя владения не исключает предъявления соответствующего иска собственником. (Сравни: Грибанов В.П. К вопросу о понятии права собственности // Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2001. С. 379)

Хотя в п.2 ст. 209 ГК говорится о том, что собственник вправе передавать другим лицам права владения, пользования и распоряжения вещью, такое словоупотребление не отражает сути дела, поскольку, оставаясь собственником, он не утрачивает правомочий по владению, пользованию и распоряжению объектом права собственности даже в том случае, если аналогичные правомочия в отношении данной вещи принадлежат другим лицам.

Наличие прав третьих лиц на принадлежащую собственнику вещь лишь заставляет его воздерживаться от осуществления принадлежащих ему правомочий постольку, поскольку такое осуществление может воспрепятствовать этим третьим лицам в реализации принадлежащих им правомочий в отношении данной вещи, что недопустимо согласно п. 2 ст. 209 ГК РФ

  1.  Как объяснить гарантированное ст. 305 ГК РФ титульному владельцу право на защиту не только против третьих лиц, но и против собственника?
  2.  Эта норма применяется только в том случае, если между собственником и титульным владельцем не существует обязательственных правоотношений.

Таким образом, возможностью предусмотренной ст. 301 – 305 ГК РФ защиты титульного владения против собственника обладают только субъекты пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения и оперативного управления.

Поскольку отечественная цивилистическая доктрина считает невозможной конкуренцию исков, владение на основе гражданско-правового договора (например, если речь идет об отношениях арендатора и арендодателя) должно защищаться против собственника не вещным иском, а личным иском из договора. (п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8 “О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”).

  1.  Нарушая титульное владение принадлежащей ему вещью субъектом иного вещного права, собственник злоупотребляет своим правом. Согласно п.2 ст. 10 ГК РФ в таком случае его право собственности не подлежит судебной защите, и он не может

§ 11. Ограниченные вещные права

1

<QUEST21< FONT>Право хозяйственного ведения. При рассмотрении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы: 

  1.  Кто может быть субъектом права хозяйственного ведения? Государственные и муниципальные унитарные предприятия (кроме казенных предприятий, которые обладают имуществом не на праве хозяйственного ведения, а на праве оперативного управления (см. ст.115 ГК).

Учитывая установление законом специального субъектного состава обладателей права хозяйственного ведения и права оперативного управления на государственное имущество, такое право не может быть признано за акционерным обществом, созданным в процессе приватизации, (п.11 Информационного письма Президиума ВАС от 28 апреля 1997 г. № 13 “Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав” // Вестник ВАС. 1997. № 7).

  1.  Что может быть объектом права хозяйственного ведения? Те виды имущества, которые переданы унитарному предприятию и предназначены для его деятельности (включая здания, сооружения, оборудование, инвентарь, права требования и т.п.).
  2.  Какие правомочия входят в состав права хозяйственного ведения? Государственные и муниципальные унитарные предприятия обладают правом не только владения и пользования, но и распоряжения закрепленным за ними на праве хозяйственного ведения имуществом.
  3.  Насколько ограничено правомочие распоряжения имуществом у субъекта права хозяйственного ведения?
  4.  отношении недвижимости данное правомочие осуществляется унитарным предприятием лишь с согласия собственника (уполномоченного им органа) - п.2 ст.295 ГК РФ.
  5.  унитарное предприятие распоряжается закрепленным за ним имуществом только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет и виды которой определены уставом такого предприятия. (ст.18 Федерального Закона предприятиях от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»).
  6.  В каких пределах субъект права хозяйственного ведения свободен в осуществлении принадлежащих ему правомочий? Унитарное предприятие (обладатель права хозяйственного ведения) может владеть, распоряжаться и пользоваться предоставленным ему имуществом по своему усмотрению в пределах, определяемых ст.294, 295 ГК и Законом об унитарных предприятиях.
  7.  В каких случаях сделки, совершенные субъектом права хозяйственного ведения, являются ничтожными, даже если они совершены с согласия собственника? Если эти действия:
  8.  приводят к невозможности использовать имущество по назначению (отчуждение или предоставление в долгосрочное пользование др. лицам)
  9.  ограничивают возможности предприятия в выполнении уставных задач - (п.9 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 № 8 “О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”).
  10.  Какие правомочия сохраняет собственник в отношении имущества, находящегося в хозяйственном ведении унитарного предприятия?
  11.  Перечень прав собственника на имущество, находящееся в хозяйственном ведении государственного (муниципального) унитарного предприятия, определяется в п.1 ст. 295 ГК.
  12.  Часть прибыли унитарных предприятий, оставшейся после уплаты установленных налоговым законодательством налогов и сборов, и иных обязательных платежей, подлежит зачислению в бюджет соответствующего уровня в размерах, установленных соответственно Правительством РФ, законами субъекта РФ или правовыми актами органа местного самоуправления (в зависимости от того, кто выступает учредителем унитарного предприятия). (ст. 51, 57 и 62 Бюджетного Кодекса РФ)
  13.  Может ли собственник произвести отчуждение имущества, находящегося в хозяйственном ведении унитарного предприятия? Если собственник желает произвести отчуждение данного имущества, он должен предварительно ликвидировать унитарное предприятие.

2

Право оперативного управления. При рассмотрении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы: 

  1.  Кто может быть субъектом права оперативного управления?
  2.  казенные предприятия 
  3.  учреждения, независимо от того, кто выступает собственником данного имущества (государство, муниципальное образование или частное лицо).
  4.  Что может быть объектом права оперативного управления? В состав такого имущества могут входить любые объекты.
  5.  Какие правомочия сохраняет собственник в отношении имущества, находящегося в оперативном управлении?

3.1. Cобственник может изъять любое находящееся в оперативном управлении имущество только при наличии оснований, указанных в п.2 ст. 296 ГК.

Необоснованное и произвольное решение собственника об изъятии имущества из оперативного управления может быть оспорено в суде (см. п.6 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02. 1998. № 8. “О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”).

Имуществом, изъятым у казенного предприятия или учреждения, собственник этого имущества вправе распорядиться по своему усмотрению. (ст. 296 ГК РФ в редакции ст.4 Федерального Закона “О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального Закона "Об автономных учреждениях", а также в целях уточнения правоспособности государственных и муниципальных учреждений” от 3 ноября 2006 года № 175-ФЗ). (Cм., например: Новая судебная практика по спорам о праве собственности и иных вещных правах / Составитель Д.А. Ждан-Пушкина. М., 2007. С.199 – 203).

3.2. Cудебно-арбитражная практика исходит из того, что поскольку собственник не утрачивает права распоряжения переданным в оперативное управление имуществом, он может распорядиться им, и не изымая это имущество из оперативного управления.

Например, он может сдать его в аренду, но с согласия субъекта права оперативного управления. (Cм., например: Новая судебная практика по спорам о праве собственности и иных вещных правах / Составитель Д.А. Ждан-Пушкина. М., 2007. С.186 – 199.)

3.3. В отношении любого имущества казенного предприятия или учреждения, в том числе имущества, приобретенного за счет доходов от ведения самостоятельной приносящей доход деятельности, право собственности приобретает его учредитель, поскольку указанные юридические лица могут быть субъектами только одного вещного права - права оперативного управления. Это прямо вытекает из содержания п.2 ст. 299 ГК РФ.

Тем не менее, очевидно исходя из ошибочного отождествления права самостоятельного распоряжения учреждением имуществом, приобретенным за счет доходов от деятельности учреждения, с правом собственности (См. обзор дискуссии о правовой природе права самостоятельного распоряжения учреждений: Сорокина С.Я. Вещные права учреждений и их осуществление // Вещные права: система, содержание, приобретение / Сб. науч. труд. в честь проф. Б.Л. Хаскельберга / Под ред. Д.О. Тузова. М., «Статут». С. 71- 72), судебно-арбитражная практика долго не признавала возможность изъятия у учреждения на основании п.2 ст. 296 ГК имущества, приобретенного за счет доходов от деятельности учреждения (п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02. 1998. № 8. “О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”) и, с другой стороны, считала возможным обращение взыскания по долгам учреждения не только на денежные средства, полученные от приносящей доход деятельности, но и на имущество, приобретенное за счет таких доходов (Постановление Президиума ВАС от 23 мая 2000 г. № 4940/99 // Вестник ВАС РФ. 2000. № 8).

Такая практика должна быть прекращена после того, как в п.3 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 г. № 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации» было указано, что обращение взыскания на имущество учреждения недопустимо, независимо от того, закреплено ли такое имущество за учреждением собственником, или приобретено учреждением самостоятельно за счет доходов, полученных от приносящей доход деятельности.

Собственником имущества учреждение не может быть ни при каких обстоятельствах (Подробнее см.: Дроздов И.А. Комментарий к постановлению от 28 сентября 2004 г. № 5804/04 по делу «Пермская областная регистрационная палата против Пермского колледжа экономики, статистики и информатики Госкомстата России» // Правовые позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: Избранные постановления за 2004 год с комментариями / Под ред. А.А. Иванова. М., «Статут». 2007. С. 61 – 66).

  1.  В каких пределах субъект права оперативного управления свободен в осуществлении принадлежащих ему правомочий? Казенное предприятие и учреждение, за которыми имущество закреплено на праве оперативного управления, владеют, пользуются и распоряжаются этим имуществом:
  2.  в пределах, установленных законом
  3.  в соответствии с целями своей деятельности
  4.  в соответствии с заданиями собственника имущества
  5.  в соответствии с назначением имущества (п.1 ст. 296 ГК)

4.1. Казенное предприятие вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом, но:

  1.  с согласия собственника этого имущества
  2.  только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, предмет и цели которой определены его уставом.

Свою продукцию казенное предприятие реализует самостоятельно, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.

Порядок распределения доходов казенного предприятия определяется собственником его имущества (ст. 297 ГК РФ).

4.2. Частное или бюджетное учреждение:

  1.  не вправе распоряжаться имуществом, закрепленным за ним собственником, или приобретенным за счет средств, выделенных собственником на приобретение этого имущества. (ст. 296 ГК РФ в редакции ст.4 Федерального Закона “О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального Закона "Об автономных учреждениях", а также в целях уточнения правоспособности государственных и муниципальных учреждений” от 3 ноября 2006 года № 175-ФЗ).

Однако поскольку п.3 ст. 120 ГК допускает установление в законах и иных правовых актах особенностей правового положения некоторых учреждений, в действующем законодательстве содержится целый ряд правовых норм, наделяющих некоторые виды учреждений правом сдавать в аренду закрепленное за ними собственником имущество (См.: п.11 ст. 39 Закона РФ от 10.07.1992 г. № 3266-1 «Об образовании» (в ред. ФЗ от 30.06.2007 г.); п.4 ст. 27 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» от 22.08.1996 г. № 125-ФЗ (в ред. ФЗ от 13.07.2007 г.); ст. 33 Федерального закона от 19.12.2006 г. № 238-ФЗ «О федеральном бюджете на 2007 год» (в ред. ФЗ от 17.07.2007 г.); ст. 29 Федерального закона от 26.05.1996 г. № 54-ФЗ «О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» (в ред. ФЗ от 26.06.2007г. ); п. 4 Постановления Правительства РФ от 25.03.1999 г. № 329 «О государственной поддержке театрального искусства в Российской Федерации» (в ред. Постановления Правительства РФ от 23.12.2002 г. № 919).

В настоящее время позиция ВАС РФ состоит в том, что учреждения вправе с согласия собственника сдавать в аренду закрепленное за ними собственником имущество для обеспечения более эффективной организации основной деятельности учреждения (См. Постановление Пленума ВАС РФ от 19.04.2007 г. № 23 «О внесении дополнения в Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2006 г. № 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Эта позиция высшей судебной инстанции имеет основания в законе применительно к тем учреждениям, которым такое право специально предоставлено по действующему законодательству. Хотя в вышеупомянутых законах не указано на необходимость получения ими согласия собственника на заключение такого рода сделок, однако его согласие необходимо, поскольку в противном случае у собственника есть основания для изъятия сданного в аренду имущества как используемого учреждением не по назначению (п.2 ст. 296 ГК).

  1.  имеет право самостоятельного распоряжения имуществом, приобретенным за счет доходов от ведения приносящей доход деятельности, возможность ведения которой предусмотрено учредительными документами учреждения (п.2 ст. 298 ГК РФ).

4.3. Принципиально иное положение у автономных учреждений: 

  1.  Недвижимым имуществом, закрепленным за ним собственником или приобретенным за счет средств, выделенных собственником на приобретение этого имущества, автономное учреждение распоряжается, но с согласия собственника (абз. 2 п. 1 ст. 298 ГК РФ в редакции ст.4 Федерального Закона от 3 ноября 2006 года № 175-ФЗ “О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального Закона "Об автономных учреждениях", а также в целях уточнения правоспособности государственных и муниципальных учреждений”, и Федеральный закон от 3 ноября 2006 года № 174-ФЗ “Об автономных учреждениях”).
  2.  Доходы автономного учреждения от осуществления этим учреждением деятельности и использования закрепленного за ним имущества поступают в самостоятельное целевое распоряжение автономного учреждения для достижения целей, ради которых оно создано, и не могут быть потрачены на иные цели.
  3.  На имущество, приобретенное автономным учреждением за счет доходов от его деятельности, это учреждение приобретает право оперативного управления.
  4.  Недвижимым имуществом, приобретенным за счет доходов от его деятельности, автономное учреждение распоряжается самостоятельно, кроме случаев его внесения в уставный (складочный капитал) других юридических лиц.

В последнем случае требуется согласие собственника.

Следует обратить внимание на коллизию норм Федерального закона от 3 ноября 2006 года № 174-ФЗ “Об автономных учреждениях” и ГК РФ с одной стороны, и Федерального Закона “Об ипотеке (залоге недвижимости)” от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ с другой.

С одной стороны, ГК и ФЗ “Об автономных учреждениях” предоставляют учреждениям право самостоятельного распоряжения объектами недвижимости, приобретенными за счет доходов от их деятельности, а автономным учреждениям – и право распоряжения недвижимым имуществом, закрепленным за ними собственником или приобретенным за счет средств, выделенных собственником на приобретение этого имущества.

С другой стороны, п.1 ст. 6 Федерального Закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)” гласит: “имущество, являющееся предметом ипотеки, должно принадлежать залогодателю либо на праве собственности, либо на праве хозяйственного ведения”.

Поскольку передача имущества в залог является одним из способов определения его юридической судьбы, то есть распоряжения им, налицо явная коллизия Закона об ипотеке и законодательства об учреждениях.

До появления Федерального закона от 3 ноября 2006 года № 174-ФЗ “Об автономных учреждениях” эта коллизия была не очевидна, поскольку на практике преобладала ошибочная точка зрения, что имущество, приобретенное учреждением за счет доходов от собственной деятельности, на которое у него есть право самостоятельного распоряжения, находится у него в собственности. Теперь эта коллизия стала явной.

Решать ее, очевидно, следует, исходя из того, что Федеральный закон “Об автономных учреждениях” от 3 ноября 2006 года № 174-ФЗ, будучи принят позже, имеет приоритет над Федеральным Законом “Об ипотеке (залоге недвижимости)” от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ.

Еще одна особенность автономных учреждений состоит в том, что автономное учреждение отвечает по своим обязательствам закрепленным за ним имуществом, за исключением:

  1.  недвижимого имущества
  2.  особо ценного движимого имущества, закрепленных за ним учредителем или приобретенных автономным учреждением за счет средств, выделенных ему учредителем на приобретение этого имущества. (п.4 ст.1 Федерального закона от 3 ноября 2006 года № 174-ФЗ “Об автономных учреждениях”).
  3.  Какие правомочия входят в состав права оперативного управления? Право оперативного управления заключает в себе различный объем правомочий в зависимости от того:
  4.  какое юридическое лицо является субъектом данного права
  5.  каким образом приобретено имущество, являющееся его объектом:

5.1. Казенные предприятия и автономные учреждения имеют правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом, закрепленным за ними собственником или приобретенным на средства, предоставленные собственником целевым назначением для приобретения этого имущества.

При этом правомочие распоряжения ограничено необходимостью получить согласие собственника на распорядительные действия в отношении данного имущества.

5.2. Частные и бюджетные учреждения вправе владеть и пользоваться, но не имеют права распоряжаться имуществом, закрепленным за ними собственником или приобретенным на средства, предоставленные собственником целевым назначением для приобретения этого имущества.

В то же время у них, также как у автономных учреждений, есть право самостоятельного распоряжения тем имуществом, которое приобретено ими за счет доходов от ведения самостоятельной приносящей доход деятельности, не выходящей за рамки, установленные их учредительными документами.

  1.  <QUEST6< FONT>Сколько подинститутов можно выделить в рамках института права оперативного управления?
  2.  право оперативного управления казенных предприятий
  3.  право оперативного управления частных и бюджетных учреждений
  4.  право оперативного управления автономных учреждений.
  5.  Следует особо отметить, что при приобретении унитарным предприятием или учреждением имущества в обороте (по договору или иным основаниям), они приобретают на него право хозяйственного ведения или оперативного управления в том же порядке, в каком иные участники оборота приобретают право собственности (см. ст. 299 ГК). Подробнее о приобретении и прекращении права оперативного управления см.: Комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерациии. Часть 1-ая (постатейный). 3-е изд. / Под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. М., “Проспект”. 2005. С. 598 – 60013 

§ 12. Вещные права на землю

1

Как соотносятся по юридической силе положения Земельного Кодекса и Гражданского Кодекса? Согласно п.1 ст. 2 ЗК нормы земельного права, содержащиеся в других федеральных законах, законах субъектов РФ, должны соответствовать ЗК. Нормы Земельного Кодекса следует рассматривать в качестве специальных по отношению к ГК. Кроме того, ЗК был принят позже, чем ГК. Тем не менее, существует точка зрения, что применительно к правовому режиму вещных прав на землю в любом случае гражданское законодательство должно иметь приоритет над земельным законодательством. (См., например: Мисник Н.Н. Еще раз о соотношении гражданского и земельного законодательства при регулировании земельных отношений // Государство и право. 2006. № 9. С. 23 – 24).

Впрочем, острота этой проблемы снята благодаря принятию Федерального закона от 26.06.2007 г. № 118-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в части приведения их в соответствие с Земельным кодексом Российской Федерации».

2

Право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком.

При изучении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  Какие правомочия включаются в содержание права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком ?
  2.  <QUEST19< FONT>владение земельным участком
  3.  пользование земельным участком
  4.  извлечение из земельного участка доходов в форме выращивания и реализации сельскохозяйственной продукции (пп.1 п.2 ст.40 ЗК).

Согласно п.1 ст. 41 ЗК содержание правомочий владения и пользования землепользователей раскрываются в ст. 40 ЗК.

  1.  В каких пределах осуществляются эти правомочия? Пределы их осуществления устанавливаются в законодательстве и конкретизируются в актах о предоставлении участка в пользование (п.1 ст. 269 ГК).
  2.  Вправе ли субъект права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком распоряжаться земельным участком? Согласно п.4 ст. 20 ЗК, граждане и юридические лица не вправе распоряжаться земельными участками, предоставленными им на праве постоянного (бессрочного) пользования.
  3.  Кто приобретает право собственности на постройку, возведенную на земельном участке, предоставленном в постоянное (бессрочное) пользование? Согласно п.2 ст. 269 ГК, лицо, которому предоставлено право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком под застройку, приобретает право собственности на построенный им для себя объект недвижимости.

Эта норма ГК имеет смысл только в двух случаях:

  1.  по отношению к праву постоянного (бессрочного) пользования, полученному гражданином до введения ЗК в действие
  2.  по отношению к Центрам исторического наследия Президентов РФ, прекративших исполнение своих полномочий, поскольку согласно Федеральному закону от 13.05.2008 № 68-ФЗ “О Центрах исторического наследия Президентов РФ, прекративших исполнение своих полномочий”, Центр исторического наследия Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, является юридическим лицом, созданным в организационно-правовой форме фонда, однако земельные участки ему предоставляются на праве постоянного бессрочного пользования.

Дело в том, что произведенное после вступления в силу ЗК сужение субъектного состава лиц, способных иметь земельный участок на праве постоянного (бессрочного) пользования привело к тому, что (за исключением упомянутых Центров исторического наследия Президентов РФ, прекративших исполнение своих полномочий) теперь таким правом могут обладать лишь такие юридические лица, которым имущество может принадлежать только на праве оперативного управления.

Таким образом, быть собственниками зданий они в принципе не могут.

  1.  На каком основании может быть приобретено право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком?

5.1 В качестве основания первоначального приобретения данного права выступает административный акт - решение уполномоченного государственного или муниципального органа о предоставлении земельного участка в постоянное (бессрочное) пользование (п.1 ст.268 ГК).

Никакого договора о передаче земельного участка в постоянное бессрочное пользование заключаться не должно.

5.2 В п.3 ст. 268 ГК предусмотрен случай производного приобретения права постоянного (бессрочного) пользования.

При этом круг возможных субъектов данного права и в этом случае ограничивается теми субъектами, которые упомянуты в п.1 ст. 20 ЗК и п.1 ст. 268 ГК. 

  1.  Кому может быть предоставлено право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком?
  2.  государственным учреждениям
  3.  муниципальным учреждениям
  4.  казенным предприятиям
  5.  органам государственной власти
  6.  органам местного самоуправления
  7.  Центрам исторического наследия Президентов РФ, прекративших исполнение своих полномочий (п.1 ст. 20 ЗК в редакции ст. 20 Федерального закона от 13.05.2008 № 68-ФЗ “О Центрах исторического наследия Президентов РФ, прекративших исполнение своих полномочий” и п.1 ст. 268 ГК).

Предоставление земельных участков на праве постоянного (бессрочного) пользования гражданам и юридическим лицам, не указанным в п.1 ст. 20 ЗК, запрещено пп.1 –2 ст. 20 ЗК.

Указание в законодательстве на предоставление права постоянного бессрочного пользования органам государственной власти и органам местного самоуправления некорректно с точки зрения юридической техники. Поскольку эти органы не являются субъектами права, и с учетом перечня субъектов гражданских прав, содержащегося в ст. 2 ГК, следует предположить, что законодатель в данном случае имел в виду публичные образования. (Подробнее см.: Мисник Н..Н. Приведение гражданского и земельного законодательства в соответствие друг с другом: попытки, итоги, пути // Закон. №3. 2008. С. 58-59).

  1.  Кто может быть субъектом права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком?
  2.  Право постоянного (бессрочного) пользования находящимися в государственной или муниципальной собственности земельными участками, возникшее у граждан и юридических лиц до введения в действие ЗК, сохраняется (п.3 ст. 20 ЗК).
  3.  Юридические лица, за исключением указанных в п. 1 статьи 20 ЗК РФ юридических лиц, обязаны переоформить право постоянного (бессрочного) пользования земельными участками на право аренды земельных участков или приобрести земельные участки в собственность по своему желанию до 1 января 2006 года. (п.2 ст.3 Вводного закона к ЗК РФ; Подробнее см.: Лотникова Н.П.. Проблемы переоформления права постоянного бессрочного пользования // Вестник ВАС. № 2 (171). февраль 2007. С. 41 – 43).
  4.  Может ли гражданин приватизировать земельный участок, предоставленный ему ранее на праве постоянного (бессрочного) пользования? Граждане, получившие земельные участки на праве постоянного (бессрочного) пользования до введения ЗК в действие, не ограничены по времени в своем праве приватизации этих земельных участков.

Однако приватизация может быть лишь однократной.

Хотя гражданин может иметь в постоянном (бессрочном) пользовании несколько участков, приватизировать он может только один из них (п.5 ст.20 ЗК).

(См. разъяснения ВС РФ по некоторым специальным вопросам, связанным с приватизацией гражданами земельных участков, которыми они владеют на праве постоянного (бессрочного) пользования: Судебная практика Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам / автор-составитель Е.Н. Романенкова., отв. ред. Н.К. Толчеев. М., 2008. С. 114 - 119)

  1.  Определен ли законом круг субъектов, которым земельный участок может предоставляться только на праве постоянного (бессрочного) пользования? В некоторых случаях закон специально устанавливает, что единственным видом права на земельный участок для некоторых видов юридических лиц может быть только право постоянного (бессрочного) пользования.

Так, в части 7 ст. 3 Федерального закона от 3 ноября 2006 года № 174-ФЗ “Об автономных учреждениях” содержится императивное указание на то, что земельный участок, необходимый для выполнения автономным учреждением его уставных задач, предоставляется ему на праве постоянного (бессрочного) пользования.

Поскольку учреждения и федеральные казенные предприятия являются особыми субъектами гражданского права, отношения которых с государством регулируются преимущественно административными актами (учреждение, ликвидация, наделение имуществом, изъятие неиспользуемого или используемого не по назначению имущества, реорганизация и т.д.), применение административного порядка наделения таких субъектов земельными участками является оправданным.

  1.  Что происходит при приобретении третьим лицом у субъекта права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком права собственности на объект недвижимости, находящийся на этом участке?

10.1 В ст.271 ГК закреплено, что собственник здания, сооружения или иной недвижимости, находящейся на земельном участке, принадлежащем другому лицу на праве собственности, имеет право пользования предоставленным таким лицом под эту недвижимость земельным участком.

При переходе права собственности на указанную недвижимость к другому лицу последнее приобретает право пользования соответствующим земельным участком на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник недвижимости. 

10.2 При продаже зданий, строений, сооружений, расположенных на земельных участках, предоставленных юридическим лицам (за исключением указанных в п. 1 ст. 20 Земельного кодекса Российской Федерации юридических лиц) на праве постоянного (бессрочного) пользования, это право подлежит переоформлению на право аренды земельных участков, или они должны быть приобретены в собственность (п.2 ст.3 Вводного закона к Земельному Кодексу РФ)

Мысль законодателя в данном случае следует понимать таким образом, что если здание приобретается юридическим лицом, не входящим в перечень, указанный в п.1 ст. 20 ЗК и п.1 ст. 268 ГК, то покупатель не может приобрести право постоянного (бессрочного) пользования, которое имелось у продавца, поскольку юридические лица, не входящие в указанный перечень, должны переоформить свое право пользования на право собственности или право аренды. (Cм.: Постановление ФАС ЦО от 10.12.2003 г. №А48-1110/03-9)

При этом согласно абз.2 п.1 ст.36 ЗК собственники строений, зданий и сооружений на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, имеют исключительное право на приватизацию этих участков или на приобретение права аренды этих участков.

Эта норма относится в равной мере как к гражданам, так и к юридическим лицам.

Если продажа объекта недвижимости осуществляется юридическим лицом, входящим в перечень, указанный в п.1 ст. 268 ГК, то продавец всегда является субъектом права оперативного управления в отношении объекта недвижимости и права постоянного (бессрочного) пользования в отношении земельного участка, на котором находится данное строение.

Эти объекты находятся в государственной или муниципальной собственности. Следовательно, здесь должна применяться ст. 273 ГК.

Таким образом, например, при продаже автономным учреждением объекта недвижимости коммерческой организации к покупателю переходит право собственности на земельный участок.

  1.  В каких случаях право постоянного (бессрочного) пользования может быть прекращено?
  2.  Право постоянного (бессрочного) пользования может быть прекращено ввиду одностороннего отказа субъекта данного права от своего права. В этом случае распоряжение данным земельным участком осуществляется исполнительным органом государственной власти или органом местного самоуправления (п.3 ст. 53 ЗК).
  3.  Согласно ст. 45 ЗК, по определенным в законе основаниям право постоянного (бессрочного) пользования может быть прекращено по инициативе органа государственной власти или органа местного самоуправления только в судебном порядке, предусмотренном ст. 54 ЗК 

3

Право пожизненного наследуемого владения земельным участком

При изучении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  Каким образом приобретается право пожизненного наследуемого владения земельным участком? <QUEST20< FONT>Это единственное из перечисленных в ст. 216 ГК вещных прав, которое в настоящее время может быть приобретено только по наследству. (п.2 ст. 21 Земельного Кодекса).

Таким образом, по наследству приобретается право пожизненного наследуемого владения, ранее полученное наследодателем по иным основаниям, которые допускались прежним законодательством до введения в действие в 2001г. Земельного Кодекса.

Эта норма Земельного Кодекса отражает стремление законодателя постепенно ликвидировать данный вид вещных прав на землю, и рассчитана на переходный период.

  1.  Кто может быть субъектом права пожизненного наследуемого владения земельным участком? Это единственное из перечисленных в ст. 216 ГК вещных прав, которое не может принадлежать юридическому лицу. (cт. 265 ГК, ст. 21 Земельного Кодекса).
  2.  Может ли гражданин приватизировать земельный участок, которым он обладает на праве пожизненного наследуемого владения? Граждане, имеющие земельные участки в пожизненном наследуемом владении, имеют право приобрести их в собственность.

Каждый гражданин имеет право однократно бесплатно приобрести в собственность находящийся в его пожизненном наследуемом владении земельный участок, при этом взимание дополнительных денежных сумм помимо сборов, установленных федеральными законами, не допускается (п.3 ст.21 Земельного Кодекса).

  1.  Какие правомочия включаются в содержание права пожизненного наследуемого владения земельным участком? Гражданин, обладающий правом пожизненного наследуемого владения (владелец земельного участка), имеет права владения и пользования земельным участком, передаваемые по наследству (ст.266 ГК).

Если из условий пользования земельным участком, установленных законом, не вытекает иное, владелец земельного участка вправе возводить на нем здания, сооружения и создавать другое недвижимое имущество, приобретая на него право собственности (п. 2. ст. 266 ГК).

Содержание правомочий, составляющих право пожизненного наследуемого владения, согласно п.1 ст.41 ЗК, определяется ст.40 ЗК.

Эта статья раскрывает содержание понятий владения и пользования земельным участком, а также извлечения из него доходов в форме выращивания и реализации сельскохозяйственной продукции (пп.1 п.2 ст.40 ЗК).

Не допускается распоряжение земельным участком лицом, который им обладает на титуле пожизненного наследуемого владения, за исключением его передачи в порядке наследственного правопреемства (ст. 267 ГК и п.2 ст.21 ЗК).

Таким образом, совершать иные кроме завещательных распоряжений сделки с земельным участком можно только после его приватизации, то есть, превратившись из пожизненного наследственного владельца в собственника.

  1.  В каких случаях право пожизненного наследуемого владения земельным участком может быть прекращено? Это право прекращается по тем же основаниям, что и право постоянного (бессрочного) пользования.

4

Сервитуты

При изучении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  Что такое сервитут по российскому праву? Ограниченное вещное право пользования соседним земельным участком (служащий участок - praedium serviens), которое принадлежит собственнику земельного участка или иной недвижимости (господствующий участок – praedium dominans). (Cм.: Постановление ФАС ЦО от 10.12.2002 г. № А64-2204/02-9; Постановление ФАС ЦО от 22.11.2002 г. № А64-2718/02-8; Постановление ФАС МО от 21.09.2004 № КГ-А40/7763-04; Постановление ФАС МО от 12.07.2004 №КГ –А40/5399-04; Постановление ФАС СЗО от 25.06.2004 № А21-5391/03-C2).
  2.  Что является объектом сервитута?
  3.  земельный участок
  4.  здание, сооружение и иное недвижимое имущество (ст.277 ГК).
  5.  Кто такой сервитуарий? Лицо, управомоченное на пользование чужим объектом недвижимости в силу сервитута.
  6.  Каково содержание сервитута? Российский законодатель не определяет точно возможное содержание сервитута, давая лишь примерный перечень тех нужд земельного участка, для удовлетворения которых может быть установлен сервитут.
  7.  Возможно ли установление сервитута сразу на несколько объектов? Поскольку некоторые нужды требуют использования не только участка, непосредственно примыкающего к господствующему участку, но и не граничащих с последним смежных участков, один и тот же сервитут может быть установлен сразу на несколько участков. Все они именуются законодателем соседними участками (п.1 ст. 274 ГК).

Так, водопровод может быть проложен по территории нескольких смежных участков, лишь один из которых граничит с тем объектом недвижимости, в пользу которого установлен сервитут водопровода.

  1.  В чем отличие частного сервитута от “публичного сервитута”? В Земельном кодексе РФ наряду с вышеописанным понятием частного сервитута используется понятие “публичный сервитут” (пп.2 и 3 ст. 23 ЗК РФ).

Однако так называемый “публичный сервитут” представляет собой ограничение права собственности на земельный участок или иной объект недвижимости, установленное в пользу неопределенного круга лиц, и по этой причине не являющееся субъективным вещным правом.

Именно поэтому Гражданский кодекс, в отличие от Земельного Кодекса, не содержит даже упоминания о “публичных сервитутах”14.

  1.  Как можно классифицировать сервитуты?

7.1 Сервитуты традиционно классифицируются на:

  1.  положительные сервитуты”, предоставляющие сервитуарию возможность совершения определенных действий по использованию соседнего участка (проход, проезд, прогон скота, прокладка линейных подземных и наземных сооружений – трубопроводов, кабелей, линий электропередачи, сооружение и использование мелиоративных и дренажных канав и прочих сооружений и т.п.)
  2.  отрицательные сервитуты”, обязывающие собственника служащего участка воздерживаться от определенных действий.

Подобный сервитут может существовать, например, в форме запрета на соседнем участке строительства, загораживающего вид или лишающего доступа света и т.п. (Барон Ю. Система римского гражданского права. СПб, “Юридический центр Пресс”. 2005. C. 411)

Применительно к “отрицательному сервитуту” его содержания исчерпывается обязанностью воздерживаться от нарушения права собственности сервитуария на господствующий участок в ситуации возможной коллизии прав определенного рода.

7.2 Возможны ли по действующему законодательству “отрицательные сервитуты”? В п.1 ст. 274 ГК речь идет только о “положительных сервитутах”. Данное обстоятельство представляется явным упущением отечественного законодателя. Нельзя согласиться с утверждением, что “отрицательный сервитут следует рассматривать как специфическую юридико-техническую конструкцию римского права, которая не тяготела к институту сервитута и выполняла утилитарные задачи, ныне решаемые в рамках негаторного иска”. (Коновалов А.В. Владение и владельческая защита. СПб., “Юридический центр Пресс”. 2001. С. 66. Прим. 87).

Во-первых, “отрицательный сервитут” существует не только в римском праве, но и в современных гражданских кодексах зарубежных стран. (См.: Гражданское Уложение Германии / пер. под ред. А. Л. Маковского. М., “Волтерс Клувер”. 2004. С. 281.§ 1018; Французский Гражданский Кодекс / научное редактирование и предисловие Д.Г. Лаврова, пер. с фр. А.А. Жуковой, Г.А. Пашковской. СПб., “Юридический центр Пресс”. 2004. С. 480. (абз.3 ст. 689)

Во-вторых, негаторный иск может быть удовлетворен только в том случае, если действия ответчика, нарушающие право собственности истца, являются неправомерными.

Между тем, например, в том случае, если собственник возводит на своем земельном участке здание или сооружение, не нарушая никаких положений действующего законодательства (градостроительных регламентов, предписаний, регулирующих порядок землепользования, санитарных норм и т.п.), то он действует в своем праве.

Если при этом он ущемляет интересы соседа, частично ограничивая для него поступление солнечного света в его теплицы или лишая его приятного вида из окон расположенной на участке гостиницы, то имеет место коллизия прав, то есть ситуация, когда осуществление одного права затрудняет или делает невозможным осуществление другого права.

По общему правилу в такой ситуации каждому предоставляется осуществлять свое право постольку, поскольку для него это фактически возможно. Здесь действует принцип превенции. Если собственник земельного участка желает гарантировать себе “право света и вида”, например ввиду того, что в отсутствие света он не сможет выращивать на своем участке сельскохозяйственную продукцию или привлекать в гостиницу туристов, то он должен добиваться от соседа установления отрицательного сервитута, что по российскому законодательству невозможно.

Сформулируйте свою позицию в отношении того, необходимы ли “отрицательные сервитуты” в гражданском праве России.

7.3 Еще одной классификацией сервитутов традиционно считается их деление на:

  1.  сельские - для пользования земельным участком
  2.  городские - для пользования строением (хотя бы строение находилось в сельской местности)

Это деление определяется не географическим положением, а в зависимости от того, для пользования каким объектом устанавливается сервитут:

7.4 Следуя французской традиции, сервитуты можно также классифицировать на:

  1.  непрерывные - пользование которыми является или может быть постоянным без необходимости действий человека (водопровод, водосток, право света и вида и т.п.).
  2.  осуществляемые с перерывами - для осуществления которых требуются активные действия управомоченного субъекта (например, право прохода или прогона скота).

7.5 Параллельно классификации на непрерывные и осуществляемые с перерывами существует деление сервитутов на:

  1.  явные - которые получают внешнее выражение в виде определенных сооружений и приспособлений для их осуществления (водопровод, кабель).
  2.  неявные - не имеющие физического выражения, не проявляющиеся ни в виде действий, не в форме существования каких-либо сооружений или устройств.

Именно к числу неявных сервитутов относятся “отрицательные сервитуты”. (Французский Гражданский Кодекс / научное редактирование и предисловие Д.Г. Лаврова, пер. с фр. А.А. Жуковой, Г.А. Пашковской. СПб., “Юридический центр Пресс”. 2004. С. 479. (ст. 687- 689). 

  1.  Какое практическое значение имеет классификация сервитутов? Эта классификация интересна с той точки зрения, что только в отношении явных и непрерывных сервитутов французская цивилистика оперирует понятием владения (однако понимая его не как владение вещью, а как владение правом), и признает возможность их приобретения по давности владения (Французский Гражданский Кодекс / научное редактирование и предисловие Д.Г. Лаврова, пер. с фр. А.А. Жуковой, Г.А. Пашковской. СПб., “Юридический центр Пресс”. 2004. С. 480. (ст. 690).

В отношении сервитутов, осуществляемых с перерывами, а тем более неявных (то есть “отрицательных сервитутов”), было бы чистой фикцией признание возможности хозяйственного господства, то есть владения сервитуария.

Применительно к российскому гражданскому праву это важно помнить, обсуждая вопрос об основаниях вещно-правовой защиты сервитутов15, а также о способах приобретения сервитутов.

  1.  Какое практическое значение имеет тот факт, что сервитут является вещным правом?
  2.  сервитут определяет меру возможного поведения сервитуария в отношении объекта сервитута
  3.  все третьи лица, включая собственника служащего участка, обязаны воздерживаться от действий, мешающих осуществлению сервитута.

Этими положениями исчерпывается содержание любого сервитута.

  1.  Может ли быть содержанием сервитута совершение собственником служащего участка каких-либо действий (например, обустройство и поддержание им в надлежащем состоянии сооружений, служащих для осуществления сервитута)? Соглашением об установлении сервитута это может быть предусмотрено иное, однако в таком случае совершение таких действий будет содержанием обязательственных правоотношений, вытекающих из договора между сторонами, а не вещного права сервитута.
  2.  Могут ли сервитуты в отечественном гражданском праве быть прикреплены не только к земельному участку или иной недвижимости, но и к определенному лицу? Действующее законодательство не дает оснований для такого вывода. Хотя в абз. 2 п.1 ст. 274 ГК говорится не об обеспечении нужд господствующего участка (объекта недвижимости), а о нуждах собственника недвижимого имущества, в данном случае имеются в виду нужды не данного конкретного, а любого собственника определенного недвижимого имущества.

Именно поэтому п.2 ст. 275 ГК запрещает самостоятельное отчуждение сервитута лицам, не являющимся собственниками недвижимого имущества, для обеспечения использования которого сервитут установлен.

Существование сервитута связано не с лицом, а с земельным участком.

Никаких иных сервитутов, кроме земельных (то есть связанных с земельным участком или иным объектом недвижимости), действующее законодательство не предусматривает.

Конечно, можно согласиться с утверждением, что предусмотренное действующим законодательством право проживания в чужом доме, возникающее на основании завещательного отказа, обладает признаками вещного права и является аналогом римского “личного сервитута” habitatio, имеющего то же содержание. (Гражданское право. Учебник. Часть I / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 2-ое издание. М., 1997. С. 439).

Однако в отсутствие прямого указания закона применение к этому виду имущественных прав норм о сервитутах вряд ли допустимо.

Так, автоматическое включение данного права в категорию сервитутов привело бы к тому, что при наличии у субъекта данного права иного жилого помещения, и соответственно отсутствии потребности в проживании в предоставленном ему на основании завещательного отказа помещении, собственник данного помещения (то есть наследник завещателя) мог бы требовать прекращения данного права со ссылкой на ст. 276 ГК.

Такое развитие событий явно вступило бы в конфликт с волей завещателя.

  1.  Возможна ли согласно ГК РФ ситуация, когда субъектом сервитута является одно лицо, а собственником объекта недвижимости, в пользу которого установлен сервитут – другое лицо? В силу п.4 ст. 274 ГК сервитут может быть установлен не только по инициативе собственника господствующего участка, но и в интересах и по требованию лица, которому участок предоставлен на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования. Таким образом, указанные лица также могут быть сервитуариями.
  2.  Кто имеет право на осуществление сервитута? Исходя из того, что сервитут является как бы принадлежностью господствующего участка, восполняющей его естественные недостатки, можно заключить, что правом на осуществление сервитута (например, сервитутным правом прохода через соседний участок) обладает не только сам сервитуарий, но и члены его семьи, его работники, а также лица, владеющие участком от его имени и по договору с ним (в частности, арендаторы).
  3.  Чем обусловлено возможное содержание сервитута? Исключительно объективными и имеющими постоянный характер потребностями целевого использования земельного участка, в пользу которого установлен сервитут, а не прихотями его конкретного собственника.

В современной России невозможен сервитут такого рода, чтобы собственник одного участка мог гулять по другому участку или собирать там плоды для собственного употребления или для продажи, ведь в подобных случаях речь идет не о потребностях земельного участка, а о нуждах конкретного лица.

По этой причине ошибочна точка зрения, согласно которой содержанием сервитута может быть проведение на служащем земельном участке определенных работ (изыскательских и исследовательских, строительных, дренажных и мелиоративных работ, сенокоса или выпаса скота и др.) – (Сарьян Е., Уткин Б. Что такое сервитут? // Государственная регистрация прав на недвижимость: проблемы регистрационного права / Отв. ред. Кирсанов А.Р. М., “Ось-89”. 2003. С. 486)

Отношения подобного рода оформляются не в виде вещного права сервитута (установления которого можно требовать в судебном порядке), а только с помощью договоров.

Подобного рода договоры, в принципе возможные, способны породить исключительно обязательственные правоотношения между сторонами.

Между прочим, возможность подобного рода отношений существенно подмывает тезис о невозможности самостоятельного существования обязательств воздерживаться от совершения каких либо действий. Собственник участка, предоставляющий например по договору аренды право забора песка и гравия со своей земли, или право выпаса скота на ней, не обязывается к совершению каких-либо положительных действий. Его обязанность сводится к претерпеванию пользования, то есть к воздержанию от действий, мешающих другому лицу пользоваться принадлежащей ему землей и ее плодами.

Таким образом, сенокос, выпас скота, забор песка в карьере и т.п. в принципе не могут быть содержанием частного сервитута, поскольку эта хозяйственная деятельность на чужой земле не имеет никакого отношения к восполнению недостатков соседнего с этой землей земельного участка, в пользу которого может быть установлен сервитут.

Проведение изыскательских, исследовательских, дренажных, мелиоративных и прочих работ на чужом земельном участке также само по себе не может быть содержанием частного сервитута.

Такие работы могут осуществляться лишь в рамках обустройства и дальнейшего обслуживания сооружений, необходимых для осуществления сервитута (дорог, водостоков и водопроводов, трансформаторных будок, сточных канав и т. п.). Однако в последнем случае содержанием сервитута будет все-таки пользование служащим земельным участком посредством соответствующих сооружений, а не проведение строительных, ремонтных и профилактических работ, обеспечивающих такое использование.

Другое дело, что все вышеизложенное может быть содержанием “публичного сервитута”, временно или постоянно ограничивая право собственника в пользу неопределенного круга лиц (в публичных интересах) – (п.3 ст. 23 ЗК РФ).

  1.  Связано ли установление сервитута исключительно с невозможностью обеспечить нужды собственника недвижимого имущества без его установления? При буквальном прочтении абз. 2 п.1 ст. 274 ГК можно дать утвердительный ответ на этот вопрос.

Именно это положение закона нашло наиболее полное отражение в судебной практике, связанной с применением норм сервитутного права (См. Постановление Президиума ВАС РФ от 07.08.2001 г. № 760/01; Постановление Президиума ВАС РФ от 24 декабря 2002 г. № 7875/02; Постановление ФАС ЦО от 11.03.2002 г. №А14-2541-00/70/20).

Однако:

  1.  Если основанием возникновения сервитута является договор, то наличие объективной потребности в сервитуте – дело самих договаривающихся сторон.
  2.  Никто не вправе настаивать на недействительности договора об установлении сервитута на том основании, что имелась возможность обеспечить соответствующие нужды господствующего земельного участка (объекта недвижимости) и без сервитута.

Таким образом, невозможность обеспечить иным образом соответствующие нужды господствующего земельного участка (объекта недвижимости) является необходимым условием только для установления сервитута по судебному решению.

  1.  Какой смысл вкладывается в понятие “невозможности обеспечить нужды собственника без установления сервитута”?
  2.  Неслучайно в абз. 2 п.1 ст. 274 ГК говорится не об обеспечении нужд господствующего участка (объекта недвижимости), а о нуждах собственника недвижимого имущества.

В пределах, очерченных целевым назначением земельного участка, его собственник вправе осуществлять различные виды хозяйственной деятельности. В связи с осуществлением одних видов деятельности сервитут необходим, для осуществления других – нет.

Если избранный собственником вид деятельности не противоречит целевому назначению земельного участка или объекта недвижимости, для использования которого ему требуется сервитут, нет оснований отказать в удовлетворении требования об установлении сервитута под тем предлогом, что данный участок может использоваться для иных видов деятельности, не связанных с необходимостью установления сервитута.

  1.  Теоретически собственник объекта недвижимости, со всех сторон окруженного чужой землей, может добираться туда на вертолете и таким же образом доставлять необходимые ему грузы (воду в канистрах и баках, электрическую энергию в аккумуляторах и т.д.).

Однако такая теоретическая возможность практически сопоставима с технически возможным в современном мире перемещением любого здания без несоразмерного ущерба его назначению.

Между тем п.1 ст. 130 ГК причисляет к недвижимости объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно.

Однако это не значит, что здания считаются движимыми вещами.

Хотя в принципе современный уровень развития техники теоретически позволяет провести подобную операцию, ее стоимость будет едва ли не выше, чем стоимость самого перемещаемого здания, что лишает такие действия экономического смысла. По этой причине здания считаются объектами недвижимости.

Аналогичным образом обстоит дело и с невозможностью обеспечить нужды собственника без установления сервитута.

Если альтернатива установлению сервитута связана для собственника с расходами, несопоставимыми с теми, которые он будет нести при установлении сервитута, то несоразмерность возможных при отсутствии сервитута расходов следует признать тождественной невозможности обеспечить нужды собственника без установления сервитута.

Расходы, связанные с установлением сервитута, включают в себя:

  1.  его обустройство и обслуживание (например, прокладка водопровода и его профилактический ремонт)
  2.  соразмерную плату за пользование участком.
  3.  Возможно ли установление безвозмездного сервитута? Формулировка п. 5 ст. 274 ГК носит императивный характер, однако оно относится лишь к случаям установления сервитута в судебном порядке, и не лишает собственника служащего участка права отказаться от взимания платы за сервитут.

На возможность установления безвозмездного сервитута волеизъявлением собственника указывает формулировка п.5 ст. 274 ГК, которая гласит, что собственник вправе требовать соразмерную плату за пользование сервитутом.

В силу ст.9 ГК граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права.

  1.  Как определяется плата за сервитут?
  2.  По общему правилу эта плата должна быть соразмерной компенсацией за убытки собственника служащего участка от сервитута, причем как реальный ущерб, так и упущенную выгоду.
  3.  При установлении сервитута по договору плата за сервитут может быть установлена выше простой компенсации убытков собственника служащего участка.
  4.  Указание законодателя на соразмерный характер платы за сервитут не допускает ее определение в символическом размере, не компенсирующем убытки собственника служащего участка, при установлении сервитута судебным решением. (Cм.: Постановление ФАС СЗО от 13.10.2004 № А56-8120/04).
  5.  Хотя в п.5 ст. 274 ГК говорится именно о плате за пользование участком, эту норму не следует понимать как императивное указание на то, что вознаграждение собственника участка может быть определено в договоре только в денежном выражении.

Например, можно представить ситуацию взаимного обмена сервитутами, когда объект недвижимости, являющийся служащим для сервитута, установленного в пользу соседнего объекта, является господствующим по отношению к этому объекту по другому сервитуту.

Нет препятствий к тому, чтобы по соглашению сторон эта плата была определена в иной форме, например, в доле урожая с участка.

  1.  Что означает закрепленное в п.5 ст. 23 Земельного Кодекса РФ положение, согласно которому осуществление сервитута должно быть наименее обременительным для земельного участка, в отношении которого он установлен?
  2.  Поскольку осуществление любого сервитута связано с причинением убытков собственнику служащего участка, эти убытки должны быть минимизированы. (Сравни: Гражданское Уложение Германии / пер. под ред. А. Л. Маковского. М., “Волтерс Клувер”. 2004. С. 281. § 1020).

Соразмерность платы за сервитут определяется исходя из минимально возможного размера убытков.

Если фактически сервитут осуществляется таким образом, что убытки превышают минимально возможный уровень, то разница между минимально возможными и реально нанесенными убытками подлежит возмещению согласно ст. 15 ГК РФ независимо от выплаты установленной договором или судебным решением платы за сервитут.

Например, при сервитуте прогона скота через соседний участок на пути прохождения стада неизбежно будет вытоптана трава. Однако, если субъект сервитутного права не позаботится о том, чтобы посевы на служащем участке пострадали от осуществления им своего права в минимальной степени, то нанесенный посевам чрезмерный ущерб подлежит компенсации.

Еще римские юристы указывали на то, что сервитут должен осуществляться “цивилизованным образом” (civiliter).

Иное поведение субъекта сервитута, который не желает при его осуществлении заботиться о соблюдении интересов собственника служащего участка, является злоупотреблением правом, что позволяет квалифицировать его поведение как неправомерное, а нанесенный ущерб – подлежащим возмещению в той части, в какой он не являлся минимально возможным и неизбежным в данной ситуации.

  1.  При определении конкретных условий осуществления сервитута в договоре или судебном решении эти условия определяются таким образом, чтобы наличие сервитута в минимально возможной степени ограничивало возможность осуществления права собственности в отношении служащего участка и вредило ему.

Так, при прочих равных должен быть избран кратчайший путь для прокладки водопровода или прогона скота, или наоборот, он должен пройти окружным путем в том случае, если собственник служащего участка заинтересован в том, чтобы для осуществления сервитута использовалась наименее ценная для него в хозяйственном отношении часть земельного участка.

Собственник господствующего участка в этой ситуации не может настаивать на более удобном или более выгодном для него способе осуществления сервитута, поскольку само по себе существование сервитута служит к его собственной выгоде, позволяя ему осуществлять хозяйственное использование собственного участка или иного объекта недвижимости.

  1.  Что делать, если собственник служащего участка пожелает изменить способ хозяйственного использования своего участка, и сервитут станет ему в этом мешать?
  2.  Действующее законодательство не предусматривает в такой ситуации возможность прекращения сервитута.

В п.2 ст. 276 ГК предусмотрена лишь возможность прекращения по суду сервитута, препятствующего использованию участка согласно его целевому назначению.

Если в пределах целевого назначения участка сервитут препятствует одним видам хозяйственной деятельности, и не препятствует другим, то требовать его прекращения нельзя.

  1.  Если собственник земельного участка желает перенести осуществление сервитута на другую часть участка, то он естественно может заключить об этом договор с субъектом сервитута (видимо, приняв на себя соответствующие расходы по обустройству нового места для осуществления сервитута).

Однако возможности добиться этого в принудительном порядке действующее законодательство не предусматривает. (Сравни: Гражданское Уложение Германии / пер. под ред. А. Л. Маковского. М., “Волтерс Клувер”. 2004. С. 282. § 1023).

  1.  Если существование сервитута в принципе становится препятствием для любых видов хозяйственного использования служащего участка в пределах его целевого назначения, собственник участка, обремененного сервитутом, вправе требовать по суду прекращения сервитута (п.2 ст. 276 ГК).

Поскольку существование сервитута обусловлено его необходимостью для соседнего участка, то прекращение сервитута может обернуться уже невозможностью использования по назначению господствующего участка.

Поскольку действующее законодательство не предусматривает для данной ситуации никакого решения, остаются 2 выхода:

  1.  приобретение служащего участка субъектом сервитута в собственность
  2.  приобретение права собственности на господствующий участок собственником участка, обремененного сервитутом.

В противном случае при отсутствии сервитута объективно нуждающийся в сервитуте участок оказывается фактически исключенным из оборота.

4

Возникновение сервитутов. <QUEST7< FONT>При изучении этой темы следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1.  Может ли быть основанием возникновения сервитута одностороннее волеизъявление собственника служащего объекта недвижимости?
  2.  Теоретический аспект

По замыслу авторов закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” государственная регистрация сервитута проводится:

  1.  либо на основании заявления собственника недвижимого имущества (и тогда предъявления соглашения о сервитуте не требуется)
    1.  либо на основании заявления лица, в пользу которого сервитут установлен (при наличии у него соглашения о сервитуте).

(См. : п.1 ст. 27 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”; Иванов А.А. Изменения в законодательстве о регистрации прав на недвижимость // Цивилистические записки. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 4. М., “Статут”. 2005. С. 217).

В отличие от норм того же Закона относительно регистрации аренды (ст.26) и ипотеки (ст.29), которые вне зависимости от того, какая из сторон договора обращается за регистрацией, требуют представления на регистрацию самого договора аренды или договора об ипотеке, который и является основанием для регистрации соответствующего обременения права собственности, ст.27 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” рассматривает как основание регистрации сервитута не соглашение об установлении сервитута, а само заявление о его регистрации, сделанное управомоченным лицом.

При буквальном прочтении эта норма дает прямо непредусмотренную ГК РФ возможность установления сервитута односторонним волеизъявлением собственника обременяемой сервитутом недвижимости и при отсутствии соглашения о сервитуте.

Помимо буквального толкования положений ст. 27 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” от 21.07.1997 № 122-ФЗ можно найти и другой аргумент в пользу допущения возможности установления сервитута односторонним волеизъявлением собственника обременяемой сервитутом недвижимости.

Хотя такой способ установления сервитута не предусмотрен ГК, однако в силу п.1 ст. 8 ГК субъективное гражданское право может возникнуть не только из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами. (Сравни: Копылов А. В. Вещные права на землю. М., 2000. С. 71)

Признание возможности установления сервитута односторонним волеизъявлением собственника служащего участка в частности открывает возможность регистрации сервитута на собственную вещь.16 

В случае, если сервитут имеет возмездный характер, или его существование обусловлено дополнительными обязательствами собственника обремененного сервитутом объекта недвижимости, то для его государственной регистрации потребуется предъявить договор об установлении сервитута, поскольку если наделение субъективным правом в одностороннем порядке вполне допустимо, то возложение на лицо обязанностей помимо его воли невозможно.

Таким образом, в этом случае предъявление соглашения об установлении сервитута необходимо, даже если с заявлением о регистрации сервитута в регистрирующие органы обращается собственник обременяемого сервитутом земельного участка или иного объекта недвижимости.

  1.  Практический аспект

<QUEST31< FONT>Однако, практика органов государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним идет по иному пути. Согласно п.11 Ч.II Методических рекомендаций о порядке государственной регистрации сервитутов на земельные участки, утвержденных Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 26 июля 2004 г. N 132 (в редакции Приказа Минюста РФ от 19.01.2005 N 4) на государственную регистрацию частного сервитута должно обязательно представляться соглашение о сервитуте (решение суда об установлении сервитута).

Заявление о государственной регистрации сервитута представляет собственник земельного участка или лицо, в пользу которого установлен сервитут (пункт 1 статьи 27 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”).

Заявление о государственной регистрации сервитута как ограничения (обременения) права на земельный участок, находящийся в федеральной собственности, подается лицом, в пользу которого устанавливается такое ограничение (обременение), если иное не предусмотрено федеральным законом (пункт 3 Постановления Правительства Российской Федерации от 31 августа 2000 г. N 648 "Вопросы государственной регистрации прав на недвижимое имущество, находящееся в федеральной собственности”).

  1.  Таким образом, позиция органов регистрации состоит в том, что представление соглашения об установлении сервитута для осуществления регистрации сервитута обязательно, вне зависимости от того, кто обращается с заявлением о регистрации сервитута – собственник служащего участка, или сервитуарий.
  2.  Это значит, что органы регистрации не считают возможным установление сервитута односторонним волеизъявлением собственника служащей недвижимости.
  3.  Такая позиция органов государственной регистрации имеет свое доктринальное обоснование (См.: Концепция развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе / Под общей ред. В.В. Витрянского, О.М. Козырь, А.А. Маковской. М., 2004. С. 63)
  4.  Исходя из доктринальной позиции, что для вещных прав перечень оснований их возникновения и прекращения определен законом и не подлежит расширительному толкованию, и учитывая тот факт, что сервитут является вещным правом, регистрирующие органы принимают во внимание в качестве основания возникновения сервитута (а значит и основания для регистрации этого права) только те основания, которые прямо указаны в законе.
  5.  К числу таковых одностороннее волеизъявление собственника служащего участка не относится. Поэтому вопреки буквальному толкованию ст. 27 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” для регистрации сервитута по заявлению как сервитуария, так и собственника служащего участка органы регистрации требуют представления соглашения о сервитуте.
  6.  Однако рассмотренная выше нестыковка ГК и Закона о регистрации в принципе оставляет открытой возможность признания такого способа установления сервитута, как одностороннее волеизъявление собственника служащего участка.
  7.  В этой связи интересно отметить, что в Германии возможность установления собственником сервитута на собственную вещь с помощью одностороннего волеизъявления также напрямую не предусмотрена в законе, а была на определенном этапе признана доктриной и судебной практикой (Василевская Л.Ю. Учение о вещных сделках по германскому праву. М., “Статут”. 2004. С. 386).
  8.  Каково содержание и порядок заключения соглашения об установлении сервитута? Согласно п.3 ст. 274 ГК основным способом установления сервитутов по российскому гражданскому праву является договор (соглашение об установлении сервитута).

Закон не предписывает обязательную письменную форму такого договора, однако требование представления соглашения об установлении сервитута для государственной регистрации последнего (п.1 ст. 4 и п.1 ст. 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”) диктует необходимость оформления соглашения по крайней мере в простой письменной форме.

Предметом одного договора могут быть и установление сервитута, и, например, обязательство собственника служащего участка по сооружению и поддержанию в надлежащем состоянии приспособлений, необходимых для осуществления сервитуарием данного права.

Такой договор будет иметь смешанный характер. Он будет одновременно содержать:

  1.  установительный акт для вещного права сервитута, то есть вещный договор17. Особый характер данного договора подчеркивается и терминологией законодателя, который здесь использует термин “соглашение” вместо термина “договор”, поскольку в отечественной цивилистической традиции под договором традиционно понимается только согласное волеизъявление сторон, направленное на установление обязательственных правоотношений.
  2.  положения, относящиеся как к договору подряда (в части сооружения соответствующих приспособлений), так и к договору найма услуг (в части последующего обслуживания этих приспособлений).

Смешанный характер будет иметь в таком случае и условие об оплате сервитута сервитуарием.

Основанием для вещного договора об установлении сервитута могут являться различные обязательственные договоры (например, купля-продажа, товарищество, дарение в случае установления безвозмездного сервитута). (Василевская Л.Ю. Учение о вещных сделках по германскому праву. М., “Статут”. 2004. С. 387).

  1.  Возможно ли заключение соглашения об установлении сервитута с установлением срока или условия? Да, возможно установление как отлагательного, так и отменительного срока или условия. Учитывая положения п.2 ст.275 ГК, в качестве условия может выступать приобретение сервитуарием права собственности на господствующий участок, если на момент заключения договора он не является его собственником. Равным образом срок или условие могут быть отменительными, поскольку сервитут может быть срочным или постоянным (пункт 4 статьи 23 Земельного кодекса).
  2.  Возможно ли установление сервитута в том случае, когда один объект недвижимости находится в общей собственности нескольких лиц, а другой является собственностью одного из этих сособственников соседнего объекта (или находится в общей собственности некоторых из них)?
  3.  Поскольку объектом сервитута как права вещного может быть только телесная вещь, невозможен сервитут на долю в праве общей долевой собственности (то есть на идеальную часть общей вещи). Отсюда следует, что участник общей собственности сам не может устанавливать сервитуты на общую вещь, поскольку в силу п.1 ст. 246 ГК распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению ее участников.

По той же причине один из сособственников не может и приобретать сервитуты в пользу общей вещи.

Для таких сделок необходимо волеизъявление всех сособственников. Очевидно, в вышеописанном случае требуется заключение договора собственника (собственников) служащего объекта недвижимости с остальными сособственниками господствующего объекта недвижимости, за исключением его самого, поскольку его собственная воля на установление сервитута выражается в его волеизъявлении как второй стороны договора.

Впрочем, субъектами установленного таким образом сервитута будут как остальные сособственники, так и он сам.

  1.  При общей совместной собственности правом на заключение договора о сервитуте обладает:
    1.  либо один из супругов (ст. 35 Семейного кодекса РФ)
    2.  либо глава крестьянского (фермерского) хозяйства (ст. 8 Федерального закона от 11.07.2003 г. №74-ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" (с изменениями от 04.12. 2006 г.).

В том случае, если в качестве служащего или господствующего объекта выступает земельный участок, или иной объект недвижимости, находящийся в собственности одного из супругов, стороной договора должен быть другой супруг.

Если в аналогичной ситуации оказывается глава крестьянского (фермерского) хозяйства, очевидно, требуется заключение договора с одним из членов хозяйства, который получит соответствующие полномочия от главы крестьянского (фермерского) хозяйства.

Хотя по букве закона в последнем случае требуется доверенность (ст. 17 Федерального закона от 11.07.2003 г. №74-ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" (с изменениями от 04.12. 2006 г.), очевидно, в данном случае она не нужна, поскольку фактом заключения договора об установлении сервитута с данным лицом глава хозяйства подтверждает его полномочия на совершение сделки.

Заключение договора в вышеописанных случаях абсолютно необходимо, если помимо установительного акта для сервитута требуется специально оговорить особые условия осуществления сервитута, размер платы за сервитут, а также возложить на сервитуария определенные дополнительные обязанности.

В противном случае у главы крестьянского (фермерского) хозяйства, например, не будет правовых оснований для получения из состава общей совместной собственности платы за сервитут.

  1.  Может ли частный сервитут возникнуть помимо договора, в силу прямого предписания закона? Сервитут возникает (в тексте соответствующей нормы закона не вполне точно указано "сохраняется") у залогодателя земельного участка в случае обращения взыскания на этот участок, если здания, принадлежащие залогодателю и расположенные на этом участке, не являлись предметом того же залога (п. 4 ст. 340 ГК РФ, п. 1 ст. 64 Федерального Закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)”).
  2.  В каких случаях сервитут может быть установлен судебным решением? В случае недостижения сторонами соглашения о его установлении (п.3 ст. 274 ГК). По этой причине по букве закона обязательно соблюдение сторонами досудебного порядка разрешения спора. (См.: Постановление ФАС ПО от 20.06.2006 №А49-629/2006-24/12). В то же время судебная практика часто не обращает на это внимания, считая соблюдение претензионного порядка по этой категории споров необязательным (См.: Постановление ФАС СЗО от 30.10.2001 №2679; Постановление ФАС ВСО от 22.03.2002 №А33-13498/01-C2-Ф02-658/02-C2; Постановление ФАС МО от 08.12.2004 № КГ-А41/11273-04).

Установление сервитута судебным решением - один из примеров предусмотренного ст. 8 ГК возникновения гражданских правоотношений из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности.

На практике предмет исковых требований при подаче иска об установлении сервитута формулируют различным образом:

  1.  Иск о признании права ограниченного пользования (См.: Постановление ФАС ВСО от 22.03.2002 №А33-13498/01-C2-Ф02—658/02-C2; Постановление ФАС ВСО от 24.07.2002 № А33-16016/01-C2-Ф02-1962/02-C2; Постановление ФАС СЗО от 30.09.2005 № А56-22232/03). Такая формулировка неправильна, поскольку до вступления в законную силу решения суда собственнику господствующего участка не принадлежит право пользования, и поэтому признать его нельзя.
  2.  Иск об обязании ответчика установить сервитут (См.: Постановление ФАС СЗО от 30.10.2001 № 2679; Постановление ФАС ПО от 22.11.2005 №А12-1346/05-С19). Такая формулировка неправильна, поскольку действующее право не признает возможности установления сервитута односторонним волеизъявлением собственника служащего участка.
  3.  Иск о понуждении к заключению соглашения о сервитуте (См.: Постановление ФАС СЗО от 21.11.2003 № А56-3093/03; Постановление ФАС ВВО от 02.11.2005 № А29-397/2005-4э). Такая формулировка отсылает к ст. 445 ГК. Однако она имеет смысл лишь в том случае, если ответчик не возражает против заключения соглашения об установлении сервитута, однако стороны не могут договориться об условиях данного соглашения. Если же ответчик категорически отказывается от установления сервитута на каких бы то ни было условиях, полагая, что он не обязан предоставлять соседу право использования его земельного участка, то такая формулировка предмета иска будет неправильна. Если в силу закона и ранее, до судебного решения, ответчик уже был обязан заключить это соглашение, то обязывать его к заключению соглашения судебным решением бессмысленно, поскольку такое судебное решение не может быть исполнено принудительно. Заключение соглашения представляет собой такое действие, которое не может быть совершено без его участия судебным приставом-исполнителем, и ответчик имеет полную возможность и игнорировать это судебное решение (хотя и будет нести в таком случае ответственность за убытки истца ввиду необоснованного уклонения от заключения соглашения об установлении сервитута).
  4.  Иск об установлении сервитута (См.: Постановление ФАС МО от 07.10.2004 № КГ-А40/8796-04; Постановление ФАС МО от 08.12.2004 № КГ-А41/11273-04; Постановление ФАС ПО от 07.06.2005 № А65-17742/2004-СГЗ-13; Постановление ФАС ПО от 20.06.2006 № А49-629/2006-24/12; Постановление ФАС CЗО от 18.11.2004 № Ф04-7537/2004 (5713-А03-9)).

Следует обратить внимание на то, что в последнем случае судебное решение не обязывает стороны к заключению соглашения о сервитуте, а непосредственно устанавливает сервитут. Именно оно является основанием для последующей регистрации сервитута в ЕГРП.

Для установления сервитута в таком случае необходима совокупность двух юридических фактов:

  1.  судебное решение
  2.  регистрация сервитута.
  3.  Может ли быть основанием установления сервитута завещательный отказ? Действующее законодательство не предусматривает установление сервитута по завещательному отказу.

Однако, учитывая то, что соглашение об установлении сервитута является распорядительной сделкой, основанием для которой может быть любой обязательственный договор, вполне можно допустить, что основанием для заключения соглашения об установлении сервитута будет завещательный отказ, которым собственник земельного участка или объекта недвижимости обяжет своего наследника предоставить сервитут соседу.

Решение вопроса о том, в какой мере сосед нуждается в этом сервитуте, зависит от него самого и от воли завещателя. (См.: Копылов А. В. Вещные права на землю. М., 2000. С. 71).

В том случае, если наследник уклоняется от заключения с отказополучателем соглашения об установлении сервитута во исполнение воли завещателя, следует признать возможным установление сервитута судебным решением.

  1.  Как осуществляется государственная регистрация сервитутов?
  2.  Сервитут подлежит государственной регистрации и вступает в силу после его государственной регистрации в ЕГРП (пункт 9 статьи 23 Земельного кодекса, п. 1 ст. 27 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”).

Государственная регистрация сервитута на земельный участок как ограничения (обременения) вещного права на земельный участок возможна при условии наличия государственной регистрации ранее возникших прав на данный объект в ЕГРП (п. 2 ст. 13 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”).

  1.  Сервитут является вещным правом, но с другой стороны, для собственника объекта недвижимого имущества, в отношении прав которого установлен сервитут, последний выступает в качестве обременения (ст. 1 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”). В законе о регистрации прямо упоминается о регистрации сервитута как обременения (п.1 ст. 4 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”), но нигде не говорится о его регистрации в качестве вещного права.

Между тем, вещные права подлежат регистрации в подразделе II-1 ЕГРП, а обременения прав – в подразделе III-3 ЕГРП. В этой связи имели место споры по поводу того, в каком качестве следует регистрировать сервитут – как обременение, или как вещное право.

  1.  Практика выработала весьма своеобразный порядок решения этой проблемы. Согласно пп.13 -14 Ч.II Методических рекомендаций о порядке государственной регистрации сервитутов на земельные участки, утвержденных Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 26 июля 2004 г. N 132 (в редакции Приказа Минюста РФ от 19.01.2005 N 4):
    1.  в случае обращения с заявлением о государственной регистрации частного сервитута собственника земельного участка, обремененного сервитутом, записи о сервитуте рекомендуется вносить в подраздел III-3 ЕГРП как об ограничении (обременении) права.
    2.  в случае обращения с заявлением о государственной регистрации частного сервитута лица, в пользу которого установлен сервитут, или и собственника земельного участка, обремененного сервитутом, и лица, в пользу которого установлен сервитут, записи о сервитуте рекомендуется вносить в подраздел II-1 ЕГРП прав как о вещном праве, и одновременно в подраздел III-3 ЕГРП как об ограничении (обременении) права.

Таким образом, органы регистрации допускают непредусмотренное законом совместное обращение обеих сторон соглашения об установлении сервитута с заявлением о государственной регистрации частного сервитута, и в этом случае сервитут регистрируется и как право, и как обременение.

Точно так же обстоит дело, если с заявлением обращается сервитуарий.

<MASHTEST2< FONT>Если с заявлением обращается собственник служащего земельного участка, то поскольку для него сервитут представляет собой обременение, он и регистрируется только как обременение.

Разумеется, теоретически не только сервитут, но любое ограниченное вещное право должно регистрироваться дважды – и как право, и как ограничение (обременение) права собственности. Отказ от полного воплощения на практике этого теоретического принципа связан с тем, что за каждое регистрационное действие следует уплачивать соответствующую пошлину, и двойная регистрация удвоила бы расходы по государственной регистрации устанавливаемого сервитута. Поэтому каждый участник оборота за свой счет регистрирует то, в регистрации чего он заинтересован. Сервитуарий – регистрирует свое субъективное право, а собственник служащей недвижимости – обременение своего права собственности.

В любом случае вне зависимости от того, в каком качестве сервитут зарегистрирован в ЕГРП – как вещное право, или только как обременение, он возникает с момента его государственной регистрации и является именно вещным правом, самим своим существованием обременяющим право собственности.

Регистрация сервитута удостоверяется выдачей управомоченному лицу свидетельства о государственной регистрации права на сервитут, в котором указываются: правоприобретатель, вид, дата и номер регистрации сервитута в ЕГРП (п.73, ч.1, 2 п.74 Правил ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 18 февраля 1998 г. № 219).

5

Прекращение сервитутов

  1.  По каким основаниям может быть прекращен частный сервитут? По основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (п.1. ст. 48 ЗК).

По прямому указанию закона, сервитут может быть прекращен:

  1.  по требованию собственника земельного участка, обремененного сервитутом, ввиду отпадения оснований, по которым он был установлен
  2.  по решению суда в случаях, когда земельный участок в результате обременения сервитутом не может использоваться в соответствии с назначением участка (ст. 276 ГК)
  3.  Как регистрируется прекращение сервитута? В качестве документов-оснований, подтверждающих досрочное прекращение сервитута на земельный участок, установленного в порядке, предусмотренном п. 3 статьи 274 ГК, истребуется соглашение о прекращении сервитута, заключенное собственником земельного участка и лицом, в пользу которого установлен сервитут (либо решение суда о прекращении сервитута).

Запись о прекращении сервитута, а также о его преобразовании в пользу другого лица вносится в Единый государственный реестр прав в порядке, установленном разде