Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

в развитии Совокупность социальных перемещений людей в обществе т

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2015-07-05


Глава 7. Социальная мобильность

Люди находятся в постоянном движении, а общество - в развитии. Совокупность социальных перемещений людей в обществе, т.е. изменений своего статуса, называется социальной мобильностью.

Под социальной мобильностью понимается перемещение индивида или группы вверх, вниз или по горизонтали. Социальная мобильность характеризуется направлением, разновидностью и дистанцией социальных перемещений людей в обществе (индивидуально и группами).

Человеческая история складывается не только из индивидуальных перемещений, но также из движения больших социальных групп. На смену земельной аристократии приходит финансовая буржуазия, малоквалифицированные профессии вытесняются из современного производства представителями так называемых <белых воротничков> - инженерами, программистами, операторами роботизированных комплексов. Войны и революции перекраивали социальную структуру общества, поднимая на вершину пирамиды одних и опуская других.

Подобные изменения произошли в российском обществе после Октябрьской революции 1917 г. Происходят они и сегодня, когда на смену партийной элите пришла бизнес-элита.

Движение вверх и вниз называется вертикальной мобильностью, она бывает двух типов: нисходящей (сверху вниз) и восходящей (снизу вверх). Горизонтальной мобильностью называется такое перемещение, при котором индивид меняет социальное положение или профессию на равноценные. Особую разновидность представляет межпоколенная, или межгенерационная, мобильность. Она относится к изменению статуса детей по сравнению со статусом родителей. Межпоколенную мобильность исследовали А.В. Кирх, а в глобально-историческом аспекте - А. Пиренн и Л. Февр. Одним из родоначальников теорий социальной стратификации и социальной мобильности был П. Сорокин. Зарубежные социологи обычно связывают эти две теории.

Советские социологи пользовались другими терминами. Переход между классами они называли межклассовыми перемещениями, а переход внутри одного и того же класса - внутриклассовыми. Эти термины были введены в советскую социологию в 70-е годы. Межклассовые перемещения обозначали переход из одного класса в другой, скажем, если выходец из рабочей среды оканчивал философский факультет и становился преподавателем, переходя таким образом в прослойку интеллигенции. Если же рабочий, крестьянин или интеллигент повышал уровень образования и переходил с малоквалифицированной к средне- или высококвалифицированной должности, оставаясь рабочим, крестьянином или интеллигентом, то они совершали внутриклассовые вертикальные перемещения.

Существуют два основных вида социальной мобильности - межпоколенная и внутрипоколенная, и два основных типа - вертикальная и горизонтальная. Они, в свою очередь, распадаются на подвиды и подтипы. 

Вертикальная мобильность подразумевает перемещение из одной страты в другую. В зависимости от направления перемещения говорят о восходящей мобильности (социальный подъем, движение вверх) и о нисходящей мобильности (социальный спуск, движение вниз). Между восхождением и нисхождением существует известная асимметрия: все хотят подниматься и никто не хочет опускаться по социальной лестнице. Как правило, восхождение - явление добровольное, а нисхождение - вынужденное.

Повышение в должности - пример восходящей мобильности индивида, увольнение, понижение в должности - пример нисходящей. Вертикальная мобильность - изменение человеком в течение жизни высокого статуса на низкий или наоборот. Скажем, перемещение человека со статуса водопроводчика на должность президента корпорации, как и обратное движение, служит примером вертикальной мобильности.

Горизонтальная мобильность подразумевает переход индивида из одной социальной группы в другую, расположенную на одном и том же уровне. Примером служат перемещение из православной в католическую религиозную группу, из одного гражданства в другое, из одной семьи (родительской) в другую (свою собственную, вновь образованную), из одной профессии в другую. Подобные движения происходят без заметного изменения социального положения в вертикальном направлении. Горизонтальная мобильность подразумевает изменение человеком на протяжении своей жизни одного статуса на другой, являющийся приблизительно эквивалентным. Скажем, человек был сначала водопроводчиком, а затем стал плотником.

Разновидностью горизонтальной мобильности служит географическая мобильность. Она подразумевает не изменение статуса или группы, а перемещение из одного места в другое при сохранении прежнего статуса. Примером может служить международный и межрегиональный туризм, переезд из города в деревню и обратно, переход с одного предприятия на другое.

Если к перемене места добавляется перемена статуса, то географическая мобильность превращается в миграцию. Если деревенский житель приехал в город, чтобы навестить родственников, то это географическая мобильность. Если же он переселился в город на постоянное жительство и получил здесь работу, то это уже миграция.

Классификация социальной мобильности может быть проведена и по иным критериям. Так, например, различают индивидуальную мобильность, когда перемещение вниз, вверх или по горизонтали происходят у индивида независимо от других, и групповую мобильность, когда перемещения происходят коллективно, к примеру, после социальной революции старый господствующий класс уступает свои позиции новому господствующему классу.

На других основаниях мобильность может классифицироваться, скажем, на стихийную или организованную. Примером стихийной мобильности могут служить перемещения с целью заработка жителей ближнего зарубежья в крупные города России. Организованная мобильность (перемещения человека или целых групп вверх, вниз или по горизонтали) управляется государством. Эти перемещения могут осуществляться: а) с согласия самих людей, б) без их согласия. Примером организованной добровольной мобильности в советское время могут служить перемещения молодежи из разных городов и сел на комсомольские стройки, освоение целинных земель и т.п. Примером организованной недобровольной мобильности может служить репатриация (переселение) чеченцев и ингушей в годы войны с немецким нацизмом.

От организованной мобильности следует отличать структурную мобильность. Она вызвана изменениями в структуре народного хозяйства и происходит помимо воли и сознания отдельных индивидов. Скажем, исчезновение или сокращение отраслей или профессий приводит к перемещениям больших масс людей.

Социальная мобильность может измеряться с помощью двух систем показателей. В первой системе единицей счета выступает индивид, во второй - статус. Рассмотрим в начале первую систему.

Под объемом мобильности понимается число индивидов, которые переместились по социальной лестнице в вертикальном направлении за определенный промежуток времени. Если объем исчисляется количеством переместившихся индивидов, то он называется абсолютным, а если отношением этого количества по всему населению, то относительным объемом и указывается в процентах.

Совокупный объем, или масштаб, мобильности, определяет количество перемещений по всем стратам вместе, а дифференцированный - по отдельным стратам, слоям, классам. Тот факт, что в индустриальном обществе две трети населения мобильны, относится к совокупному объему, а 37% детей рабочих, ставших служащими, - к дифференцированному.

Масштаб социальной мобильности определяется как процентная доля тех, кто сменил, в сравнении с отцами, свой социальный статус. Когда Венгрия была капиталистической, т.е. в 30-е годы, масштаб мобильности равнялся 50%. В социалистической Венгрии (60-е годы) он вырос до 64%, а в 1983 г. - до 72%. В результате социалистических преобразований венгерское общество стало таким же открытым, как и развитые капиталистические страны.

С полным основанием этот вывод применим к СССР. Западноевропейские и американские ученые, проводившие сравнительные исследования, установили, что в восточноевропейских странах мобильность выше, чем в развитых капиталистических странах.

Изменение мобильности по отдельным слоям описывается двумя показателями. Первый - это коэффициент мобильности выхода из социального слоя. Он свидетельствует, например о том, сколько сыновей квалифицированных рабочих стали интеллигентами или крестьянами. Второй - коэффициент мобильности входа в социальный слой, свидетельствующий о том, из каких слоев пополняется, например, слой интеллигентов. Он обнаруживает социальное происхождение людей.

Степень мобильности в обществе определяется двумя факторами: диапазоном мобильности в обществе и условиями, которые позволяют людям перемещаться.

Диапазон мобильности (amount mobility), который характеризует данное общество, зависит от того, какое количество различных статусов в нем существует. Чем больше статусов, тем больше у человека возможности переместиться из одного статуса в другой.

В традиционном обществе число высокостатусных позиций оставалось приблизительно постоянным, поэтому наблюдалась умеренная нисходящая мобильность отпрысков из высокостатусных семей. Для феодального общества характерно очень малое количество вакансий на высокие должности для тех, кто обладал низким статусом. Некоторые социологи считают, что, вероятнее всего, здесь не было восходящей мобильности.

Индустриальное общество расширило диапазон мобильности. Для него характерно гораздо большее количество различных статусов. Первым решающим фактором социальной мобильности является уровень развития экономики. В периоды экономических депрессий количество высокостатусных позиций сокращается, а низкостатусных расширяется, поэтому доминирует нисходящая мобильность. Она усиливается в те периоды, когда люди теряют свою работу и одновременно новые слои выходят на рынок труда. Напротив, в периоды активного экономического развития появляется множество новых высокостатусных позиций. Повышенный спрос на работников, которые должны занять их, является основной причиной восходящей мобильности.

Основная тенденция развития индустриального общества заключается в том, что в нем одновременно увеличиваются богатства и число высокостатусных позиций, что в свою очередь ведет к росту численности среднего класса, ряды которого пополняют выходцы из низших страт.

Вторым фактором социальной мобильности выступает исторический тип стратификации. Кастовое и сословное общества ограничивают социальную мобильность, накладывая серьезные ограничения на любое изменение статуса. Такие общества называются закрытыми.

Если большинство статусов в обществе являются приписываемыми, или предписанными, то диапазон мобильности в нем намного ниже, чем в обществе, строящемся на индивидуальном достижении. В доиндустриальном обществе восходящая мобильность была невелика, так как юридические законы и традиции практически закрывали крестьянам доступ в сословие землевладельцев. Известна средневековая поговорка: <Однажды крестьянин - навсегда крестьянин>.

В индустриальном обществе, которое социологи относят к типу открытых обществ, прежде всего ценятся индивидуальные достоинства и достигаемый статус. В таком обществе уровень социальной мобильности довольно высок.

Социологи отмечают и такую закономерность: чем шире возможности для продвижения наверх, тем сильнее люди верят в доступность для них каналов вертикальной мобильности, а чем больше они в это верят, тем сильнее стремятся продвинуться, то есть тем выше в обществе уровень социальной мобильности. И наоборот, в сословном обществе люди не верят в возможность изменить свой статус, не имея богатства, родословной или покровительства монарха. В 1986 г. институт Гэллапа провел сравнительное исследование двух стран: 45% англичан заявили, что главный способ продвинуться в жизни - наследование богатства и статуса родителей; тогда как 43% американцев, напротив, считали единственным путем к достижению успеха <тяжелую работу и собственные усилия>. В Англии сильны сословные пережитки. Рядовой американец с детства нацелен на то, что свою судьбу он должен делать собственными руками.

При изучении социальной мобильности социологи обращают внимание на следующие характеристики:

? число и размер классов и статусных групп;

? объем мобильности индивидов и семей из одной группы в другую;

? степень разграничения социальных страт по типам поведения (стилю жизни) и уровню классового самосознания;

? вид или размер собственности, которой владеет человек, род занятий, а также ценности, которые определяют тот или иной статус;

? распределение власти между классами и статусными группами.

Из перечисленных критериев особенно важны два: объем (или сумма) мобильности и разграничение статусных групп. Они используются для того, чтобы можно было отличить один тип стратификации от другого. В США и СССР, как и в большинстве других индустриальных обществ, существовала открытая структура: статус был основан на достижении и движении вверх-вниз по социальной лестнице. Такие перемещения происходят достаточно часто. Напротив, в Индии и большинстве традиционных обществ, система стратификации закрытая: в большинстве своем статус здесь приписываемый, а индивидуальная мобильность ограничена.

Движение вверх происходит главным образом благодаря образованию, богатству или членству в политической партии. Образование играет важную роль не только при получении индивидом более высокого дохода или более престижной профессии: уровень образования один из отличительных знаков принадлежности к более высокой страте. Богатство служит отличительным знаком статуса в высших стратах. Американское общество представляет собой стратифицированную систему с открытыми классами. Хотя оно не является бесклассовым обществом, в нем сохраняется дифференциация людей по социальному статусу. Это общество открытых классов в том смысле, что человек не остается всю жизнь в том классе, в каком он был рожден.

Перейдем к рассмотрению второй системы показателей мобильности, где за единицу счета принимается статус или ступенька в социальной иерархии. В этом случае социальная мобильность понимается как изменение индивидом (группой) одного статуса на другой, расположенный по вертикали или горизонтали.

Объем мобильности - это количество людей, переменивших свой прежний статус на другой вниз, вверх или по горизонтали. Представления о перемещениях людей вверх, вниз и по горизонтали социальной пирамиды описывают направление мобильности. Разновидности мобильности описываются типологией социальных перемещений. Мера мобильности указывается шагом и объемом социальных перемещений.

Дистанция мобильности - это количество ступенек, на которые удалось подняться или пришлось спуститься индивидам. Нормальной дистанцией считается перемещение на одну-две ступени вверх или вниз. Большинство социальных перемещений происходит именно так. Ненормальная дистанция - неожиданный взлет на вершину социальной лестницы или падения к ее основанию.

Единицей дистанции мобильности выступает шаг перемещений. Для описания шага социальных перемещений используется понятие статуса: перемещение из низшего в высший статус - восходящая мобильность; перемещение из высшего в низший статус - нисходящая мобильность. Перемещение может проходить на один шаг (статус), на два и более шагов (статусов) вверх, вниз и по горизонтали. Шаг может измеряться в 1) статусах, 2) поколениях. Поэтому выделяют следующие виды:

? межпоколенная мобильность,

? внутрипоколенная мобильность,

? межклассовая мобильность,

? внутриклассовая мобильность.

Понятие <групповая мобильность> характеризует общество, переживающее социальные сдвиги, где повышается или понижается общественная значимость целого класса, сословия, страты. Например, Октябрьская революция привела к возвышению большевиков, прежде не имевших признанного высокого положения, а брахманы в древней Индии стали высшей кастой в результате упорной борьбы, тогда как раньше их каста находилась на одном уровне с кастой кшатриев.

Как показал на огромном историческом материале П.Сорокин, причинами групповой мобильности выступали следующие факторы:

? социальные революции;

? иностранные интервенции, нашествия;

? межгосударственные войны;

? гражданские войны;

? военные перевороты;

? смена политических режимов;

? замена старой конституции новой;

? крестьянские восстания;

? междоусобная борьба аристократических родов;

? создание империи.

Групповая мобильность имеет место там, где происходит изменение самой системы стратификации, т.е. самой основы того или иного общества.

Геологическая метафора, которую социологи используют для изображения социальной стратификации, многое позволяет объяснить в механизме социальной мобильности. Однако проведение механической аналогии между горными породами и социальными группами в обществе чревато искусственными натяжками и непониманием существа вопроса. Жесткая аналогия с горными породами, закрепленными на одном месте, не позволяет объяснить, к примеру, индивидуальную мобильность. Частицы гранита или глины не способны перемеситься в другой слой земли самостоятельно. Однако в человеческом обществе индивиды, совершив восходящую мобильность, то и дело перемещаются из одной страты в другую. Чем более демократичным является общество, тем свободнее межстратовые перемещения.

В этом плане авторитарные общества очень напоминают жестко фиксированную геологическую иерархию. Рабы в Древнем Риме редко когда становились свободными гражданами, а средневековые крестьяне не могли сбросить с себя крепостное иго. Точно так же и в Индии переход из одной касты в другую практически невозможен. А в других недемократических обществах продвижение наверх даже планировалось и регулировалось правящей элитой. Так, в СССР существовала определенная квота на прием в партию и занятие руководящих постов выходцев из рабочих и крестьян, в то время как продвижение представителей интеллигенции искусственно сдерживали.

Таким образом, понятие групповой и индивидуальной мобильности раскрывает самое существенное отличие социальной стратификации от геологической. Идея о жесткой и неподвижной иерархии, позаимствованная из сферы естественных наук, применима к социальным лишь до определенного предела.

П. Сорокин 

Пики групповой мобильности

Изучение вертикальной мобильности внутри политической стратификации разных стран обнаруживает периоды особенно ярко выраженных перемещений. В истории России такими периодами были: вторая половина ХVI - начало ХVII в. (правление Ивана Грозного и последующее междуцарствие), царствование Петра Великого и, наконец, последняя русская революция.

В эти периоды почти по всей стране старая политическая и правительственная знать была уничтожена или низложена, а <выскочки> заполнили высшие ранги политической аристократии. Хорошо известно, что и в истории Италии таковыми были ХV-XVI вв. XV в. с полным правом называют веком авантюристов и проходимцев. В это время историческими протагонистами часто были люди из низших сословий.

В истории Англии такими периодами были следующие эпохи: завоевание Англии Вильгельмом, гражданская война середины XVII в. В истории США - середина XVIII в. и период гражданской войны. В большинстве европейских стран Ренессанс и реформация представляли периоды чрезвычайно интенсивной социальной мобильности.

Источник: Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С. 386-387.

Социальная мобильность в СССР в чем-то походила на таковую в США. Сходство объясняется тем, что обе страны - индустриально развитые державы, а различие - своеобразием политических режимов. Так, исследования американских и советских социологов, охватывающие примерно один и тот же период (70-е годы), но проведенные независимо друг от друга, дали одни и те же цифры: до 40% служащих в США и России происходят из рабочей среды, в США и России в социальную мобильность вовлечено более двух третей населения.

Подтверждается и другая закономерность: на социальную мобильность в обоих странах наибольшее влияние оказывают не профессия и образование родителей, а собственные достижения сына или дочери. Чем выше образование, тем больше шансов продвинуться вверх по социальной лестнице. И в США, и в СССР обнаружен другой любопытный факт: хорошо образованный сын рабочего имеет столько же шансов продвинуться, сколько плохо образованный выходец из средних классов, в частности, служащих, хотя второму могут помогать родители. Спецификой США является большой приток иммигрантов. Неквалифицированные работники - иммигранты, прибывающие в страну со всех частей света, занимают нижние ступеньки, вытесняя или поторапливая с продвижением наверх американцев. Тот же эффект оказывала миграция из сельской местности, причем это касается не только США, но и СССР.

В обеих странах восходящая мобильность в среднем на 20% превышала нисходящую. Но оба типа вертикальной мобильности по своему уровню уступали уровню горизонтальной мобильности. Это означает следующее: в обеих странах высок уровень мобильности (до 70-80% населения), но на 70% это горизонтальная мобильность, то есть перемещение в границах одного и того же класса и даже слоя (страты).

Даже в США, где, согласно расхожему мнению, каждый чистильщик обуви может стать миллионером, сохраняет силу, сделанный еще в 1927 г. П. Сорокиным вывод: большинство людей начинают свою трудовую карьеру на одинаковом со своими родителями социальном уровне, и лишь очень немногим удается значительно продвинуться наверх. Иначе говоря, средний гражданин в течение жизни перемещается на одну ступеньку вверх или вниз, и очень немногим удается шагнуть сразу через несколько ступеней.

Так, поднимаются из рабочего в верхний средний класс 10% американцев, 7% японцев и голландцев, 9% англичан, 2% французов, немцев и датчан, 1% итальянцев. К факторам индивидуальной мобильности, т.е. причинам, позволяющим одному человеку достичь больших успехов, чем другому, социологи и США, и СССР отнесли:

? социальный статус семьи;

? уровень образования;

? национальность;

? физические и умственные способности, внешние данные;

? воспитание;

? место жительства;

? выгодный брак.

Мобильные индивиды начинают социализацию в одном классе, а заканчивают в другом. Они буквально разрываются между несхожими культурами и стилями жизни. Они не знают, как себя вести, одеваться, разговаривать с точки зрения стандартов другого класса. Часто приспособление к новым условиям остается весьма поверхностным. Типичным примером является мольеровский мещанин во дворянстве. Женщине, как правило, продвинуться сложнее, чем мужчине. Повышение социального статуса, часто происходит благодаря выгодному браку. Это касается не только женщин, но и мужчин.

В течение семидесяти лет советское общество, наряду с американским, представляло собой самое мобильное в мире общество. Доступное всем слоям бесплатное образование открывало перед каждым такие же возможности продвижения, какие были только в США. Больше нигде в мире элита не формировалась буквально из всех слоев общества.

Социологи давно заметили такую закономерность: замечено, что в периоды, когда общество переживает серьезные изменения, появляются группы с ускоренной моделью социальной мобильности. Так, в 30-е годы <красными директорами> становились люди, еще недавно бывшие рабочими и крестьянами, тогда как в дореволюционные времена, чтобы достигнуть позиции <директор> необходимы были обучение не менее 15 лет и после этого еще долголетний производственный опыт. Аналогичное положение наблюдалось в начале и середине 90-х годов, что подтверждают данные исследования Р.Г. Громова. Если менеджеру в государственном секторе требовалось пройти в среднем четыре-пять этапов трудовой карьеры, чтобы занять позицию <директор> (в период до 1985 г. этот процесс был еще дольше), то менеджеры в частном секторе достигали этой позиции уже на втором этапе.

Однако массовый характер в 1985-1993 гг. приобрела и стала доминирующей именно нисходящая мобильность, причем как на индивидуальном, так и на групповом уровне. Добиться повышения статуса удалось очень немногим, зато большинство россиян оказались на нижних уровнях социальной стратификации.

Советские социологи в 60-80-е годы достаточно активно изучали меж- и внутрипоколенную, а также меж- и внутриклассовую мобильность. Основными классами выступали рабочий класс и крестьянство, а классоподобной прослойкой считалась интеллигенция.

Межпоколенная мобильность предполагает, что дети достигают более высокой социальной позиции либо опускаются на более низкую ступень, чем занимали их родители. Пример: сын шахтера становится инженером. Межпоколенная мобильность - это изменение статуса детей относительно статуса их отцов. Например, сын водопроводчика становится президентом корпорации, или, наоборот, сын президента корпорации становится водопроводчиком. Межпоколенная мобильность является самой важной формой социальной мобильности. Ее масштаб свидетельствует о том, до какой степени в том или другом обществе неравенство переходит от одного поколения к другому. Если межпоколенная мобильность невелика, то это означает, что в данном обществе неравенство пустило глубокие корни, и шансы человека изменить свою судьбу зависят не от него самого, а предопределены рождением. В случае значительной межпоколенной мобильности люди достигают нового статуса благодаря собственным усилиям независимо от их происхождения. Общее направление межпоколенной мобильности молодежи - из группы работников физического труда в группу работников умственного труда.

В начале 70-х годов О.И. Шкаратан и В.О. Рукавишников провели сравнительный анализ структурных моделей межпоколенной динамики социального положения отцов и сыновей в обществах, отличающихся социальным устройством и типом культуры. Использовался метод <путевого> (path) анализа, который чаще всего применяется в научных исследованиях для построения структурных моделей. Сопоставлялись данные исследований по СССР, Чехословакии, США, Японии и Австрии. Оказалось, что показатели корреляции между социальными характеристиками отца респондента и самого респондента близки для СССР и США. Так, связь между образованием отца и сына в СССР - 0,49, в США - 0,45; социально-профессиональный статус отца и сына (в начале трудовой карьеры) в СССР - 0,24, в США - 0,42 и т.д. Для молодого поколения в СССР, США и других странах характерна тесная связь между собственным образованием и социально-профессиональным статусом (СССР - 0,57: США - 0,60; Чехословакия - 0,65; Япония - 0,40; Австрия - 0,43)1.

Международные данные свидетельствуют, что выходцы из нижнего слоя среднего класса, т.е. <белых воротничков>, и нижнего слоя рабочего класса, т.е. <синих воротничков> (включая неквалифицированных сельскохозяйственных рабочих), наиболее редко наследовали профессии отцов и были высокомобильными. Напротив, представители высшего класса и профессионалы чаще наследовали род занятий своих родителей2. Таким образом, прослеживается вполне очевидная закономерность, которая подтверждается теоретическим анализом особенностей социальной пирамиды: чем выше социальный ранг, тем чаще профессия передается по наследству, и чем он ниже, тем реже наследуется род занятий родителей.

Питер Блау и Отис Данкен выяснили также другие особенности социальной мобильности в американском обществе: уровень профессиональной мобильности здесь оказался достаточно высоким (коэффициент корреляции между социально-экономическими статусами отца и сына составлял +0,38). Статус отца оказывает влияние на статус сына в основном через образование, но социально-экономические позиции семьи также влияют на возможность карьеры, независимо от образования.

Выяснилось также, что сельская молодежь, переселившаяся в город, достигает более высокого положения по сравнению со своими отцами, чем коренные горожане по сравнению со своими. На фоне своих отцов городская молодежь выглядела малоподвижной, как черепаха. Но только в сравнении со своими отцами. При сравнении вышедшей из села и городской молодежи между собой, т.е. при рассмотрении внутрипоколенной мобильности, ситуация оказалась скорее обратной. Оказалось, что чем крупнее было бывшее место жительства переселенца, тем больше у него шансов на профессиональный успех в городе. Фактически была выявлена прямая зависимость между размерами населенного пункта и масштабом профессиональных достижений. Это и понятно, поскольку в индустриальном центре крупных и средних размеров больше школ, техникумов и колледжей, следовательно, больше возможностей получить хорошую специальность. Останется ли житель этих центров на месте или переселится в другой город, в поселок или деревню, его жизненные шансы оказываются выше1.

Внутрипоколенная мобильность имеет место там, где один и тот же индивид, вне сравнения с отцом, на протяжении жизни несколько раз меняет социальные позиции. Иначе она называется социальной карьерой. Пример: токарь становится инженером, а затем начальником цеха, директором завода, министром машиностроительной отрасли. Первый вид мобильности относится к долговременным, а второй - к кратковременным процессам. В первом случае социологов больше интересует межклассовая мобильность, а во втором - перемещение из сферы физического труда в сферу умственного. Внутрипоколенческая мобильность меньше зависит от факторов происхождения в изменяющемся обществе, чем в обществе стабильном.

Восходящая мобильность типична не только для Америки. Все индустриальные страны с демократическим правлением, низкой рождаемостью и идеологией равных возможностей имеют высокий коэффициент восходящей мобильности в период 1945-1965 гг. СССР относился к таким странам, но в нем не было низкой рождаемости, зато было экстенсивное строительство промышленности, не было демократического правления, зато не было и социальных барьеров, была идеология равных возможностей. В этот период до 30% сменили ручные занятия на неручные в США, Англии и других европейских странах1. Большинство изменений относилось к межпоколенной мобильности - основано на сравнении статусов отца и сына - скорее, чем продвижение осуществилось в течение жизни сына.

Преобладание межпоколенной мобильности над внутрипоколенной мобильностью свидетельствует о том, что структура экономики детерминируется коэффициентом мобильности. Иначе говоря, основное число перемещений в профессиональной структуре вниз-вверх, по горизонтали может быть объяснено в свете социетальных переменных, а не индивидуальных различий между работниками.

Если отец - квалифицированный плотник (квалифицированный работник ручного труда), а его сын - служащий страховой компании (<белый воротничок>), то работа сына, его уровень образования и стиль жизни соответствуют его более высокому статусному рангу, чем тот, который был у его отца. Но если большинство других сверстников сына также продвинутся на уровень <белых воротничков>, то позиции отца и сына в сравнении со всеми другими работниками не претерпят значительных изменений. Относительная мобильность означает, что, хотя профессиональная структура изменилась в сторону увеличения удельного веса профессий умственного труда, позиции отца и сына относительно других занятых существенно не изменились.

Классовая иммобильность происходит, когда ранг социального класса воспроизводится в неизменном виде из поколения в поколение. Исследователи обнаруживают в современном обществе высокий уровень классовой иммобильности. Основной объем мобильности - внутри- и межпоколенной - происходит постепенно, без драматических изменений. Резко поднимаются или опускаются лишь отдельные индивиды, например, выдающиеся спортсмены или рок-звезды. Успех в США и в других современных обществах определяется прежде всего приписываемым статусом - семейным положением. Этому способствует так называемое отсроченное вознаграждение - откладывание немедленного удовольствия для того, чтобы достичь в будущем значительных целей1.

Стратификационные символы различаются также степенью открытости профессиональных ячеек для новичков. В значительной мере социальный ранг замужней женщины определяется статусом и мужа, а ее мобильность измеряется разницей между профессиональным статусом ее отца и мужа.

Поскольку приписываемые черты - пол, раса, социальный класс по рождению - перевешивают индивидуальный талант и интеллект при определении продолжительности образования и типа первой работы, аналитики считают, что вряд ли есть основания говорить о действительно открытой классовой системе.

Межгенерационная мобильность молодежи 

Воспроизводство социально-классовой структуры СССР в 60-70-е годы характеризовалось усилением межпоколенной (межгенерационной) мобильности молодежи, которая раньше обладала, и в еще большей мере обладает сейчас, широкими возможностями выбора будущей профессии. Подобная тенденция присуща молодым, быстро развивающимся обществам. Вступая в трудовую жизнь, юноши и девушки все меньше и меньше остаются в социальной группе родителей. В лонгитюдном исследовании выпускников средних школ Эстонии, проведенном М.Х. Титмой в 1966-1979 гг., объем социальных перемещений описывался двумя показателями - числом мобильных и числом немобильных.

Первый охватывал тех, кто к моменту опроса в 1979 г. занимал иное социальное положение, чем их отцы и матери, второй относился к той части опрошенных, социальное положение которых совпадало с родительским. Социологи попытались определить число мобильных и немобильных сыновей и дочерей, т.е. объем межгенерационных перемещений по отцовской (<отец-сын>) и материнской (<мать-дочь>) линиям.

Оказалось, что мобильность сыновей и дочерей одинаково высока, но она различается по социальным группам. По числу мобильных крайними группами являются интеллигенция и занятые физическим трудом в колхозах и совхозах. Разница между ними по линии <отец-сын> трехкратная, а по линии <мать-дочь> почти пятикратная. Больше всего желающих попасть в ряды интеллигенции и меньше всего - в ряды рабочих и крестьян.

Поэтому наиболее интенсивны перемещения юношей и девушек в группу интеллигенции (независимо от того, какое социальное положение занимали их родители). И раз уж интеллигенция - самая притягательная для молодежи группа, то разумно ожидать высокую степень ее самовоспроизводства (пополнение ее рядов за собственный счет), особенно по линии <мать-дочь>. Так оно и оказалось: уровень самовоспроизводства доходил до 81%.

Итак, общая направленность межгенерационных перемещений молодежи - из группы физического в группу работников умственного труда.

Источник: Социологические исследования. 1984. № 4. С. 108-110.

Термин структурная мобильность, или мобильность на основе спроса, общественных потребностей, относится к социетальным факторам, влияющим на коэффициент мобильности. Так, виды и количество наличных рабочих мест зависят от изменений экономической системы, тогда как тип и количество желающих получить данную работу, зависит от коэффициента рождаемости в том или ином поколении. На основе этого мы можем оценить вероятность восходящей и нисходящей мобильности для разных подгрупп.

Новые вакансии в вертикальной мобильности открывает индустриализация. Развитие промышленности три столетия назад потребовало превращения крестьянства в пролетариат. На поздней стадии индустриализации рабочий класс стал самой многочисленной частью занятого населения. Основным фактором вертикальной мобильности являлась система образования.

Индустриализация вызвана не только межклассовыми, но и внутриклассовыми изменениями. На стадии конвейерного или массового производства в начале XX в. преобладающей группой оставались мало- и неквалифицированные рабочие. Механизация, а затем автоматизация потребовала расширения рядов квалифицированных и высококвалифицированных рабочих. В 50-е годы 40% рабочих были мало- или неквалифицированными. В 1966 г. таковых осталось 20%.

По мере того как сокращался неквалифицированный труд, росла потребность в служащих, менеджерах, бизнесменах. Сфера промышленного и сельскохозяйственного труда сужалась, а сфера обслуживания и управления расширялась. Наиболее четко структурная мобильность прослеживается в США (табл. 7.1).

Таблица 7.1 

Динамика структурной мобильности США: 1900-1980 

1900 Страты1980 

10%Профессионалы и менеджеры22%

7,5%Торговцы, служащие: <белые воротнички>30%

36%Работники ручного труда32%

9%<Синие воротнички>: обслуга13%

37,5%Фермеры и сельскохозяйственные рабочие3%

Источник: Hess R., Markson E., Stien F. Sociology. N.Y. 1991. P. 184

В индустриальном обществе структура народного хозяйства определяет мобильность. Иными словами, профессиональная мобильность в США, Англии, России или Японии зависит не от индивидуальных особенностей людей, а от структурных особенностей экономики, соотношения отраслей и происходящих здесь сдвигов. Как показано в таблице 7.1, количество занятых в сельском хозяйстве США сократилось с 1900 по 1980 г. в 10 раз. Мелкие фермеры превратились в респектабельный класс мелких буржуа, а сельскохозяйственные рабочие пополнили ряды рабочего класса. Страта профессионалов и менеджеров за тот период удвоилась. Численность торговых работников и клерков увеличилась в 4 раза.

Подобные трансформации характерны для современных обществ: от фермы к фабрике на ранних стадиях индустриализации и от фабрики к офису - на поздних. Сегодня свыше 50% рабочей силы занято умственным трудом в сравнении с 10-15% в начале века.

В течение этого столетия в индустриальных странах сокращались вакансии в рабочих специальностях и расширялись в управленческих. Но управленческие вакансии заполнялись представителями не рабочих, а среднего класса. Тем не менее количество управленческих профессий росло быстрее, чем количество детей в среднем классе, способных заполнить их. Образовавшийся в 50-е годы вакуум частично заполняла рабочая молодежь. Это стало возможным благодаря доступности высшего образования для рядовых американцев.

В развитых капиталистических странах индустриализация завершилась раньше, чем в бывших социалистических (СССР, ГДР, Венгрия, Болгария и др.). Отставание не могло не сказаться на социальной мобильности: в капиталистических странах доля руководителей и интеллигенции - выходцев из рабочих и крестьян, составляет одну треть, а в бывших социалистических странах - три четверти. В давно индустриализованных странах типа Англии доля рабочих крестьянского происхождения очень низка, здесь больше так называемых потомственных рабочих. Напротив, в восточноевропейских странах она очень высока и достигает порой 50%.

Именно благодаря структурной мобильности два противоположных полюса профессиональной пирамиды оказались наименее подвижными. В бывших социалистических странах самыми закрытыми были два слоя - слой высших руководителей и расположенный внизу пирамиды слой подсобных рабочих - самый престижный и самый непрестижный виды деятельности.

Провозглашенный в конце 1991 г. в России курс экономической политики, получивший название <шоковой терапии> и нашедший продолжение в <ваучерной> приватизации и конвертизации военно-промышленного комплекса, привел страну к глубокому кризису, который носит системный характер, т.е. охватывает все стороны жизни общества. В результате изменилась к худшему структура промышленности. Больше других пострадали отрасли, входившие в военно-промышленный комплекс, где было сосредоточено производство наукоемкой продукции, а также гражданское машиностроение, осуществляющее, в частности, выпуск станков, турбин и т.д. Преобладание получили добыча полезных ископаемых и их первичная обработка (в металлургии и химии). В полном упадке находится легкая и текстильная промышленность из-за вытеснения ее продукции импортными товарами. Вместе с падением сельскохозяйственного производства и замещения отечественных продуктов импортом свертывается ряд отраслей пищевой промышленности1.

Из кризисных отраслей высвобождались огромные массы занятых, в основном средне- и высококвалифицированных специалистов. Часть из них эмигрировала за рубеж, часть перешла в частный бизнес, открыла собственные малые предприятия, часть ушла в <челноки>, а многие оказались безработными. За 10 лет численность занятых в науке и научном обслуживании сократилась с 3,4 до 1,5 млн человек; большинство перешло в другие отрасли, до 1/10 выехали за границу2.

Производственные и научно-исследовательские коллективы ослабевают, распадаются, а многие просто исчезают. Из-за отсутствия средств на приобретение новой техники и ремонт старой, покупку удобрений и т.д. сокращается слой механизаторов на селе. Сокращение инвестиций в экономику привело к физическому к моральному старению оборудования во всех отраслях народного хозяйства. Увеличилось отставание России от развитых стран по техническому уровню производства. Нормальный процесс воспроизводства соответствующих социальных групп оказался нарушенным, поскольку молодежь не стремится в сферу промышленности и сельского хозяйства.

Таким образом, структурная перестройка в России в конце 90-х годов привела к горизонтальной и нисходящей вертикальной мобильности.

Фактически до 60-х годов в СССР не проводилось исследований социальной мобильности, да и само понятие казалось достаточно сомнительным из-за своего <буржуазного> происхождения. Требовалась незаурядная научная смелость, чтобы сделать эту проблему объектом научного анализа1. Вместо термина <социальная мобильность> применялись другие, а именно <социальная подвижность>, <социальное движение>, <социальные перемещения>. По мнению М.Н. Руткевича и Ф.Р. Филиппова, <социальные перемещения> - более широкое понятие, чем <социальная мобильность>, поскольку характеризуют не только изменчивость, но и стабильность развития2. В своей книге <Социальные перемещения> эти социологи выявили специфику социальной мобильности в индустриальных и урбанизированных районах СССР, между поколениями и внутри них.

Всесоюзное исследование <Показатели социального развития советского общества>, осуществленное Институтом социологических исследований АН СССР (рук. Г.В. Осипов), охватившее рабочих и инженерно-производственную интеллигенцию в основных отраслях народного хозяйства девяти регионов, зафиксировало противоречия в развитии советского общества и его социальной структуры. До начала 80-х годов наблюдалась довольно высокая динамика социально-структурных изменений, но с конца 70-х общество утрачивает динамизм, начинает стагнировать, преобладают воспроизводственные процессы. При этом и само воспроизводство деформируется - растет численность бюрократии и <нетрудовых элементов>, деятели теневой экономики превращаются в фактор латентной структуры, высококвалифицированные рабочие и специалисты зачастую выполняют работу ниже уровня своего образования и квалификации. Эти <ножницы> в среднем по стране составляли от 10 до 50% по различным социальным слоям3.

Крупномасштабное исследование социальной мобильности ИСИ АН СССР (1984-1988 гг.) осуществлялось в 12 республиках и областях совместно с отделом социальной статистики ЦСУ СССР и многими региональными центрами. Cопоставление данных о трудовой карьере людей, вступивших в трудовую жизнь от начала 40-х до начала 80-х годов, позволило по-новому увидеть тенденции социальной мобильности1. Выяснилось, что трудовая карьера в 50-е годы начиналась в 18 лет, в 70-е годы - в 20 лет. Женщины, как правило, начинали работать позже мужчин (что объясняется рождением и воспитанием детей). Самой притягательной группой для молодежи выступала интеллигенция. Опрос людей и анализ трудовых книжек показали, что 90% всех перемещений приходится на первое десятилетие трудовой деятельности, 9% - на второе, 1% - на третье. На начальный период приходится до 95% так называемых возвратных перемещений, когда люди возвращаются на ту позицию, которую покинули. Эти данные лишь подтвердили то, что известно всем на уровне здравого смысла: молодежь ищет себя, пробует разные профессии, уходит и возвращается.

Были получены интересны данные о демографическом составе перемещающихся. В целом женщины оказались мобильнее мужчин, а молодые мобильнее пожилых. Но мужчины в своей карьере чаще перепрыгивали через несколько ступеней, чем женщины, которые передвигались постепенно. Из малоквалифицированных рабочих в высококвалифицированные и в специалисты мужчины продвигались в несколько раз чаще женщин, а женщины часто переходили из высококвалифицированных рабочих в специалисты.

Переход из крестьян и рабочих в интеллигенцию называется вертикальной межклассовой мобильностью. В 40-50-е годы она была особенно активной. Место старой интеллигенции заняли выходцы из рабочих и крестьян. Сформировалась новая социальная группа - <народная интеллигенция>. Партия большевиков выдвигала на руководящие посты в промышленности, сельском хозяйстве, органах управления простых людей, так называемых <красных директоров>, <выдвиженцев>. Высший класс, если под таковым понимать партийную номенклатуру, составлявшую не более 1,5% всего населения, продолжал пополняться за счет низов и позже. К примеру, в составе Политбюро ЦК КПСС (высшего слоя правящего класса) 1965-1984 гг. выходцы из крестьянства составляли около 65%, из рабочих - 17, а из интеллигенции - 18%2.

Однако инфильтрация представителей низов в высший класс проходила в ограниченных масштабах. В целом в 60-80-е годы межклассовая мобильность замедлилась, массовые переходы по существу прекратились. Наступил период стабилизации.

Когда рабочие, крестьянство и интеллигенция пополняются в основном за счет выходцев из своего класса, говорят о самовоспроизводстве класса, или воспроизводстве его на собственной основе. Согласно крупномасштабным исследованиям (охватывающим страну, целые регионы или города), проведенным в разные годы Ф.Р. Филипповым, М.Х. Титмой, Л.А. Гордоном, В.Н. Шубкиным, 2/3 интеллигенции пополнялись за счет выходцев из этой группы. Еще выше эта доля среди рабочих и крестьян. Дети рабочих и крестьян чаще переходят в категорию интеллигентов, чем дети интеллигентов становится крестьянами и рабочими. Это явление называется также саморекрутированием.

На первый план выступила внутриклассовая мобильность, на которую приходилось в 70-80-е годы до 80% всех перемещений. Внутриклассовую мобильность иногда называют переходом от простого к сложному труду: рабочий остается рабочим, но его квалификация постоянно растет.

Исследование, проведенное Институтом социологии РАН на базе территориальной общероссийской выборки объемом около 2000 человек, позволило определить основные траектории групповой и индивидуальной мобильности в российском обществе в 1986-1993 гг.1  Данные показали, что большинство российских граждан сохранило социально-профессиональный статус. Большинство управленцев осталось на своих местах. Численность дипломированных специалистов уменьшилась несущественно. Доля неработающего населения увеличилась. Кроме тех, кто стал пенсионером, в число неработающих вошли и безработные. Некоторые позиции пересекаются: например, дипломированный специалист может остаться таковым, перейдя в группу предпринимателей либо безработных. Управленцы продолжали пополнять свои ряды за счет дипломированных специалистов. Такой переход является традиционным для советской системы. В <предперестроечные> годы в управленческий корпус вошло особенно много образованных и квалифицированных людей, как правило, технических специалистов. За последние восемь лет группа технических специалистов становилась все более самовоспроизводящейся. Активно пополняли ее состав только учащиеся, хотя в их числе имеются и выходцы из рабочих. Здесь надо учитывать традицию советской системы образования, дающую некоторые преимущества рабочим при распределении мест в вузах, особенно на вечерних и заочных отделениях.

В СССР доля рабочих в занятом населении постоянно увеличивалась. Однако в условиях модернизации число мест, требующих ручного труда, а вместе с тем и доля неквалифицированных слоев рабочего класса обычно сокращаются. Данные показывают, что доля рабочих в современной России сокращается, но крайне низкими темпами1. Одной из самых немобильных групп, как и прежде, остается крестьянство. По-прежнему продолжается, хотя и не столь интенсивно, переход крестьян в рабочие. Социальная прослойка неработающих наиболее подвижна2.

Самое полное описание каналов вертикальной мобильности было дано П. Сорокиным, называвшего их <каналами вертикальной циркуляции>. По мнению Сорокина, поскольку вертикальная мобильность в той или иной степени существует в любом обществе, даже в первобытном, между стратами нет непроходимых границ. Между ними существуют различные <отверстия>, <люфты>, <мембраны>, через которые индивиды перемещаются вверх и вниз.

Особое внимание Сорокина привлекали социальные институты - армия, церковь, школа, семья, собственность, которые используются в качестве каналов социальной циркуляции.

Армия функционирует в этом качестве не в мирное, а в военное время. Крупные потери среди командного состава приводят к заполнению вакансий из более низких чинов. Во время войны солдаты продвигаются благодаря таланту и храбрости. Повысившись в звании, они используют полученную власть как канал для дальнейшего продвижения и накопления богатств. У них появляется возможность грабить, мародерствовать, захватывать трофеи, брать контрибуции, уводить рабов, окружать себя помпезными церемониями, титулами, передавать свою власть по наследству.

Известно, что из 92 римских императоров 36 достигли этого, начав с низших чинов. Из 65 византийских императоров 12 выдвинулись благодаря армейской карьере. Наполеон и его окружение, маршалы, генералы и назначенные им короли Европы вышли из простолюдинов. Кромвель, Грант, Вашингтон и тысячи других командующих достигли самого высокого положения благодаря армии.

В советском обществе работа в милиции в течение последних десятилетий представляла один из постоянно действующих каналов социальной мобильности, в частности перемещения из деревни в город, и происходило это в значительной степени из-за дефицита горожан, желающих служить в милиции. В московскую милицию принимали отслуживших в армии молодых людей в возрасте до 35 лет и не имеющих московской прописки. Иного способа попасть в столицу, как только устроиться в милицию, скажем, у выходцев из российской глубинки могло и не существовать. Не только армия и милиция, но и силовые структуры в целом раньше и теперь выступают мощным каналом вертикальной мобильности, позволяющим людям совершить восхождение из периферийных в центральные сегменты общества.

Церковь как канал социальной циркуляции переместила большое число людей с низов до вершин общества. Геббон, архиепископ Реймса, был в прошлом рабом. Папа Григорий VII - сыном плотника. П. Сорокин изучил биографии 144 римских католических пап и установил, что 28 из них вышли из низов, а 27 - из средних слоев. Институт целибата (безбрачия), введенный в XI веке папой Григорием VII, обязывал католическое духовенство не иметь детей. Благодаря этому после смерти должностных лиц освободившиеся позиции заполнялись новыми людьми.

Церковь была каналом не только восходящего, но и нисходящего движения. Тысячи еретиков, язычников, врагов церкви были отданы под суд, разорены и уничтожены. Среди них было немало королей, герцогов, князей, лордов, аристократов и дворян высоких рангов.

Школа. Институты воспитания и образования, какую бы конкретную форму они ни приобретали, во все века служили мощным каналом социальной циркуляции. США и СССР относятся к обществам, где школы доступны всем его членам. В таком обществе <социальный лифт> движется с самого низа, проходит по всем этажам и достигает самого верха.

США и СССР - самые яркие примеры того, как можно добиться впечатляющих успехов, стать великими индустриальными державами мира, придерживаясь противоположных политических и идеологических ценностей, но в одинаковой степени обеспечив своим гражданам равные возможности получить образование.

Британия представляет другой полюс, на котором привилегированные школы доступны только высшим слоям населения. <Социальный лифт> короткий: он движется только по верхним этажам социального здания.

Пример <длинного лифта> представляет древний Китай. В эпоху Конфуция школы были открыты для всех классов. Каждые три года устраивались экзамены. Лучшие студенты, независимо от статуса их семей, отбирались и переводились в высшие школы, а затем в университеты, откуда они попадали на высокие правительственные посты. Под влиянием Конфуция правительство мандаринов слыло правительством китайских интеллектуалов, возвеличенных благодаря школьному <механизму>. Образовательный тест выполнял роль всеобщего избирательного права.

Таким образом, китайская школа постоянно возвышала простых людей и препятствовала продвижению представителей высших слоев, если они не соответствовали требованиям. В результате служебные обязанности выполнялись достойно, а должности занимались исходя из личных талантов.

Большие конкурсы в колледжи и университеты во многих странах объясняются тем, что образование является самым быстрым и доступным каналом вертикальной мобильности.

Собственность наиболее ярко проявляется в виде накопленных богатств и денег. Именно они - один из самых простых и действенных способов социального продвижения. В XV-XVIII вв. европейским обществом стали править деньги. Достигали высокого положения только те, кто имел деньги, а не знатное происхождение. Последние периоды истории Древней Греции и Рима были такими же.

По мнению П. Сорокина, не все, но лишь некоторые занятия и профессии способствуют накоплению богатств. Согласно его расчетам, это позволяет сделать занятие фабриканта (29%), банкира и биржевика (21%), торговца (12%). Профессии артистов, художников, изобретателей, государственных деятелей, шахтеров и некоторые другие не дают таких возможностей.

Семья и брак становятся каналами вертикальной циркуляции, если в союз вступают представители разных социальных страт. В европейском обществе распространенным был брак бедного, но титулованного партнера с богатым, но не знатным. В результате оба продвигались по социальной лестнице, получая то, чего им недоставало.

Примеры нисходящей мобильности можно найти в античных временах. По римскому закону, свободная женщина, вышедшая замуж за раба, сама становилась рабыней и теряла статус свободного гражданина.

Даже примитивные общества были заинтересованы в том, чтобы ими управляли самые одаренные. Но как обнаружить врожденные таланты, если нет специальных методов и техники? Древние нашли очень простой способ. Путем эмпирического наблюдения они установили, что у умных родителей чаще рождаются умные дети, и наоборот. Тезис о наследовании качеств родителей прочно утвердился в сознании наших предков. Именно он лежит в основе запрета межкастовых браков. Чем ниже социальное положение, тем меньше добродетелей имеют родители и наследуют их дети. И наоборот. Так постепенно возник институт наследования социального статуса родителей детьми: рожденный в семье с высоким социальным рангом заслуживает также высокого ранга.

Семья превратилась в главный механизм социального отбора, определения и наследования социального статуса. Происхождение из знатной семьи гарантирует хорошую наследственность и достойное образование вовсе не автоматически. Родители заботились о наилучшем воспитании детей, это стало обязательной нормой для аристократии. В бедных семьях родители не могли дать подобающего образования и воспитания. Любому обществу нужны гарантии. Их могли дать знатные семьи. Из них рекрутировалась управленческая элита. Семья стала одним из институтов распределения членов общества по стратам.

Древние общества основательно заботились о стабильности семьи, ибо она была одновременно и школой, и центром профессиональной подготовки, и производственным объединением, и многим другим. Когда семья стала терять былой ореол святости, браки стали легко распадаться, и разводы превратились в повседневное событие, обществу пришлось брать на себя все эти функции. Возникли школы вне семьи, производство вне семьи, обслуживание вне семьи.

Дети остаются в семье, только пока они несовершеннолетние. Фактически же они растут вне семьи. Утратилось значение чистоты крови, унаследованных качеств. Людей все больше начинают оценивать не по их семейному происхождению, а по личным качествам.

Важнейшей характеристикой советского общества был жесткий контроль за каналами вертикальной мобильности. Пропускная способность каналов, широкая в период с 20-х по 50-е годы, стала сужаться в 60-е и превратилась в узкий проход в <застойный> период 70-80-х годов.

Допуская некоторую свободу движения на начальных стадиях карьеры, система контроля становилась тем жестче, чем ближе продвигающийся находился к высокостатусным позициям. Система мобильности советского образца строилась не на принципах конкурсного отбора, в результате действия стихийных законов рынка, в ней минимизировалась роль случая, стихии, удачи и инициативы. Продвижение определялось решением вышестоящих инстанций.

В советское время, как и при Петре I, к управлению государством, естественно, допускали не всех желающих, а только избранных. Но выбирались они не по дворянским титулам и родословной, а по политическим и идейным признакам. Для того чтобы занять руководящие должности в советском государстве надо было быть членом коммунистической партии, иметь незапятнанную репутацию, вести активную общественную работу, соблюдать принципы партийной морали.

На государственные должности и при Петре I, и при И.В. Сталине назначали сверху - за особые заслуги перед государством. Постепенно формировалась особая должностная прослойка - номенклатура, т.е. высший слой партийных функционеров.

М. Восленский

Советская номенклатура

Класс номенклатуры - такая среда, в которой одиночке трудно продвинуться. Поэтому стараются продвигаться целые группы, подпирая друг друга и отталкивая чужих. Тот, кто хочет сделать номенклатурную карьеру, тщательно сколачивает такую группу. Подбираются люди прежде всего нужные, а не по личным симпатиям или деловым качествам. Глава группы стремится войти в группу более высокого номенклатурщика и стать его вассалом.

Возникнув как историческое продолжение организации профессиональных революционеров, номенклатура со временем стала похожа на феодальную систему. Вся номенклатура является своеобразной системой ленов, предоставляемых соответствующим партийным комитетом - сюзереном - его вассалам - членам номенклатуры этого комитета. Как и при классическом феодализме, ячейкой социалистического общества является группа вассалов, подчиненных определенному сюзерену. Чем выше номенклатурный сюзерен, тем больше у него вассалов. Сюзерен покровительствует вассалам и защищает их, а они его всячески поддерживают, восхваляют и ему служат.

Известно, что на заре средневековья лены не обязательно состояли из земельных наделов, но, например, и из права собирать дань с населения определенных территорий. Номенклатурный <лен> состоит из власти. Главное в номенклатуре не собственность, а власть. Даже термин, применяемый в партжаргоне к номенклатуре, соответствует средневековому русскому термину, применявшемуся по отношению к вассалам: <посадить>. О князе говорили в феодальной Руси, что он <сел на княжение>, своих же ленников <посадил> в различные города и области; отсюда и термин <посадник> (княжеский уполномоченный). В советской номенклатуре то и дело слышится, что товарища такого-то <посадили на министерство>, <посадили на область>, <посадили на кадры>.

Там, где царит номенклатура, наиболее привилегированная часть населения получает все первосортное по низкой цене, а то и бесплатно. Обычные же граждане (99% населения) в эти специальные магазины, столовые, жилые дома, больницы, поликлиники просто не допускаются. В Южной Африке еще недавно процветал расовый апартеид, в Советском Союзе безмятежно процветал социальный апартеид, у истоков которого стоял Ленин, еще в годы гражданской войны установивший привилегии для ответственных работников. Разница в зарплате и доходах есть, конечно, и на Западе. Но здесь каждый, независимо от дохода или социального положения, может делать покупки в любых магазинах, есть в любых ресторанах, лечиться в любой клинике, снимать любую квартиру. Сэкономив, он может купить костюм у Ив Сен-Лорана, платье у Диора. Зажиточный же человек может покупать себе все первосортное, но должен за это заплатить много дороже.

Источник: Восленский М.С. Номенклатура. М., 1991. 

Сталинские чистки партийной номенклатуры вели к перетасовыванию элитных групп и представляли собой пусковой механизм социальной мобильности. Его изобретателем был, конечно, не Сталин, а Иван Грозный, опричнина которого представляла собой весьма эффективный механизм такого рода. Если такой механизм запускается достаточно периодично, то влечет за собой освобождение и, соответственно, замещение множества вакансий.

Но как только репрессии начали отходить в прошлое и на смену сталинской эпохе пришла хрущевская оттепель, а затем и брежневский застой, это сразу привело к резкому замедлению восходящей мобильности. В ходе своего исследования (1993 г.) Л.Б. Косова и Т. Кларк сделали около двух тысяч интервью с деятелями госуправления, науки и культуры СССР, занимавшими номенклатурные должности, и с представителями новой российской элиты1. Анализ полученных данных показал, что за 30 лет постсталинизма длительность пути к номенклатурной карьере, единственного способа достичь высокого статуса, возросла в три раза.

К середине 70-х годов вертикальная мобильность окончательно обрела характер медленного продвижения по строго выверенной карьерной лестнице. Существовал лишь один путь наверх, встать на который можно было только через должность руководителя среднего звена: заместителя директора, главного инженера, руководителя подразделения крупного предприятия, работника партийной или общественной организации на невысокой должности2. При этом скорость подъема постепенно замедлялась, общество становилось все более закрытым.

Что касается служебной карьеры, то 90% опрошенных в элитных группах начали свой трудовой путь с позиций весьма скромных: 41% - специалистами, не имевшими подчиненных, 12 - техническими работниками, 31 - рабочими, 4 - служащими сферы услуг, 2% - тружениками сельского хозяйства. В среднем путь наверх - до первой номенклатурной или эквивалентной ей должности - потребовал около 17 лет, но для различных элитных групп эта цифра была не одинаковой. Так, самую быструю карьеру сделали представители партийной элиты, работники массовых организаций. Они получали первую номенклатурную должность в среднем через 12-13 лет. Самые медленные карьеры у представителей научно-культурной и старой экономической элиты - 19-20 лет. В различные исторический периоды темпы вертикальной мобильности различались достаточно сильно: до 1953 г. они достигали 8 лет, в 1954-1961 гг. - 9, в 1962-1968 - 11, в 1969-1973 - 14, в 1974-1984 - 18, в 1985-1988 - 23, в 1989-1991 гг. - 22 лет.

Практически никто не занимал элитную должность непосредственно со стартовой позиции - существовал некий <предбанник> (или пропускной пункт), через который надо было пройти, чтобы быть допущенным к высокостатусным позициям. Это - должность руководителя среднего звена, заместитель директора, главный инженер, работник партийной организации. Шансы попасть в элиту сразу из рабочих были практически нулевыми. Рост происходил через получение высшего образования, вступление в партию, продвижение по службе1.

Возведение социальных барьеров и перегородок, ограничение доступа в другую группу либо замыкание группы в самой себе называется социальной клаузулой (social closure). Этим термином обозначают и процесс, и результат процесса. Это явление описал еще М. Вебер2.

Под социальной клаузулой, или социальным закрытием группы, М. Вебер понимал ограничение привилегированной группой доступа в свои ряды и повышение тем самым своих жизненных шансов. Механизмом закрытия становится превращение в эталон, а затем в критерий отбора, тех редких качеств (например, таланта, компетентности, благородства, достойного происхождения), которыми обладают члены данной группы и которыми не обладают другие. Статусная группа, исповедующая подобные принципы, со временем может выродиться в клику. Вебер указывал, что любая черта, даже придуманная, может быть использована в качестве критерия отбора, основания для идентификации себя с группой или отсеивания из своих рядов аутсайдеров.

Закрытые группы - удел всех стратифицированных обществ, основанных не только на неравенстве доходов, но и на неравенстве доступа в привилегированные группы. Купечество и ремесленники, которые вначале представляли собой открытые группы, со временем стали такими же закрытыми и пополнявшимися только за счет наследования, как рабовладельцы или феодалы.

В том случае, когда переход между группами - из ремесленников в купцы, из наемных работников в работодатели - не встречает юридических препятствий, городское население, включающее данные группы, следует считать единой стратой. Но в случае, когда существовали какие-либо препятствия в таком переходе (скажем, юридические границы групп были четко фиксированы, а переход оформлялся особыми документами либо специальным разрешением властей), эти группы следует считать разными сословиями.

Социальное закрытие, или замыкание, - это действия статусной группы, направленные на защиту и гарантии определенных ресурсов и преимуществ за счет других групп. Там, где появляется много замкнутых групп, где идет процесс ограничения доступа в статусную группу, там растет число страт и субстрат. Примером служит кастовая система, насчитывающая тысячи закрытых страт и субстрат.

Наиболее яркой формой социального закрытия является наледование имущества и принцип родословной. Они широко использовались в традиционных обществах прежде всего господствующими группами. По мере перехода от традиционного к современному обществу меняются критерии замыкания. Место благородного происхождения занимают конкурсные экзамены, доступ к которым открыт для всех. Тем не менее и сегодня система образования, согласно Веберу, сохраняет функцию селективного инструмента, при помощи которого отбирают новичков и контролируют вхождение в высокопрестижные группы. Диплом об образовании ныне не менее эффективен, чем прежде расовая или религиозная принадлежность, семейное происхождение. Представители свободных профессий ограничивают доступ в свои ряды не только сертификатом или лицензией, выданной государством, но и необходимостью получить признание в своем кругу, личными знакомствами в нем, рекомендациями его членов и т.д.

В качестве яркого примера статусной группы Вебер приводит бюрократию, которая, как и любая другая группа, борется за сохранение внутригрупповых ценностей, целей и интересов, проявляет солидарные действия с себе подобными и т.д. В отличие от партии она не борется за власть и установление своего господства революционным или легитимным, на основе выборов, путем. Бюрократия располагается по всей управленческой пирамиде и незримо контролирует распределение ресурсов. Необходимая для сохранения своей жизнедеятельности власть у нее имеется в силу должностного положения. Специальный этос бюрократии заключается в культивировании секретности и профессионального мастерства. Она не является исполнительным комитетом другого класса, но скорее организованной статусной группой1. В техническом смысле бюрократия не является классом и не может на равных с ним участвовать в борьбе за власть. Бюрократия - самая мощная и влиятельная из всех статусных групп. Она контролирует служебную карьеру других, распределение ресурсов общества, не обладая при этом привилегиями собственника и преимуществами рыночных монополистов.

Социальный организм постепенно становится все более неподвижным и закрытым для перемещений. Высшие должности, которые на раннем этапе являлись выборными, на поздних этапах становятся наследуемыми. Эту тенденцию можно проследить в истории. В Древнем Египте только на поздних этапах появился строгий обычай наследования официальных постов. В Спарте на самых ранних этапах иностранцы допускались в ранг полнокровных граждан, позднее это стало исключением. В 451 г. до н. э. Перикл ввел закон, по которому привилегия свободного гражданства предоставлялась лишь тем, у кого оба родителя были уроженцами Аттики и свободными (полными) гражданами.

В Венеции в 1296 г. слой аристократии был открытым, а с 1775 г., утратив былое значение, становится закрытым. В Римской империи перед ее крушением все социальные страты и группы стали закрытыми. Место среди придворной знати в раннефеодальной Европе было доступно любому дворянину, но впоследствии этот слой становится непроницаемым для новых людей. Тенденция к кастовой замкнутости стала проявляться среди буржуазии в Англии после XV в., а во Франции после XII в.

Современные западные общества характеризуются социологами как одновременно и открытые, и закрытые социальные структуры. К примеру, Б. Шефер, сравнивший масштабы социальной мобильности в Германии в 30-е и в 70-е годы, отметил наряду с фактом высокой вертикальной мобильности также удивительную неизменность, сходство социальной структуры общества в разные исторические эпохи2. В США и Японии в высший класс поднимается только 7-10% рабочих. Дети бизнесменов, политиков, юристов имеют в 5-8 раз больше возможностей следовать по стопам своих отцов, чем это случилось бы, будь общество совершенно открытым. Чем выше социальный класс, тем труднее в них проникнуть. Богатые устраивают своих детей в привилегированные школы и университеты, которые стоят дорого, но дают прекрасное образование. Хорошее образование - необходимое условие для того, чтобы иметь престижную профессию и получить должность дипломата, министра, банкира, профессора. Именно высший класс принимает законы, которые выгодны ему и невыгодны другим. Согласно данным исследования Л. Дубермана, в течение целого столетия американская классовая структура сохранялась относительно неизменной1. Эмпирические исследования процесса классообразования в Англии так же свидетельствуют о неподвижности иерархической структуры и ее закрытости2.

Социальная мобильность населения, подсчитанная в пределах жизни одного или двух поколений, подтверждает жесткую неизменность социальной структуры во Франции, где наблюдается преобладание наследования профессий из поколения в поколение. Во Франции в период с 1945 по 1975 г. на каждом уровне социальной структуры наблюдалась скорее тенденция к неизменности, чем к изменению: верхний и нижний слои иерархии оставались изолированными3. Эти выводы подтверждаются исследованиями социальных биографий Д. Берто, который показал, что лишь небольшая часть служащих повышает свой социальный статус, а 41% детей служащих становятся рабочими4.

Таким образом, тенденция к социальной закрытости присуща всем обществам. Она характеризует стабилизацию социальной жизни, переход от раннего к зрелому этапу развития, а также возрастание роли приписываемого статуса и снижение роли достигаемого.

В молодом быстро развивающемся обществе вертикальная мобильность проявляется очень интенсивно. Россия эпохи Петра I, Советская Россия в 20-30-е годы, Россия эпохи перестройки (90-е годы XX в.) - примера подобного общества. Выходцы из средних и даже низших классов благодаря счастливым обстоятельствам, способностям или изворотливости быстро продвигаются наверх. Здесь имеется множество свободных вакансий. Но когда все места заполнены, движение вверх замедляется. Новый высший класс отгораживается от проникновения запоздавших искателей множеством социальных барьеров. Социальная группа закрылась.

По мнению западных социологов, только в период индустриализации в СССР было открытое общество, что объясняется острой нехваткой управленческих кадров. Тогда в СССР все люди, разумеется, за исключением классовых врагов, имели равное исходное положение и равные шансы на социальное восхождение. В стране была создана система массовой подготовки специалистов. Позже потребности в кадрах были удовлетворены - даже с некоторым запасом: люди с высшим образованием стали занимать рабочие места. Таким образом, появились рабочие-интеллигенты. Советские обществоведы сочли это за очередное достижение социализма. Но в <застойный> период, т.е. в 70-80-е годы, начинается саморекрутирование социальных слоев. Общество стабилизировалось, и вертикальная мобильность снизилась. Социальные слои стали воспроизводиться преимущественно за свой счет: дети рабочих становились рабочими, дети служащих - служащими. Социологические исследования этого периода выявили явную тенденцию к получению высшего образования у детей, чьи родители тоже имели высокий уровень образования. Эта тенденция была значительно ниже в других группах населения1. Результаты социологических исследований 70-80-х годов свидетельствуют о высокой степени закрытости даже рабочего класса. С 1986 г. он пополнялся главным образом за счет выпускников ПТУ, ТУ и других аналогичных учебных заведений2. Такая же структура воспроизводства была характерна и для группы работников сферы обслуживания. Застой и стагнация, охватившие общество, заставили руководство страны начать перестройку, перешедшую в капитализацию.

В стабильных капиталистических обществах (США, Англия, Франции, ФРГ и др.) высший класс давно уже стал потомственным. Накопление богатств началось внутри родственных кланов, создаваемых взаимными браками, несколько столетий назад. В США высший класс сохраняет непрерывность во времени с XVIII в. и восходит корнями к переселенцам из Северной Ирландии. Социализация детей в закрытых школах, а затем практика в родительских областях деятельности, корпорациях и компаниях обособляют высший класс от остального общества.

Какие же группы населения составили новый высший класс в России? Основной костяк представлен теми, кто принадлежал к нему и при советской власти, а именно номенклатурой (70%); теми дельцами, которые занимались при советской власти подпольным бизнесом и в новых условиях смогли легализировать сколоченное состояние, т. е. <криминальными элементами> (15%); ловкими людьми, представителями разных групп - от сотрудника НИИ до преподавателя вуза, оказавшимися полезными либо номенклатуре, либо криминалитету (15%). В целом <высший класс> был укомплектован к 1994 г., вся общественная собственность в основном поделена между мощными группировками и кланами.

Специфической особенностью нового высшего класса в России стало очень быстрое его складывание и такое же быстрое - в гораздо более короткие сроки, чем в западных странах, - его закрытие.

Социальное закрытие высшего класса в России стало наблюдаться уже в 1994 г. До того, т.е. в период с 1989 по 1993 г., возможности продвинуться наверх для всех россиян были хотя бы формально открытыми, хотя и неравными.

Известно, что емкость высшего класса объективно ограничена и составляет не более 3-5% от численности населения. В 1989-1992 гг. крупные капиталы <сколачивались> легко. Сегодня, чтобы получить доступ в элиту, необходимы капиталы и возможности, какими большинство людей не располагает.

Вместе с тем открыт доступ в сельский и городской средний класс. Прослойка фермеров крайне незначительна и не превышает 1%. Средние городские слои еще не сформировались. Но их пополнение зависит от того, как скоро <новые русские> и руководство страны будут оплачивать квалифицированный умственный труд не по прожиточному минимуму, а по его рыночной цене.

В современном российском обществе у высшего класса есть вторая черта - демонстративная роскошь, но нет первой - наследственности. Но и она начинает активно формироваться благодаря закрытию высшей страты.

По мнению М.Ф. Черныша, процесс модернизации современного российского общества не сопровождается увеличением социальной мобильности. <Закрытость> основных социальных групп продолжает нарастать независимо от реформ в экономике. Иными словами, сколь ни серьезны нынешние перемены, они не затронули основ социальной структуры российского общества1.

Модернизация российского общества сводится прежде всего к перераспределению материальных и социальных ресурсов. Нынешняя попытка модернизации похожа на то, что происходило в России после октября 1917 г. Тогда <локомотивом> перехода к <современности> считалась радикальная перестройка социальных отношений. Складывается впечатление, что нынешние реформаторы верят в то, что главная задача состоит в том, чтобы любой ценой создать предпринимательский класс, который возьмет под свой контроль экономические ресурсы страны и выведет ее из кризиса. Но опыт других стран свидетельствует, что предпринимательский класс, возникший вне производительной деятельности, не способен выполнить эту роль2.

Россия пережила минимум две крупные волны маргинализации. Первая наступила после революции 1917 г. Из социальной структуры насильственно были выбиты два класса - дворянство и буржуазия, входившие в элиту общества. Новая пролетарская элита стала формироваться из низших классов. <Красными директорами> и министрами в одночасье стали рабочие и крестьяне. Минуя обычную для стабильного общества траекторию социального восхождения - через средний класс, - они перескочили одну ступеньку и попали туда, куда не могли попасть раньше и не попали бы в будущем.

По существу, представители советской элиты оказались теми, кого можно назвать восходящими маргиналами. Они оторвались от одного класса, но не стали полноценными, как это требуется в цивилизованном обществе, представителями нового, высшего класса. У них сохранились прежние манеры поведения, ценности, язык, культурные обычаи, свойственные низам общества, хотя они искренне старались приобщиться к художественным ценностям высокой культуры, обучались грамоте, ходили в культпоходы, посещали театры и агитационные студии.

Такой путь снизу наверх сохранялся вплоть до начала 70-х годов, когда отечественные социологи впервые установили, что все классы и слои советского общества теперь воспроизводятся на собственной основе, т.е. только за счет представителей своего класса. Так продолжалось всего два десятилетия, которые можно считать периодом стабилизации советского общества и отсутствия массовой маргинализации.

Вторая волна наступила в начале 90-х годов и также в результате качественных изменений социальной структуры российского общества.

Возвратное движение общества от социализма к капитализму привело к радикальным изменениям в социальной структуре. Элита общества сформировалась из трех пополнений: криминалитета, номенклатуры и разночинцев. Определенная часть элиты пополнилась из представителей низшего класса - бритоголовые прислужники российских мафиози, многочисленные рэкетиры и оргпреступники - часто являли собой бывших пэтэушников и недоучек. Эпоха первоначального накопления - ранняя фаза капитализма - вызвала к жизни брожение во всех слоях общества. Путь к обогащению в этот период, как правило лежит вне правового пространства. Среди первых начали обогащаться и те, кто не имел высокого образования, высокой нравственности, но вполне олицетворял <дикий капитализм>.

В элиту вошли кроме представителей низов разночинцы, т.е. выходцы из разных групп среднего советского класса и интеллигенции, а также номенклатура, которая в нужное время оказалась в нужном месте, а именно у рычагов власти, когда предстояло делить общенародную собственность. Напротив, преобладающая часть среднего класса совершила нисходящую мобильность и пополнила ряды бедных. В отличие от старых бедных (деклассированных элементов: хронические алкоголики, нищие, бездомные, наркоманы, проститутки), существующих в любом обществе, эту часть называют <новыми бедными>. Они являют специфическую черту России. Такой категории бедных нет ни в Бразилии, ни в США, ни в одной стране мира. Первая отличительная черта - высокий уровень образования. Учителя, преподаватели, инженеры, врачи и другие категории бюджетников оказались среди бедных только по экономическому критерию - доходам. Но они не являются таковыми по другим более важным критериям, связанным с образованием, культурой и уровнем жизни. В отличие от старых хронических бедных новые бедные - временная категория. При изменении экономической ситуации в стране в лучшую сторону они готовы вернуться в средний класс. И детям они стараются дать высшее образование, привить ценности элиты общества, а не <социального дна>.

Таким образом, радикальные изменения социальной структуры российского общества в 90-е годы связаны с поляризацией среднего класса, расслоением его на два полюса, пополнивших верхи и низы общества. В результате численность этого класса существенно сократилась.

Попав в слой <новых бедных> российская интеллигенция оказалась в маргинальной ситуации: от старых культурных ценностей и привычек она отказываться не хотела и не могла, а новые принимать не желала. Таким образом, по своему экономическому положению эти слои принадлежат к низшему классу, а по образу жизни и культуре - к среднему. Точно так же в маргинальной ситуации оказались представители низшего класса, пополнившие ряды <новых русских>. Для них характерна старая модель <из грязи в князи>: неумение прилично вести себя и говорить, общаться так, как требовал того новый экономический статус. Напротив, нисходящую модель, характеризующую движение бюджетников, можно было бы назвать <из князи в грязи>.

Некоторые специалисты полагают, что маргинальность - это однопоколенное явление, временный фантом. Приехавшие из сельской местности в города маргинальны, но их дети лишь отчасти наследуют по инерции некие элементы маргинальной субкультуры. А уже во втором-третьем поколениях эта проблема исчезает, и, таким образом, маргинальность преодолевается1.

Пауперизация, деклассирование, пролетаризация 

С учением К. Маркса связывают не только такие фундаментальные для социологии категории, как социальные классы, социальный конфликт, структура общества, но и социальную мобильность. Маркс не ставил целью создание развернутой теории социальной мобильности. Тем не менее он раскрыл сущность таких явлений, которые, несомненно, касаются ядра этой теории.

Маркс различал три вида групповой мобильности: обуржуазивание, пролетаризацию и пауперизацию.

Проникновение рабочих в ряды буржуазии он именовал обуржуазиванием. Обуржуазивание, т.е. инфильтрация рабочих в высший класс, означает, что место одного капиталиста занял другой такой же, поскольку по дороге наверх пролетарий, если судить о его образе жизни и ценностных ориентациях, успел превратиться в настоящего капиталиста. Просачивание рабочих означает одновременное вытеснение буржуазии, так как успешный бизнесмен-самородок наверняка займет чье-то место, освободившееся после разорения неудачника-капиталиста.

Пролетаризацией К.Маркс называл процесс разорения мелкой буржуазии и переход ее в ряды рабочего класса. Он виделся как просачивание буржуазии в ряды пролетариата. Разорившиеся капиталисты пополняли ряды рабочего класса. Под пролетаризацией, если применять данный термин к современному обществу, надо понимать также переход из среднего класса в рабочий класс.

Таким образом, пролетаризацией Маркс называл процесс нисходящей мобильности.

Пауперизация обозначает еще один вид нисходящей мобильности. Пауперизм (от лат. pauper - бедный) - массовая нищета. Непомерная эксплуатация труда, снижение уровня жизни может вести к моральной и физической деградации рабочих. С потерей трудоспособности или в случае увольнения, пролетариат пополняет ряды безработных, или резервную армию труда. Хроническая безработица выбивает человека из колеи, он теряет интерес к экономически самостоятельной жизни, спивается, теряет жилье и семью, нравственно деградирует. Он опускается на социальное дно, в котором обитает андеркласс. Пауперизация, таким образом, означает обнищание пролетариата.

Пауперизация первоначально описывала переход из рабочего класса в андеркласс, т.е. процесс опускания людей на <социальное дно>. Во второй половине XVII в. число пауперов достигало в Англии 2 825 тыс. человек (для сравнения, крестьяне всех категорий - фригольдеры, копигольдеры и др. - составляли 1 730 тыс. человек)1. Сегодня пауперизация охватывает не только рабочий класс, но все классы общества, в том случае если его представители опустились на самое <дно> общества.

Нижний слой рабочего класса, лишенный собственности, постоянного трудового дохода и основных атрибутов образа жизни рабочего класса, часто называют люмпенами. Отсюда берет свое название процесс перехода высших и средних слоев рабочего класса (а иногда и представителей других классов) в нижний слой рабочего класса - люмпенизация.

Люмпен-пролетариат (от нем. Lumpen - лохмотья) - термин, введенный К. Марксом для обозначения низших слоев пролетариата. Позднее <люмпенами> стали называться все деклассированные слои населения (бродяги, нищие, уголовные элементы и др.). Люмпен-пролетариат начала XX века в социологии называется также <пролетарским охлосом>2. <Люмпенизация общества> означает увеличение доли этих слоев в населении и распространение психологии люмпенов в условиях социального кризиса.

Выражаясь современным языком, пауперизация, люмпенизация и пролетаризация относятся к нисходящей мобильности, а обуржуазивание - к восходящей. При этом пауперизация и люмпенизация могут означать одно и то же, а именно <выпадение> индивида из классовой системы на <социальное дно>, туда, где нет классов, если андеркласс считать не классом, а слоем людей, находящимся ниже всех классов, вне их.

Таким образом, перемещаясь вверх или вниз, представители своего класса меняют классовую сущность, но в целом иерархия классов от этого не изменяется. Каким бы интенсивным ни был индивидуальный поток вверх и вниз, он ничего не меняет в социальной стратификации, где лучшие позиции занимает класс собственников, а низшие - класс несобственников.

По мнению П. Саундерса1, к теории Маркса вполне применима геологическая метафора общества, представляющая социальную иерархию наподобие неподвижной и жестко закрепленной структуры слоев. Социальная мобильность в капиталистическом обществе никак не улучшает материального положения выходцев из низов. Его аргументация не лишена убедительности. Действительно, трудолюбивые и умелые рабочие, накопив небольшие суммы, могут вложить их в собственное дело и со временем вырваться в ряды буржуазии, но пролетариат в целом никогда не сможет жить в тех же комфортных условиях, что и буржуазия.

Индивидуальная мобильность в классовом обществе не влияет на его структуру потому, что она никак не связана с личными качествами людей. Маркс признавал, что среди буржуазии существуют немало людей, которые добросовестно изучают положение рабочего класса, заставляя правительство принимать более либеральные законы, затрачивая личные средства на облегчение труда, оздоровление обстановки на производстве и т.д. Но, полагал Маркс, такие филантропы не могут прижиться, их обязательно вытеснят конкуренты. Разорившись на гуманизации труда, они вскоре пополнят ряды пролетариата.

Индивид - только носитель социальной маски, выразитель интересов своего класса и ничего более, утверждал Маркс. Его поведение определяется давлением групповых норм, которые диктует всему социальному классу логика общественного производства. Капиталисты, даже внутренне благородные, вынуждены играть по правилам своего класса и эксплуатировать других. Если они перестанут делать это, они автоматически перестанут быть капиталистами.

Капиталисты лишь тогда могут согласиться сократить рабочий день, повысить зарплату, снизить розничные цены или пойти на улучшение условий труда, когда их заставят это сделать объективные обстоятельства, например протестное движение профсоюзов или конкуренция на рынке товаров.

Маркс не верил в прогресс капитализма, полагая, что со временем эксплуатация чужого труда и степень обнищания пролетариата будут лишь возрастать. Поэтому улучшить свое положение пролетариат может, только совершив политическую революцию и уничтожив власть буржуазии. Именно так поступил русский пролетариат в 1917 г. По существу, он совершил глобальную перестройку социальной структуры общества, открыв путь для структурной мобильности, в результате которой вверх и вниз перемещались целые классы.

Если дальше проводить аналогию общества с геологическим строением земли, то социальная революция, по мнению П.Саундерса, напоминает взорвавшийся вулкан, благодаря которому на поверхность выбрасываются те слои породы, которые прежде находились внизу. Сила вулкана тем больше, чем сильнее оказывается давление верхних слоев на нижние.

Термин деклассирование стал активно использоваться уже после Маркса. Обычно социологи связывают деклассирование с материальными лишениями. Но вопрос стоит глубже: люди выпадают из привычных классовых или сословных структур, теряют фиксированный статус и вместе с ним - определенную культурную ориентацию.

Деклассирование следует понимать в двух смыслах: 1) выход за пределы своего класса (слоя), 2) выход за рамки классовой стратификации в целом. Под деклассированием следует понимать не только выход за рамки классовой структуры, но также переход индивида или семьи из собственного класса в другой, более низкий.

К деклассированным слоям населения обычно относят бродяг, нищих, уголовные элементы и др. Их называют деклассированными стратами или андерклассом. В Индии образцом деклассированной страты является каста неприкасаемых. Неприкасаемые стоят вне системы каст вообще. Это пример деклассирования во втором смысле.

В то же время обеднение русского дворянства - пример деклассирования в первом смысле. Юридически дворянин оставался дворянином, хотя его уровень жизни падал. В результате возникал новый слой - обедневшее дворянство.

Обедневшее дворянство или обедневшая аристократия, хотя по уровню материального благополучия стояли чуть выше бедных слоев населения, никогда не принадлежавшего к аристократии или дворянству, тем не менее не могли поддерживать типичный для своего класса образ жизни. При этом они не обязательно теряли титул дворянина. Обедневший князь Мышкин вынужден был пойти на государственную службу в низшей должности, тогда как состоятельные русские князья либо не состояли при службе, либо занимали очень высокие посты. Обедневшие дворяне по-прежнему принадлежали к благородному сословию. Иная ситуация складывается в тех случаях, когда дворян лишали титула.

Декабристки, жены и невесты осужденных на каторгу декабристов (Е.И. Трубецкая, М.Н. Волконская, А.Г. Муравьева, А.И. Давыдова, А.В. Ентальцева, Е.П. Нарышкина, А.В. Розен, Н.Д. Фонвизина, М.К. Юшневская и др.), добровольно последовавшие за ними в Забайкалье, были воспеты Н.А. Некрасовым в поэме <Русские женщины>. Как жены ссыльнокаторжных, они лишались гражданских прав и дворянских привилегий. Можно ли причислять их к деклассированным элементам?

Интересно, но титула русские дворяне могут лишиться даже в наши дни. Общество престарелых русских дворян Америки, эмигрировавших сюда до и после революции, насчитывает около 1000 человек. С принятием американского гражданства дворянские титулы утрачиваются.

По мнению специалистов, в конце ХIХ в. в России были: деклассированные крестьяне, деклассированные купцы, деклассированные интеллигенты, деклассированные дворяне, деклассированные священники1. Пьеса М. Горького <На дне> изображает весь спектр деклассированных групп российского населения.

Деклассирование означает не только разрушение традиционного для данного класса образа жизни, но и разрушение личности человека - деперсонализацию. Проститутки, наркоманы, нищие, уголовные элементы, алкоголики, бомжи - все это <социальное дно> общества. Обедневшее дворянство, сохраняющее приличествующий, хотя и весьма скромный образ жизни, не является деклассированным элементом. Точно так же нынешняя интеллигенция, которая в результате рыночных реформ 90-х годов скатилась в разряд <новых бедных>, не потеряла прежнего облика интеллигента. По своим ценностям, образу жизни и поведения <новые бедные> (государственные служащие и интеллигенция) не могут быть приравнены к <старым бедным>, т.е. бродягам, алкоголикам, уголовным элементам.

В процессе деклассирования с человеком происходят кардинальные сдвиги. Резко изменяются материальное положение и образ жизни. Разрушается сознание деклассированного индивида: на первое место выходят инстинкты простого выживания, отступают культурные нормы поведения, растут агрессия и желание мести обществу. В гораздо большей степени, чем раньше, он поддается внушению и манипуляциям, стало быть, становится горючим материалом революции и заговора. Изменяются ценностные ориентации: на первый план выступают уравнительные ценности, стремление обогатиться за чужой счет и вырабатывается устойчивая мотивация оправдания неправедных поступков. Деклассированный элемент полагает, что все или многое ему позволено, поскольку с ним обошлись несправедливо. В нем уживаются плебейский демократизм (выражение В.Хороса) и почтение к иерархии, отчуждение от власти и культуры. Его политическое поведение становится двойственным: склонность к анархическому бунту легко сменяется готовностью подчиниться власти, силе. Деклассированные элементы, которые в 60-е годы западные социологи объединили понятием <андеркласс>, - благодатная почва для организации уличных беспорядков и насильственных действий.

Численность деклассированных слоев значительно выросла в период трех революций и трех войн (русско-японской, империалистической и гражданской) начала ХХ в. К середине 20-х годов в российском обществе деклассированные группы образовали такую критическую массу, что легко превратились в социальную базу сталинизма. Они стали носителями идеологии казарменного социализма, которая основывается на деиндивидуализации человека, его обезличивании1.

Утратив прежнюю социальную позицию, деклассированные элементы пополняют все промежуточные социальные группы. Промежуточные слои, находящиеся между основными классами или сословиями, выполняющие функцию своеобразных <сточных канав>, куда стекаются деклассированные элементы со всех ступенек социальной пирамиды, современные социологи называют маргинальными слоями.

Объединив современные подходы с теорией мобильности К. Маркса, мы получим следующую схему (см. схему 7.4).

Все три процесса - люмпенизация, пауперизация и деклассирование - относятся к типу обнищания, или обездоливания. Этот процесс указывает на снижение уровня жизни с высшей, средней или низшей средней до низшей отметки, которая находится на границе между относительной и абсолютной бедностью.

Деклассирование означает разрушение общепринятого для данного общества (а не только для данного класса) образа жизни, крушение личности человека (деперсонализация). К деклассированным элементам в современном обществе относят хронических алкоголиков (спившихся людей, потерявших человеческий облик, пропивших все имущество, оставленных или изгнанных семьей), наркоманов, уличных проституток, бомжей. В совокупности их называют <социальным дном> общества. Современные социологи называют их андерклассом.

Следует согласиться в целом с мнением Е.С. Балабановой о том, что <андеркласс одинаково далек как от среднего, так и от рабочего класса, что и отражается в его названии - группа, находящаяся за границами основных социальных классов, вне и в то же время в самом низу социальных иерархий. Поэтому неправомерны, на наш взгляд, попытки перевести на русский язык данный термин как "низший класс", "бедные", "подкласс", "нищие", "социальное дно">1. Стоит лишь отметить, что понятия <социальное дно> и <нищие>, по сложившейся в русской литературе традиции, все-таки относятся к андерклассу. Но считать его самостоятельным классом нельзя: андеркласс - своеообразный <отстойник> для всех других классов общества.

Однажды попав в категорию отверженных, человек уже никогда не возвращается к нормальной жизни. Для них закрыты каналы вертикальной мобильности вследствие того презрения, которое испытывают обычные граждане к деклассированным элементам. Яркий пример представляют освобожденные из заключения. Хотя им вернули все юридические права гражданина, клеймо бывшего уголовника, его сомнительная репутация практически закрывают для них всe возможности для нормального трудоустройства. Заключенные, отсидевшие свой срок в тюрьме, редко приживаются в обществе после своего возвращения и включаются в полноценную социальную жизнь. Очень многие бывшие заключенные совершают повторные преступления (рецидив), добывая средства к существований незаконными способами - грабежом и насилием. В этом случае рецидив выступает показателем того, что индивид не смог включиться (адаптироваться, интегрироваться) в обычную жизнь.

Процесс улучшения материального уровня жизни и переход рабочих в разряд среднего класса К. Маркс называл обуржуазиванием. Зарубежные социологии не пришли к единому мнению относительно того, присущ данный процесс современному западному обществу или нет.

Когда стандарт жизни повышается во всех классах британского общества, то этот процесс затрагивает и рабочий класс. К примеру, в 1980 г. 64% квалифицированных, 46% малоквалифицированных и 33% неквалифицированных рабочих в Англии имели в своей собственности дома; у 2/3 рабочих семей был автомобиль (для сравнения: в 1961 г. они имелись у 1/3). 86% британцев имели цветной телевизор, 80 - телефон, 28% - видео1.

Повышение жизненного стандарта рабочего класса в капиталистическом обществе означает постепенный переход его наиболее зажиточной части в средний класс. Такой процесс восходящей мобильности можно называть процессом обуржуазивания. Корень <буржуазия> появился не случайно, поскольку в ХIХ в., когда, собственно говоря, и возник сам термин, средний класс идентифицировали с мелкой и средней буржуазией, которую сегодня именуют <старым средним классом (слоями)>.

Происходит ли процесс обуржуазивания в современных промышленно развитых странах? В середине 60-х годов Дэвид Локвуд и трое его коллег из Кембриджа (Джон Голдторп, Фрэнк Бечхофер и Дженнифер Платт) проверили эту гипотезу в обследовании рабочих автомобильной и химической промышленности. Три тома эмпирических данных, которые были опубликованы как коллективная монография <Процветающий рабочий>, стали классикой британской эмпирической социологии. Ответы рабочих заставили социологов сделать вывод о том, что в нынешней Британии обуржуазивания рабочих не наблюдается. А это означает, что рабочий класс в обществе не исчезает. Казалось бы, проблема была исчерпана. Однако в 80-е годы социологи вновь вернулись к ней. В 1984 году вышла монография Рэя Пахла <Разделение труда>, где автор показал, что нынешние рабочие стали жить гораздо лучше, их образ жизни стал домоцентристским, они могут теперь накапливать деньги с получки и обустраивать свою жизнь. Рабочий класс поделился на <рабочих-богачей> (ядро класса) и <рабочих-бедняков> (его периферия). Первые сближаются со средним классам, а вторые превращаются в маргинальные слои1.

Эндре Горц в своем исследовании рабочего класса пришел к выводу, что он исчезает как класс. Большинство респондентов-рабочих не отождествляют себя с рабочим классом, они не интересуются политической борьбой в защиту своих интересов и не стремятся к идеалам плановой экономики. Рабочие не чувствуют себя свободными на работе. Они чувствуют себя таковыми вне работы. Центральным жизненным интересом для них является не работа, а семья, частная жизнь и садик под окном. Частная ниша защищает человека от внешнего давления. Настоящая жизнь начинается после работы. Труд становится средством расширения сферы не-труда2.

В споре о том, что происходит с рабочим классом сегодня - обуржуазивается ли он или пролетаризируется - правы обе стороны. Современный рабочий класс неоднороден и в нем наблюдаются обе тенденции - богатые богатеют, бедные беднеют. Причиной пролетаризации являются новые технологии, фрагментизирующие и обедняющие труд, а причиной обуржуазивания - экономический рост и подъем благосостояния. Внедрение микропроцессоров упрощает труд, делает его более дешевым, место мужчин занимают женщины. Как сказал Горц, хотя численность рабочего класса сокращается, с ним еще рано прощаться. Голдторп, Локвуд и другие социологи в Британии отвергают тезис о том, что идентификация рабочих со своим классом стала меньше, чем сто лет назад.

Р. Дарендорф полагал, что чем выше уровень жизни населения, тем в большей степени население склонно ассимилировать буржуазные ценности западной цивилизации и в меньшей - ценности социализма. Процесс обуржуазивания присущ обществу, выходящему из социалистической фазы развития, и связан он с постепенным обретением индивидуалистических ценностей и собственнических ориентаций.

К демографическим факторам относятся: рождаемость и смертность населения, его миграция, брачность, разводимость, дробление и укрупнение семей. Демографические процессы переводят структуру населения в новое состояние: складываются иные пропорции между разными категориями населения, меняются их размещение по территории, степень их однородности, типичные средние параметры.

Влияние демографических факторов в статистике определяется из расчета, в котором общий прирост (ОП) населения (всего населения или отдельных его категорий) подразделяется на естественный (ЕП) и миграционный (МП). Показатели могут быть представлены в абсолютном выражении и в расчете на 1000 человек населения. В табл. 7.3 приведены результаты таких расчетов по России в динамике (АТП - административно-территориальное преобразование).

Данные табл. 7.3 свидетельствуют об устойчивой долговременной тенденции перемещения сельского населения в города, на это указывает отрицательное сальдо миграции сельского населения. Кроме того, имел место миграционный отток в другие республики. Наиболее резкие изменения показателей произошли к 1993 г. В 90-е годы в связи с переменой социально-экономической и политической обстановки в стране возникли новые тенденции. Они вызваны прежде всего значительными миграционными потоками из бывших союзных республик в Россию. Сместились все прежние пропорции: соотношение естественного и миграционного приростов, соотношение показателей по городскому и сельскому населению. Экономический кризис, с разной силой затронувший различные регионы, обострение межнациональных отношений и появление очагов военных действий резко изменили демографическую ситуацию в стране и по отдельным территориям, что привело к сдвигам в составе населения1.

На вертикальную и горизонтальную мобильности влияют пол, возраст, уровень рождаемости, уровень смертности, плотность населения. В целом молодые и мужчины более мобильны, чем пожилые и женщины. Перенаселенные страны чаще испытывают последствия эмиграции, чем иммиграции. Там, где высок уровень рождаемости, население более молодое и поэтому более подвижное, и наоборот.

Молодым свойственна профессиональная, взрослым - экономическая, пожилым - политическая мобильность. Уровень рождаемости неодинаково распределен по классам. У низших классов, как правило, больше детей, а у высших - меньше. Существует закономерность: чем выше человек поднимается по социальной лестнице, тем меньше детей у него рождается.

Даже если каждый сын богача пойдет по стопам своего отца, на верхних ступенях социальной пирамиды все равно образуются пустоты, которые заполняют выходцы из низших классов. Ни в одном классе люди не планируют точное количество детей, необходимых для замещения родителей. Количество вакансий и количество претендентов на занятие тех или иных социальных позиций в разных классах разное.

Профессионалы (врачи, юристы и т.п.) и квалифицированные служащие не имеют достаточно детей, которые могли бы заполнить их рабочие места в следующем поколении. Напротив, фермеры и сельскохозяйственные рабочие, скажем, в США, имеют на 50% больше детей, чем им необходимо для самозамещения. Нетрудно рассчитать, в каком направлении должна происходить социальная мобильность в современном обществе.

Высокая и низкая рождаемость в разных классах создает для вертикальной мобильности тот же эффект, какой создает для горизонтальной мобильности плотность населения в разных странах. Страты, как страны, могут быть перенаселены или недонаселены.

Миграция представляет собой разновидность горизонтальной мобильности. Миграция населения - это перемещения людей, связанные, как правило, со сменой места жительства (переселение людей из страны в страну, из района в район, из города в деревню и обратно, из города в город, из деревни в деревню). Она подразделяется на безвозвратную (с окончательной сменой постоянного места жительства), временную (переселение на достаточно длительный, но ограниченный срок), сезонную (перемещение в определенные периоды года), зависящую от времени года (туризма, лечения, учеба, сельхозработы), маятниковую - регулярные передвижения из данного пункта и возвращение в него.

Миграция - это очень широкое понятие, охватывающее все виды миграционных процессов, т.е. перемещений населения как внутри одной страны, так и между странами - по всему миру (международная миграция). Миграция бывает внешней (за пределы страны) и внутренней. К внешней относятся эмиграция, иммиграция, а к внутренней - движение из села в город, межрайонные переселения и др.

Далеко не всегда миграция принимает массовые формы. В спокойные времена она затрагивает небольшие группы или отдельных людей. Их передвижение происходит, как правило, стихийно. Демографы выделяют два основных потока миграции внутри одной страны: город-село и город-город. Установлено, что до тех пор, пока в стране идет индустриализация, люди переезжают в основном из села в город. По ее завершении, и это характерно для США и Западной Европы, люди переселяются из города в пригородные зоны и сельские районы.

Обнаруживается интересная закономерность: потоки мигрантов устремлены в те места, где социальная мобильность наиболее высока. И еще: переезжающие из города в город легче устраивают свою жизнь и добиваются больших успехов, чем переезжающие из села в город и наоборот.

Социологи  выделяют несколько исторических разновидностей миграции, которые отличаются особыми социологическими характеристиками1.

Первой и древнейшей формой перемещения целых народов считаются завоевательные походы. Они играли огромную роль в истории человечества, его расселении по всему земному шару, в образовании рас и этносов. Крупнейшими из них были переселение семитских народов в Двуречье (3-е тыс. до н. э.), расселение арийских племен из степей Юж. Сибири (примерно 4-е тыс. до н. э.), переселение кельтов в Европу (1-е тыс. до н. э.) и др. Далее можно отметить морские миграции норманов (VIII-XI вв.), переселения болгар и мадьяр, широкую миграцию арабов (VII-VIII вв.), а позднее - монголов (XIII в.). Согласно пассионарной теории Л.Н. Гумилева, импульс каждому такому переселению давал <пассионарный> толчок (биолого-космического происхождения). Эти мощные процессы сопровождались активной ассимиляцией и приводили к возникновению новых этносов, рождению и гибели империй.

Особое значение имело Великое переселение народов в IV-VII вв. н. э., сокрушившее Римскую империю. Это был, несомненно, крупнейший миграционный процесс. Это одновременно этнический и экономический процесс.

Ж. Ле Гофф 

Расселение варваров (V-VII вв.)

Среди причин варварского нашествия были демографический рост и привлекательность более плодородных земель. Не меньшую роль сыграло изменение климата. Похолодание на пространстве от Сибири до Скандинавии сократило площади земледельческих и животноводческих угодий. Варварские народы, подталкивая друг друга, двинулись на юг и запад. Благодаря им Британия стала Англией, Галлия - Францией.

Прежде всего это было почти всегда бегство вперед. Завоеватели - это беженцы, подгоняемые другими, более сильными или более жестокими, чем они. Их жестокость проистекала из отчаяния, особенно когда римляне отказывали им в убежище.

Святой Амвросий точно ухватил последовательность вторжений: <гунны набросились на аланов, аланы - на готов, готы - на тайфалов и сарматов>. Готы взялись за оружие потому, что их расселили на малой территории без средств к существованию. римляне за золото продавали им собачье мясо, вынуждали отдавать детей в рабство.

В начале V века варвары захватили Италию, Галлию и Испанию. Опустели некогда процветавшие города, в их развалинах ютились лишь кучки населения. Основная его часть переселилась в деревни. На Европу обрушились заразные болезни. Имущество и припасы в городах захвачены сборщиками податей, а оставшееся разграблено солдатами. Везде свирепствовал столь жестокий голод, что люди пожирали человечину. Сократилось население, упала нравственность: одни гибли из-за подлости и предательства, другие - из-за насилий варваров или же собственного народа. Те, кто сумел устоять перед силой, пали от голода. Господин вместе со своими рабами сам оказался в рабстве. Многие стали кормом для собак.

Источник: Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М., 1992. С. 12-28.

Великое переселение народов - название эпохи массовых миграций гуннских, германских, славянских и др. племен в IV-VII вв. Их именуют еще варварскими племенами, жившими в период разложения первобытнообщинного строя на окраинах Римской империи. Определить численность народов, участвовавших в переселениях, затруднительно из-за недостатка источников. По некоторым данным, вестготов было около 15 тыс. человек; вандалов - от 200 до 400 тыс.; славян - до 100 тыс. человек. Итогом великого переселения стали гибель рабовладельческой Римской империи, становление ранне-феодальных (варварских) государств и народностей, предков современных европейских народов.

Второй разновидностью горизонтальной мобильности является урбанизация - регулярное перемещение населения из деревень в города и (более редко) в обратном направлении. Интенсивность этих передвижений зависит от конкретных условий страны и эпохи. Если в начале XIX в. в городах мира проживало около 30 млн человек (3%) населения, то к началу XX в. - 224 млн (13,6%), а к его концу - более 2 млрд (свыше 40%). В России городское население составляет более 66%1.

Третьей разновидностью миграции считается колонизация. Колонизация - освоение пустующих и малонаселенных территорий. Первой великой колонизацией считают древнегреческую, второй - римскую, третьей - европейскую, начало которой положили великие географические открытия XV-XVII вв. и результатом которой стало возникновение гигантских колониальных империй. Колонизация всегда была одним из способов разрешения внутренних конфликтов в странах-метрополиях путем миграции <лишнего> или недовольного своим положением населения. Эта миграция могла быть насильственной (когда высылали уголовных или политических преступников) или добровольной. Люди покидали страны, спасаясь от хронических социальных бедствий и надеясь в новом месте начать новую жизнь. В основном это были трудоспособные и энергичные люди, и их массовый отток имел для некоторых европейских стран катастрофические последствия. Еще в XVII в. Санчо де Монкада опубликовал книгу <Нищета Испании - результат открытия Америки>, в которой доказывал, что упадок страны, несмотря на приток американского золота и серебра (Испания монополизировала 83% мировой добычи драгоценных металлов), связан с оттоком значительной части испанского населения за океан. Сама же Испания оказалась переполненной ленивыми бродягами, ворами, нищими и попрошайками-монахами.

К началу XX в. на первом месте по числу эмигрантов была Италия (ее покидало до 700-800 тыс. человек ежегодно). Рекордсменом по числу эмигрантов стала Ирландия - за 2-ю половину XIX в. ее население уменьшилось вдвое (из страны с 1846 по 1891 г. выехало около 5 млн человек). Всего с начала XIX в. до 1914 г. Европу покинуло около 50 млн человек, эмигрировавших главным образом в США, Канаду, Австралию - государства, в целом созданные эмигрантами. С 1918 по 1961 г. очередной поток переселенцев из Европы (главным образом - в США) составил 16 млн человек2.

Процессы эмиграции продолжаются и в наше время. Например, в 1981 г. Великобританию покинуло 233 тыс. человек (это своеобразный постколониальный рекорд эмиграции). Но одновременно наблюдается и обратный процесс: наплыв в Англию <цветных> эмигрантов, в основном из бывших британских колоний. К 1981 г. их численность достигла 2 млн человек, т. е. составляла 4% от общего населения страны. По прогнозам, к 2000 г. <цветная> община в Великобритании должна была составить 6,7% населения1. Подобные процессы имеют место практически во всех крупных индустриальных странах мира (исключая Японию). К примеру, в США в 1992 г. прибыло около 1 млн эмигрантов.

Четвертая разновидность миграционных процессов - это исход, бегство или изгнание. Они вызваны чрезвычайными обстоятельствами - стихийными бедствиями, политическими потрясениями, религиозными гонениями, войнами и революциями. Историческими примерами могут служить изгнание в XVII в. из Испании 500 тыс. морисков (остатков арабского населения), массовое бегство гугенотов из Франции и пуритан из Англии в XVII-XVIII вв., переселение 7 млн мусульман из Индии в Пакистан в 1947 г.

В результате вынужденного или добровольного исхода больших групп населения с исторической родины на новой территории образуются этнические анклавы - диаспоры. Диаспора (греч. - рассеяние) - это часть этноса, живущая в новом месте поселения, в различных странах. Это своеобразная социально-этническая общность, возникшая в результате сложных миграционных процессов, иногда в течение столетий. Первоначально этот термин относился к евреям, расселившимся со времен Вавилонского плена (VI в. до н.э.) вне Палестины. Позже это понятие распространилось на другие этнические и религиозные группы, живущие вне своей исторической родины. Ныне существуют и новые диаспоры, например, в США - китайская, ирландская, армянская, польская, итальянская, греческая, русская и др.

В России за последние полтора века было несколько волн эмиграции, связанных с политическими и религиозными гонениями (Россию в разное время покидали и революционеры-народники, и социал-демократы, и недовольные либералы, и эсеры, и анархисты, и <староверы>, и сектанты)2. Самым массовым был поток эмигрантов, хлынувший из России после Октябрьской революции и во время гражданской войны. Образовалась огромная всемирная российская диаспора, насчитывающая более 2 млн человек1. Возникла фактически целая страна- <зарубежная Россия>, весьма своеобразная по своей структуре и укладу жизни.

В России одним из первых занялся изучением трансисторических миграционных движений Андрей Алексеевич Исаев (1851-1924) - выдающийся русский экономист, статистик и социолог. Сравнивая разные страны, обобщив огромный исторический материал, он обнаружил четыре главные причины, побуждавшие людей к переселениям:

1) Религиозные - гонение со стороны господствующей церкви. Примером служат старообрядцы (раскольники), которые тысячами бежали в глухие северные местности России, а религиозная секта меннонитов и вовсе покинула страну, чтобы не отбывать воинскую повинность.

2) Политические - недовольство общественным порядком на родине побудило к основанию греческих колоний по берегам Малой Азии, на островах Эгейского моря и в Италии. Смуты, происходившие в Англии в начале XVII в., способствовали колонизации Новой Англии.

3) Криминальные - основание колоний часто происходило через отселение преступников. Примерами могут служить Австралия, куда Англия выселяла своих прступников, и Сибирь - место ссылки каторжников в дореволюционной России.

4) Экономические - нужда и алчность гонят сотни тысяч людей за пределы родины: капиталистов привлекает в далекие страны мечта получить сверхвысокие проценты (в новом деле они, как известно, всегда выше, чем в старом освоенном), а безработных - надежда найти работу. Так что капиталисты вывозят за рубеж огромные деньги, а простые люди - рабочие руки, способность к труду2.

Таким образом, переселенческие движения разных исторических эпох и разных стран, будь то древняя Греция, современная Германия или Англия начала XVII в., объясняются одними и теми же причинами.

По мнению А.А. Исаева, отдельные люди мигрируют совсем не так, как целые народы. Индивиды расстаются с обжитым местом добровольно, надеясь найти в другом городе или стране поинтереснее работу, посытнее жизнь, получше условия быта. А народы гонит нужда, т.е. какой-то объективный закон, скажем истощившаяся почва или явившиеся извне несметные полчища врагов. Это не добровольное, а вынужденное переселение. Таким было великое переселение народов в IVяяя-V вв. н.э. в Европе.

Среди видов миграции важное место занимают два - иммиграция и эмиграция. Эмиграция - выезд за пределы страны на постоянное место жительства или на длительное проживание. Иммиграция - въезд в данную страну на постоянное место жительство или на длительное проживание. Таким образом, иммигранты - вселяющиеся, а эмигранты - выселяющиеся (добровольно или вынуждено). Эмиграция снижает численность населения. Если уезжают наиболее способные и квалифицированные люди, то снижается не только численность, но и качественный состав населения. Иммиграция повышает численность населения. Приезд в страну высококвалифицированной рабочей силы повышает качественный состав населения, а малоквалифицированной вызывает обратные последствия.

Благодаря эмиграции и миграции возникали новые города, страны и государства. Известно, что в городах рождаемость невысока и постоянно снижается. Следовательно, все крупные города, особенно города-миллионеры, возникли благодаря иммиграции. После открытия Колумбом Америки сюда из Европы двинулись тысячи и миллионы переселенцев. Северная Америка, Латинская Америка и Австралия возникли благодаря крупным миграционным процессам. Миграционным путем осваивалась Сибирь.

Всего в XVIII в. из Европы исходили два мощных потока миграции - в Америку и в Россию. В России особенно активно заселялось Поволжье. В 1762 г. был опубликован знаменитый указ Екатерины II о приглашении иностранцев на гражданскую службу и заселение. Откликнулись в основном немцы из Австрии, Венгрии, Швейцарии, Германии. Первый поток мигрантов составляли ремесленники, второй - крестьяне. Они образовали земледельческие колонии в степной зоне России.

Эмиграции тем масштабнее, чем меньше у населения возможностей удовлетворить свои потребности в своей стране, в том числе за счет внутренних переселений. Пропорции между внутренней и внешней миграцией определяются экономической ситуацией, общим социальным фоном, степенью напряженности в обществе. Эмиграция возникает там, где ухудшаются условия жизни, сужаются возможности для вертикальной мобильности. В Сибирь и на Дон, где сложилось казачество, крестьяне уходили из-за ужесточения крепостного права. Европу покидали не аристократы, а социальные аутсайдеры.

Горизонтальная мобильность в таких случаях выступает средством решить проблемы, возникающие в сфере вертикальной мобильности. Беглые крепостные, основавшие Донское купечество, становились свободными и зажиточными, т.е. повышали одновременно политический и экономический статус. При этом их профессиональный статус мог оставаться неизменным: крестьяне продолжали и на новых землях заниматься хлебопашеством.

Именно страны с ярко выраженной иммиграцией определяют современную миграционную ситуацию в мире. Это прежде всего США, Канада, Австралия, страны Западной и Северной Европы, аравийские монархии на Ближнем Востоке, Венесуэла, Аргентина, Бразилия в Южной Америке, ЮАР, Заир и Кот-д'Ивуар в Африке, Сингапур, Япония, Гонконг в Азии.

Учитывая феномен так называемого ближнего зарубежья, Россию также можно отнести к странам иммиграции, хотя, если ориентироваться на дальнее зарубежье, то правильнее говорить о ней как о стране эмиграции. Не случайно по классификации, составленной в 1994 г. МОТ, МОМ и Управлением Верховного Комиссара ООН по делам беженцев, Россия, наряду с небольшим числом других государств, характеризуется одновременно как страна эмиграции и иммиграции1.

Исследователи выделяют четыре волны русской эмиграции:

- дворянская послереволюционная;

- смешанная послевоенная;

- <еврейско-диссидентская> застойных времен;

- постсоветская <экономическая>.

В каждой из этих волн была велика интеллектуальная составляющая, и каждую волну в определенной степени можно называть <утечкой мозгов>. В первую волну, т.е. после Октябрьской революции, из России эмигрировало 1,5-2 млн человек. Многие осели во Франции. Сюда же эмигрировали представители других волн. Однако по данным последней переписи во Франции русскими себя назвали только 5 тыс. человек.

<Экономическая> эмиграция достижима в первую очередь для специалистов высокого класса, квалифицированных рабочих. <Утечка мозгов> характерна для европейской части России, Сибири и Дальнего Востока. Население этих регионов лучше подготовлено к адаптации в условиях западной экономики и западного образа жизни, обладает более высокой территориальной и профессиональной мобильностью.

Такая эмиграция имеет типичные черты <утечки мозгов> из бедной страны, обладающей тем не менее относительно высоким культурным и научно-техническим потенциалом. Этот процесс начался в 1989 г., когда из страны выехали 70 тыс. научных работников. В 1990 г. каждый шестой советский эмигрант был ученым, инженером или врачом. Только из институтов Академии наук СССР в 1990 г. на длительные сроки за рубеж выехали 534 человека.

Х. Ройз 

Иммигранты в Америке

Много лет назад в Америке Иммигранту было трудно найти работу, потому что он не знал английского языка. Он построил маленькую тележку и продавал гамбургеры на углу оживленной улицы. Иммигрант был предан своему делу и гордился тем, что торгует очень свежими продуктами - мясом, овощами и хлебом. Он добавлял к мясному гамбургеру сыр и разнообразные приправы, и у него появлялась своя клиентура. Он копил деньги и вскоре имел их достаточно для того, чтобы приобрести себе превосходную тележку.

Шли годы, и Иммигрант процветал. Он приобрел себе красивый дом и хорошо обеспечивал жену и сына. Его сын учился в университете и изучал там теорию управления коммерческими предприятиями. По окончании университета сын уговорил отца, чтобы тот уменьшил размер гамбургеров и тем самым увеличил свою прибыль. Он также настоял на том, чтобы отец нанял двух людей, которые торговали бы его гамбургерами. Эти люди не были знакомы с покупателями и не произносили приветливых слов, к которым клиенты так привыкли и которых ждали от Иммигранта. Вскоре дело заглохло.

Есть еще одна история о бедном Иммигранте, который сумел добиться успеха в Америке. Этому человеку отказали в должности сторожа, так как он не умел ни читать, ни писать. Поэтому он с мешком на спине ходил пешком по деревням, таким маленьким, что в них не было своей лавки, и продавал железную посуду. Скопив деньги, он открыл собственный магазин. С годами Иммигрант стал открывать магазины в маленьких, но растущих деревнях, которые он когда-то обслуживал. Со временем Иммигрант образовал большое предприятие в сфере розничной торговли. Когда он решил удалиться от дел, он продал предприятие за много миллионов долларов. Сделка уже заканчивалась, когда поверенные разложили перед ним бумаги на подпись. Иммигрант осторожно взял ручку и поставил крестик в конце страницы. Поверенные были удивлены и спросили его, почему он не поставил свою подпись.

<Если бы я умел ставить подпись, - сказал Иммигрант, - меня бы сейчас здесь не было. Я был бы сторожем>.

Эмигранты в другой стране (или новички в предпринимательской экономической системе) могут чувствовать себя одинокими. Но часто они приобретают богатство быстрее, чем аборигены страны свободного предпринимательства, поскольку у последних отсутствует сильная мотивация. Человеку, который начинает с нуля, терять нечего, и ему легче идти на риск. Это преимущество, которое трудно понять начинающему. В Америке дали следующее определение эмигранту: <человек, который входит во вращающуюся дверь после себя, а выходит из нее перед собой>.

Источник: Роуз Х. Стань миллионером. М., 1992. С. 30-31, 21.

В конце ХХ в. наблюдалось значительное и постоянное увеличение масштабов миграции, вовлечение в мировой миграционный круговорот практически всех стран мира, иными словами, глобализация международной миграции. На начало 1996 г. в мире насчитывалось более 125 млн мигрантов, которые по существу образовали своеобразную <нацию мигрантов>1.

Эксперты ООН выделяют пять категорий мигрантов:

1) иностранцы, допущенные в страну въезда для получения образования и обучения;

2) мигранты, въезжающие на работу;

3) мигранты, въезжающие по линии объединения семей, создания новых семей;

4) мигранты, въезжающие на постоянное поселение;

5) иностранцы, допущенные в страну въезда из гуманитарных соображений (беженцы, лица, ищущие убежища, и др.)2.

Участие России в мировых миграционных потоках приобрело в конце 80-х - 90-е годы массовый характер. Так, краткосрочная валовая миграция увеличилась с 1988 г. почти в три раза, при этом частная миграция (т.е. по приглашениям родственников, знакомых, юридических лиц и др.) - более чем в 15 раз3. На изменение миграционной картины в российском обществе основное влияние оказал распад СССР.

За рубежами РФ неожиданно оказалось около 25 млн русских, т. е. 17,4% общей численности в пределах бывшего СССР. Основная часть (почти 70%) сосредоточена на Украине и в Казахстане. Очень высока доля русского населения в Латвии, Эстонии, Киргизии. Русские, проживавшие ранее на территории Прибалтики, Украины, Средней Азии, превратились в иностранцев и вынуждены были либо принимать нероссийское гражданство, либо превращаться в беженцев и переселяться в РФ. К моменту распада СССР в 10 из 15 бывших союзных республик представители некоренных национальностей составили свыше 1/4 населения, а в двух республиках - Казахстане и Киргизии - даже более половины населения. После распада Советского Союза за пределами своих национальных государств оказалось также 6 млн украинцев, более 2 млн белорусов и т.д.

С появлением ближнего зарубежья возникла уникальная ситуация, когда в рамках бывшего СССР внутренняя миграция одномоментно превратилась во внешнюю. При этом Россия практически остается единственной из бывших союзных республик, которая ни прямо, ни косвенно (через законы о гражданстве, земле, языке и т.п.) не закрыла свои границы для всех бывших советских граждан, желающих в нее въехать, какой бы национальности они ни были.

На территории СССР проживало население, насчитывавшее почти 300 млн человек, состоящее из 130 этнических групп, причем каждый пятый из его граждан проживал вне своего национального региона.

Согласно данным Международной организации по миграции (МОМ), с 1990 по 1996 г. население России увеличилось за счет миграции на 3,3 млн человек. (Для сравнения: за период 1976-1990 гг. - на 2,4 млн человек). По социологическим прогнозам, если экономическая ситуация в России улучшится, то количество мигрантов может достичь 1,2-1,5 млн человек в год. Основной поток переселенцев из бывших союзных республик - русские. По количеству мигрантов в 1996 году лидировали Казахстан, Украина и Узбекистан. Прибалтийские страны за последние годы покинуло более 10% русскоязычного населения, а республики Средней Азии и Закавказья - 17%. С 1990 по 1996 г. в Россию перебрались почти 2 362 000 русских1.

После Октябрьской революции эмигрировало около 2 млн человек. До середины 80-х годов на постоянное жительство за границу ежегодно выезжало в среднем до 3 тыс. человек. В 1988 г. практически была разрешена эмиграция евреев, немцев и греков, а также выезд в гости. Если в 1987 г. Россию покинуло 9,7 тыс. эмигрантов, то за последующие три года их число увеличилось более чем в 10 раз и достигло в 1990 г. максимальной величины - 103,6 тыс.2 В дальнейшем объем эмиграции не возрастал.

Отличительная черта миграционного обмена России - его односторонность: из России уезжает больше людей, чем в нее приезжает. Так, в 1992 г. в дальнее зарубежье на постоянное жительство выехало в 34 раза больше, чем въехало3. Но в 1993-1998 гг. ситуация изменилась. В Россию приезжало больше, чем выезжало. Из бывших советских республик в страну хлынули миллионы русских переселенцев. Их назвали беженцами.

Начиная с 1992 г. миграция населения из стран ближнего зарубежья становится не только одним из главных компонентов общего роста населения России. Она, по существу, играет важнейшую роль в сглаживании демографического кризиса, обусловленного естественной убылью, которая составила за 1992-1997 гг. более 4,1 млн человек. Эмиграционный отток в страны дальнего зарубежья за эти же годы достиг 623 тыс. человек. Таким образом, общая убыль населения России, составившая за 1992-1997 гг. около 4,2 млн человек, была более чем наполовину компенсирована чистой миграцией из стран ближнего зарубежья (3310 тыс.)1 (см. табл. 7.5).

Одним из видов международной миграции, специфической для России и стран - бывших республик СССР, является так называемая <челночная миграция>. Многие российские граждане, получившие возможность свободного выезда из страны по приглашениям и туристическим визам, воспользовались ими в коммерческих целях, например для ввоза зарубежной продукции. По данным Центрального банка РФ, только за 6 месяцев 1997 г. из РФ эмигрантами и туристами было вывезено соответственно 0,4 и 3,1 млрд долл. (за 1996 г. в целом - 1,2 и 7,9 млрд долл.), в то же время ввезено иммигрантами и туристами соответственно 0,5 и 1,3 млрд долл. (за 1996 г. - 1,2 и 3,0 млрд долл.)2.

Современную эмиграцию из России представляют три основные группы: а) безвозвратные эмигранты, т. е. лица, уезжающие по разным причинам на постоянное место жительства в другие страны, нередко со сменой гражданства; б) лица, мигрирующие в поисках временной работы за границей на контрактной основе и по истечении срока договора обязанные покинуть страну въезда (часть из них пытается продлить срок пребывания, заключив новый контракт, оформив брак с гражданином страны въезда и т.д.); в) лица, выезд которых за рубеж связан с частными приглашениями, учебой, туризмом, отдыхом3.

Столичные города всегда привлекают мигрантов. Здесь выше культура, выше уровень жизни, больше возможностей заняться бизнесом или найти работу. Приезжие дают крупным городам новые рабочие руки и новые таланты.

Однако у миграции есть серьезные минусы. Крупные города превратились в отстойники, особенно Москва. Именно здесь скапливаются массы вынужденных мигрантов, беженцев, нелегалов-иностранцев и лиц без гражданства, представителей частного бизнеса, теневой экономики, бомжей, преступников. Все это усиливает криминогенную ситуацию, снижает общую культуру города и т.д.

В целом эмиграция россиян за 6 лет дала наибольший прирост населения в Израиле - 3%, Германии - 2%, Греции - 0,1% и минимальный в США (0,01%). Исследования говорят о том, что современная этническая эмиграция из России не только связана с нерешенностью ряда этнополитических проблем, включая воссоздание национальных территорий в прошлом депортированных народов (немцев и др.), но во многом определяется социально-экономическими факторами. Высокий уровень этнической эмиграции поддерживается тем, что во многих странах уже сложились довольно многочисленные колонии наших бывших соотечественников, поэтому стремление и возможность воссоединиться с родственниками становятся одной из причин выезда, в результате чего эмиграционные потоки получат ярко выраженную географическую и этническую направленность. Эти группы населения как бы <запрограммированы> на эмиграцию, тем более что квоты на них в случае выезда на этническую родину не распространяются1.

Под трудовой миграцией понимается, во-первых, текучесть кадров, т.е. индивидуальные перемещения с одного предприятия на другое в рамках одного города или региона, во-вторых, индивидуальные и групповые перемещения граждан одного государства из одного региона в другой с целью получить работу и заработок, а также граждан разных государств из одной страны в другую с той же целью. В последнем случае используется также термин <экономическая миграция>. Если украинец приезжает в Россию на заработки, а россиянин отправляется заработать в Америку, то такие перемещения именуют как трудовой, так и экономической миграцией.

Различия между этими двумя видами миграции довольно расплывчатые, однако в качестве условного критерия можно учитывать следующее обстоятельство. К экономической миграции надо относить только такие виды горизонтальной мобильности, причиной которых выступает только необходимость заработать на жизнь вообще или больше, чем у себя на родине. К трудовой миграции правильнее относить такие виды социальных перемещений, которые вызваны комплексом причин, в том числе, помимо заработка, желанием улучшить условия труда, приблизить место работы к месту жительства, изменить социально-психологическую атмосферу, сложившуюся на прежнем месте работы, повысить квалификацию, получить более интересную и перспективную работу и др. Разновидностью трудовой миграции выступает текучесть кадров и более широкое понятие - текучесть рабочей силы.

Текучесть рабочей силы - индивидуальные неорганизованные перемещения работников между предприятиями (организациями). Одна из форм движения трудовых ресурсов, которая проявляется в форме увольнений работников предприятий преимущественно вследствие их неудовлетворенности какими-либо cтopoнами трудовой деятельности или быта. Эта неудовлетворенность формируется под действием системы факторов объективного и субъективного порядка.

Текучесть рабочей силы, или ее стихийный перелив от одной точки к другой, возникает, если на одних предприятиях или в районах имеется избыточное предложение рабочей силы, а в других - избыточный спрос на нее. Текучесть рабочей силы характеризует естественное состояние занятости населения, его подвижность, свободное и добровольное перемещение людей из одних мест в другие. В советское время занятость населения формировалась в условиях быстрого увеличения количества рабочих мест, обгонявшего прирост численности трудовых ресурсов. Избыток вакансий обусловливал перелив кадров с одного предприятия на другое, способствовал росту текучести. Переход от плановой к рыночной экономике не снижает текучести рабочей силы, но меняет скорее ее характер и причины. Уровень мобильности рабочей силы в США остается одним из самых высоких в мире, хотя эта страна находится на очень высоком уровне развития рыночных отношений.

Масштабы текучести рабочей силы характеризуются числом работников, выбывших с предприятий, расторгнувших трудовой договор по определенному кругу юридических оснований (абсолютные размеры текучести), и отношением числа выбывших к среднесписочной численности работников, выраженным в процентах (относительные размеры, интенсивность текучести). Наряду с организованными формами перераспределения трудовых ресурсов (oргнабор на сельскохозяйственные переселения, общественные призывы молодежи), текучесть рабочей силы служит каналом перемещения работников между предприятиями, отраслями, районами страны, профессиональными и квалификационными группами, т. е. выполняет определенные социально-экономические функции1.

Текучесть кадров - вид горизонтальной мобильности в промышленности. Она представляет собой неорганизованное перемещение работников с одного предприятия на другое. В его основе лежит несоответствие или противоречие между интересами индивида и возможностью предприятия реализовать их. К текучести кадров относят все увольнения работников в связи с призывом в армию, болезнью, выходом на пенсию, а также увольнения за нарушения трудовой дисциплины.

Для характеристики степени охвата работников неорганизованной формой движения используют коэффициент текучести, который измеряют в долях единицы и в процентах, рассчитывают как по отрасли или региону в целом, так и по отдельному предприятию или группе работников.

Сокращение текучести кадров нельзя рассматривать как самоцель. Принято считать нормальной текучесть 8-10% от среднесписочной численности работающих. Для предприятия нежелательна как избыточная (12-25% и более в год), так и пониженная (3-5%) текучесть. В первом случае это ведет к дестабилизации трудового коллектива (персонал предприятия не успевает сложиться в социальную общность, у него не формируются общие нормы, ценности, традиции), во втором - к старению, сдерживающему обновление качественного состава кадров или качества рабочей силы (образование, реальная квалификация, интеллектуальные способности, физические навыки, психологическая устойчивость, производственный опыт)2. Велики экономические потери: перед увольнением у работника обычно снижается производительность труда, немалые средства приходится тратить на обучение и переподготовку сменяющихся кадров. Во втором случае происходит старение коллектива, что негативно сказывается на психологическом климате и взаимоотношениях.

Наряду с понятием реальной, или фактической, текучести используется также понятие потенциальная текучесть, которое относится к категории людей, еще не уволившихся с предприятия, но уже решивших или желающих сменить место работы, хотя неизвестно, реализуют ли они свое намерение или нет и если реализуют, то где: внутри предприятия или за его пределами. Потенциальная текучесть не всегда превращается в реальную, ибо, помимо субъективного намерения уволиться, необходимы наличие вакантных мест на предприятиях с лучшими условиями труда, доступ к информации о таких местах, отсутствие искусственных ограничений со стороны администрации при переходе в другую фирму. Тем не менее потенциальная текучесть представляет собой начальную стадию процесса движения рабочей силы. От ее развития зависят интенсивность и размеры реальной текучести.

Основными причинами увольнения работников до сих пор служили:

- невозможность, работая на данном предприятии, получить квартиру;

- низкая заработная плата;

- низкая организация труда н производства;

- переезд на новое место жительства;

- плохие отношения с коллегами и начальством;

- неудовлетворительные условия труда и быта.

Социологические исследования показывают, что среди мотивов увольнения неудовлетворенность условиями труда, организацией производства, режимом работы стоит, как правило, на одном из первых мест. Особенно высока текучесть на производствах с неблагоприятными санитарно-гигиеническими условиями, с высоким содержанием неквалифицированного и малоквалифицированного труда. Неудовлетворенность своей работой - величина не только абсолютная, безотносительная, формирующаяся под влиянием объективных характеристик условий труда в цехе и на предприятии, но и относительная, вызванная сравнением с условиями, существующими на других предприятиях города. Так складывается потенциальная текучесть - предрасположенность к смене работы. Наличие вакансий на других предприятиях с лучшими условиями и оплатой труда превращает потенциальную текучесть в реальную.

Известно, что предъявляемые человеком требования к условиям труда меняются с возрастом, изменением состояния здоровья, семейного положения, уровня квалификации. Можно говорить о том, что одни и те же условия труда в действительности неодинаковы для разных социальных групп людей. Они субъективно воспринимаются по-разному, но это самое главное, ибо, в зависимости от того как человек относится к ним, так он себя и ведет в реальности. На крупных предприятиях, где рабочие места различаются по санитарно-гигиеническим условиям, целесообразно разнообразить режим сменности, перемещать людей, стремясь удовлетворить потребности людей в пределах самого предприятия - на основе внутрицеховой и межцеховой текучести1.

Одна из распространенных причин увольнения - низкая организация труда на производстве. В ответах на социологическую анкету она нередко скрывается под другими формулировками. Хотя респонденты называют такие причины, как <неудовлетворенность заработной платой> и <нарушение трудовой дисциплины>, эти причины обычно прямо связаны с организацией труда. Исследования реальной и потенциальной текучести кадров доказывают, что неудовлетворенность организацией труда коррелирует с неравномерной загрузкой работой, плохим обеспечением сырьем и материалами, простоями оборудования, частыми сверхурочными работами, переводами и переброской людей на другие работы. Подобные факторы тесно увязаны между собой. Так, плохое обеспечение материалами и сырьем, простои оборудования по тем или иным причинам ведут к неравномерной загрузке работой. Отсюда частые простои рабочей силы, сверхурочные работы, переброски на другие участки и как следствие снижение заработной платы.

Текучесть среди работников ручного, неквалифицированного и малоквалифицированного труда часто обусловлена не столько неудовлетворенностью тяжелыми условиями труда (за что они, как правило, получают доплату и различные льготы), сколько неудовлетворенностью содержания труда: однообразный, монотонный труд, отсутствие возможностей применения знаний и перспектив роста снижают уровень мотивации. Причем автоматизация производства не снимает проблемы, так как она не ликвидирует рабочие места с монотонным и однообразным трудом. Даже в США, несмотря на высокий уровень автоматизации, присутствует высокая неудовлетворенность своим трудом. Объективная основа - несоответствие профессионально-квалификационной структуры рабочего класса (уровень образования его в последние годы значительно вырос) и разрядности рабочих мест, не требующих глубокой подготовки. Неудовлетворенность трудом сопровождается высоким уровнем абсентеизма (неявок на работу) и чрезмерной текучестью кадров.

Мотив <неудовлетворенность оплатой труда> вызывается многими причинами: это могут быть тарифные ставки либо недостаточная компенсация за неблагоприятные условия, тяжелую физическую работу, за расширение круга функциональных обязанностей. Неудовлетворенность объясняется и психологическими факторами, например несоответствием представлений людей о достойной их квалификации. Рабочие остро реагируют на любое снижение размера зарплаты, рассматривая его как проявление несправедливости. Обычно самооценка завышается, индивид как бы не видит объективной связи между зарплатой и своим трудом.

Если неудовлетворенность заработком служит мотивом увольнения для молодых рабочих с непродолжительным стажем работы, то социологу следует проанализировать вариацию размеров оплаты труда по возрастным группам. Нередко можно обнаружить, что выгодные работы, отличающиеся сложностью и трудоемкостью, следовательно, и высокой оплатой, получают рабочие старших возрастов. Низкая заработная плата молодых объясняется, как правило, недостаточным опытом и квалификацией, невыполнением норм выработки. Для закрепления новичков целесообразно применять в течение 3-4 месяцев с начала трудовой деятельности после присвоения разряда более низкие нормы выработки (80-90% сменного задания)1.

Текучесть рабочей силы - неотъемлемая черта состояния рынка рабочей силы. Он подразделяется на несколько разновидностей, в том числе на внутри- и межстрановый (международный, мировой).

Россия стала участницей мирового рынка труда, который характеризуется растущим экспортом и импортом рабочей силы. Его масштабы достигли небывалых размеров и определяют по существу основную часть международной миграции населения. Так, в 1996 г. численность трудящихся-мигрантов оценивалась западными экспертами как превышающая 35 млн человек (для сравнения - в 1960 г. 3,2 млн). А по оценке российского ученого А.Е. Слуки, в настоящее время трудящихся-мигрантов и членов их семей насчитывается в мире около 90 млн.1 

В России рынок иностранной рабочей силы начал формироваться в 80-е годы. В 1996 г. в России числилось около 300 тыс. иностранных граждан - легальных мигрантов. Из них более 50% составили рабочие и специалисты из стран ближнего зарубежья2. Самым крупным поставщиком рабочей силы из ближнего зарубежья была Украина - примерно 64% от общей численности, затем шли Белоруссия - около 9, Молдавия - 6 и Грузия - 5%. Среди регионов, использующих иностранных рабочих из ближнего зарубежья, можно выделить Центральный, Северо-Западный и Центрально-Черноземный районы, Северный Кавказ, Западную и Восточную Сибирь. Здесь трудятся 94% прибывших к нам жителей бывших союзных республик3.

Самый крупный из региональных рынков сложился в Москве. На долю столицы приходится около 20% всех трудовых иммигрантов. На рынке труда Москвы представлен широкий спектр государств, импортирующих рабочую силу. В отдельные годы их число достигало 120.

Традиционными поставщиками как для России, так и для Москвы являются страны СНГ, страны бывшего социалистического лагеря, а также пограничные с бывшим Союзом страны, такие, как Турция, Китай, а также Вьетнам. Бесспорным лидером на Московском рынке труда является Украина, занимающая первое место и поставляющая ежегодно около трети всех иностранцев-рабочих. Причинами служат экономическая ситуация, безденежье, неспособность прокормить семью. Заработная плата в Москве в 3-4 раза выше, чем на Украине4, а в строительстве даже в 7-10 раз.

Иностранные рабочие заполняют вакансии, на которые неохотно идут россияне. Таких вакансий в 1993-1995 гг., несмотря на рост безработицы, в стране насчитывалось около 444 тыс. В целом же миграция рабочей силы в рамках постсоветского пространства во многом способствует формированию на данной территории международного регионального рынка труда.

Наряду с ростом легальной трудовой иммиграции, в том числе и из стран дальнего зарубежья (Турции, Китая, Северной и Южной Кореи, бывшей Югославии, Германии, США и др., всего в 1996 г. из 109 стран), в последние годы еще большие масштабы приобрела нелегальная иммиграция. В последние два десятилетия наблюдается неуклонный рост нелегальной миграции во всем мире. В США, например, число нелегальных иммигрантов оценивается от 2 до 15 млн человек, в Европе - от 1,3 до 5 млн, в Японии - от 300 тыс. до 1 млн1.

По некоторым оценкам, только в Москве и Московской области в 1997 г. нелегально работали свыше 400 тыс. человек из стран ближнего зарубежья2. В 1999 г. в Москве было 72 тыс. зарегистрированных иностранных рабочих и 350 тыс. - незарегистрированных. Москву называют европейской столицей нелегальных рабочих-эмигрантов. Ни в одной другой столице или крупном городе не скапливалось такого количества тайно въехавших иностранных рабочих и торговцев. В 90-е годы в Россию ежегодно прибывало более 160 тыс. нелегальных эмигрантов из Афганистана, Ирана, Ирака, Сомали, Судана и др. И только 6 тыс. человек из них были зарегистрированы. В целом же их численность оценивалась в 1997 г. в 1 млн человек3. Нелегальная иммиграция из стран дальнего зарубежья имеет в основном транзитный характер, т.е. Россия рассматривается как своеобразный перевалочный (транзитный) путь на Запад. Такая иммиграция представляет серьезную угрозу, выступая фактором ухудшения криминогенной обстановки, очагом инфекционных и эпидемиологических заболеваний.

В современной международной миграции произошли качественные изменения, обусловленные НТР. Суть их - в значительном увеличении среди мигрирующих доли лиц с высоким уровнем образования и профессиональной квалификации. В рамках интеллектуальной миграции, явления в целом положительного, выделяется ее негативная составляющая - <утечка мозгов>. Интеллектуальная миграция представляет собой обмен учеными и специалистами из разных стран, выезжающими на короткое время конференций, стажировки или работы. В отличие от нее <утечка мозгов> - это разновидность безвозвратной или долговременной миграции. Многие ученые навсегда покидают страну, где они выросли, получили хорошее образование, где у них остались родные и близкие, но где они не могут найти работу, соответствующими их квалификации и запросам.

<Утечка мозгов> - это эмиграция из страны ученых, инженеров, писателей, артистов - всех тех, кто составляет интеллектуальный и культурный потенциал страны. В 1989 г. из России выехали 70 тыс. научных работников. В 1990 г. каждый шестой советский эмигрант был ученым, инженером или врачом. Только из институтов Академии наук СССР в 1990 г. на длительные сроки за рубеж выехали 534 человека. Сегодня за пределами России, по оценкам экспертов и данным статистики стран приема, трудятся более 600 тыс. российских граждан. Они имеют высокий профессиональный и образовательный статус и, как правило, получив хорошее рабочее место, предпринимают энергичные шаги по переходу на постоянное место жительства в стране въезда, а затем к переселению своих родных и знакомых (эффект <цепной миграции>), пополняя тем самым <утечку умов>. Так, по экспертным оценкам, из 190 тыс. российских граждан, въехавших в США частным образом в 1993-1995 гг., и из 510 тыс. россиян, въехавших в Германию, около 30% продлили свое пребывание в этих странах на неопределенное время. Другие перешли на нелегальное положение с целью трудоустройства в этих странах1.

В принципе западный рынок труда перенасыщен: в развитых странах насчитывается около 30 млн безработных. Вакантными остаются лишь социально непривлекательные и относительно низкооплачиваемые рабочие места, которые не торопятся занимать местные безработные. Это вредный для здоровья и малоквалифицированный труд на немеханизированных участках промышленности, временная работа в сельском хозяйстве, сфере обслуживания, по благоустройству территорий. Именно такими видами деятельности приходится заниматься части российских эмигрантов. Так, в настоящее время в Израиле располагают работой почти 18% эмигрантов из бывшего СССР, прибывших за последние 4 года, однако лишь 1/3 занятых трудятся в соответствии со своей специальностью: более 1/4 респондентов-переселенцев признали свою жизнь здесь несчастной; 43% заявили, что хотят уехать из Израиля навсегда. Всего же неудовлетворенность своей жизнью выразили 80% опрошенных1.

<Утечка мозгов> - универсально-исторический процесс. Через него прошли многие страны. Так, из нацистской Германии уехали в Европу и США тысячи талантливых ученых в разных областях науки - от психологии до ядерной физики, во многом способствовавших научной мощи современных США.

Для России <утечка мозгов>, с одной стороны, имеет негативные последствия. По мнению российских исследователей, с 1989 по 2000 гг. <утечка умов> из России составила примерно 1,5 млн человек. Только в экономическом измерении ежегодные потери России от нее в 90-е годы оцениваются в 50-60 млрд долл.2

Однако, с другой стороны, <утечка мозгов> является одной из значительных статей поступления доходов в бюджет государства. Например, получение валютных средств от своих граждан, выезжающих на работу за рубеж, сумма которых превысила в 90-е годы 70 млрд долл. в год, стало для некоторых стран одной из первых статей валютных поступлений. При этом, по мнению многих специалистов, в действительности эта сумма значительно выше, учитывая неофициальные каналы пересылки денег мигрантами3.

Россия обладает пока огромным научным и производственным потенциалом, высококвалифицированной и в то же время очень дешевой рабочей силой. Вопрос заключается в разумном распоряжении капиталом, который способен принести гораздо большую прибыль, чем другие виды экспортной деятельности. По ряду оценок, экспорт российской рабочей силы в настоящее время может быть в 5 раз выгоднее экспорта других товаров, конкурентная способность многих из которых на мировом рынке остается довольно низкой (за исключением, возможно, оружия). Одним из главных сдерживающих факторов в развитии трудовой эмиграции является малоэффективная эмиграционная политика. По мнению некоторых современных экономистов Россия могла бы экспортировать до 1,5 млн. человек и соответственно получать от них до 20 млрд. долл. только в виде валютных переводов1.

Межнациональные конфликты, особенно обострившиеся в последней четверти ХХ в., увеличили потоки вынужденных мигрантов. В Европе это связано, в первую очередь, с событиями в бывших СССР и Югославии (в последней, например, к началу 1995 г. насчитывалось более 3 млн вынужденных мигрантов). Мировым центром, принимающим и поставляющим наибольшее число беженцев, стала Африка (почти 40% от общего числа всех беженцев в мире находятся сейчас в Африке). В целом же общее количество вынужденных мигрантов в мире колеблется от 50 до 70 млн человек, в зависимости от оценки численности тех, кто вынужден мигрировать по экологическим причинам2.

Поток вынужденных переселенцев и беженцев, устремившихся в Россию, на начало 1997 г., по официальным данным ФМС РФ, составил более 1,1 млн человек. По оценкам независимых экспертов, численность этих категорий вынужденных мигрантов уже в 1994 г. превысила 2,5 млн и к 2000 г. прогнозировалась в 6 млн человек3.

Понятно, почему в Россию возвращаются русские, составляющие 65% вынужденных мигрантов. Более сложные причины заставили мигрировать в Россию представителей других национальностей. К примеру, в 1995 г. число въехавших в Россию армян (49,7 тыс.) в десять раз превысило число армян, выехавших из России, у азербайджанцев такое превышение составило более 5 раз. Специалисты полагают, что основная причина - экономическая: в Россию нерусские этносы приезжают на заработки так, как раньше русские уезжали в Америку. Однако нельзя не учитывать и другие причины, в частности бегство из зон межнациональных конфликтов.

Следует упомянуть и о других категориях вынужденных мигрантов (репатрианты, перемещенные лица, лица, ищущие убежище). Одна из таких категорий - экологические беженцы, т. е. лица, вынужденные оставить свое традиционное место проживания из-за очевидного ухудшения качества окружающей среды1. Этот вид миграции получил распространение после первых результатов осуществления Программы ООН по окружающей среде (UNEP). В России ситуация такова: если поток экологических беженцев из-за рубежа относительно невелик и ограничивается сейчас в основном мигрантами из зон Чернобыльской катастрофы, то внутренний экологический миграционный потенциал приобретает устрашающие размеры.

Сахалинская трагедия, серьезные аварии на химических производствах в Башкирии, Челябинской и других областях уже вызвали массовые переселения россиян. По мнению специалистов, в России сейчас не менее 13 регионов с критической экологической ситуацией, около 20 млн человек проживают в зонах экологических бедствий2. Норильск и Магнитогорск, Урал и Алтайский край, Тюмень и Сахалин - это регионы, население которых представляет собой потенциальных вынужденных мигрантов как в рамках России, так и за ними.

В ближайшем будущем, если не остановить сползание к экологической катастрофе, Россия может стать настоящим поставщиком экологических беженцев, среди которых окажутся и многие высококвалифицированные кадры металлургической и химической промышленности. И, видимо, не случайно эмигрирующие на постоянное место жительства за рубеж российские граждане все чаще помимо других причин называют ухудшение окружающей среды, загрязнение воды и воздуха, экологический кризис3.

Само понятие <беженец> подразумевает, что для беженца главное - срочно бежать с места, где он подвергается опасности. Вопрос в том, как и куда расселять беженцев. Казалось бы, разумнее всего, туда, где не хватает людей, где нужны рабочие руки. В Центральной России есть малоосвоенные территории, плотность населения которых составляет 3-4 человека на квадратный километр территории. Если нужно убежище, то лучше места не найти. Однако беженцы, как правило, рвутся в Москву, где на квадратном километре живет 10 000 человек. Всеми правдами и неправдами они пытаются поселиться в столице, где много народа, но зато комфортнее условия существования.

Федеральный закон о беженцах предполагает, что каждый беженец должен получить бесплатное жилье, работу, медобслуживание, ссуду на обустройство и различные денежные пособия. Однако руководство миграционной службы как в Москве, так и в других российских городах вынуждено игнорировать его. Основная причина - нехватка средств и жилья. В Москве с ее ценами на жилье обеспечение прав каждого беженца обошлось бы казне в 30 млн рублей. Помимо денежных, есть масса других проблем. Среди приезжающих под видом беженцев немало людей с откровенно уголовным прошлым. Многие выходцы из районов межнациональных конфликтов являются в действительности наркокурьерами. Помимо прочего, есть и серьезные медицинские проблемы, скажем, распространенные среди приезжих африканцев туберкулез и СПИД, а также различные инфекционные заболевания, носителями которых являются беженцы из ближайшего зарубежья.

В крупные российские города едут отовсюду: из <горячих точек> бывшего СССР (Азербайджан и Армения, Грузия, Таджикистан), из Афганистана, Сомали, Анголы, Эфиопии, Китая, Вьетнама, Шри-Ланки. Появились даже иностранные инвалиды и нищие. В результате местным властям приходится вводить жесткую систему предоставления официального статуса беженца. Однако большинство прибывших и не думают обращаться за ним, полагая, что прожить можно и так.

В Москве в 1994 году насчитывалось 14 тыс. официально зарегистрированных беженцев, а сколько было нелегальных приезжих, неизвестно. <Паспортная> численность населения столицы - менее 9 млн человек, тогда как в действительности - 11 млн 500 тыс. человек. Разница - 2 млн 500 тыс. Разумеется, большинство из этих 2 млн 500 тыс. - легальные приезжие, в том числе <маятниковые> мигранты из Подмосковья, приезжающие в столицу на работу. Однако и разного рода нелегалов и полулегалов, прибывших из ближнего и дальнего зарубежья, по экспертным оценкам, около миллиона. Только из Азербайджана в 1994 году в столицу России перебрались 130 тыс. человек1.

* * *

Подведем итоги. Во втором томе были рассмотрены зарубежные и отечественные концепции стратификации и теории классов, проанализированы эмпирические данные, касающиеся высшего, среднего и низшего классов. Мы познакомились с основными тенденциями в области социальной мобильности и миграции. Разговор о структуре и динамике общества будет продолжен в следующем томе, где речь пойдет о социальных институтах и процессах.




1. Финансы предприятий основная составляющая финансовой системы
2. Тема 4 Исполнительные документы Кем может быть подписано заявление о возбуждении исполнительного произ
3.  Clssis Conffere vel Pinopsid класс шишконосные или сосновые Шишконосные возникли не позднее конца нижнего карбона
4. Аудит оплаты труда
5. Неосудність -ст
6. ТЕМА ЦО УКРАЇНИ ТА ФУНКЦІЇ ЇЇ ОРГАНІВ
7. Л Содержание- Финансовые результатыСтруктура активов балансаСтруктура пассивов балансаЭффективн
8. тема самоменеджмента является весьма актуальной в настоящий момент времени
9. 2002 Дисертацією є рукопис
10. задание С2 Напишите сочинениерассуждение раскрывая смысл высказывания известного лингвиста И
11. Тема стихотворения- пейзаж; общественнополитическая; любовная-интимная; философская
12. Организованная преступность вчера сегодня завтра
13. выражение цены стоимость определяется общественно необходимыми затратами труда
14. Реферат на тему- Життя і творчість Василя Стуса 1938 1985 Василь Семенович Стус український поет л.html
15. Понятие восприятия и характеристика
16. 4 Принятие решений в стратегическом менеджменте Если сравнить менеджера с капитаном корабля то станов
17. Она проявляется когда спрос повышается относительно текущего предложения
18. вариантах для студентов обучающихся по специальности 110301
19. РЕФЕРАТ дисертації на здобуття наукового ступеня доктора медичних наук Київ ~ Дисер
20. Сурдопедагогика