Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

тема определяется Конституцией 1993 г

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2015-07-05

Бесплатно
Узнать стоимость работы
Рассчитаем за 1 минуту, онлайн

Глава 9. Особенности перехода России к рыночной экономике

на начальном этапе

9.1. Соотношение политической системы и политического режима в современной России

9.2. Политический режим Б.Н. Ельцина

9.3. Реформы правительства Ельцина-Гайдара

9.4. Особенности российской приватизации

9.1. Соотношение политической системы и политического режима в современной России.

Современная российская политическая система определяется Конституцией 1993 г. Несмотря на наличие в Основном Законе страны положений, дающих право характеризовать ее как демократическую, в реальной действительности политическая система России во многом не отвечает общепринятым критериям демократии, важнейшие из которых - репрезентативность (представительность) власти, ее ответственность перед обществом, наличие действенного общественного контроля за властью. Аналитики характеризуют эту систему терминами «авторитарная демократия», «режимная система», связывая ее возникновение со слабостью государства и незрелостью гражданского общества.

В рамках российской политической системы уживаются как демократические, так и недемократические методы осуществления власти, что позволяет говорить об амбивалентности (двойственности) современного политического режима. Российский политолог Ю.Красин акцентирует внимание на том, что политическая система нынешней России представляет собой «странный антиномичный симбиоз демократии и авторитаризма, ограничивающий возможности демократического развития и затрудняющий политическое самоопределение страны».

Вполне очевидно, что этот режим не может быть описан только с помощью характеристик «авторитаризм» и «демократия». По мнению одного из реформаторов перестроечной волны А.Яковлева, проблема России заключается в том, что она «находится в состоянии давнего противоборства двух основных тенденций – либерализма и авторитаризма, определяющих на самом деле будущее России».

Особенностью современного развития России является возникновение режима, для которого интересы государства и общества не совпадают. Это означает, что общественная власть на этом этапе не имеет эффективной политической структуры. Такой режим политологи называют гибридным или переходным. Обладая признаками демократии, он еще не является демократическим.

Для гибридного режима присуще переплетение взаимоисключающих принципов жизнедеятельности. Как отмечает российский политолог Лилия Шевцова, с одной стороны, мы видим персонификацию и нерасчлененность власти, которую она ассоциирует с исторически сложившейся «русской системой». С другой стороны, персонифицированная власть формируется и легитимируется демократическим способом, так как все остальные способы ее легитимации оказались исторически исчерпаны. Такая власть, разрываемая изнутри несовместимыми началами, резюмирует Л.Шевцова, генетически нестабильна и в целях выживания должна постоянно перетекать из одного режима в другой, не меняя при этом своей сущности. Вместе с тем неразвитость демократических институтов в России неминуемо ведет к разочарованию в них и появлению в обществе тяги к «сильной руке» и к надеждам, что авторитарный лидер гарантирует стабильность и порядок.[3]

Чем более институционализирована политическая система, тем более упорядочено государство, которое угрожает гибридному, относительно автономному режиму. В постсоветской России политическая интеграция происходила на уровне режима, а не на уровне политической системы. В то время, как политическая система регулируется конституционными нормами, законами, судебными решениями, режим действует в зависимости от личных связей, покровительства и попыток сохранить свою автономию. Поэтому создание политических институтов не сопровождалось институционализацией политических процессов.

Корнями постсоветского политического режима являются, с точки зрения исследователей, особенности российской политической культуры – патернализм, этатизм и т. д. Консерватизм любой устоявшейся системы настолько велик, что преодолеть его крайне трудно, поэтому результат борьбы не известен. Так, отечественный политолог В.Гуторов полагает, что «трагизм политической, социальной и духовной жизни современной России состоит, прежде всего, в том, что, декларативно порвав с коммунистической системой, она пока не способна ни избавиться от традиций своего недавнего прошлого, ни обрести новых». Аналогичной точки зрения придерживается А.Соловьев: «Россия, как никакая другая страна, демонстрирует приверженность «сквозной» логике властвования, и на смену недолгим периодам «оттепелей», «перестроек» и «демократизаций» неизменно приходит откат к патерналистско-авторитарной модели».

В России общество и власть идеологически сориентированы в разных направлениях. Такое расхождение сложилось исторически, под влиянием опыта существования в имперском и постимперском политическом пространстве. Российская история свидетельствует о том, что процесс формирования государственности из разнородных в политическом, культурном, этническом и конфессиональном отношениях элементов подразумевал преобладание в политической культуре взгляда на единство государства как на упрочение властной вертикали. Только при такой структуре верховная власть могла доминировать, не вторгаясь в сферу региональной, экономической, культурной и правовой специфики. Следует также отметить негативное отношение общества к навязыванию идеологию, что явилось следствием коммунистического правления. В данном контексте современный политический режим в России, по мнению Н.Шестова, «антикоммунистичен постольку, поскольку либерально-демократичен».

Примерно до середины 1990-х гг. господствующей тенденцией было движение страны в направлении представительной демократии. Конкретными проявлениями такой политики явилась высокая политическая активность граждан, формирование легальной оппозиции, децентрализация власти, становление системы выборов. Однако, эти достоинства, по выражению О.Смолина, превратились в собственную противоположность: демократизм – в популизм, антибюрократизм – в непрофессионализм, децентрализация – в «парад суверенитетов».

Решительным шагом на пути к демократии является переход к выборной системе формирования власти. Свободные альтернативные выборы сохраняют потенциал для превращения российской демократии из режимной в реальную. Голоса избирателей являются важнейшим ресурсом режимной системы. В сегодняшней России ни один политик не может построить или завоевать власть без использования голосов в качестве ресурса. Если бы существовал политический потенциал авторитарного ресурса, им бы, несомненно, воспользовались.

В то же время современная политическая практика создает институты, которые формально являются демократическими, но не несут ответственности перед обществом. Так, политические партии, в основном, осуществляют связи с элитой и мобилизуют идеологические и политические ресурсы на межэлитную борьбу. Экономика в России развивается по рыночным законам в отсутствии эффективно функционирующей рыночной системы, поэтому предприниматели стремятся использовать существующие законы для обретения независимости от бюрократии в целях защиты своих личных и имущественных прав. Средний класс по мере своего развития также будет стремиться обеспечить свои имущественные права и личные свободы в системе законов. В результате укрепления законности режимная система постепенно уступает место демократическому режиму. Для его установления необходимо, чтобы противостояние оппонентов завершилось добровольным принятием всеми сторонами демократических норм и ценностей и согласием институционализировать свои интересы в рамках новой политической системы. Вместе с тем институты демократии (парламент, суды, местное самоуправление) сохраняют способность независимого функционирования и являются фундаментом перехода к демократическому режиму.

Политический психолог Е.Шестопал утверждает, что «ценности демократии усваиваются россиянами ровно в той степени, в какой они соответствуют нашей культуре. Ценности, которые нам органичны, принимаются, а чуждые по духу – отбрасываются. Происходит своего рода естественный отбор элементов демократии, предлагаемых населением властью. … Мы видим сегодня очень серьезный авторитарный запрос со стороны населения…».

9.2. Политический режим Б.Н. Ельцина

По выражению одного из российских политиков, Россия времен Б.Ельцина представляла собой причудливую смесь авторитаризма на региональном и демократии на федеральном уровнях.

Большинство политологов и политиков согласны с тем, что политический режим при первом Президенте России не был диктаторским, но в то же время демократическим его назвать сложно. Этот режим определяли по-разному: «авторитарная демократия» (В.Рукавишников), «полудемократия» (Л.Гордон), «российский гибрид» (Л.Шевцова), «фасадная демократия» (Д.Фурман), «электорально-клановый» или «клановая демократия» (А.Лукин) и т. д.

Политическую систему, сложившуюся при Б.Ельцине, некоторые политологи назвали «режимно-государственной», при которой в центре режима находился президент с большим объемом полномочий. Результатом такой политической практики явилось ослабление государства, не способного утвердить принципы конституциональной независимости политической системы от существующего режима.

Политическая власть, осуществляемая в России в 1990-е гг., не использовала методы традиционного авторитаризма, а имеющий место политический режим не мог себя изолировать от некоторых черт современной либеральной демократической политики таких, как критика со стороны СМИ, парламентский надзор, а также выборов. В то же время политика 1990-х гг. основывалась на классических постулатах либеральной демократии и рыночной экономики, поэтому имела двойственный характер: в ней уживалось отсталое командное управление старого типа, бюрократическое регулирование экономики и передовая политика, направленная на подлинное разделение властей, отделение политики от экономики, подчинение политики закону и свободные выборы. Не препятствуя дальнейшему развитию демократии, власть в радикально новых формах воспроизводила практику прошлого. Рождающаяся новая общественно-политическая реальность несла в себе сложный сплав частично преодоленных, а частично преобразованных традиций прошлого. Эти особенности, как считает Д.Ростоу, характеризуют неизбежный переходный период, подготовительную фазу перехода к демократии, так как для становления действительного демократического режима важна не просто политизация, сопровождающаяся конфликтами, а действительная поляризация и борьба активных политических сил: только тогда стороны смогут заключить пакт, обеспечивающий дальнейшее разрешение конфликтов в обществе согласительными методами.

Политический режим, установленный при Б.Ельцине, имел двоякую направленность: с одной стороны, стремление к демократии, международной интеграции (вступление в Совет Европы в 1996 г.), менее бюрократизированной и подлинно рыночной экономике; с другой стороны, он унаследовал, продолжил и даже развил многие черты прошлого.

Конституция 1993 г., закрепив власть Б.Ельцина, установила, по выражению О.Смолина, «демократический по форме, но авторитарный по содержанию политический режим». Так, осуществление власти в современной России в 1990-х гг. было связано с рядом особенностей, входящих в противоречие с конституционными положениями.

Среди основных следует выделить следующие особенности:

- гипертрофия властных прерогатив президента за счет ограничения полномочий других институтов;

- номинальность разделения властей - законодательной и исполнительной, центральной и региональной, приводящая к их политической борьбе за влияние на политические, экономические, социальные и иные ресурсы власти;

- неэффективность государства как основного социального института, непосредственно управляющего обществом, его неспособность обеспечить консенсус по основополагающим вопросам общественной жизни, решить проблемы бедности;

- сочетание форм авторитарно-олигархического правления с элементами демократической процедуры, в частности с выборами и многопартийностью;

- фактическая подконтрольность правительства только президенту и его полная зависимость от политической конъюнктуры, а не результатов деятельности, в результате чего происходила кадровая чехарда порой без соотношения с качеством работы правительства;

- множественность режимов (частичное соблюдение демократических процедур на федеральном уровне и авторитаризм в ряде регионов);

- концентрация власти в руках узкого круга лиц из номенклатуры и крупных собственников, разбогатевших нелегитимными методами, что приводило к использованию криминальных методов государственно-управленческой и хозяйственной деятельности;

- значительная укорененность неформальных властных отношений, формирование элитарного корпоративизма вместо плюралистической демократии;

- малочисленность и организационная слабость партий, лишенных социальной базы и неспособных эффективно выполнять основную функцию - посредника между властью и обществом;

- широкие масштабы лоббистской деятельности, нерегулируемой законодательными актами и неподконтрольной обществу;

- неразвитость системы местного самоуправления, зависимого от региональных элит;

- отсутствие в обществе единой идейно-ценностной и нормативной систем, которые позволяли бы гражданам ориентировать свое поведение.

Сложившийся общественный порядок имеет глубокие корни в отечественной институциональной и политико-культурной традиции моносубъективности власти, то есть сосредоточении властных ресурсов в одном персонифицированном институте при сугубо административных функциях всех других институтов.

Существующая конфигурация политической власти создает специфическую ситуацию, при которой легитимируемые всенародным голосованием институты государства (президент и Дума), участвуя в формировании исполнительной власти, реально никакой ответственности за ее деятельность не несут. Правительство, назначаемое президентом и только ему подотчетное, в любой момент может быть отправлено в отставку по соображениям политической целесообразности или вследствие «подковерной» борьбы.

Поскольку ни парламентское большинство, ни парламентские коалиции не обладают правом формировать правительство, борьба партий на выборах и сами выборы лишены того смысла, которым они наделены в демократических государствах. Победа партии на выборах не дает ей возможности проводить курс, заявленный в программе, а статус Государственной Думы не позволяет эффективно контролировать исполнительную власть. В связи с тем, что ни одна партия не в состоянии реализовать свою предвыборную программу, граждане утрачивают главный стимул для участия в избирательных компаниях.

В 1990-е гг. у политической власти отсутствие долговременной стратегии развития сочеталось с обилием разного рода федеральных программ, слабо увязанных между собой и финансово необеспеченных. При отсутствии массового гражданского самосознания, фрагментарности общества и его отчужденности от власти правящая элита выработала определенный механизм поддержания относительной стабильности внутри себя и общества в целом. В этот механизм были встроены парламентские партии, включая КПРФ, претендующую на роль выразителя протестных настроений населения. Став элементом политического режима, они, однако, не являлись реальным противовесом корпоративным группам правящей элиты.

Неспособность партий выполнять функцию защиты групповых интересов, рост влияния корпораций и масштабов их лоббистской деятельности, распространение коррупции при пассивности и разобщенности населения создавало реальную перспективу формирования клиентарного (т.е. гостевой, визитерский) общества вместо общества гражданского.

9.3. Реформы правительства Ельцина-Гайдара

Правительством Ельцина-Гайдара в период с 6 ноября 1991 г. по 14 декабря 1992 г. были проведены реформы в экономике и системе государственного управления:  либерализация розничных цен, либерализация внешней торговли, реорганизация налоговой системы и другие преобразования, радикально изменившие экономическую ситуацию в стране. Результат реформ знаменовал собой переход России к рыночной экономике.

Как впоследствии докладывал перед Съездом народных депутатов Егор Гайдар, первоочередной проблемой в момент начала работы правительства было не допустить сбоев в системе жизнеобеспечения, прежде всего в поставках продовольствия. По данным, которые приводит экономист Евгений Ясмн, нормы отпуска продуктов по карточкам в большинстве регионов к концу 1991 г. составляли: сахар — 1 кг на человека в месяц, мясопродукты — 0,5 кг (с костями), масло животное — 0,2 кг. В коллективном труде ИЭПП, под редакцией Гайдара приводятся такие данные: товарные запасы мяса и рыбы в розничной торговле к концу 1991 года сократились до 10 дней, запасы продовольственного зерна (без импорта) в январе 1992 года составили около 3 млн т, при потребностях в 5 млн т в месяц, в 60 из 89 российских регионов запасы зерна были исчерпаны и производство хлеба шло «с колес» непосредственно после завоза зерна, поступающего по импорту. Ситуация осложнялась тем, что были практически исчерпаны и валютные резервы страны. Покупка зерна за рубежом производилась только за счет внешних займов, при этом у правительства не хватало денег даже на оплату фрахта судов. Часть продовольствия поступала в виде гуманитарной помощи стран Запада. Также о критическом положении с поставками продовольствия в ряде регионов говорили поступавшие с мест телеграммы.

В письме заместителей министра финансов СССР в Комитет по оперативному управлению народным хозяйством СССР в сентябре 1991 года говорилось: «Учитывая, что большая часть товаров немедленно распродается, практически можно считать, что рубль не имеет на сегодня товарного обеспечения. […] Совокупный бюджетный дефицит по бюджетной системе в целом в зоне обращения рубля составит до 300 млрд рублей. Дефицит такого размера является катастрофой для финансов и денежного обращения. В то же время он не оставляет шансов на существенное реальное выправление положения до конца года…».

Ряд экономистов и политиков, включая Гайдара, утверждают, что существовала «угроза голода», объясняя этим необходимость немедленной либерализации цен. Эта мера, по замыслу реформаторов, должна была стимулировать крестьян продавать зерно и другие продовольственные продукты, предприятия поставлять товары в систему розничной торговли. В воспоминаниях Гайдар называет либерализацию цен единственной мерой, дающей шансы на предотвращение катастрофы, подчеркивая, что «Решение было одним из самых рискованных в мировой истории». В своей работе «Смуты и институты» Гайдар писал о безотлагательности этого решения: «В октябре 1991 года мы предполагали, что можно отложить либерализацию цен до середины 1992 года, а к тому времени создать рычаги контроля над денежным обращением в России. Через несколько дней после начала работы в правительстве, ознакомившись с картиной продовольственного снабжения крупных российских городов, был вынужден признать, что отсрочка либерализации до июля 1992 года невозможна».

Главный научный сотрудник Института экономики РАН Ренальд Симонян полагает: «Обойтись без голода удалось не благодаря Гайдару, Чубайсу и Коху, а потому, что русский народ способен приспосабливаться».

В России к моменту начала преобразований оказались полностью разрушены политические институты старого режима, в то время как на становление новых требовались долгие годы. В конце 1991 года Россия была страной без границ, вооруженных сил, национальной валюты, таможни, собственных органов государственного управления. Слабость государственных институтов, присущая периоду революции, наложила отпечаток на процесс реализации реформ: и без того тяжелый период перехода к рынку осложнялся политической нестабильностью, что вылилось в невозможность проведения последовательного курса преобразований.

Однако академик РАН Олег Богомолов писал, что утверждения о критическом состоянии экономики были мифами, которыми Гайдар вооружил пропаганду для оправдания его политики: «Если гайдаровское правительство пришло на развалины экономики, то как объяснить, что при неуклонно продолжающемся дальнейшем спаде производства, особенно в сельском хозяйстве, легкой и пищевой промышленности, удалось накормить страну и удержать ее на плаву? Ответ может быть только один — либо за счет огромных заимствований на Западе, либо в результате проедания несметных природных и других богатств, доставшихся реформаторам в наследство от предшествующего режима. И то, и другое имело место, и именно за счет этого, а не шоковых реформ, удалось выжить».

О либерализации было объявлено Б. Ельциным в программной речи на Съезде народных депутатов 28 октября 1991 года. Проект президентского указа был подготовлен командой Гайдара 15 ноября. Предполагалось объявить о либерализации цен с 1 декабря 1991 года. Однако затем под давлением других республик бывшего СССР, имевших общую рублёвую зону с Россией, либерализация цен была отложена сначала на 16 декабря 1991 года, а затем на начало января 1992 года.

Либерализация цен была осуществлена 2 января 1992 года. При этом предприятия и учреждения розничной торговли получали право самостоятельно устанавливать цены на свою продукцию, отменялись ограничения на импорт. Вместе с вышедшим вскоре указом о свободе торговли и ускорением приватизации государственных предприятий это означало конец советской командно-административной экономической системы и переход к рыночной экономике.

Перед либерализацией цен правительство приняло ряд мер по социальной поддержке малообеспеченного населения. 26 декабря 1991 года вышел указ президента «О дополнительных мерах социальной поддержки населения в 1992 году». В феврале 1992 года был также принят указ о единовременных выплатах малообеспеченным группам населения и вышло правительственное постановление о создании территориальных фондов соцподдержки. Как пишет министр экономики в 1992 году А. Нечаев, были выделены средства на адресную соцподдержку нуждающихся, созданы федеральные и региональные фонды социальной поддержки, открывались благотворительные столовые, из региональных бюджетов выделялись дотации на молочные продукции, основные виды детского питания и некоторые услуги. Но, по словам Нечаева, «компенсировать для всех и полностью повышение цен было невозможно».

Вторая проблема, вставшая перед правительством Гайдара — расстройство системы денежного обращения. В последние годы существования СССР для финансирования внутренних расходов широко использовалась денежная эмиссия. Последствиями этой политики были неудовлетворенный спрос, увеличение накоплений частных лиц, дефицит. После отпуска цен избыток неотоваренных денег должен был привести к резкому повышению цен, создавая угрозу гиперинфляции. Финансовая стабилизация в этих условиях осложнялась тем, что бывшие советские республики теперь могли самостоятельно эмитировать рубли, расплачиваясь ими с российскими предприятиями. Это увеличивало денежную массу внутри России.[42] Проблема была решена только к середине 1992 года, когда для расчётов с другими республиками СНГ, входившими в рублёвую зону, были введены корреспондентские счета.

Для борьбы с инфляцией правительству России приходилось резко сокращать государственные расходы, обеспечивавшиеся печатанием денег. Средства на закупку вооружений сокращались в 7,5 раза, централизованные капиталовложения — в 1,5 раза, ценовые дотации — почти в 3 раза. Ещё одной мерой финансовой политики стало введение налога на добавленную стоимость. Административное регулирование внешней торговли заменялось введением пошлин и тарифов. Эти решения дали возможность свести бюджет первого квартала 1992 года без дефицита. При этом фактическое исполнение бюджета на первый квартал произошло с дефицитом составившим 2 % ВВП, без масштабной денежной эмиссии.

Вследствие либерализации цен к середине 1992 года российские предприятия остались практически без оборотных средств. Как писал экономист Д. В. Кувалин, обесценивание оборотных средств способствовало острейшему кризису взаимных неплатежей между предприятиями. Из-за неплатежей стали стремительно расти долги по зарплатам и возникла угроза остановки жизнеобеспечивающих производств: водоснабжения, электроэнергетики, транспорта и т. п. Таким образом, проблема неплатежей стала одним из главных факторов, определявших в то время экономическую ситуацию в России.

6 апреля 1992 года открылся VI Съезд народных депутатов, который Е. Гайдар назвал «Первой фронтальной атакой на реформы». Сокращение государственных расходов привело к формированию оппозиции реформам в лице промышленного и аграрного лобби, имевшего широкое влияние в Верховном Совете и на Съезде. Разворачивается борьба вокруг увеличения дотаций и кредитов промышленности, сельхозпредприятиям. 11 апреля 1992 года Съезд принимает постановление «О ходе экономической реформы в Российской Федерации», в котором:

  •  отмечает целый ряд проблем в экономике: спад производства, разрушение хозяйственных связей, резкий спад жизненного уровня населения, рост социальной напряжённости, нехватка денежной наличности;
  •  отмечает, что правительство не создало эффективно действующих экономических рычагов и теряет управление государственным сектором народного хозяйства, а также недостаточно эффективно взаимодействует с соответствующими органами власти и управления, руководителями предприятий, представителями трудовых коллективов и профсоюзных объединений;
  •  предлагает президенту России внести существенные коррективы в тактику и методы осуществления экономической реформы с учетом замечаний и предложений, высказанных народными депутатами на шестом Съезде народных депутатов, и представить до 20 мая 1992 года Верховному Совету Российской Федерации перечень мер, направленных на приоритетное решение, в частности, следующих задач: недопущение критического спада производства, предотвращение массовой безработицы, наращивание производства товаров народного потребления и особенно продовольствия, достижение финансовой стабилизации, ослабление налогового бремени, ориентация налоговой политики на стимулирование развития ведущих отраслей экономики, активное проведение структурной, инвестиционной и конверсионной политики, поддержка бюджетных отраслей, осуществление действенных мер по борьбе со спекуляцией, коррупцией и мафиозными структурами, обеспечение участия широких слоев населения в приватизации и многообразия её форм с целью увеличения числа собственников, целевая ликвидация взаимных неплатежей промышленных и сельскохозяйственных предприятий.

Позднее, Гайдар в воспоминаниях так описывал принятие решений Съездом: «Практически с голоса, без обсуждения, без анализа материальных возможностей принимаются постановления, которыми правительству предписано снизить налоги, увеличить дотации, повысить зарплаты, ограничить цены. Бессмысленный набор взаимоисключающих мер.

Несмотря на пессимистические оценки деятельности правительства по итогам «шоковой терапии», оно продолжало курс на создание рыночной экономики. Справедливо считая, что успех реформ напрямую зависит от наличия социальной поддержки, реформаторы поставили перед собой цель - создание из масс российского населения среднего класса, т.е. собственников – акционеров предприятий. Для этого необходимо было превратить государственную и колхозно-кооперативную собственность в частную, т.е. осуществить приватизацию.

9.4. Особенности российской приватизации

Термин «приватизация» (от лат. privates - частный)  вошел в употребление в связи с программой экономических реформ в Великобритании кабинета Маргарет Тэтчер. Но на приватизацию одного крупного предприятия в Великобритании уходило в среднем шесть лет, а сам этот процесс рассматривался в контексте всего пакета реформ.

Приватизация в России проходила в условиях чрезвычайно низкого платежеспособного спроса населения, нулевого интереса к приватизации со стороны иностранных инвесторов (в отличие от Восточной Европы).

Внешне процессы приватизации, основывающиеся на принятии политического решения, составлении формальных списков и принятии организационно-правовых нормативных актов, создании органа, отвечающего за реализацию выработанной программы, продаже малых объектов приватизации за реальные деньги и т. д., в России и странах Восточной Европы весьма схожи. Однако за внешним сходством скрыты весьма серьезные различия.

Приватизация в России прошла в два этапа. Рассмотрим их подробнее

1. Ваучерный этап

Ваучер — это документ, предоставляющий право на получение определенного количества материальных благ или услуг, участка земли установленной площади и т. п.

В нашей стране ваучеры получили применение в форме приватизационных чеков, которые давали право собственнику на приобретение акций либо на своем приватизируемом предприятии, либо на специализированных чековых аукционах.

 Концепция ваучерной программы в России была принята на заседании Правительства РФ 11 июня 1992 г. С 1 октября по 31 января 1993 г. была выдана подавляющая часть чеков (148 млн.) на предъявителя с правом свободной продажи. В оценке изначальной стоимости ваучера правительство исходило из реальной стоимости госпредприятий и другого имущества, которое могло быть продано за ваучеры.

Мгновенно (в первые числа октября 1992 г.) сформировались биржевой и внебиржевой рынки ваучеров. В течение 1993 г. курс чека возрос от половины до двух номиналов, а к июлю 1994 г. увеличился в среднем до 40 тыс. руб.

Акционирование крупных предприятий началась сразу после вступления в силу Указа Президента РФ от 1 июля 1992 г. № 721 «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества». Всего же к 1 июля 1994 г. в качестве акционерных обществ было зарегистрировано свыше 20 тыс. бывших госпредприятий с совокупным уставным капиталом 1,1 трлн.

Что касается политики продажи акций, то следует отметить, закон предусматривал несколько вариантов льгот для работников предприятия; в нормативных документах была жестко определена последовательность продажи акций конкретного предприятия; закрытая подписка для работников, продажа акций на чековом аукционе и только после этого продажа на инвестиционном конкурсе, из фонда акционирования работников и другие способы.

Помимо закрытой подписки и чековых аукционов возможны следующие способы приватизации: продажа пакетов акций по инвестиционному курсу; денежный аукцион по продаже 10 % акций от числа проданных за приватизационные чеки; продажа предприятий, не являющихся акционерными обществами, на аукционе или коммерческом конкурсе; продажа имущества действующих, ликвидируемых и ликвидированных предприятий и объектов незавершенного строительства на аукционе или конкурсе; продажа предприятий-должников; приватизация имущества, сданного в аренду.

С завершением действия чека связано окончание первого этапа российской приватизации. Этот этап (количественный) начался в 1992 г. и завершился 30 июня 1994 г.

 Во многом благодаря введению ваучера (чека) в России сформировались: акционерный сектор экономики; рынки ценных бумаг; система инвестиционных фондов и других финансовых структур; новый класс — класс собственников.

К 1 июля 1994 г. почти 50 % легкой и пищевой промышленности входят в частный сектор экономики, а также строительство — 35 %, автотранспорт — 42, торговля (оптовая и розничная) — около 50, общественное питание — 55, бытовое обслуживание — 21 %.

2. Денежный этап приватизации

 С 1 июля 1994 г. начался денежный этап приватизации в России. Главной задачей нового этапа является не наращивание темпов приватизации, а увеличение отдачи от нее для государственных бюджетов всех уровней, Необходимым следствием такой политики является сокращение предложения имущества на продажу и повышение цен на него. Однако неизбежное сокращение рентабельности приватизационных операций для посредников при этом компенсируется снижением многих рисков для конечных инвесторов.

Возросшая доля частного сектора в российской экономике и инвестиционная направленность новой стратегии российского правительства повышают заинтересованность внешнего инвестора в приобретении  активов российских предприятий.

Особенности и итоги приватизации: Таким образом, в России приватизация проводилась двумя способами: мелких предприятий - продажей на аукционах; крупных - преобразованием в акционерные общества.

Особенности процесса приватизации, происходившего в России:

  1.  массовый характер приватизации, вызванный высокой долей государственной собственности в стране, а также стремлением ускорить процесс преобразования экономической структуры общества;
  2.  значительный удельный вес неэквивалентных форм (безвозмездная передача, оплата не в полной мере и др.), вызванный отсутствием денежных средств в частных руках;
  3.  проведение особого ваучерного этапа приватизации.

В итоге ваучерного этапа приватизации в России произошел передел собственности, были обеспечены экономические гарантии невозможности возвращения советского режима. Однако под контролем государства остается ряд перспективных звеньев экономики, включая т.н. естественные монополии (железнодорожная сеть, авиационное и ракетно-космическое производство, Единая энергетическая система).

Отсутствие опыта, особенности социальной структуры, сложившейся в России в условиях плановой системы, а также избранный форсированный курс проведения способствовали возникновению определенных негативных моментов процесса приватизации.

Целью приватизации провозглашалось создание эффективного собственника, однако бесплатная раздача государственной собственности не способствовала формированию у нового собственника высокого уровня ответственности и заинтересованности в эффективном его использовании. Кроме того, безвозмездная приватизация заведомо не могла обеспечить должного притока средств для инвестирования, финансовой стабилизации и для решения социальных проблем.

В связи с массовой приватизацией открылись широкие возможности для отмывания денег. Хотя оценка основных фондов была многократно занижена, для скупки ваучеров (а затем и акций) в значительных размерах нужны были крупные средства, а они имелись в то время в основном у "теневиков". Став же владельцами более или менее значительных объектов бывшей госсобственности, они автоматически легализовались в качестве крупных собственников.

Приватизация часто проводилась без должного представления о перспективах приватизируемого предприятия, в результате на этих объектах часто прекращалось производство, они переоборудовались под офисы, использовались как торговые помещения и т.д. Следует отметить непоследовательность проведения процесса приватизации, развития частного сектора.

Анализ непосредственных результатов приватизации позволяет сделать следующие выводы:

  1.  срок проведения оказался фантастически коротким для решения такой грандиозной задачи, что, безусловно, определило качество приватизации;
  2.  отсутствовала эквивалентность в процессе приватизации;
  3.  если рассматривать приватизацию как составляющую инвестиционного процесса, то ее можно признать неудовлетворительной, т.к. в большинстве случаев смена собственника не повлекла за собой притока внешних инвестиций;
  4.  приватизация не сопровождалась совершенно необходимой финансовой, юридической и функциональной реорганизацией в требуемых масштабах;
  5.  предельная регламентированность принятых федеральными властями нормативных документов по приватизации не позволила в достаточной степени учесть региональную специфику;
  6.  значительная часть собственности перешла в руки лиц, тесно связанных с криминальным миром и бывшей партийно-хозяйственной номенклатурой.

Значительный интерес представляют принципы, заложенные в программу приватизации 1998 г. Это программа имела ярко выраженный отраслевой аспект и была ориентирована на получение максимальной прибыли от продажи не контрольных, а более мелких пакетов акций в целях борьбы с монополизмом отдельных финансово-промышленных групп и развития реальной конкуренции.

В 1998 г. году было зафиксировано большое количество случаев перепродажи предприятий, массовая скупка акций перспективных акционерных обществ. Получили развитие залоговые аукционы, стали активизироваться специализированные финансово-промышленные группы, продолжился передел собственности.

Основными направлениями дальнейшей трансформации собственности является постепенное сокращение числа мелких собственников; усиление роли региональных рынков ценных бумаг; частичная национализация стратегически важных для государства объектов; дальнейшее развитие специализации крупных собственников; формирование эффективного собственника под воздействием государственного регулирования; повышение информационной открытости процессов и прогнозирования их социально-экономических последствий.

Государственная собственность все же сохранит свою значимость и функцию опорного звена всей хозяйственной цепи. Продолжающийся процесс приватизации, ведущий к расширению индивидуальной и групповой форм собственности, направлен на повышение эффективности использования собственности путем увеличения объемов валового продукта и нормы прибыли, доли рынка или выхода на новые рынки.

Достижению гармонизации отношений «новых» собственников со «старыми» управленцами могут способствовать жесткая правовая позиция государства, организация широких программ обучения руководства крупных предприятий финансовому менеджменту, поддержка компаний, занимающихся бизнес-консультированием, ориентированных на завоевание доверия и собственников, и управленцев.


Диплом на заказ


1. Учёт уставного капитал
2. Изучение эффективности стиральных порошков при различных условиях стирки
3. Работа психолога-консультанта с родительско-юношескими конфликтами
4. варианта квадратичной формы
5. Детский сад. с.Казачка Калининского района Саратовской области Планирование работы
6. Контрольная работа является результатом самостоятельной работы студентов по курсу она подводит итоги изуче
7. Курсовая работа- Защита трудовых прав работников по законодательству Российской Федерации и Республики Беларусь
8. изучение ранних проявлений интеллектуальной жизни а также поиск эффективных методов и приемов подхода к ма
9. Российский государственный профессиональнопедагогический университет Уральское отделение Российской
10. Международный аспект в турецко-израильских отношениях в 90-е гг. XX в
11. Введение 2 Буддизм3 Даосизм4 Синтоизм 7 Джайнизм 9 Христианство 11 Ислам
12. Многомерная онтология предметов материальной культуры и ее применение в сложных технических системах
13. Тема- Стратегический анализ конкурентного поля Исполнитель- слушатель группы профессионал
14. Волоконно-оптичні сенсори контролю шкідливих хімічних компонентів
15. Реферат- Учение о тканях (гистология)
16. античный Временные рамки эпохи античности
17. предприятия будь то государственные смешанные или частные которые владеют или контролируют производство
18. Тема 1. Философия ее предмет и функции
19. О ловкости и ее развитии Николай Александрович Бернштейн О ловкости и ее развитии.
20. методична карта дисципліни робочий план