Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

Сайлест Жизнь в Серебряном дворце наполнена блеском

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2015-07-05


Глава 8.

Сайлест.

Жизнь в Серебряном дворце наполнена блеском. Все вокруг было покрыто начищенным серебром. И только серебром. Ни чем кроме серебра.

Империя Сайлест расположено в горах. С которых вниз стекают воды двух водопадов, их серебряные отблески можно увидеть с любой точке Антуина. Они дают начало двум рекам Антуина. Искристой и Неведомой. Реки поворачивают в разные стороны. Искристая в сторону Флоростана. Неведомая Лартаина.

Дворец в виде девяти конечной звезды стоит ровно посередине между двух гор. Одного луча нет, он  словно разрушен и выходит в сторону других королевств. Он олицетворяет разлетевшийся луч Падающей звезды.

Между лучами раскинуты сады и огороды. Поля, на которых выращивают хлопок, лен и другие растения для изготовления тканей, которыми славится Сайлест. И вверх поднимаются семь башен, и шпиль Серебряного дворца.

Когда восходит солнце, империя сверкает в его лучах. Но как кажется его жителям, не так сильно как Золотой дворец. И это вызывает зависть...

.***.

Юный кронпринц сидел на краю перил. Когда – нибудь он должен будет стать императором Сайлеста. Но это его совсем не радовало. Вся его дальнейшая жизнь была расписана по дням, а то и часам. Он уже устал жить по традициям. Делать все, чтобы ему завидовали черной завистью.

- Господин Потучпеколатан вы должны идти на урок, - сказал подошедший сзади слуга.

- Я ни кому, ни чего не должен. Я не хочу.

- Но господин Потучпеколатан…

- Уйди!

Слуга почтено поклонился и удалился из комнаты. Так было всегда, что бы ни происходило. Его слушались абсолютно все. Даже мать. Ведь они стояли ниже его по статусу. Только отец был выше. А значит, ему должен завидовать Потучпеколатан.

Хотя почему – то у него этого не получалось. Завидовать значить хотеть обладать. А он не хотел становиться императором. Не хотел править всеми этими людьми.

Они послушно исполняли все его капризы. Только потому, что ему удалось родиться в семье императора, да еще и первым.

***

Мышонок переоделся в костюм из серой ткани. А на его поясе были прикреплены пустые ножны. Голову украшала широкополая шляпа, с длинным голубым пером.

- Ну что ж пора и вашему слуге принять активное участие в спасении нашего мира. Давненько я не вынимал свой меч из ножен. А где он кстати? - он начал неловко оглядывать комнату, - А впрочем, давайте я сначала познакомлю вас с устройством Серебряной империи.

В ней все подчинено лестнице зависти. Она существует уже очень давно, практически с самого начала времен. В ней все завидуют всем. Человек за человеком. Статус за статусом. И даже тому, кто находится в самом низу, завидуют все остальные. Ведь если тебе ни кто не завидует, не лучший ли это повод для зависти. Вот тогда – то лестница превращается в ленту Мёбиуса.

Этот замкнутый круг невероятно трудно сломать. Но важно помнить, что однажды он уже был прерван, чтобы начать свое существование.

.***.

На следующий день принц вновь сидел на перилах. Ни кто не знал, зачем он сидит там. И все завидовали ему. Ведь он делал, то чего они не понимали.

А Потучпеколатан искал ее. Радужную дверь. Она была выкрашена во все известные ему цвета. Это было необычно в замке серебряных дверей.

Он видел ее только один раз. Когда проезжал мимо в паланкине. Но и этого хватило, чтобы она запала ему в сердце. Тогда он не спросил, где они были, а теперь это вызвало бы подозрение.   

Ему безумно хотелось оказаться внутри. Ведь здесь все было именно таким, каким должно быть. Чтобы каждая низшая ступень завидовала в нужной степени, должен существовать установленный порядок, и что важнее его нельзя было нарушать. Жизнь была прописана в Книге Зависти.

А эту дверь ни кто кроме него не замечал. И никто даже не подозревал о ней. Ведь она выходила за рамки Зависти.

И теперь ему нужно было ее найти. Но нигде. Абсолютно нигде, ее не было видно. Хотя окна его комнаты выходили только на одну сторону. С другой стороны была комната брата. Но он бы ни за что его не пустит к себе, ведь он завидует, что комната старшего выходит на противоположную сторону.

.***.

Потучпеколатан проснулся рано утром. Раньше всех остальных, чтобы незамеченным выскользнуть из дворца. Надев свой лучший костюм, и плащ с капюшоном.

Спускаясь вниз по лестнице, он прислушивался к окружающим звукам. Во дворце была звенящая тишина. Еще даже самые низкие слуги не проснулись.

Город тоже спал. Даже в этом существовал иерархия. Все должны просыпаться в определенное время и завидовать тому, кто еще спит. Именно поэтому его отсутствия ни кто не заметит. Пока не придет его очередь просыпаться. А это еще не скоро.

Он уже знал, где нужно искать дверь. Там где на нее ни кто не обратит внимание. За дверью последнего из завистников. Ведь если ты последний в лестнице зависти, то ни кто и не подумает, что за твоим жилищем, кто – то живет.

Идя по пустынным улицам, Потучпеколатан впервые думал, что этот город ему нравится. Наверное, только в это время, замок был свободен от зависти. Ведь это чувство может испытывать только человек.

Неожиданно Потучпеколатан почувствовал, что нужно бежать. Казалось, если он опоздает хоть на мгновение, то все пропало. Дверь испарится, как будто ее и не было.

Дома пролетали мимо, из некоторых уже выглядывали люди. Они провожали его удивленными взглядами.

Практически у самого дома последнего на лестнице зависти, он резко затормозил. Разноцветная дверь была там. Она пряталась за углом, выдавая себя цветным косяком.

Потучпеколатан кинулся бежать. Он уже давненько так не бегал. Да и, наверное, ни когда так не бегал. Ему просто не зачем было.

Осталось всего несколько шагов, и он сможет открыть ее. Но что прячется там...

***

- Хорошо, но ты должен отправиться сейчас. Они очень скоро поймут, что Лартаин не реален. А вы Мистер Мышь отправляетесь в Тетралан, - сказала Карина, с удивлением заметив, что он успел переодеться в серый костюм.

- Потучека пошлем в Голтенхаун, – спросил Бессон.

- Нет. Ты же знаешь, они слишком гордые, чтобы принять кого – то из нас, - ответила Карина.

- Тебя бы они послушали, - сказал Потучек.

- Возможно. Бессон будь внимателен. Ты же знаешь, серебряные люди очень завистливы. Не давай им лишнего повода.

- Но что я должен сказать? - спросил Бессон.

- Не знаю. Потучек ты ведь оттуда? Подскажи что – нибудь.

- Нужно сделать так, что бы они позавидовали тем, кто за Барьером.

- Точно. И даже не упоминай о Черной армии. Понял? Будьте осторожны.

Карина обняла каждого на прощание. Они снова и снова выходили за дверь, а она оставалась внутри. В доме она чувствовала себя в безопасности, но все же иногда ее сердце сжималось от страха.

.***.

Потучпеколатан взялся за ручку и повернул ее. Дверь открывалась наружу. Внутри его встретили четыре удивленных взгляда.

- Ну, наконец – то, я уж думал, ты опоздаешь, - сказал юноша в фиолетовой одежде, - интересно, что бы случилось тогда?

- Мир бы треснул, не более, - ответил старец, - ну что стоишь, проходи.

- Потучпеколатан, господин, вас ищут, - раздался сзади голос его вездесущего слуги.

Потучпеколатан обернулся. Сейчас он должен был принять решение. Если отступит назад, то вернется в предсказуемую жизнь. Он даже знает девочку, что станет его женой. Он знает имена своих детей. Но если шагнуть вперед, то сплошная неизвестность...

Неизвестность пленяла его больше. Поэтому он и шагнул. Захлопнув дверь перед самым носом слуги. И неожиданно почувствовал в груди странное давление.

- Приветствую тебя в нашем доме серебряный принц, - старец встал и приветственно развел руки.

- Откуда вы знаете, что я принц?

- А кто ж не знает, что ты принц. Я чародей Светлояр. Мой ученик Бессон. И домашний демон Таргитай. И где-то здесь прячется Лютяля. Мы ни как не можем ее найти.

- Я Потучпеколатан.

- Как? – удивлено, переспросил Бессон.

- А попроще тебя нельзя называть? – спросил Таргитай.

- Нет.

- Тогда я буду называть тебя просто П, - сказал Бессон.

- Меня зовут Потучпеколатан и точка, - горделиво произнес мальчик, выпятив грудь.

- Не в этом доме, - насмешливо отозвался Бессон.

- Кровь королей в тебе так и бурлит. Но запомни в этом доме, нет уважения, по праву рождения его нужно заслужить, – веско добавил старец.

***

Карина не долго, смогла усидеть в кресле. Беспокойство брало свое. Она встала и начала расхаживать по комнате.

- Да хватит уже! – раздался голос из очага.

- Таргитай! Наконец – то ты вернулся! Где ты был?

- Я летал к солнцу, - немного странно ответил Таргитай.

- Зачем?

- Они могут ее погасить. Мне нужно было ее увидеть.

- Мы не позволим солнцу погаснуть, - сказала Карина, присаживаясь возле очага.

- Они уже завоевали семь королевств. Осталось лишь три и те не смогут дать достойный отпор. Одни слишком горды, чтобы принять помощь. Вторые никогда не знали оружия, - отстранено произносил демон, девушке даже показалось, что его огонь немного погас.

- Оружие не обязательно для победы.

- А третьих зависть может завести не на ту сторону, - сказал Таргитай, словно не слыша ее.

- Мой отец говорил, что зависть толкает нас на достижение успеха. Если не съедает изнутри, - сказала Карина.

- Твой отец был мудрым человеком.

- Пока не окунулся в печаль. А кем был твой? Ну, или кем был твой создатель.

- Я уже и не помню. Единственное что всплывает в памяти это запах краски.

- Он рисовал?

- Не знаю. Возможно.

.***.

Князь Честерн предложил ей сопровождение, но Карина отказалась. Три дня проведенных в Лартаине, помогли ей восстановить силы.

Она подумала, что в одиночку будет проще попасть в город. Со своим синим плащом она и так как бельмо на глазу. Он будет слишком ярким в серебряном окружении. После рокового шага в пустоту, она приняла решение. Идти вперед.

Честерн был прав в одном, это были либо Серебряное, либо Золотое королевство. Вначале она решила посетить Сайлест. Он находился ближе.

.***.

По поверьям Сайлестов их народ родился из падающей звезды. Звезда была из чистейшего серебра, ее осколки разлетелись по всей империи.

Говорят эта звезда, позавидовала свету солнца и решила остаться на небе после рассвета. Но солнце было слишком ярким. Оно следовало по своему извечному пути и как обычно взошло на небе.

Звезда же не сумела удержаться, упала на землю. В сердце каждого Сайлеста есть маленький осколок. И они отравляют их завистью, разъедая изнутри. Не оставляя ни чего.

Но если его убрать, то внутри останется пустота…

.***.

Самое странное было в том, что здесь можно было ходить где угодно. Если ты, конечно же, считаешь, что можешь туда идти. Здесь все базировалось на Лестнице зависти. Если ты стоишь выше, то и можешь больше.

После захода солнца, нижний замок погрузился во тьму. Одев капюшон поглубже, она двинулась на верх. Ей на пути попадалось множество людей, но ни кто не решался преградить ей дорогу или даже спросить, куда она идет. Не понимая, к какой ступени, она относится со своим плащом.

Тронный зал был наполнен людьми. На полу была нарисована девяти конечная звезда, с одним обломанных лучом. Она с трудом пролезла на задворки, чтобы затеряться. После она хотела пойти за императором.

Но к ее удивлению ждать ей не пришлось. Император сам решил объявить, то, что ей нужно было. Или, по крайней мере, ей так показалось.

На нем был надет длинный серебряный плащ. Он был очень высоким и каким - то высохшим. Глаза его блестели нездоровым блеском. Он поднялся с трона, сделанного из витого серебра. Трон выглядел невесомым, но на самом деле был крепче стали. Украшен он был множеством маленьких разноцветных драгоценных камней.

- Сегодня! Я Император Айлус покажу вам главное сокровище Антуина. Это станет нашим будущим. Станет нашим величием.

Сердце Карины замерло. Неужели он. Это он послал королеву? По знаку императора в центр зала вывезли накрытую серебрено – белым покрывалом тележку.

Если она бросится вперед и схватит его. Возможно, получится убежать. Этот шанс она не упустит.

Сердце Карины застучало быстрее, в ушах вновь появилось тиканье. Тик- так. Тик – так. С каждым ударом сердце все сильнее. Еще один взмах рукой и покрывало взлетает вверх. Сердце Карины падает вниз… Это всего лишь кусок оплавленного серебра.

- Звезда! – возвещает торжественный голос императора, - Звезда рождающая! Мы, наконец, нашли ее. Теперь империя Сайлест станет великой.

Звезда будет найдена.

И это станет концом зависти.

Лестница будет прервана.

Ступени смогут двигаться.

Лишь род королей останется прежним.

- Если не падет от черноты, - шепотом добавила Карина и незамеченной вышла из зала.

Оставив восторженную толпу за спиной, она начала спускаться по лестнице размышляя о том, что осталось всего два короля. Ей казалось, что Тетраланы не при чем. Их больше волновали танцы и музыка, чем власть и могущество. Поэтому оставалось только Голтенхаун. С его десятью золотыми шпилями.

.***.

- А чашки кто за тобой мыть будет? – спросил Бессон, на следующее утро, после того как Потучек попал в дом.

- Я не умею, - растерянно сказал он.

- Это не сложно. Берешь тарелку, намыливаешь и смываешь. Смотри.

Бессон взял свою чашку и показал Потучеку, как это нужно делать. Тот наблюдал за ним очень внимательно. Ведь даже такое простое действие было для него в новинку.

- Неужели ты никогда этого не делал? – удивлено спросил Бессон.

- Раньше мне нужно было просто приказать.

- Здесь приказывать не кому.

Потучек прикусил нижнюю губу. Это первое от чего ему придется отказаться. Но он готов был пойти на эту жертву.

- Попробуй сам, - Бессон слегка отодвинулся от раковины.

- Не так уж сложно, - сказал Потучек через некоторое время. Но тут же уронил тарелку на пол, и она разлетелась в дребезги. Но не успел он расстроиться, как Бессон взмахнул рукой, восстанавливая ее.

- На самом деле и помыть их можно так же. Но Светлояр сказал, что тебе будет полезен ручной труд. Ты в порядке?

Потучек немного побледнел и прижал руку к груди.

- Да. Все в порядке.

.***.

Светлояр разрешил Потучеку стать его учеником. Но учение давалось ему с трудом.

- Не торопись, ты ошибаешься лишь потому, что спешишь.

- Да, но Бессон уже все умеет.

- Бессон - Интуит. Его никто (никто слитно) не обучал. Точнее ни кто не сломал его.

- Маги же пользуются перчатками, без них больно.

- Не больно. Это лишь в твоей голове. Магия не причиняет вред тому, кто ее не боится.

- Нужны камни, амулеты, мелки…

- Нет, не нужны. Магия - это ты. Твое сознание и ничего  другого. Все, что используют маги - это костыли. Магов загоняют в рамки и говорят, что их сила ограничена. Но на самом деле все зависит от твоей личности. Твоей уверенности в себе. Если ты заглянешь внутрь себя. Увидишь свою душу и сможешь слиться с ней сознанием, ты будешь способен на все.

- Но фонтан…

- Фонтаны магии - это лишь ограниченное количество магии. Точки, где собраны эфирные силы. Но самое большое хранилище внутри тебя. Осознай себя. Попытайся быть собой и тогда ты все увидишь.

Потучек поджал губы, закрыл глаза и попытался сосредоточиться. Но что – то опять пошло не так. Вместо того, что бы создать прозрачную сферу, он создал непонятное синее существо. Оно со странным звуком свалилось на пол.

- Интересно. И ты продолжаешь завидовать Бессону?

- Да.

- Еще древние говорили: «Завидуют не тому, что есть у других. Завидуют тому, что этого нет у тебя». Не смотря на то, что он выдающийся маг, магия Бессона ограничена на предметах. Он может их создавать. Оживлять и взаимодействовать, но не более. Ты же можешь выбрать любую форму магии. Ты об этом не думал?

- Нет.

- Ну, так подумай на досуге. И возможно мне лишь кажется, но ты способен преобразовывать уже имеющиеся заклятья. Ты в порядке?

- Да.

Потучек снова почувствовал неприятное ощущение в груди.

.***.

Потучек лежал на своей кровати и радостно улыбался. Вокруг него бегало множество разнообразных существ. Синяя жижа. Зеленое нечто. Оранжевый пузырь. Белый крылатик и еще множество других. Всех их он создал сам.

Да и заклятья со свитков получались все лучше и лучше. Иногда даже Бессон удивлялся. Это было приятно. Когда перестаешь смотреть на других, у тебя самого начинается получаться намного лучше.

Если бы не это странное ощущение в груди. Оно появлялось каждый раз, когда у него получалось что – то самостоятельно. Иногда прикасаясь к груди, он чувствовал что – то твердое. Но смотреть боялся.

.***.

- Сегодня мы попробуем Создание из ни чего, - этими словами Светлояр начал очередной урок.

- А разве так можно? – удивился Потучек.

- А ты попробуй. Если не попробуешь, то и не узнаешь, получится ли, - сказал Светлояр, загадочно смотря на Потучека.

- Что нужно делать? – с воодушевлением спросил Потучек, закатывая рукава.

- Подумать. Тебе нужно задуматься о том, что ты хочешь создать. Сконцентрируйся и это произойдет.

- Хорошо. Я попробую, - сказал Потучек немного не уверено.

- Нет, ты должен не попробовать, а сделать.

- Хорошо.

Потучек закрыл глаза и представил перед своим взором кольцо, которое было на пальце у отца. Он обещал, что когда Потучек вырастит, то получит его в наследство.

- Нет. Сейчас ты пытаешься материализовать то, что уже существует. Но ты должен создать из ни чего.

- Хорошо.

- Постарайся.

Потучек сосредоточился ни на чем и услышал странный звук. Словно что – то шлепнулось на стол. И продолжало шлепать.

- О! Как необычно.

- Что? – Потучек распахнул глаза.

- Тебе удалось, - сказал удивлено Светлояр.

- Но вы ведь говорили, что я смогу, - напряженно сказал Потучек.

- Запомни незнание не возможности лучший способ решения любой проблемы. Ты достигнешь большего, если не знаешь ограничений.

Потучек рассматривал необычную рыбу. Она беззвучно открывала рот и хлопала хвостом. Такой он ни когда не видел. В это время Светлояр создал аквариум.

- Но у нас же такие не водятся? – спросил Потучек.

- Да, у тебя получилось, ты создал из ни чего, - гордо произнес Светлояр.

- Ауч.

- Что случилось?

Потучек схватился за грудь и осел на стул. Светлояр приблизился к нему и распахнул рубашку. Из груди торчал небольшой серебряный отросток.

- Что это? – испугано, спросил Потучек.

- Осколок звезды. Значит, ваша легенда правдива, - задумчиво протянул Светлояр.

- Но почему он выходит? – испугано просил Потучек.

- Потому, что ты отказываешься от зависти. И она теряет над тобой власть. Ей больше не место в твоей душе.

- Но так больно.

- Конечно, больно. Больно становиться собой. А не следовать путями чужих жизней.

- Я хочу, что бы оно уже вышло, - сказал Потучек со слезами на глазах.

- Тогда послушай меня. Ты самый замечательный мальчик. И ты должен сам принимать решения. Ты станешь тем, кем сам захочешь. Ведь невозможно создать из ничего.

- Что? Но ведь вы сказали…

С каждым, словом старца камень понемногу выходил из груди, причиняя немыслимую боль. И в тот момент, когда боль стала практически непереносимой камень выпал. Светлояр подхватил его в полете и опустил в аквариум к рыбе.

- Пускай побудет здесь. Если ты вдруг решишь вернуть его на место.

.***.

Бессон вернулся поздно ночью. Но Потучек все еще не спал. Он сидел внизу и, не отрываясь следил за тем, как его рыбка плавает в аквариуме. Время от времени поглядывая на камень, который лежал на самом дне.

- Это что за гадость? – спросил Бессон, нагнувшись над его плечом.

- Звезда.

- Я такой ни когда не видел. А на дне что?

- Звезда.

- Да я понял, что твою рыбку зовут Звезда, а на дне то что?

- Осколок звезды.

- Аааа. А рыбку ты создал?

- Да.

- Ну, ни чего так. А что такой грустный?

Вместо ответа Потучек распахнул рубаху. Показывая дыру, оставшуюся от осколка.

- Чешется? - спросил Бессон.

- Немного. Но внутри, словно бескрайняя пустота. Мне так неприятно.

- Хм. Тогда я могу тебе помочь.

- Как?

- Если одна звезда ушла я подарю тебе другую.

Он начал рыться на полках. Приговаривая: «Да где же она». В самом дальнем углу он нашел, то, что искал.

- Вот она. Полуночная звезда. Я поймал ее на рассвете.

- Как ты мог поймать полуночную звезду на рассвете?

- Не придирайся к словам, лучше посмотри на это.

Он открыл руку и показал ему небольшой камень сверкающий всеми оттенками радуги.

- Какой красивый.

- И он твой.

- Но ведь это ты поймал ее.

- Да, но я не могу ею управлять. Он не из нашего мира. Ты же знаешь, что наши звезды нарисованы на небе. Я дарю ее тебе.

Бессон приложил камень к его груди. И звезда начала поворачиваться, проникая все глубже. Теперь все выглядело так, словно она всегда была там.

- Так лучше?

- Да. Спасибо, - сказал Потучек.

Бессон с удивлением заметил, что серые глаза, которые раньше отливали серебром, теперь переливались радужным многоцветием. Но увидев счастливую улыбку Потучека, решил не придавать этому значения.

***

Бессон чувствовал себя не уютно. Серебряный замок, сверкал каким - то странным потусторонним светом. Словно в нем скрывалась тьма. Его провели в малый тронный зал. Там его встретил император.

Новый император Сайлеста. Молодой мальчик лет двенадцати. На его голове была одета, корона с девятью лучами витая, с множеством драгоценных камней. Один из лучей был сломан. Но корона была ему великовата, от чего казалось, что это и есть его голова.

- Зачем ты явился? - спросил он надменным тоном.

- Я пришел, чтобы предупредить вас. Черное…

- Я знаю. Мы уже заключили союз.

- Заключили союз? Вы вряд ли понимаете…

- Я все прекрасно понимаю! Лестница рухнула, теперь все смешалось. Но в пророчестве говориться, что род королей сохранит себя. И единственный способ это сделать, заключить договор с сильнейшим союзником и покорить все остальные королевства.

- Этот путь ни куда не ведет.

- Золотое царство таким способом, стало величайшим, заключив союз с Капрелой...

- Оно пало. Зависть вас приведет туда же.

- Убирайся! – взвизгнул маленький император.

***

Бессон шел по коридорам Серебряного дворца. Он намеривался проявить всю свою красноречивость, привести сотни доводов. И все, конечно же, должно было закончиться хорошо. Так как это происходило во всех любимых им книгах. Но, к сожалению, в книгах все бывает так, как задумал автор, реальность же имеет другие формы.

Вот уже несколько недель он прибывал, в каком - то странном состоянии. Он делал вещи, на которые не решился бы ни когда. Шел туда, откуда в ужасе бежали люди. Применял заклятья, которые раньше не давались ему.

И во всем виновата она…

Карина. Ее глаза. Она смотрела на него, как на последнюю надежду. Опору, которая должна была устоять. Как он мог подвести ее.

Ведь она героиня его рассказа. Хотя он не был уверен, что чувство, которое он испытывал к ней это любовь…

Так сложно поверить в себя, пока вокруг тебя нет ни кого. Но стоит хотя бы одному человеку увидеть в тебе силу, надежность, решимость. И они множится в тебе, появляясь из неоткуда. Ради себя он вряд ли бы поступил так.

Его побег из Флоростана, окончательно убедил его, что он трус и навсегда им останется. Но ее глаза изменили все...

***

Неожиданно он запнулся обо что - то невидимое и чуть не свалился на пол. Невидимое же испугано вскрикнуло и голос показался Бессону очень знакомым.

- Потучек?

- Ага, - ответил мальчик проявляясь.

- Что ты здесь делаешь? – удивлено спросил Бессон.

- Хотел послушать, как все пройдет.

- Ты должен помогать Карине!

- Я знаю. И помогаю ей.

- Что ты имеешь в виду?

- Знаешь заклинание двойника?

- Ты умеешь создавать двойников? – удивленно спросил Бессон.

- Да.

- И кто из вас настоящий?

- Я не уверен. Очень трудно различить.

- Ты гений живой магии, - восхищено проговорил Бессон

- Значит, он отказал?

- Да. Похоже на этот раз Чернота решали действовать ложью.

- Защитное поле еще не рухнуло, - сказал Потучек, глядя в окно. Там между лучами звезды сверкало защитная пыль.  

- Может он одумается? Ты лучше знаешь своего брата.

- Он не передумает. С самого детства он мечтал о власти и безумно завидовал мне. Хотя не понимал, что быть главным это еще не все в жизни… Но могу ли я рассуждать так, ведь эта власть в любом случае перешла бы ко мне.

- Ты отказался от нее и от зависти, и ты имеешь представление, какого это не иметь их. Где ты был счастлив больше. Здесь или в доме?

- В доме… - нерешительно ответил Потучек.

- Значит, зависть отступила.

- Почему ты так думаешь?

- Если бы она еще имела силу над тобой. Ты бы выбрал Серебряную империя. Ты бы завидовал, что не здесь.

- Смотри.

Бессон перевел взгляд за окно. Там невидимое защитное поле, постепенно ослабевало, пропуская внутрь все больше Черноты.

- Мы должны что - то сделать, - сдавленно прошептал Потучек.

- Ты! Должен что - то сделать, - твердо сказал Бессон. - Иди к брату и убеди его не открывать защитное поле.

- Я…

- Иди ты император этой страны, а значит, несешь полную ответственность, - твердо сказал Бессон.

***

Потучек побежал по коридору. Он даже не стал заглядывать в тронный зал. Он точно знал, где сейчас его брат. Есть только одно место, откуда можно отключить поле. Комната за опочивальней императора.

Дверь, ведущая в комнату отца, была сделана из витого серебра. Он еще ни разу, не переступал ее порог. И сейчас едва решился коснуться ручку.

Здесь было не так, как он ожидал. Простая кровать под серым, однотонным пологом. Стол и два стула. И они даже не были витыми. Обычные. Совершенно обычные. Как и все вокруг. Здесь не чему было завидовать.

Чтобы прочно сидеть на вершине зависти, не обязательно владеть тем, чему можно безмерно завидовать, для этого нужно лишь создать внешнюю видимость. Чужие слова намного сильнее, того что мы видим своими глазами.

Пройдя мимо кровати, он слегка повернул одну из ножек ногой. И тут же в стене образовалась ниша. Замерев на мгновение, он решился зайти внутрь.

Там был только огромный серебряный стол с Сайлесткой звездой на круглой столешнице. Его младший брат стоял в самом центре и вращал руками, снимая печать Защиты. Они растворялись одна за другой. Оставалось всего три.

- Стой! - выкрикнул Потучек.

- Ты!!! - брат был в бешенстве, когда открыл глаза, - засем ты явился, когда все было уже у меня в руках, - он всегда начинал шепелявить, когда волновался.

- Не делай этого. Ты не понимаешь…

- Я все прекрасно понимаю. Проросество сбылось. Лестница рухнула. Нашего отса утащили на рассвете. Слуги низшие сслуги явились в его комнату и утасили его.

- Они…- Потучек испугался, но почему то ему не было жалко отца, нельзя жалеть того, кого ты практически не знал, - их можно понять. На протяжении столетий они вынуждены были рождаться и умирать в одном и том же статусе. Без надежды, что - то изменить…

- Что ты несешь. Лестница зависти, вот на чем держится наша Империя. Без нее…

- Ни чего не изменится. Остановись пока не поздно.

- Ты не сможешь помесать мне.

- Я наследный принц.

- Вот уж нет, корона у меня.

- Но старший я.

- А КОРОНА У МЕНЯ!!! Теперь тебе остается лишь завидовать.

- Тут не чему завидовать.

Младший брат смотрел на него глазами наполненными гневом. Но после они сменились каким - то странным спокойствием. Потучек слишком поздно понял, что задумал брат. Резко взмахнув руками, он обрушил одну из граней звезды. Где - то за пределами комнаты раздался страшный грохот. Выбежав в комнату отца, Потучек увидел, что Чернота хлынула в Сайлест.

- Потучек! - услышал он голос Бессон.

- Я здесь, - ответил он, выбегая из комнаты.

- Ты видел. Грань просто рухнула вниз. Что вы там делаете.

- Это все Потантинал. Он совсем с ума сошел.

- Нужно что - то делать. И быстро.

- Я знаю один способ, но ты должен мне помочь.

- Говори что делать?

- Ты же умеешь делать порталы перехода?

- Да.

- Создай один вон там, на площадке, - Потучек указал на площадку, на которую выходил император, когда начинались празднества.

- Но как туда попадут люди, это слишком высоко.

- Это уже моя забота.

- Ладно, - Бессон еще некоторое время смотрел на него нерешительно, но после кивнул головой и перенес себя на площадку, где тут же начал возводить арку Перехода.

Потучек же положил руки на серебряное покрытие стен и как можно сильнее сосредоточился. Серебро было здесь повсюду. Оно покрывало буквально каждый миллиметр Сайлеста. И оно должно было помочь ему спасти людей. Вначале он испугался, что у него не получится. Но после понял одну простую вещь. Он дома. В своем родной империи, а значит он здесь хозяин.

Первым делом он поднял серебряную пыль, чтобы преградить путь Черноте. Она недовольно отшатнулась, но после рванула вперед с утроенной силой. Но к тому времени на ее пути уже выросла огромная серебряная стена. Она тянулась до самого неба, но была не толще волоса. На ее строительство ушло лишь несколько мгновений.

Под серебром прятался очень красивый серый камень со множеством разводов. Вдоль внешней стены шел незаконченный резной рисунок, древние мастера врезали природный рисунок камня. И если бы у спасающихся жителей было хотя бы мгновение. Они бы залюбовались тончайшей работой древних мастеров.

После он начал строить серебряные дороги, которые вели к Порталу. Оставалось лишь надеяться, что жители поймут.

Дороги были самым сложным. Стена держала себя сама. А их нужно было строить так, что бы по ним могли пройти люди. Те не сразу, но поняли, что это путь к спасению.

Серебра не хватало. Оно закончилось в нескольких метрах от цели. Люди в ужасе взирали на искрившийся Портал. Они видели его, но добраться не могли.

На дорогах все смешалось. Все ступени стояли рядом. Даже не замечая этого. Хотя они и делали вид, что лестницы нет, но она продолжала существовать в их сердцах. Трудно сразу отказаться о того, что было с тобой всю жизнь. Но сейчас, перед лицом опасности такие мелочи не имели значение.

Потучек из последних сил удерживал дороги. Но, даже приложив все усилия, он не смог найти больше серебра для их продолжения.

Тогда он принял очень серьезное решение. Он начал забирать его из Стены. Сначала по не многу, но после того, как почувствовал, что дороги начали проседать под весом людей. Забрал сразу половину.

Чернота с другой стороны почувствовала, что Стена опускается, и рванулась вверх. Люди, что таились в ней, не могли ходить по отвесным стенам. Газ же мог проникнуть куда угодно.

***

Дороги коснулись площадки. Потучеку показалось, что это было глупой идеей создавать портал так высоко. Но это было лучшее, что пришло ему в голову. Так чернота не успеет нагнать убегавших. Теперь, когда люди один за другим исчезали в арке, он видел, что многие не успеют добежать. Газ плыл точно за ними.

Потучек чувствовал еще немного, и он коснется последних. Тогда он поднял вверх конец дороги, преграждая путь газу. Но это помогло ненадолго.

Газ был быстрее. Из последних сил  он обрушил стену вниз. Это дало небольшой перерыв, газ рассеялся, не успев затронуть людей. Но зато Черные люди сумели проникнуть в город, до того момента пока стена вновь поднялась вверх.

- Быстрее, прошу вас. Быстрее!

Потучек видел все, что происходило внутри себя. Он словно видел сквозь серебро. Нужно было еще немного. Еще немного серебра, чтобы построить вторую Стену.

- Звезда.

Он обернулся, но Потантинал стоящий в дверях, захлопнул их, отрезая ему возможность, коснуться самого большого куска серебра, что еще оставался. Потучек прикоснулся к груди.

- Осколки.

Он понял, что ему нужно было делать. Потучек потянулся к осколкам серебряной звезды, что прятались в груди каждого из Сайлеста.

Но они сидели слишком глубоко. Сейчас зависть, как ни когда была сильна. Каждый завидовал тому, кто стоял впереди. Потучеку удалось вынуть лишь несколько незначительных кусочков, что были в груди у детей. Но их было слишком мало.

Вынимая один из них. Он увидел, как маленькая девочка упала, почувствовав боль. Он чуть не задохнулся от страха, думая, что был виноват в ее гибели. Но кто - то очень вовремя подхватил ее на руки.

И он узнал в нем отца. Он выглядел уже не так величественно, как он помнил. Вся его одежда была разорвана, а тело избито. Но он очень твердо держал на руках девочку.

- Я все же воспитал тебя правильно, - произнес он и вынул из груди огромный кусок звезды.

Этого не хватило на сплошную стену, но все же он создал полупрозрачную сетку, что окутала людей Черноты.

Людей на дорогах становилось все меньше. Но они едва успевали. Темнота шла буквально по пятам. Когда последний человек, взобрался на площадь. Потучек понял, что пора уходить. Он обернулся на дверь…

Решая, стоит ли звать брата. Но понял, что это уже бесполезно, он, как ни кто другой был окутан завистью. И было уже поздно, что - то делать. Слова не помогут, а на остальное просто не хватит времени. Он не мог допустить, что бы его часть погрузилась во тьму. Если он, конечно же, является копией.

Проведя рукой по серебру в последний раз, заставил дороги рухнуть вниз, увлекая за собой тьму. Он увидел в черноте людей. Они побоялись выйти из домов, не понимаю, что происходит. Когда рухнула лестница, они потеряли себя, смысл жизни. Потучек замер, но черна пыль уже проникала в людей. Они поднимались со своих мест и присоединялись к Черной толпе. Потерянные люди слабы перед чужим влиянием.

***

Потучек бросился к порталу. У самой арки он обернулся. Ожидая, что брат последует за ним. Но он не появился. А темнота начала подползать со всех сторон. Он зашел в портал и Бессон начал закрывать его.

Но Потучек внезапно понял, что забыл о чародеях. Они были заперты в треугольных башнях вокруг дворца. И выйти оттуда не могли из-за заклинания младшего принца. Он заметил, как двое чародеев вступили в битву с Черными людьми. Но тут же проиграли ее.

***

Как только портал перестал действовать. На крышу выбежал мальчик в серебряном плаще и короне, что была ему велика. Вместо того, что бы строить свой портал. Он поднял руки вверх и начал взывать к Черноте. На крышу вышли две темные фигуры.

- Где король, - спросил один из них, странным бесцветным голосом.

- Я император Сайлеста.

- Настоящий король! - сказал второй.

- Все равно и этот сойдет, - сказал первый.

И схватил Потантинала за шею. Мальчик начал задыхаться. Но не от того, что его душили. А из - за вязкой, черной жидкости, что поднималась у него по горлу. Последнее, что он увидел, были черные глаза...

***

- Не рассказывай Карине, - сказал Потучек, как только вышел из портала.

- Что?

- Не рассказывай Карине о том, что произошло.

- Но ты спас свое королевство.

- Если бы я не ушел, то возможно ни чего бы и не произошло.

- Если бы ты не ушел, то поступил бы так же как брат. Только войдя в ту дверь, ты смог по - настоящему измениться.

- Мы потеряли чародеев.

- Почему?

- Они были в башнях. Когда я растаю, он вспомнит все… - неожиданно голос Потучек изменился.

- Хорошо, - Бессон не совсем понял последнюю фразу.

Но вместо объяснений Потучек неожиданно начал раздуваться и со смешным хлопом распался на множество серебряных пылинок.

- Заклятье двойников. Что еще умеет этот мальчик…

Сказал Бессон, направившись к двери.

***

Карина и Потучек сидели за столом и пролистывали свитки.

- Ты уверен, что никогда не видел такого заклятья?

- Нет. Светлояр говорил, что отсюда нельзя выйти раньше срока, - сказал Потучек и неожиданно прикоснулся к груди.

- Если мы ни чего не найдем, то и выходить будет не куда, - сказала Карина ни чего не заметив.

И тут из – за двери появился Бессон. Только взглянув ему в глаза, она поняла, что новости плохие.

- Что?

- Они уже под властью черноты. Мы… - начал было Бессон, но посмотрел на Потучека и продолжил, - Я спас кого смог. Сайлест пал.

- Осталось всего два, - Карина не стала слушать его дальше.

- Хрустальный мост рухнул. Маги пленены, - добавил Таргитай бесцветным голосом.

И тут же, из огня выпрыгнул мышонок.

- Мистер Мышь, ну у вас - то хоть хорошие новости.

- Да, - ответил он, после того отряхнулся, - король Тетралана согласился покинуть свои земли. Как и его народ.

- Хвала солнцу, - сказала Карина.

- Но прежде они дадут последний спектакль, - добавил Мистер Мышь.

- Нашли время, - сказал, раздраженно Бессон.

- В этом их суть, - устало сказала Карина.




1. Повышение уровня самостоятельности у учащихся подросткового возраста на уроках технологии
2. Задание В5 демо2014 В равнобедренном треугольнике АВС с основанием АС боковая сторона АВ равна 14 а
3. Роль СМИ в жизни общества
4. МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ДЛЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ по дисциплине Экстремальная и военная медицина для с
5. Тема- Програмування СОМ порту в MS DOS Мета- Навчитися основним засадам програмування периферійних пристрої
6. МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ПРОХОЖДЕНИЮ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ПРАКТИКИ ПМ 02 Предоставление усл
7. Об утверждении Рекомендаций по организации работы службы охраны труда в организации
8. сыих состав.Рк тда
9. Общая характеристика направления подготовки дипломированного специалиста ~~Машиностроительные техно
10. Таинство венчани
11. Ночь переселения Пророка из Мекки в Медину является 27 ночью месяца Сафара
12. Старение и продолжительность жизни человека
13. варианты ответов на него
14. 1Предметы и задания курса; 2Понятия о рациональном русском языке и литературном русском языке; 3Основные
15. Детская школа искусств им
16. ВАРИАНТ 5 Инструкция к вопросам 01 ~ За вопросом или незаконченным утверждением приведенными ниже следу
17. Селянські податки на Україні в ХІХ поч ХХ століття
18. Організувати проведення заходів щодо знезараження навколишнього середовища в осередку.
19. Жан Кальвин и некоторые проблемы швейцарской Реформации
20. олеонафтов Он состоялся благодаря подвижнической деятельности Виктора Рагозина предпринимателя технол