Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

В Красильщиков Что происходит со странами Латинской Америки в процессе глобальных переходов к постиндус

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-06-20

ПОСТИНДУСТРИАЛЬНЫЙ МИР: ЦЕНТР, ПЕРИФЕРИЯ, РОССИЯ

ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ МИРЕ @ 1999 г. В. Красильщиков

Что происходит со странами Латинской Америки в процессе глобальных переходов к постиндустриальной эпохе? Как отреагировали эти страны на то, что в центре мировой экономики уровень жизни, производство товаров и услуг все больше зависят от накопленных научных знаний, образования населения и потоков информации? Не может ли опыт латиноамериканских стран быть поучительным и полезным для России, перед которой стоит задача дать ответ на вызов постиндустриализации и найти свое место в меняющемся мире? Попытка ответить на эти вопросы предпринимается в предлагаемой статье. Основное внимание уделено наиболее развитым странам Латинской Америки - Бразилии, Аргентине, Мексике и Чили. При этом рассматриваются главным образом социально-экономические аспекты их действительности. Социокультурные и политические проблемы затрагиваются в меньшей степени, хотя и не игнорируются полностью, поскольку играют большую роль в процессе становления постиндустриального мира.

"СЛАБОЕ ЗВЕНО" МИРОВОГО ИНДУСТРИАЛИЗМА?

Не секрет, что в России до сих пор распространено пренебрежительное представление о латиноамериканском капитализме, сложившееся еще в советские времена. Конечно, по многим параметрам он уступает обществам с рыночной экономикой в Западной Европе и Северной Америке. Тем не менее, этот капитализм сумел провести индустриализацию, наладить выпуск конкурентоспособных промышленных товаров и воспринять некоторые научно-технологические достижения. Тогда как в США индустриальное производство с 1955 по 1975 г. увеличивалось в среднем на 2.8% в год, а в странах Западной Европы - на 4.8%, в Латинской Америке его среднегодовой прирост составлял 6.9%. В Бразилии же и вовсе наблюдались рекордные темпы промышленного развития: с 1950 по 1978 г. индустриальное производство увеличивалось в среднем на 8.5% . К середине 70-х

КРАСИЛЬЩИКОВ Виктор Александрович, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН.

* cm.: Fajnzylber, F. La industrializaci6n trunca de America Latina. Mexico, 1983, pp. 150-151.

годов Латинская Америка в целом стала индустриальным, урбанизированным континентом с современными отраслями промышленности (машиностроение и металлообработка, химическая, нефтехимическая, автомобильная и электротехническая промышленность). Но именно достижения Латинской Америки в области индустриализации во многом обусловили глубокий социально-экономический кризис 80-х годов.

Форсированная индустриализация в Латинской Америке - это импортозамещающая индустриализация, проводившаяся при активном участии государства. Оно создавало сеть государственных предприятий и целые отрасли промышленности (энергетика, добыча и переработка нефти, транспорт, машиностроение), ограждало внутренний рынок от конкуренции иностранных товаров с помощью протекционистских мер, регулировало трудовые отношения, вводило социальное страхование, развивало массовое образование. Правда, при этом оставались практически нетронутыми архаичная структура аграрного производства и общественные отношения в деревне (латифундии и масса безземельных крестьян-батраков), поставлявшей дешевую рабочую силу в города. Индустрия в Латинской Америке развивалась главным образом экстенсивным путем - за счет вовлечения новых сырьевых и трудовых ресурсов, а производительность труда и капитала возрастали значительно более низкими темпами,

чем объемы производства^.

Правда, в конце 60-х годов Бразилия при врен-ном режиме, а в 70-80-е годы и некоторые другие страны континента попытались повысить эффективность экономики и освоить некоторые направления высокотехнологичного производства. В частности, в Бразилии быстро увеличивалось число научных институтов и центров, которые занимались технологическими разработками и готовили кадры специалистов. Частным фирмам предоставлялись налоговые льготы, субсидии и кредиты с целью стимулировать инновации. Благодаря политике государства удалось создать основы аэрокосмической индустрии и ядерную

^ cm. Solimano, A: Dirigismo estatal, reformas de mercado у сге-cimieilto econ6mico: La experiencia de America Latina ("'Pen-samiento iberoamericano", Madrid, 1996, № 29, pp. 193-194, 206-209).

26

ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ МИРЕ

27

энергетику, наладить выпуск электронно-вычислительной техники.

Так, первый в Бразилии компьютер, выпущенный филиалом "ИБМ", был установлен в 1960 г. в Католическом университете Рио-де-Жанейро. В 1970 г. в стране насчитывалось 506 компьюте-

•1

ров, а через 5 лет их было уже 3843. Весьма показательно, что в 1979 г., всего через три года после появления первого персонального компьютера "Эппл" Джобса и Возняка в США, бразильские ученые-инженеры Э. Френьи и И. Манастерски из университета штата Сан-Паулу создали первую бразильскую "персоналку". В начале 80-х годов по темпам внедрения электронной техники и информатизации Бразилия не уступала многим развитым странам Западной Европы, сосредоточив у себя более половины парка компьютеров всей Латинской Америки. В 1984 г., перед самым уходом военных с политической сцены, принят закон об информатике, призванный способствовать переходу страны к информационной стадии развития.

Тем не менее, несмотря на достижения в области науки и новых технологий, ни Бразилия, ни другие страны Латинской Америки так и не смогли переступить барьер предыдущего этапа НТР. Там не произошла "революция управляющих", не была проведена массовая рационализация труда и промышленного производства. Мало помогали модернизации производства и предоставляемые государством налоговые льготы. Основная масса фирм и предприятий не спешила осваивать новые технологии, которые использовались главным образом лишь крупными государственными компаниями и ТНК. Причина такого положения заключалась в элитарном характере бразильской модернизации. Правящие круги страны ориентировались главным образом на рост потребления верхних слоев населения, что не способствовало ликвидации массовой бедности. По существу, в Бразилии, как и в других странах континента, на практике осуществлялась технократическая идея о том, что научно-технические успехи экономики зависят в первую очередь от масштабов развития науки, технологических разработок и подготовки специалистов. Дешевая же рабочая сила имелась в избытке, и часто было выгоднее нанимать ее, чем внедрять научно-технические достижения.

Между тем с конца 60-х годов страны Латинской Америки увеличивают заимствования капиталов на рынках развитых стран - в основном под ожидаемые успехи продолжавшейся импортозамещающей индустриализации. Возрастает и приток прямых иностранных инвестиций. Ряд государств континента, прежде всего Бразилия,

возводят сотрудничество с ТНК в ранг государственной политики. Но в середине 70-х годов из-за резкого подорожания нефтепродуктов у стран Латинской Америки - за исключением экспортирующих нефть Мексики и Венесуэлы - ухудшается платежный и торговый баланс. Они пытаются решить проблему, увеличивая экспорт. Чтобы расширить производство экспортных товаров и продолжить замещение импорта продукцией собственного производства, прибегают к новым заимствованиям. Но на деле это приводит к тому, что уже в начале 80-х годов Латинская Америка попадает под двойной удар, непосредственно связанный с информатизацией и микроэлектронной революцией.

Во-первых, микроэлектронная революция способствовала в развитых странах Запада и в Японии внедрению энерго- и ресурсосберегаю-щих технологий, что уменьшило издержки производства многих товаров, снизило цены. Например, средние издержки производства 1 фунта меди в США с 1982 по 1989 г. сократились с 85 до

50 центов^. В 80-е годы экспорт из стран Латинской Америки увеличился в натуральном выражении на 60%, а в денежном - из-за снижения цен -

лишь на 24%^. Кроме того, примерно в то же время заявили о себе на мировых рынках азиатские "тигры". Перед Латинской Америкой открылась перспектива потерять конкурентоспособность по тем товарам, которые она ранее сумела продвинуть на мировые рынки - от сырья и полуфабрикатов до продукции химической промышленности и машиностроения.

Во-вторых, на мировых финансовых рынках произошло резкое "подорожание денег". Увеличились процентные ставки в США, а потом и в других развитых странах. Свободные, прежде всего "горячие" капиталы стали утекать из Латинской Америки, а по кредитам нужно было платить повышенные проценты. Таким образом из-за падения конкурентоспособности и "подорожания денег" на мировых рынках капиталов Латинская Америка в начале 80-х годов, точнее в 1982 г., вступила в кризис внешней задолженности. Увеличение экспорта перекрывалось величиной процентов, которые нужно было выплачивать по старым и новым долгам. Выплата процентов усугубляла дефицит бюджета, который, переплетаясь со структурными диспропорциями экономики, инерцией популизма и неэффективностью государства, породил жестокую инфляцию 80-х годов. При этом общей тенденцией экономики стало падение ВВП на душу населения, а в некоторых странах - и в абсолютном объеме.

^ cm. Piragibe, С. Inddstria da Informatica: Desenvolvimento Brasileiro e Mundial. Rio de Janeiro, 1985, p. 109-111.

^ Benavente, J.M. Commodity Exports and Latin American Development ("CEPAL Review", Santiago, 1991, № 45, p. 54, n. 9). ^ Фоссати, Ф. Тормоз экономического развития ("Латинская Америка", 1998, № 6, с. 33).

МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ № 9 1999

КРАСИЛЬЩИКОВ

Недаром 80-е годы в социально-экономическом отношении названы "потерянным десятилетием" для Латинской Америки. Потерянным оно оказалось и для сферы научных исследований и технологических разработок.

В Бразилии в условиях кризиса нарушилось согласие между различными группировками элиты по поводу стратегии развития страны. Это отразилось на судьбе электронной промышленности и информатизации. Политические деятели и чиновники, связанные с филиалами ТНК, предприниматели, получавшие товары или комплектующие электронной техники по импорту, противодействовали развитию информатики и микроэлектроники. Не обошлось и без давления со стороны Соединенных Штатов, обеспокоенных ростом южного конкурента на рынке электронной техники и программного обеспечения. В 1985 г. США решили провести расследование, не осуществляет ли Бразилия демпинг на их рынке ЭВМ и программного продукта, не следует ли принять "меры" в отношении ее товаров. Это вызвало беспокойство бразильских экспортеров апельсинового сока, попытавшихся заставить правительство пойти на уступки Соединенным Штатам на рынке компьютеров. В результате в 1987 г. конгресс Бразилии, принимая законопроект о программном обеспечении, фактически облегчил США доступ на свой рынок программ. При этом начала снижаться и конкурентоспособность бразильских ЭВМ и программного обеспечения, усилилась конкуренция со стороны производителей электронной техники из Восточной Азии. Фактически к концу 80-х годов государственная политика страны в области информатики была свернута.

Еще печальнее судьба электронной промышленности и информатики в Аргентине. Экономическая политика военной хунты, совершившей переворот в марте 1976 г., привела к либерализации финансов и устранила барьеры перед импортом. Одновременно в стране быстро ухудшалось качество человеческого капитала. При диктатуре доля заработной платы в ВВП упала с 45% в 1974 г.

до 28% в 1989 г.^ В таких условиях технический прогресс и инновации были сведены к минимуму. С 1974 по 1983 г. производство компонентов электронной техники упало на 91%, а количество инженеров в электронной промышленности с 1978

по 1983 г. сократилось на 49%^. К 1983 г., когда военные были вынуждены оставить власть, единственным крупным производителем электроники оставалась "ИБМ архентина", фактически рабо-

^Cholvis, F. Estabilidad monetaria, equidad social у desarroHo ("Realidad economica", Buenos Aires, 1992, № 108, p. 30).

" Nochteff, HJ. A Sectoral Approach to Changing Technological Behaviour: Weaknesses of Argentina's Electronics and Informatics Policy ("Politics of Technology in Latin America". Ed. by M.I. Bastos and Ch. Cooper. L-N.Y., 1995, p. 164).

тавшая вместе с небольшими субподрядчиками на материнскую компанию в США в рамках внутрифирменных поставок. Созданная в 1984 г. Национальная комиссия по информатике, которой надлежало выработать политику по развитию электроники и информатики и содействовать их внедрению, фактически не справилась с возложенными на нее задачами. Не хватало необходимых ресурсов для НИОКР и подходящих кадров специалистов. Крупные аргентинские фирмы не считали нужным использовать достижения электроники и информатики, что ограничивало спрос на ЭВМ и на внутреннем рынке. Что касается других, менее развитых стран континента, то там в 80-е годы положение в области науки и новых технологий было еще печальнее.

Отчаянные попытки стабилизировать экономику и подавить разрушительную инфляцию, предпринимавшиеся правительствами латиноамериканских стран, невольно отодвигали в сторону какие-либо планы развития в соответствии с императивами постиндустриализации. Латинская Америка не поспевала на поезд, уходящий в будущее, и одновременно переживала самораспад индустриальных структур, сопротивлявшихся новациям. Поскольку стабилизационные программы не затрагивали систему государственного патернализма и утративший эффективность госсектор промышленности, они давали лишь краткосрочный эффект. После некоторого улучшения ситуации происходил срыв, начинался новый виток дестабилизации.

Правда, в 80-е годы консолидировалось гражданское общество. Почти во всех странах континента началась политическая демократизация. Эти процессы представляли собой реакцию на неспособность авторитарных режимов, особенно в странах Южного конуса, решить основные социально-экономические проблемы. Они также явились (прежде всего в Чили и Аргентине) результатом протеста против репрессий и подавления свобод, вызывавших ненависть к диктатурам. И хотя политическая демократизация сама по себе не позволила Латинской Америке справиться с кризисом, она открыла путь к решению проблем континента. Другое дело, каким.оказалось это решение.

НЕОЛИБЕРАЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ

Чтобы преодолеть социально-экономический кризис, нужно было устранить его главную причину - латиноамериканский этатизм и политику импортозамещающей индустриализации. Непосредственной реакцией части элит на этот кризис явился переход к неолиберализму.

Первыми странами в Латинской Америке, где начала осуществляться неолиберальная социально-экономическая политика, стали Чили и Уруг-

МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ №9 1999

ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ МИРЕ

29

вай после переворотов 1973 г. За ними последовала Аргентина после переворота 1976 г., хотя там неолиберализм распространялся в основном на сферу торговли и финансов. В конце 80-х-начале 90-х годов практически везде в Латинской Америке, хотя и с разной скоростью, начался переход к неолиберальной экономической политике. Интересно, что осуществлять неолиберальный курс в Аргентине взялось руководство Хустисиалист-ской (перонистской) партии, ранее проводившей популистскую политику и старавшейся ограничить действие рыночных механизмов. Подобную метаморфозу пережили и некоторые другие популистские партии и деятели, например, боливийский президент Виктор Пас Эстенсоро или Институционально-революционная партия в Мексике.

Распространение неолиберализма на континенте нужно рассматривать в контексте перемен, происшедших на рубеже 70^80-х годов в развитых странах Запада и в Японии. Их пример создал видимость того, что неолиберальные принципы эффективнее этатистских. На первый взгляд это подтверждалось и успешным опытом Чили во второй половине 80-х годов. Возникло вполне понятное желание распространить неолиберализм на всю Латинскую Америку в надежде на скорый успех.

Однако существовали ли в Латинской Америке те же социальные условия, которые породили "рыночный ренессанс" и преобладание неолиберализма в развитых странах Запада в 80-е годы? На наш взгляд, усиление рыночных начал было связано в первую очередь с колоссальным накоплением человеческого капитала - освоением научных знаний, ценностей культуры и профессиональных навыков - в предшествующий период во многом благодаря кейнсианской экономике и государству благосостояния. Оно позволило многим людям, в том числе и наемным работникам, стать самостоятельными предпринимателями, продвинуться вверх по социальной лестнице. Этим же был обусловлен и бурный рост небольших, но мобильных фирм в высокотехнологичных отраслях экономики, не нуждавшихся в государственной опеке и заинтересованных в "экономике предложения" и снижении налогов.

Неолиберализму созвучно и бурное развитие кредитно-финансовой сферы, которое опирается на достижения информатизации. Хозяева невидимых денег, участники трансакционных сделок, как никто другой, нуждаются в свободных рынках, безграничном расширении поля приложения спекулятивных капиталов. Экономический неолиберализм для них - новая религия и "руководство к действию".

В странах Латинской Америки, особенно наиболее развитых - Бразилии, Мексике, Аргентине, Чили - были и есть социальные силы, способ-

ные активно играть на мировых финансовых рынках, осуществлять инновации и эффективные инвестиции. Однако широкой социальной базы для экономического неолиберализма в конце 80-х и в 90-е годы в общем не было. Неолиберальные преобразования там явились следствием сложившихся обстоятельств - кризиса этатизма и внешней задолженности. В середине 1989 г. при активном участии США и МВФ был принят "план Брейди" (министр финансов США) с целью добиться финансовой стабилизации на континенте и решить проблему долгов. В соответствии с планом краткосрочные долговые обязательства латиноамериканских стран были переведены в долгосрочные. Кроме того, предлагалось обменять долговые обязательства на акции государственных предприятий, которые, следовательно, подлежали приватизации. Так, по существу, был дан толчок неолиберальным реформам в Латинской Америке.

В социально-психологическом плане началу этих реформ способствовали стремление общества избавиться от изматывающей инфляции, а также кризис этатизма, развеявший надежды многих людей на чью-либо помощь и заставивший их рассчитывать только на свои силы. Своеобразный вклад в распространение индивидуалистических идей, прежде всего в странах Южного конуса, внесли военные авторитарные режимы. Провозглашая своей целью модернизацию общества на манер развитых стран, они стимулировали рост потребления верхнего среднего класса, его приобщение к высоким стандартам потребления, что невольно формировало соответствующие притязания и среди бедных слоев.

Неолиберальные реформы в Латинской Америке включали в себя: 1) приватизацию большинства госпредприятий, 2) финансовую стабилизацию и дисциплину, 3) налоговую реформу, 4) реформу банков и установление положительной ставки процента (то есть более высокой, чем темп инфляции), 5) либерализацию финансовых рынков, отказ от регулирования рынков капитала и рабочей силы, 6) либерализацию внутренней и внешней торговли, 7) устранение препятствий для иностранных капиталовложений, 8) законодательную защиту прав собственности, 9) структурную перестройку экономики в соответствии с новым международным разделением труда, сложившимся в 80-90-е годы. Причем приватизация госсектора экономики и разрушение системы этатизма - будь то устранение протекционистских барьеров или резкое сокращение государственных льгот и дотаций частным предприятиям -

стали ключевым моментом реформ^.

Подробнее о приватизации в странах Латинской Америки см.: Белов, Д.В. Латинская Америка: Перестройка эконо-

мики и государство. М 1996, с. 24-45. МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ   9   1999

КРАСИЛЬЩИКОВ

История латиноамериканской приватизации начинается в Чили, где передача государственных предприятий в частные руки началась вскоре после переворота 1973 г. Однако никакой спешки в этом деле не наблюдалось. Приватизации предшествовало преобразование того или иного государственного предприятия в акционерное общество, а сама она нередко растягивалась на несколько лет и осуществлялась путем продажи акций на торгах. Во время экономического кризиса 1981-1983 гг. правительство вновь национализировало ряд частных предприятий и банков, оказавшихся на грани банкротства. Фактически это был способ передать их впоследствии более умелым хозяевам.

Гражданское правительство, сменившее хунту Пиночета, внесло некоторые изменения в политику приватизации, решив передавать в частный сектор только мелкие и средние госпредприятия, а также небольшие пакеты акций крупных компаний. Тем не менее, за последние годы в частные руки перешли авиакомпания "ЛАН-Чиле", часть акций электроэнергетических и транспортных компаний, национального радио.

В Мексике приватизация тоже растянулась на годы, начавшись еще в 1982 г. при президенте Мигеле де ла Мадриде с мелких и средних предприятий легкой, деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной, пищевой промышленности. Позже она охватила предприятия машиностроения и нефтехимии, добычу и переработку минерального сырья. Только в 1989 г. правительство приступило к полной приватизации крупных предприятий в промышленности и сфере услуг, кредитных учреждений и страховых компаний, части транспортной сети. Причем до сих пор в государственном секторе сохраняется ряд прибыльных предприятий, включая нефтедобывающую компанию "Пемекс".

В Бразилии приватизация началась в конце 80-х годов. Темпы ее ускорились с начала 90-х при президенте Фернанду Коллоре. После его отставки по обвинению в коррупции президент Итом^р Франку ужесточил финансовый контроль над передачей госпредприятий частным хозяевам, стимулируя в то же время распыление акций среди возможно большего числа собственников. Одновременно иностранные инвесторы получили право приобретать 100% акций приватизируемых компаний. При нынешнем президенте, Фернанду Энрике Кардозу, отменена государственная монополия на добычу и переработку нефти, центральное газоснабжение, телекоммуникации и каботажные перевозки. Частным инвесторам разрешено приобретать предприятия по распределению электроэнергии и финансовые компании. Характерно, что первоочередной приватизации подлежали убыточные и малоэффективные госпредприятия

и только потом приватизация распространилась на компании, работавшие с прибылью.

Поистине ударными ("чубайсовскими") темпами проводилась приватизация в Аргентине. В 1990 г. были предоставлены концессии на деятельность в сфере транспорта и нефтедобычи, проданы первые пакеты акций компаний "ЭНТЕЛ" (телефонная связь) и "Аэролинеас архентинас". В 1992 г. проданы сталелитейные предприятия, компании по электро- и водоснабжению, компания по добыче газа ("Гас дель эстадо"), железные дороги и даже метрополитен в Буэнос-Айресе. В 1994 г. завершилась приватизация нефтяной промышленности, большинства электростанций и энергосетей. Со временем частных хозяев обрели даже почтовая служба, зоопарки и кладбища, многие аэропорты, монетный двор и атомные электростанции. Резервы для дальнейшей приватизации сохранились только в провинциях, где намечено передать частным владельцам местные банки, системы водо- и электроснабжения.

Первоначально ни в одной из тех стран, о которых идет речь (за исключением Чили), правительства не разрабатывали заранее способы и механизмы приватизации. Неудивительно, что первое время она сопровождалась злоупотреблениями, особенно в Аргентине и Мексике, вызывая скандалы и критику властей. Однако наибольший эффект достигался не в результате "обвальной" приватизации, такой, как в Аргентине, а вследствие тщательной и длительной (2-3 года) подготовки предприятия к торгам. Такая подготовка состояла в изменении организационной структуры компании, предварительном преобразовании ее в акционерное общество, разработке планов реконструкции, маркетинговых исследованиях по продукции предприятия, смене управляющих и т.д.

Приватизация в Латинской Америке неразрывно связана с подавлением инфляции и сокращением бюджетного дефицита. Расходы бюджета сокращались благодаря реорганизации госаппарата и уменьшения числа чиновников, ликвидации льгот и дотаций государственным и многим частным предприятиям, реструктуризации внешней задолженности, в том числе путем продажи акций внешним кредиторам. Увеличение доходов было достигнуто за счет продажи госпредприятий в частные руки и повышения сбора налогов. Во всех странах проведены налоговые реформы, ужесточен контроль за уплатой налогов. В то же время число налогов, как и само налоговое бремя, уменьшилось.

Меры по оздоровлению финансов и налоговые реформы сопровождались реформами банковской системы, в частности преобразованиями центральных банков. Так, в Аргентине и Бразилии центральные банки обеспечивают стабиль-

МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ отношения № 9 1999

ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ МИРЕ

31

Таблица 1. Темпы прироста ВВП в ряде стран Латинской Америки (% к предыдущему году, в постоянных ценах 1990 г.)

Страна

1991 г.

1992 г.

1993 г.

1994 г.

1995 г.

1996 г.

1997 г.

1998 г.

Аргентина Бразилия Мексика Чили

10.5 4.2 7.3

10.3 -0.9 .3.6 10.7

6.3 4.6 2.0 6.6

8.5 6.1 4.5 4.2

-4.6 4.1 -6.2 8.5

4.3 2.9 5.1 7.2

8.4 3.1 7.1 7.6

4.0 0.5 . 4.8 3.4

Рассчитано за 1991-1996 гг. (по Бразилии за 1991-1995 гг.) по: "International Financial Statistics", IMF, 1997, September, pp. 104, 172, 206, 484; Источники (1996-1998 гг.): Instituto Brasileiro de Geografia e Estatistica (IBGE) - http://www.ibge.br/informacoes/estat-main.htm; Ministerio de Econornfa у Obras у Servicios Publicos. Indicadores Macroecon6micos Seleccionados - http://www.mecon.ar/in-forme/informe27.actividad.htm: Banco de Mexico у Secretaria de Hacienda у Credito Publico. Principales Indicadores Econ6micos -http://www.quicklink.com/mexico/tablasec/tabpri99.htm; Banco Central de Chile. Indicadores Economicos - http://www.bcentral/cl/indica-dores/PIB/pib.htm.

ность национальных валют, песо и реала, активами и золотовалютными резервами. Это позволяет поддерживать конвертируемость национальных валют по отношению к доллару. В частности в Аргентине 1 песо равняется 1 доллару США уже на протяжении 8 лет. В Бразилии курс реала оставался стабильным до второй половины 1997 г., когда из-за финансового кризиса и массового бегства "горячих капиталов" из страны его курс постепенно снизился. Это, однако, не привело к серьезному усилению инфляции. В целом финансовая система Бразилии остается стабильной, а про бразильские финансовые кризисы 1997-1998 гг. можно сказать: "Нам бы в России такие кризисы".

Каковы же результаты неолиберальных реформ в странах Латинской Америки? После "потерянного десятилетия" начался рост ВВП и промышленного производства, в 90-е годы увеличиваются доходы на душу населения, в том числе и у самых бедных слоев общества, увеличился объем внешней торговли. Инфляция, бушевавшая на континенте с небольшими перерывами в течение десятилетий, сведена к минимальной величине. После оттока капиталов в 80-е годы вновь пошли иностранные инвестиции, прямые и портфельные. По темпам экономического роста на протяжении 90-х годов развитые страны Латинской Америки (см. таблицу 1) лишь немного уступали Китаю, Индии и новым индустриальным странам Восточной и Юго-Восточной Азии (до финансового кризиса 1997 г.).

Вместе с тем следует отметить, что в 90-е годы в Латинской Америке не было ни одного успеш-,ного государственного переворота (исключение -Гаити и бескровный разгон коррумпированного парламента в Перу президентом Альберте Фухи-мори). Смена власти в странах континента происходила через демократические выборы. Даже скандальная отставка Фернанду Коллора в Бразилии осуществлена в рамках законности. Традиционно сильная в Латинской Америке власть президентов уравновешена прерогативами судебной

и законодательной властей. Повышается роль исполнительных и законодательных органов власти на уровне штатов (Мексика, Бразилия) и провинций (Аргентина). Весьма многозначительным событием в жизни Мексики и всего континента стало избрание на пост алькальда (мэра) Мехико представителя левоцентристской Партии демократической революции Куаутемока Карденаса, сына мексиканского президента времен популиз-ма Лазаре Карденаса. Тем самым была нарушена многолетняя монополия на власть Институционально-революционной партии и подорваны устои авторитарного режима гражданской бюрократии, причем в самом сердце страны.

Однако за очевидными достижениями политической демократизации и экономических реформ в Латинской Америке за последние годы стоят новые проблемы, ждущие своего решения.

В результате неолиберальной модернизации в экономике произошли далеко не самые прогрессивные структурные изменения. Причем это относится даже к такой сравнительно благополучной стране, как Чили. В отличие от стран Восточной и Юго-Восточной Азии, которые провели "модернизацию на опережение" и освоили наукоемкие (пусть и заимствованные) технологии в массовом производстве. Латинская Америка в основном модернизировала старые технологические уклады и традиционные для своей экономики отрасли, хотя и использовала при этом достижения микроэлектроники и информатики. В частности это наблюдалось в Бразилии, накопившей мощный научно-технологический потенциал. Одна часть бразильских корпораций под давлением международной конкуренции повернулась лицом к технологическим разработкам (например, компания "Пердигао", занятая переработкой продуктов питания, выпуском и монтажом холодильного оборудования, выпуском мельниц и т.д.). Но другая часть фирм предпочла узкую внутриотраслевую специализацию, выбирая ниши на внешних рынках с продукцией, производство которой опи-

МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ № 9 1999

32

КРАСИЛЬЩИКОВ

Таблица 2. Внешний долг крупных стран Латинской Америки (млрд. долл.)

Страна

1991 г.

1998 г.'

Аргентина^ Бразилия Мексика Чили Латинская Америка и страны Карибского бассейна в целом

58.4 123.8 117.0 17.3 452.4

118.2 225.5 158.0 30.7 697.8

^Предварительные данные.

Без краткосрочной задолженности частного сектора. Источник: "CEPAL. Balance Preliminar de la economia de America Latina у el Caribe", Diciembre de 1998. Anexo estadfsti-co. Cuadro A-15: Deuda extema total desembolsada (ht-tp://www.cepal.org/espanol/Publicaciones/bal98/anexoest.pdf).

рается на давно известные технологии, экстенсивное использование ресурсов и дешевой рабочей силы, пренебрежительное отношение к окружающей среде. В результате бразильский капитал уступил свои позиции в отраслях средних и высоких технологий (телекоммуникации, производство измерительных приборов, телеметрической аппаратуры и компонентов для электронной техники, машиностроение) иностранным компаниям, а в экспорте, несмотря на усилия правительства, снизилась доля промышленных товаров глубокой степени переработки. Одно из немногих исключений составляют самолеты для местных и средних линий, поставляемые в США и Канаду.

В Аргентине и Мексике, как и в Чили, очень быстро развивались телекоммуникации и банковско-финансовая деятельность. В эти отрасли в первую очередь направлялись иностранные инвестиции. Так, в Аргентине за 1997 г. в телекоммуникации была вложена почти 1/5 всех иностранных инвестиций, полученных страной. В то же время быстро развивались отрасли, характерные для индустриальной эпохи: автомобильная промышленность, добыча и переработка нефти и газа, нефтехимия и пищевая промышленность. Причем экономический рост и в Аргентине, и в Бразилии в 90-е годы носил капиталоемкий характер. Так, с 1991 по 1996 г. внутренние инвестиции в основной капитал возросли в Аргентине на 120% (при росте ВВП на 40% и производительности труда ~ на 55%)^. Такие пропорции, оправданные в периоды восстановления после глубоких спадов и кризисов, через 8 лет после стабилизации абсолютно не соответствуют тенденциям постиндустриализации - повышению роли сложной рабочей силы и информации) научного знания в производстве. Скорее они свидетельствуют о том, что неолиберальные преобразования не привели к

росту эффективности .аргентинской экономики -даже несмотря на то, что 65% всей продукции индустрии страны конкурентоспособны на мировом

рынке ^. Ведь эта конкурентоспособность, за небольшим исключением (автомобили, продукция химической промышленности), относится к продукции отраслей старых технологических укладов.

Примитивизация экспорта и увеличение импорта привели к тому, что у ряда стран Латинской Америки, в том числе Бразилии и Аргентины, сложилось отрицательное сальдо внешней торговли, причем на две эти страны в 1997 г. пришлось более 80% всего внешнеторгового дефицита континента^. Увеличивается и его внешний долг (см. таблицу 2).

У крупных стран Латинской Америки - Ар-' гентины, Бразилии, Мексики - увеличивается и отношение объема внешнего долга к ВВП. По-прежнему, как и в 80-е годы, выплата процентов по долгам требует и дополнительных бюджетных расходов, и новых заимствований, отвлекая ресурсы от нужд развития.

В потоке зарубежных инвестиций в Латинскую Америку велика доля (около 50%) портфельных вложений - "горячих денег", которые не спешат создавать новые рабочие места и развивать новые технологии, зато могут уйти за границу при малейших признаках неблагополучия. С этой проблемой в 1994 г. столкнулась Мексика, где отток спекулятивных капиталов опустошил валютные резервы страны и привел к финансовому кризису с последующей девальвацией песо почти на 70% и экономическим спадом в 1995 г. В том же году пережила спад производства и Аргентина (на 4.6% ВВП). В Бразилии попытки правительства Кардозу стимулировать иностранные капиталовложения с помощью высокой ставки процента также привели к наплыву не столько прямых инвестиций (хотя и они составляют немалую величину), сколько спекулятивных капиталов. В то же время длительное удержание высокой ставки процента в Бразилии, несмотря на ее некоторое снижение в конце 1996 г., сдерживало экономический рост и усугубляло безработицу. Это вызывало недовольство со стороны и предпринимателей, и профсоюзов, ставило под угрозу согласие в обществе по поводу реформ. Тем не менее, угроза финансового кризиса в октябре-ноябре 1997 г. заставила Центральный банк страны вновь повысить ставку до 43% и лишь к середине 1998 г. она вернулась к уровню 20-21%. Однако в конце 1998 г. Бразилия вновь подверглась атаке финансовых спекулянтов, но международное фи-

^ "La industria nacional у su proceso de transformaci6n"-"Notas de la econornfa real", 1997, № 2 (http://www.mecon.ar/cep/no-tas/notas2J.

^ "La inversion extranjera en Argentina''-lbid., 1998, № 6 (http://

www.mecon.ar/cep/notas/notas6).

^Рассчитано no: "CEPAL. Balance preliminar de la econornfa de America Latina у el Caribe", Diciembre de 1997 (http: //www.ce-pal.org/espanol/Publicaciones/bal97/cuadros/apendice.hlm).

МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ № 9  1999

ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ МИРЕ

33

нансовое сообщество решило выделить ей помощь в размере 41 млрд. долл.

Вместе с тем следует иметь в виду, что финансовая стабильность зависит не только от внешних инвесторов-спекулянтов, но и от экономического поведения предпринимательской элиты стран континента. Многие предприниматели в Латинской Америке предпочитают иметь дело с "горячими деньгами" и по-прежнему недооценивают значение технологических новаций, рационального менеджмента и организации производства, стратегических решений в конкурентной борьбе на рынках. У большой части латиноамериканской бизнес-элиты стремление подражать примеру развитых стран в основном ограничивается сферой досуга и потребления. "Общественное мнение, выраженное потребителями, хотело Майами, а не Силиконовую долину", - с иронией заметил один исследователь по поводу настроений, сложившихся в Бразилии под влиянием североамериканских стандартов потребления в 90-е

годы^. По мнению некоторых аргентинских экономистов, к моменту завершения финансовой стабилизации и начала экономического роста в их стране не было социальных субъектов, заинтересованных придать этому росту долговременный, устойчивый характер.

Пренебрежительное отношение многих бизнесменов к стратегии развития и научно-техническим разработкам тесно связано с социальными аспектами неолиберальных преобразований в странах Латинской Америки.

СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ И ПОИСКИ АЛЬТЕРНАТИВ НЕОЛИБЕРАЛЬНОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Одним из прямых последствий неолиберальных реформ в Латинской Америке стало заметное обогащение в 90-е годы верхушки общества, которое достигалось в основном благодаря приватизации и удачному включению в мировые финансовые потоки. Правда, в отличие от России и СНГ, практика Латинской Америки не знает массовых "назначений миллиардерами". Там обогащались главным образом группы, которые и раньше были богатыми. Иногда, например, в Мексике, государство сознательно поощряло концентрацию богатства в руках элиты, тем самым фактически избавляя ее от тяжких дум об эффективности производства и технологических новациях.

С другой стороны, рост доходов самых бедных слоев населения во многих странах континента, особенно в Аргентине и Мексике, отставал от роста доходов богатых, а в самое последнее время и

^Erber, F.S. The Political Economy of Technology Development: The Case of the Brazilian Informatics Policy ("Politics of Technology in Latin America", p. 221).

вовсе сменился их падением. В Аргентине плоды реформ достались в основном населению наиболее развитых провинций и их центров - Буэнос-Айреса, Кордобы, Розарио, Мендосы и Мар-дель-Платы, где проживает около половины населения страны. Но и там они распределяются крайне неравномерно. Примерно треть населения фактически выключена из процесса развития. При этом усугубилась не только социальная, но и межрегиональная дифференциация. В Бразилии и Чили, где число бедных в последние годы снизилось, оно все равно, по разным оценкам, составляет соответственно от 35 до 45 и не менее 28% населения. А с бедностью прямо связано низкое качество рабочей силы. Множество людей готовы работать за низкую зарплату; следствие - незаинтересованность предпринимателей внедрять новые технологии и повышать культуру производства.

С проблемой бедности в Латинской Америке сопряжена проблема образования, в частности такая, как колоссальный разрыв между качеством элитарного, университетского образования и массового образования в начальной и средней школе. Последнее, как правило, не дает шансов получить хорошо оплачиваемую профессию и, следовательно, вырваться из тисков бедности. Кроме того, многие дети из бедных семей вообще не могут окончить школу, так как вынуждены идти работать. Естественно, на их долю выпадает плохо оплачиваемая работа либо занятость в "неформальном секторе" экономики. Соответственно они и их дети в дальнейшем также обречены на бедность - возникает порочный круг "бедность - неграмотность - бедность",

Единственным прибежищем для множества людей в странах континента стал "неформальный сектор". Он создает большую долю всех новых рабочих мест в Латинской Америке, компенсируя сокращение занятости в формальном секторе.

Между тем, рост "неформального сектора" -прямой результат ослабления государства и эрозии гражданского общества. Расширение теневой экономики сопровождается снижением эффективности управления, распространелием коррупции и преступности. Из-за того, что государство "уходит из экономики", оно не становится эффективнее, хотя в некоторых странах (Бразилия, Чили) кое-какие положительные изменения в этом отношении и произошли. Но одновременно не укрепляется и гражданское общество. Растут настроения пассивности и апатии, ослабевает влияние профсоюзов, которым все больше приходится считаться и с сегментацией рынка труда, и с высокой безработицей. Наконец, размывается средний класс: вследствие приватизации и реконструкции многих предприятий безработными стали высококвалифицированные рабочие и специалисты, а сокращение государственных расходов

МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ № 9 1999

КРАСИЛЬЩИКОВ

подорвало положение служащих, учителей и преподавателей университетов.

Отступление гражданского общества в Латинской Америке оставляет открытым вопрос: насколько прочна в странах континента либеральная политическая демократия. Пока неолибералам в Аргентине, Перу, Мексике даже удалось пройти через повторные президентские выборы -в основном благодаря тому, что они обуздали инфляцию. Но, видимо, не случайно некоторые страны (Мексика, Колумбия) сотрясаются актами насилия на почве политического противоборства, а часть населения тоскует по "твердой руке". Правда, пока ее сторонники не выходят за рамки законности. Сейчас в Латинской Америке не видно заметных фигур и группировок, готовых создавать хунты и организовывать перевороты. Но никто не может поручиться, что такие фигуры не появятся в будущем. Углубление социальной дифференциации в сочетании с эрозией и понижением статуса средних слоев может способствовать появлению массовых неопопулистских

движений. А неопопулизм, в свою очередь, может вызвать резкую реакцию справа. Исторических прецедентов для такого поворота множество.

Следует отметить, что сегодня в Латинской Америке, в отличие от СНГ и многих регионов бывшего Третьего мира, почти нет крупных социальных движений и этнических групп, которые бы выступали против модернизации с позиций со-циокультурного и тем более религиозного фунда-ментализма. Социальный протест направлен не против модернизации вообще, а против исключения широких групп из процессов модернизации, против элитарности и ограниченности неолиберальной модернизации. Именно такой характер носят выступления индейцев в мексиканских штатах Чьяпас и Герреро, заставившие правительство страны вступить с ними в переговоры.

Очевидно, перспективы демократии, как и модернизации в целом, на континенте будут зависеть от того, удастся ли решить наиболее острые социальные проблемы, найти альтернативу неолиберальному проекту постиндустриализации по сценариям МВФ.

Сегодня поиск альтернатив неолиберализму ведется в плоскости не противопоставления эта-тизма и рыночных механизмов, а их рационального сочетания друг с другом, развития гражданского общества и его инициатив. Такова, в частности, позиция Экономической комиссии ООН по Латинской Америке и Карибскому бассейну.

На практике одной из альтернатив неолиберальному курсу являются развитие внутреннего рынка и экономическая интеграция стран Латин-

ской Америки. В частности весьма успешно в 90-е годы развивался Южный рынок-Меркосур, объединяющий Бразилию, Аргентину, Уругвай и Парагвай. Начав в 1991 г. с введения свободной торговли между странами-участницами, это объединение с 1 января 1995 г. перешло к таможенному союзу, установив единый внешний таможенный тариф по 85% товаров. В 90-е годы торговля между странами Меркосур, а также с Чили развивалась быстрее, чем торговля входящих в него стран с США и ЕС. Это позволило диверсифицировать внешнеэкономические связи латиноамериканских стран и придать большую устойчивость их экономике. Увеличиваются и потоки взаимных инвестиций внутри интеграционного объединения, хотя их объемы еще заметно уступают капиталовложениям в страны Южного конуса из США и Европейского союза.

Вместе с тем в Латинской Америке есть понимание того, что в сегодняшнем мире успешное развитие зависит от социальных факторов и освоения новых технологий. Развитие науки и образования, наукоемкого производства, особенно в таких крупных странах, как Аргентина или Бразилия, не только вопрос престижа и самоутверждения в мире. В постиндустриальную эпоху оно становится жизненной необходимостью, поскольку от него зависит, сможет ли страна включиться в процессы глобализации, будет ли она субъектом или пассивным объектом международных отношений.

В последние годы страны Латинской Америки стали уделять больше внимания науке и технологическим разработкам. После заметного сокращения в начале 90-х годов стали расти расходы на научные исследования, хотя пока они в большинстве стран континента весьма далеки от рубежа в 1% ВВП, который позволяет рассчитывать на технологическую независимость. Ближе всех к этому показателю стоят Чили и Бразилия.

В Чили на исследования и разработки в 1996 г. затрачено 0.66% ВВП, в 2000 г. этот показатель должен составить 1.09%. При этом в расходах на исследования и разработки быстро увеличивается доля предприятий. В 1981 г. она составляла всего 0.2% всех расходов на НИОКР, в 1992 г.-9.9 и в 1996 г.-

20%^. Такие расходы частного бизнеса на науку и технологии - своеобразный рекорд на континенте.

В Бразилии сосредоточена половина всех научных исследований и технологических разработок Латинской Америки. Это единственная страна континента, которая может позволить себе вести исследования почти во всех областях знания, как фундаментальных, так и прикладных. Доля расходов на научные исследования и технологи-

^ cm. Calderon, F. La question de l'autre et la modemile aux temps du cholera ("Penser ie sujet: Autour d'Alain Touraine".

^ "Comision Nacional de Investigacidn Cientffica у Tecnologica (CONICYT)" Santiago de Chile (http://www.conicyt.cl/siste-ma/indicadores/PAG-HTML/tl-16.html).

Colloque de Cerisy. P., 1995, p. 502). МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ  № 9   1999

ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ МИРЕ

35

ческие разработки составляет примерно такую же величину, как и в Чили, - 0.7% ВВП. Но при этом лишь 10% расходов приходится на долю предприятий, главным образом гигантов, которые либо находятся под государственным контролем, либо держат крупные пакеты а^ций в руках государства: "Петробраз", "Электробраз", "Теле-браз" и "Вале ду Риу-Досе". Согласно правительственному плану на 1996-1999 гг., утвержденному конгрессом, предлагается довести расходы на НИОКР к 2000 г. до 1.5% ВВП. Пока, однако, бразильское правительство не смогло добиться, чтобы частный сектор с готовностью увеличивал расходы на научные исследования и новые технологии, а финансовый кризис вынудил правительство отказаться от некоторых перспективных планов. Даже в тех случаях, когда, казалось бы, эффект от внедрения технологических новаций очевиден, бразильский частный бизнес проявляет чрезмерную медлительность.

Конечно, не все частные фирмы в Латинской Америке обладают достаточными средствами, чтобы финансировать внедрение технологических разработок. И все же главное препятствие для них, как и в 60-70-е годы, - бедность огромной массы населения, дефицит человеческого капитала.

Нельзя сказать, что в Латинской Америке ничего не делается для устранения бедности и уменьшения безработицы. Однако во многих случаях борьба с бедностью не связана с задачей развития, а направлена прежде всего на смягчение социальной напряженности, угрожающей стабильности общества. Между тем она оказывается более или менее успешной тогда, когда предполагает устранение самих ее причин. Именно поэтому можно считать относительно успешным выполнение программы борьбы с бедностью "Солидарное общество" в Бразилии (1995 г.). Число бедных в стране, особенно в крупных городах, сократилось примерно на треть, несмотря на расту-, щую безработицу. Основные усилия властей были направлены на то, чтобы разорвать порочный круг "бедность - необразованность". С этой целью правительство Кардозу стремится поднять уровень образования, в первую очередь - начального и среднего. Одновременно в стране проводится реформа системы образования, призванная охватить школьной сетью всех детей соответствующего возраста и устранить множество ненужных бюрократических структур, выросших на ниве просвещения в годы этатизма. Главным действующим лицом и в начальной школе, и в университете, по замыслам инициаторов реформы, должен стать преподаватель, а не чиновник. Примечательно, что выбор образования в качестве одного из приоритетов поддерживается широкими слоями общества, в том числе немалой частью бразильской элиты. Как показали социологические исследования среди элитных групп

общества, почти 30% предпринимателей и 25% высокопоставленных чиновников выдвинули на 1-е место задачу повысить образование населения

среди других целей государственной политики^.

В Чили борьба с бедностью также рассматривается правительством в неразрывном единстве с развитием образования. В стране действует Национальный совет по преодолению бедности, куда входят представители предпринимательских кругов и профсоюзов, ученые, деятели церкви и различных фондов. Образование, особенно школьное, является одним из важнейших направлений деятельности Совета. Следует подчеркнуть, что успехи, достигнутые Чили, особенно заметны на фоне других стран Латинской Америки. Ресурсы, выделяемые на образование только за счет бюджета, выросли в 1995 г. на 12%, в 1996 г. - на 16%, что превысило темпы инфляции в стране (соответственно 7.3 и 6.6% в год). Среди правящих кругов и бизнес-элиты крепнет понимание того, что нельзя бесконечно долго использовать свои сравнительные преимущества в выращивании цветов, переработке фруктов и химического сырья, а необходимо включаться в международное разделение труда на современной технологической основе. Для этого требуется соответствующее качество человеческого капитала.

Таким образом, опыт Чили, как и опыт Бразилии, показывает, что трудные проблемы, связанные с глобальными переходами к постиндустриальному миру, поддаются решению, если есть понимание сути происходящих процессов и политическая воля общества.

*   *.   *

Очевидно, что Латинская Америка только лишь подошла к порогу постиндустриальных преобразований, в ходе которых ей предстоит преодолеть немало препятствий. Назревающий отказ от неолиберальных моделей развития может привести к восстановлению, хотя бы частичному, этатистских структур. Но будут ли они эффективными в условиях, когда социально-экономическая ситуация все больше зависит от развития интеллекта нации, ее творческого потенциала? Или Латинской Америке суждено в самом ближайшем будущем пережить еще одну волну кризисов и потрясений, связанных с болезненным переходом к новым, пока неизвестным моделям развития? Вероятйо, ждать ответа на эти вопросы осталось совсем недолго.

^ Scares de Lima, МЛ., Cheibuh, Z.B. Cultura Polilica e Dimensoes da Democrada: Opinioes e Valores da Elite Brasileira ("0 Desafio da Democracia na America Latina; Repensando as Rela^oes Esia-do/Sociedade". Eli Diniz (org.). Rio de Janeiro, 1996, p. 225).

^Discurso de S.E. el Presidente de la Republica, Dr. Eduardo Frei Ruiz-Tagle, en el inicio de la legislatura ordinaria del Congreso Nacional Valparaiso, 21 de mayo de 1997 (http://www.presiden-cia.cl/discursos).


1. УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ПО ДИСЦИПЛИНЕ «ГИГИЕНА» ДЛЯ СТУДЕНТОВ ЛЕЧЕБНОГО ФАКУЛЬТЕТА
2. реферат дисертації на здобуття наукового ступеня кандидата філософських наук Л
3. Тема 10 Економічні потреби та інтереси головна рушійна сила соціальноекономічного прогресу План
4. Патентная экспертиза и экспертные системы.html
5. часть поверхности земли в том числе почвенный слой границы которой описаны и удостоверены в установленном
6. Возрастная физиология изучает особенности жизнедеятельности организма в разные периоды онтогенеза- функци
7. Лекция 1 ЭТИКА И МОРАЛЬ- ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ 1
8. Ультразвуковые методы исследований
9. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ФИЛИАЛ КАФЕДРА общегуманитарных дисциплин
10. право в действии
11. Тема 6 Захист права споживачів на належну якість та безпеку товарів
12. главный человек по передаче с которым связываться по ней если ведут несколько Понедельн
13. Норвегия Объединение страны
14. Size imge Credit- hns s vi flickr Rights Informtion ISNS In ugust federl officils sent letter to Yle University formlly criticizing its sfety prctices in connection to the ccidentl deth
15. Тема- С помощью выбранной системы управления базами данных Ж-Д вокзал разрабатывается автоматизированная
16. В Цюрихе П Б встретил меня с распростертыми объятиями и я провел 2 дня в очень задушевной беседе
17. СУБЪЕКТЫ КОММЕРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Вопросы семинара N 1- 1 -Предмет коммерческого права
18. Глава государства встретился с представителями средств массовой информации и ответил на ряд актуальных
19.  Ваенныя дзеянні на тэрыторыі Гродзеншчыны ў час Вялікай Айчыннай вайны
20. лабораторная работа 1 Структурный анализ плоских механизмов с высшими кинематическими парами 1 Стр