Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

Эстетическая функция в лингвистике 1

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-30

Поможем написать учебную работу

Если у вас возникли сложности с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой - мы готовы помочь.

Предоплата всего

от 25%

Подписываем

договор

Выберите тип работы:

Скидка 25% при заказе до 24.1.2022

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1.Эстетическая функция в лингвистике

 1.1 Общая характеристика понятия эстетической функции в языке

1.2 Область применения эстетической функции языка

1.3 Применение эстетической функции языка в художественных произведениях

1.4     Языковая игра и метафора как элементы эстетической функции языка

Глава 2. Эстетика в произведениях и дифференциальная психология.

Заключение:

Список литературы:

Введение

Стиль языка - это его разновидность, которая обслуживает какую-либо сторону общественной жизни: обыденное общение; официально-деловые отношения; агитационно-массовую деятельность; науку; словесно-художественное творчество. В каждой из этих сфер общественной жизни используется своя разновидность литературного языка, или стиль литературного языка, а также присущие им языковые средства. В данной будет рассмотрены  эстетические функции языка и их специфика. Эстетические функции пронизывают все стили языка, наиболее ярко проявляется в художественном. Художественный стиль, в лингвистике отмечается его специфичность, что и определяет актуальность моей работы.

Целью данной работы является определение эстетических функций языка и их.

В связи с поставленной целью, возникает необходимость в решении ряда задач:
- рассмотреть общее понятие эстетических функций в ленгвистике;
-  выявить отличительные признаки языка в его эстетической функции ;

- определение задач эстетической функции языка и выделение средств эстетического стиля изложения;

- проанализировать различные теоретические подходы по данной проблематике в науке. 

В данной работе был применен метод анализа литературных источников, различных подходов по выдвинутой проблематике. А также анализ эстетических функций языка с точки зрения применения в психологии.

Объект исследования – эстетическая функция языка.

Предметом исследования в данной работе выдвигается рассмотрения языка в его эстетической функции в соотношении его специфических особенностей в конструкте психологических и психолингвистических особенностей проявления.

Так же целью исследования выступает выявление способов практического применения эстетической функции языка в сфере психология.

Глава 1.Эстетическая функция в лингвистике

 

1.1 Общая характеристика понятия эстетической функции в языке

Прежде всего, следует дать определения понятию «эстетическая функция языка» для дальнейшего исследования. Одни ученые (например, А.И.Ефимов, А.И.Горшков) связывают эстетику языковых средств с отражением в языке прекрасного. Согласно другому подходу, эстетическими следует считать те функции, которые способны вызывать у читателя или слушателя чувство удовольствия (Н.В.Черемисина). По концепции Г.О.Винокура, Л.А.Новикова, В.П.Ковалева, эстетика языковых знаков обусловлена различными преобразованиями в их семантике. Достаточно распространенной можно считать ту точку зрения, в соответствии с которой эстетические свойства языковой единицы основываются на ее образно-ассоциативных возможностях (Г.О. Винокур, Д.Н. Шмелев, Л.А. Новиков, Л.И. Донецких, Г.С. Бояринцева, В.П. Ковалев).

В работах ряда ученых (Б.А. Ларин, Л.И. Донецких, Г.С. Бояринцева) выделяются такие эстетические свойства языковых элементов, как их новизна, неожиданность. Представители Пражской лингвистической школы (Р.О.Якобсон и др.) обращают внимание на то, что эстетическая функция языковых знаков обусловлена «установкой на выражение», то есть сосредоточение, направленность внимания на сообщение ради него самого, а не ради референта, контакта или адресата [1].

Эстетическая функция характеризуется направленностью на само сообщение. «Главное, что отличает эстетическую (поэтическую) функцию языка — это направленность формы словесного выражения не только на передачу того или иного содержания, но и на самоё себя, на собственное совершенство, которое позволяет в самом языке ощущать прекрасное… Эстетическая функция языка требует работы над словом с целью открыть читателю и слушателю прекрасное в самом слове» [2].

 С помощью всех выше перечисленных определений можно обозначить важные аспекты эстетической функции языка:

·             эстетическая функция предполагает богатство и выразительность речи, ее соответствие эстетическим вкусам образованной части общества.

·             она превращает текст или речь в произведение искусства ( с помощью метафор, эпитетов, сравнений и других выразительных средств). Выразительность речи или текста может также достигаться разными фонетическими, морфологическими, словообразовательными, лексическими способами.

·             говорящие начинают замечать сам текст, его звуковую и словесную фактуру. Отдельное слово, оборот, фраза начинает нравиться или не нравиться, восхищать своей ладностью, точностью, глубокой осмысленностью, красотой;

·             речь начинает восприниматься (именно сама речь, а не то, о чем сообщается) как прекрасное или безобразное, т.е. как эстетический объект;

·             сближаются далекие по значению слова;

·             формируется и развивается многозначность слова;

·          расширяется мир эстетических отношений человека;

·          открываются новые выразительные возможности в языке.

Эстетическими функциями обладают те языковые единицы, которые способны оказывать эстетическое воздействие на человека как адресата речи, то есть причастны к формированию чувственно-ценностного отношения человека к миру. Сущность эстетических функций языковых средств состоит в том, что они способны вызывать в человеке положительные эмоции (радость, удивление, восторг и т.п.), детерминировать если и не всегда чувство удовольствия, то, по крайней мере, чувство некоей одухотворенности, обусловленное такими качествами этих единиц, как новизна, образность, пластичность, способность адекватно воплощать творческие интенции говорящего или пишущего.

Эстетическая функция языка обычно связана с такой организацией текста, которая в чем-то обновляет, преобразует привычное словоупотребление и тем самым нарушает автоматизм повседневной речи (разговорной, деловой, газетной). Преобразование может затрагивать:

·             лексическую и грамматическую семантику (метафора, метонимия и другие виды переносного употребления слов и форм);

·             обновленной может быть синтаксическая структура высказываний и сверхфразовых единств(фигуры экспрессивного синтаксиса);

·             преобразуется звуковая организация речи (явления ритма, рифмы, аллитерации, звукописи);

·             речевой автоматизм разрушается также неожиданным и вместе с тем художественно оправданным выбором слов: таких слов, которые не «лежат на поверхности» речевого сознания и поэтому минимально предсказуемы [1].

1.2 Область применения эстетической функции языка

Эстетическая функция языка, характеризующаяся развитой системой метафоричности, семантической многоплановости, исторически восходит к мифологии. «Миф был тесно связан со словом, поэтому мифологическая практика способствовала развитию и расширению образности слова. Язык в его эстетической функции рождает новые и новые поэтические образы, которые вряд ли возникли бы в практическом языке без мифологической практики и поэтических традиций» [1].

Эстетическая функция языка заметнее всего в художественных текстах, однако, область ее проявлений шире. Эстетическое отношение к языку возможно в разговорной речи, дружеских письмах, в публицистической, ораторской, научно-популярной речи — в той мере, в какой для говорящих речь перестает быть только формой, только оболочкой содержания, но получает самостоятельную эстетическую ценность.

Как считал Якобсон, поэтическая функция присутствует и в современной рекламе, в средневековых законодательствах, в санскритских научных трактатах, написанных в стихах. Якобсон говорил, что поэтическая функция присуща речи любого человеческого существа с раннего детства и играет ведущую роль в построении диалога.

Якобсон считал, что каждый речевой акт в некотором смысле стилизует и преображает описываемое им событие. То, каким образом он делает это, определяется его намерением, эмоциональным содержанием и аудиторией, которой он адресован, предварительной «цензурой», которую он проходит, набором готовых образцов, к которым он принадлежит. Поскольку «поэтичность» речевого акта очень хорошо показывает, что коммуникация не имеет тут основного значения, то «цензура» может быть ослаблена, приглушена.

Якобсон считал, что «поэтичность — это не просто дополнение речи риторическими украшениями, а общая переоценка речи и всех ее компонентов» [2].

1.3 Применение эстетической функции языка в художественных произведениях

Эстетика любого художественного произведения определяется сугубо индивидуальной языковой способностью писателя, обеспечивающей реализацию его творческого замысла. Сложный конгломерат эстетических представлений писателя, имеющих как индивидуальную (психогенную),так и социальную природу (эстетика общечеловеческого и этнокультурного прошлого, отголоски актуальных общественных умонастроений, оценка текущих событий, вкусы, предпочтения ближайшего окружения и т.д.), обусловливает общую художественную концепцию литературного произведения, в рамках которой может быть рассмотрена эстетика различных аспектов его лингвистической формы:

·             ритмико-интонационных структур;

·             моделей предложений и сложных синтаксических целых;

·              использования лексико-фразеологических единиц, фигур речи и пр.

Эстетические возможности языка в тексте художественного произведения также расширяются либо сужаются за счет следующего комплекса факторов:

·             определенных традиций употребления единиц данного языка, особенностей жизни данного общества;

·             специфики развития литературных процессов;

·             влияния фактов личной биографии писателя, своеобразия его интеллектуальных и психоэмоциональных особенностей;

·             развития языковой способности, характера художественно-эстетических вкусов, предпочтений и т.д. [2]

Реалистическая художественная литература не раз подмечала, как само звучание или строй слова способны нравиться или не нравиться, возмущать, волновать, радовать. Л.Толстой в «Войне и мире» замечает, как гусарский полковник, докладывая об исходе боя, дважды с видимым удовольствием произносит звучное и военное слово «наповал». В рассказе Чехова «Мужики» женщина каждый день читает Евангелие и многого не понимает, «но снятые слова трогали ее до слез, и такие слова, как «аще» и «дондеже», она произносила со сладким замиранием сердца».

Новизна, неожиданность художественной организации текста, обостряя восприятие, повышает осязаемость текста, в результате сама языковая оболочка текста становится частью его содержания. Благодаря ритму, рифме, особой точности и весомости каждого слова, «складности» произведения в целом художественные тексты представляют речевые структуры, обладающие особой устойчивостью к преобразованиям.

Такая устойчивость вызывает у слушателя или читателя ощущение того, что воспринимаемый текст — это единственно возможное языковое воплощение «вот этого» содержания (ведь именно о художественном тексте сказано: «Из песни слова не выкинешь»), и одновременно — ощущение достоверности и значительности содержания, заключенного в тексте [1].

Семантическая многоплановость слова в художественном произведении, «игра» его прямых и образно-переносных значений как признак подвижности его семантики, потенциальной готовности к новым неожиданным осмыслениям — одно из ярких проявлений эстетической функции языка. Подвижное «скольжение», переживаемый переход от одного значения к другому, «просвечивание» одного значения через другие и создает особый эстетический эффект.

1.4     Языковая игра и метафора как элементы эстетической функции языка

Для дальнейшего рассмотрения метафоры как элемента эстетической функции языка, необходимо дать определение этому понятию. Метафора-перенесение свойств одного предмета (явления) на другой на основании признака, общего для обоих сопоставляемых членов [3].

Н.Д. Арутюнова отмечает следующие характерные черты художественной метафоры:

·             слияние в ней образа и смысла;

·             категориальный сдвиг;

·             актуализация«случайных связей»;

·             несводимость к буквальному смыслу фразы;

·             двоякое значения;

·             допущение разных интерпретаций;

·             отсутствие или необязательность мотивации;

·             апелляция к воображению, а не к знанию;

·             выбор кратчайшего пути к сущности объекта [4].

Что касается языковой метафоры, то она представляет собой готовый элемент лексики: такую метафору не надо каждый раз создавать, она воспроизводима в речи зачастую без осознания говорящим фигурального смысла первичных слов.

С помощью использования метафоры, речь приобретает не информационно- коммуникативный характер, а эстетически привлекательный. В этом заключается основной смысл употребления этого выразительного средства для реализации эстетической функции языка.

Определение же понятия «языковая игра» звучит так: придание слову (словосочетанию) многозначности, двоякости смысла с использованием полных или частичных омонимов.

Понятие «языковая игра»введено Витгенштейном, являясь одной из важнейших структур в его поздних произведениях. Языковая игра является наиболее существенной формой презентации языка как в процессе овладения им :

·             обучения языку, осуществляемое посредством включения субъекта в определенные нормативные системы речевых коммуникаций; так и в процессе ставшей языковой динамики :

·             усложнение словоупотреблений в речевых коммуникациях.

Идея языковой игры, по Витгенштейну, лежит в самой основе постмодернистической концепции читателя как источника смысла, ибо в процессе чтения «все трое» (т.е. читатель, текст и автор) «являют собою единое и бесконечное поле для игры письма» (Л.Перрон-Муазес). [2].

С помощью языковой игры меняется смысл слова, фразы. Речь начинает восприниматься как эстетическая ценность. Люди начинают обращать внимание не на информацию, а на способ ее презентации, что является проявлением эстетической функции языка.

В.З.Санников выделяет важную функцию языковой игры – языкотворческую. «В этой связи представляет интерес следующее недоуменное высказывание З.Фрейда: «Какую экономию выгадывает остроумие благодаря своей технике? Произнесение нескольких новых слов, которые можно было в большинстве случаев найти без труда. Вместо этого острота из кожи лезет вон, чтобы найти одно слово, сразу покрывающее смысл обеих мыслей.<...> Не проще ли, легче и, собственно, экономнее было бы выразить обе мысли так, как это именно нужно? <...> Не будет ли больше чем уничтожена экономия, добытая выраженными словами, излишней тратой интеллектуальной энергии?» [] (Фрейд 1925: 58–59)*. Фрейд не учитывает одно важное обстоятельство: интеллектуальные затраты не пропадают бесследно: найденное в акте индивидуального творчества нередко закрепляется в языке как новый, более яркий(и экономный!) способ выражения мысли. Языковая игра – один из путей обогащения языка. Имеется много явлений, которые можно квалифицировать как игру, переставшую быть игрой, например, «формульные выражения» – сравнения (злой, как собака), метафоры (свежий ветер, железная воля), генитивные конструкции (реки крови), сочинительные конструкции (золото, а не человек) и т.д., которые стали уже общеязыковыми. Долго не осознавалось (и не полностью осознается до сих пор), что языковая игра, может быть бессознательно, преследует не только сиюминутные интересы (заинтриговать, заставить слушать), но она призвана выполнять и другую цель – развивать мышление и язык. Полностью освоено мышлением то, что освоено языком. Мысль, для которой язык нашел краткое и четкое выражение, становится достоянием народа и народного мышления, и это мышление может подниматься на следующую, высшую ступень. Язык закрепляет достижения мышления.

Среди других функций языковой игры указывают обычно стремление развлечь себя и собеседника, а также стремление к самоутверждению – «триумф из-за исправности собственного интеллекта или же обнаружение у других отрицательной черты, от которой сам наблюдатель свободен, что пробуждает в нем фарисейское довольство собой»  [] (Buttler 1968: 12).

Самоутверждение путем осмеивания окружающего становится оправданной необходимостью в некоторых особых условиях общественной жизни, например, в условиях советского тоталитаризма, когда мы остро чувствовали, что «все в бедной отчизне преступно иль глупо», и ничего не могли изменить, когда смех оставался единственным общедоступным способом борьбы с окружающим злом. Не случайно анекдот, занимающий весьма скромное место в нашей современной бурной общественной жизни, был любимым, чуть ли не единственным способом «отвести душу» в предшествующий семидесятилетний период нашей истории. «Юмор – это убежище, в которое прячутся умные люди от мрачности и грязи», – писал А.Вампилов в записных книжках (цит. по карт. БАС). «Новая острота обладает таким же действием, как событие, к которому проявляют величайший интерес; она передается от одного к другому, как только что полученное известие о победе» [7]. Не правда ли, эти слова сказаны как будто о нас, о нашей недавней жизни?

Итак, языковая игра – это и замечательный учитель словесности, и забавный собеседник, и великий утешитель-психотерапевт» [8].

Глава 2. Эстетика в произведениях и дифференциальная психология.


В связи с тем, что данная работа выполняется нами в рамках такой дисциплины как психолингвистика, нам представилось интересным в большей мере обратиться к психологии, а именно к вопросам психологических особенностей личности и взглянуть на них через призму эстетических категорий в структуре социальной и дифференциальной психологии (безусловно включающая и психолингвистику), которая в свою очередь, может включать в себя и эстетическое воспитание, развитие, восприятие и пр.   

Начать данную проблематику хотелось с бы с анализа работ В.П.Белянина, в частности «Психологическое литературоведение». В ней автор исследует проблему типологии личности, которая имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Автор пишет, что сегодня трудно представить себе область человеческих взаимодействий, где вопрос о типе личности не представлял бы интерес — идет ли речь о непосредственном (лицом к лицу), опосредованном (письменном, аудио-визу-ильном), личностно или социально ориентированном (профессиональном, деловом) общении. 

В повседневной жизни люди пытаются идентифицировать личностные черты и прогнозировать поведение других, используя для этого всевозможные средства, включая тесты и даже гороскопы. Психологи же используют при разработке подобных прогнозов научные критерии, хотя и предлагают самые разные основания.

Данная авторская работа дает такому прогнозу еще одно основание — психолингвистическое. Речь пойдет о выявлении особенностей личности через определение типов создаваемых или предпочитаемых ею текстов. Подобного рода исследования в значительной степени стимулированы разработками в области диагностики личности, воздействия рекламных и политических текстов, юриспруденции (определение авторства текста, а также правдивости намерений автора) и, в свою очередь, служат мощным стимулом для их развития.

Возможность выявления личностных особенностей автора по тексту привлекает не только психологов, литературоведов и лингвистов, но также криминалистов, журналистов, кибернетиков, специалистов по логике, этнографии, искусствоведению, герменевтике и философии, не говоря уже о психиатрах. Что обуславливает практическую значимость рассматриваемой тематики.

Сочетание психолингвистического, семантического, психопатологического подходов с исследованиями в области психологии личности делает возможным построение операциональной типологии личности, включенной в знаковую культуру.

В основе этого принципиально нового подхода к типологии личности лежат следующие положения, сформулированные в результате анализа исследований, проведенных отечественными и зарубежными учеными — психологами, психиатрами, искусствоведами, лингвистами, — а также собственных исследований и размышлений:

  •  каждый языковой элемент обусловлен не только
    лингвистическими, но и психологическими закономерностями;
  •  за разными текстами стоит разная по типу психология личности: разнообразие психологических типов людей рождает разнообразие текстов;
  •  по созданному личностью тексту можно выявить тип ее акцентуации;
  •  художественный текст в ряде случаев порожден акцентуированным сознанием;
  •  организующим центром художественного текста является его эмоционально-смысловая доминантаотражающая определенный тип акцентуации и влияющая на семантику, морфологию, синтаксис истиль художественного текста.


Не следует забывать и о том, что восприятие художественного текста, его интерпретация во многом обусловлены личностными особенностями читателя: он более адекватно интерпретирует психологически близкие ему тексты.
Для обыденного сознания характерна не столько научная картина мира, сколько «модель мира», «образ мира», «миросозерцание», «мировосприятие», «мирови-демис», «миропредставление» и др. Текст — это элемент системы «действительность — сознание — модель мира — язык — автор — текст — читатель — проекция. И тут, эстетические функции выражения языка играют весьма значимую роль, ведь разнообразие форм эстетического выражения в литературе и позволяет создать ту почву для дифференциации особенностей проявления психологических отличительных черт как читателей (их предпочтения, настроения, акцентуации и много другое), так и самих авторов.

Владимир Солоухин, сравнивая художника и ученого, писал, что если бы ученый не сделал какое-то открытие, то это бы сделали другие. «Картину же, которую напишет художник, стихотворение, которое напишет поэт, сонату, которую пишет композитор, никто за него никогда не написал бы, пройди хоть тысяча лет».

То же можно сказать и о различии между художественным и нехудожественным текстами. Это принципиальное различие — основное препятствие на пути к психологическому анализу литературы. Такое положение дает нам понять, что для реализации необходимого нам анализа личности основанное на его художественных предпочтениях, главенствующую роль играют именно применимые в том или ином произведение эстетические формы и способы выражения.    

В рассматриваемой работе В.П. Белянина показана возможность идентификации типологических черт личности с помощью методов психолингвистики. Категориальные схемы проиллюстрированы художественными текстами и зримыми образами их авторов, органично вплетенными в ткань текста.

А в задачах своей книги автор  не выделял обзор многочисленных типологий личности, существующих в психологии, хотя они и учитывались при разработки определенные концепции. Из психологических понятий для исследования наиболее значимыми представлялись такие необходимые категории как: акцентуация, доминанта, бессознательное, значение, смысл и ряд других. Даже такие понятия как «личность» и «характер» в работе использовались В.П.Беляниным как синонимы, что иллюстрирует нам первостепенное значение именно психолингвистических методов для анализа проблематики и решения задач.

Б.М. Теплов писал: «Художественная литература содержит неисчерпаемые запасы материалов, без которых не может обойтись научная психология».

Обычно художественное произведение определяют как текст, который использует языковые средства в их эстетической функции в целях передачи эмоционального и социально значимого содержания. Считается, что он представляет собой не только отражение действительности, но и выражение средствами естественного языка человеческого отношения к миру [5]. Вот что писал М.М. Бахтин: «Мир художественного произведения есть мир организованный, упорядоченный и завершенный <...> вокруг данного человека как его ценностное окружение».

Коль скоро речь идет об отношении и эмоциях, не удивительно, что исследования осуществляются в рамках психологии. А когда речь идет о творчестве, то обычно это оказывается сферой психологии искусства. Однако потенциал содержания художественного произведения гораздо выше. В частности, в художественном тексте имеется информация, представляющая исключительную ценность для анализа психологии личности.
Автор соглашает с утверждениями многих исследователей относительно того, что лишь комплексный и многоаспектный подход, интегрирующий многие научные дисциплины, может дать целостное представление о таком сложном и многоплановом явлении, как художественный текст. Оговаривается, что в дальнейшем в его работе термин «художественный текст» будет использоваться как менее связанный с литературоведческими и эстетическими концепциями, чем термин «художественное произведение». 

Исключительно разнообразными являются функции художественного текста. Он выступает в качестве:

  •  формы существования культуры,
  •  способа хранения и передачи информации,
  •  продукта определенной исторической эпохи,
  •  единицы коммуникации,
  •  отражения жизни индивида и т.п.


Именно подобная полифункциональность служит основой интереса к тексту со стороны различных дисциплин, приводит к обогащению их понятийного аппарата и методологических оснований, что, в свою очередь, создает возможности для дальнейшего уточнения и развития психологических представлений. Поэтому, прежде чем обращаться непосредственно к этой теме, рассмотрим, какие дисциплины и направления исследований подводят научную базу под это утверждение, отражение каких отношений они усматривают в художественном тексте.

Раскрытие специфики текста происходит на основе «внутренних резервов» текста. Анализируется эпоха, история создания произведения. Текст не всегда соотносится с автором, а тем более с читателем. А помогает в этом  именно анализ применимого в произведении языка в его эстетической функции. Тем самым литературоведческий подход к тексту предполагает рассмотрение его как некоторой имманентной сущности, замкнутой на себя системы.

Вместе с тем литературоведческий подход может предполагать и определенный психологизм. Так, при интерпретационном анализе текста выделяется «индивидуально-авторская парадигма, которая объединяет все произведения одного автора. Интегрирующим признаком — своего рода архисемой — этой текстовой парадигмы является творческий метод автора, реализуемый в структуре его произведений» (Кухаренко, 1988).

В психолингвистике за интересом к тексту скрывается интерес к проблемам речевого сознанияпредставляющего собой внутренний процесс планирования. А функции эстетического выражения помогают раскрыть примерно с  какова ракурса раскрывается  особенности проявления сознания.

Иными словами, филологический анализ может предполагать обращение к тому, что стоит за словом«Частные акты речи <...> в той мере, в какой они поддаются наблюдению, <...> могут дать исследователю возможность проникнуть в душевное состояние писателя, угадать его настроение, почувствовать, с печалью или радостью он говорит свое слово, с сочувствием или безразличием он рассказывает о событиях и жизни своих героев и т.д.; причем все это может находиться в том или ином соответствии с прямым смыслом текста»  (Кухаренко 1998).

Наличие разных типов построения текста, по его мнению, «не может не заинтересовать того, кто хочет увидеть в языке писателя отражение его внутреннего мира, так как разные построения <...> могут оказаться связанными с разными психологиями».

Тем самым прослеживается тенденция рассматривать текст не как высшую единицу языка, а как высшую единицу человеческого мышления. Так, Л. С. Вы-готский писал: «Везде — в фонетике, в морфологии, и лексике и семантике, даже в ритмике, метрике и музыке — за грамматическими и формальными категориями скрываются психологические» (Выготский, 1956, с. 334).

Чья же психология выражается, отражается или раскрывается в тексте? Очевидно, что в первую очередь на ум приходит психология автора. Подобный ответ рождает новые вопросы — в какой мере она отражается? Насколько точно? Не является ли лирический герой (рассказчик, повествователь) лишь маской для автора подобно актеру, играющему разные роли? Считаем, что на такие важные для науки вопросы поможет анализ прежде текста в том числе и используемого языка автора в его эстетической функции.

Думается, что в любом случае текст, являясь продутом речемыслительной и психической деятельности  автора, соотносится не только с системой языка или с другими текстами, но и с психологией его создателя-автора, которая позже в своем анализе позволяет выйти и на уровень психологических особенностей читателей.

Вот почему нам представилось настолько интересным и, на наш взгляд,  практикоориентированным рассмотреть концепцию А.В.Белянина и разобрать его научный труд.

Ориентируясь подобным образом в русле практического применения способов анализа языка в его эстетической функции в контексте психологии, нам так же представилось важным обратиться и к теории Теодора Липпса, которая позволит нам лучше ощутить ту связь психологии и эстетической функции языка, специфики.
Липпс внёс существенный вклад в немецкую психологию в качестве ее систематизатора и автора собственной теории. Согласно его воззрениям, психология является основой всех философских наук – логики, этики, эстетики. Утверждать это ему позволяла уверенность в том, что исходным понятием философии является непосредственный психический опыт.

Эстетическая теория Липпса была подчинена его убеждениям о главенстве психологии, вследствие чего получила название «психологической эстетики». Представителями этого направления называют также Г.Т.Фехнер и И.Фолькельта. Кроме того, Липпс выдвинул теорию эмпатии, являющей собой особого рода психический акт, состоящий в том, что, воспринимая предмет, субъект проецирует на него свои чувства, свое эмоциональное состояние. Таким образом, возникающие эстетические переживания привносятся в произведение искусства самим воспринимающим субъектом. Так, например, при восприятии романтической поэмы объектов возникает ощущение одухотворенности воспринимаемого. Определенная стихотворная манера и речь, конструкции предложения посредством «одухотворения» обретают смысл и содержание, начинают опознаваться человеком как уникальные, единственные в своем роде. Это происходит за счет «вчувствования» человека в созерцаемые формы, то есть за счет проекции возвышенных чувств на предмет эстетического восприятия. Данная теория является прямо противоположной установкам «формальной эстетики», согласно которой красота заключается в формальных законах организации объекта. «Психологическая эстетика», напротив, акцентируется на субъективности, на индивидуальных переживаниях личности, непосредственно влияющих на финальное восприятие объекта эстетической оценки.
Данная теория иллюстрирует то самое отражение и проявление психологической связи личности и эстетических функций языка, позволяет лучше понять природу эстетических функций языка и их отражение в среде социальной.

Заключение:

В конце работы можно сделать вывод, что поставленные изначально цель и задачи достигнуты. Мы выяснили, чем занимается эстетическая функция языка, определили ее основные понятия, выделили существующие задачи и методы воздействия, т.е. раскрыли все основные теоретические понятия данной темы.

Что же касается практического аспекта, то основная часть работы по исследованию применения эстетической функции на практике была также осуществлена. Проанализировав собранный материал, мы пришли к выводу, что знание методов применения эстетической функции языка необходимо для эффективной работы в области социальной и дифференциальной психологии.

На сегодняшний день, для того чтобы эффективно воздействовать на аудиторию, необходимо максимальное знание искусства речи и умение правильно владеть им. Не зная общих и частных тенденций, невозможно получить успешные результаты. Это актуально каждому современному человеку. Современный мир предлагает нам множество возможностей. И только интегрируя общие способности человечества, специалисты смогут продвинуться на новый, более эффективный уровень. Более богатая личность сможет шире смотреть на мир, воспринимать его и реализовывать значимую практическую деятельность, делая свой мир красивым.

Список литературы:

1. Потебня А.А. Мысль и язык. // ПотебняА.А. Слово и миф.-М.: Правда, 1989.

2. Новейший философский словарь[Электронный ресурс].-Режим доступа: slovari.yandex.ru/dict/phil_dict.

3. Советский энциклопедический словарь.//Прохоров А.М [и др.].-М., 1983.

4. Бахтин, М. М. Вопросы литературы и эстетики: исследования разных лет - М.: Худож. литература, 1975. - 564 с.

5. Степанов Г.В.  Конференция, посвященная национальным традициям русской литературы XVIII века // Русская литература. 1965. № 2. С. 294—298.

6. Руднев Ю. Концепции дискурса какэлемента литературоведческого метаязыка [Электронный ресурс].- Режим доступа: shelty-dom.ru/literature/txt/dicsours.

7. Фрейд З. Остроумие и его отношение к бессознательному. Страх. Тотем и табу. – Минск, 1998

8. Санников В.З. Русский язык взеркале языковой игры [Электронный ресурс].-Режим доступа:rus.1september.ru/articlef.php.

9.Арутюнова Н.Д.Метафора.//Лингвистический энциклопедический словарь.-М., 2000.

10. Арутюнова Н.Д.Дискурс.//Лингвистический энциклопедический словарь.-М., 2000.

11. Курилович Н.В. Реализация эстетической функции языка в рекламе / Н.В. Курилович// Бодуэновские чтения: Бодуэн де Куртенэ и современная лингвистика: Междунар.науч. конф. (Казань, 11-13 дек. 2001 г.): Труды и материалы: В 2 т. / Под общ.ред. К.Р.Галиуллина, Г.А.Николаева.- Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2001.– Т. 1.-С.29-30.

11. Белянин В.П. «Психологическое литературоведение» - М.:Генезис, 2006.

12. Арнхейм Р. «Искусство и визуальное восприятие» - М.: Прогресс, 1997.

13. Кривцун О.А. «Психология искусства» - М.: Высшая школа, 2010.

14. Эмухвари В.С. «Связь эстетических предпочтений различных типов литературных текстов и акцентуаций личности» - Сборник международных студенческих работ VII Международной научно-студенческой конференции, 2012

15.  Leder H., Belke B., Oeberst A., Augustin D. “A model of aesthetic appreciation and aesthetic judgments” – British journal of Psychology, 2004,№95.

PAGE  6




1. Армстронг и др ед
2. в рамках гипотез принятых при построении модел; Потенциальность- предсказуемость модели и её свойств;
3. Заболевания сердечно-сосудистой системы
4. Пути повышения эффективности сбытовой деятельности
5. Орг реализовала продукцию на 1180 тыс руб в т
6. На тему- Понятие объективной стороны преступления её признаки и значение Выполнила-
7. Восприятие времени
8. тематика Биология фазана Болезни фазанов Охота на фазанов Разведение фазанов Заключение Литера
9. СИ 8 Основные положения молекулярнокинетической теории и их опытное обоснование
10. Дипломная работа- Анализ налоговой системы Республики Беларусь
11. і Циклонда ауа ~ысымы ортасынан шетіне ~арай артады
12. реферат дисертації на здобуття наукового ступеня кандидата сільськогосподарських наук
13. МОДУЛЬ 1 Общая и специальная неврология название модуля Содержательный модуль 5 Заболевания п
14. Если 1b и 2b то 12b и 1'2b
15. 32 768 32 767 Длинные целые числа Long integer 2 147 483 648
16. Order thinking skills such s the bility to evlute nd synthesize
17. Тема - История религии и религиозной филосо фии как наука о возникновении и развитии ре лигии
18. А Марвин Г. Уайнбаум старший научный сотрудник Института мира США директор программы исследований Южн
19. Diver 1 Курс CMS Diver 1
20. Icom- Telecommuniction industry Senior engineer Divisionl Engineer with 2 yers experience in EngineeringElectricl-Electronic-Telecom industry