Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

Шкурко ТА Танцевально-экспрессивный тренинг

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-30


Шкурко Т. А. Танцевально-экспрессивный тренинг.-

СПб.: Издательство «Речь», 2003. - 192 с:

Изложение авторской концепции танцевально-экспрессивного тренинга, созданного на основе социально-психологического подхода к танцу; оригинальной программы тренинга со множеством упражнений; случаев из практики, иллюстрирующих основные результаты и эффекты танцевально-экспрессивного тренинга, а также обширного материала по психологии танца.

Оглавление

ВВЕДЕНИЕ 7 Глава 1 ВИДЫ ТАНЦА И ИХ ФУНКЦИИ В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ... 11 Человек разумный? Человек танцующий! Танцы первобытной эпохи... 11 Пляски античности

18 «Экстатические», «бесовские», «задорные», «разгульные», «экспансивные» танцы Средневековья Танцы в эпоху Возрождения 20 23 Современный классический танец как вершина развития профессионального танца. Кризис формального танцевального искусства. «Новый танец» в США и в Европе 25 Глава 1 ТЕОРИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ТАНЦА 27 Глава 3 СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ТАНЦЕВАЛЬНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ 39 Источники возникновения и развития различных направлений . танцевальной психотерапии Танцевальная психотерапия в США

39 40 Туманноструктурированная танцевальная терапия Гюнтера Аммона (Германия) , 44 44 ;*Неинтерпретирующая» танцевально-двигательная терапия (Великобритания) 47 Эклектичность подходов современной танцевальной психотерапии . 52 Основные методические приемы и техники танцевальной психотерапии Использование спонтанного, неструктурированного танца Использование кругового группового танца Аутентичное движение Целенаправленный выбор музыки Ритмическая групповая активность 54 54 54

55

55

56 54 54 54

55

55

56 Ки .'. 57 57 .'. 57 57 Экспериментирование с движением и прик Техники работы с «мышечным панцирем» Использование невербальных ритуалов Целенаправленный выбор темы танцевальных упражнений Организация различных видов обратной связи

57 58

59 60 60 Глава 4 ТЕОРИЯ, ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ТАНЦЕВАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНОГО ТРЕНИНГА Танец как особая форма экспрессивного поведения личности Личностно-динамический подход к экспрессии человека 61 61 61 Сравнительный анализ танца и экспрессии. Структурные схемы индивидуального, диадного и группового кругового танца Основные теоретические положения ТЭТ Цели и задачи ТЭТ Основные понятия ТЭТ Понятие невербальных паттернов взаимодействия 65

70

'1 72 72 Понятие экспрессивного репертуара и его основные характеристики Понятие танцевально-экспрессивного стереотипа 72 73 Глава 5 ПРОГРАММА ТАНЦЕВАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНОГО ТРЕНИНГА 74 74 Занятие пер • '' '' • '' '' Разминка. «Ведущий и 78 Упражнение Танец «КтоЯ?» («Танец - визитная карточка»)... 79 Заключительное упражнение « Танец-хоровод» Комментарии кзанятию№ 1 Занятие второе Разминка «Танец отдельных частей тела» Экспериментирование с движением (по системе Р. Лабана) Упражнение «Танец с самим собой» ? Комментарии кзанятию № 2 Занятие третье Разминка «Увеличительное стекло» Упражнение «Шмели и лебеди» Заключительное упражнение «Индивидуальный танец» Комментарии к занятию № 3 Занятие четвертое Разминка «Танец-загадка» Упражнение «Танец вслепую» Заключительное упражнение «Древние танцы» Комментарии к занятию № 4 Занятие пятое Разминка «Кинестетическая эмпатия» Упражнение «Взаимоотношение» Заключительное упражнение «Нарцисс и ручей» Комментарии к занятию № 5 Занятие шестое Разминка «Танец в кругу и зеркальное отображение» Упражнение «Власть и любовь» Заключительное упражнение «Значимый Другой» Комментарии к занятию № 6 Занятие седьмое Разминка «Танец живота» Упражнение «Пригласите танцевать» Заключительное упражнение «Все со всеми» Комментарии к занятию № 7 Занятие восьмое Разминка «Движения на память» Упражнение «Групповой танец» Комментарии к занятию № 8 80 81 " 83 84 88 88 90 90 90 92 92 94 94

95

97 98 102 102 102 103 104 106 106 106 108 109 ПО 110 111 111 112 112 112 113 113 Глава 6 РЕЗУЛЬТАТЫ И ЭФФЕКТЫ ТАНЦЕВАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНОГО ТРЕНИНГА Динамика отношений участников в процессе тренинга Динамика осознаваемых отношений участников тренинга 115 115 118 Динамика неосознаваемых отношений участников тренинга к членам группы и к себе 119 Динамика осознаваемых и неосознаваемых самоотношений участников тренинга 122 Динамика дифференцированности неосознаваемых отношений к себе и к другим Динамика взаимности отношений 123 124 Динамика отношений участников танцевально-экспрессивного тренинга к группе 125 Общие выводы о динамике различных видов и параметров

отношений в процессе танцевально-экспрессивного тренинга .... 131 Индивидуальные различия в динамике отношений участников танцевально-экспрессивного тренинга Основные эффекты танцевально-экспрессивного тренинга Области применения танцевально-экспрессивного тренинга 133 136 140 Глава 7 УМЕНИЯ И НАВЫКИ ВЕДУЩЕГО ГРУПП ТАНЦЕВАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНОГО ТРЕНИНГА ; 142 142 Специфические и неспецифические умения ведущего групп танцевально-экспрессивного тренинга 142 Проблемы ведущего при использовании спонтанного невербального поведения 144 Позитивные и негативные результаты применения невербальных техник и упражнений Проблема личного участия ведущего групп танцевально-экспрессивного тренинга в невербальных танцевальных упражнениях 144 146 Множественность ролей ведущего групп танцевально-экспрессивного тренинга ПРИЛОЖЕНИЯ 148 150 Приложение 1. Аннотация к танцевально-экспрессивному тренингу с указанием основных понятий и явлений, с которыми будет работать ведущий тренинговой группы 150 Приложение 2. Экскурс в теорию отношений личности (В помощь ведущему танцевально-экспрессивного тренинга)... 153 Приложение 3. Диагностические процедуры для отслеживания результатов тренинга 163 Приложение 4. Программа подготовки ведущего танцевально-экспрессивного тренинга СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

166 183 ВВЕДЕНИЕ

Танец - эта та сфера человеческой жизни, в которой каждый может чувствовать себя специалистом

Танцевально-экспрессивный тренинг представляет собой новое направление социально-психологического тренинга. Создан он на основе синтеза подходов современной танцевальной психотерапии, преимущественно западной (отечественные наработки в этой области минимальны), и отечественного социально-психологического тренинга.

Что взял танцевально-экспрессивный тренинг от танцевальной психотерапии? Конечно же, поклонение танцу, наделение его разнообразными возможностями и функциями, веру в то, что танец имеет огромный психотерапевтический потенциал, наконец, убеждение, что танец - это не только отражение жизни, это - сама жизнь. Чего стоит только определение танца, принятое практически всеми танцевальными психотерапевтами: «Танец - это спонтанная трансформация внутреннего мира в движение, в процессе которой пробуждается творческий потенциал и потенциал к изменению старого образа жизни».

Итак, первое, что позаимствовал танцевально-экспрессивный тренинг у танцевальной психотерапии, - идею о возможности использования танца в психологических целях. Второе - ряд методических приемов, разработанных еще первыми танцевальными психотерапевтами: кинестетическая эмпатия (эмпатическое принятие партнера путем «отзеркаливания» его движений), ритмическая синхронизация (совместное движение под единый ритм) и некоторые другие.

Что же дает нам право говорить о танцевально-экспрессивном тренинге как об отдельном подходе? Прежде всего, особое понимание танца.

В танцевальной психотерапии существует достаточно широкое толкование танца, что порождает различные способы его интерпретации - от психоаналитических и метафорических до подстрочного комментария к движению. Между различными направлениями разгораются жаркие споры по вопросу о том, каким образом нужно

Танцевально-экспрессивный тренинг

Введение

интерпретировать танец и нужно ли вообще делать это. Так, например, английская танцевальная психотерапия отличается от американской именно тем, что является неинтерпретирующей.

Вместе с этим все существующие на сегодняшний день направления танцевальной психотерапии (а их немало) не отрицают особое значение обратной связи в психотерапевтическом процессе. Очевидно, что схемы обратной связи напрямую связаны с тем пониманием танца, которое лежит в основе того или иного направления. Так, если танец понимается прежде всего как телесный акт, как выброс и перераспределение энергии, то и интерпретироваться он будет в первую очередь с точки зрения тех телесных чувств и ощущений, которые он вызвал. Все, кто занимается практической работой, будь то психотерапия или социально-психологический тренинг, понимают исключительную важность схем анализа при обсуждении полученного в ходе работы психологического материала, так как именно с правильным их использованием связаны «ядерные» эффекты работы.

Известно, что танцевальная психотерапия развивалась от практики к теории. Зачатки теории танцевальной психотерапии появились лишь через 10 лет после начала ее практического применения. Подобный путь прошел и автор этой книги. При использовании танца в рамках социально-психологического тренинга -главной проблемой стала организация обратной связи. Обратная связь типа: «Рука пошла туда, нога - туда» или «Я почувствовала необыкновенную легкость» ничего не давала участникам. Возникла потребность в теории танца, которая могла бы предоставить схемы анализа для практической работы. В свое время К. Левин так писал о связи теории и практики в групповой работе: «Нет ничего более практичного, чем хорошая теория. В области групповой динамики больше, чем в любой другой области психологии, теория и практика связаны методологически. При правильном применении это сочетание могло бы одновременно дать ответы на теоретические вопросы и усилить тот рациональный подход к нашим практическим социальным проблемам, который является одним из основных условий их решения».

Существующие теории танца - биологические, психологические, социокультурные - не давали решения возникшей проблемы. Проведенный анализ возникновения и развития танца показал особую роль его социально-психологических функций как для развития танцевального искусства, так и для развития человечества. На мой взгляд, именно благодаря этим функциям он сохранился до наших дней. Кроме того, сравнительный анализ танца и экспрессивного поведения показал, что танец является особой формой экспрессивного поведения

личности и к нему могут быть применены соответствующие схемы анализа. Рассмотрение танцевального взаимодействия через призму такесических и проксемических компонентов экспрессивного поведения позволило сделать главный вывод: центральной в структуре интерпретации различных паттернов танцевального взаимодействия является такая психологическая категория, как «отношение».

Сделаем небольшой экскурс в теорию отношений. Категория «отношения» является одной из центральных категорий психологической науки. Под отношением в психологии понимают основанную на опыте психологическую связь человека с миром, с другими людьми и с самим собой. В различных исследованиях подчеркивается ряд сущностных черт отношения, а именно: 1) связь отношений человека с его потребностями; 2) единство отношения, выражения и обращения; 3) связь отношения, образа и процессов социально-психологической интерпретации; 4) отношение есть процесс и результат общения. Фундаментальным для психологии является положение о личности как относительно стабильной системе характерных для нее отношений.

Таким образом, использование категории «отношение» при интерпретации танцевального взаимодействия участников танцевально-экспрессивного тренинга дает возможность доступа к глубинным проблемам личности: проблемам любви и ненависти, жизненных потребностей и ценностей, представлений о себе и о мире и т. д. Кроме того, запуск процессов интерпретации в танцевально-экспрессивном тренинге позволяет участникам осознать свои реальные отношения - к группе, к себе, к конкретным другим, к миру в целом, а также причины этих отношений.

Подобный подход позволил сформулировать основные положения, цели и задачи танцевально-экспрессивного тренинга. Если бы мы попытались в нескольких словах выразить суть этого подхода, то это выглядело бы следующим образом. В отличие от биологического подхода (где танец рассматривается преимущественно как мо-торно-ритмическое выражение сексуальной энергии), психологического (где танец - это отражение характера импульсов нервной системы индивидуума), социокультурного (где танец - феномен цивилизации), социально-психологический подход к танцу предполагает акцент на его коммуникативной природе и рассматривает его как отношение - к миру, к другому человеку. Социально-психологический подход не противопоставлен вышеперечисленным подходам, а скорее объединяет их.

Базовым представлением, лежащим в основе танцевально-экспрессивного тренинга, разрабатываемого в рамках личностно-дина-10

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 1

мического подхода к экспрессии человека (В. А. Лабунская, 1986, 1990, 1999), является представление о танце как экспрессивной модели выражения личности, включенной в определенный социально-психологический контекст. Подобное представление о танце дало схемы его анализа и описания, а также позволило по-иному взглянуть на сам танец, его диагностические, индикативные и регулятивные возможности.

Автор выражает благодарность всем тем, кто имеет прямое отношение к разработке концепции и технологии танцевально-экспрессивного тренинга: доктору психологических наук, профессору, заведующей кафедрой социальной психологии Ростовского государственного университета Вере Александровне Лабунской. Под ее руководством танцевально-экспрессивный тренинг разрабатывался с 1994 года, а в 1997-м была защищена диссертация, посвященная изучению динамики отношений личности в процессе танцевально-экспрессивного тренинга; декану факультета психологии, доктору биологических наук, профессору Павлу Николаевичу Ермакову за созданную им творческую, благоприятную для подобных исследований обстановку на факультете; всем участникам танцевально-экспрессивного тренинга, которые подавали порой гениальные идеи, как можно двигаться дальше.

Уже несколько лет на одном из сайтов в Интернете находится моя статья, посвященная танцу как способу коррекции отношений личности. Среди многочисленных отзывов есть один следующего содержания: «Эта статья - как инструкция для ложки». Действительно, и у меня самой иногда создается такое впечатление, когда я пытаюсь обосновать применение танца в социально-психологическом тренинге или описать его эффекты. Танец - это та сфера человеческой жизни, в которой каждый может чувствовать себя специалистом.

Книга представляет собой практическое руководство по проведению танцевально-экспрессивного тренинга. Она содержит как практические упражнения, так и теоретические положения, позволяющие читателю самостоятельно разрабатывать программы танцевально-экспрессивного тренинга. Также, я надеюсь, в ней сохранен тот дух танца, который невозможно выразить словами.

Книга предназначена для психологов, педагогов, социальных работников, специалистов дошкольных учреждений, танцоров, актеров, а также для всех тех, для кого танец что-то значит. Татьяна Шкурко Shkurko@rnd.rannet.ru

ВИДЫ ТАНЦА И ИХ ФУНКЦИИ В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Обращение взора теоретиков танца, профессиональных хореографов, антропологов, психологов к античному танцу и к танцу еще более древнему - первобытному - стало веянием времени. Для нас рассмотрение истории возникновения и развития видов танца исключительно важно, так как танец, его природа и история являются одним из самых важных источников танцевальной психотерапии и предлагаемого здесь танцевально-экспрессивного тренинга. В этой главе излагаются основные вехи развития танца и выделяются те его разновидности, которые имеют прямое отношение к танцевальной терапии и танцевально-экспрессивному тренингу. В этой связи сведения, приведенные в данном главе, не претендуют на всесторонность анализа танцевальной культуры. Цель этого раздела - показать, как в истории развития танца фиксировались его функции и какое они имеют отношение к танцевально-экспрессивному тренингу. Кроме того, история развития танца - богатый источник создания разнообразных танцевальных техник и упражнений. ЧЕЛОВЕК РАЗУМНЫЙ? ЧЕЛОВЕК ТАНЦУЮЩИЙ! ТАНЦЫ ПЕРВОБЫТНОЙ ЭПОХИ

Много труда положили на то, чтобы найти идею, лежащую в основе пляски дикарей. К. Бюхер. «Работа и ритм»

Первобытный танец в истории занимает особое место. Наверное, никогда позднее он не наделялся таким количеством функций и не занимал такого большого места в жизни человека. Современ-12

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 1. Виды танца и их функции в истории человечества

13

ному человеку, чтобы танцевать, нужно, по меньшей мере, место и время. Известный телесный психотерапевт М. Фельденкрайз так описывал подобную ситуацию: «...сконструированные сознательно системы заняли место индивидуального, интуитивного научения. Люди могут говорить, что не умеют танцевать, потому что не учились этому, хотя ранее это было естественной функцией» (М. Фельденкрайз, 1986, с. 7). Для первобытного человека граница между жизнью, каждодневным функционированием и танцем была очень тонка. С одной стороны, одной из основных форм существования первобытного человека являлся танцевальный ритуал, с другой стороны, в танце проявлялась и осуществлялась сама жизнь первобытного человека. Он танцевал и - шел на охоту, танцевал - и обучал подрастающее поколение, танцевал - и вступал в брак.

Танец сопровождал человека всегда. Известны данные, что танцевальная активность была свойственна уже палеоантропу (В. В. Ромм, 1994). Наиболее изучен танец в эпоху верхнего палеолита (38-14 тысяч лет до н. э.), когда уже сложился тип современного человека - кроманьонца, у которого была достаточно развитая психика и членораздельная речь и который оставил после себя большое количество свидетельств своей духовной жизни - наскальные рисунки (петроглифы) и скульптурные изображения (Королева Э. А., 1973, 1977). Именно петроглифы эпохи палеолита, обнаруженные в большом количестве в Западной Европе в конце XIX века, а также изучение культуры современных племен, отстающих по уровню своего технического развития, стали основными источниками, позволившими реконструировать первобытный танец.

Нам первобытный танец важен по нескольким причинам. Во-первых, как источник всех существующих ныне видов и форм танца как хореографического искусства, во-вторых, как прообраз, хотя и с большой натяжкой, танцевальных психотерапевтических и тренин-говых групп. Ведь и для первобытного человека, и для участника терапевтических и тренинговых групп танец - основная форма самовыражения и общения.

Первобытный танец в литературе (Абрамова 3. А., 1972; Авдеев А. Д., 1959; Бюхер К., 1923; Дэвлет М. А., 1990; Королева Э. А., 1973, 1975; Луговая Е. К., 1991; Мартинес Э. Л., 1986 и др.) охарактеризован следующими чертами:

1. Танец - основная форма совершения обряда в первобытном обществе, отсюда его исключительно важная роль в жизнедеятельности древнего племени.

2. Нет строгой дифференциации между зрителем, исполнителем и сочинителем танца.

3. Основной формой исполнения первобытного танца был круг, который являлся, с одной стороны, наиболее удобной формой ис полнения массового обрядового танца, а с другой стороны, имел символический, магический смысл, связанный с культами Солнца и Луны. В различных племенах исполнение кругового танца отно силось к предстоящей охоте, к вызываемому плодородию, к магии всеобщего благополучия, в некоторых случаях круговой танец сим-волизирорал брак и совершал его. Также есть сведения о существо вании в первобытную эпоху парных или «любовных» танцев и даже индивидуальных танцев, «в которых каждый исполнитель танцевал отдельно и в которых, однако, вырисовывалась форма круга» (Э. А. Королева, 1977, с. 127).

4. Особое значение женских танцев. Согласно мифологическим представлениям первобытного человека, связь члена племени со сво им тотемом происходила через женщину.

5. Первобытный танец - источник всех существующих ныне видов танца как хореографического искусства.

6. Полифункциональность первобытного танца. Танец, в зави симости от контекста его исполнения и разновидности, выполнял различные функции в жизни древнего общества: от психофизичес ких и психофизиологических до социально-психологических.

Э. А. Королева выделяет две основные ветви первобытного танца: ритуальный, обрядовый танец и танец бытовой. Она считает, что бытовой танец произошел от ритуального, это тот же обрядовый танец, только утративший свое магическое значение. Таким образом, исходной формой танца был обрядовый, ритуальный танец, неразрывно связанный с религиозными, мифологическими, мистическими представлениями и жизнедеятельностью первобытного общества.

Э. А. Королева, А. Д. Авдеев рассматривают 3 основных вида ритуального танца: тотемические, охотничьи и военные. По поводу того, какой из этих видов возник раньше других, единого мнения не существует. А. Д. Авдеев, например, пишет, что тотемическая пляска возникает как развитие охотничьей. Э. А. Королева же указывает, что именно «в тотемических обрядах проявляется первая специализация танца» (Э. А. Королева, 1977, с. 50).

Действительно, тотемические танцы среди разновидностей первобытного танца занимали особое место. Они были вплетены в то-14

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 1. Виды танца и их функции в истории человечества

15

темические обряды, в которых молодые члены племени через уподобление тотему (тотем - определенный вид животных, птиц, растений, от которого происходил род первобытного человека или даже отдельный человек) учились познавать окружающий мир, знакомились с историей племени, приобщались к жизни взрослых. Фактически тотемический танец представлял собой средство сохранения и передачи мифологических представлений племени об окружающем мире и своем месте в этом мире. Л. Леви-Брюль так описывал тотемический танец: «Подражая тому, что делали в определенных ' обстоятельствах мифические предки, воспроизводя их жесты и действия, участники церемоний приобщаются к ним и реально со-причаствуют их сущности. Одновременно с этим новичков, т. е. молодое поколение, которому предстоит включиться в поколение старших, вводят в тайны священных обрядов, от которых периодически зависят благосостояние и благополучие общественной группы. А заодно участникам церемонии удается вызвать умножение, усиленный и быстрый рост растений и животных, являющихся тотемами разных кланов племени» (1937, с. 115).

В целом тотемический танец выполнял ряд важнейших для первобытного племени функций: 1. Функцию «сохранения накопленного племенем жизненного опыта и передачи его подрастающему поколению» (Э. А. Королева, 1997, с. 50). 2. Магическую функцию или функцию мистического слияния с тотемом. 3. Функцию самопознания и познания окружающей действительности. 4. Знаковую функцию. Танец становится своеобразным социальным маркером, признаком принадлежности к той или иной социальной группе, так называемым «паспортом рода, клана или отдельной личности» (там же, с. 50). У племени бечуан (Африка) при встрече незнакомые люди, для того чтобы узнать, к какому клану они принадлежат, спрашивали друг друга: «Как ты танцуешь?». Кроме того, уже в эпоху верхнего палеолита танцы в связи с разделением труда делятся на мужские и женские, и успех исполнения этих танцев напрямую связывается с определенными мужскими (например, сила, выносливость) и женскими (способность к репродукции) качествами. Таким образом, танец становится знаком как социальных, так и индивидуальных характеристик человека. Кстати, согласно исследованиям У. Хэмб-ли (Hambly, 1923), часто девушки именно из числа лучших танцоров выбирали себе мужей. 5. Функцию обучения и воспитания. 6. Объединяющую функцию. Тотемические танцы требовали коллективного участия в них всего племени, в чем утверждалось «единство группы

и неразрывная связь с ней каждого члена» (Мартинес Э. Л., 1986, с. 16). 7. Функцию социализации и индивидуации (эти функции выполняли, как правило, обряды инициации).

Таким образом, центральная роль тотемического танца в жизни первобытного племени определялась, в первую очередь, его разнообразными функциями и неразрывной связью с системой первобытной мифологии, с культами первобытного человека. Кроме того, исполнение тотемического танца сопровождалось рядом условий, что оказывало огромное психологическое воздействие на членов племени. Тотемические обряды, как правило, совершались в особых пещерах, разрисованных магическими изображениями животных, вход в эти пещеры был сопряжен с большой опасностью для жизни. Исполнители тотемического танца, надев шкуру животного, в такой обстановке чувствовали себя, по словам Л. Леви-Брюля, «реально превратившимися в пантер и леопардов» (1937, с. 126). Часто тотемические танцы исполнялись до изнеможения в течение нескольких дней, особенно во время обрядов инициации, а также голода, войн и других бедствий, иногда приводя к очень сильному истощению и смерти исполнителей. Но первобытный человек верил, что тотем вернет им жизнь.

Охотничьи и военные танцы, как показывают Э. А. Королева и А. Д. Авдеев, выполняли сходные функции, отличаясь лишь тем, что в военных танцах «человек служит дичью для человека» (Плеханов Г. В., 1958, с. 38): 1. Функцию формирования и отработки охотничьих и военных навыков. 2. Функцию психоэмоциональной сона-стройки членов племени (выработка слаженности, согласованности) и настройки на предстоящую деятельность (тренировка внимательности, наблюдательности). 3. Функцию физической подготовки: развитие силы, ловкости, точности движений и т. д.

Приведу несколько этнографических примеров. Л. Леви-Брюль так описывает охотничью пляску североамериканских индейцев племени мандан: «В этих плясках индейцы представляли, «разыгрывали» отдельные эпизоды своей охоты. Один из участников, покрытый бизоньей шкурой, подражал движениям пасущегося животного; другие, изображавшие охотников, приближались к нему с бесчисленными предосторожностями, внезапно на него нападали и т. д.» (1937, с. 114). Те же североамериканские индейцы, возвратившись из военного похода, исполняли танец скальпа: «При освещении факелов воины танцевали со скальпами своих врагов пятнадцать ночей подряд. Бряцая оружием, они демонстрировали их с особой гордостью, как доказательство боевой храбрости и доблес-16

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 1. Виды танца и их функции в истории человечества

17

ти. <...> Затем, разыгрывая сцену сражения, они словно рубили и резали друг друга на части» (Э. А. Королева, 1977, с. 117).

Кроме тотемических, охотничьих, военных в литературе описаны также ритуальные танцы возрождения животных (А. Д. Авдеев, 1959), танцы плодородия, танцы змей, птиц, животных, женские военные танцы (Э. А. Королева, 1977). Большинство этих танцев исполнялись женщинами, в то время как тотемические, охотничьи и военные исполнялись мужчинами. Остановимся на характерных особенностях мужских и женских танцев, в формировании которых, как отмечает Э. А. Королева, ведущую роль сыграли физические и физиологические отличия и сформировавшееся на их основе первичное разделение труда на мужской и женский. Удивительно, что за такой период времени - от первобытной эпохи до наших дней - они практически не претерпели изменений.

Основу пластики всех видов женского обрядового танца составляли различные колебательные и вращательные движения бедрами, животом и всем телом, при этом ноги почти не отрывались от земли. Характер изображения женских танцев на петроглифах (женщины изображались с преувеличенно большими бедрами и колыхающимися грудями) соответствует многочисленным этнографическим описаниям: «Женщины двигаются медленно, делая маленькие шаги и выдвигая зад, которым они вертят из стороны в сторону; так как туловище при этом наклонено вперед, то груди при этом болтаются. Последнее, вероятно, утомительно, поэтому время от времени женщины подпирают свои груди ладонями, но все же продолжают вертеться» (Н. Н. Миклухо-Маклай, 1950, с. 70). По мнению ученых, подобная пластика порождена характерными особенностями женских культов: магией женского тела, волос, связью с огнем, матерью-землей, животными и растительными силами природы. Мужские же танцы, напротив, состояли преимущественно из высоких прыжков, ударов ног в землю и движений типа coitus. Известный немецкий исследователь танца К. Закс (1933) писал, что мужские танцы основаны на энергичных движениях вверх, в то время как в женских танцах отчетливо выражено притяжение к земле, правда объясняя эти различия экстравертированным характером мужской натуры и интравер-тированным характером женской. Но, подчеркивая различия в пластике мужских и женских танцев, нельзя не сказать о существовании обрядов, в которых мужчины и женщины «перевоплощались» в противоположный пол через копирование движений друг друга. Э. А. Королева приводит фрагменты наскальных и скульптурных

изображений, на которых символические позы женского танца принадлежали мужчинам, а также следующее описание полинезийского танца. В этом танце две длинные шеренги мужчин, одетые в юбки, сосредоточенно копируют фиксируемые стоящей в центре женщиной треугольные позы. Б. Богаевский так описывает, возможно, возникающие во время этого действа, чувства: «В момент совершения культового жеста мужчина должен чувствовать себя перевоплощающимся в женщину и меняющим свой пол... Мужчина обеспечивал себе в культовом женском состоянии длительную охрану богини или же посвящал себя ей как мужеско-женский образ в благодарность за оказанное ему богиней благодеяние» (цит. по: Э. А. Королева, 1997, с. 155). Ну чем не материал для разработки танцевальных техник? В предлагаемой ниже программе танцевально-экспрессивного тренинга вы найдете упражнения, в основу которых положена техника копирования. Как-то я работала с группой, состоящей из десяти женщин и одного мужчины. Он с большим трудом вначале пытался делать абсолютно не свойственные ему движения, копируя по очереди всех женщин. Так было изо дня в день. По окончании тренинга он сказал группе: «Раньше я думал, что женщины - это лицо, руки, ноги. Оказалось, что у них есть душа. Опыт, полученный в ходе тренинга, позволил мне иначе взглянуть на мои отношения с женщинами».

Но вернемся к первобытному танцу и рассмотрим вторую его ветвь - танцы бытовые. Тут мы также найдем немало любопытного. В чем отличие танцев ритуальных от танцев бытовых? Ритуальные танцы следовали определенной системе правил, в них использовались канонизированные ритмы, позы и движения, в то время как бытовые танцы были более импровизированными, хотя также имели некоторые четко определенные правила. А. Д. Авдеев (1959), Э. А. Королева (1977), Э. Л. Мартинес (1986) выделяют несколько разновидностей бытовых танцев: сюжетные танцы (например, трудовые), основной функцией которых была повествовательная и которые исполнялись для увеселения и развлечения. Второй разновидностью бытового первобытного танца является бессюжетный танец. Он важен для нас тем, что это - танец спонтанный, танец-импровизация, а ведь именно спонтанный танец используется в психотерапии и тренинге. Э. Тэйлор так описывал танцы лесных индейцев Бразилии: «Пляски эти разнообразны: то пляшущие с трещотками в руках топают под такт раз-два-три вокруг большого глиняного горшка, содержащего опьяняющий напиток; то мужчины и женщины изображают пляской грубое ухаживание» (цит. по: Э. А. Королева, 1977, с. 177).

18 Танцевально-экспрессивный тренинг Принято выделять две разновидности бессюжетных танцев:

1) «гимнастические» танцы (Г. В. Плеханов, 1958, с. 397), или «танцы радости бытия» (Э. А. Королева, 1977, с. 180). Основной функцией этих танцев была функция самовыражения. Назовем их «экспрессивными» танцами;

2) любовные танцы, в которых «юноши и девушки стремились привлечь внимание друг друга, в них происходило объяснение в любви и находила откровенное выражение любовная страсть» (Э. А. Королева, 1977, с. 180). Основная функция этих танцев - об щение между полами. Любовные танцы представляли собой санк ционированную форму ухаживания и, вероятно, по этой причине сохранились и поныне. Уже в первобытную эпоху сложились харак терные черты экспрессии парного любовного танца: расположение партнеров «лицом к лицу» и наличие прикосновений. Однако они еще держатся на определенном расстоянии друг от друга. Последу ющие эпохи сократят это расстояние. ПЛЯСКИ АНТИЧНОСТИ

Пляска подражает своими ритмическими движениями нравам, страстям, обычаям и воплощает невидимую мысль. Аристотель

Конечно, первобытный и античный танцы разделяет не одно тысячелетие, но если говорить о преемственности, то она проявилась, во-первых, в значительной роли культовых, обрядовых танцев в жизни древних греков, во-вторых, в том значении, которое продолжает приписываться танцу. В Греции танцевали все: свободные граждане и рабы, философы и гетеры. Вместе с тем там возникает особый класс людей - скоморохов, клоунов, жонглеров, акробатов, буффонных плясунов, - впоследствии названных мимами, для которых танец являлся профессией. Сохранилось большое количество росписей, статуэток, мраморных рельефов, на которых запечатлены акробатические танцы, требующие для своего исполнения особых умений. Известный теоретик классического танца JI. Д. Блок, анализируя технику античного танца мимов, делает вывод о том, что она построена на выворотности ног. Эта же выворотность является и основой современного классического танца. Таким образом, развитие танца,

Глава 1. Виды танца и их функции в истории человечества 19 начиная с эпохи античности, идет двумя путями: 1) профессиональный, или «сценический», танец; 2) непрофессиональный танец. Профессиональный танец нам интересен прежде всего потому, что именно в его недрах возникла современная танцевальная психотерапия. Не профессиональные психологи или психотерапевты обратились к психологическим возможностям танца, как можно было бы себе помыслить, не зная фактов, а профессиональные танцоры, столкнувшись с кризисом формального танцевального искусства и предпринявшие попытки поиска новых танцевальных форм, нащупали наконец в 40-х годах XX века психотерапевтический потенциал танца. Но вернемся к танцам Древней Греции.

Во времена архаики (VIII-VI в. до н. э.) танец входил вместе с поэзией и музыкой в хоровую лирику. Центром развития хоровой лирики стала Спарта, где во время праздника гимнопедии (торжеств в память павших героев) хоры нагих Девушек и юношей показывали свое искусство в пении, танцах и гимнастических упражнениях (К. Куманецкий, 1990). Песнь, сопровождаемая танцем, получила у греков название «гипорхема». Сочинялись гипорхемы в честь Диониса, Артемиды и других богов.

Танец являлся также основным атрибутом различных культов: культов Деметры, Диониса, Аполлона. Например, в мистериях в честь богини Деметры мог принять участие каждый, даже несвободный. Мистерии состояли из торжественных процессий, пения, плясок и созерцания драматических сцен.

Классический период Древней Греции (V-IV в. до н. э.) характеризовался особыми условиями для свободного творчества и расцветом трагедии и комедии, где танец играл не последнюю роль. Великие поэты V в. до н. э., создавшие аттическую трагедию, Эсхил, Софокл и Еврипид так трактуют место танца в рамках древнегреческой трагедии. Эсхил рассматривает танец как средство усиления напряженности драматического действия, Софокл - как выражение эмоциональной реакции на разворачивающиеся события, Еврипид использует танец как пантомиму, изображающую чувства и сопровождающую выступление хора. Итак, танец приобретает новые для себя функции - сопровождения речи.

В комедиях танец становится самостоятельным средством выражения разнообразных чувств, в том числе эротических и откровенно сексуальных. Непременной и излюбленной частью комедии был кор-дак-всеобщий, буйный и разнузданный танец: «Левая нога за правой в пляску просится сама, счастлив я, свищу, ликую, и кряхчу, и хохо-20

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 1. Виды танца и их функции в истории человечества

21

чу» (Аристофан. «Комедии», с. 466). Кроме того, каждая песнь хора сопровождалась плясовым движением - то размеренно хороводным, то буффонным или пантомимическим (А. Пиотровский, 1934).

В заключение приведу одну из наиболее подробных классификаций греческого танца, чтобы у читателя сложилось впечатление о масштабах танцевальной культуры древних греков. Эта классификация принадлежит французскому исследователю греческого танца Луи Сешану. Он выделяет: 1) танцы воинственные - ритуальные и образовательные (например, пирриха); 2) танцы культовые умеренные - эммелия, танец покрывал и танец кариатид; 3) танцы оргиастические; 4) танцы общественных празднеств (на них исполнялась разновидность пиррихи и эммелии) и театральные (для трагедии - эммелия, для комедии - кордак, для сатирической драмы - сикканида); 5) танцы в быту (танцы при рождении, танцы свадебные и погребальные, танцы народные, танцы пиршественные) (прив. по: Л. Д. Блок, 1930). « ЭКСТАТИЧЕСКИЕ », « БЕСОВСКИЕ », «ЗАДОРНЫЕ», «РАЗГУЛЬНЫЕ», «ЭКСПАНСИВНЫЕ» ТАНЦЫ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ Чтоб в замке поддержать веселье, Искуснейшие менестрели, Пленяя пеньем и игрой, Собрались пестрою толпой. Гостям готовят развлеченье По силе своего уменья Певцы, рассказчики, танцоры, И акробаты, и жонглеры. Те принесли с собою ноты, Те арфы, дудочки и роты, Тут звуки скрипки и виолы, Там флейты голосок веселый, А там девичий круг ведет По залу легкий хоровод. Французский поэт, XII век

В Средние века в русле развития непрофессионального танца на первый план выходят его катарсическая функция и функция общения. Танец становится подчас единственным способом выражения, выплеска несанкционированных, социально-нежелательных, в том числе сексуальных, эмоций, средством нерегламентированного общения. В Средние века танец стал одним из основных элементов карнавальной культуры. Наряду с профессиональными танцорами (буффонами, жонглерами, фиглярами) на площадь выходят люди всех возрастов, званий и сословий. В. П. Даркевич (1990) пишет, что всенародные карнавальные действа являлись «законной отдушиной для человека» (с. 68), в них «заявляла о себе полнокровная, естественная и неистребимая радость бытия» (с. 73). Танцы той эпохи описаны как «экстатические», «бесовские», «задорные», «разгульные», «экспансивные». Известны случаи маниакальной одержимости танцем. Во время христианских праздников люди внезапно начинали петь и танцевать у храмов, мешая проходившей там службе. В Германии эти безумные танцы назывались «плясками св. Витта», в Италии - «тарантелла». Известен также «Танец смерти», распространившийся в Европе в XIV веке в периоды эпидемии чумы.

Танец Средневековья многолик, и отношение к нему неоднозначно. Это народные танцы, сопровождавшие проведение всех народных праздников в городах и деревнях и тесно связанные с трудовой деятельностью крестьян и ремесленников. Так, французский народный танец бранль (участники танцуют, держась за руки и образуя закрытый круг), родившийся в эпоху раннего Средневековья, первоначально назывался «бранль прачек» и «бранль башмачников». Тот же жизнерадостный бранль исполнялся и аристократией во время балов, маскарадов и турниров, но манера его исполнения стала другой: более чопорной, торжественно-церемониальной, менее темпераментной. Этот танец считается первоисточником бальных танцев (М. В. Васильева-Рождественская, 1987). И хотя жестких различий между придворным танцем и танцем народным пока нет, все же народный танец продолжает оставаться импровизированным, более спонтанным, а придворный танец формализуется, большое значение приобретают различные танцевальные фигуры, построения, появляются первые учителя танца. «Самопроизвольность миновала, - пишет в этой связи К. Закс. - Придворный и народный танцы разделились раз и навсегда. Они будут постоянно влиять один на другой, но их цели стали в самой своей основе различны» (цит. по: В. М. Красовская, 1979, с 28).

Кроме народных и светских танцев, относящихся к танцу непрофессиональному, в Средневековье особое место занимает танец про-22

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 1. Виды танца и их функции в истории человечества

23

фессиональный, носителем которого являются жонглеры. «После того, как христианская церковь уничтожила последние цирки, еще державшиеся при первых королях, после того, как была утрачена способность понимать чистую латынь, т. е. отпала возможность театральных представлений, - потребность в зрелищах удовлетворяли одни жонглеры» (цит. по: Л. Д. Блок, с. 77). Жонглер пел, водил обезьян, жонглировал и, прежде всего, танцевал: руководил танцами и на селе, и в замке, организовывал процессии и во время церковных празднеств, и при дворе, обучал танцам и знать, и простых людей. Серьезный анализ профессионального танцевального искусства не является целью данной работы, к тому же он уже сделан не раз упомянутой здесь исследовательницей балета Л. Д. Менделее-вой-Блок, дочерью химика и женой поэта, в 1930 году. Остановимся I лишь на двух примерах, иллюстрирующих двойственное отношение к танцу в эпоху Средневековья.

Первый пример - это танец Саломеи, который дошел до нас благодаря многочисленным миниатюрам и легендам. Согласно евангельскому преданию, страстный танец падчерицы царя Ирода Саломеи послужил причиной мученической смерти Иоанна Крестителя: «Во ! время же празднования дня рождения Ирода дочь Иродиады плясала ! пред собранием и угодила Ироду; посему он с клятвою обещал ей дать, чего она ни попросит. Она же, по наущению матери своей, сказала: дай мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя» (прив. по: В. П. Даркевич, с. 59). В Средневековую эпоху образ Саломеи стал хорошим примером для нравоучений, а ее экстатический танец - символом одержимости дьяволом. Отношение к жонглерам (а танец Саломеи - это как раз танец жонглерессы) как к носителям темных, демонических сил существовало до XIII века.

Но «двумирная» средневековая культура породила еще одну легенду о жонглере, который своим искусством сумел восславить Богоматерь: «Твой да не будет взор суров. Я лучшие из номеров Тебе как дар мой принесу: Пройдусь, подобно колесу; Ты узришь за скачком скачок, Какие делает бычок, Когда пред матерью играет. Пусть кто меня и презирает, Я большим славить не умею.

Но все - тебе, все, что имею»... И, ноги вскинув, танцевать Стал на руках он, призывать Не преставая милость Девы. (Повесть XIII века «О жонглере Богоматери»)

По легенде, после того, когда измученный танцор упал у подножия алтаря, он был удостоен величайшей из всех наград - с небес к нему спустилась Дева Мария и платком вытерла пот с его лица. В заключение позволим себе привести обширную цитату, которая содержит неожиданную интерпретацию этой легенды и перемещает акцент с психологических на социокультурные функции танца: «Если бы этот жонглер был историческим лицом, мы могли бы назвать его первым гением танца. Сделать из профессии, служившей только потехой зрителю, только унизительным «ломанием» из-за куска хлеба, средство для выражения вершин средневековой мысли (поклонение Богоматери - высший порыв средневековой души) - это гениально своей неожиданной новизной. И жонглер <...> был бы первым профессионалом, поднявшим свой танец до уровня «полного человеческого достоинства» <...>. Но наш жонглер - поэтическая фикция, и много веков будет еще расти европейская культура, пока профессиональный виртуозный танец завоюет возможность воплощать передовую идеологию своего времени» (Л. Д. Блок, с. 85). ТАНЦЫ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ Коломбин а: Пол-луидора за урок! В прежнее время платили лучшему учителю экю в месяц. Арлекин: Правда, но в то время учителю танца не нужно было быть раззолоченным со всех сторон, как теперь; пара калош была его каретой, которая развозила его по городу. Реньяр, пьеса «Развод», XVII век

Если в предыдущую эпоху танец, в первую очередь, выполнял катарсическую функцию, то в эпоху Возрождения функции танца изменились. Во-первых, он становится способом общественного развлечения и общения. Без него не обходятся маскарады, балы, домашние и уличные празднества. Возникают новые танцевальные ir

24

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 1. Виды танца и их функции в истории человечества

25

формы. На смену круговым, хороводным танцам и танцам с линей-но-шеренговой композицией приходят парные (дуэтные) танцы. Танцующие уже стоят близко друг к другу, соприкасаясь плечами, ведут активный и оживленный танцевальный диалог. Во время танца мужчина и женщина осуществляют постоянный контакт глаз и рук.

Во-вторых, танец в эпоху Возрождения превращается в самостоятельный вид искусства. Он не нуждается более в драматическом словесном сюжете и не является «пластическим» продолжением музыки. Танец находит новую форму существования, чем соответствует названию своей эпохи и при этом в конце XVI - начале XVII века становится достаточно престижной профессией. Примером тому служат «большие балеты» XVII века во Франции. Если ранее танцы исполнялись жонглерами (XII век), морескьерами (XV век), арлекинами (панталонами) (XVI век) и баладенами (XVII век), то теперь исполнителями оказались король и цвет его двора. «Большие балеты» исполнялись в масках и туниках - причем этот наряд был общим для всех исполнителей, что позволило танцу перейти от рассказывания реальных фактов к выражению отвлеченной мысли (Л. Д. Блок, 1930).

В 1661 году Людовиком XIV учреждается Королевская академия танца, что немало способствовало его формализации, упорядочиванию преподавания и укреплению позиций профессионального танца. Однако впервые теоретическую разработку танец получил не во Франции, а в Италии, где в XV веке появились первые учебники танца.

СОВРЕМЕННЫЙ КЛАССИЧЕСКИЙ ТАНЕЦ КАК ВЕРШИНА РАЗВИТИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ТАНЦА. КРИЗИС ФОРМАЛЬНОГО ТАНЦЕВАЛЬНОГО ИСКУССТВА. «НОВЫЙ ТАНЕЦ» В США И В ЕВРОПЕ

Танец может больше; танец может открывать нам перспективы на окружающий мир, неуловимые более грубым, более ограниченным в средствах анализом других сценических искусств. Танец говорит по-своему, облекая в геометрические формулы явления жизни. Л. Д. Блок «Классический танец: история и современность»

Главная функция сценического танца, как отмечает Э. Л. Марти-нес (1986), это общение со зрителем. Особое значение в данном случае приобретают культурные, конвенциональные формы танцевальной экспрессии, аккумулирующие в себе систему высших ценностей общества, которую транслирует танцовщик зрителю. Вершиной развития профессионального танца считают возникновение классического танца, в который танцевальные движения входят «не в эмпирически данной форме, а в абстрагированном до формулы виде» (Л. Д. Блок, 1987). «Классический танец, - пишет Л. Д. Блок, -продукт многовекового творчества, в нем все неестественно с точки зрения первобытных танцевальных побуждений и все закономерно, если подойти к строению тела умозрительно и задаться целью найти все его танцевальные возможности» (там же, с. 29). Классический танец прошел большой путь: от «эпохи тальонизма» (о Марии Тальони говорили ее современники: «Она танцевала то, о чем мыслил Кант, пел Новалис, фантазировал Гофман») до расцвета итальянской и русской школ классического танца. В начале XX века виртуозная техника классического танца вступила в противоречие с новыми танцевальными формами. Одной из персон, знаменовавших собой это противоречие, была Айседора Дункан. По словам Л. Д. Блок, Дункан была «совсем не танцовщица, <...> в руках ее не было орудия всякого искусства, не было никакой техники, хотя бы новой, своей» (с. 330). Тем не менее А. Дункан открыла целый мир возможностей: самовыражения испол-26 Танцевально-экспрессивный тренинг нителя вне традиционных танцевальных форм, серьезного отношения к танцу, возможности находить танцевальные образы на основе симфонической музыки. А. Дункан обратила лицом к танцу широкую общественность: о танце заговорили те, кто прежде им не интересовался, статьи о танце стали появляться в газетах и журналах, прежде таких статей не печатавших (см., например: М. Волошин «О смысле танца», газета «Утро России», 1911 год).

Как отмечают Ф. Леви (F. Levy, 1988), С. Н. Куракина (1994), потребность отойти от ригидных и обезличенных форм танцевального искусства привела к созданию ключевых положений «нового», «современного» танца: спонтанность, аутентичность индивидуальной экспрессии, осознание тела, использование тем, которые затрагивают широкий спектр чувств и отношений. Ф. Леви пишет, что источником вдохновения для современного танца стал первобытный ритуал. Процесс формирования нового хореографического искусства происходит почти одновременно в США (А. Дункан, П. Дэнис, Т. Шоун, Б. Ларсон) и в Европе (М. Уигман). Создаются школы современного танца, слушатели которых и станут впоследствии первыми танцевальными психотерапевтами. Так, например, М. Чейз, пионер танцевальной психотерапии, была слушательницей Denishawnschool, a M. Уай-тхаус, Л. Эспенак, Т. Шоуп и другие вышли из школы современного танца М. Уигман. Экспрессивные возможности, которые предоставлялись студентам в этих школах, Ф. Леви рассматривает как ранние формы танцевальной психотерапии в XX веке.

Таким образом, в обстановке кризиса формального танцевального искусства и возникновения нового, так называемого «внутреннего», танца были созданы предпосылки для возникновения танцевальной психотерапии. Одним из основных условий возникновения танцевальной психотерапии в 1930-1940-х гг. было обращение к социально-психологическим и психотерапевтическим функциям танца и, исходя из них, определение природы танца.

Глава 2 ТЕОРИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ТАНЦА

Что есть танец и каковы причины его возникновения - центральные вопросы современной теории танца. Интерес исследователей к танцу обусловлен многими причинами. Часть теорий танца порождена интересом к нему как виду искусства, причем одному из первых его видов. В главе 1 мы много раз обращались к петроглифам, зачаткам изобразительного искусства, а ведь на них изображены танцы! То есть тогда, когда первобытный человек научился рисовать, он уже давно умел танцевать. Другая часть теорий явилась результатом анализа народной танцевальной культуры, сравнения танцев разных народов и разных эпох и породила подход к танцу как источнику изучения человека и человечества. К исследованию танца обращаются этнографы и хореографы, историки и культурологи, биологи и психологи, философы и экономисты. Известны биологические теории танца, подход к танцу как средству выражения эмоций, психологические, социокультурные, социально-психологические и философские теории танца. Единой теории танца не существует, да и не может существовать до тех пор, пока ученые спорят о соотношении биологического и социального в природе человека. Будущее в данном случае, как и во многих подобных случаях, - в синтетических теориях.

На настоящий момент существует весьма противоречивое представление о танце. Почти все исследователи сходятся в том, что танец есть ритмическое движение (3. А. Абрамова, 1972; Ю. Б. Борев, 1988; А. Менегетти, 1992 и многие другие). Ритму приписываются различные функции, вплоть до магических и космологических. Но дальше рассуждения ученых идут по разным направлениям. Так, одни полагают, что «происхождение танца, по-видимому, чисто сексуального характера» (В. Кандинский, 1912), трактуя танец как мо-^yajj

28

Т' анце&ально-экспресси&ный тренинг

Глава 2. Теории происхождения танца

29

торно-ритмическое выражение сексуальной энергии, как высвобождение эротизма (А. Менегетти, 1992; С. Н. Куракина, 1994). Примыкают к этим взглядам и представления о генетической связи танцев людей и танцев животных, характерные для биологических теорий танца (X. Эллис, У. Соррел). Правда, теорию танца английского ученого X. Эллиса (1929) нельзя однозначно отнести к биологической, так как он признавал, что танец является не только древнейшим способом выражения любовных чувств, которые возникли задолго до появления человека, но и чувств религиозных, которые, как признает X. Эллис, возникли со времени появления человечества. С другой стороны, взгляды X. Эллиса роднят его со сторонниками современных философских концепций танца и с античными представлениями о танце как особом ритме, движении, подчиненном особым правилам, мере, порядку. X. Эллис дает следующее определение танца: «Явление, в котором все подчинено строгим правилам исчисления, формы и четкого метра и порядка, строгому следованию общим законам формы и четкого соподчинения части целому. <...> Мы совершенно правы, когда рассматриваем не только жизнь, но и всю Вселенную как танец» (цит. по: Э. А. Королева, 1975, с. 147). Американский историк и теоретик танца У. Соррел в 1967 году утверждал: «Танец старше человека. Первобытный человек подражал различным животным и доподлинно копировал, как животные охотятся и бегают, как они ищут пищу и ухаживают друг за другом» (W. Sorell, 1967, с. 9). Действительно, в науке достаточно описаны особые, ритмичные движения животных, птиц, насекомых, которые в силу этого признака («ритмичность») названы танцем. Известны даже «танцы пчел»: круговой танец и виляющий танец (Д. Мак-Фарленд, 1988), которые исполняют возвращающиеся в улей пчелы-сборщицы и показывают, насколько близко находится пища. Но, как известно из истории (см. главу 1), первобытный танец, копирующий движения животных, был прежде всего связан с особой системой представлений первобытного человека о мире и происхождении своего племени от животного - тотема, а не предопределен генетически. Как показывает В. Л. Круткин (1993), «движения человеческого тела сразу складываются как человеческие, мы нигде не найдем перестроение животных движений в человеческие» (с. 36). Несостоятельность биологических теорий также доказана в работах Э. А. Королевой (1973, 1975, 1977).

Большинство же исследователей (А. Д. Авдеев, 1959; Л. Д. Блок, 1930; Ю. Б. Борев, 1988; К. Бюхер, 1923; К. Закс, 1937; Э. А. Королева, 1977; И. Хейзинга, 1992) рассматривает танец как чисто человеческое приобретение, как особый социокультурный феномен. Так, немецкий ученый К. Бюхер («Работа и ритм», 1923) на основании большого количества этнографических материалов доказывает, что источником ритмических танцевальных движений первобытного человека являлся ритмический строй работы. Он приводит примеры танцеобразных движений при полевых работах, при втаптывании хлебных зерен, при утрамбовывании глиняного пола. К. Бюхер утверждает, что «танцы первобытных народов являются ничем иным, как сознательным подражанием известным работам (как, например, постройка лодки, охота, рыбная ловля, война, жатва), <...> многие трудовые песни даже на более высоких ступенях культурного развития сохранились как песни плясовые» (с. 232). Причем одновременно с танцем возникают поэзия и музыка, как порожденные одним общим началом - ритмом, лежащим в основе всех трудовых процессов. К. Бюхер рассматривает танец, пение и музыку как своего рода «атавизм», оставшийся от тех времен, когда первобытный человек осуществлял различные трудовые процессы, для удобства их исполнения ритмизируя их и сопровождая разнообразными звуками. Иными словами, работа, которую К. Бюхер определяет как ряд телодвижений, обусловленных вне их лежащей экономической целью, в отсутствие этой цели «превращается» в танец, пение, музыку. Опираясь на большое количество фактов, автор называет мир первобытного человека «миром веселой работы», который, по мере изобретения орудий производства, разделения труда и обособления различных видов деятельности, преобразуется в мир серьезной, жизненно важной работы. Причем, по его мнению, прежде всего обособляются деятельности духовного характера, а также искусства. «Священник, врач (знахарь), колдун, певец, танцор и танцовщица первые выделяются из массы своих соотечественников и, как носители особых талантов, приобретают обособленное положение в обществе» (К. Бюхер, 1923, с. 309).

Идеи К. Бюхера имели немало последователей. Исследователь античного искусства А. Пиотровский (1934), анализируя и комментируя комедии древнегреческого автора Аристофана, обращает внимание читателей на связь движений комедийных хороводов с простейшими производственными процессами земледельческого хозяйства. Русский ученый, исследователь искусства Г. В. Плеханов также подчеркивает взаимосвязь первобытных плясок и технологических процессов того времени, соглашаясь, однако, с тем, что лю-30

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 2. Теории происхождения танца

31

бовные пляски не могут быть объяснены только с этой точки зрения и являются, все же, «выражением элементарной физиологической потребности и... имеют немало общего с любовной мимикой больших человекоподобных обезьян» (1958, с. 362).

В противовес этим взглядам нидерландский историк культуры Йохан Хейзинга рассматривает танец как наиболее чистую и совершенную форму игры. Он пишет, что «Танец есть сама Игра», отношение танца к игре есть «тождество сущности» (1938, с. 187). Наиболее отчетливо игровое качество танца проявляется, по мнению ученого, в хороводах, в фигурных и сольных танцах - там, где танец представляет собой зрелище и ритмически организованное движение. Но, в первую очередь, представление о танце как наиболее чистой форме игры основано на отсутствии у него утилитарных функций. С этим нельзя согласиться, так как уже на ранних этапах развития человека танец играл значительную роль и выполнял разнообразные (в том числе и утилитарные, обслуживающие) функции в жизни общества. Как показывают исследования Э. А. Королевой, первобытный танец являлся не только средством психоэмоциональной разрядки, средством накопления, сохранения и передачи опыта подрастающему поколению, средством общения, но и «средством» умножения животных, вызывания дождя, обеспечения урожая.

Еще одна группа ученых (А. Мэррей, Р. Коллингвуд, А. Хаскел) рассматривает танец как средство выражения эмоций, как заменитель еще не родившегося языка. Так, английский исследователь Р. Коллингвуд (1942) называет танец матерью всех языков. Американский ученый, президент национального Института бытового танца А. Мэррей считал, что танец на самых ранних этапах своего развития был мимическим, он возник в результате потребности первобытного человека выразить свои эмоции. По мере развития языка необходимость в мимическом танце отпадала, и он трансформировался в подчиненные определенным правилам и традициям движения, став основой многих ритуалов. Определение танца, которое дал А. Мэррей в Американской энциклопедии 1944 года, все же значительно шире такого узкого толкования танца: «Танец - это ритмические движения тела или частей тела, которые исполняются с целью выражения эмоций или служат средством проявления религиозных настроений, средством развлечения или средством передачи тех или иных общественных идей» (цит. по: Э. А. Королева, 1975, с. 148). Аналогичное определение танца дает английский исследователь А. Хаскелл: «Танец - это средство выражения эмоций

путем постоянной смены движений, подчиненных определенному ритму» (цит. по: Э. А. Королева, 1975, с. 149). Таким образом, в первой половине XX века за танцем закрепляется экспрессивная функция, функция выражения эмоций, чувств, настроений, религиозных и даже общественных идей. Еще дальше пошли представители психологических и социально-психологических теорий танца.

Наиболее ярким и последовательным сторонником психологического подхода к танцу был известный немецкий историк культуры К. Закс. В 1937 году в Нью-Йорке была издана его «Всемирная история танца», и с тех пор любая статья или монография, посвященная танцу, не обходится без анализа его взглядов. Не избежим этого и мы. «Психологизм» К. Закса во всем - в определении танца, в классификации танцев народов мира, в привлечении известных психологических теорий (например, теории К. Юнга) для интерпретации танцевальных движений. Несмотря на то что К. Закс подчеркивает социальную обусловленность танца, считает танец источником изучения человечества, он определяет танец через психофизиологические особенности его исполнителей: «Танец составляют не отдельные разрозненные движения, а движения человеческого тела, прежде всего определяемые всей натурой индивидуума и характером его нервных импульсов» (цит. по: Э. А. Королева, 1975, с. 150). Большой практический интерес представляет его классификация танцев народов мира, так как дает критерии выделения разных видов танца, которые затем могут быть использованы в рамках танцевально-экспрессивного тренинга. Мы сейчас не будем говорить о ее теоретической ценности и критиковать эту классификацию хотя бы потому, что она основана на большом количестве фактического материала, а автор подобного труда имеет право на обобщения.

Так, К. Закс делит танцы народов мира на негармоничные и гармоничные. Негармоничные танцы - это экстатические, конвульсивные танцы, исполненные бессознательно в состоянии пароксизма. При исполнении таких танцев полностью или частично утрачивается контроль над движениями тела. По мнению К. Закса, в негармоничных танцах выражается страдание. Автор, анализируя танцы народов мира и разных эпох, находит примеры подобных танцев в Азии, У племен Восточной и Западной Африки, у американских индейцев, У шаманов и членов тайных союзов, у древних греков, у народов Центральной и Западной Европы в эпоху Средневековья. Если мы пойдем вслед за К. Заксом, то обнаружим также немало подобных примеров и в нашей жизни. Многие современные исследования зафиксирова-32

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 2. Теории происхождения танца

33

ли связь между конвульсивными движениями и сильными эмоциями. В психотерапевтической практике освобождение подавленных чувств через особым образом организованные движения стало уже общим местом. Киноиндустрия не раз обращалась к конвульсивным танцам, чтобы показать страдания и особо сильные переживания героя. Очень яркий пример - танец, который танцевал Петр Мамонов в фильме «Такси блюз». И наконец, наша повседневная жизнь дает нам примеры подобных танцев, которые исполняются в целях самосохранения, своеобразной аутотерапии. Я наблюдала, как моя подруга после смерти близкого родственника очень сильно замкнулась, ее состояние можно было назвать «эмоциональным ступором». Это длилось достаточно долго, и никакие слова соболезнования и поддержки не могли ничего изменить. Нам было по 20 лет, и мы втайне от моей подруги собрались на дискотеку. Неожиданно для нас и она пошла с нами. Она протанцевала один танец - начинала вместе со всеми, закончила одна. Вся танцплощадка с ужасом наблюдала за ее движениями: они были как спазм, как крик, совершенно неритмичны, диссонировали с оптимистичным тоном музыки. После этого танца что-то изменилось в нашей жизни: она стала прежней и другой, став взрослее, пережив смерть близкого человека; в моей жизни этот случай предопределил мои профессиональные интересы и связал их на много лет с танцем.

Гармоничные танцы, согласно определению К. Закса, - ритмичны, жизнерадостны, несут в себе заряд мышечной энергии и доставляют большое удовольствие и зрителям и исполнителям. Такие танцы являются эффективным проявлением человеческой энергии и одним из способов достижения экстатического настроения.

В основу еще одной классификации положена теория известного швейцарского психиатра и психолога К. Юнга. К. Закс выделяет танцы изобразительные (или мимические) и неизобразительные (или абстрактные). Изобразительные танцы имеют в своей основе чувственные восприятия и являются экстравертированными, неизобразительные танцы - нонсенсорны и интравертированы. Эта классификация - по сути своей попытка выделения типологии танца в соответствии с типологией личности. В дальнейшем такие связи будет выстраивать «интерпретирующая» танцевальная психотерапия и против них будет выступать «неинтерпретирующая» танцевальная психотерапия.

Психологическую теорию танца на 30 лет опередила Асейдора Дункан, которая создала новую хореографию, «новый танец», который определялся ею как «движение, в совершенстве выражающее данное индивидуальное тело, данную индивидуальную душу» (А. Дункан, 1992, с. 184).

Дальнейшее развитие теории все дальше уходит от понимания танца как выражения эмоционального опыта индивида, его физиологических и психологических особенностей. В противовес идее, что танец - это порождение индивидуального, разрабатывается теория, в основе которой лежит представление о танце как порождении социального, о танце как знаке культуры. Ее автор - американский ученый А. Ломаке, директор Института кантометрии и хореомет-рии при Колумбийском университете. Он определяет танец как «эскиз или модель жизненно необходимой коммуникативной связи, сфокусировавшей в себе наиболее распространенные моторно-двигательные образцы, которые наиболее часто и успешно использовались в жизни большинством людей данной культурной общности» (цит. по: Э. А. Королева, 1975, с. 152). Вместе с этим он не абсолютизирует социальный детерминизм танцевальных движений и признает, что танец, хотя и является прежде всего показателем и воплощением образца культуры, но потом все же выражает и индивидуальные эмоции. А. Ломаке разрабатывает новый метод анализа движений - хореометрику, который позволяет изучить наиболее распространенные «моторно-двигательные образцы». Хореометрика фиксирует не отдельные движения или элементы танца, а наиболее общие позы и характер движений, которые, во-первых, имеют наибольшее распространение в рамках изучаемой культуры или этноса, во-вторых, которым придается особое значение членами изучаемой социальной группы и, в-третьих, исполнение или наблюдение за которыми вызывает удовольствие у большинства членов данной социальной группы. Хорошо известны фильмы А. Ломакса, в которых запечатлены разнообразные моторно-двигательные стили, характерные для танцев разных народов: танцы жителей Тибета, Индии, США, Афганистана, республик, входящих в состав СССР. За эти фильмы и комментарии к ним он неоднократно подвергался критике. Так, например, сольные танцы интерпретировались им как одиночество и отчуждение личности, повороты и вращения - как защитные механизмы, а пируэты символизировали радость. Конечно, современные представления о танце и в целом об экспрессии личности далеко ушли от однозначного толкования отдельных танцевальных движений. Но заслуга А. Ломакса в том, что он не только обозначил социокультурный подход к танцу как общественно

34

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 2. Теории происхождения танца

35

значимому, социальному явлению, но и разработал метод его анализа. Моторно-двигательные танцевальные образцы, анализируемые через такие критерии, как: 1) наибольшая распространенность; 2) особое значение, придаваемое социальной группой; 3) особые переживания при исполнении, легли в основу разрабатываемого нами понятия танцевально-экспрессивного стереотипа (см. главу 4). Метод А. Ломакса перспективен при изучении народных танцев и танцев разных эпох, а также современных молодежных танцевальных стилей, которые являются неотъемлемым компонентом молодежной субкультуры, которым приписывается особое значение, и успех в их исполнении является своеобразным «пропуском» в определенную социальную группу. Этот метод положен в основу исследования, проведенного нами совместно с Хегай Е. Л. (1999). Оно было посвящено изучению танцевально-экспрессивных стереотипов современной молодежной культуры, которые рассматривались нами как форма материализации системы отношений современного подростка. Метод А. Ломакса реализует заявленный К. Заксом еще в 30-х годах XX века тезис о возможности через изучение танца изучать человека и человечество.

Хочу привести несколько интересных, на мой взгляд, примеров, иллюстрирующих социальную обусловленность и в то же время неоднозначность танцевальных движений. Несколько лет назад я читала лекции и проводила танцевально-экспрессивный тренинг в г. Майкопе, столице Адыгеи. Одна из участниц рассказала мне, что при исполнении адыгского народного танца существует неписаное правило: женщина не должна поднимать локоть выше плеча. В этом запрете сконцентрировались социальные ожидания относительно того, как должна себя вести и какой должна быть адыгская женщина: скромной, сдержанной, нежной, грациозной, изящной. В подаренной мне книге Л. Г. Нагайцевой «Адыгские народные танцы» из 16 рисунков, изображавших основные позиции женского танца, (только 1 рисунок содержал изображение поднятых вверх рук. Л. Г. Нагайцева отмечает особую пластику рук в национальном адыгском танце, связанную с поэзией самобытных образов - грацией и изяществом газели, свободно парящим орлом - и национальными представлениями об идеальных героях - храбром Айдемиркане и белорукой Адиюх.

Тот же самый запрет мы наблюдаем во времена Людовика XIV: на целый век руки в танце забывают движение наверх, выше плеча, и если кисть иногда переходит эту границу, то локоть - никогда.

Л. Д- Блок связывает отсутствие таких движений рук с политикой ограничений и твердых правил Людовика XIV, «нашедшего полную гармонию между своими идеалами и между всеми искусствами ценою своевольных урезываний» (Л. Д. Блок, с. 181).

Таким образом, один и тот же жест в первом случае детерминирован целым пластом национальных представлений об идеальной женщине, в другом случае напрямую связан с ограничениями и предписаниями лица, имеющего высокий социальный статус, распространившимися на разные сферы человеческого существования.

В последние 10-20 лёт различные авторы, среди которых немало танцевальных психотерапевтов, стремящихся к теоретическому обоснованию своей работы, все чаще обращаются к социально-психологическим аспектам танца. Возникновение танца связывают с удовлетворением потребности человека в общении, в контакте (с природой, с Божеством, с миром, с другими людьми, с самим собой). В этом контексте Э. Л. Мартинес (1986) рассматривает танец как одну из форм внесловееного языка. Внесловесный язык, по определению Э. Л. Мартинеса, представляет собой одну из самых широких форм общения. Он порожден человеческим телом либо моделируется специфическими предметами (одеждой, масками, украшениями), имеющими определенное значение. Внесловесный язык является пространственно-временным, так как различные знаки выступают в совокупности и их значение обусловливается целостностью компонентов сообщения в пределах определенного отрезка времени. Анализируя изменения танцевальных форм от «архаических», имеющих «повествовательную» направленность, до современного сценического танца, цель которого - общение со зрителем, Э. Л. Мартинес называет их «внесловесными диалогами», способными не только передавать информацию (культурные традиции, опыти т. п.), но и чувства.

Э. Ноак также замечает, что «на ранних стадиях развития человечества танец, движения и жесты были, вероятно, языком, на котором мы общались не только с неизвестным, но и друг с другом» (1992, с. 184). Кроме того, Э. Ноак подчеркивает роль танца в развитии идентификации и имитации, показывая, что развитие танца является ранним механизмом воспроизведения человеком явлений окружающего мира и поведения другого человека в ритмических Движениях.

Е. К. Луговая (1991) также рассматривает танец как «невербальную форму общения в культуре» (с. 54), способную выполнять одну из основных функций языка - хранение и передачу системы вые-36

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 2. Теории происхождения танца

37

ших ценностей общества. Свои доказательства данного тезиса Е. К. Луговая строит на анализе первобытного танца, который одновременно являлся и средством создания, и средством выражения, и средством сохранения мифа. «Древние люди не проповедовали свою религию, а танцевали ее; весь мир представлялся им магическим танцем видимых и невидимых сил, и сами они в танце обращались к Богу за помощью», - пишет Е. К. Луговая (с. 56). Эта способность танца аккумулировать в себе общественные ценности и идеалы сохранилась до наших дней и нашла свое выражение в современном танце. Танец, по утверждению Е. К. Луговой, является интерпретацией как всеобщей универсальной жизни, так и нашего внутреннего бытия.

Идею о танце как особом знаке, в котором в концентрированном виде представлен внутренний смысл, как личностный, так и надличностный, и одновременно как о процессе, в ходе которого достигается единство внешнего и внутреннего, мы находим у М. М. Бахтина: «В пляске сливается моя внешность, только другим видимая и для других существующая, с моей внутренней самоощущающейся органической активностью; в пляске все внутреннее во мне стремится выйти наружу, совпасть с внешностью, в пляске я наиболее оплот-неваю в бытии, приобщаюсь бытию других; пляшет во мне моя наличность (утвержденная ценностно извне), моя софийность, другой пляшет во мне» (1986, с. 127).

Приведенные выше представления о танце не исчерпывают всего многообразия взглядов на это порождение цивилизации. Кроме биологических, психофизиологических, психологических и социально-психологических функций танца, в литературе можно встретить идеи «космического» (С. Н. Куракина, 1994), «сакрального», «эзотерического» (И. Курис, 1994) смысла танца, которые основаны на понимании танца как «движения особого рода» (С. Н. Куракина, с. 8), выражающего ритмы Вселенной, ритмы самой жизни.

Таким образом, можно сделать вывод, что танец - это сложный и многогранный феномен, который может быть понят только в единстве биологического, психологического, социокультурного, социально-психологического и философского аспектов. Возникновение танца и его развитие на протяжении тысячелетий связано с его полифункциональностью, с тем, что он отвечает целому спектру потребностей человека и общества.

Итак, представление о танце как феномене, возникающем на пе ресечении социокультурных, социально-психологических и лич

ностных координат, позволяет определить танец как (нижеследующие определения не являются взаимоисключающими, так как отражают различные функции танца):

1. Форму невербального катарсиса. С это точки зрения танец вы полняет следующие психофизиологические, психологические и пси хотерапевтические функции: • функцию катарсического высвобождения сдерживаемых, подав ляемых чувств и эмоций, в том числе социально нежелательных; • функцию моторно-ритмического выражения, разрядки и пе рераспределения избыточной энергии; • функцию активизации, энергетизации организма; • функцию уменьшения тревожности, сопротивления, напряже ния, агрессии; • оздоровительную функцию (функцию психофизической про филактики); • функцию саморегуляции.

2. Вид невербального общения, наделенный всеми функциями общения: • функцией познания людьми друг друга; • функцией организации межличностного взаимодействия; • функцией формирования и развития отношений.

3. Выполнение танцем функций общения возможно благодаря тому, что он является совокупностью невербальных сигналов и зна ков, имеющих пространственно-временную структуру и несущих информацию о психологических особенностях личности и группы. С этой точки зрения танец выполняет следующие социально-пси хологические функции: • функцию выражения чувств, отношений и взаимоотношений личности; • функцию создания образа партнера и группы; • функцию понимания и взаимопонимания, запуская процессы интерпретации в общении; • функцию установления и регуляции отношений; • функцию самопознания и познания других; • функцию диагностики отношений.

4. Социокультурный феномен, в котором находят свое выраже ние социальные ценности, общественные установки, отражаются со циальные мотивы. Именно с этой точки зрения изучение танца, по

38

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 3

словам К. Закса, приобретает особое значение для изучения истории развития человечества.

5. Вид пространственно-временного искусства, художественные образы которого создаются средствами эстетически значимых, рит мически систематизированных движений и поз (Э. А. Королева, 1977).

6. Символ Жизни и Всемирного движения.

Выделенные функции танца отражают его сложную природу и вместе с этим подчеркивают его социокультурный, социально-психологический и психологический статусы, определяющие роль танца в жизни человека и возможности его использования в рамках психотерапии и социально-психологического тренинга.

СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ТАНЦЕВАЛЬНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

В этой главе на основании анализа обширного литературного материала мы предполагаем рассмотреть источники возникновения и развития танцевальной психотерапии, ее основные положения, цели и методические приемы. ИСТОЧНИКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ РАЗЛИЧНЫХ НАПРАВЛЕНИЙ ТАНЦЕВАЛЬНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

Толчком к возникновению танцевальной психотерапии, как было показано выше (см. главу 1), явился кризис современного танца в начале XX века.

В основе возникновения и развития различных направлений танцевальной психотерапии лежат 5 источников:

1. Танец, его социокультурные, социально-психологические, пси хофизиологические функции и понимание танца как формы невер бальной коммуникаци и самовыражения.

2. Работы 3. Фрейда, А. Адлера, К. Юнга, сформировавшие пред ставление о бессознательном и его проявлениях. В отличие от классической психоаналитической техники, где бессознательное из влекается с помощью вербализации, акцент в танцевальной психо терапии ставится на извлечении бессознательных аспектов психи ки через экспрессию и танец.

1. 40

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 3. Современные подходы к танцевальной психотерапии

41

3. Представления о соотношении личности и ее телесной орга низации, разработанные В. Райхом, А. Лоуэном, Ф. Александером. Практически каждый танцевальный психотерапевт руководствует ся несколькими основными положениями этих авторов: 1) телесные движения отражают внутренние эмоциональные состояния, лично стные особенности и историю развития человека; 2) изменения в двигательном поведении могут привести к изменениям в психике, способствуя здоровью и личностному росту.

4. Система форм усилий Р. Лабана (Laban R., Lawrence E, 1947; Laban R., 1960), позволившая анализировать двигательное поведе ние человека с точки зрения 4-х факторов (пространства, времени, силы и течения) и на этой основе строить программу его развития. Эта система была одной из первых попыток систематизирования и формализации движений, которая оказала большое влияние на раз витие телесной психотерапии, танцевальной психотерапии и хоре ографии. В настоящий момент система Р. Лабана используется так же в таких сферах человеческой деятельности, для которых важным является координация усилий, целенаправленность и активность действий, принятие решений и перевод их в деятельность, напри мер, в менеджменте (Daly А., 1982; Melatic V., 1987; RamsdenP., 1992).

5. Исследования в области теории групп, психологии личности и невербальной коммуникации. ТАНЦЕВАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ В США

Возникла танцевальная психотерапия в конце 1940-х гг. в США как психиатрическое направление. Первые танцевальные психотерапевты М. Чейз, Т. Шоуп, М. Уайтхаус и др. использовали танец как способ лечения психиатрических больных с так называемым «военным неврозом», сосредоточившись преимущественно на психофизиологических функциях танца. Значительно позже танцевальная психотерапия стала применяться при работе с нормальными и невротичными клиентами. Так как первыми танцевальными психотерапевтами были профессиональные танцоры, это явилось причиной того, что зачатки теории танцевальной психотерапии стали появляться только в конце 1950-х гг. Путь, по которому шел каждый танцевальный психотерапевт к теоретическому обоснованию своей работы, был отличным от других, и это является причиной эклектичности в теории танцевальной психотерапии. Эта же причина объясняет и недостаточное развитие исследовательской практики в современной танцевальной терапии. В 2000 году Р. Флаум с коллегами (R. Flaum, С. Lenore, W. Hervey, 2001) опросили 1178 членов Американской ассоциации танцевальной терапии на предмет их исследовательского опыта. Большинство опрошенных отметили недостаток систематических исследований в танцевальной терапии. Оказалось, что наиболее распространенная форма исследования в американской танцевальной психотерапии - это исследование случаев («case study»), а в промежутке между 1998 г. и 2000 г. в Американском журнале по танцевальной психотерапии появились только 3 статьи - отчеты об исследованиях.

Танцевальная терапия развивалась от практики к теории, от клинической практики к исследовательской. Так, Мэрион Чейз, профессиональная танцовщица и учительница танцев, названная «первой леди» танцевальной психотерапии, разрабатывает такие основные понятия танцевальной психотерапии, как «кинестетическая эмпатия» (эмпатическое принятие партнера путем отзеркаливания его движений) (М. Berger, 1988, с. 152) и «ритмическая групповая активность» (совместное движение группы под единые ритм) (там же, с. 132). Позже эти понятия легли в основу двух основных методов танцевальной психотерапии.

М. Чейз оставила очень мало печатных работ, о ней можно узнать из работ ее учеников и последователей. Д. Мак-Нили (1999) пишет, что у М. Чейз был талант контактировать с замкнутыми пациентами и пробуждать их жизненную энергию. Ее ученица Элен Лефко отмечает, что сама М. Чейз была ярким примером того, каким должен быть танцевальный психотерапевт. Основным умением танцевального психотерапевта, как учила М. Чейз, является его инстинктивная радость от движения, только тогда он сможет передать, «заразить» ею клиента. Основной же целью танцевального терапевта, как ее формулировала М. Чейз, является поощрять клиента двигать свое тело (Н. Lefco, 1960).

Последовательница М. Чейз, также профессиональная танцовщица, Труди Шоуп сосредоточила свою психотерапевтическую работу на спонтанном, катарсическом высвобождении сдерживаемых чувств в танце и исследовании скрытых конфликтов, которые были источниками психического и физического напряжения. Она утверждала: любой внутренний опыт находит полную реализацию в теле, и любое телесное переживание влияет на внутреннее самоощущение.

42

Танцевально-экспрессивный mbt

Глава 3. Современные подходы к танцевальной психотерапии

43

Мэри Уайтхаус под влиянием работ К. Юнга начинает работать с бессознательным, используя технику «активного воображения» и понятие «архетипического движения». Она считала, что танец - это путь к бессознательным переживаниям личности; выраженные в танце, они становятся доступными для катарсического высвобождения и анализа. Целью терапевта является помощь клиенту в поисках «подлинного движения», которое есть проявление Самости (по К. Юнгу, самость - регулирующий центр психики и в то же время целое психики. Самость никогда не может быть полностью схвачена сознанием. Опыт самости и непрерывный процесс самореализации являются целью индивидуации). Теория К. Юнга оказалась очень продуктивной для танцевальной психотерапии. Ее взяли на вооружение такие танцевальные психотерапевты «второй волны», как Пенни Левис (1984), Кэролин Грант Фэй (1987), Джо-• ан Чодороу (1984). Д. Мак-Нили объясняет такую легкую адаптацию теории Юнга к танцевальной психотерапии тем, что она «не антителесная, она является проводником к телу» (1999, с. 47). Кроме того, сам Юнг использовал танец как прямое выражение бессознательного в активном воображении и как «вытанцовывание снов».

Л. Эспенак строит теорию своей танцевальной психотерапии под влиянием индивидуальной психологии А. Адлера. Е. Сейгел в работе опирается на теорию психосексуального развития 3. Фрейда (М. Berger, 1988).

Только в конце 1950-х гг. в США были созданы первые обучающие программы, разработанные М. Чейз, Б. Эван, Т. Шоуп, М. Уайтхаус, Л. Эспенак. В 1966 г. была учреждена Американская ассоциация танцевальной психотерапии (ADTA), и эту дату принято считать началом развития танцевальной психотерапии как самостоятельной дисциплины. Ф. Леви приводит определение танцевальной психотерапии, принятое Американской ассоциацией (ADTA): «Танцевальная психотерапия - это целенаправленное использование любых аспектов танца для помощи в физической и психической интеграции личности» (F. Levy, 1988, с. 40).

Значительное развитие в танцевальной психотерапии получило психодинамическое направление, которое рассматривало действия участников групп в русле психоаналитической теории. Влияние психоанализа проявилось в понятии катарсис, активно «эксплуатируемом» в психодинамическом направлении, а также в психоаналитической интерпретации двигательных паттернов членов групп. В то

же время понятие катарсиса используется и в тех подходах в танцевальной психотерапии, которые выходят за пределы психоаналитического наследия.

Наиболее известными представителями психодинамического направления являются Джери Сэлкин, автор метода «тело-эго», Альберт Пессо, разработавший психомоторный тренинг, и Пэнни Бернштейн (подробно об этих методах - К. Рудестам, 1998). Первые два автора представляют пограничные (между телесной и танцевальной терапией) направления. П. Бернштейн использует танцевальный ритуал, а также теорию Юнга и гештальт-подход для помощи клиентам в преодолении кризиса возрастного развития. Опираясь на функции первобытного ритуала, в первую очередь на функцию индивидуации, в безопасной обстановке группы П. Бернштейн создает критические ситуации, дающие личности опыт преодоления, борьбы, координации с другими и противопоставления себя другим.

Итак, американская танцевальная психотерапия развивалась дву мя путями. С одной стороны, развитие шло от практики к теории, от профессионального танца к терапии. Постепенно интуитивно чувствуемые возможности психотерапии с помощью танца «обрас тали» теоретическими построениями. Каждый танцевальный тера певт разрабатывал и теоретически обосновывал свою собственную танцевальную терапию. С этим связано многообразие подходов внут ри американской психотерапии. t

С другой стороны, параллельно с первым, в танцевальной психотерапии сформировалось психодинамическое направление. Это связано с тем, что многие танцевальные терапевты получили начальную подготовку в психоаналитических традициях. Сказалось также и влияние телесной психотерапии, основоположником которой считается известный психоаналитик, правда отлученный от классического психоанализа, Вильгельм Райх.

Между первым и вторым направлениями много общего. И тот, и другой подход используют танец как средство самовыражения и общения, и в том и в другом подходе apriori считается, что манера и характер движений отражают личностные особенности человека. Отличие этих подходов - в «интерпретативном» характере психодинамического подхода и в расстановке акцентов. Если в психодинамическом направлении основная работа сосредоточена на от-реагировании подавленных чувств и отношений, на повторном переживании последовательных этапов развития и т. д., то в непси-45 ходинамическом подходе акцент ставится либо на развитии эк«! рессивного репертуара, либо на свободном выражении чувств в: висимости от теоретических взглядов танцевального терапевта.

Анализ нескольких работ американских авторов, датированы! после 1980 года (Freundlich В., Pike L., Schwartz V., 1989; Silk 1989; Stinson S., 1989, A. Elizabeth, L. Gray, 2001), в области тащ вальной психотерапии позволяет сделать вывод о смещении акце та с использования танца преимущественно как способа психо<] зической интеграции на использование его в целях установлеь и развития межличностных отношений. Так, работа Б. Фрейщ Л. Пайк, В. Швартц с аутичными детьми, основная проблема кс рых, по их мнению, заключалась в дефиците интерперсоналы отношений, сконцентрировалась на развитии у детей синхрон* движений (с другими детьми и с терапевтом), являющихся казателем взаимоотношений, а по некоторым другим данн| (В. Meekums, 1992), показателем эмпатии и идентификации. Г. Си также сообщает об использовании танца в целях исследова» интерперсональных чувств и построения сильных невербалы-связей между участниками. А. Элизабет, Л. Грей применяют тан| вальную терапию к взрослым людям, пережившим пытки и м> ния, как способ восстановления доверия и способности к OTHOI ниям с другими людьми. ГУМАННОСТРУКТУРИРОВАННАЯ ТАНЦЕВАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ ГЮНТЕРА АММОНА (Германия)

Несколько позже танцевальная психотерапия возникает в других странах. В Германии наиболее широко известна Гуманнострук-турированная танцевальная терапия (HDT), созданная ГюнтероМ Аммоном. HDT интегрирована в теоретическую концепцию Г. Аммона «Гуманистическая структурология», которая базируется на позитивном определении бессознательной личности и на теории многомерной личности с интегрированными измерениями в здоровье и дезинтегрированными - в болезни. Для Г. Аммона цель терапии - в интеграции различных измерений личности в тождественность человека.

3- Современные подходы к танцевальной психотерапии

Фундаментальными аспектами Гуманноструктурированной танцевальной терапии являются: 1) индивидуальный спонтанный танец, выражающий внутрен нее состояние; 2) коммуникация через тело и движение танцора; 3) обратная связь группы, данная танцору после его танца.

В пределах группы танцор «переживает» свое тело, выражая себя в танце посредством языка тела, осуществляет контакт как с самим собой, так и с группой, что имеет громадный творческий, интегра-тивный и излечивающий эффект не только для самого танцора, но и для группы. Цель HDT достигается с помощью следующих методических приемов: одинокий, отдельный, обособленный (single) спонтанный танец, выбор одежды для танца, танец с использованием музыки или без нее, танец с использованием барабана, медитация в группе в начале и медитативный танец в конце сессии.

Ученица Понтера Аммона Мария Бергер так описывает психотерапевтический процесс в HDT: «В Гуманноструктурированной танцевальной терапии имеют место постоянное взаимодействие между сознанием и бессознательным, между индивидуальностью и группой, между мужчиной и женщиной, между здоровьем и болезнью» (М. Berger, 1988, с. 153). Работая в русле HDT, M. Бергер провела экспериментальное исследование результатов 3-месячной танцевальной психотерапевтической сессии. Поскольку экспериментальные исследования эффективности танцевальной терапии и возможные методы анализа еще не обсуждались в нашей работе, то остановимся на этом подробнее. Экспериментальная группа состояла из 30 человек, в которой были представлены все диагнозы и все возрасты. Из всей группы только 10 человек были детально исследованы с использованием следующих методов:

1. Открытое интервью с повествовательной частью (самоотчет) и с заранее установленными вопросами, на основании которых дела лись выводы о принятии участниками терапии своего тела, доступ их к чувствам во время танца, способности членов группы вербали зовать чувства и контактировать с другими.

2. Тематический апперцепционный тест (ТАТ) с 10 отобранны ми картинками, на базе которых делались выводы о восприятии и принятии участниками терапии своего тела, об отношении к себе и другим людям, об агрессии по отношению к другим людям и себе. Также учитывался основной эмоциональный фон описаний пред ложенных стимульных картинок.

1. 46

Танцевально-экспрессивный тренинг

['лава 3. Современные подходы к танцевальной психотерапии

47

3. Видеозапись танца, на основании которой была разработана шкала анализа, состоящая из 24 пунктов: поза, выражение лица, взаимоотношения с группой, печаль, радость,,гнев и т. д.

Результаты проведенного М. Бергер исследования показали, что у участников сессии произошли следующие изменения: 1) интеграция различных частей тела, прежде переживавшихся как изолированные, расширение экспрессии движений; 2) осознание вытесненных конфликтов и чувств, лучший доступ к бессознательным конфликтам и чувствам на невербальном уровне и их соотнесение с вербальной коммуникацией; 3) развитие доверия к себе и к группе; 4) развитие способности к установлению межличностных отношений.

М. Бергер выделила 2 типа пациентов, для которых танцевальная психотерапия оказалась наиболее эффективна: это негибкие, жесткие, ограниченные в движениях пациенты, которые в результате развивают лучший доступ к своему телу и эмоциям; и пациенты, которые имеют большой репертуар движений, но оказываются не в состоянии показать свои чувства. Исследовательница приводит описание начального и «контрольного» танца пациента первого типа, мужчины 20-ти лет, попавшего в клинику из-за навязчивого страха, состояния деперсонализации и нарушения сексуальной идентификации: «В своем первом танце он выбрал современную ритмическую музыку, но двигался он очень стереотипно. Принимал в основном одни и те же позы на большой дистанции от группы. Его лицо было закрыто волосами. Двигался он очень сдержанно и не имел контакта с группой. Во втором танце он показал многое своей одеждой. Он танцевал с голым торсом и в шортах. Начал он свой танец очень выразительно на полу. Затем он занял весь круг внутри группы. Двигался он очень свободно, размашисто, энергично, с большим подъемом и чувствовал удовольствие при этом. Он избегал прямого контакта глаз с группой, но при этом был контакт с группой на чувственном уровне. <...> Он ощущал свое тело как кровный кусочек себя, полное сил и прекрасное. Он сам так описал свой танец: "Это было как пробуждение жизни"» (с. 138).

Полученные М. Бергер результаты, а также сама постановка вопроса о возможных сферах эффективности танцевальных психотерапевтических процедур свидетельствуют о смещении акцента в танцевальной психотерапии с психиатрических целей на социально-психологические.

« НЕИНТЕРПРЕТИРУЮЩАЯ » ТАНЦЕВАЛЬНО-ДВИГАТЕЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ (Великобритания)

В Великобритании танцевально-двигательная психотерапия (DMT) также начала развиваться сравнительно недавно (с конца 1970-х гг.), но на сегодняшний день она представляет собой самостоятельное направление со своей мощной теоретической и экспериментальной базой. Изданная в 1992 году «Танцевально-двигательная терапия: теория и практика» под редакцией X. Пейн является одной из первых попыток обобщить опыт, накопленный этой дисциплиной за годы своего развития.

Под названием DMT объединены различные подходы и модели, отличающиеся друг от друга теоретическими основаниями, целями и методическими приемами. Ниже мы остановимся на этом, а сейчас попытаемся очертить то общее, что объединяет эти подходы, то общее, что стоит за понятием DMT. Как пишет X. Пейн, «в наипростейшем понимании, DMT - это использование творческого движения и танца в терапевтических взаимоотношениях» (Н. Payne, 1992, с. 4). В Великобритании официально принято следующее определение: «DMT - это использование экспрессивного движения как средства, с помощью которого индивид может включиться в процесс личностной интеграции и роста. DMT базируется на том положении, что существует определенная взаимосвязь между движением и чувством и что посредством исследования более разнообразного количества движений люди переживают возможность становления все более спонтанными и адаптивными существами. Через танец и движение внутренний мир каждого человека становится осязаемым. В процессе DMT терапевты создают обстановку доверия, в которой чувства могут быть безопасно выражены, признаны и проанализированы» (там же, с. 4). Очевидно, что это определение мало чем отличается от определений и принципов американской или немецкой танцевальной терапии. Тем не менее танцевально-двигательная терапия в Великобритании возникла на совершенно иной, чем американская терапия, почве и поэтому вынуждена была решать на ранних этапах своего становления иные задачи. Так, пионеры DMT получили свое первое образование в области трудотерапии и физиотерапии, поэтому DMT нуждалась в определении своего статуса как отдельной дисциплины и в определении границ между

f'лава 3. Современные подходы к тан 48 Танцевально-экспрессивный тренинг Щ физиотерапией и трудотерапией. Сегодня танцевально-двигательная терапия в Великобритании является одним из видов арт-терапии, имеющим свои собственные валидные обучающие процедуры, супервизирование профессиональной практики и свое научное исследование.

Также перед DMT стоял вопрос определения круга клиентов, для которых предпочтительна танцевально-двигательная терапия. Первоначально существовали достаточно стойкие заблуждения относительно того, кто же может являться клиентом DMT. Считалось, что DMT предназначена только для тех, кто: 1) имеет физические недостатки; 2) природное чувство ритма и двигательный талант; 3) неопытен в творческой экспрессии. На сегодняшний день DMT применима к достаточно широкому кругу клиентов, а вышеназванные критерии не являются определяющими при выборе вида терапии.

Главными элементами DMT являются: 1) личность (терапевта, клиента); 2) психотерапевтический процесс; 3) движение как форма невербальной коммуникации. X. Пейн подчеркивает, что применение танца в DMT основано на его катарсилеской природе: «Ка-тарсическая природа танца освобождает напряжение, вызванное стрессом, принося облегчение. Танцевальное движение является приносящим удовольствие расходом энергии, в отличие от обычных движений, которые являются релаксацией и сублимацией. Оно может иногда приводить к противоположному состоянию осознания» (Н. Payne, с. 6). Эту идею она подтверждает многочисленными исследованиями, которые показали: 1) эндорфины, производимые мозгом во время танца, могут понизить болевое ощущения, действуя как транквилизатор; 2) энергичная активность приводит к ослаблению сильных отрицательных эмоций; 3) разрядка напряжения после двигательных упражнений длится дольше, чем после медитации; 4) уменьшение тревожности в танцевальны^ группах было значительнее, чем в спортивных и музыкальных группах. Поэтому DMT предпочтительна в лечении стресса и ряда психосоматических нарушений.

И наконец, еще одной особенностью танцевально-двигательной терапии в Великобритании является ее неинтерпретирующий характер. Именно по этому критерию английская танцевально-двигательная терапия отмежевывается от американской. Не отрицая взаимосвязи между характеристиками движений и личностными переживаниями и чертами, DMT подчеркивает неоднозначный характер этой связи. Во время рефлексии на психотерапевтических сессиях терапевт DMT не делает умозрительных заключений и не связывает аспекты известной терапевту жизненной истории клиента с его движениями и интерактивным поведением. В качестве обратной связи терапевт позволяет себе только лишь «подстрочный комментарий к движению» (термин X. Пейн), который представляет собой акцент на том или ином двигательном поведении клиента, вербальное описание увиденного типа «вы улыбнулись, нахмурились, ваши руки были крепко сжаты в кулаки, вы отвернулись от своего партнера и т. п.». Тем не менее остается спорным вопрос о том, насколько выборочное акцентирование тех или иных аспектов движения далеко от их интерпретирования.

Перейдем к рассмотрению разнообразия подходов, методов и круга клиентов в DMT. DMT объединяет в себе психодинамический, поведенческий и другие подходы. Так, основу психодинамического подхода составляют свободные ассоциации в движении, целью которых является отражение внутренних процессов. Поведенческий подход использует DMT с целью модификации поведения клиентов по направлению культурных и социальных норм. Ударение здесь ставится на приобретении умений. Ниже приведены те экспериментальные исследования, выполненные в русле DMT, которые иллюстрируют использование танца в контексте взаимоотношений. Такое представление материала связано, во-первых, с тем, что нас интересует социально-психологически ориентированная танцевальная психотерапия; во-вторых, с тем, что сами практики DMT заявляют о разрешении проблем взаимоотношений как о своей главной цели.

Так, в исследовании X. Пейн (Н. Payne, 1992) было показано, что при работе с детьми и подростками, характеризующимися аутизмом, психотическими нарушениями, делинквентным поведением, основной целью терапии явилось вовлечение их в творческий, строящий взаимоотношения опыт. Она пишет, что опыт синхронного танца с целой группой дает чувство совместности, принадлежности, являющееся терапевтическим для данного контингента участников. Также, кроме синхронного танца с группой, X. Пейн был использован метод совместного движения с терапевтом (следование по пятам, подражание, отзеркаливание) и техника подстрочного комментария к движению, которая побуждала детей говорить о том, что они чувствуют, спо-... собствуя установлению контакта с самим собой и с другими.

Ж. МакДональд в работе с «ограниченными» пациентами также сосредоточила терапевтические цели на гармоничном совместном

Танцевально-экспрессивный движении. Отчет о своей работе она назвала «Танцевать? Конечно, я могу! DMT для людей с трудностями в обучении» (J. Mac Donald, 1992), подчеркивая самим названием, что терапевтичным для подобной группы клиентов является сам опыт танца. Во-первых, потому, что танец как ритмическое движение дает опыт структурирования пространства и собственных движений, координации с другими, или, по словам Ж. МакДональд, «привнесения порядка в беспорядочные жизни» (там же, с. 200); во-вторых, танец и движение позволяют таким клиентам получить доступ к своим чувствам и, наоборот, через определенные, заданные структуры движений пережить определенные чувства; в-третьих, танец, который с успехом может осуществить человек с ограниченными умственными способностями, является для него своеобразным опытом успешного действия, способом развития самоэффективности.

Э. Ноак разрабатывает юнгианский подход в DMT, делая акцент на исследовании сознательных и бессознательных аспектов отношений и взаимоотношений личности, проявляющихся в движении и танце (A. Noack, 1992). Особое значение она придает круговому танцу. Э. Ноак приписывает раннему круговому танцу функции сохранения, выживания, целостности рода. Интерпретируя круговой танец как алхимическое превращение (по К. Юнгу), она рассматривает его как священный акт, помогающий личности увеличить чувство контроля и уверенности. В греческом же танце она видит мифологическую основу танца, делая вывод, что танец близок к божественной энергии. В греческой мифологии богиня Терпсихора - покровительница танца: «Терпсихора - муза, наслаждающаяся танцем. Ее имя является комбинацией греческого «терпсис», означающего веселье и удовольствие, и «коре», означающего деву или дочь. Она - юная женская сущность, приносящая с собой удовольствие и радость. Те, кого она любит, полны желания танцевать» (там же, с. 189).

Наряду с аналитической работой, которая сопровождает любое «действование» клиента, Э. Ноак использует следующие техники: вербальная коммуникация, рисование, активное воображение, считая, вслед за Юнгом, что внутренний образ может быть выражен как через движение и танец, так и в форме рисования, речевого высказывания и т. д.

Несмотря на то что английская танцевальная терапия «позиционирует» себя как неинтерпретирующую, тем не менее в работе Э. Ноак содержатся попытки соотнести некоторые положения теории

51 Глава 3. Современные подходы к танцевальной психотерапии К.. Юнга с танцевальными движениями, хотя она и утверждает, что подобные связи не могут быть использованы в качестве оценки. Так, движение слева направо она интерпретирует как движение по направлению к осознанию, справа налево - как обращение к бессознательному; движение внутрь и вовне соотносит с интраверсией и экстраверсией (кстати, первые попытки такого соотнесения мы находим еще у К. Закса в 1930 году); движение в пространстве, близком к земле - как принадлежащее и связанное с детством. У Э. Ноак есть такое выражение по поводу последнего типа движений - «бессознательный материал, который был найден на полу» (с. 196).

Б. Микумс в работе, посвященной коррекции нарушенных отношений в диаде «мать-ребенок» (В. Meekums, 1992), сообщает о значительном улучшении взаимоотношений в парах после курса DMT (возникновение чувств открытости, развитие более позитивного отношения ребенка к матери и т. д.). Теоретической основой ее работы явилась «концепция диалога», а основными целями - поощрение детско-материнских интеракций, осознание межличностных образцов поведения, демонстрация позитивных отношений, обучение матери следовать за ребенком (а не вести), развитие способности матери защищать ребенка. Для достижения этих целей Б. Микумс использует метод «интеракционной синхронизации» (ди-адические движения, которые начинаются точно в одно и то же время) (там же, с. 36), который, по ее мнению, связан с развитием позитивных взаимоотношений.

Б. Микумс использует диадный танец матери и ребенка как способ диагностики и коррекции контроля, заботы, эмпатии, взаимной идентификации, стиля взаимодействия. Она приводит пример пары - Анжелы (34 года) и Алвина (3 года) - и динамики ее двигательных танцевальных интеракций: от контролирующего танца, где объятия матери были навязанными, осуществлялись против воли сына, к танцу, учитывающему невербальные намеки друг друга, взаимному, синхронному, приносящему обоим удовольствие. Анжела даже «позволила себе защитить Алвина своим телом, когда он бежал от танцевального терапевта, который танцевал резкие, размашистые движения» (там же, с. 24).

К. Стантон (К. Stanton, 1992) и Г. Лейбовитц (G. Leibowitz, 1992), работая в психиатрических условиях, подчеркивают, что главная цель DMT для такого рода клиентов - в улучшении способности строить и поддерживать интерперсональные взаимоотношения и в облегчении их функционирования как членов группы.

i

52

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 3. Современные подходы к танцевальной психотерапии

53

С. Стоклей в отчете о работе со старыми людьми (S. Stocley, 1992) сообщает об использовании кругового группового танца, являющегося важнейшей пространственной формой для интеракций и контакта. В качестве средств интеракции она использует все невербальные компоненты танца (прикосновение, контакт глаз, мимика, жесты, пантомимика). Кроме того, используется метод «воспоминания в движении», связанный с обсуждением символических аспектов движений, имеющих отношение к событиям в прошлом. DMT для такого контингента участников используется как помощь в поведенческой адаптации к прогрессирующему старению, как помощь в снабжении структурой и смыслом оставшиеся годы жизни. Участники DMT, как показывает С. Стоклей, начинают чувствовать себя «более заземленными», осознающими себя «здесь и теперь», более открытыми и связанными с другими.

М. Штейнер, работая с психиатрическими пациентами, считает, что важнейший способ установления дружеских отношений между пациентом и терапевтом - это «двигаться с», что есть «прямой и непосредственный путь коммуникации сразу, одновременно на нескольких уровнях» (М. Steiner, 1992, с. 147). В своей терапевтической работе М. Штейнер использует экзистенциальный, психодинамический и социальный подходы.

К. Пенфилд разрабатывает свое направление в DMT, основываясь на стадиальном развитии человека (от первых невербальных интеракций до выбора индивидуального пути развития) (К. Penfield, 1992). С помощью специальных методических приемов (прикосновение, отзеркаливание и т. д.) он позволяет своим клиентам заново пережить процесс развития. ЭКЛЕКТИЧНОСТЬ ПОДХОДОВ СОВРЕМЕННОЙ ТАНЦЕВАЛЬНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что в современной танцевальной психотерапии происходит перенос акцента с использования танца как средства психофизической регуляции на его использование как средства установления, поддержания и коррекции межличностных отношений. Перестановка акцентов в различных направлениях танцевальной психотерапии привела к расширению круга ее целей. Среди них представляют интерес те, которые касаются системы отношений личности:

1. Самовыражение и самоактуализация личности.

2. Стимуляция творческого потенциала личности.

3. Становление более индивидуализированного самовосприятия и самоотношения.

4. Катарсическое высвобождение подавляемых чувств и отноше ний.

5. Принятие тела и создание более положительного его образа.

6. Осознание и развитие членами группы системы отношений по средством осознания экспрессивного репертуара, его гармо низации, астереотипизации, индивидуализации.

7. Коррекция системы отношений личности.

8. Коррекция отношений в группе.

На наш взгляд, отличие между различными направлениями танцевальной психотерапии лишь в расстановке акцентов на тех или иных целях и в использовании преимущественно того или иного методического приема. Так как танцевальная терапия возникла из объединения современного танца с существующими теориями личности, группы и психотерапии, на сегодняшний день единой теории танцевальной терапии не существует. Объединяющим фактором является общее для всех танцевальных психотерапевтов понимание танца, названное в литературе «basic dance» (основным танцем): «Танец - это спонтанная трансформация внутреннего мира в движение, в процессе которой будет пробужден творческий потенциал и потенциал к изменению старого образа жизни» (прив. по: М. Вег-ger, 1988, с. 152).

Таким образом, социально-психологически ориентированную танцевальную психотерапию можно определить как групповую психотерапию танцем, в ходе которой профессионально подготовленный психотерапевт использует танец как форму самовыражения и невербального общения в специально созданных группах с целью развития личности и системы ее отношений. В социально-психологически ориентированной танцевальной психотерапии предпочтительной является работа с группой, в которой возможно использование «кругового танца» и группового опыта согласования отношений и взаимоотношений.

54

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 3. Современные подходы к танцевальной психотерапии

55

ОСНОВНЫЕ МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ И ТЕХНИКИ ТАНЦЕВАЛЬНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

Анализ различных методических приемов танцевальной психотерапии позволил выделить те из них, которые адекватны решению , проблемы изменения отношений и взаимоотношений личности. Использование спонтанного, неструктурированного танца

Одним из основных методов танцевальной психотерапии является использование преимущественно спонтанного, неструктурированного танца (индивидуального, диадного, группового) для самовыражения и выражения отношений. Однако, как отмечает X. Лефко (Н. Lefco, 1960), может быть использован любой танец, апеллирующий к участнику (например, примитивный танец, африканские танцы, вальс, полька и даже рок). Она приводит пример терапевтической сессии с клиенткой Кэрол, которая была очень враждебна и агрессивна: «Тяжело дыша от беспокойства, я поставила африканскую пластинку, ту, которую, как я знала, Кэрол любит. <...> Став на достаточном расстоянии от Кэрол, я стала топать ногами и сгибать мое тело подобно африканскому племенному танцу. Кэрол стояла спокойно на другом конце комнаты, наблюдая за мной. Я осознавала, что она может просто снять пластинку и разбить ее об пол. Вдруг я заметила, что ее колени напряглись. Затем, вопреки самому себе, тело Кэрол дало свободу спонтанному взрыву первобытного гнева. <...> Она дотанцевала до конца, села в кресло, запрокинула голову, закрыла глаза. Ее сила ушла» (с. 39). Использование кругового группового танца

Использование кругового группового танца занимает в танцевальной терапии особое место. В силу того, что круговой танец - исторически первая форма танца, наиболее распространенный способ совершения обрядов и форма, в мифологическом сознании первобытного человека сопряженная с определенными культами, ему приписывается функция пробуждения архетипических переживаний связи с Другими, с Универсумом (A. Noack, 1992). В психотерапевтическом процессе круговой групповой танец выполняет следующие функции: снижения тревожности и сопротивления; возникновения чувств общности, сопричастности; развития внутригруппового единства и межличностных отношений. Круг рассматривается как базовая для танцевальной терапии фигура, где каждый может двигаться одновременно, в отличие от «последовательной» вербальной терапии. Поэтому танцевальную терапию даже называют одной из самых демократичных форм терапии (М. Steiner, 1992).

Варианты использования этого методического приема разнообразны: им можно начинать и заканчивать сессию (S. Stocley, 1992), использовать преимущественно на ранних этапах развития терапевтической группы для создания безопасной и доверительной атмосферы (Н. Payne, 1992) и т. д. Аутентичное движение

Аутентичное движение, с одной стороны, рассматривается в литературе (S. Musicant, 2001) как один из методических приемов внутри танцевальной терапии, представляющий собой внутренне направленные движения с терапевтом как с наблюдателем, с другой стороны, как двигательная практика вне терапевтического контекста. С. Мусикант так описывает процесс аутентичного движения в рамках танцевальной терапии: «Один человек двигается в присутствии другого. Один начинает с закрытыми глазами, руководствуясь внутренним миром и ощущениями, а «свидетель» сидит в стороне двигательного пространства и сознательно концентрирует внимание надвигающемся» (с. 18). Метод аутентичного движений способствует выражению разнообразных аспектов личности, как сознательных, так и бессознательных, в безопасной обстановке принятия и понимающего, сотрудничающего внимания. В рамках групповой работы в качестве наблюдателя могут выступать терапевт, отдельные участники или группа участников. Наблюдатель аутентичного движения играет особую роль - он привносит специфическое ощущение присутствия в опыт двигающегося. Целенаправленный выбор музыки

Этот методический прием предполагает целенаправленный выбор музыки как терапевтом, так и самими участниками группы. К- Стантон (1992) подчеркивает, что выбор музыки должен стиму-•г

56

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава J. Современные подходы к танцевальной психотерапии

57

лировать и поддерживать свободную импровизацию и межличностное взаимодействие. Многие авторы (J. MacDonald, 1992; В. Ме-ekums, 1992; G. Silk, 1989; S. Stinson, 1989 и др.) указывают в этой связи на особую роль музыкального ритма в групповом процессе. М. Чейз, например, считала, что ритм есть основная предпосылка для координации, а совместные ритмические переживания в группе дают чувство сопричастности, солидарности и сопринадлежности. Вместе с этим ритм может быть навязчивым, «душащим» свободное самовыражение. И в этом случае танцевальные терапевты используют вместе с клиентами любые способы обозначения «внутреннего» ритма человека - барабан, тамбурин, хлопки, выстукивание каблуками, напевание и т. д.

Музыкальное сопровождение используется со следующими целями: создание настроения; обращение клиента к своей памяти; для подкрепления ритмов, способствующих возникновению определенных чувств и отношений (например, ритмов, вызывающих сильные и мощные движения, приводящие к уменьшению напряжения и агрессии); стимулирование творческой экспрессии и широкого использования пространства. Причем имеет значение как музыкальная составляющая сопровождения, так и тексты (если таковые имеют место). Б. Микумс сообщает об использовании во время терапевтической сессии с несколькими парами мать-ребенок, имеющими неудовлетворительные отношения, песни «Я люблю тебя»: «Эта песня стала символом группы. Каждая мать сидела со своим ребенком, укачивала его на руках, осуществляла контакт глаз и пела: «Я люблю тебя, знаю я это или нет, я люблю тебя, показываю я это или нет, есть много вещей внутри сердца, о которых я не сказала тебе, однако сейчас хорошее время начать» (В. Meekums, 1992, с. 21).

Как бы не был важен этот методический прием в контексте танцевальной психотерапии, все же он является вспомогательным. Танцевальные психотерапевты считают, что раз танец появился значительно раньше музыки и человеческое тело в состоянии само производить разнообразные звуки, то и место музыки в этом виде терапии второстепенное. В противном случае это была бы уже не танцевальная терапия. Ритмическая групповая активность

«Ритмическая групповая активность» (М. Чейз) или «ритмическая синхронизация» (Б. Микумс) - этот методический прием тесно связан с предыдущими и представляет собой совместное движение

членов группы под единый ритм. Используется в целях создания определенной атмосферы в группе, стимулирования чувств и отношений, создания сильных невербальных связей между участниками. Кинестетическая эмпатия

Этот метод является одним из основных в танцевальной психотерапии. «Кинестетическая эмпатия» или «отзеркаливание» - это эм-патическое принятие партнера посредством отзеркаливания его движений. М. Чейз так описывала терапевтический процесс, лежащий в основе кинестетической эмпатии: «Терапевт, танцуя с пациентом, говорит ему: "Я ощущаю каждую твою эмоцию, мне знакомы ненависть, печаль, одиночество; я понимаю все настроения, которые отделяют тебя от людей. Я тоже могу все это чувствовать, и у меня это не вызывает отвращения. Танцуя с тобой, я принимаю тебя - и мы на минуту понимаем друг друга"» (К. Рудестам, 1990, с. 250).

Этот метод обладает мощным психотерапевтическим эффектом. Кинестетическая эмпатия способствует осознанию и принятию клиентом своего тела, своих чувств и отношений, развитию экспрессивного репертуара, а также установлению сильных невербальных связей между клиентом и терапевтом. Этот метод используется в настоящее время практически всеми танцевальными психотерапевтами. Экспериментирование с движением и прикосновением

Этот методический прием включает в себя экспериментирование с движением по системе Р. Лабана и прикосновением.

На основании 4-х критериев Р. Лабан (1947, 1960) выделил 8 базовых типов усилий, на которые может быть «разложено» любое движение: прямые - многофокусные движения (фактор пространства), мощные - легкие движения (фактор силы), быстрые - медленные движения (фактор времени), ограниченные - свободные (фактор течения). Подобный подход позволяет танцевальным терапевтам диагностировать двигательный репертуар клиентов и выстраивать программы его развития, двигаясь от ограничений - к свободе, от ригидности - к разнообразию. Далее различные движения человеческого тела соотносятся с чувствами и отношениями, что является терапевтичным для клиентов, так как позволяет им углубиться внутрь себя и осознать причины собственной ригидности и ограниченности.

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава J. Современные подходы к танцевальной психотерапии

59

\

На основе системы форм усилий Р. Лабана возможно создавать большое количество техник и упражнений (пример такой техники, разработанной автором, см. главу 5).

Что же касается прикосновений, то они используются в целях удовлетворения потребностей клиентов в контакте, поддержке, любви, эмоциональной теплоте (Д. Мак-Нили, 1999). Однако использование прикосновений в танцевальной психотерапии не так однозначно. Некоторые танцевальные терапевты отмечают, что для определенного круга клиентов (например, для подростков) прикосновения могут быть проблемой (Н. Payne, 1992), а форсирование телесного контакта между клиентами, особенно если это мать и ее ребенок с нарушенными отношениями, - преждевременным (В. Meekums, 1992). Кроме того, прикосновения могут быть не только проявлением заботы, расположения и близости, но и демонстрацией статуса, что может травмировать клиента. Если в прикосновения включается терапевт, то встает проблема переноса. Техники работы с «мышечным панцирем»

Использование в рамках танцевальных психотерапевтических сессий техник работы с «мышечным панцирем» - дань тесному соседству с телесной и двигательной психотерапией. Танцевальные терапевты проводят аналогию между «мышечным панцирем» на уровне хронических мышечных зажимов («мышечный панцирь», по В. Райху, - это структура характера человека в его мышечной форме) и панцирем на уровне стереотипных, ригидных движений. Танцевальный терапевт, поощряя клиента двигать свое тело, пробовать новые паттерны самовыражения и интерперсональных отношений, по сути, работает с «мышечным панцирем», с теми же хроническими зажимами, но на другом уровне, другими методами. Но и «чистые» телесные техники также эффективно используются танцевальными терапевтами.

Способы работы с «мышечным панцирем» В. Райха, А. Лоуэна, М. Фельденкрайза и др. достаточно подробно описаны в литературе (В. Н. Никитин, 2000; К. Рудестам, 1998; Дж. Фейдимен, Р. Фрей-гер, 1992), поэтому здесь мы на них остановимся очень коротко: 1) накопление в теле энергии посредством глубокого дыхания, что достигается за счет медитативных техник; 2) прямое воздействие на хронические мышечные зажимы (дав ление, защипывание, разминание и пр.). Психотерапевт помогает участникам, не осознающим свои мышечные зажимы, массируя наиболее напряженные участки тела; 3) преувеличение привычных паттернов движений. Этот прием, впервые использованный В. Райхом, позволяет клиенту осоз нать собственную ригидность. Как правило, терапевт дает за дание преувеличить типичные паттерны движения, основы ваясь на наблюдении за двигательным поведением клиента. Прием активно используется в танцевальной терапии, имеет множество вариантов; 4) открытое рассмотрение сопротивлений и эмоциональных ог раничений, обнаружившихся при работе с «мышечным пан цирем» в сотрудничестве с клиентом; 5) имитация чувств и отношений, демонстрация определенных двигательных паттернов, концентрирующихся в том или ином сегменте человеческого тела. По В. Райху, для распускания «мышечного панциря» в 1-м сегменте (глаза) необходима ими тация страха; 2-м сегменте (рот) - плача, крика, гнева; 3-м сегменте (шея) - рвотных движений; 4-м сегменте (грудь) - осуществление полного выдоха, имитация руками борьбы, страстного достижения чего-либо; 5-м сегменте (диафрагма) - выражение гнева, рвотных движений; 6-м сегменте (живот) - злости, неприязни; 7-м сегменте (таз) - предполагается мо билизация таза, лягание ногами и т. п.; 6) высвобождение напряжения через дрожь и непроизвольные движения путем напряженных поз и последующего расслаб ления (арка Лоуэна, кольцо Лоуэна, прогиб таза и др.); 7) поиск наиболее эффективного способа движения, восстанов ление естественной свободы движений (М. Фельденкрайз, 1986). Использование невербальных ритуалов

Этот прием предполагает использование определенных невербальных действ, в которых участвует вся группа, в начале и в конце сессии. Выполняет ряд важных с точки зрения организации групповой работы функций: создания в группе определенного настроя, осознания участниками целостности группы, облегчения тревожности и четкого обозначения начала и конца сессии (М. Steiner, 1992). Традиционным является использование в качестве ритуала группового кругового танца.

60

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 4

Целенаправленный выбор темы танцевальных упражнений

Использование темы как инструмента психотерапевтической работы основано на символических аспектах танца, позволяющих выразить через танец всеобщие, универсальные темы и понятия: «добро» и «зло», «счастье», «любовь» и т. д. Иногда в танцевальной терапии акцент ставится не на выбранной теме, а на ее отсутствии - на свободно-блуждающих групповых ассоциациях в движении (К. Stanton, 1992; Н. Payne, 1992). При этом члены группы побуждаются к самостоятельной интерпретации происходящего. Организация различных видов обратной связи

Практически все танцевальные терапевты подчеркивают необходимость и значимость вербальной обратной связи в танцевальной психотерапии. Очевидно, что схемы обратной связи напрямую связаны с тем пониманием танца, которое лежит в основе того или иного направления. Так, если танец понимается прежде всего как телесный акт, как выброс и перераспределение энергии, то и интерпретироваться он будет в первую очередь с точки зрения тех телесных чувств и ощущений, которые он вызвал. Поэтому варианты использования на практике обратной связи различны: от использования только лишь «подстрочного комментария» к движению (Н. Payne, 1992), обмена переживаниями и чувствами до метафорической и психоаналитической интерпретации танцевального движения и взаимодействия.

Норм соотношения вербальной и танцевальной коммуникации в процессе терапии не существует, но некоторые практики предостерегают от излишнего злоупотребления вербализацией: «Зачастую пациенты сами предлагают словесные формулировки или объяснения, но также часто они этого не делают. В последнем случае я должна полагаться на свои собственные ощущения, трансляции и интерпретации. Я могу сохранить их для себя или позднее решиться исследовать их с особенным вниманием, если это необходимо. Очень часто лучшим ходом является подождать до тех пор, пока пациент найдет свои слова для объяснения опыта. Существует также множество ситуаций, когда опыт движения объясняет сам себя и словесное толкование вызовет вредный эффект. <...> Слов здесь недостаточно, и чЪсто они являются лишними после того, как человек на опыте прикасается к целостности Персоны и в этом смысле находится выше слов» (A. Noack, 1992, с. 194).

ТЕОРИЯ, ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ТАНЦЕВАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНОГО ТРЕНИНГА ТАНЕЦ КАК ОСОБАЯ ФОРМА ЭКСПРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ЛИЧНОСТИ Личностно-динамический подход к экспрессии человека

Изучение экспрессивного поведения на сегодня представляет со бой обширную область исследований со своими подходами и мето дами. На настоящий момент внимание исследователей привлекает анализ экспрессивного поведения в контексте общения и социаль ной перцепции. Доказано (С. Л. Рубинштейн, 1946; М. С. Роговин, 1970), что «экспрессия» или «выражение» возможны потому, что есть «приемник» или другой, воспринимающий человек, который реа гирует на экспрессию. Причина единства экспрессии и импрессии, выражения и впечатления - в интерперсональной природе эксп рессивного поведения человека (В. А. Лабунская, 1986, 1999). Изучение экспрессивного поведения человека приобретает особое значение в контексте взаимовосприятий, взаимодействий и взаи моотношений людей. Данный подход к экспрессивному поведению в отечественной психологии разрабатывается доктором психологи ческих наук, профессором, заведующей кафедрой социальной пси хологии Ростовского государственного университета Верой Алек сандровной Лабунской. ч

Г

62

Танцевально-экспрессивный тренинг

В основу танцевально-экспрессивного тренинга положен развиваемый В. А. Лабунской личностно-динамический подход к экспрессии человека. Данный подход предоставил не только теоретический контекст практической работе (дал схемы анализа индивидуального, диадного и группового танцев, схемы описания экспрессивного репертуара личности), но и позволил по-иному взглянуть на сам танец, его диагностические, индикативные и регулятивные возможности.

В работах В. А. Лабунской (1986, 1990, 1999) представлены личностно-динамический подход к феномену «экспрессия человека», структурно-функциональный подход к анализу экспрессивного, невербального общения, подход к интерпретации экспрессивного поведения как творческого процесса. Она определяет экспрессивное поведение как «социально и биологически обусловленный способ организации невербальных средств выражения личностной «структуры» (1999, с. 34), как форму «объективации внутреннего мира человека». Невербальное поведение является инструментом познания внутреннего мира личности, так как «оно и есть часть этого мира, форма его существования» (там же, с. 33). В связи с этим невербальное поведение рассматривается В. А. Лабунской в качестве «внешнего экспрессивного «Я» личности, внешней формы существования и проявления ее психического мира.

Рассматривая экспрессивное поведение как сложное, многокомпонентное образование, В. А. Лабунская доказывает следующие положения:

1. Экспрессивное поведение полисемантично, оно несет инфор мацию о состояниях, психологических и социально-психологичес ких качествах личности, а также об особенностях ее взаимоотноше ний с другими.

2. Формирование невербального поведения личности осуществ ляется на стыке природных форм выражения переживаний, отно шений и социокультурных способов поведения, взаимодействие между которыми опосредовано общением.

3. Взаимосвязь между определенным экспрессивным поведени ем и какими-либо психологическими особенностями человека не является однозначной. В этой связи В. А. Лабунская говорит о «поле психологических значений» невербального поведения.

4. Экспрессивное поведение имеет многокомпонентное строе ние и включает в себя акустическую, оптическую, тактильно-кине стетическую, ольфакторную и проксемическую структуры, каждая

63 тренинга Глава 4. Теория, цели и задачи танцевально-экспрессивного из которых, в свою очередь, делится на подструктуры и компоненты (подробная структурная схема невербального поведения приведена в работе «Экспрессия человека: общение и межличностное познание», 1999, с. 27).

5. Экспрессивное поведение предстает в общении в 2-х видах: невербальное поведение личности и невербальное поведение диады, группы или невербальная интеракция. Эффект «невербальной интеракции» создает взаимодействие между кинесической, такеси-ческой структурами невербального поведения и пространственно-временными компонентами общения - проксемикой (вид ориентации партнеров относительно друг друга - варьирует от «лицом к лицу» до «спина к спине»; месторасположение в пространстве общения; дистанция между партнерами; персональное пространство каждого из них, время общения).

6. Проанализировав ряд экспериментальных исследований зарубежных ученых, В. А. Лабунская приходит к выводу, что невербальная интеракция, ее кинесико-проксемические паттерны несут информацию о 3-х главных компонентах межличностных отношений: 1) аффилиация (притяжение, любовь - отталкивание, ненависть);

2) доминирование - подчинение; 3) включенность - «отсутствие». Эти три компонента соответствуют трем группам отношений, кото рые были выделены в исследовании отечественных психологов В. В. Столина, Н. И. Голосовой (1982) и рассматриваются ими как ос новные координаты эмоционального отношения человека к челове ку: симпатия - антипатия; уважение - неуважение; близость - от даленность (см. Приложение 3). Этот вывод для нас особенно важен. Он доказывает, что в ходе общения участники невербальной инте ракции, а также ее наблюдателям, с помощью кинесико-проксеми-ческих форм невербальной интеракции, в которые включены кине-сическая структура невербального поведения каждого из партнеров, дистанция, ориентация, месторасположение партнеров и их персо нальное пространство, могут представить для осознания, оценки, изменения системы своих взаимоотношений. Эта система становит ся более очевидной при подключении в структуру невербальной ин теракции такой подструктуры невербального поведения, как такеси-ка (система прикосновений). В. А. Лабунская пишет: «Нет более четкого и ясного индикатора затрудненного общения, изменения от ношений между людьми, чем такесика» (1999, с. 229). Если исходить из этого, то диадный танец представляет собой «идеальную» модель Для изучения, развития и изменения отношений между партнерами.

1) 64

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 4. Теория, цели и задачи танцевально-экспрессивного тренинга

65

7. Кинесико-проксемические паттерны взаимодействия выпол няют разнообразные функции, среди которых для нас представля ют особый интерес диагностические, регулятивные и образователь ные (создание образа о человеке). Известно, что состояния, качества личности, отношения не даны воспринимающему непосредствен но, а «закодированы» в особенностях поведения и деятельности че ловека. С помощью социально-психологической интерпретации, которая понимается В. А. Лабунской как «процесс установления всей иерархии связей» (1990, с. 77) между объектными и субъектными свойствами человека, между «внешним» и «внутренним», личность воспринимаемого человека во всем многообразии его качеств и от ношений становится представленной субъекту восприятия в обра зе-представлении. Интерпретация достаточно субъективна, содер жит в себе личностные определения одного человека другим, выражает отношение субъекта к объекту суждения.

8. Невербальное поведение другого человека является пусковым механизмом разворачивания процессов социально-психологической интерпретации. Осознанное же установление связей между невер бальным поведением и психологическими особенностями субъекта восприятия осуществляется личностью в том случае, если в обще нии возникает некоторая проблема или перед человеком ставятся соответствующие задачи. Содержание интерпретации зависит как от «эталонных», так и от индивидуальных интерпретационных схем, в которых закреплен опыт, накопленный личностью при соотнесе нии внешних, наблюдаемых элементов невербального поведения человека и его психологических характеристик. В результате иссле дований, проведенных В. А. Лабунской (1986, 1990), была создана «Методика свободной семантической оценки невербального пове дения», позволяющая выявить структуру и содержание «эталонных», «деперсонализированных» интерпретационных схем. Эти схемы дают представление о различных индикативных и функциональных возможностях экспрессивного поведения личности и экспрессив ного поведения диады, группы («невербальной интеракции») в пла не формирования образа человека и его отношений. Так, например, в центре «семантического поля» психологических значений поз че ловека находится категория «отношение», мимики - «эмоциональ ные состояния», невербального поведения диады, группы - «фор мы взаимодействия». То есть мимика оценивается воспринимающим субъектом в первую очередь как знак эмоциональных состояний, поза - отношений, а невербальная интеракция служит индикатором сложившихся между партнерами форм взаимодействий (схемы «полей» психологических значений невербального поведения подробно представлены в сборнике «Эмоциональные и познавательные характеристики общения», 1990). Сравнительный анализ танца и экспрессии. Структурные схемы индивидуального, диадного и группового кругового танца

Проведем сравнительный анализ таких явлений, как экспрессия и танец, с точки зрения некоторых критериев: время и источник возникновения, детерминанты формирования, основные свойства, виды, функции, структура и схемы анализа.

1. Время и источник возникновения. В самом общем смысле к эк спрессии относят выразительные движения. Большинство исследо вателей (И. Н. Горелов, 1980; В. А. Лабунская, 1986; Е. К. Луговая, 1991 и др.) подчеркивают историческую древность экспрессивного поведения, существование выразительных движений уже в «доре-чевой эпохе». С этой точки зрения выразительные движения пред шествовали звуковой речи и служили средством общения и взаимо действия для человека. Танец же - это «ритмичные» выразительные движения (Э. А. Королева, 1975). И. Курис в этой связи пишет: «В на чале танцев, как таковых, не существовало, были экспрессивные телодвижения, естественно выражающие эмоциональные порывы, которые постепенно приобретали определенный ритм и значение» (1994, с. 97). То есть, с этой точки зрения, экспрессия - более древ нее явление, чем танец. Одновременно и танец и экспрессия имеют своим источником исторически первую форму языка - «всеобщий телесный жест» (Е. К. Луговая, 1991). Таким образом, экспрессив ное поведение и танец имеют один источник и время возникнове ния (доречевая эпоха).

2. Детерминанты формирования. Известно, что формирование эк спрессивного поведения осуществляется под влиянием многообраз ных биосоциальных факторов. Что же касается танца, то выделен ные в главе 2 его основные характеристики также свидетельствуют о многообразной обусловленности его функций в истории человечества.

3. Основное свойство экспрессии человека и танца - это движе ние. К описанию и анализу и экспрессивного поведения, и танца могут быть применены такие параметры движений, как произволь ность - непроизвольность, интенсивность - расслабленность, сте-1. 66

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 4. Теория, цели и задачи танцевально-экспрессивного тренинга

67

реотипность - разнообразие, спонтанность - конвенциональность, гармония - дисгармония, симметрия - асимметрия, типичность - индивидуальность и др. (В. А. Лабунская, 1998), а также система описания движений, предложенная Р. Лабаном (R. Laban, 1960). Отличие между экспрессивными и танцевальными движениями - в большей ритмичности последних.

4. Основные виды. Экспрессивное поведение представлено в трех видах: индивидуальное невербальное поведение, невербальное по-Танец Система отражения Акустическая Оптическая Структура ЭП

Тактильно-кинестезическая Проксемика Кинесика X Подструктуры ЭП Авербальные действия Такесика - Контакт глаз Компоненты ЭП Выразительные движения Экспрессия Физиогномика Прикосновение J L

ведение диады и невербальное поведение группы. Анализ различных исследований в области истории развития танца, проведенный в главе 1, также позволяет говорить о трех основных видах танца: индивидуальном танце, диадном (парном) танце, групповом танце. 5. Функции. Танец и экспрессивное поведение выполняют сходные функции. Экспрессивное поведение, в отличие от танца, выполняет также определенные функции в общении, связанные с речью. Но основными функциями как для экспрессивного поведения, так и для танца являются индикативно-диагностические, регулятивные и коммуникативные. Они по-разному представлены в различных видах танца. Рис. 2 и 3 иллюстрируют данное положение. Близкая дистанция в парном танце, наличие прикосновений, расположение «лицом к лицу» и пересечение персональных пространств партнеров, которые имеют, по некоторым данным (В. А. Лабунская, 1999), эл-липсообразную форму, свидетельствуют о близком личностном общении партнеров. Групповой танец, как видно на рисунке, предполагает не очень близкую дистанцию и взаимонепересекающиеся персональные пространства партнеров, что рассматривается нами как реализация внутригрупповых отношений. Индивидуальный танец, осуществляемый в одиночестве, без обращенности к реальному или воображаемому партнеру, рассматривается нами как аутокоммуника-ция, основная цель которой - самопознание и саморегуляция.

О

Факторы [Пространство! Время I Сила I Течение! Движения Д, JL'JLJL JLXJLJL (поРЛабану) Элементы ЭП М - месторасположени

в пространстве ПП - персональное

пространство О - ориентация

партнеров Д - дистанция между партнерами Строение лица и тела

О

ОРИЕНТАЦИЯ

ПЕРСОНАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО

ДИСТАНЦИЯ

Рис. 1. Схема индивидуального танца

Рис. 2. Структурная схема диадного танца (разработана на основе структурной схемы невербальной интеракции, предложенной В. А. Лабунской в 1994 г.)

69 Танцевально-экспрессивный тренинг МЕСТОРАСПОЛОЖЕНИЕ О ОРИЕНТАЦИЯ ДИСТАНЦИЯ ПЕРСОНАЛЬНОЕ ПРОСТРАН СТВО

КИНЕСИЧЕСКАЯ, ТАКЕСИЧЕСКАЯ И ОЛЬФА1КТОРНАЯ СТРУКТУРЫ КАЖДОГО ИЗ УЧАСТНИКОВ КРУГОВОГО ТА1НЦА ПРОСТРАНСТВО ГРУППЫ Рис. 3. Структурная схема группового танца (разработана на основе структурной схемы невербальной интеракции, предложенной В. А.. Лабунской в 1994 г.)

6. Структура экспрессивного поведения и танща. Как показано на рисунках 1-3, к танцу (индивидуальному, пар ному и групповому) могут быть применены схемы анализа невербального поведения, предложенные В. А. Лабунской.

Так, танец может быть проанализирован с точим зрения его структуры. Круг структур танца уже круга структур невербального поведения. Индивидуальный танец состоит преимущественно из двух основных структур: кинесической (оптическая система отражения) и такесической (тактильно-кинестезическая система отражения). Зна-4. Теория, цели и задачи танцевально-экспрессивного тренинга чение акустической структуры невелико - в данном случае имеется в виду роль слухового анализатора при восприятии различных звуков, производимых танцором, так называемых «авербальных действий». Несколько иная структура танца парного и группового. К кинесической и такесической структуре подключается проксемиче-ская. Такая структура экспрессивного поведения, как система запахов, приобретает особое значение в ситуации парного танца мужчины и женщины.

Схема невербальной интеракции (В. А. Лабунская, 1999) полностью применима к анализу парного и группового танца (см. рисунки 2 и 3). Так, парный и групповой танцы могут быть проанализированы с точки зрения кинесико-такесико-проксемических форм танцевальных интеракций. Основными компонентами этих форм являются: 1) кинесико-такесическая структура партнеров (разнообразные движения тела, их сочетание и система прикосновений); 2) дистанция; 3) персональное пространство; 4) месторасположение партнеров; 5) ориентация относительно друг друга.

Таким образом, танцевальное взаимодействие партнеров - это, по сути своей, невербальная интеракция. Значит, в танцевальном взаимодействии также проявляются три главные компоненты межличностных отношений: симпатия - антипатия, уважение - неуважение, близость - отдаленность и, следовательно, становятся представленными партнерам по танцевальной интеракции для осознания, анализа и изменения. Вышесказанное позволяет обосновать использование танца при разработке новых методов социально-психологической работы, к которым мы относим и предлагаемый здесь танцевально-экспрессивный тренинг.

Результаты сравнения экспрессивного поведения и танца по выделенным выше критериям позволяют сделать вывод о том, что эти два явления имеют одну и ту же природу, источник возникновения, одни параметры описания, к ним применимы одни и те же схемы анализа. Вместе с этим круг компонентов и функций танца уже, чем круг компонентов и функций экспрессивного поведения, что позволяет говорить о танце как об особой форме экспрессивного поведения. Понятие «экспрессивное поведение» (невербальное поведение) является для понятия «танец» родовым.

70

Танцевально-экспрессивный тренинг *

Глава 4. Теория, цели и задачи танцевально-экспрессивного тренинга

71

ОСНОВНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ТЭТ

Проведенный анализ позволил сформулировать основные положения танцевально-экспрессивного тренинга:

1) Базовым представлением, лежащим в основе танцевально-экспрессивного тренинга, является представление о танце как осо бой форме экспрессивного поведения человека.

2) Положение о полифункциональности танца (его социально-психологических, психотерапевтических и психофизиологических функциях) - функции выражения чувств, отношений личности; функции установления и регуляции отношений; функции диагнос тики отношений; функции создания образа; функции самопозна ния и познания других; функции понимания и взаимопонимания; объединяющей функции катарсической функции; функции психо физической регуляции.

3) Положение о трех основных видах танца: индивидуальном, диадном и групповом. Индивидуальный танец, осуществляемый в одиночестве, без обращенности к реальному или воображаемому партнеру, рассматривается как аутокоммуникация, основная цель которой - самопознание и саморегуляция. Диадный танец рассмат ривается как реализация межличностных отношений, а групповой танец - как актуализация внутригрупповых отношений.

4) Положение о строении танца как особой формы экспрессив ного поведения, которое включает преимущественно три основные невербальные структуры: кинесику, такесику и проксемику. Диад ный и групповой танец представляют собой невербальную интерак цию, или «танцевально-экспрессивную интеракцию».

5) Положение об интерпретации танца: категория «отношение» является центральной в структуре социально-психологической ин терпретации различных паттернов танцевального взаимодействия.

Рассмотрение танцевального взаимодействия через призму невер-J бальных (такесико-проксемико-кинесических) паттернов взаимодей-j ствия дает его участникам доступ к системе отношений каждого из 1 них: к отношениям к себе, к Другому (к Конкретному Другому и к Обобщенному Другому), к миру - к глубинным проблемам личности: проблемам любви и ненависти, дружбы - вражды, симпатии -q антипатии, уважения - неуважения, близости - отдаленности Других. Индивидуальный танец рассматривается, таким образом,

экспрессивная презентация личности, ее системы отношений; диадный танец в этом контексте рассматривается как реализация системы отношений личности, в первую очередь отношений к конкретному Другому; а групповой танец - как реализация преимущественно внутригрупповых отношений: отношения к себе как члену группы, отношения к другим как членам группы, отношения к группе как целому, отношения к Обобщенному Другому.

Особое место среди вышеназванных видов танца принадлежит диадному танцу. Его исполнение предполагает взаимность, некий баланс самовыражения участников, баланс включения и контроля, баланс ответственности, баланс доминирования и подчинения. В силу того, что в диадном танце задействована такая подструктура невербального поведения, как такесика, становится возможным использовать диадный танец в качестве модели для изучения близких эмоциональных отношений личности. Диадный танец в танцевально-экспрессивном тренинге рассматривается в качестве мощного диагностического и коррекционного инструмента (см. Программу, занятие № 4).

Запуск танцевального взаимодействия в тренинговой группе дает возможность участникам «столкнуться» с большим количеством разнообразных других, не похожих на свои собственные форм самовыражения, сопряженных с отношениями и взаимоотношениями; запуск процессов интерпретации в группе - осознать свои реальные отношения: к группе, к себе, к конкретным другим, к миру в целом, а также причины этих отношений. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ТЭТ

Целью танцевально-экспрессивного тренинга является развитие и изменение системы отношений и взаимоотношений личности, которая конкретизируется в следующих задачах: 1) осознание участниками своего танцевально-экспрессивного репертуара, сопряженного с определенными паттернами меж личностных отношений и отношений в группе; 2) развитие участниками репертуара межличностных отношений (как позитивных, так и негативных) за счет расширения и раз вития танцевально-экспрессивного репертуара; 3) отреагирование участниками группы негативных чувств и от ношений; 1) 11

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 4. Теория, цели и задачи танцевально-экспрессивного тренинга

73

4) повышение спонтанности участников в выражении различных, чувств и отношений; 5) стимулирование у участников активности и инициативы в ус тановлении и поддержании отношений; 6) возникновение общих позитивных чувств и взаимоотношений между участниками группы.

Дополнительными целями тренинга являются: 1. Признание участниками тренинга за собой и другими права на непохожесть, нетипичность, уникальное существование. 2. Развитие чувствительности к разнообразным проявлениям личности другого человека.; 3. Развитие способности к эмпатии и безоценочному принятию другого человека. 4. Актуализация и изменение отношений в группе, развитие членов группы как субъектов отношений, оптимизация социально-психологического климата. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ТЭТ Понятие невербальных паттернов взаимодействия

Невербальные паттерны взаимодействия - «относительно устойчивые, взаимообусловленные совокупности элементов невербаль-1 ного поведения и проксемики общения, отличающие один вид взаимодействия от другого. Они выполняют не только социальные функции регуляции, идентификации, стратификации, адаптации, но и социально-психологическую функцию демонстрации отношения к другому, к самому себе, принятия себя и ожидания определенного поведения от других» (В. А. Лабунская, 1999, с. 38). Понятие экспрессивного репертуара и его основные характеристики

Экспрессивный репертуар личности - совокупность многооб разных форм и паттернов движений, формирование которых осу ществляется на стыке природных форм выражения переживаний, отношений и социокультурных способов поведения и опосредова но общением. (]

Основными характеристиками экспрессивного репертуара являются: степень дискретности - континуальности, степень произвольности - непроизвольности, степень осознанности - неосознанности, степень целенаправленности - нецеленаправленности, степень интенциональности - непреднамеренности, степень определенности - неопределенности, степень абстрактности - конкретности, степень устойчивости - вариабельности, степень однозначности - многозначности, линейность - пространственно-временная целостность, интенсивность, динамичность, симметрия - асимметрия, гармония - дисгармония, типичность - индивидуальность (В. А. Лабунская, 1999). Также экспрессивный репертуар и отдельные движения могут быть проанализированы по факторам пространства (прямые - непрямые), силы (мощные - легкие), времени (быстрые - медленные) и течения (свободные - ограниченные) (R. Laban, I960). Понятие танцевально-экспрессивного стереотипа

Под танцевально-экспрессивным стереотипом мы будем понимать совокупность устойчивых (при изменении обстоятельств), стандартизированных, общепринятых паттернов танцевально-экспрессивных движений, складывающихся под влиянием личностных и социальных факторов. Следует различать индивидуальный танцевально-экспрессивный стереотип, обусловленный индивидуально-личностными и социально-психологическими особенностями человека (темперамент, характер, пол, возраст, качества личности, система отношений, статус и т. д.), и «деиндивидуализированный», складывающийся под влиянием социокультурных факторов (политическое, социально-экономическое, духовное развитие общества). Индивидуальный танцевально-экспрессивный стереотип состоит из устойчивых, стандартизированных экспрессивных движений, отражающих «типичные» для данного человека формы его отношений к себе, к другим и к миру в целом. «Деиндивидуализированный» танцевально-экспрессивный стереотип отражает особенности отношения группы людей к себе, их взаимоотношений с другими людьми и с миром, является признаком принадлежности к определенной социальной (или возрастной) группе, овладение деиндивидуализирован-ным танцевально-экспрессивным стереотипом служит условием включения в данную группу.

Глава 5

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

75

ПРОГРАММА ТАНЦЕВАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНОГО ТРЕНИНГА Основные методические приемы: 1) индивидуальный спонтанный танец, отражающий уникаль ную индивидуальную манеру исполнителя; 2) диадный танец, при исполнении которого участники полу чают опыт взаимодействия с совершенно разными с точки зрения темпераментных и характерологических свойств лич ностями, а также возможность изучения характерных для них паттернов близких эмоциональных отношений; 3) групповой танец, при исполнении которого участники полу чают опыт множественного взаимодействия с другими и мно гократного отражения себя в других людях; 4) групповой круговой танец, который дает участникам чувства принадлежности, сопричастности, общности, солидарности; 5) кинестетическая эмпатия (эмпатическое принятие партнера путем отзеркаливания его движений) дает уникальный опыт «соприкосновения» с личностью другого через экспрессию, а также развивает способность к установлению и поддержа нию отношений с другим человеком; 6) ритмическая групповая активность (совместное движение группы под единый ритм). Совместное движение приводит к возникновению общих позитивных чувств участников; 7) экспериментирование с движением и прикосновением; 8) целенаправленный выбор темы танцевального взаимодей ствия; 9) использование невербальных ритуалов начала и конца занятия; 10) запуск разнообразных видов обратной связи: от безоценоч ной описательной обратной связи до творческой интерпре тации личности другого.

Условия тренинга

Данный тренинг может быть применен в реальных группах численностью от 8 до 18 человек либо в специально созданных для тренинга группах. Предпочтительным является гетерогенный состав группы (по полу, возрасту, национальной принадлежности, вероисповеданию и т. д.), так как именно он предоставляет максимальное разнообразие способов и видов реагирования, чувствования, межличностных отношений. Гомогенный состав тренинговой группы рекомендуется в том случае, если в тренинге участвуют люди с двигательными нарушениями, либо когда подобный состав группы необходим для большей сплоченности и доверия в группе (например, когда участники тренинга - люди, склонные к излишней полноте). Известно, что однородность группы имеет свои плюсы: такие группы более сплочены, менее конфликтны, предоставляют ее участникам большую поддержку и имеют лучшую посещаемость. При подборе группы не рекомендуется использовать уровни танцевального мастерства участников в качестве критерия для отбора. Как показывает опыт, уже через несколько занятий тот, кто казался «худшим» танцором, вдруг начинает демонстрировать такие танцевальные возможности, что характеристика «умеет - не умеет танцевать» становится несущественной для работы в группе.

Принципы работы группы

В качестве принципов работы групп танцевально-экспрессивного тренинга используются традиционные принципы социально-психологического тренинга: 1) принцип добровольности участия; 2) принцип постоянства состава; 3) принцип «здесь и теперь»; 4) принцип конфиденциальности; 5) принцип открытого выражения чувств; 6) принцип ответственности; 7) принцип активности; 8) право говорить «нет». Правда, следование некоторым принципам в рамках танцевально-экспрессивного тренинга имеет некоторую специфику. Например, принцип добровольности участия. В первую очередь, он касается самого участия в тренинге, оно, конечно же, должно быть добровольным. Этот же принцип распространяется и на участие в разного рода танцевальных упражнениях и процедурах. Но танец - это большой шаг в сторону самораскрытия, личного обнажения, и если не побуждать разными способами членов группы к активным действиям, то все они будут постоянно пользоваться своим правом на добровольность участия.

ш

76

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

77

В качестве таких способов можно использовать: • личный пример (этим способом не стоит злоупотреблять - от дельно этот вопрос будет рассмотрен в главе 7); • убеждение участников попробовать новое, обоснование «пси хологической пользы» от участия в том или ином упражнении; • вовлечение во взаимодействие за счет реагирования на невер бальные намеки участников тренинга, установления с ними не-| вербальной связи; • индивидуальные «задания» для каждого из участников, кото рые за счет своей адресности не позволяют от них отказаться; • поощрение активных участников; • образование пар для выполнения определенных упражнений | из активного и неактивного участника; • предоставление группе решать, что и как делать.

Вместе с этим иногда даже все вышеназванные способы не дают результата, и вы оказываетесь в ситуации, когда один из участников группы никак не соглашается танцевать. Тем не менее покидать группу он не собирается. Если группа не против такого участника, оставьте все как есть. Этот участник еще сыграет свою роль. В моей практике был такой случай. В группе волонтеров молодежного телефона доверия, с которой я проводила танцевально-экспрессивный тренинг, оказался парень, который с большим удовольствием подбирал для занятий музыку, устанавливал всякий раз аппаратуру, наблюдал, участвовал в обсуждениях, но наотрез отказывался танцевать. После всех ухищрений по вовлечению этого участника в процесс я наконец оставила его в покое. Через пять лет после окончания тренинга мы встретились. Он рассказал мне, что они с группой (а это была реальная группа, существующая и до тренинга) часто встречаются и вспоминают тренинг. Рассказал, как сложилась жизнь у членов группы, и заметил, что ему-то как раз тренинг помог больше всех. Я очень удивилась. На что он заметил, что пока другие активно действовали, он наблюдал, переживал, анализировал, идентифицируясь с членами группы. И он очень благодарен группе за то, что она приняла его таким, какой он был.

Режим работы: программа тренинга рассчитана на 8 занятий по 3 часа каждое. Общая продолжительность тренинга - 24 часа. Рекомендуется проводить занятия 2 раза в неделю в течение месяца. Приведенные в главе 6 результаты тренинга и динамика отношений участников в егр процессе тренинга касаются именно такого режима работы. Вместе с этим к описанной ниже программе можно относиться как к банку упражнений и техник, которые можно модифицировать, компилировать, объединять в трехдневные и однодневные тренинги, использовать в любых других тренинговых программах в качестве дополнительных процедур.

Технико-методическое оснащение тренинга:

1. Аннотация к тренингу с указанием основных понятий и явле ний, с которыми будет работать тренер (Приложение 1).

2. Экскурс в теорию отношений - в помощь ведущему танце-вальчо-экспрессивного тренинга (Приложение 2). J. Диагностические процедуры для отслеживания результатов и эффектов тренинга (Приложение 3).

4. Аудиоаппаратура.

5. Музыкальные инструменты: бубен, тамбурин, барабан.

6. Музыкальные записи различных стилей и направлений. ПРОГРАММА ТРЕНИНГА

Структура занятий. Каждое занятие состоит из вводной части (разминки, «разогрева»), одного-двух основных упражнений, на которые приходится максимум времени, эмоциональной насыщенности, и заключительной части.

Структура описания упражнений. Описание каждого упражнения содержит в себе следующие пункты: цели, время, материалы, описание проведения, схемы обсуждения. Занятие первое

Ведущий знакомит участников с целями тренинга и принципами работы группы: 1) принцип добровольности участия; 2) принцип постоянства состава; 3) принцип «здесь и теперь»; 4) принцип конфиденциальности и пр., которые обсуждаются и принимаются членами группы. Также он рассказывает о психотерапевтических, психологических и социально-психологических функциях танца, делает экскурс в его историю (см. главу 1). Это необходимо для первичной «индоктринации» (термин М. М. Огинской, М. В. Розина, 1991) участников тренинга, для создания общих для всех участии-78

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

79

ков представлений о психологической пользе и эффективности разнообразных танцевально-экспрессивных техник, для придания значимости последующим занятиям.

На этом же этапе группой могут быть разработаны ритуалы начала и окончания занятий. Как правило, ритуалы предлагаются участниками группы, затем обсуждаются и выбираются наилучшие с точки зрения всей группы. Это может быть один и тот же ритуал для начала и окончания занятий, главное, чтобы он был невербальным и не занимал много времени, не превращаясь еще в одно упражнение для разминки. Если группа затрудняется в выборе ритуала или не видит пока в нем смысла, то можно отложить его выработку до следующего занятия, дав возможность участникам тренинга самостоятельно прийти к совместному решению. Самостоятельно выработанный ритуал группа выполняет затем с большим энтузиазмом, чем предложенный ведущим. РАЗМИНКА «ВЕДУЩИЙ И ВЕДОМЫЕ» Цели

Снятие напряжения у членов группы, создание доброжелательной атмосферы и настроя на работу; экспериментирование участников с различными движениями и межличностными позициями ведущего и ведомого; осознание участниками своих танцевально-экспрессивных стереотипов. Материалы

Музыкальные записи совершенно разных стилей, что стимулирует танцевальную экспрессию (африканская музыка, диско, рок-н-ролл, танцевальная музыка 30-х годов, национальные мелодии). Время Описание проведения 30-45 минут.

Группа выстраивается в ряд. Звучит музыка, и участники начинают двигаться, причем первый участник становится ведущим, а остальные - ведомыми. В качестве ведущего участник тренинга спонтанно и свободно самовыражается, максимально используя свой танцевально-экспрессивный репертуар. Остальные члены группы следуют за ним, стараясь повторять его движения. Через некоторое время первый участник переходит в конец ряда и становится ведомым. Упражнение продолжается до тех пор, пока каждый из участников не побывает в роли ведущего. Схемы обсуждения Что чувствовали участники, будучи ведущими? А ведомыми?

Что они испытывали, танцуя, как другой человек, примерив на себя его экспрессию? Какой Я, когда я танцую так, как Он?

Когда участникам было более комфортно - когда повторяли движения других или когда сами были ведущими?

Какая межличностная позиция - «ведущего» или «ведомого» чаще используется участниками в общении? УПРАЖНЕНИЕ ТАНЕЦ «КТО Я?» («ТАНЕЦ - ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА») Цели Самопрезентация участников; запуск интер-претационных процессов в группе; исследование самоотношения участниками группы. Время Материалы Описание проведения 1-1,5 часа. Музыкальное сопровождение по выбору участников. Группа садится в круг. Ведущий дает инструкцию: «Мы с вами - члены племени, где основное средство общения - танец. При знакомстве там люди спрашивают друг у друга: «Как ты танцу ешь?». Ваша задача - протанцевать танец, кото рый позволил бы остальным участникам познако миться с вами, танец - визитную карточку». Один из участников выходит в центр круга и танцует свой танец под выбранную им музыку. По окончании танца каждого из участников члены группы обме ниваются впечатлениями. Упражнение длится до { тех пор, пока все не побывают в центре круга.

Возможны также разнообразные вариации этого упражнения, связанные с выражением в танцевальной форме традиционных компонентов Я - концепции: «Я - реальное», «Я - идеальное», «Я - глазами других». Например: один из

80

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 5. Программа танцевально7экспрессивного тренинга

81

участников выходит в центр круга и танцует сначала танец «Какой я есть на самом деле», затем - танец «Каким бы я хотел быть», после этого - «Каким меня видят другие». Для начала тренинга такой вариант тяжеловат, его можно использовать в том случае, когда для группы станут актуальными социально-перцептивные аспекты общения; проблемы групповых и межличностных ожиданий; вопросы, связанные с пониманием, что я есть для себя и других. Танец в данном случае выступает материалом для последующего обсуждения, организовать которое становится главной задачей ведущего. Схемы обсуждения Что чувствовали участники - наблюдатели и сами танцующие?

Какие образы, ассоциации возникали в связи с танцем центрального участника?

Как в нескольких словах можно охарактеризовать танец того или иного члена группы?

Каковы характерные особенности танцевальной экспрессии участников?

Насколько отличаются танец «Я - реальное» от танца «Я - идеальное»?

Танец был направлен на самовыражение или на взаимодействие с другими? ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ УПРАЖНЕНИЕ «ТАНЕЦ-ХОРОВОД» Цели Актуализация архетипических переживаний защищенности, сопричастности (танец в кругу - ? древнейшая форма танца); Повышение групповой сплоченности. Время Материалы Описание проведения 15-20 минут. Народные мелодии. Участники становятся в круг и берутся за руки. Звучит музыка, участники начинают спонтанно двигаться, следуя ритму музыки и своему собственному ритму, привнося в общий танец свои индивидуальные движения.

Комментарии к занятию № 1

Почему так необходимо выработать групповой ритуал начала и конца занятий? Отвечу на этот вопрос следующим примером. Я проводила танцевально-экспрессивный тренинг в группе, состоящей из самодеятельных актеров. Возраст участников этой группы колебался от 14 до 47 лет. Они занимались уже полмесяца, и следующие занятия приходились на майские праздники. В начале каждого занятия мы утверждали дату следующего. Но в этот раз быстро договориться о дате следующего занятия не получалось. Кто-то предлагал провести его прямо в праздник с выездом на природу, кто-то - перенести на время после праздников. Я сама не заметила, как включилась в бесконечную дискуссию. Так прошло полчаса, занятие все не начиналось, да и дата следующего занятия так и не определилась. Вдруг самый младший из участников, подросток 14 лет, вышел в центр круга и протянул руку вперед ладонью вверх (это было начало группового ритуала - один из участников протягивает руку ладонью вверх, остальные участники кладут свои руки на его ладонью вниз, последний участник разбивает пирамиду из рук). Я не сразу сообразила, что он делает, но вовремя опомнилась, встала и положила свою ладонь на его. Остальные участники продолжали спорить о дате. Постепенно от группы спорящих отделялся кто-то из участников и присоединялся к нам до тех пор, пока групповой ритуал не был выполнен полностью. Мы начали занятие, а по его окончании удивительно быстро договорились о следующей встрече. Основные функции подобных ритуалов - обозначать начало и конец занятия, снижать тревожность и объединять участников тренинга.

Как правило, разминка и заключительное упражнение не обсуждаются. Обсуждение разминки «Ведущий и ведомые» проводится для того, чтобы дать возможность участникам высказать свои чувства и поделиться впечатлениями, ближе познакомиться друг с другом, отдохнуть после танцевального марафона. Не следует ожидать от членов группы каких-то глубоких интерпретаций, нужно довольствоваться той обратной связью, которой они сочтут нужной поделиться. Упражнение «Ведущий и ведомые» всегда вызывает большой интерес, бурю положительных эмоций, оно очень знакомо всем участникам - кто из нас в детстве не танцевал паровозиком? Тем не менее уже это первое упражнение может стать источником серьезной последующей работы. Так, например, во время выполнения этого упражнения одна из участниц поразила окружающих своим танцем, актив-82

Танцевально-экспрессивный трении

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

83

ным, выразительным, демонстративным, во время которого она очень энергично двигалась, «захватывая» пространство. Получив от группы определенную обратную связь, она замкнулась в себе и на следующий день, при выполнении разминки, продемонстрировала противоположную манеру поведения - отсутствовал контакт глаз с другими, движения были вялыми, размах движений и их количество были минимальными. К ней подошла другая участница и попыталась расшевелить ее, продемонстрировала то, что можно назвать «помогающим поведением»: брала ее за руки, пыталась ободрить, заглядывала ей в глаза. После упражнения я обратилась к группе с вопросом: «Кто пытался ободрить, помочь?». Прежде чем кто-либо успел ответить, сама «помощница» стала говорить: «Это я, я подошла! У меня всегда так». Проблема, которую заявила эта участница, были не очень удачные отношения с мужчинами - спутники оказывались «алкоголиками, тунеядцами, разгильдяями» (ведь ее опекающее поведение было именно тем, что им требовалось). Мы обсудили причины такого поведения. Женщина говорила о грузе ответственности за окружающих, о том, что они не поймут и не примут ее, если она будет больше внимания уделять себе в ущерб вниманию к другим. В ходе обсуждения был выработан танцевально-экспрессивный способ апробирования новых форм поведения, который бы позволил прочувствовать иную позицию в общении и получить обратную связь других людей (подробнее об этом случае - см. занятие четвертое). Таким образом, любое танцевальной упражнение может быть полезно для диагностики и дальнейшей работы, конечно, при этом надо представлять, что с этим дальше делать.

Музыку для первого упражнения выбирайте привычную для участников - это могут быть популярные именно на момент проведения тренинга песни известных исполнителей, как отечественных, так и зарубежных. Кроме этого, музыка должна быть провоцирующей - разной, с неожиданными поворотами, сменами стиля. Это побуждает участников к экспериментам.

Танец «Кто Я» хорошо проводить на первых занятиях сессии - оно дает возможность познакомиться, дает богатую информацию участникам друг о друге. Иногда на первом занятии не все успевают предъявить свою визитную карточку, тогда это упражнение продолжается в следующий раз. То, что участникам предоставляется возможность самим подобрать себе музыку, длительность и даже место самопрезентации (иногда они танцуют за крутом), повышает значимость этого достаточно игрового упражнения. Члены группы начинают вое-Ji

принимать это упражнения как преодоление (действительно, попробуйте протанцевать свой танец перед группой людей, если вы этого никогда не делали раньше). После выполнения этого упражнения доверие к группе резко повышается. Это видно и по невербальному поведению участников (они перестают демонстрировать закрытые позы, начинают во время обсуждения осуществлять контакт глаз не только с ведущим, а и с другими участниками группы) и по результатам специальных диагностических процедур (Цветовой тест отношений, рисуночный тест «Я и группа» - смотри следующую главу).

При проведении упражнения «Кто Я» имеет значение не только то, что показывают участники, но и то, как они интерпретируют экспрессивное поведение других. Во время обсуждения обнаруживается, что каждый из участников имеет свои интерпретационные схемы, и вместе с этим при интерпретации определенного невербального поведения имеются общие для всех моменты. Это позволяет группе сделать вывод, что при познании другого мы опираемся как на свойства познаваемого, так и на свою субъективность (привычные интерпретационные схемы, способ интерпретации и т. д.), а также осознать индивидуальные схемы интерпретации. Например, один из участников танцевально-экспрессивного тренинга демонстрировал всякий раз очень жесткие схемы интерпретации, в которых знак и значение им связывались однозначно и безапелляционно: «Она наклонила голову вправо - это означает то-то, потом она распласталась на полу - это то-то и т. д.». По поводу своих интерпретаций он вступал в дискуссию с группой, отстаивая именно этот вариант понимания того, что происходило. В результате обсуждения группа пришла к заключению, что понимание другого - сложный процесс установления связей между наблюдаемым поведением и внутренними характеристиками, зависящий от многих факторов. Жесткость же подобных связей может быть источником разнообразных трудностей в общении и межличностных отношениях. Занятие второе РАЗМИНКА «ТАНЕЦ ОТДЕЛЬНЫХ ЧАСТЕЙ ТЕЛА»

Разогрев участников; осознание и снятие мышечных зажимов; расширение экспрессивного репертуара. Цели

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

85

Время Материалы 20-25 минут. Музыкальные записи разных стилей с четким ритмическим рисунком. Описание проведения Участники становятся в круг. Звучит музыка. Ведущий называет по очереди части тела, танец которых будет исполнен (например, «танец головы», «танец плеч», «танец кистей рук», «танец живота» и т. д.). Участники стремятся максимально использовать в танце названную часть тела. ЭКСПЕРИМЕНТИРОВАНИЕ С ДВИЖЕНИЕМ (по системе Р. Лабана) Цели Осознание и расширение танцевально-экспрессивного репертуара; взаимопонимание и взаимодействие с другими; осознание подавленных чувств и отношений; осознание структуры межличностных отношений в группе; исследование персонального пространства и межличностной дистанции. Время Материалы Описание проведения 1,5 часа. Музыкальное сопровождение. Ведущий кратко знакомит участников с системой описания двигательного поведения Р. Ла-бана. Так, все движения человека могут быть рассмотрены с точки зрения четырех параметров: пространства, силы, времени и течения. Задача членов группы - свободно двигаться по залу, экспериментируя с различными параметрами движений и взаимодействуя друг с другом. Упражнение состоит из 4 частей. После выполнения каждой части участники обмениваются впечатлениями, пытаются связать опробованные движения с эмоциями, чувствами, состояниями, отношениями личности. Первый параметр - пространство

Ведущий объясняет участникам, что движения могут быть прямыми и непрямыми (многофокусными) и показывает их. Затем в течение 7 минут

все двигаются по залу, используя только прямые движения; в течение следующих 7 минут - только непрямые. Йторой параметр - сила , j, Сила может быть мощной и легкой. Так же как ив первом случае, участники сначала экспериментируют с мощными, сильными движениями, осознавая возникающие при этом чувства, затем с легкими. Третий параметр - время

Время может быть медленным и быстрым. Члены группы сначала экспериментируют с медленными движениями, затем с быстрыми. Четвертый параметр - течение

Течение может быть ограниченным или свободным. Ведущий рассказывает участникам, что у каждого из них есть свое личное пространство, в котором движение других людей ограничено. Это то пространство вокруг человека, которое он считает своим и при вторжении в которое чувствует дискомфорт. Участники расходятся на максимально большое расстояние друг от друга и, двигаясь в такт музыке, начинают медленно приближаться друг к другу, осознавая возникающие чувства и исследуя свое личное пространство.

Предложенный выше вариант экспериментирования с ограниченными и свободными движениями - более легкий и щадящий, чем будет представлен ниже. Второй вариант предназначен для тех групп, в которых одной из задач тренинге вой работы является осознание и развитие отношений в данной группе. Это касается прежде всего групп со сложившимися до тренинга внутригрупповыми отношениями. Это упражнение разработано под впечатлением от экспериментов, проведенных У. Беннисом, Г. Шепардом (1956) и Стенли Милграмом (1965, 1974). Хочу подчеркнуть, что использование этого упражнения требует достаточной психологической подготовки ведущего: как личной, так и профессиональной. Он должен быть в состоянии справиться с сильными отрицательными эмоциями, которые возникают у участников во время выполнения упраж-86

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

87

нения, в том числе и по отношению к нему. Также он должен суметь правильно использовать полученный в ходе проведения упражнения материал - в целях осознания и развития участниками структуры межличностных отношений в группе.

Итак, по периметру комнаты, в которой проводятся занятия, ставятся стулья спинками к участникам таким образом, что они очерчивают собой круг, за которым находятся члены группы. Ведущий находится за кругом. Звучит музыка, и участники начинают экспериментировать со свободным течением движений - они двигаются спонтанно, свободно передвигаясь в пространстве, взаимодействуя с другими. Постепенно круг, очерченный стульями, сужается. Ведущий, медленно передвигаясь по внешнему кругу, немного сдвигает стулья вперед к участникам, побуждая их сближаться. Наконец, участники зажаты совсем в тесный кружок, а ведущий все продолжает уменьшать пространство. Улыбки на лицах участников исчезают, они перестают понимать ведущего, ведь им уже практически невозможно двигаться. Ведущий просит еще ужаться, возможно избавившись от кого-то из членов группы (выставив его за круг). Теоретически упражнение может продолжаться до тех пор, пока в центре круга не останется один человек. В большинстве случаев упражнение можно прекратить уже тогда, когда группа начинает выталкивать кого-то из участников или когда члены группы начинают сами покидать группу, чтобы остальным не пришлось делать мучительный выбор. Идеальным, искомым вариантом развития событий является тот, когда группа отказывается выполнять упражнение, вступая в конфронтацию с ведущим. Таким образом участники группы берут ответственность за происходящее на себя, приобретая большую групповую автономность, осознавая себя как членов чего-то большего, чем просто сумма людей, осознавая себя как членов группы.

При обсуждении важно дать участникам выразить свои чувства, свое видение происходящего, объяснить себе и другим то, что произошло. Для того чтобы запустить процесс свободного выражения чувств, ведущий сам может рассказать о своих затруднениях, о своем смятении в ситуации, когда он вынужден был «давить» группу, чтобы она осознала свою целостность. После обмена чувствами и обсуждения того, что произошло, для ослабления отрицательных эмоций участников группы и повышения групповой самооценки ведущий может рассказать об экспериментах С. Милграма. При проведении этих экспериментов испытуемый бил током возрастающей интенсивности второго участника эксперимента (помощника экспериментатора), наказывая за ошибки при решении интеллектуальных задач. Чтобы вынудить испытуемого продолжать (дойти до максимальной силы тока, которая может принести вред второму участнику эксперимента, но на самом деле удары не производились, а помощник экспериментатора имитировал сердечное недомогание при каждом возрастающем ударе), экспериментатор использовал ряд фраз, самая сильная с точки зрения давления на испытуемого была такая: «У вас нет другого выбора; вы должны продолжать». И при этом около 65% всех испытуемых дошли до конца! То есть только 35% испытуемых отказались от участия в эксперименте.

После выполнения этого упражнения заключительное упражнение может быть предложено группой: это может быть круговой групповой танец, или парный танец, или индивидуальный танец, или танец с самим собой (см. ниже). Какое бы ни было заключительное упражнение, хорошо бы, если в результате это был бы какой-то совместный танец, но инициирован он должен быть не ведущим, а кем-то из участников группы. То, как будут разворачиваться события, зависит от состояния группы на настоящий момент и от ее (группы) потенциала развития. Схемы обсуждения (для первого варианта упражнения): • что чувствовали участники, экспериментируя с прямыми и не прямыми, мощными и легкими, быстрыми и медленными, ограниченными и свободными движениями? • какие типы движений более привычны, какие было трудно осу ществлять? • какие чувства возникали у участников тренинга, когда они дви гались мощно? А тогда, когда двигались легко? и т. д. • какие отношения к себе, к другому связаны для участников с тем или иным типом движений? • какие движения не получались, каким движениям хотелось бы научиться? • какова зависимость между межличностной дистанцией и от ношением к человеку? Что чувствовали участники, когда в их персональное пространство вторгались другие люди? Одина ково ли они себя ощущали при взаимодействии с разными людьми? • Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

89

УПРАЖНЕНИЕ «ТАНЕЦ С САМИМ СОБОЙ» Цели Осознание своих танцевально-экспрессивных особенностей;

Самопознание и самопринятие. Время Материалы 20-40 минут. Зеркальная стенка; медленная, спокойная музыка (например, мелодии в исполнении оркестра под управлением П. Мориа). Описание проведения Встаньте перед зеркалом. Всматривайтесь несколько секунд в свое отражение. Вы слышите медленную музыку. Начните совершать спонтанные движения головой, руками, всем телом. Следуйте за вашими чувствами, за вашим внутренним ритмом. Вглядывайтесь в свое отражение в зеркале. Представьте себе, что вы видите себя впервые. Каково ваше первое впечатление? Как бы вы отнеслись к человеку, которого вы видите в зеркале? Что есть в вашем танце, что характеризует именно вас, вашу индивидуальность, что отличает вас от других. Танцуйте, пробуйте совершенно новые движения, не бойтесь экспериментировать! Схемы обсуждения Охарактеризуйте в нескольких словах ваш собственный танец.

Какие ассоциации, метафоры приходят вам в голову по поводу танца вашего зеркального отображения?

Ваше отношение к человеку, увиденному в зеркале? Комментарии к занятию № 2

В силу тесной связи движения и эмоций, экспериментирование с различными типами движений приводит к осознанию участниками тренинга некоторых своих привычных, шаблонных эмоциональных состояний и отношений. Кроме этого, участникам группы становятся доступны не только собственные ограничения, но и перспективы развития. Мы можем тут же пробовать необычные, неиспользуемые паттерны движений, осознавая возникающие чувства

и связывая их со своим опытом. Например, многие из участников говорят о том, что мощные движения пробуждают какую-то энергию, активность, целеустремленность, напор, даже агрессию, но такие движения практически отсутствуют в их жизни и им хотелось бы научиться им. Я прошу таких участников составить пару с теми членами группы, которые испытывают удовольствие при осуществлении мощных движений, и они начинают двигаться вместе, зеркально отражая друг друга.

Упражнение «Экспериментирование с движением по системе Р. Лабана» может предоставить участникам много тем для последующей работы, причем эти темы могут не повторяться в разных группах. Так, в одной из групп, участниками которой были учителя средней школы, после экспериментирования с прямыми (очень похожими на движения робота - они обычно очень не нравятся участникам тренинга) и непрямыми движениями возникла тема контроля. Эту тему задала одна из участниц, воскликнув после выполнения этого упражнения: «Удивительно, но мне очень нравятся прямые движения! Я чувствую себя защищенной, хотя и очень напряжена. Эти движения позволяют мне контролировать свое поведение и поведение других людей, «быть в рамках». Эти движения очень похожи на мое обычное состояние». В другой группе прямые-непрямые движения никак не «задели» участников, и мы продолжили дальше. В третьей группе возникла тема свободы и ограничений.

Известно, что мощные движения связаны с сильными отрицательными эмоциями. Поэтому при проведении второй части упражнения вы можете с ними столкнуться. Они могут быть отреагирова-ны в безопасной обстановке группы. Приведу характерный пример. Однажды я проводила танцевально-экспрессивный тренинг для старшеклассников одного из лицеев города. Он был поставлен в расписание, поэтому они должны были его посещать, хотели они этого или не хотели. При этом принцип добровольности, конечно же, нарушался. На одно из занятий, где мы как раз экспериментировали с различными видами движений, пришла девушка. Она сильно опоздала, и я видела, что заниматься у нее не было никакого настроения. Она была чем-то сильно подавлена. Я предоставила ей возможность отсидеться, но она ею не воспользовалась. В течение всех разминочных процедур девушка еле шевелилась. Дошла очередь мощных движений. Неожиданно для меня эта участница стала активна, она с силой двигала своим телом, каждым движением как бы преодолевала какое-то препятствие. Наступил черед легких движе-90

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

91

ний, но она спросила меня, можно ли ей продолжать делать мощные. Позже выяснилось, что ночью в подъезде собственного дома был убит ее дядя. Как хорошая ученица, она пошла на следующий день в школу, а ей хотелось плакать, было очень страшно и горько. Занятие третье РАЗМИНКА «УВЕЛИЧИТЕЛЬНОЕ СТЕКЛО» Цели Разогрев участников; интенсификация обратной связи; стимуляция общения в парах. Время Материалы 15-20 минут. Музыкальные записи разных стилей с чередо-?? ванием быстрых и медленных ритмов. Описание проведения Участники группы разбиваются на пары. Пары могут быть сформированы случайным образом либо целенаправленно (напр., по результатам социометрии: пары с взаимными положительными выборами; негативными выборами; разнонаправленными выборами либо с взаимным отсутствием выбора; в данном случае для интенсификации общения в группе предпочтительнее последний вариант). Задача одного из партнеров - двигаться спонтанно и свободно, задача другого - отражать его движения в несколько преувеличенном, гипертрофированном виде, то есть так, как если бы между ними находилось увеличительное стекло. Через 10-15 минут партнеры меняются ролями. По окончании упражнения проводится обсуждение полученного опыта в парах. УПРАЖНЕНИЕ «ШМЕЛИ И ЛЕБЕДИ» Цели

Развитие способности «вчувствования» в другого человека; осознание существования определенных барьеров общения; нахождение участниками «своего» ритма (экспрессивно-ритмического

стиля движений); самопознание и взаимопозна ние; запуск интерпретационных процессов в груп пе; актуализация отношений в группе. Время Материалы 1-1,5 часа. Музыкальная запись, в которой одновременно прослеживались бы и быстрый и медленный ритмы (напр., дуэт «Milli Vanilli», композиция «MA Baker»). Описание проведения Выполнение упражнения состоит из нескольких этапов. На первом этапе участники прослушивают музыку, вьщеляя в ней медленный и быстрый ритмы. Затем они танцуют, двигаясь спонтанно, но следуя лишь медленному ритму. Потом под ту же мелодию свободно самовыражаются, следуя быстрому ритму, отмечая для себя, какой ритм для них естественнее, ближе.

На втором этапе участники делятся на две группы, одна из которых - «шмели», а другая - «лебеди». Задача участников на этом этапе - понра-

виться представителям противоположного стиля, показать свои лучшие стороны. Снова звучит музыка, и танцуют «шмели», двигаясь быстро и ди;,

намично. «Лебеди» тем временем наблюдают, выбирая себе пару. Затем танцуют «лебеди», двигаясь ; плавно и медленно. «Шмели» тем временем следят за танцем. По окончании танца «шмели» и «лебеди» образуют пары. ь а На третьем этапе выполнения упражнения «шмели» и «лебеди» танцуют в парах на некотором расстоянии друг от друга, не приближаясь и I : i осознавая возникающие чувства. Затем «шмели» и «лебеди» постепенно начинают приближаться друг к другу, стараясь сохранить каждый свой ритм. Наконец, на заключительном этапе упражнения «шмели» и «лебеди» танцуют, взявшись за :, Схемы Обсуждения руки, следуя каждый своему ритму. Обсуждение проводится сначала в парах, а затем в группе. Какие чувства появились во время танца s«

«шмеля»? А «лебедя»? А во время танца в паре? Танцевально-экспрессивный тренинг

Какой экспрессивно-ритмический стиль движений - «шмеля» или «лебедя» вам ближе?

Какие черты поведения характерны, на ваш взгляд, в реальной жизни «шмелю»? А «лебедю»?

Почему вы выбрали себе в партнеры именно^ этого «шмеля» («лебедя»)?

Опишите в нескольких словах вашего партнера - «шмеля» («лебедя»). Какой он, что он любит, с кем он общается, как относится к «шмелям»? А к «лебедям»? Опишите в нескольких словах себя-как «шме-- ля» («лебедя»). Что вы любите, общество кого («шмелей» или «лебедей») вы предпочитаете и т. д. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ УПРАЖНЕНИЕ «ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ТАНЕЦ» Цели Стимулирование самоосознания, самоприня-тия; творческое самовыражение; катарсическое высвобождение чувств; развитие толерантности к личности Другого. Время Материалы 40-60 минут. Музыкальное сопровождение по выбору участников.

Описание проведения Участники садятся в круг. Звучит музыка. Один из членов группы выходит в центр круга и начинает спонтанно танцевать, выражая в индивидуальном танце свои чувства. Он может вступать во взаимодействие с кем-либо из членов группы, если возникнет такое желание. Участники, наблюдающие за танцем, также могут присоединиться к нему. Упражнение продолжается до тех пор, пока каждый желающий не исполнит свой индивидуальный танец. Комментарии к занятию № 3

Упражнение «Шмели и лебеди» - модель отношений двух людей с совершенно различными темпераментом и характером. Проводится в игровой форме, особенно это касается момента выбора

93 Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга пары. Танцуют «лебеди» - «шмели» тем временем сидят на стульях и выбирают себе пару, никак не обнаруживая своих предпочтений. «Лебеди» стараются понравиться - но как индивидуальны эти старания! Кто-то заглядывает в глаза, танцует, используя преимущественно экстравертированные движения, выходит за свои пределы, теряя часть себя при этом; другой танцует на противоположной стороне тренингового зала, отдалившись как от «шмелей», так и от «лебедей», испытывая видимое наслаждение от танца, но, увы, теряя часть «зрительских симпатий». Но когда доходит черед до выбора пары, многие участники затруднены отсутствием четких инструкций, как это сделать. Один участник предлагает другому образовать пару, вызывая его на ответный выбор, при этом для него существует большой риск отвержения; другой участник ждет, когда его выберут, но рискует при этом остаться без пары, если число членов тренинга нечетное. В этом случае я сама танцую с этим участником на заключительном этапе упражнения, становясь, в зависимости от ситуации, то «шмелем», то «лебедем». При проведении этого упражнения можно сосредоточиться как на самом процессе танцевания, так и на обсуждении полученного опыта. Оно может быть применено к участникам, начиная с дошкольного возраста. Понятно, что темы, возникающие при этом, будут различны: от необходимости терпимости к людям, непохожим на тебя, до взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Это упражнение дает участникам опыт успешной (иногда неуспешной) совместной деятельности с человеком, имеющим противоположные черты. В зависимости от группы и предыдущих этапов ее развития тренер сосредоточивает последующее обсуждение либо на этом опыте, либо на процессе выбора пары, либо на обсуждении способов приспособления друг к другу, использованных участниками. В последнем случае может пригодиться работа Кроник А., Кроник Е. (1985), в которой они выделяют несколько вариантов совместного решения задачи испытуемыми при наличии различных индивидуальных языков: переход на язык другого партнера; сохранение каждым участником эксперимента своего языка и при этом полное взаимопонимание и, как результат, успешное решение задачи; создание другого, нового языка. Эти же варианты развития событий между двумя партнерами наблюдаются и в финале упражнения «Шмели и лебеди» - участники либо переходят на язык общения противоположного по стилю движений партнера; либо находят возможность танцевать каждый свою партию, при этом танцуя парный танец и получая от него удовольствие; либо

94

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

95

Время Материалы Описание проведения создают нечто среднее, где «лебедь» - уже не лебедь, а «шмель» - уже не «шмель», теряя каждый часть своей индивидуальности, но приобретая взаимность. И наконец, кому-то так и не удается протанцевать парный танец, и они останавливаются, ожидая окончания музыки. И мой последний комментарий относительно этого упражнения. Наилучшим вариантом обратной связи, данной участникам ведущим тренинга, является подстрочный комментарий к движению (см. главу 3). Он же является лучшим способом иници-| ировать групповую дискуссию. Подстрочный комментарий к движению позволит вызвать в группе эффект, который я называю I «множественность интерпретаций». Этот эффект дает участникам множественную картину самого себя, в которой есть и болезненные компоненты. Но именно эта множественность позволит им отказаться от этих компонентов, если они чересчур болезненны, сохранив самооценку и собственную целостность, и принять их, когда они будут к этому готовы. Занятие четвертое РАЗМИНКА «ТАНЕЦ -ЗАГАДКА» Цели

Интенсификация обратной связи относительно особенностей экспрессии каждого участника группы; осознание участниками своих экспрессивных особенностей, социально-психологических и личностных характеристик. Время Материалы Описание проведения 20-40 минут.

Музыкальное сопровождение по выбору участников.

Группа становится в круг. Один из участников выбирает музыкальное сопровождение и танцует, имитируя наиболее характерные особенности экспрессии кого-либо из присутствующих. Остальные пытаются угадать, кто был загадан. По окончании танца участник приглашает следующего и становится на его место. Схемы обсуждения Обмен чувствами «здесь и теперь».

Анализируются специфические для каждого танца экспрессивные особенности, а также черты характера, состояния, отношения, которые могут находить выражение в экспрессии. УПРАЖНЕНИЕ «ТАНЕЦ ВСЛЕПУЮ» Цели

Актуализация системы отношений в группе; запуск интерпретационных процессов в группе; осознание участниками собственной системы отношений: к себе, к другим, к миру. 2 часа.

Эстрадно-инструментальные и блюзовые композиции лирического характера (например, «Dire Straits»), платок (чтобы завязать глаза).

Группа садится в круг, по периметру зала, в котором проводятся занятия. Один из участников становится в центр с завязанными глазами. Звучит музыка. Центральный участник начинает двигаться. К нему подходит член группы и вступает во взаимодействие, которое длится 3-5 минут (обычно столько, сколько длится музыкальная композиция, но время взаимодействия участников не ограничено - оно может закончиться раньше музыки или длиться в течение нескольких композиций), после чего садится на место. Затем к центральному участнику подходит следующий член группы. Очередность подхода членов группы не известна центральному участнику. Задача центрального участника - осознавать возникающие чувства и по окончании взаимодействия описать своего партнера и свой танец с ним. Задача центрального участника осложнена тем, что ведущей у него становится тактильная система отражения. Задачей партнера центрального участника является также следование своим чувствам, но из-за того, что у центрального участника блокирован зрительный анализатор, инициатива в установлении контакта и в выходе из контакта ложится на него. Ведущий объясняет участникам, что при возникновении трудностей для прерывания контакта нужно подать знак, по которому он

96

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

97

выключит музыку, тем самым создав искусственную ситуацию окончания контакта.

После каждого взаимодействия центрального участника с членом группы ведущий просит его поделиться своими чувствами, возникшими во время танца с партнером, и ответить на некоторые вопросы, а именно: «Опишите, пожалуйста, человека, с которым вы сейчас танцевали», «Возникло ли ощущение контакта, понимания?», «Что это был за танец?», «Какие чувства вы испытывали во время этого танца?», «Как вы думаете, что испытывал ваш партнер?», «Если бы я попросила вас на основании полученного только что опыта оценить вашего партнера по 10-балльной шкале, где 0 баллов - партнер мне совершенно не подходит, а 10 баллов - идеальный партнер, то как бы вы это сделали? Под словом партнер здесь подразумевается не партнер по танцам, а партнер в близких эмоциональных отношениях, например спутник жизни, близкий друг». Последним задается вопрос: «Назовите, кто из участников мог бы быть вашим партнером, с кем из участников вы только что танцевали?». Все вопросы задаются центральному участнику по окончании его взаимодействия с членом группы «по горячим еле-,, дам», участник при этом не снимает повязки с глаз и может стоять или сидеть, по желанию. Вопросы центральному участнику может задать любой член группы. По окончании взаимодействия центрального участника со всеми членами группы проводится общее обсуждение. Центральный участник снимает повязку, садится в круг. Нужно дать ему немного времени, чтобы адаптироваться к своему состоянию.

Упражнение может продолжаться до тех пор, пока каждый желающий не побывает центральным участником (это упражнение может выполняться в течение нескольких занятий, до тех пор, пока есть желающие побывать центральным участником и энтузиазм у остальных членов группы).

В ряде случаев ведущий может посоветовать кому-то из членов группы стать центральным участни ком, аргументировав причину, но не настаивая в случае отказа. Иногда возможен возврат к этому упражнению по прошествии некоторого времени. Схемы обсуждения Каковы были чувства членов группы во время взаимодействия с центральным участником?

Трудно ли было брать на себя инициативу в установлении и прерывании контакта?

Была ли ситуация неравенства, смоделированная в этом упражнении (один видит, другой - нет) для кого-то из участников обязывающей взять на себя ответственность за другого? Как вы себя чувствовали при этом?

С какими партнерами центральному участнику было легко взаимодействовать, а с какими нет? Почему?

Какой из партнеров центрального участника был для него «идеальным», какой совершенно неподходящим? Есть ли что-то общее во взаимодействии центрального участника с теми членами группы, кого он впоследствии назвал «идеальными» партнерами? ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ УПРАЖНЕНИЕ «ДРЕВНИЕ ТАНЦЫ» Цели Разрядка психоэмоционального напряжения. Повышение групповой поддержки, принятия. Время Материалы 20-30 минут. Записи шаманских ритуальных песнопений, тамбурин (бубен, барабан). Описание проведения Звучит музыка. Участники танцуют, двигаясь по кругу. Каждый из членов группы по очереди задает свой ритм, выстукивая его на тамбурине (барабане и т. п.). Остальные следуют за этим ритмом. Упражнение продолжается до тех пор, пока каждый не побывает в роли «шамана».

98

Танцевально-экспрессивный тренинг <?

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

99

Комментарии к занятию № 4

Упражнение «Танец вслепую» - одно из самых эмоциональных и психологичных упражнений танцевально-экспрессивного тренинга. Во-первых, блокирован ведущий у большинства людей зрительный анализатор, что побуждает участника опираться на дополнительные системы отражения, в первую очередь такесическую, во вторую очередь - ольфакторную. Это приводит к выстраиванию образа партнера по танцу, который не всегда соответствует уже сложившемуся образу члена группы, приводит к динамике стереотипного образа другого человека и к актуализации осознания причин формирования тех или иных отношений с другими. Например, участница тренинга, которую отвергало, как показали результаты диагностики отношений в группе, большинство из членов группы, будучи в центре во время выполнения группой этого упражнения, давала относительно каждого партнера подобную обратную связь, а именно: «С этим партнером было интересно танцевать», «С этим партнером было неинтересно танцевать». Еще В. Н. Мясищев выделил интерес как один из видов отношений. Он предполагает стороннюю позицию, позицию наблюдателя. Члены группы по окончании упражнения говорили о разных чувствах во время танца, при этом стал очевиден контраст между «интересно - не интересно» центральной участницы и «доминированием - подчинением», «близостью - отдаленностью», «включенностью - невключенностью» и т. д. остальных участников. Это позволило, как призналась впоследствии сама центральная участница, осознать ей причины своих затруднений в общении с участниками этой группы (это была реальная студенческая группа).

Во-вторых, наличие прикосновений и близкая дистанция соответствует близким эмоциональным отношениям между людьми, что позволяет рассматривать диадный танец в качестве модели близких эмоциональных отношений, а то, что происходит между участниками в этом танце, - как отражение сложившихся у личности представлений о близком партнере по общению и типичных паттернов поведения в сфере близких эмоциональных отношений.

В-третьих, то, что у центрального участника завязаны глаза и он не может видеть реакцию на свои слова и действия других участников группы, создает эффект анонимности, при котором ему легче сказать о своих истинных чувствах. На этот эффект впервые обратила внимание одна из участниц тренинга, у которой были трудности в общении, связанные с переоценкой обратной связи, данной другими людьми. Она очень зависела от этой обратной связи и, исходя из нее, выстраивала свое поведение. Она вызвалась стать центральным участником в этом упражнении, так как хотела пережить опыт отсутствия вербальной обратной связи и погружения в процесс взаимодействия.

В-четвертых, изначально заданная некоторая неравная позиция участников парного танца (один видит - другой нет), которая тем не менее может быть проигнорирована, приводит к актуализации у участников помогающего (иногда его еще называют контролирующим. - Р. Норвуд, 1997) поведения или осознанию потребности в таком поведении со стороны партнера. Эта ситуация - как лакмусовая бумажка для людей, склонных к чрезмерной опеке, контролю за другими, к зарабатыванию положительного отношения к себе ценой самопожертвования, выхода за свои пределы. Такие члены группы не отрывают взгляда от повязки на глазах центрального участника, как бы ища подтверждения своим действиям, двигаются очень осторожно, заботясь о том, чтобы центральный участник не упал или не наткнулся на кого-нибудь из сидящих членов группы. Они «ведут» в парном танце, пытаясь уловить желания партнера или предоставляют ему полную свободу, подстраивая свой танец под то, что делает центральный участник. По окончании упражнения участники, склонные к контролирующему поведению, дают обратную связь, в которой основной мотив - забота о другом, а на вопрос, получили ли они удовольствие от танца, от общения с другим человеком, они затрудняются с ответом. Они не понимают, как можно получать удовольствие, когда другому, по их мнению, трудно. Одновременно это упражнение диагностирует у участников наличие потребности в контроле и опеке со стороны других людей. Именно такие участники дают самый высокий балл партнерам с ярко выраженным помогающим поведением. Что с этим делать дальше? Поменять их местами! Дать возможность пережить противоположный опыт, создать условия для выработки новых форм и стратегий поведения. Приведу пример, связанный с участницей, о которой я уже говорила в комментариях к занятию № 1 (назовем ее Инна). Напомню, что основной проблемой, которую она заявила при обсуждении в группе, были не удовлетворяющие ее, несимметричные отношения с мужчинами, при которых ответственность за развитие отношений ложилась преимущественно на нее. Правильнее будет сказать, что она

100

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

101

брала эту ответственность на себя. Так вот, когда группа приступала к выбору центрального участника, я не стала побуждать Инну к этой роли. Дело в том, что на предыдущих занятиях некоторая внутренняя работа уже была ею проведена, и я не видела смысла возвращать ее на этап диагностики или экспериментирования. Внутренняя работа, о которой я говорю, была видна как по результатам тестов, используемых после каждого из занятий, так и по ее экспрессивному поведению. Так, ЦТО показал резкое падение самопринятия после того занятия, на котором группой и ей самой была «обнаружена» ее склонность к контролю и принятию на себя ответственности, и возрастание самопринятия на последующих занятиях. На уровне экспрессивного поведения она стала демонстрировать нетипичные для себя паттерны. Например, если ранее она постоянно осуществляла контакт глаз с ведущим и участниками, даже тогда, когда говорила сама, обнаруживая, таким образом, постоянную нужду в обратной связи, то затем она стала осуществлять более оптимальный с точки зрения закономерностей нормальной коммуникации контакт глаз (золотое правило коммуникации: контакт глаз во время говорения менее интенсивный, чем во время слушания). Также если ранее у нее на губах была постоянная улыбка (очень удивительно было наблюдать ее, когда она плакала), то теперь ее возникновение было связано с внутренними движениями и внешними факторами. Итак, для Инны упражнение «Танец вслепую» могло бы стать «испытательной площадкой» для апробирования новых форм поведения, которые мы не раз обсуждали вместе с группой. Звучит музыка, участники тренинга по своей очередности, выработанной на основании невербальных намеков, полуулыбок, кивков, подходят к центральному участнику. Когда Инна вышла к центральному участнику, я затаила дыхание. Вероятность того, что Инна продемонстрирует привычный, помогающий, паттерн поведения, была велика, ведь целостное невербальное поведение (не отдельные его элементы) трудно поддается контролю со стороны сознания. Проявить иной паттерн поведения впервые возможно тогда, когда он уже готов внутри, он является внешним продолжением внутреннего развития. Инна приблизилась к центральному участнику, сделала паузу. Она явно не спешила вступать во взаимодействие, прислушиваясь к себе, но не упуская из виду своего партнера. Взяла центрального участника за руки и стала осторожно двигаться. Тут, неожиданно для всех, темп музыки изменился. Из лирической и меланхолической она

превратилась в ритмичную и достаточно быструю. Инна вместе с центральным участником, словно покоренные этим ритмом, стали двигаться совместно, активно, держась за руки и даже отпуская на мгновение друг друга. В танце они повернулись друг к другу спиной, не прерывая контакта рук. На лице у обоих была улыбка, очевидно было, что этот танец нравился им обоим. И, как бы в ответ на мои опасения, Инна в какое-то мгновение сама закрыла глаза, неосознанно уравновесив отношения со своим партнером. Так они еще долго танцевали - два человека с закрытыми глазами, создавая впечатление удивительно синхронного и слаженного танца. По окончании этого танца вся группа была под впечатлением от увиденного. Центральная участница говорила о необыкновенных чувствах, пережитых ею во время этого танца: единения, понимания, свободы, взаимности, и присвоила Инне наивысший балл в своем рейтинге партнеров по близким эмоциональным отношениям. Правда, узнать Инну в этом новом образе центральная участница не смогла, поэтому приписала авторство этого танца другому члену группы.

В-пятых, особые приготовления к проведению этого упражнения: выбор центрального участника, манипуляции с платком, перемигивания, а также возможность ошибки при «угадывании» центральным участником, с кем же он танцевал, приводят к повышенному интересу участников к выполнению этого упражнения и к некоторой драматизации группового процесса. К примеру, в одной из групп была девушка, за которой долго и безуспешно ухаживал один молодой человек, ей же нравился другой. Все участники этого любовного треугольника встретились на тренинге. Центральным участником была девушка. Первым из соперников к ней подошел более счастливый, к которому она была неравнодушна. Танец с ним она описала без воодушевления, оценив весьма средне, и приписала его своему давнему поклоннику. Группа с большим интересом наблюдала за развитием событий. Сразу после этого к девушке подошел тот, кого она отвергала. С какой любовью он взял ее руки, как бережно и трепетно вел ее в танце, откликаясь на каждое ее желание или намек на него! Девушка откликалась на движения партнера, этот танец был настолько настоящим, что остальные члены группы даже стали отводить глаза, как будто бы подсмотрели что-то очень интимное. Надо сказать, что через несколько лет они поженились.

102

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

103

Время Материалы Описание проведения Занятие пятое РАЗМИНКА «КИНЕСТЕТИЧЕСКАЯ ЭМПАТИЯ» Цели Эмпатическое принятие партнера; взаимопо-знание; развитие танцевально-экспрессивного репертуара участников. Время 15-30 »- 15-30 »-

Описание проведения Музыкальное сопровождение. Члены группы делятся на пары (это могут быть пары со взаимным отрицательным выбором, либо с взаимным отсутствием выбора, либо с разнонаправленным выбором - один другого выбирает, а тот его отвергает). Один из партнеров начинает спонтанно двигаться, творчески самовыражаясь и следуя своим чувствам в данный момент. Другой - зеркально отражает его движения, стараясь «вчувствоваться» в партнера через его пластику, манеру движений. Через 7-10 минут участники меняются ролями. По окончании упражнения они обмениваются чувствами «здесь и теперь» в парах. УПРАЖНЕНИЕ «ВЗАИМООТНОШЕНИЕ» Цели

Осознание участниками собственных способов выражения различных межличностных отношений; развитие способов выражения различных межличностных отношений.

Актуализация сложившихся взаимоотношений в группе. Время Материалы Описание проведения 1,5-2 часа. Медленная, спокойная, «нейтральная» музыка.

Упражнение состоит из двух частей и выполняется в тех же парах. Первая часть

Одному из партнеров дается задание - выражать в диадном танце определенный вид отношения к другому человеку из негативного спектра взаимоотношений (например, антипатия, вражда, неуважение, ненависть, неприятие и т. д.). Задача другого участника - спонтанно реагировать на партнера и фиксировать возникающие чувства. Через 10-15 минут партнеры меняются ролями. По окончании - обсуждение в парах. Вторая часть

Порядок проведения упражнения - тот же, что и в первой части, только заданное отношение теперь берется из позитивного спектра взаимоотношений (это уже симпатия, дружба, уважение, любовь, принятие и т. д.). По окончании второй части упражнения - обсуждение в парах. Затем - общее обсуждение. Схемы обсуждения Ваши чувства в роли «инициатора» позитивных (негативных) взаимоотношений.

Ваша реакция на партнера - «инициатора» взаимоотношений в ходе выполнения упражнения. Каким было заданное отношение?

Какие танцевально-экспрессивные особенно сти движений партнера позволили вам сделать ' такой вывод?

Какие взаимоотношения (позитивные или негативные) вы чаще инициируете в реальных взаимоотношениях с людьми? Какие взаимоотношения инициируют другие люди по отношению к вам? ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ УПРАЖНЕНИЕ «НАРЦИСС И РУЧЕЙ» Цели

Разрядка психоэмоционального напряжения; развитие позитивных взаимоотношений; самопринятие и взаимопринятие. 15-30 минут.

Медитативная музыка, музыка с элементами звуков природы - шум дождя, плеск воды и т. п. (например, «The Sounds of Nature» - «Mountain Paradise»).

Упражнение выполняется в тех же парах, что и предыдущие два упражнения. Ведущий рассказывает группе легенду о Нарциссе, который, од-104

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

105

нажды увидев свое отражение в ручье, влюбился в него. Участники становятся друг напротив друга и смотрят друг другу в глаза. Один из них - «Нарцисс», другой - его зеркальное отражение. «Нарцисс» начинает спонтанно двигаться, выражая лучшие стороны своей личности, наслаждаясь своими движениями, любуясь своим «отражением» и осознавая возникающие чувства. В роли «Ручья» участник зеркально отражает движения партнера. Через 5-10 минут «Нарцисс» и «Ручей» меняются ролями. По окончании участники делятся чувствами «здесь и теперь» в парах. Комментарии к занятию № 5

Если первые несколько занятий были ориентированы в первую очередь на групповую динамику и личностную диагностику, самоанализ, то это занятие полностью посвящено взаимному познанию участников в безопасной обстановке группы. Некоторые личные и групповые потрясения позади, участников теперь ждут открытия в сфере отношений с Конкретными Другими (этот тип отношений противопоставлен отношениям с Обобщенными Другими - см. приложение № 2). Не случайно в этих упражнениях пары образованы, исходя из взаимных отрицательных выборов, взаимного отсутствия выбора и невзаимного выбора.

На этом занятии впервые появляется в качестве упражнения один из основных инструментов танцевального терапевта - кинестетическая эмпатия. Это не значит, что его надо использовать только на этом занятии и никак не раньше. Все это деление по занятиям достаточно условно. Этот метод должен войти «в плоть и кровь» ведущего танцевально-экспрессивного тренинга, ведь он является самым прямым путем к установлению отношений с клиентом. Так, еще в начале своей профессиональной деятельности, в 1992 году, я проводила только что разработанный танцевально-экспрессивный тренинг с «трудными» подростками Ростовского реабилитационного центра. Тренинг был поставлен в расписание на так называемые уроки психокоррекции. Школьники уже привыкли, что на этих уроках с ними осуществляют всякие манипуляции - то тест проведут, то что-то интересное расскажут. И они ожидали от меня эдакую раз-влекалочку, тем более что и название тренинга, по их мнению, к этому обязывало. Посмотреть, как танцует преподаватель, они были готовы, но танцевать самим - ни за что! Побудить их двигаться было невозможно. В группе был лидер - конечно, самый трудный из «трудных» подростков, стайка девочек, державшихся от мальчишек в стороне, и остальные ребята, которые только и ждали сигнала лидера, чтобы пошалить и посмеяться. Собрать их в круг и то было большой проблемой. Первые занятия, чтобы хоть чем-то их занять, я даже играла с ними в «Мафию», так как просто не знала, что делать. Наконец на далеко не первом занятии группа кое-как стала делать одно из разминочных упражнений тренинга. Кто-то просто стоял, девочки сбились в кружок и хихикали, кто-то вяло шевелил ногами. Я встала напротив лидера и стала отзеркаливать его движения. У меня получилось очень похоже: тяжелые движения ног, рэ-повские движения корпуса и рук, отстраненное выражение лица. Видно было, что моему партнеру понравилась эта игра. Он стал двигаться интенсивнее и разнообразней, вслед за ним в этот темп включалась и я. И вот уже мне это стало очень нравиться. Между нами что-то возникло, какая-то связь, взаимная симпатия. Остальные школьники с интересом наблюдали за нами, понимая, что что-то происходит. Надо ли говорить, что впоследствии у меня не было проблем с этой группой?

Тренировать способность к эмпатическому отзеркаливанию другого ведущему групп танцевально-экспрессивного тренинга нужно постоянно. Фактически этот навык разложим на такие составляющие, как способность улавливать невербальные знаки и намеки другого человека и собственный развитый экспрессивный и эмоциональный репертуар. Лучшее место для тренировки кинестетической эмпатии и для экспериментов в области танцевально-экспрессивных методов коррекции личности - дискотека (ночной клуб, вечеринка друзей и т. п.). Жесты и взгляды, расположение танцующих друг относительно друга и месторасположение на танцполе, позы и ритм движений дадут много информации внимательному наблюдателю и участнику этих мероприятий. Я могла бы привести немало примеров отношений, завязывающихся на танцплощадке. И ведущий танцевально-экспрессивного тренинга или подобных тренин-говых процедур должен быть в состоянии завязывать такие отношения. Один маленький, почти что анекдотичный пример. Однажды я оказалась на приеме в Москве, где собрались крупнейшие российские и зарубежные бизнесмены. Так как я мало кого знала, то стояла в сторонке и наслаждалась прекрасным вином. Ко мне подошел

106

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

107

мужчина и заговорил по-английски. Оказалось, что он - английс кий лорд, президент одной из известных транснациональных кор пораций. На вопрос, чем же занимаюсь я, ответила, чтобы ему было понятнее - танцевальной психотерапией. Он попросил: «Порабо тайте со мной прямо сейчас!». Я ответила, что нет музыки, а без нее никак, на что он парировал - я напою. И вот представьте себе - дневной официальный прием, двое танцуют танго под аккомпане мент английского лорда. Один известный российский предприни матель сказал потом в кулуарах: «Если бы он меня пригласил танце вать, я бы пошел!». Кстати, этот случай очень поднял мой рейтинг . среди этого собрания и помог с многими из них установить впос ледствии деловые отношения. f Занятие шестое РАЗМИНКА «ТАНЕЦ В КРУГУ И ЗЕРКАЛЬНОЕ ОТОБРАЖЕНИЕ» Цели «Разогрев» участников.

Стимулирование межличностного взаимодей-"^<. ствия. Эмпатическое принятие. Развитие танцевально-экспрессивного репер туара участников. Время Материалы Описание проведения 30-40 минут. Музыка разных стилей. Группа становится в круг. Каждый участник танцует свободно, экспериментируя с различными импровизированными движениями тела. Один из членов группы стоит в центре круга и, танцуя по очереди напротив каждого участника, смотря ему в глаза, старается отобразить движения партнера, «вживаясь» в его индивидуальный танец. Упражнение продолжается до тех пор, пока каждый не побывает в кругу. УПРАЖНЕНИЕ «ВЛАСТЬ И ЛЮБОВЬ» Цели

Отреагирование сдерживаемых чувств и отношений; осознание доминирующих отношений в

системе отношений участников и экспрессивных паттернов выражения этих отношений; повышение спонтанности участников в выражении отношений; экспериментирование с разными способами выражения отношений. Время Материалы Описание проведения 1-1,5 часа. Ритмичная музыка (по выбору участников). Участники строятся в несколько шеренг. Зву-' чит музыка. Один из членов группы становится напротив всей группы и танцует, выражая в танце последовательно следующие межличностные отношения: доминирование, подчинение, ненависть, любовь, не делая четких пауз между ними (идея упражнения навеяна теорией группового развития У. Бенниса и Г. Шепарда, 1956, которые считали власть и любовь основными уровнями функционирования отношений в группе). Порядок выражения чувств центральным участником неизвестен остальным. Существует лишь одно ограничение - заключительным отношением должна быть любовь. Ведущий просит центрального участника вспомнить реальные ситуации, в которых он испытывал к кому-либо эти отношения, или объекта этих отношений. Остальные члены тренинга эмпатически отзерка-ливают движения центрального участника, осознавая свои чувства. Именно через возникающие в процессе копирования движений чувства, а не путем наблюдения за тем, как танцует центральный участник, члены группы пытаются понять, где проходит граница между доминированием, подчинением, ненавистью и любовью. Затем на место этого участника становится другой и т. д. Обсуждение проводится после танца каждого из членов группы, по окончании выполнения упражнения всеми участниками - общее обсуждение. Схемы обсуждения Обмен чувствами «здесь и теперь». Какие отношения было выразить легче, какие труднее?

108

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

109

Что чувствовали члены группы, когда они танцевали так, как центральный участник?

Где проходила граница между выражаемыми отношениями, в какой последовательности были представлены эти отношения?

Какие выразительные средства (жесты, мимика, позы, взгляд и т. д.) были использованы участниками для выражения отношений доминирования, подчинения, ненависти и любви? ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ УПРАЖНЕНИЕ «ЗНАЧИМЫЙ ДРУГОЙ» Цели Символическое разрешение субъективно важной проблемы; катарсическое высвобождение сдерживаемых чувств. Время Материалы 1-1,5 часа. Музыкальное сопровождение по выбору участников.

Описание проведения В жизни каждого из нас был или есть человек, отношения с которым для нас субъективно очень значимы. Эти отношения иногда переживают кризис. Бывает, что нам не всегда хватает мудрости сохранить их.

Ведущий просит одного из участников выбрать из группы человека, который бы для него символизировал Значимого Другого. Он садится в центр круга (вместо такого человека можно просто поставить в центр круга стул). Задача участника - показать в танце, как бы он сейчас разрешил эту проблему для себя, свои чувства по отношению к Значимому Другому. Задача «Значимого Другого» - осознавать свои чувства. При желании он может включиться во взаимодействие с «активным» участником. Упражнение продолжается до тех пор, пока каждый желающий не побывает «активным» участником. Схемы обсуждения

Обмен чувствами «здесь и теперь» (наблюдатели, «Значимый Другой», «активный» участник). Комментарии к занятию № 6

Занятие посвящено исследованию участниками глубоких чувств, эмоционально насыщенных отношений с другими людьми. Будьте готовы к проявлению членами группы сильных чувств. Иногда они во время выполнения основного упражнения плачут, иногда крушат мебель (достается в основном стульям).

Упражнение «Власть и любовь» представляет собой исследование двух измерений человеческих отношений: вертикальных и горизонтальных., отношений власти и эмоциональных, межличностных отношений. При проведении этого упражнения необходимо соблюдение следующих условий: центральный участник должен иметь много пространства для самовыражения, его зона - это импровизированная сцена, находящаяся в некотором отдалении от остальных участников. Все другие члены группы стоят, выстроившись в несколько шеренг, чтобы видеть лицо центрального участника и затылки других. Музыку для упражнения участник подбирает сам из того, что есть у ведущего, или приносит специально. Ведущий просит членов группы как можно точнее повторять движения центрального участника, осознавая возникающие чувства. Участники получают возможность прочувствования различных оттенков отношений, вербализации этих отношений, соотнесения собственных способов выражения вертикальных и горизонтальных отношений со способами выражения других людей. Основным результатом этого упражнения для его участников является катарсический эффект. Кроме того, оно дает богатый материал для дальнейшей работы в группе. Так, в одной из групп после танца участника другие не увидели ничего, кроме доминирования. На что центральный участник заявил: «Как, вы не увидели ничего из того, что я показал! Я сделал такое-то движение, тем самым хотел показать то-то. А потом я сделал такое-то движение, этим я хотел показать то-то». Этот участник характеризовался значительно развитыми демонстративными тенденциями в общении: он скорее существовал для другого, чем для себя в большинстве актов общения, был нацелен на создание определенного впечатления о себе у партнера. Другие участники общения чувствовали эту его искусственность и отвечали ему тем же. В группе мы использовали эту ситуацию для обсуждения вопросов, связанных с переживанием и выражением этого переживания, с проблемой «иметь или быть» (Э. Фромм, 1990), спроецированной на отношения личности. Иметь отношения или быть в этих отношениях?

по

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

111

Занятие седьмое РАЗМИНКА «ТАНЕЦ ЖИВОТА» Цели

«Разогрев» участников, включение их в работу; раскрепощение «мышечного панциря» в области таза; стимулирование межличностного взаимодействия в группе. Время Материалы Описание проведения 10-15 минут.

Ритмичная восточная музыка (например, за писи арабских или турецких песен). 'Л

Звучит музыка. Участники становятся в круг ц или расходятся по залу, ритмично двигая тазом и бедрами, максимально используя всевозможные положения, осознавая свои чувства и выявляя зоны напряжений. Возможно выполнение этого разминочного упражнения с использованием приема кинестетической эмпатии. Сначала один участник совершает свой «танец живота», а остальные от-зеркаливают его движения, затем следующий и т. д.

Если в группе есть и мужчины и женщины, особенно если там один мужчина, можно предложить группе такой игровой вариант этого упражнения. Мужчина садится на возвышении, а женщины одна за другой подходят к мужчине, исполняя танец живота и стараясь ему понравиться. Затем муж-. чина может выбрать себе первую жену, вторую жену и т. д., проведя своеобразную социометрию. После этого мужчины и женщины меняются ро-} лями, и вот уже мужчина исполняет свой замыс-! ловатый (или незамысловатый) танец, а женщи-! нам предоставлено право выбора. Это упражнение может перерасти из разминочного в основное. Обычно участники сами дополняют условия этого упражнения различными деталями, вплоть до воссоздания ситуации известных им из истории танцевальных обрядов. Подобные упражнения хороши для гетерогенных по критерию пола групп, приводят к обсуждению различных тем относительно отношений мужчины и женщины.

УПРАЖНЕНИЕ «ПРИГЛАСИТЕ ТАНЦЕВАТЬ» Цели Актуализация межличностных отношений в группе; исследование способов вхождения в кон такт и выхода из контакта; стимулирование актив ности и инициативы в установлении отношений с другими людьми. Время Материалы Описание проведения 1,5-2 часа. Музыкальное сопровождение. Из всей группы по желанию выбирается один участник, испытывающий трудности в установлении отношений с людьми. Остальные участники садятся в круг. Задача центрального участника - вступить с каждым членом группы в контакт (пригласить на танец) и через некоторое время выйти из контакта. Задача партнера центрального участника - следовать чувствам «здесь и теперь». Задача остальных - наблюдать, отмечая наиболее характерные особенности взаимодействия центрального участника с партнером. Схемы обсуждения Обмен чувствами «здесь и теперь» (центральный участник, его партнеры, наблюдатели).

Какая степень психологической близости (очень близки, скорее близки, отдалены, отчуж-дены) была установлена между партнерами в каждом отдельном случае?

Каковы наиболее характерные особенности взаимодействия центрального участника с партнерами? ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ УПРАЖНЕНИЕ «ВСЕ СО ВСЕМИ»

Выполняется аналогично упражнению № 1 из занятия № 5, с той лишь разницей, что здесь участники становятся в два круга - внешний и внутренний и, передвигаясь друг относительно друга, взаимодействуют с большим количеством участников.

112

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 5. Программа танцевально-экспрессивного тренинга

113

Комментарии к занятию № 7

Разминочное упражнение «Танец живота» в женских тренинго-вых группах настолько востребовано, что участницы готовы переписывать музыку и заниматься дома, интуитивно чувствуя, что движения в тазовом (по В. Райху) сегменте напрямую связаны с сексуальностью, чувственностью, принятием своей женской роли и отношениями с противоположным полом. Существуют специальные биоэнергетические техники, построенные на индийском танце, основной целью которых является гармонизация чакр (см.: И. Ку-рис, «Биоэнергетика йоги и танца», 1994). Использование подобных техник выходит за рамки танцевально-экспрессивного тренинга, поэтому можно рекомендовать заинтересованным участницам выполнять их дома. Также некоторые их них (при интересе к ним тренинговой группы) можно использовать в качестве разминочных упражнений.

Упражнение «Пригласите танцевать» - своеобразный поведенческий тренинг активности и инициативы в установлении межличностных отношений. Предназначено для тех участников, которые испытывают в этом затруднения. Группа может вносить в это упражнение дополнительные препятствия. Если его использовать не в конце тренинга, когда участники имеют достаточную мотивацию для работы в группе, а в начале, то состояние группы и будет таким препятствием. Занятие восьмое РАЗМИНКА «ДВИЖЕНИЯ НА ПАМЯТЬ» Цели «Разогрев» участников; осознание и принятие группового опыта; взаимное принятие участниками группы друг друга. Время Материалы Описание проведения 0,5-1 час. Музыкальное сопровождение. Участники становятся в круг. Звучит музыка. Один из участников выходит в центр круга и копирует поочередно характерные движения остальных участников группы, те движения, которые он

хотел бы присвоить, включить в свой экспрессивный репертуар. Задача наблюдателей - выяснить, кому из группы принадлежат эти движения. После того, как автор движений угадан, центральный участник может пояснить, почему он бы взял именно эти движения, что для него стоит за этими движениями. Упражнение продолжается до тех пор, пока каждый участник не побывает в кругу. УПРАЖНЕНИЕ «ГРУППОВОЙ ТАНЕЦ» Цель Время Материалы Осознание и принятие группового опыта. 1 час. Музыкальное сопровождение (выбирается группой). Описание проведения Группе дается задание - составить и протанцевать групповой танец, который бы символизировал развитие группы с первого занятия до последнего. Ведущий при этом покидает группу, предоставив группе придумать и поставить групповой танец совершенно самостоятельно. В инструкции, которую он дает группе, замечает, что в этом танце может быть отведена роль и для него. В этом случае перед тем, как финальный танец будет исполнен, группа должна дать ему задание, что делать.

Когда танец придуман и отрепетирован, группа зовет ведущего и они все вместе танцуют групповой танец. Схемы обсуждения Как вы оцениваете опыт, полученный в группе? Произошла ли динамика внутригрупповых межличностных отношений? Изменилось ли ваше отношение к группе и к каждому участнику?

Как вы видите сейчас свое место в группе? А в начале занятий? Комментарии к занятию № 8

Последнее занятие - особенное. Упражнения этого занятия подготавливают группу к подведению итогов и расставанию (если только это не реально существующая группа).

114

Танцевально-экспрессивный тренинг'

Глава 6

Упражнение «Движения на память» веселое, группа может вспоминать какие-то особенно запомнившиеся моменты, связанные с тем или иным участником.

В упражнении «Групповой танец» ведущий и участники меняются местами. Теперь уже группа дает ведущему инструкции. После того, как групповой танец исполнен, группа может спросить у ведущего, что символизировал танец и как он его понял. Как правило, смысл финального танца очень прозрачен. В большинстве случаев групповые танцы разных групп очень похожи - вначале они демонстрируют разобщенность участников, потом участники объединяются вокруг ведущего, затем в центре событий оказываются сами участники. Заканчивается танец общим хороводом. Обычно роль для ведущего не прописывается группой. Она предоставляет ему возможность участвовать в финальном танце, следуя своим чувствам и самому догадываясь о своей роли. Упражнение «Групповой танец» является хорошей подготовкой к искреннему разговору о личных результатах участников, полученных в процессе танцевально-экспрессивного тренинга.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ЭФФЕКТЫ ТАНЦЕВАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНОГО ТРЕНИНГА ДИНАМИКА ОТНОШЕНИЙ УЧАСТНИКОВ В ПРОЦЕССЕ ТРЕНИНГА

Целью танцевально-экспрессивного тренинга является развитие и изменение системы отношений и взаимоотношений личности. Как же в действительности изменяются различные отношения участников танцевально-экспрессивного тренинга, каковы закономерности этих изменений и каким образом в них проявляются фундаментальные свойства функционирования отношений личности как системы. Выяснение этих вопросов стало предметом отдельного экспериментального исследования (Т. А. Шкурко, 1997; В. А. Лабун-ская, Т. А. Шкурко, 1999). Цель данного экспериментального исследования заключалась в том, чтобы изучить динамику отношений личности в процессе танцевально-экспрессивного тренинга.

Формулируя цель исследования, необходимо уточнить, что мы имели в виду, говоря о динамике отношений. Под динамикой отношений мы понимали изменение во времени их основных параметров под влиянием различных факторов. В качестве фактора динамики отношений в данном случае выступил танцевально-экспрессивный тренинг. Известно, однако, что эффекты социально-психологического тренинга не одинаковы для каждого из его участников, так как различные социально-психологические воздействия по-разному преломляются через призму личности участников тренинга. Исходя из это-116

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 6. Результаты и эффекты танцевально-экспрессивного тренинга

117

го, в эксперимент была введена еще одна независимая переменная - социально-психологические, мотивационно-потребностные и когнитивные особенности участников тренинга - так называемый «личностный» фактор (см. Приложение № 2).

Под «параметром отношения» мы рассматривали такую характеристику отношений человека, которая является критерием сравнения различных отношений в системе отношений человека, их измерения, анализа изменений отношений и вьщеления различных видов | отношений. В нашей работе была поставлена задача комплексного изучения динамики различных видов отношений (отношения к дру-М гому, к группе, к себе) и их основных параметров: интенсивности, знака, модальности, дифференцированности, взаимности. Эти виды I отношений и их параметры изучались нами на различных, осознава-1 емом и неосознаваемом, уровнях. Такой подход, на наш взгляд, по-a зволил выйти за пределы устоявшихся экспериментальных традиций изучения динамики отношений, а именно: изучения преимуществен| но динамики межличностных отношений или отношений к себе, а также главным образом осознаваемых отношений.

Данный подход к динамике отношений определил выбор способа фиксации динамики. Так, в работе в качестве способа фиксации применялся лонгитюдно-дискретный метод, а именно: фиксация параметров отношений через определенные промежутки времени. Подобный способ фиксации наиболее адекватен приведенному выше определению динамики отношений.

В соответствии с целями исследования был разработан блок методов, фиксирующих временную динамику видов и параметров отношений. На основе классификации видов отношений В. В. Столи-на (1982) нами создана «Методика исследования осознаваемых отношений личности к каждому члену группы и к себе». Участникам группы предлагалось оценить свое отношение к каждому члену группы и к самому себе по трем 8-балльным шкалам («симпатия - антипатия», «уважение - неуважение», «близость - отдаленность») следующим образом: 1-2 балла - яркая антипатия (неуважение, отдаленность); 3-4 балла - скорее антипатия, чем симпатия (неуважение, отдаленность); 5-6 баллов - скорее симпатия, чем антипатия (уважение, близость); 7-8 баллов - симпатия (уважение, близость).

Несмотря на большое количество видов отношений, возможности данной методики ограничены диагностикой преимущественно осознаваемых личностью отношений к себе и к другому. Для того чтобы снять ограничения на пути комплексного изучения отношений, нами был использован «Цветовой тест отношений» (А. М. Эт-кинд, 1987), который позволяет диагностировать неосознаваемые отношения личности к другому и к себе с учетом вышеперечисленных параметров отношений (см. приложение № 3).

В целях диагностики отношения личности к тренинговой группе, а также в целях актуализации осознания участниками тренинга себя как членов группы и своего места в системе групповых межличностных отношений в исследовании был использован модифицированный нами рисуночный тест «Я и группа».

Нами были выделены следующие критерии, позволяющие диагностировать отношение личности к группе: 1) особенности изображения группы (группа не структурирова на, группа разбита на подгруппы, группа изображена как еди ное целое); 2) месторасположение «Я» относительно группы (в центре груп пы, в группе (среди других), на периферии группы, вне груп пы, в одной из подгрупп); 3) соотношение размеров «Я» и других членов группы (изобра жение «Я» по величине превосходит изображение других чле нов группы, величина «Я» равна величине других членов груп пы, величина «Я» меньше величины других членов группы).

В соответствии с приведенным выше определением динамики отношений была выработана следующая процедура исследования: «Методика исследования осознаваемых отношений личности к каждому члену группы и к себе» и «Цветовой тест отношений» использовались 5 раз (до начала тренинга, после тренинга и в конце каждого второго занятия тренинга). Рисуночный тест «Я и группа» применялся 3 раза: до начала, в середине и после тренинга.

Продолжительность тренинга была 24 часа или 8 занятий по 3 часа (см. программу). Занятия проходили с периодичностью 2 раза в неделю в течение месяца. Замеры производились на каждом втором занятии группы, то есть 1 раз в неделю. В результате применения данной процедуры исследования было сделано 1600 замеров различных параметров отношений участников тренинга.

Полученные данные нуждались в особых методах обработки, адекватных использованному в исследовании способу фиксации динамики отношений. Для обработки полученных данных были использованы методы AN OVA или методы Анализа Вариаций (двух-факторный дисперсионный анализ Фридмана, анализ знаковых рангов Уилкоксона). Эти методы позволяют не только установить

118 Танцевально-экспрессивный тренинг причинно-следственные связи и определить значимость и степень происходящих изменений в отношениях личности, но также выстроить профили этой динамики.

Кроме того, в работе был использован ряд методов, позволяющих определить социально-психологические, потребностно-моти-вационные и когнитивные особенности субъектов танцевально-экспрессивного тренинга, которые в нашем исследовании рассматривались в качестве второго фактора динамики отношений личности. Это такие методы, как: 1) опросник межличностных отношений В. Шутца, адаптированный А. А. Рукавишниковым (1992); 2) 16-фак-торный опросник Р. Кеттела; 3) методика свободной семантической оценки невербального поведения В. А. Лабунской (1990); 4) социометрический тест. Замеры по вышеназванным методикам были сделаны 1 раз - до начала тренинга.

Объектом исследования явились участники 8 групп танцевально-экспрессивного тренинга (4 пилотажных, на которых первоначально программа тренинга была апробирована, и 4 экспериментальных группы). Это были реально существующие группы, которые на момент исследования уже имели сложившуюся систему межличностных отношений. Всего в экспериментальном исследовании приняли участие 91 человек в возрасте от 14 до 47 лет. Динамика осознаваемых отношений участников тренинга

Фактически данные об изменениях осознаваемых отношений участников были получены на основе их самоотчетов. Картина, полученная на основе этих данных, отражает лишь один пласт функционирования тренинговой группы. Условно говоря, это уровень «вербализованных отношений». Именно этот уровень отношений отражен в «проговариваемых» участниками эффектах тренинга.

На основе сравнительного анализа показателей интенсивности отношений симпатии, уважения, близости членов группы друг к другу, зафиксированных на различных этапах танцевально-экспрессивного тренинга, были сделаны следующие выводы: во-первых, у большинства участников тренинговых групп (70%) существенно изменилась интенсивность отношений симпатии, уважения, близости к другим членам группы. Во-вторых, в результате танцевально-экспрессивного тренинга изменения интенсивности отношений происходили как в сторону увеличения, так и в сторону уменьше-Г

Глава 6. Результаты и эффекты танцевально-экспрессивного тренинга 119 ния. Ведущей тенденцией для изучаемых групп является тенденция увеличения интенсивности отношений симпатии, уважения, близости друг к другу. В-третьих, в ряде случаев наблюдается резкое изменение интенсивности отношений, приводящее к смене знака отношения в рамках шкал «симпатия - антипатия», «уважение - неуважение», «близость - отдаленность». В-четвертых, наибольшее количество изменений по знаку и интенсивности произошло в рамках шкалы «близость - отдаленность». В-пятых, динамика интенсивности различных видов осознаваемых отношений участников тренинга к другим имеет ряд профилей, ведущее место среди которых занимают позитивный «скачкообразный», позитивный «поступательный» и позитивный «П-образный». Динамика видов отношений происходит по различным профилям: значимые изменения интенсивности одного вида осознаваемых отношений участника не всегда соответствуют существенным изменениям интенсивности другого вида отношений этого участника. Динамика неосознаваемых отношений участников тренинга к членам группы и к себе

Динамика неосознаваемых отношений участников тренинга к членам группы и к себе изучалась нами с помощью Цветового теста отношений. По сравнению со значительными сдвигами в системе осознаваемых межличностных отношений в группе, на неосознаваемом уровне мы получили несколько иную картину. Только у 25% участников в ходе танцевально-экспрессивного тренинга произошла значимая (уровень значимости а=0,05) динамика интенсивности неосознаваемых отношений к членам группы, у 75% участников интенсивность неосознаваемых отношений к другим членам группы не изменялась статистически значимо. «Профили» динамики неосознаваемых отношений следующие: позитивный «скачкообразный», позитивный «поступательный», позитивный «П-образный» и позитивный «U-образный». В табл. 1 приведены данные о среднем количестве членов группы, к которым у участников тренинга изменилась интенсивность неосознаваемого отношения либо в сторону ее увеличения, либо в сторону уменьшения, либо осталась на прежнем уровне.

Из данных, представленных в табл. 1, видно, что по окончании тренинга мы имеем следующие показатели динамики интенсивности неосознаваемых отношений в группе: 51% неосознаваемых от-120

Танцевально-экспрессивный тренинг | j

Глава 6. Результаты и эффекты танцевально-экспрессивного тренинга

121

Таблица 1. Количество членов группы, интенсивность неосознаваемого отношения к которым со стороны других членов группы изменилась относительно 1-го замера (в %)

№ занятия Направления изменений интенсивности неосознаваемых отношений Изменились в сторону увеличения (стали более позитивными) Изменились в сторону уменьшения (стали менее позитивными) Интенсивность отношения не изменилась 2-е 42 39 19 4-е 46 36 18 6-е 49 32 19 8-е 51 32 17 ношений в группе стали более интенсивными (более позитивными), 32% неосознаваемых отношений стали проявляться менее интенсивно (стали менее позитивными), выражение 17% неосознаваемых отношений осталось неизменным.

Динамика «знака» неосознаваемого отношения в рамках шкалы «плюс-минус» следующая: 40% неосознаваемых отношений в группе изменились на противоположные, причем 29% неосознаваемых отношений поменяли направление с негативных на позитивные, 11 % - с позитивных на негативные.

Результаты сравнения показателей динамики неосознаваемых и осознаваемых отношений приведены в табл. 2. Столбцы этой таблицы соответствуют видам отношений, строки - особенностям динамики отношений, рассмотренным выше.

Анализ данных, представленных в табл. 2, показывает, что динамика осознаваемых личностью отношений к другим приблизительно в 3 раза интенсивнее, чем в случае с динамикой неосознаваемых отношений. Относительно «профилей» динамики отношений значительные различия между динамикой неосознаваемых и осознаваемых отношений отсутствуют. Количество отношений симпатии, уважения, близости и неосознаваемых отношений, изменившихся в сторону увеличения интенсивности, приблизительно равно (51, 58, 66 и 51% соответственно). В то же время количество неосознаваемых отношений, изменившихся в сторону снижения интенсивности, значительно больше, чем в случае с осознаваемыми отношениями.

Таким образом, изменения осознаваемых отношений по критерию интенсивности значительно сильнее, чем изменения неосознаваемых отношений. Это означает, что в процессе тренинга осознаваемые и неосознаваемые отношения изменяются не параллельно: последние являются более устойчивыми, и в процессе танцеваль-Таблица 2. Обобщенные показатели динамики осознаваемых и неосознаваемых отношений членов группы друг к другу

Симпатия -антипатия Уважение -неуважение Близость-отдаленность Неосознаваемые отношения Количество участников, у которых произошли значимые изменения (а = 0,05) интенсивности отношений к другим в ходе тренинга 69 67 80 25 Типы «профилей» динамики от наиболее распространенного к наименее Поз. «скачкообр.» Поз. «постулат." Поз. «пи-образн.> Поз. «и-образный-Поз. «схачкообр.» Поз. «постулат.» Поз. «пи-образн.« Поз. «и-образный> Поз. «отчиюбр.» Поз. «постулат.» Поз. «пиобразн.» Поз. «U-образн.» Поз. «скачкообр.» Поз. «U-образный» Поз. •постулат.» Поз. «Пи-образн.» Количество отношений, ставших более интенсивными к концу тренинга (среднее количество членов группы, к которым интенсивность отношений со стороны других участников увеличилась) (в %) 51 58 66 51 Количество отношений, ставших менее интенсивными к концу тренинга (в %) 10 13 10 32 Количество отношений, изменивших знак с«-»на«+» (в%) 11 11 28 29 Количество отношений, изменивших знак с«+»на«-» (в К) 1 1 1 12 Занятие, на котором произошли наиболее существенные изменения в системе отношений членов группы друг кдругу 6-е 8-е 6-е и 8-е 4-е и 8-е но-экспрессивного тренинга изменяются значительно медленнее, чем осознаваемые отношения. Вместе с этим заслуживает внимания тот факт, что смена знака отношений, как показателя их динамичности, происходит чаще на уровне неосознаваемых отношений. В целом наблюдаются различные тенденции в динамике осознаваемых и неосознаваемых отношений членов группы друг к другу. Это позволяет сделать вывод, что различные аспекты отношений участников тренинга к другим членам группы в процессе танцевально-экспрессивного тренинга изменяются гетерохронно.

122

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 6. Результаты и эффекты танцевально-экспрессивного тренинга

123 Динамика осознаваемых и неосознаваемых самоотношений участников тренинга

Экспериментальное исследование подтвердило гипотезу о влиянии танцевально-экспрессивного тренинга на изменение различных видов осознаваемых отношений к себе (аутосимпатии, самоуважения, близости к себе) на уровне значимости а = 0,001. Изменения различных видов осознаваемых самоотношений у участников группы имеют общую тенденцию. Так, основной тенденцией изменения аутосимпатии и самоуважения участников тренинга является постепенное повышение их интенсивности в ходе тренинга (что соответствует «поступательному» позитивному профилю динамики). Основной тенденцией изменения близости к себе у участников тренинга является повышение интенсивности близости к себе вплоть до шестого занятия, а затем - некоторое снижение (что соответствует позитивному «П-образному» профилю динамики). Обобщенные показатели динамики различных видов самоотношений участников тренинга приведены в табл. 3.

На неосознаваемом уровне картина несколько иная. Применение методов анализа вариаций позволило сделать вывод об отсутствии значимой, с точки зрения математической статистики, динамики неосознаваемых самоотношений участников тренинга. Это говорит, прежде всего, об отсутствии общей для всех участников тенденции изменений интенсивности самоотношения на неосознаваемом уровне. Этот вывод подтверждается сравнением зафиксированной интенсивности неосознаваемого самоотношения участников до и после тренинга. Как видно из табл. 3, у 33% испытуемых интенсивность самоотношения увеличилась на последнем занятии по сравнению с первоначальным замером, у 37% испытуемых уменьшилась, у 30% испытуемых осталась прежней. Таким образом, можно сделать вывод, что динамика осознаваемых самоотношений по критерию интенсивности значительно более существенна, чем динамика неосознаваемых самоотношений, что также подтверждает сделанный выше вывод о гетерохронности изменений различных аспектов отношений в процессе танцевально-экспрессивного тренинга. Кроме того, не будем забывать, что ЦТО - очень чувствительный метод, реагирующий на мельчайшие изменения самооценки и динамику представлений о себе. Часто эти изменения связаны с конкретными событиями, происходящими в тренинговой группе и обратной связью, данной участнику тренинга членами группы. Ис-Таблица 3. Обобщенные показатели динамики осознаваемых и неосознаваемых самоотношений участников ТЭТ

Тип «профиля» динамики различных видов самоотношения Шкала аутосимпатии Шкала самоуваже ния Шкала близости к себе Неосознаваемое самоотношение Позитивный «поступательный» Позитивный «поступательный» Позитивный «П-образный» Изменения неосознаваемого самоотношения участников от занятия к занятию не подчинены общей тенденции Количество участников тренинга, у которых интенсивность самоотношения к концу тренинга увеличилась(в %) 55 55 49 33 Количество участников тренинга, у которых интенсивность самоотношения к концу тренинга уменьшилась (в %) 18 16 14 37 Количество участников тренинга, у которых интенсивность самоотношения не изменилась (в %) 26 29 37 30 Занятие, на котором произошли наиболее существенные изменения различных видов самоотношений участников тренинга 6-е и 8-е 6-е и 8-е 6-е

пользование ЦТО в таком случае - отличный способ для ведущего тренинговой группы понять, насколько важной и значимой для личности была информация, полученная от участников, и события, происходящие в группе, и вовремя скорректировать программу. Отсутствие же значимой, с точки зрения математической статистики, динамики неосознаваемых самоотношений участников тренинга (еще раз повторимся, что это означает отсутствие общей тенденции, а не самой динамики) может означать, что в данном случае личностный фактор более силен, чем внешний по отношению к личности, к которому и относится танцевально-экспрессивный тренинг. Динамика дифференцированности неосознаваемых отношений к себе и к другим

Дифференцированность неосознаваемых отношений каждого участника тренинга рассчитывалась на основании данных, получен-124

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 6. Результаты и эффекты танцевально-экспрессивного тренинга

125

ных по ЦТО (по формуле Д = х/8, где х - количество разных цветов, использованных испытуемым в процессе тестирования, 8 = Const. - количество цветов в раскладке). С помощью указанных выше математических процедур было доказано, что в ходе танцевально-экспрессивного тренинга произошла существенная динамика дифференцированное™ неосознаваемых отношений участников. Основная тенденция этой динамики - постепенное уменьшение дифференцированное™ отношений в ходе тренинга.

Какова причина подобной тенденции? Исходя из формулы Д = л/8, причиной уменьшения в ходе тренинга показателей дифференцированное™ отношений может являться сужение спектра используемых при процедуре ЦТО цветов. Мы предположили, что это происходит в результате того, что участники начинают чаще использовать цвета из позитивной части спектра (стоящих на первых 4 местах в индивидуальной раскладке цветов по предпочтению) и реже из негативной части спектра (стоящих на 5-8 местах в раскладке). То есть дифференцированность неосознаваемых отношений участников изменяется в ходе тренинга за счет увеличения общего количества позитивных отношений в системе неосознаваемых отношений участников (к себе, к другому) и соответственно уменьшения общего количества негативных отношений в системе отношений участников. Нами были произведены дополнительные математические расчеты, которые позволили подтвердить это предположение.

В целом полученные результаты позволяют заключить, что динамика осознаваемых и неосознаваемых отношений участников тре-, нинга к себе и к другому имеет общие тенденции (увеличение позитивности отношений) при том, что эти отношения изменяются гетерохронно. Динамика взаимности отношений

В исследовании в качестве математического показателя взаимности отношений рассматривался коэффициент ранговой корреляции Спирмена между отношениями одного члена группы ко всем остальным, измеренными на /-м занятии, и отношениями всех членов группы к данному члену группы, измеренными на этом же занятии. Для каждого испытуемого процедура корреляционного анализа была применена относительно каждого из видов отношений. В результате корреляционного анализа показателей интенсивности отношения участника группы к «Другому» и «Другого» к участнику была составлена

таблица, содержащая показатели взаимности отношений симпатии - антипатии, уважения - неуважения, близости - отдаленности, неосознаваемых отношений для каждого из участников тренинга. Эти показатели затем были подвергнуты двухфакторному дисперсионному анализу Фридмана для выяснения их динамики.

Полученные результаты позволили сделать вывод, что в ходе танцевально-экспрессивного тренинга произошли значимые (а = 0,001) изменения взаимности осознаваемых отношений симпатии - антипатии и близости - отдаленности у участников тренинга и существенные (а = 0,1) изменения взаимности отношений уважения - неуважения. Основная тенденция этих изменений - снижение взаимности отношений, что является, с одной стороны, доказательством индивидуальных различий в динамике отношений, а с другой стороны, свидетельствует о гетерохронности изменений отношений членов группы друг к другу. Что же касается изменений взаимности неосознаваемых отношений, то они не значимы с точки зрения математической статистики, что также говорит в пользу гипотезы о гетерохронности изменений различных видов и параметров отношений. Динамика отношений участников танцевально-экспрессивного тренинга к группе

Динамика отношений участников тренинга к группе изучалась с помощью рисуночного теста «Я и группа». Анализ проводился по описанным выше критериям.

Так, рисунки, сделанные участниками до тренинга, с точки зрения особенностей изображения группы распределились следующим образом: 16% испытуемых изобразили группу неструктурированной, диффузной, 10% испытуемых изобразили группу разбитой на подгруппы и 69% участников изобразили группу как единое целое. Анализ рисунков, сделанных членами тренинговых групп в середине тренинга, показал, что 8% участников воспринимали группу как неструктурированную, диффузную; участников, которые воспринимали бы группу как разбитую на подгруппы, не оказалось; и уже 86% участников воспринимали группу как единое целое. Анализ рисунков, сделанных участниками в конце тренинга, показал, что 98% участников тренинга воспринимают группу как единое целое.

Таким образом, у 27% испытуемых произошли изменения в образе восприятия группы: от первоначального представления о группе

126 Танцевально-экспрессивный тренинг как неструктурированном, диффузном или разбитом на подгруппы образовании к представлению о группе как едином целом.

Следующий параметр анализа рисунков - месторасположение автора рисунка относительно других членов группы (или группы в целом). На рисунках, сделанных до тренинга, в центре группы изобразили себя 10% участников, в группе, среди других - 51% участников, на периферии группы - 14% участников, в одной из подгрупп - 4% участников. На рисунках, сделанных в середине тренинга, в центре группы изобразили себя 16% участников, в группе, среди других - 65% участников, на периферии группы - 4% участников, вне группы - 8% участников, изображение себя в подгруппе отсутствовало. На рисунках, сделанных после тренинга, в центре группы изобразили себя 10% участников, в группе, среди других - 73% участников, на периферии - 4% участников, вне группы - 8% участников. Подведем итоги. После тренинга относительно первого замера на рисунках испытуемых месторасположение «Я» относительно группы изменилось так - 4% участников, изображавшие себя первоначально в одной из подгрупп, стали изображать себя в группе; 6% участников, изображавших себя вне группы, стали изображать себя в группе, среди других; 12% участников, изображавшие себя первоначально на периферии группы, стали изображать себя в группе, среди других; 2% участников, изобразивших себя первоначально в центре группы, затем стали изображать себя в группе, среди других; 2% участников, первоначально изображавших себя в группе, стали изображать себя на периферии группы и 2% участников, изображавшие себя в группе, среди других, стали изображать себя в центре.

Таким образом, общая тенденция изменения представлений членов группы относительно своего места в группе, исходя из их рисунков, заключается в смене представления о своем месте вне группы, на ее периферии или в одной из подгрупп на представление о своем месте в группе, среди других ее членов.

Сравнение рисунков «Я и группа» по такому параметру, как размер изображения «Я» и других членов группы, указывает на то, что значительных изменений по данному параметру с первого по последнее занятие не произошло. Так, большинство участников тренинга нарисовали свою фигуру такого же размера, как и фигуры других членов группы (что, кстати, говорит о достаточно высоком самопринятии участников тренинга). Данный вывод подкрепляется следующими результатами сравнительного анализа размера фигур «Я» и других членов группы, изображенных на рисунках. Замер до тре-Глава 6. Результаты и эффекты танцевально-экспрессивного тренинга 127 нинга - 10% участников изобразили себя большими по размеру, чем остальных членов группы; 81 % участников изобразили себя равными по размеру другим членам группы и 1 % участников нарисовал себя меньше других. Рисунки второго замера показывают, что данное соотношение незначительно изменилось - 8%: 86%: 0. После третьего замера оно выглядело так - 6%: 88%: 0.

Сочетание параметров рисунка «Я и группа» дало основание для выделения пяти типов отношений к группе. Первый тип характеризовался сочетанием в рисунке таких параметров, как изображение группы как целого, изображение себя в этой группе и изображение себя по размерам равным другим членам группы. Мы назвали этот тип «отношение к группе как к «референтной» (рис. 4).

Рис.4

Второй тип характеризовался изображением группы как целого, изображением себя в центре этой группы и, по размерам, изображение себя либо больше, либо равное другим. Такой тип рисунка свидетельствует, на наш взгляд, о некоторой эгоцентрической позиции в

128

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 6. Результаты и эффекты танцевально-экспрессивного тренинга

129 группе, об использовании группы для решения собственных проблем. Мы назвали этот тип условно «эгоцентричным отношением к группе» (рис. 5). Как показали наши наблюдения, участники с данным типом отношения к группе обычно очень активны, участвуют в большинстве упражнений, особенно в тех, где необходим один «активный» участник, на которого «работает» вся группа.

Рис. 6

Четвертый тип рисунка включает в себя сочетание таких параметров, как изображение неструктурированной группы или разбитой на подгруппы; изображение себя вне группы, либо на периферии, либо в одной из подгрупп; изображение «Я» больше или равно изображению других членов группы. Мы назвали этот тип условно «отношение к группе как к "нереферентной"» (рис. 7). г

Рис. 5

Третий тип рисунка - изображение группы как целого, изображение себя на периферии или вне группы, изображение «Я» по размерам больше или равно изображению других членов группы. Как показали наши наблюдения, такая позиция авторов рисунка (на периферии или вне группы) может быть как вынужденная (позиция отверженного в группе), так и активно выбранная. Как правило, именно эти участники в ходе всего тренинга играли роль стороннего наблюдателя, критика. Мы назвали этот тип «отстраненное отношение к группе» (рис. 6).

Рис.7

130

Танцевально-экспрессивный тренинг i

Глава 6. Результаты и эффекты танцевально-экспрессивного тренинга

131

Рис. 8

Пятый тип включает в себя особую категорию рисунков. Эти рисунки слишком абстрактны и не содержат никаких пояснений. Кроме того, авторы подобных рисунков не выделили в них себя и других членов группы (или группу), как следовало по инструкции. Такие рисунки интерпретировались нами как непонимание личностью своего места в структуре группы.

Анализ рисунков показал, что процентное соотношение данных типов до тренинга было следующим - 52: 10: 8: 24: 6. В середине тренинга это соотношение незначительно изменилось в сторону первого типа - 60: 14: 12: 8: 6. По окончании тренинга процентное соотношение данных типов выглядело следующим образом - 76: 10: 12: 0: 2, что позволило сделать вывод о том, что в ходе танцевально-экспрессивного тренинга у его участников произошла динамика отношений к группе от отношения к ней как к «нереферентной» к отношению к ней как к «референтной», от представления о группе как неструктурированном, диффузном или разбитом на подгруппы образовании к представлению о группе как едином целом. Этот вывод иллюстрирует рис. 8 (о - рисунок «Я и группа», сделанный одной из участниц до тренинга; б- рисунок «Я и группа», сделанный ею в середине тренинга; в - рисунок «Я и группа», сделанный по окончании тренинга). Общие выводы о динамике различных видов и параметров отношений в процессе танцевально-экспрессивного тренинга

Приведенные выше данные ПОЗВОЛИЛИ заключить, что в результате танцевально-экспрессивного тренинга происходят значимые изменения формально-содержательных параметров различных видов отношений его участников. Эти изменения носят гетерохрон-ный характер как внутри определенных видов отношений, так и между ними. Одновременно наблюдаются общие тенденции изменений параметров внутри определенного вида отношений. Ведущими тенденциями изменений различных видов отношений являются: • увеличение интенсивности выражения отношений к себе и дру гому; • снижение взаимности осознаваемых отношений; • уменьшение дифференцированности неосознаваемых отноше ний (за счет повышения позитивности отношений к себе и другим); •

132 Танцевально-экспрессивный тренинг • изменение отношения к группе от отношения к ней как к «нере ферентной» к отношению к ней как к «референтной» группе; • динамика различных видов отношений имеет различные про фили, среди которых ведущее место занимают позитивный «по ступательный», позитивный «скачкообразный», позитивный «ГТ-образный» и позитивный «U-образный».

С целью дополнительной проверки вывода о гетерохронности изменений различных видов и параметров отношений был проведен корреляционный, а затем факторный анализ показателей динамики отношений участников тренинга. Всего было выделено 25 показателей динамики различных видов отношений участников тренинга, отражающих различное соотношение таких основных характеристик динамики, как направленность и степень изменений отношений. Вторая характеристика динамики в дальнейшем получила название «динамичность отношений».

Результаты факторного анализа различных показателей динамики позволили еще раз подтвердить гипотезу о гетерохронности изменений видов и параметров отношений в процессе танцевально-экспрессивного тренинга и выделить виды этой гетерохронности: 1) гетерохронность изменений осознаваемых и неосознаваемых от ношений: интенсивная, гармоничная динамика осознаваемых от ношений к себе и другому и значительно отстающая от нее динами ка параметров неосознаваемых отношений к себе и другому; 2) гетерохронность изменений отношений к себе и другому: несо ответствие динамики самоотношений и отношений к другому; 3) ге терохронность изменений параметров осознаваемых и неосозна ваемых отношений: интенсивности, дифференцированности, взаимности; 4) гетерохронность изменений отношений друг к другу (параметр взаимности отношений).

На наш взгляд, различные виды гетерохронности изменений параметров отношений, «кажущаяся» негармоничность изменений системы отношений личности и есть ее реальное, нормальное функционирование, соответствующее представлениям о взаимосвязи развития различных видов отношений. Иными словами, несоответствие в динамике осознаваемых и неосознаваемых отношений, отношений к себе и другому, отношений друг к другу (взаимоотношений) и несоответствие в динамике параметров отношений является фундаментальной особенностью системы отношений личности. В процессе танцевально-экспрессивного тренинга изменения отношений его участников осуществляются в соответствии с фундамен-133 Глава 6. Результаты и эффекты танцевально-экспрессивного тренинга тальным свойством их функционирования. Было бы неправильным ожидать равномерного изменения различных параметров системы отношений участника в процессе тренинга. Так, изменения осознаваемого пласта отношений к себе и другому не обязательно связаны с аналогичными по темпам изменениями в области неосознаваемых личностью отношений, изменившееся отношение к члену группы не всегда сразу же приводит к аналогичным изменениям с другой стороны и т. д. Тем не менее в изменениях различных видов отношений и их параметров удалось выделить общие тенденции, что говорит в пользу гетерохронности, а не, например, отсутствия связи. Полученные данные, на наш взгляд, имеют особую ценность для ведущего танцевально-экспрессивного тренинга, так как позволяют прогнозировать эффекты для тренинговой группы и ее участников. Методы, использованные в исследовании, возможно с успехом применять для отслеживания процессов, происходящих в группе. Индивидуальные различия в динамике отношений участников танцевально-экспрессивного тренинга ?,

Мы рассмотрели динамику различных параметров отношений личности, фактором которой явился танцевально-экспрессивный тренинг. Были выявлены общие для всех участников тренинга тенденции в динамике отношений (ксебе, кдругому, кгруппе). Втоже время были обнаружены индивидуальные различия в динамике отношений участников тренинга, которые опосредованы, главным образом, так называемыми «личностными» факторами: социально-психологическими, потребностно-мотивационными и когнитивными особенностями участников.

В целях исследования взаимосвязей между показателями динамики различных видов отношений участников тренинга и их социально-психологическими и личностными характеристиками нами был осуществлен корреляционный анализ описанных выше показателей динамики и данных, полученных по следующим методикам: • 16-факторному опроснику Кеттела (16 личностных факторов); • опроснику межличностных отношений В. Шутца (показатели выраженности 6 основных социальных потребностей личнос ти: потребности принадлежать к различным социальным груп пам; потребности контролировать других; потребности в близ ких отношениях; потребности в том, чтобы другие включали • 134

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 6. Результаты и эффекты танцевально-экспрессивного тренинга

135

субъекта в свою деятельность; потребности в контроле со стороны других и потребности в том, чтобы другие устанавливали близкие отношения, а также показатели степени внутренней конфликтности, противоречивости потребностей личности во включении, в контроле, в любви); • методике свободной семантической оценки невербального по ведения В. А. Лабунской (показатели дифференцированности и объема интерпретационных схем личности); • социометрическому тесту (показатели позитивного и негатив ного социально-психологического статуса личности в группе). В ходе проведенного анализа было установлено:

1. Среди социально-психологических и личностных характерис тик наибольшее количество связей с показателями динамики отно шений имеют следующие: развитый логический интеллект - слаборазвитый интеллект; объем интерпретации поведения; общи тельность - замкнутость; чувствительность, стремление к другим - реалистичность; подозрительность - доверчивость; радикализм, склонность к экспериментам - консерватизм; высокий самоконт роль - импульсивность; позитивный социально-психологический статус личности в группе; потребность в установлении близких отно шений; степень внутренней конфликтности потребности в любви.

2. Социально-психологический и психологический портрет лич ности с динамической системой отношений (у которой произошли значительные изменения различных видов и параметров отноше ний) включает следующие характеристики: позитивный социально-психологический статус в группе; высокий уровень общительнос ти; чувствительности и стремления к другим людям; стремление к экспериментированию в социальной жизни; высокий уровень им пульсивности; развитый интеллект; большой объем и дифференци-рованность интерпретации поведения (когнитивная сложность). Ей присуща ярко выраженная потребность в установлении близких от ношений и в контроле, а также высокая степень напряженности по требности принадлежать к различным социальным группам.

3. Динамика различных видов отношений обусловлена различ ными комплексами социально-психологических и личностных осо бенностей субъекта отношения.

Динамика осознаваемых отношений к себе, другому и взаимоотношений опосредована, в первую очередь, такими социально-психологическими и личностными особенностями субъекта этих отношений, как общительность, высокий социально-психологический статус в группе, радикализм, неуверенность, чувствительность, стремление кдругим, доминантность, склонность к лидерству, нонконформизм, а также такой характеристикой когнитивной сферы, как объем интерпретации поведения, и таким свойством интеллекта, как интеллектуальная подвижность.

Динамика неосознаваемых отношений к себе, другому и взаимоотношений опосредована доминированием в структуре личности иных черт, таких как мечтательность, эмоциональная неустойчивость, доверчивость, чувствительность, стремление кдругим, атакже такой особенностью когнитивной сферы, как дифференцированное «видение» невербального поведения и рядом социальных потребностей - потребностью в близких отношениях и в контроле себя и других.

Кроме этого, показатели динамики различных видов осознаваемых и неосознаваемых отношений также имеют различные взаимосвязи с социально-психологическими, когнитивными и по-требностно-мотивационными особенностями личности. Динамика осознаваемых отношений к другому опосредована набором таких социально-психологических и личностных характеристик, как общительность, неуверенность, обидчивость, радикализм, чувствительность и стремление кдругим, а также позитивным социально-психологическим статусом личности в группе, «объемным» «видением» поведения другого человека и конфликтностью, напряженностью потребностей в близких отношениях и в контроле себя и других. Динамика осознаваемых самоотношений опосредована доминированием в структуре личности таких качеств, как самодостаточность, самоуверенность, склонность к лидерству, подозрительность, импульсивность, интеллектуальная подвижность, сильный социальный контроль, а также слабой выраженностью потребности во включении в различные социальные группы. Динамика осознаваемых взаимоотношений опосредована следующими особенностями личности: высокий социальный контроль, тревожность, радикализм, высокий уровень самоконтроля, а также объемом интерпретации и индексом негативного социально-психологического статуса личности в группе.

Динамика неосознаваемых отношений к другому и самоотношений опосредована такими чертами личности, как чувствительность, доверчивость, эмоциональная неустойчивость, рядом особенностей когнитивной сферы, а именно дифференцированным и «объемным» «видением» поведения, атакже потребностью в контроле себя и дру-136

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 6. Результаты и эффекты танцевально-экспрессивного тренинга

137

гих и слабой выраженностью потребности в том, чтобы другие устанавливали с субъектом близкие отношения. Динамика неосознаваемых взаимоотношений тесно связана с такими чертами личности, как доверчивость, мечтательность, смелость, а также с уровнем напряженности потребности в близких отношениях.

4. Характеристики личности, входящие в различные комплексы, имеют различную частоту связей с показателями динамичности отношений. Наибольшее количество связей имеют: 1) общительность, высокий позитивный социально-психологический статус, большой объем интерпретации и динамичность отношений к другому; 2) самодостаточность, подозрительность, слабое развитие потребности во включении в различные социальные группы и динамичность самоотношений; 3) эмоциональная неустойчивость, дифференциро-ванность интерпретации поведения, потребность в близких отношениях и в контроле себя и других и динамичность неосознаваемых! отношений и самоотношений; 4) высокий социальный контроль, I самоконтроль, большой объем интерпретации поведения и динамич-1 ность осознаваемых взаимоотношений; 5) смелость, мечтательность, напряженность потребности в близких отношениях и динамичность: неосознаваемых взаимоотношений.

Эти данные говорят о том, что в зависимости от уровня развития | определенных черт, свойств, их симптомокомплексов в структуре 1 характеристик личности у участников танцевально-экспрессивного тренинга, у них происходят различные изменения в системе от-9 ношений, затрагивающие параметры, виды, уровни осознания, направленность на себя и других. ОСНОВНЫЕ ЭФФЕКТЫ ТАНЦЕВАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНОГО ТРЕНИНГА

В настоящее время существует множество форм социально-психологического тренинга (СПТ), объединяет которые ряд принципов, разработанных отечественными психологами Л. А. Петровской (1985, 1989), Ю. Н. Емельяновым(1983,1991), Г.А. Ковалевым (1983). Данные принципы положены в основу и разрабатываемого нами танцевально-экспрессивного тренинга. Основной целью любой формы СПТ является развитие компетентности субъекта в межличностном общении, будь то перцептивная компетентность (Л. А. Петровская, 1985), коммуникативная компетентность (Ю. Н. Емельянов, 1991), компетентность личности как субъекта невербального общения (Е. В. Кузнецова, 1989) или компетентность личности как субъекта отношений (танцевально-экспрессивный тренинг).

Несмотря на это, результаты, эффекты СПТ не являются жестко определенными, гарантированными для каждого из участников. Л. А. Петровская выделяет «ядерные» эффекты СПТ, соответствующие основным целям этого метода, сопутствующие эффекты (превращение общения в самостоятельную ценность, развитие инициативы, активности в общении), а также эффекты психотерапевтического типа (уменьшение психологического дискомфорта, тревожности и т. п.), подчеркивая, что эффект СПТ для участника - это результат активного присвоения им как зрелой и сформировавшейся личностью тех возможностей, которые положены в основу этого метода.

С учетом целей танцевально-экспрессивного тренинга и представленной в предыдущем параграфе динамики отношений личности в процессе тренинга можно сформулировать следующие эффекты танцевально-экспрессивного тренинга:

1. Освобождение от стереотипных, ригидных способов функци онирования отношений.

2. Изменение отношения к другим в сторону большего приня тия, терпимости.

3. Признание за негативными отношениями «права на существо вание», признание реальности существования разнообразных отношений.

4. Изменение представлений о тренинговой группе и о себе в этой группе в сторону признания себя и других равноправными чле нами данной группы, которая начинает восприниматься как целостное образование.

5. Осознание участниками тренинга собственной «Я-идентично-сти», признание за собой права на непохожесть, уникальность, принятие и развитие своей индивидуальной экспрессивной ма неры, осознание и принятие своего тела.

6. Осознание участниками тренинга «Я-идентичности» других людей, признание за ними права на непохожесть, уникаль ность.

7. Развитие у участников спонтанности, активности и инициа тивы в установлении и поддержании отношений.

1. 138

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 6. Результаты и эффекты танцевально-экспрессивного тренинга

139

Но в качестве главного эффекта танцевально-экспрессивного тренинга мы рассматриваем развитие и формирование экспрессивного Я личности и представления о нем (В. А. Лабунская, Т. А. Шкур-ко, 1999; В. А. Лабунская, 1999). Этот эффект достигается благодаря осознанию участниками ТЭТ паттернов своего экспрессивного репертуара, сопряженного с определенными отношениями в группе, за счет раскрытия потенциала развития своего экспрессивного репертуара, повышения спонтанности самовыражения, получения от других участников обратной связи относительно своего экспрессивного поведения, многократного «отражения» своего экспрессивного репертуара в других. В. А. Лабунская пишет, что «в танцевально-экспрессивном тренинге использована главная функция «зеркал» - осуществление дифференциации внутреннего и внешнего Я, «выстраивание» своего внешнего Я, выявление внутреннего «я» путем внешнего «я», бесконечное самоизваяние, и соотношение в его процессе выражаемого и скрываемого (я - не-я). Функция «зеркал» в танцевально-экспрессивном тренинге заключается также в том, что | они «вбирают» реакцию на возникший в них образ, создают напряжение, обращают к рефлексии, в конечном итоге, делают процесс формирования внешнего Я личности, представления о нем, о его динамических компонентах специальной задачей, решение которой не может быть окончательным» (В. А. Лабунская, 1999, с. 189).

Развитие экспрессивного Я личности и представлений о нем у | участников тренинга тесно связано не только с динамикой системы Щ отношений и ее компонентов, но и с изменениями в структуре и | содержании интерпретации невербального поведения. Этот вывод был доказан в работе Г. В. Серикова (2001), одной из задач которой был анализ динамики содержания интерпретации в результате со-циально-психологического воздействия. В качестве такого социаль-I но-психологического воздействия в работе использовался тан-;| цевально-экспрессивный тренинг, а изменения в структуре и | содержании интерпретации фиксировались с помощью методики , свободной семантической оценки невербального поведения В. А. Л а- | бунской. В исследовании с использованием контрольной и экспериментальной группы показано, что на уровне значимости 0,05 в процессе тренинга (замеры были сделаны до и после тренинга) произошли изменения следующих компонентов структуры интерпретации: «Действие» (в сторону уменьшения удельного веса), «Форма взаимодействия» (в сторону уменьшения), «Отношения» (в сторону увеличения), а также такой характеристики интерпретации, как

«Дифференцированность» (в сторону уменьшения). Полученные данные свидетельствуют о влиянии ТЭТ на динамику структуры интерпретации. Г. В. Сериков так объясняет полученные результаты. Уменьшение в содержании интерпретации членов экспериментальной группы (участников тренинга) удельного веса компонентов «Действия» и «Форма взаимодействия» связано с тем, что в результате тренинга распознавание действий, движений, форм взаимодействия перестало представлять какую-либо трудность, оно не является интересным или важным для субъекта интерпретации. На первый план выходит наиболее актуальное происходящее в группе - изменяющаяся система отношений. Углубление знаний об объекте идет именно в эту сторону. Повторное предъявление сти-мульного материала воспринимается не как старое, уже известное задание, не требующее для своего выполнения интеллектуально-волевых усилий, а как задание, требующее переосмысления своих взглядов, суждений, интерпретационных схем. На содержание интерпретации большее влияние начинают оказывать групповые процессы, динамика взаимоотношений.

На уровне самоотчетов участники тренинга отмечают в качестве своего личного результата развитие самоуважения и уважения, терпимости к другим людям, понимание сходства и различий между людьми, понимание необходимости взаимозависимости и одновременно независимости каждой личности, понимание значимости многообразия отношений, черт характера, склонностей, потребностей, экспрессивных манер в противовес однообразию, возникновение представления о мире взаимоотношений с другими людьми как о динамическом, подвижном образовании, балансирующем между сопринадлежностью - индивидуацией, любовью - ненавистью, близостью - отдаленностью, общественной и личной жизнью, контролем - импульсом, ролью - личностью.

Вот несколько характерных самоотчетов участников тренинга. Андрей Ш., 21 год: «Раньше я думал, что женщины - это лицо, руки, ноги. Оказалось, что у них есть душа. Опыт, полученный в ходе тренинга, позволил мне иначе взглянуть на мои отношения с женщинами». Галина С, 45 лет: «Я вдруг поняла свою дочь - что она чувствует, чем живет. Наши отношения с ней изменились - стали более теплыми, доверительными» (Галина участвовала в танцевально-экспрессивном тренинге вместе с дочерью). Елена К., 52 года: «Я впервые за 15 лет почувствовала свое тело». Светлана Л., 35 лет: «Перед началом тренинга мы думали - ну что может дать тренинг

140 Танцевально-экспрессивный тренинг нам, как актерам? У нас был чисто спортивный интерес - научиться каким-то новым движениям. Но затем, когда мы стали работать, мы поняли, что этот тренинг направлен на другое, он дает нам возможность открытия другого уровня общения и отношений. Дело в том, что мы друг друга все хорошо знали и думали, что ничего нового уже нет для нас в этой области. И тем не менее в процессе тренинга мы узнали друг о друге и о себе много такого, в том числе и негативного, такого, что необходимо было еще воспринять, понять и принять друг в друге. Через всевозможные танцевальные упражнения мы эти негативные черты выявляли и преодолевали более эффективно именно в группе. Если бы это было индивидуально, то это был бы конфликт. Мне кажется, что танцевально-экспрессивный тренинг направлен на то лучшее, здоровое в психике человека и в его отношениях через выявление того, что мы боимся открыть, что негативно в нас». ОБЛАСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ТАНЦЕВАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНОГО ТРЕНИНГА

Исходя из целей и задач, танцевально-экспрессивный тренинг может быть применен как в реальных группах с целью оптимизации социально-психологического климата, актуализации и изменения отношений, так и в формирующихся группах для создания благоприятного социально-психологического климата, сплочения членов группы, развития участников как субъектов отношений.

Кроме этого, танцевально-экспрессивный тренинг может использоваться для специфической категории клиентов с неразвитыми способностями рефлексии и выражения отношений, а также для клиентов с различными проблемами в области отношения к себе и межличностных отношений: проблемами детско-родительских, супружеских, дружеских отношений, проблемами отсутствия близких эмоциональных отношений с другими и т. д.

Также танцевально-экспрессивный тренинг может быть полезен в психокоррекционной работе с детьми, у которых плохо развита речь, в связи с чем существуют затруднения в дифференцировании собственных чувств и отношений к себе и другим.

В силу того, что одним из главных эффектов танцевально-экспрессивного тренинга является развитие экспрессивного «Я» лично-Глава 6. Результаты и эффекты танцевально-экспрессивного тренинга 141 сти, он может быть использован как тренинг личностного роста для представителей творческих профессий (актеров, танцоров и т. д.) и тех профессий, где внешний облик играет особую роль, а развитость экспрессивного «Я» личности является одним из профессионально важных качеств (преподаватели, менеджеры, продавцы и т. д.).

Противопоказания к участию в танцевально-экспрессивном тренинге являются общими для всех видов групповой психологической работы: трудно контролируемое поведение участника вследствие очень высокого уровня агрессивности, тревожности; значительные психические отклонения (неспособность к самоконтролю, нечувствительность к другим) и т. д. Вместе с этим вся история существования танцевальной психотерапии показывает, что и эти ограничения не являются препятствием для участия в групповых танцевальных занятиях. Но в данном случае применение танцевально-экспрессивного тренинга к таким категориям участников требует дополнительной подготовки ведущего (медицинской, психиатрической). Это условие касается и использования танцевально-экспрессивных техник в работе с людьми с нарушениями опорно-двигательного аппарата.

Глава 7

Глава 7. Умения и навыки ведущего групп тренинга

143

УМЕНИЯ И НАВЫКИ ВЕДУЩЕГО ГРУПП ТАНЦЕВАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНОГО ТРЕНИНГА СПЕЦИФИЧЕСКИЕ И НЕСПЕЦИФИЧЕСКИЕ УМЕНИЯ ВЕДУЩЕГО ГРУПП ТАНЦЕВАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНОГО ТРЕНИНГА

Какими же навыками и умениями должен обладать тренер, чтобы быть в состоянии проводить предложенный в этой книге тренинг? Конечно, всеми теми, которые необходимы для проведения любого тренинга: это умение организовать групповой процесс, умение ставить цели и отслеживать результаты, умение прогнозировать события, организовывать обратную связь, разнообразные навыки общения (навыки активного слушания и убедительной аргументации, вхождения в контакт и выхода из него и т. д.). Очевидно, что ведущий групп танцевально-экспрессивного тренинга должен быть компетентен в области теории экспрессивного поведения, причем эта компетентность должна быть значительно шире, чем знание описанных в литературе связей: определенное экспрессивное поведение - определенное значение (А. Пиз, 1992; Д. Фаст, 1995 и др.). В. А. Лабунская, обсуждая вопрос о «практичности» социальной психологии невербального общения, отмечает, что «самоопределение социального психолога по вопросам кодирования - интерпретации невербального поведения должно осуществляться на основе признания уникальности невербального языка и неизбежности противоречий между невербальным выражением и его психологическим содержанием» (В. А. Лабунская, 1996, с. 324). Но помимо всех вышеназванных условий ведущий групп танцевально-экспрессивного тренинга должен еще быть влюбленным - влюбленным в танец! Даже (я выскажу странную, на первый взгляд, мысль) он может не уметь танцевать в том смысле, который мы привыкли придавать этому. То есть не обязательно он должен иметь какие-то хореографические навыки, пройти специальную подготовку. Конечно, необходимым условием является его собственная развитая экспрессия и определенное личностное развитие, и второе тут важнее, чем первое. Вы можете развивать свой экспрессивный репертуар вместе со своими клиентами. И это мой совет для тех, кого может остановить собственное дилетантство в хореографии. Я сама до сих пор в ней дилетант, не закончила ни одной танцевальной школы и не выучила ни одного известного танца, но это не мешает мне с огромным удовольствием работать с тренинговой группой посредством танца и передавать ее участникам свою убежденность в психологической силе танца. Некоторые из них впоследствии начинают самостоятельно проводить группы ТЭТ, разрабатывая свои программы и применяя их для разнообразного круга клиентов. Например, одна из участниц в настоящий момент проводит танцевально-экспрессивный тренинг для беременных женщин, используя свой собственный опыт, полученный во время ТЭТ (она сама тогда была беременна).

Возвращаясь к мысли о том, что залогом успеха на поприще танцевально-экспрессивных методов развития личности является вера в особый смысл танца, его особую роль в культуре и жизни человека, необходимо все же заметить, что вера в свой метод - залог любого успеха. М. М. Огинская, М. В. Розин (1991), анализируя психотерапевтический процесс, пришли к выводу, что вера терапевта в теорию психотерапии лежит в основе такого обязательного для любой терапии эффекта, как ненамеренная индоктринация, или открытие клиентом тех истин, которые вначале были исключительным достоянием терапевта.

Если же говорить о специфических умениях ведущего групп танцевально-экспрессивного тренинга, то можно выделить следующие: • умение эмпатически отзеркаливать движения другого челове ка (для этого необходим и широкий репертуар собственных дви жений, и умение вчувствоваться в другого, и умение хорошо чувствовать себя); • умение исследовать и расширять репертуар движений клиен та, соотнося его с паттернами отношений и взаимоотношений (не интерпретируя, а именно соотнося, предоставив возмож-•

144

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 7. Умения и навыки ведущего групп тренинга

145

ность интерпретации своего экспрессивного репертуара самим участникам). Расширение экспрессивного репертуара в процесс ТЭТ достигается за счет многократного «отражения» участников друг в друге и эмпатического отзеркаливания ведущим участников тренинга. Эффект, достигаемый при этом, подобен «присоединению» и «ведению», очень хорошо описанным в НЛП. В определенный момент отзеркаливания между участниками устанавливается особая связь, которая позволяет затем опыту одного человека, закрепленному в его экспрессии, как бы «перетекать» в опыт другого, становиться общим достоянием. Тот, кто следовал за другим, отзеркаливал его движения, в какой-то момент становится ведущим, и уже его партнер следует за ним, не прилагая к этому каких-то сознательных усилий. ПРОБЛЕМЫ ВЕДУЩЕГО ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ СПОНТАННОГО НЕВЕРБАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ Позитивные и негативные результаты применения невербальных техник и упражнений

Многие авторы (Ю. Л. Емельянов, 1983; Е. В. Кузнецова, 1996; В. А. Лабунская, 1996; Ю. В. Некрасова, 1991; Н. Д. Семенова, 1991; Л. В. Трубицина, 1991; Е. И. Фейгенберг, А. Г. Асмолов, 1994; Ю. Г. Юнова, 1975 и др.) подчеркивают важность использования различных невербальных техник и упражнений в контексте социально-психологического тренинга и других видов психологической практики. Невербальные техники, по их мнению, обладают достаточно мощным диагностическим и терапевтическим потенциалом. Так, выделяют различные функции невербальных техник и упражнений, такие как функция актуализации чувств и отношений; функция диагностирования различных нарушений самовосприятия, восприятия других отношений и взаимоотношений; функция снятия тревоги, напряжения, агрессии. Однако, как отмечают В. А, Лабунская (1996) и Е. В. Кузнецова (1996), психолог, использующий в своей работе различные невербальные техники, должен опираться не на сиюминутные или гипотетические эффекты этих техник, а на

определенную систему представлений о невербальном поведении, его функциях, структуре и схемах анализа. Разработка новых и использование уже существующих невербальных техник и упражнений в рамках социально-психологического тренинга сопряжена с определенным уровнем теоретического осмысления природы невербального поведения.

Е. В. Кузнецова в работе, посвященной изучению результатов применения невербальных техник и упражнений в контексте пси-хокоррекционной работы (Е. В. Кузнецова, 1996) приводит перечень негативных эффектов при их использовании: • возникновение манипулятивных тенденций в общении; • чрезмерное акцентирование внимания на собственном невер бальном поведении и невербальном поведении партнера, при водящее к излишней «интеллектуализации» в общении; 1 • возникновение у участников негативных эмоциональных состояний в результате присвоения некоторых «шаблонных», «стандартных» паттернов невербального поведения в противовес индивидуальной экспрессивной «манере», «стилю» каждого из них; • «размаскировка» и диссоциация Я -образа, снижение самооценки.

Подобные отрицательные результаты возможны и при применении описанных выше танцевально-экспрессивных техник. Избежать их можно за счет следующего. Во-первых, за счет описанного выше эффекта «множественности» интерпретации спонтанного невербального поведения участников в процессе танцевально-экспрессивного тренинга: никто, ни ведущий, ни участники, не дают окончательной, единственно верной интерпретации двигательного поведения. Их обратная связь - палитра возможных вариантов понимания другого, наполовину объективная (зависящая от объекта Восприятия), наполовину - субъективная (зависит от самого субъекта восприятия). И ведущий, подчеркивая определенную субъективность обратной, связи, дает возможность участнику, получающему , обратную связь, принять или отказаться от нее, тем самым избежав травматизации. Во-вторых, вышеназванных отрицательных результатов можно избежать, культивируя в группе отсутствие стандарта, стремление к экспериментированию со своим экспрессивным репертуаром и эмоциональным опытом, к поиску новых способов ' существования. Часто участники начинают копировать экспрессивные паттерны ведущего, так как им кажется, что он, такой раскрепощенный и спонтанный, и есть тот идеал, к которому надо стре-146

Танцевально-экспрессивный тренинг

Глава 7. Умения и навыки ведущего групп тренинга

147

миться. Его задача - переключать внимание участников с него самого на других членов группы, на групповой процесс. В-третьих, нет необходимости обсуждать все, что происходит в группе. Иногда происходящее в группе так красноречиво, что при последующем обсуждении возможно «забалтывание» полученного опыта, а участники привыкают к чрезмерной вербализации. Кроме того, разминки и заключительные упражнения в большинстве случаев также не обсуждаются.

Существуют также рекомендации общего характера, касающиеся разработки и использования невербальных техник. Так, при их разработке и применении, и об этом пишут практически все специалисты, необходимо четко представлять целевую направленность и схемы анализа каждого упражнения. Невербальные упражнения должны быть достаточно сложными, чтобы его цели и задачи не были бы явно представлены участникам группы, дабы не продуцировать стереотипные, «социально-ожидаемые» образцы невербального поведения; с другой стороны, упражнения не должны быть слишком трудными и стрессовыми для участников (Е. В. Кузнецова, 1996). Также при выборе техник ведущему необходимо, как отмечает Ю. Г. Юнова, учитывать: теоретическую концепцию, в рамках которой осуществляется процесс, тип группы и ее состояние, состояние отдельных участников и свое собственное. Проблема личного участия ведущего групп танцевально-экспрессивного тренинга в невербальных танцевальных упражнениях

Является ли проблемой личное участие ведущего в невербальных танцевальных упражнениях? Да, потому что если он будет участвовать во всех упражнениях, то рискует превратиться в участника своего же тренинга, но уже без ведущего. Если же он не будет участвовать ни в одном из упражнений, то опять же рискует - рискует динамичностью группы. Ю. Г. Юнова справедливо замечает, что как только ведущий включается в акцию, он теряет возможность контроля своего поведения и становится эмоционально более доступным и более «читабельным» для членов группы. Необходимость такого шага иногда может быть достаточно обоснована - групповой динамикой, состоянием отдельных участников. Кроме того, вопрос о «подходящем самораскрытии» ведущего в рамках тренинговых групп дискутировался ранее (Н. В. Амяга, 1991), дискутируется и

Ц

сейчас. Степень самораскрытия зависит как от стиля ведения группы, которого придерживается ведущий, так и от его личностных черт. Тем не менее танцевально-экспрессивный тренинг - это тот вид тренинга, где вопрос о личном участии ведущего стоит очень остро. Как можно побудить участников спонтанно самовыражаться, стоя где-нибудь в стороне от них? Как можно включить их в процесс построения невербальных отношений с другими, не установив их самому? Если в вербальных видах психологической групповой работы эти отношения подразумеваются, их можно почувствовать, то в танцевально-экспрессивных групповых занятиях эти отношения можно увидеть, они становятся зримыми. «Выключенному» ведущему очень трудно становится управлять процессом, хотя он и получает некоторые преимущества, связанные со своей отстраненностью. Как правило, я участвую во всех упражнениях разминочной и заключительной части, попутно решая некоторые задачи: катализирую процесс, если это необходимо; работаю с кем-то из участников; даю дополнительные инструкции, двигаясь вместе с ними или просто отзеркаливаю членов группы, которые выполняют упражнение, стараясь лучше понять, что они могут чувствовать. Самое первое упражнение программы («Ведущий и ведомые»), с которого традиционно начинается тренинг, тоже должен начать ведущий. Участники еще не знают, как им вести себя, они скованы тревогой, хотя и проявляют интерес. Им будет значительно проще, если начнет человек, который знает, что делать. Выберите свою любимую музыку и - вперед! Совет: не демонстрируйте свое двигательное разнообразие, а просто с удовольствием танцуйте, увлекая за собой группу. Но в основных упражнениях свое участие необходимо ограничить. Это достаточно просто сделать, дав понять участникам, что ваша задача здесь - работать на каждого члена группы и на группу в целом. Ограничение своего участия необходимо как раз для того, чтобы не предоставлять участникам некоторые образцы, а побуждать их исходить из своего личного опыта, спонтанно реагировать на поведение партнера. Личное участие в таких упражнениях возможно в исключительных случаях, когда этого требует групповой процесс, или это необходимо, как считает ведущий, кому-то из участников. Возможно это и в том случае, когда грани между ведущим и участниками почти что стираются и вы сознательно рискуете своей ролью руководителя тренинга, отвечая своим желаниям и состоянию группы. Очень редко, но такое бывает. В моей практике был случай, когдая проводила танцевально-экспрессивный тренинг для

148

Танцевалъно-экспрессивный тренинг

, Глава 7. Умения и навыки ведущего групп тренинга

149

профессиональных психологов: в группе сложилась такая атмосфера доверия, совместного поиска, эксперимента, что я рискнула принять участие в одном из самых эмоциональных упражнений «Танец вслепую» в качестве партнера центрального участника и получить обратную связь, как обычный участник. Это было терапевтично для меня, но как это было терапевтично для группы! Этот пример позволяет сделать вывод, что самораскрытие ведущего - мощный толчок развития группы. Кроме вышеназванных случаев, ведущий должен участвовать в тех основных упражнениях, где предусмотрена работа в парах, а кому-то из участников не достался партнер. Можно, конечно, его объединить в тройку с другими членами группы, но это только усугубит его положение социометрического аутсайдера. Воспринимайте парный танец с таким участником как шанс поработать с ним индивидуально, не обнаруживая это для всей остальной группы.

В целом решение вопроса о мере личного участия ведущего танцевально-экспрессивного тренинга в невербальных танцевальных упражнениях лежит где-то посередине между активным участием и полным неучастием и зависит от многих факторов: этапа развития группы, ее эмоционального состояния в данный момент, состояния отдельных участников, личностных и социально-психологических особенностей ведущего, стиля ведения группы и их различных сочетаний.

говорили об эффекте «множественности» интерпретаций, который исключает существование какой-то одной, правильной интерпретации двигательного поведения участника, и, соответственно, его экспертной оценки. Иногда роль «эксперта» необходима для того, чтобы объяснить группе возможные причины происходящего в ней (например, при проведении упражнения «Экспериментирование с движением», часть 4, ведущий может взять на себя роль «эксперта», чтобы уменьшить травматизацию участников группы).

МНОЖЕСТВЕННОСТЬ РОЛЕЙ ВЕДУЩЕГО ГРУПП ТАНЦЕВАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНОГО ТРЕНИНГА

Кроме роли, предписанной совместной деятельностью участников тренинга, а именно роли руководителя, ведущего группы, он выполняет еще ряд ролей, обусловленных спецификой тренинга. Это роль фасилитатора группового процесса и партнера по танцу. Кроме этого, он может играть массу межличностных ролей, например друга, партнера по совместной деятельности, бесстрастного наблюдателя, специалиста в какой-то определенной области и т. д. Особенно осторожно необходимо относиться к роли «эксперта» при обсуждении танцевального взаимодействия участников. Мы уже

Приложения

151

ПРИЛОЖЕНИЯ Приложение № 1 Аннотация к танцевально-экспрессивному тренингу с указанием основных понятий и явлений, с которыми будет работать ведущий тренинговой группы 1. Экспрессия личности (В. А. Лабунская, 1986, 1994, 1997, 1999) • Экспрессивное поведение - социально и биологически обус ловленный способ организации невербальных средств выраже ния личностной «структуры», форма объективации внутреннего мира человека. • Формирование невербального поведения личности осуществ ляется на стыке природных форм выражения переживаний, от ношений и социокультурных способов поведения, взаимодей ствие между которыми опосредовано общением. • Экспрессивное поведение полисемантично, оно несет инфор мацию о состояниях, психологических и социально-психоло гических качествах личности, а также об особенностях ее взаи моотношений с другими. Взаимосвязь между определенным экспрессивным поведением и какими-либо психологически ми особенностями человека не является однозначной. • Экспрессивное поведение имеет многокомпонентное строение и включает в себя акустическую, оптическую, тактильно-ки нестетическую, ольфакторную и проксемическую структуры. • Экспрессивное поведение предстает в общении в 2-х видах: не вербальное поведение личности и невербальное поведение ди ады, группы или невербальная интеракция. • Невербальная интеракция, ее кинесико-проксемические пат терны несут информацию о 3-х главных компонентах межлич ностных отношений: 1) аффилиация (притяжение, любовь -

отталкивание, ненависть); 2) доминирование - подчинение; 3) включенность - «отсутствие». • Невербальные паттерны взаимодействия - относительно устой чивые, взаимообусловленные совокупности элементов невер бального поведения и проксемики общения, отличающие один вид взаимодействия от другого. Они выполняют не только со циальные функции регуляции, идентификации, стратификации, адаптации, но и социально-психологическую функцию демон страции отношения к другому, к самому себе, принятия себя и ожидания определенного поведения от других. • Экспрессивный репертуар личности - совокупность многооб разных форм и паттернов движений, формирование которых осуществляется на стыке природных форм выражения пережи ваний, отношений и социокультурных способов поведения и опосредовано общением. • Основными характеристиками экспрессивного репертуара яв ляются: степень дискретности - континуальности, степень произвольности - непроизвольности, степень осознанности - неосознанности, степень целенаправленности - нецеленап равленности, степень интенциональности - непреднамерен ности, степень определенности - неопределенности, степень абстрактности - конкретности, степень устойчивости - вари абельности, степень однозначности - многозначности, линей ность - пространственно-временная целостность, интенсив ность, динамичность, симметрия - асимметрия, гармония - дисгармония, типичность - индивидуальность. • Социально-психологическая интерпретация невербального поведения - процесс установления всей иерархии связей между объектными и субъектными свойствами человека.

2. Отношения личности (В. Н. Мясищев, 1960, 1970, 1974) • Категория «отношения» является одной из центральных кате горий психологической науки. Под отношением в психологии понимают основанную на опыте психологическую связь чело века с миром, с другими людьми и с самим собой. • Сущностные черты отношений личности: 1) связь отношений человека с его потребностями; 2) единство отношения, выра жения и обращения; 3) связь отношения, образа и процессов социально-психологической интерпретации; 4) отношение есть процесс и результат общения. • Г

152

Танцевально-экспрессивный тренинг

Приложения

153

• Личность - относительно стабильная система характерных для нее отношений (см. подробнее Приложение № 2).

3. Социально-психологический подход к танцу • В отличие от биологического подхода (где танец рассматрива ется преимущественно как моторно-ритмическое выражение сексуальной энергии), психологического (где танец - это от ражение характера импульсов нервной системы индивидуума), социокультурного (где танец - феномен цивилизации), соци ально-психологический подход к танцу предполагает акцент на его коммуникативной природе и рассматривает его как отно шение к миру, к себе, к другому человеку. • Танец представляет собой особую форму экспрессивного поведения человека и выполняет ряд социально-психологиче ских функций (выражения чувств, отношений личности; фун кцию установления и регуляции отношений; функцию диаг ностики отношений; функцию создания образа; функцию самопознания и познания других; функцию понимания и вза имопонимания; объединяющую функцию). Индивидуальный танец представляет собой экспрессивную презентацию лично сти, ее системы отношений; диадный танец рассматривается как реализация системы отношений личности, в первую оче редь отношений к конкретному Другому; групповой танец - как реализация преимущественно внутригрупповых отноше ний: отношения к себе как члену группы, отношения к другим как членам группы, отношения к группе как целому, отноше ния к Обобщенному Другому (Т. А. Шкурко, 1996, 1997). • Танцевально-экспрессивный стереотип - совокупность ус тойчивых, стандартизированных, общепринятых паттернов танцевально-экспрессивных движений, складывающихся под влиянием личностных и социальных факторов. Индивидуаль ный танцевально-экспрессивный стереотип обусловлен ин-дивидно-личностными и социально-психологическими осо бенностями человека (темперамент, характер, пол, возраст, качества личности, система отношений, статус и т. д.), «деин-дивидуализированный» - складывается под влиянием социо культурных факторов (политическое, социально-экономиче ское, духовное развитие общества). Индивидуальный танцевально-экспрессивный стереотип состоит из устойчивых, стандартизированных экспрессивных движений, отражающих

«типичные» для данного человека формы его отношений к себе, к другим и к миру в целом. «Деиндивидуализированный» танцевально-экспрессивный стереотип отражает особенности отношения группы людей к себе, их взаимоотношений с другими людьми и с миром, является признаком принадлежности к определенной социальной (или возрастной) группе; овладение им служит условием включения в данную группу (Т. А. Шкурко, Е.Л.Хегай, 1999). Приложение № 2 Экскурс в теорию отношений личности (В помощь ведущему танцевально-экспрессивного тренинга) Понятия: «отношение», «межличностное отношение», «взаимоотношение», «межгрупповые отношения»

В психологии, начиная с В. Н. Мясищева, основоположника отечественной концепции отношений личности, отношение определяют как «психологическую связь человека с окружающим его миром вещей и людей» («Словарь социально-психологических понятий», 1987, с. 65). Отношения личности образуют систему, которая включает в себя отношение к предметам и явлениям внешнего мира (субъектно-объект-ные отношения), отношение к другим людям (субъектно-субъектные, межличностные отношения) и отношение к себе (самоотношение).

Отношения личности исследовались в психологии в связи с изучением социальных установок личности, аттракции и аффилиации. Понятие «социальная установка» или «аттитюд» было определено в западной психологии еще в 1918 году как «психологическое переживание индивидом ценности, значения, смысла социального ; объекта» (Г. М. Андреева, 1996, с. 292). Аттракция - это возникновение при восприятии одного человека другим его привлекательно-. сти для субъекта восприятия. При изучении аттракции главное внимание уделяется выяснению факторов, влияющих на формирование таких отношений, как симпатия или антипатия к объекту восприятия. Известно, что одним из главных факторов возникновения аттрактивных отношений является внешняя привлекательность, компетентность людей. Под аффилиацией в психологии понимают стремление человека быть в обществе других людей, ориентацию личности на поддержку со стороны другого человека. Из результатов многочисленных экспериментов известно, что люди обладают

154

Танцевально-экспрессивный тренинг

Приложения

155

различным уровнем выраженности аффилиативных тенденций, которые определяют их отношения друг к другу.

Очевидно, что «отношение» является более широким понятием, чем «социальная установка», «аттракция» или «аффилиация». Отношения личности как психологическое явление характеризуются следующими сущностными чертами. Во-первых, отношения человека связаны с его потребностями (физиологическими и, в первую очередь, с психологическими). Отношение возникает как своеобразная связь между субъектом (человеком), испытывающим потребность, и объектом (будь то человек или предмет окружающего мира), способным удовлетворить эту потребность. Эта связь между субъектом и объектом или, иначе говоря, отношение субъекта к объекту, проявляется, по словам В. Н. Мясищева, в «переживании тяготения к объекту и в активной устремленности к овладению им». Например, отношение ребенка к матери детерминировано как его физиологическими, так и психологическими потребностями в защите и безопасности. В психологии рассматривают следующие психологические потребности, опосредующие отношения человека к себе и другому: потребность в установлении близких отношений; в контроле себя и других; потребность во включении в различные социальные группы; потребность в самоуважении, в позитивной оцен-ке; потребность в понимании, в сочувствии, в опеке; потребность быть нужным, значимым.

Во-вторых, в общении отношение взаимосвязано с отражением и взаимодействием человека с человеком. Возникновению отношения предшествует этап восприятия (отражения) субъектом объекта и оценки (на основе отражения) его потенциальных возможностей в плане удовлетворения тех или иных его потребностей. Таким образом, в результате отражения личностью окружающей действительности формируется отношение, которое проявляется затем в формах взаимодействия, закрепленных в речи и экспрессивном поведении личности.

В-третьих, отношение есть одновременно процесс и результат общения и взаимодействия; его структура состоит из когнитивных, эмоциональных и поведенческих компонентов. На основе их сочетания определяется вид и тип отношений. Отношение как процесс проходит в своем развитии определенные этапы: формирование отношения, развитие отношения, стабилизация или распад отношения. Отношение как результат имеет определенные параметры: знак, интенсивность, модальность, осознанность и т. д.

Наряду с понятием «отношение» в психологии используют понятия «межличностное отношение», «взаимоотношение», «межгрупповые отношения».

Межличностное отношение - это вид отношений личности, раскрывающийся в отношении к Другому, это субъектно-субъектное отношение. Оно является одним из компонентов системы отношений личности, наряду с самоотношением и отношением к предметам окружающего мира. Для обозначения межличностных отношений в психологии используют также термин «взаимоотношение» для того, чтобы подчеркнуть, что межличностные отношения или взаимоотношения есть результат взаимного восприятия, познания, воздействия, влияния, оценки, то есть, по словам К. А. Абульхановой-Славской, «некоторый идеальный продукт взаимных усилий».

В отличие от межличностных под межгрупповыми отношениями понимают «субъективное отражение (восприятие) многообразных связей, возникающих между социальными группами, а также обусловленный им способ взаимодействия групп» («Словарь социально-психологических понятий», 1987, с. 44).

На настоящий момент в психологии выделены два основных направления исследований отношений личности: структурное и динамическое. В рамках структурного направления ведется работа по изучению различных компонентов отношения, осуществляется поиск методического инструментария для их измерения. Общепризнано выделение в строении отношения эмоционального, когнитивного и поведенческого компонентов. Динамическое направление изучения отношений человека предполагает рассмотрение их как процесса с момента возникновения до распада. В основе этого направления лежит фундаментальное положение о динамичной природе отношений личности, разрабатываемое в отечественной психологии В. Н. Мя-сищевым, Л. И. Анциферовой, Н. А. Абульхановой-Славской, И. С. Коном и др. В рамках динамического направления получены сведения о формах динамики отношений. Например, выделены две формы динамики отношений: развитие, к которому относятся новообразования в сфере отношений, необратимые изменения в системе отношений личности (прогресс и регресс) и функционирование, включающее в себя обратимые изменения в пределах сложившейся организации личности. Этот тип динамики называют также «ритмами отношений» (А. Кроник, Е. Кроник, 1989), под которыми понимают периодическое изменение параметров отношений (знака, интенсивности, модальности и др.) с течением времени.

156

Танцевально-экспрессивный тренинг

Приложения

157

Основоположники отечественной психологии отношений

В основе отечественной концепции отношений лежат взгляды двух известных русских ученых - Александра Федоровича Лазурского (1874-1917) и его последователя Владимира Николаевича Мясищева (1893-1973). Они заложили основы отечественной концепции личности. В ней отношениям человека отведено центральное место.

А. Ф. Лазурский был первым в отечественной психологии, кто обратился к понятию «отношение». Отношение в понимании А. Ф. Лазурского представляет собой некую интенцию, «склонность», «интерес» личности к той или иной стороне жизни, к другому человеку и к самой себе. Совокупность свойственных человеку склонностей составляет его характер. Таким образом, отношение становится центральной категорией, сквозь призму которой рассматриваются другие фундаментальные психологические понятия. В 1912 году А. Ф. Лазурский опубликовал «Программу исследования личности», которая направлена не только и не столько на изучение эндопсихики человека (темперамент, характер, психические процессы), сколько на изучение системы отношений личности к окружающему миру, к среде, через которую только и можно познать человека.

А. Ф. Лазурский выделил характеристики, «стороны» отношений (в терминологии автора, а в современной терминологии - «параметры» отношений). По его мнению, таких параметров семь и они являются базовыми характеристиками отношений: 1) Первый параметр - модальность отношения. Исходя из этого параметра, отношения могут быть положительными, отрицательными или безразличными. Позднее под модальностью стали понимать содержательные характеристики отношения, или, в терминологии А. Ф. Лазурского, «качественные особенности отношения». 2) Второй параметр - степень интенсивности отношения. 3) Третий параметр - качественные особенности отношения. 4) Четвертый параметр - уровень развития и дифференцированности отношения (дифференцированность отношений здесь - «обилие оттенков»). 5) Пятый параметр отношений - степень сознательности отношения. 6) Шестой параметр - степень культурности форм отношения или его осуществления. (В. Н. Мясищев эту характеристику отношения трансформировал в такое понятие, как форма обращения.) 7) Седьмой параметр отношений - широта или объем отношения, то есть количество объектов, привлекающих интерес данного человека, или количество сторон объекта, на которые распространяется отношение в каждом конкретном случае.

Исследования А. Ф. Лазурского были продолжены его учеником, крупным психологом-теоретиком, психиатром, психотерапевтом В. Н. Мясищевым. Для В. Н. Мясищева отношение -это основополагающая категория, которая описывает положение человека в мире, подчеркивает его активную роль и является движущей силой личности. Он определяет отношения личности как «целостную систему индивидуальных, избирательных, сознательных связей личности с различными сторонами объективной действительности». Эта система отношений представляет собой единство трех взаимосвязанных компонентов: 1) отношение человека к людям; 2) отношение человека к себе; 3) отношение к предметам внешнего мира. В. Н. Мясищев вслед за А. Ф. Лазурским подчеркивает, что отношения (к себе, к другому, к миру), приобретая устойчивость, становятся характерными для личности (то есть становятся чертами характера) и проявляются в типичных для личности способах выражения этих отношений. В. Н. Мясищев считал, что в основе формирования отношения лежит процесс отражения человеком окружающего его мира людей и вещей. Данное положение позже стало одним из принципов изучения личности в общении, принципом единства образа (отражения человека человеком), отношения и обращения.

Созданная А. Ф. Лазурским и В. Н. Мясищевым концепция отношений и сегодня, в XXI веке, составляет ядро отечественной психологии личности и общения. Она успешно развивается их учениками и последователями. Виды отношений личности

Как правило, в качестве критериев выделения видов отношений в психологии выступают различные параметры отношений, например знак отношений, степень интенсивности, модальность и т. д. На настоящий момент в психологической литературе описано более 20 параметров отношений и, соответственно, выделены различные виды отношений.

Первая группа параметров - это формально-динамические параметры отношений: знак, интенсивность, направленность и т. д. На основе такого параметра, как знак отношений, выделены положительные, отрицательные, нейтральные и амбивалентные (наличие как позитивного, так и негативного отношения к одному и тому же явлению). Выделяются три вида направленности отношения: 1) отношение к предметам внешнего мира; 2) отношение к челове-W

158

Танцевально-экспрессивный тренинг

Приложения

159

ку и группе людей; 3) отношение к себе. По степени устойчивости отношения делятся на устойчивые и неустойчивые; по критерию прочности - на прочные и непрочные; по степени глубины - на глубокие и поверхностные; по параметру стереотипности - на индивидуализированные и стереотипные отношения. На основании степени соответствия внешнего выражения внутреннему содержанию выделяют истинные и неистинные отношения, по степени осознанности - осознанные и неосознанные.

Вторая группа параметров - это содержательные характеристики отношений, их качество, или модальность. На основе модальности отношений можно выделить отношения дружбы, вражды, симпатии, привязанности, любви, антипатии, неприязни, ненависти и т. д.

К третьей группе критериев относятся этические критерии. По этическому критерию устанавливают отношения кооперации, обмена, объединения личностей как индивидуальностей; высший тип отношений - утверждение в другом человечности.

Четвертая группа критериев связана с этапами формирования личности. В соответствии с ними выделяют отношения, формирующиеся в период «бессознательного детства», и отношения, складывающиеся в течение сознательной жизни человека.

К пятой группе принадлежат те критерии, которые следуют из видов деятельности человека и структуры его личности. В соответствии с ними в психологии зафиксированы предметно-практические взаимоотношения, коммуникативные, когнитивные, эмоциональные, волевые, ролевые, правовые, моральные, нравственные, коллективистические отношения. Близко к этой классификации деление отношений на основе критерия выраженности в них эмоциональных компонентов: деловые и эмоциональные отношения.

К шестой группе относятся те критерии, которые фиксируют одновременно степень близости или дистантности между партнерами; валентность, то есть позитивность - негативность отношений; вид позиции или «пристройки» друг к другу в процессе общения. На этих основаниях выделяют следующие отношения: близкие (Мы); далекие (Они); позитивные (Свои); негативные (Чужие); отношения снизу (Вы); отношения сверху (Ты). К этому типу классификаций принадлежат и те, в которых в качестве критерия рассматривается ролевая позиция партнера и степень близости между людьми, степень знакомства: отчужденные, приятельские, товарищеские, дружеские, интимные, любовные, супружеские, родственные отношения.

1 1 Ц

К седьмой группе критериев принадлежат те, которые указывают на степень конструктивности складывающихся отношений; выделяют деструктивные и конструктивные отношения.

К восьмой группе относятся критерии взаимности отношений (симметричные - асимметричные отношения), степень их субъек-тности, «личностности» (отношения персонификации и отношения персонализации).

Классификации видов отношений на основе их модальности (психологического содержания) являются наиболее противоречивыми.) Одни и те же отношения обозначаются различными терминами, что приводит к псевдоразличиям в классификациях видов отношений. Так, В. Н. Мясищев говорит об отношениях симпатии и антипатии как проявлениях более интегральных отношений дружбы и вражды. В то же время Л. Я. Гозман и Ю. Е. Алешина выделяют отношения симпатии и любви, включая уважение в качестве компонента в структуру отношения симпатии. В. В. Столиным эмпирически выделены 3 биполярные шкалы: симпатия - антипатия, уважение - неуважение, близость - отдаленность, соответствующие шести видам отношений. А. Кроник и Е. Кроник для обозначения этих же биполярных шкал используют понятия «валентность», «позиция» и «дистанция», также выделяя позитивные - негативные отношения, отношения снизу - отношения сверху, близкие - далекие отношения. Тем не менее отсутствие в психологии единой классификации видов отношений совершенно оправдано, потому что отношения личности являются сложным образованием. Они в принципе не могут быть сведены к какому-либо одному виду. Факторы формирования и изменения системы отношений личности

В психологии принято выделять четыре группы факторов, опосредующих возникновение и динамику отношений личности (к себе, к другому, к миру). К первой группе факторов традиционно относят факторы, детерминирующие становление и развитие системы отношений человека в онтогенезе: 1) врожденная потребность и способность человека устанавливать взаимоотношения с другими людьми; 2) ранние, непосредственные формы взаимодействия в системе «мать-ребенок»; 3) культурно-фиксированные нормы, традиции отношений и взаимоотношений; 4) возрастные кризисы развития человека, которые рассматриваются как разрушение старой и формирование новой системы отношений.

160

Танцевалъно-экспрессивный тренинг

Приложения

161

Ко второй группе факторов динамики отношений (их часто называют «личностные» факторы) относятся различные свойства субъекта отношений: социально-демографические характеристики (пол, возраст, национальность, место проживания и т. д.); социальные характеристики (образование, профессия); индивидные характеристики (конституция, внешность); особенности вербального и невербального поведения. Особое место в этой группе факторов изменения отношений занимают такие социально-психологические и личностные особенности субъектов отношений, как статус, роль, уровень самораскрытия, самооценка, уровень общительности, эмоциональной устойчивости, самоконтроль, социальная смелость, доминантность, особенности мотивационно-потребностной сферы и характеристики когнитивной сферы (когнитивная простота - сложность). Кроме того, важным фактором формирования и изменения отношений между людьми является система отношений каждого из субъектов отношений. Такие компоненты системы отношений человека, как отношение к себе и отношение к обобщенному Другому, опосредуют динамику его реальных межличностных отношений. Ко второй группе факторов изменения отношений, главным образом межличностных, относится и такой фактор, как определенное сочетание социально-демографических, социально-психологических, личностных особенностей субъектов отношений, а именно: сходство социально-демографических характеристик, ценностных ориентации, ролевых установок, взаимных оценок партнерами друг друга; определенное сочетание (как сходство, так и комплементар-ность) личностных свойств; мера взаимного удовлетворения межличностных потребностей. Особенности взаимодействия партнеров (характер обращения и процесс взаимного самораскрытия), а также сознательная, целенаправленная регуляция личностью своих отношений и история развития отношений в паре в целом также выступают в роли факторов изменения отношений. Так, развитие супружеских отношений во многом зависит от того, как складывались отношения в паре в добрачный период. Изучению этих факторов в психологии придается особое значение, так как иногда отношения между партнерами сохраняются вопреки всем объективным предпосылкам их распада, и прекращаются, несмотря на благополучный прогноз их развития.

Третья группа факторов (так называемые «ситуативные» факторы) включает в себя фактор времени; экологический фактор (физические условия общения); фактор пространственной близости; культурно-исторический фактор (влияние культурных норм и ценностей на становление и развитие конкретных отношений и взаимоотношений личности) и такой фактор, как «жизненное событие» («трудная ситуация», «субъективно-значимая ситуация»). Данная группа факторов в психологии называется также «внешней детерминацией», что подчеркивает обусловленность динамики отношений рядом независящих от субъекта переменных. Но ситуация для личности становится «жизненной», «трудной», «субъективно-значимой» только тогда, когда она преломляется через систему жизненно важных ценностей и личностных смыслов (то есть через внутренние, «личностные» факторы).

К четвертой группе факторов формирования и динамики отношений относятся процессы групповой динамики, а именно: процесс образования малой группы и движения ее с уровня на уровень, процессы лидерства и руководства, процессы принятия групповых решений, групповое сплочение, давление, контроль, групповые конфликты, а также цели и задачи совместной групповой деятельности. Этот тип факторов называется «групповая детерминация» или «групповые» факторы. Методы изучения системы отношений личности

Самое общее определение «системы» формулируется следующим образом: это - совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом и образующих определенную целостность, единство. Система отношений личности, как любая система, наделена такими характеристиками, как целостность, структурность, взаимодействие со средой, организация связей внутри системы, множественность описания и иерархичность. В системе отношений личности, как во всякой системе, можно выделить ведущие, или доминирующие (в терминологии В. Н. Мясищева), отношения. Чтобы выделить доминирующие отношения личности, необходимо обратить внимание на то, в каких ситуациях, по отношению к каким людям человек проявляет одни и те же отношения по их знаку, интенсивности, модальности. В этом случае можно говорить о доминировании в системе отношений человека, например позитивных или негативных отношений (критерий - знак отношений); глубоких или поверхностных отношений (критерий - степень глубины отношений); отношений дружбы или вражды (критерий - модальность отношений); о преобладании отношений к Другому как к субъекту или как к объекту (критерий - установка на партнера) и т. д.

162

Танцевально-экспрессивный тренинг

Приложения

163

В психологии доминирующие отношения принято рассматривать как направленность личности, а совокупность доминирующих отношений - как позицию личности. Существует ряд методов определения доминирующих отношений или направленности личности. Например, ориентационная анкета («Лучшие психологические тесты», 1992) выявляет следующие виды направленности личности: 1) направленность на себя (ориентация на удовлетворение своих потребностей); 2) направленность на других (ориентация на общение, совместную деятельность, на социальное одобрение, часто в ущерб самой деятельности, зависимость от группы); 3) направленность на дело (ориентация на деловое сотрудничество, способность отстаивать свое мнение).

Определение ведущих, доминирующих отношений в системе отношений личности позволяет глубже понять саму личность, ее характер, объяснить и, может быть, спрогнозировать ее поведение. Вместе с этим характеризовать личность только с точки зрения доминирующих отношений было бы излишним упрощением.

Современная психология имеет достаточное количество методов, позволяющих изучать различные компоненты системы отношений личности: это опросные методы (опросник межличностных отношений В. Шутца, методика изучения самоотношения Пантилеева-Столина, Q-сортировка и др.); социометрия; метод свободного описания; проективные методы (Цветовой тест отношений, ТАТ, «Кинетический рисунок семьи», рисуночный тест «Я и группа», ри<-сунок человека и др.). Литература 1. Абулъханова-Славская Н. А. Личностный аспект проблемы общения в психоло гии. - М., 1981.

2. Андреева Г. М. Социальная психология. - М.: Аспект Пресс, 1996.

3. Анцыферова Л. И. Личность с позиций динамического подхода // Психология лич ности в социалистическом обществе: личность и ее жизненный путь. - М.: На ука, 1990. - С. 7-17.

4. Бодалев А. А. Психология межличностных отношений (к 100-летию со дня рож дения В. Н. Мясищева) // Вопросы психологии. - 1993. - № 2. - С. 86-91.

5. ГозманЛ. Я. Психология эмоциональных отношений. - М.: МГУ, 1987.

6. Кроник А., Хроник Е. В главных ролях: Вы, мы, он, ты, я: Психология значимых отношений. - М.: 1989.

7. ЛазурскийА. Ф., Франк С. Л. Программа исследования личности в ее отношениях к среде. «Русская школа», 1912.

8. Лучшие психологические тесты для профотбора и профориентации. - Петроза водск: Изд-во «Петроком», 1992.

9. Мясищев В. Н. Дружба и вражда в их социально-психологической значимости // Социальная психология личности. - Л., 1974. - С. 13-19.

10. Мясищев В. Н. Психология отношений. Избранные психологические труды. - М., 1995. * 11. Обозов Н. Н. Психология межличностных отношений. - Киев: Лыбидь, 1990.

12. Смирнова Е. О. Становление межличностных отношений в раннем онтогенезе // Вопросы психологии. - 1994. - № 6. - С. 5-15.

13. Столин В. В., Голосова Н. И. Факторная структура эмоционального отношения человека к человеку // Психологический журнал. - 1982. - № 2. - С. 62-67. Приложение № 3 Диагностические процедуры для отслеживания результатов тренинга

1. «Методика исследования осознаваемых отношений личности к каждому члену группы и к себе»

Цель методики - изучение осознаваемых личностью отношений к другим людям и к самой себе. Разработана на основе классификации видов отношений В. В. Столина. Участникам группы предлагается оценить свое отношение к каждому члену группы и к самому себе по трем 8-балльным шкалам: симпатия - антипатия, уважение - неуважение, близость - отдаленность. Шкалы имеют следующие градации. Шкала «симпатия - антипатия»: 1-2 балла - этот . человек мне антипатичен; 3-4 балла - этот человек мне скорее антипатичен, чем симпатичен; 5-6 баллов - этот человек скорее симпатичен, чем антипатичен; 7-8 баллов - этот человек мне симпа-' тичен. Таким образом, 1 балл - минимум симпатии и максимум антипатии к человеку; 8 баллов - максимум симпатии и минимум антипатии. Аналогичным образом построены и две другие шкалы. Таким образом, отношение одного члена группы к другому характеризуется тремя цифрами: оценками по шкалам «симпатия - антипатия», «уважение - неуважение» и «близость - отдаленность». i Эти цифры отражают знак, модальности (1 -4 балла - знак минус ? или антипатия, неуважение, отдаленность; 5-8 баллов - знак плюс или симпатия, уважение, близость) и интенсивность отношения (чем - выше балл, тем выше интенсивность позитивного отношения - симпатии, уважения, близости).

2. «Цветовой тест отношений» (краткий вариант) (А. М. Эткинд, 1987) ЦТО используется с целью диагностики неосознаваемых отно шений членов группы к другим и к самим себе, их знака (1 -4 место " в индивидуальной раскладке цветов соответствует позитивному отношению, 5-8 - негативному), интенсивности (чем ближе к 1-му месту в раскладке, тем интенсивнее позитивное отношение) и дифференцированное™. Если цвет, ассоциированный с каким-либо

164

Танцевально-экспрессивный тренинг

Приложения

165

членом группы, стоит в раскладке по предпочтению на 1-м месте, то отношение этого участника группы к данному человеку оценивается в 8 баллов, если на 2-м месте, то в 7 баллов и т. д. Дифференци-рованность определяется по формуле: Д = х/8, где х - количество разных цветов, использованных участником тренинга в ЦТО, 8 = Const. - количество цветов в раскладке.

Процедура проведения ЦТО: берутся восемь основных цветов теста Люшера и раскладываются перед участником тренинга в случайном порядке на белом фоне. Затем ведущий просит подобрать к каждому участнику группы, в том числе и к себе, подходящий цвет. Цвета должны подбираться в соответствии с характером людей, а не по их внешнему виду. Выбранные цвета могут повторяться. Ведущий отмечает указанные цвета в заранее составленном списке участников группы. После завершения ассоциативной процедуры цвета ранжируются участником группы в порядке предпочтения, начиная с самого «красивого, приятного для глаза» и заканчивая «самым некрасивым, непрятным».

3. Рисуночный тест «Я и группа»

Рисуночный тест «Я и группа» может быть использован в следующих целях: 1) в целях актуализации осознания участниками себя как члена группы и своего места в системе групповых межличностных отношений; 2) в целях диагностики особенностей отношения человека к группе и восприятия им своего места в этой группе. Многократное использование теста «Я и группа» дает возможность изучить динамику отношений личности к группе. Несмотря на достаточно широкий спектр применения, рисуночный тест «Я и группа» не имеет четкой схемы анализа. Ниже представлена одна из возможных схем анализа рисуночного теста «Я и группа». При ее разработке использовалось данное В. Н. Мясищевым определение отношения как основанной на опыте психологической связи человека с окружающим его миром людей и вещей. Выраженное с помощью рисунка, это отношение становится доступным для психологического анализа как раз через систему изображенных автором рисунка взаимосвязей между собственным «Я» и «Я» других людей. Эти взаимосвязи на рисунке представлены дистанцией между изображенными фигурами, их ориентацией друг относительно друга, месторасположением в пространстве рисунка, то есть проксемическими параметрами невербального общения. Интерпретация рисунков, содержащих изображение группы людей, с опорой на проксемичес-кие компоненты коммуникации является на сегодня достаточно традиционной. При этом изображение интерпретируется так, как если бы это была реальная ситуация группового общения. И тому есть основания. Известно, что основным фактором, влияющим на особенности проксемических параметров общения между партнерами, является характер их взаимоотношений. Этот факт доказан большим количеством экспериментальных исследований (М. Хей-деметс, 1979). Обзор зарубежных работ, приведенный Г. Т. Хомента-ускас (1986), позволяет заключить, что подобные закономерности относятся также и к нарисованной межличностной ситуации. Однако если реальная ситуация межличностного взаимодействия или невербальная интеракция есть согласование, подстройка позиций, по меньшей мере, двух партнеров, то проективный рисунок - это есть лишь ее отображение в сознании (и подсознании) рисующего. Таким образом, рисунок «Я и группа» является не столько отражением реальной внутригрупповой структуры отношений, сколько отражением «видения» автора рисунка этих групповых отношений, своего места в системе этих отношений и, в конечном итоге, отражением отношения автора рисунка к группе как целому.

На основании вышеизложенного подхода к анализу проективного рисунка были выделены следующие критерии, позволяющие диагностировать отношение участника к группе:

1. Особенности изображения группы (группа не структурирова на; группа разбита на подгруппы; группа изображена как еди ное целое).

2. Месторасположение «Я» относительно группы (в центре груп пы; в группе (среди других); на периферии группы; вне груп пы; в одной из подгрупп).

3. Соотношение размеров «Я» и других членов группы (изобра жение «Я» по величине превосходит изображение других чле нов группы; величина «Я» равна величине других членов груп пы; величина «Я» меньше величины других членов группы).

Сочетание параметров рисунка «Я и группа» дало основание для выделения пяти типов отношений к группе: отношение к группе как к «референтной», эгоцентричное отношение к группе, отстраненное отношение к группе, отношение к группе как к «нереферентной» и непонимание личностью своего места в структуре группы (критерии выделения, интерпретация и иллюстрации - см. главу 6, рис. 4-8).

166

Танцевально-экспрессивный тренинг

Приложения

167

Процедура проведения теста: участнику группы дается лист формата А4 и следующая инструкция: «Нарисуйте, пожалуйста, на листе бумаги рисунок на тему «Я и группа». Рисуйте то, что приходит вам в голову, не боясь показаться смешным или нелогичным. Мастерство исполнения не имеет значения. Укажите в этом рисунке себя и остальных членов группы». Обычно рисунки очень красноречивы. Если ведущему тренинга что-то неясно и сам участник не указал ни себя, ни группу, то по окончании процедуры можно обсудить с ним его рисунок. Приложение 4 Программа подготовки ведущего танцевально-экспрессивного тренинга

Эта программа разработана автором для подготовки специалистов в области танцевально-экспрессивных методов психологической коррекции личности и группы. Около 10 лет она используется при проведении спецкурса «Основы танцевально-экспрессивного тренинга» на факультете психологии Ростовского государственного университета. В данном издании программа представлена в сокращенном виде.

Цель программы: формирование у слушателей основных понятий в области экспрессивных методов психологической коррекции, в частности танцевально-экспрессивного тренинга и танцевальной психотерапии, а также навыков практической работы методом танцевально-экспрессивного тренинга. Задачи программы 1) Получение знаний о природе, функциях, видах, схемах ана лиза танца, что является условием его использования в каче стве инструмента психологического воздействия. 2) Получение знаний об основных направлениях зарубежной со циально-ориентированной танцевальной психотерапии, ее целях, задачах и методах. 3) Формирование представлений об основных принципах и эф фектах социально-психологического тренинга, о проблеме ис пользования невербальных техник в психотерапии и тренинге. 4) Получение представления о танце как особой форме экспрес сивного поведения личности, а также знаний об основных те оретических положениях, целях, задачах, методических при-1г

емах, техниках танцевально-экспрессивного тренинга и принципах составления программ. 5) Овладение основными методами танцевально-экспрессивного тренинга, навыками составления программ и ведения групп ТЭТ. Тема 1. Виды танца и их функции в истории человечества

Первобытная эпоха. Человек разумный? Человек танцующий! Первобытные обрядовые танцы как прообраз современных психотерапевтических групп. Основные черты первобытного танца (танец - основная форма совершения обряда; нет дифференциации между зрителем, сочинителем и исполнителем; преобладание круговой формы танца; полифункциональность). Две основные ветви первобытного танца: ритуальный, обрядовый танец и танец бытовой.

Разновидности ритуального танца: тотемические, охотничьи и военные танцы. Функции тотемического танца: функция сохранения накопленного племенем жизненного опыта и передачи его подрастающему поколению; магическая функция; функция самопознания и познания окружающей действительности; знаковая функция; функция обучения и воспитания; объединяющая функция; функция ин-дивидуации. Функции охотничьих и военных танцев: функция формирования и отработки военных и охотничьих навыков; функция психоэмоциональной сонастройки и функция физической подготовки. Мужские и женские обрядовые танцы.

Разновидности бытового танца: сюжетные и бессюжетные танцы. Основные функции бессюжетных танцев. Экспрессивный (индивидуальный) и любовный (диадный) танец.

Танец в античности, в Средние века, в эпоху Возрождения, в Новое время. Пути развития танца. Профессионализация танца. Профессиональный («сценический») и непрофессиональный танец.

Классический танец как вершина развития профессионального танца. Кризис формального танцевального искусства. Ключевые положения «нового», «современного» танца: спонтанность, аутентичность индивидуальной экспрессии, осознание тела, обращение к символическим аспектам танца. Процесс формирования нового хореографического искусства в США (Delsartr, A. Duncan, P. Denis, Т. Shawn, В. Larson) и в Европе (М. Wigman). Ранние формы танцевальной терапии.

168

Танцевально-экспрессивный тренинг

Приложения

169

Тема 2. Психологические функции танца как предпосылки его использования в психотерапии и социально-психологическом тренинге

Теории происхождения танца. Биологические теории танца (X. Эллис, У. Сорелл). Танец как моторно-ритмическое выражение избыточной энергии. Танец как средство выражения эмоций (А. Мэррей, А. Хаскелл). Танец как средство выражения психологических особенностей индивида. Психологический подход к танцу К. Закса. Классификация танцев К. Закса: гармоничные - негармоничные, экстравертированные - интравертированные. Социокультурные теории танца (К. Бюхер, Г. Плеханов, Й. Хейзинга). Танец как отражение уровня развития общественного сознания. Теория А. Ломакса.

Философские взгляды на танец как «движение особого рода» (С. Куракина).

Социально-психологический подход к танцу (Э. Мартинес, Е. Луговая). Диалогическая, коммуникативная природа танца. Танец как особый вид проявления взаимоотношений и отношений человека к миру, к другому человеку, к себе.

Представление о танце как феномене, возникающем на пересечении социокультурных, социально-психологических и личностных координат.

Психофизиологические, психологические и психотерапевтические функции танца: функция моторно-ритмического выражения, разрядки и перераспределения избыточной энергии; функция ка-тарсического высвобождения сдерживаемых чувств и эмоций; функция активизации, энергетизации; функция психофизической регуляции. Социально-психологические функции танца: функция выражения чувств и.отношений личности; функция установления и регуляции отношений; функция диагностики отношений; функция создания образа; функция самопознания и познания других; функция понимания и взаимопонимания. Тема 3. Современные подходы к танцевальной психотерапии Кризис формального танцевального искусства в начале XX века как толчок к возникновению танцевальной психотерапии. Источники возникновения и развития различных направлений танцевальной психотерапии: 1) понимание танца как формы невербальной коммуникации и самовыражения; 2) работы 3. Фрейда, А. Адлера, К. Юнга, сформировавшие представления о бессознательном и его

проявлениях; 3) представления о соотношении личности и ее телесной организации (В. Райх, А. Лоуэн); 4) система форм усилий Р. Ла-. бана; 5) исследования в области теории групп, психологии личности и невербальной коммуникации.

Танцевальная психотерапия в США в конце 1940-х гг. Первые танцевальные психотерапевты (М. Чейз, Т. Шоуп, М. Уайтхаус). Зачатки теории танцевальной психотерапии. Понятие кинестетической эмпатии. Первые обучающие программы. Учреждение Американской ассоциации танцевальной психотерапии. Смещение акцента в танцевальной психотерапии с психиатрических целей на социально-психологические.

Психодинамическое направление в американской танцевальной психотерапии (психомоторный тренинг А. Пессо, техника «тело-эго» Дж. Сэлкина, танцевально-двигательная терапия П. Бернстайна).

Гуманноструктурированная танцевальная терапия Понтера Аммона (Германия). Теория многомерной личности Г. Аммона. Цели и фундаментальные аспекты гуманноструктурированной танцевальной терапии. Экспериментальное исследование эффективности групп гуманноструктурированной танцевальной терапии.

Танцевально-двигательная терапия (Великобритания). Разработка основных положений ТДТ в работах X. Пейн. Неинтерпретиру-ющий характер английской танцевальной психотерапии. Использование танца в контексте взаимоотношений: работы X. Пейн, Ж. Макдональд, Э. Ноак, Б. Микумс, К. Стантон, Г. Лиебовитц, С. Стоклей, М. Штейнер, К. Пенфилд.

Танцевальная психотерапия в России. Проблемы и перспективы развития.

Эклектичность подходов в танцевальной психотерапии. Общее понимание танца как интегрирующий фактор. Понятие «основного танца» («basis dance»). Перенос акцента в современной танцевальной психотерапии с использования танца как средства психофизической регуляции на использование танца как средства установления, поддержания и коррекции отношений личности. Расширение круга целей танцевальной психотерапии. Определение социально-психологически ориентированной танцевальной психотерапии. Тема 4. Основные методические приемы танцевальной психотерапии

Взаимосвязь целей танцевальной психотерапии и методических приемов.

170 Танцевально-экспрессивный тренинг Использование спонтанного, неструктурированного танца (индивидуального, диадного, группового). Психотерапевтические функции «кругового» группового танца: снижение тревожности и сопротивления, возникновение чувств общности, сопричастности, развитие внутригруппового единства и межличностных отношений. Целенаправленный выбор музыки (как терапевтом, так и членами психотерапевтической группы). Особая роль музыкального ритма в групповом процессе. Ритм как основная предпосылка для координации. Основные закономерности влияния музыки на эмоциональное состояние человека. Методические рекомендации по подбору фонотеки.

Основной методический прием - кинестетическая эмпатия (М. Чейз). Возможности кинестетической эмпатии.

«Ритмическая групповая активность» или «ритмическая синхронизация». Влияние совместного движения под единый ритм на эмоциональную сферу личности.

Экспериментирование с движением (по системе Р. Лабана) и прикосновением. Понятие экспрессивного репертуара.

Работа с «мышечным панцирем» (техники В. Райха, А. Лоуэна, М. Фельденкрайза).

Использование невербальных ритуалов. Функции ритуалов (облегчение тревожности и обозначение начала и конца сессии).

Целенаправленный выбор темы танцевальных упражнений. Символические аспекты танца, позволяющие выразить через танец всеобщие, универсальные темы и понятия: «добро» и «зло», «счастье», «любовь» и т. д.

Организация различных видов обратной связи: от «подстрочного комментария» к движению до метафорической и психоаналитической интерпретации танцевального движения и взаимодействия. Проблема обратной связи в психотерапии. Тема 5. Место танцевальной психотерапии в системе групповой психотерапии

Развитие принципов и идей групповой психотерапии как один из источников становления танцевальной психотерапии. Понятие групповой психотерапии. Эффекты групповой динамики («социального облегчения», «сдвиг к риску», «маятниковый эффект») и фазы развития группы в групповой танцевальной психотерапии.

Преимущества групповой танцевальной психотерапии. Место группы в танцевальной психотерапии.

приложения 171

Танцевальная психотерапия в различных классификациях груп-"ювой психотерапии. Рациональные и аффективные методы групповой психотерапии. Вербальная и невербальная групповая психотерапия.

Танцевальная психотерапия и телесная терапия. Теория В. Райха. Понятие «мышечного панциря». Соотношение понятий танцевальная и телесная терапия.

Танцевальная терапия и экспрессивная психотерапия (Н. Роджерс). Понятие творческости в теории Н. Роджерс. Танец как один из способов «пробуждения» творческости в экспрессивной терапии. Соотношение понятий танцевальная и экспрессивная психотерапия.

Общие моменты всех психотерапевтических систем. Теория психотерапии и ее функции. Гипотеза А. Пузырея. Мифы психотерапии и их «психотехнический смысл». Тема 6. Танец как особая форма экспрессивного поведения личности

Личностно-динамический подход к экспрессии человека В. А. Ла-бунской. Структурная сложность и полифункциональность экспрессии. Понятие «внешнего Я» личности. Зависимость формирования паттернов экспрессивного поведения личности, диады, группы от социокультурных и социально-психологических координат развития.

«Поле психологических значений» невербального поведения. Категория «отношения» - базовая единица анализа социально-психологического содержания интерпретации экспрессии диады и группы. Понятие кинесико-проксемических формул общения.

Сравнительный анализ танца и экспрессии по ряду критериев (время и источник возникновения, детерминанты формирования, основные свойства, виды, функции, структура и схемы анализа). Танец как интегральная модель динамических компонентов экспрессивного поведения человека. Структурные схемы индивидуального, диадного и группового кругового танца. Понятие танцевальной интеракции и ее основные компоненты (кинесико-такесическая структура партнеров, дистанция, персональное пространство, месторасположение партнеров, ориентация друг относительно друга). Диадная и групповая танцевальная интеракция как реализация различных видов отношений личности (интимно-личностных и социально-ориентированных, групповых). Индивидуальный танец как индикатор состояний, личностных черт и системы отношений и взаимоотношений человека.

172

Танцевально-экспрессивный тренинг

Приложения

173

Интерпретация танцевально-экспрессивных движений. Понятия: интерпретация, интерпретационная схема, способ интерпретации. Интерпретация как инструмент социально-психологического воздействия. Запуск процесса интерпретации как способ актуализации сложившихся отношений в группе.

Понятие о танцевально-экспрессивном стереотипе. Индивидуальный и деиндивидуализированный танцевально-экспрессивный стереотип. Факторы формирования танцевально-экспрессивных стереотипов. Динамика танцевально-экспрессивных стереотипов. Тема 7. Основные теоретические положения, цели и задачи танцевально-экспрессивного тренинга

Понятие социально-психологического тренинга. Принципы отечественного социально-психологического тренинга (Л. А. Петровская, Ю. Н. Емельянов, Г. А. Ковалев). Цели и результаты СПТ. «Ядерные» эффекты, сопутствующие эффекты, эффекты психотерапевтического типа.

Тренинг невербальных коммуникаций (Е. В. Кузнецова). Основные принципы и задачи тренинга невербальных коммуникаций.

Источники разработки программ танцевально-экспрессивного тренинга (социально-психологически ориентированная танцевальная психотерапия, социально-психологический тренинг). Основные теоретические положения танцевально-экспрессивного тренинга: о танце как особой форме экспрессивного поведения, о полифункциональности танца, о трех основных видах танца, о строении танца, об интерпретации танца. Цели и задачи танцевально-экспрессивного тренинга.

Принципы составления программ танцевально-экспрессивного тренинга. Общая структура занятий. Функции вводной, основной и заключительной частей. Разработка конкретных упражнений. Взаимосвязь целей и схем анализа.

Методические указания по комплектации групп танцевально-экспрессивного тренинга. Гомогенный и гетерогенный состав группы - преимущества и недостатки. Тема 8. Результаты и эффекты танцевально-экспрессивного тренинга

Экспериментальное исследование динамики отношений личности в процессе танцевально-экспрессивного тренинга. Процедура исследования. Основные понятия исследования (понятие отношений, параметра отношений, динамики отношений). Основные результаты исследования: динамика осознаваемых и неосознаваемых отношений членов группы к себе и к другим, динамика дифференцированное™ и взаимности отношений, динамика отношений к группе. Изменение различныхтгараметров и видов отношений в зависимости от личностного профиля участников тренинговых групп.

Основные эффекты танцевально-экспрессивного тренинга: осознание участниками своего экспрессивного репертуара, сопряженного с паттернами взаимоотношений; развитие участниками репертуара межличностных отношений; отреагирование участниками группы негативных чувств и отношений; повышение спонтанности, активности и инициативы в выражении, установлении и поддержании различных отношений; возникновение общих позитивных взаимоотношений между участниками группы; реструктуризация группы в сторону большей целостности.

Изменения в структуре внешнего «Я» участников групп танцевально-экспрессивного тренинга как индикатор изменений различных подструктур личности. Области применения танцевально-экспрессивного тренинга. Тема 9. Умения и навыки ведущего групп танцевально-экспрессивного тренинга

Специфические и неспецифические умения ведущего групп танцевально-экспрессивного тренинга. Наибольшее положительное качество ведущего групп танцевально-экспрессивного тренинга.

Проблемы ведущего при использовании спонтанного невербального поведения. Позитивные и негативные результаты применения невербальных техник и упражнений в контексте психокоррекцион-ной работы. Рекомендации по организации пространства применения невербальных техник.

Множественность ролей ведущего групп танцевально-экспрессивного тренинга. Проблема личного участия ведущего групп танцевально-экспрессивного тренинга в невербальных танцевальных упражнениях. Проблема непереработанных страхов ведущего и черт его личности.

I

174

Танцевально-экспрессивный тренинг

\ Приложения

175

Темы семинарских занятий Тема 1. Танец и проблема коррекции отношений и взаимоотношений личности

Семинар 1. Категория «отношения» как одна из центральных категорий психологической науки и практики.

1. Концепция отношений личности В. Н. Мясищева.

2. Система отношений личности как результат предшествующих взаимоотношений со значимыми другими и миром. Взаимосвязь отношения к себе с отношением к другим и миру в целом.

3. Теория отношений в психотерапевтической практике.

Семинар 2. Танец как материализация системы отношений личности.

1. Невербальное поведение как материализация отношений лич ности.

2. Процессы межличностного познания в процессе танцевально го взаимодействия. Основная гносеологическая формула по знания. Танец как знак.

3. Взаимосвязь образа, отношения и обращения. Диагностичес кие функции танцевального взаимодействия. Запуск процес са интерпретации как способ актуализации сложившихся от ношений.

4. Возможные схемы интерпретации экспрессивных паттернов. Литература 1. БодалевА. А. Восприятие и понимание человека человеком. - М.: МГУ, 1982. - 200 с.

2. Бодалев А. А. О взаимосвязи общения и отношения // Вопросы психологии. - 1994.-№].-С. 122-127.

3. Емельянов Ю. Н. Невербальное общение как форма материализации межличнос тных отношений // Вестник МГУ. - Серия 16. - 1983.

4. Исурина Г. Л. Механизмы психологической коррекции личности в процессе груп повой психотерапии в свете концепции отношений // Групповая психотерапия. - М.: Медицина, 1990. - С. 89-120.

5. Лабунская В. А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. - 608 с.

6. Мясищев В. Н. О взаимосвязи общения, отношения и обращения как проблемы общей и социальной психологии // Социально-психологические и лингвисти ческие характеристики форм общения и развития контактов между людьми. - Л., 1970.-С. 114-115.

7. Мясищев В. Н. Психология отношений. Избранные психологические труды / Под ред. А. А. Бодалева. - М., 1995. - 356 с.

8. Никитин В. Н. Энциклопедия тела: психология, психотерапия, педагогика, те атр, танец, спорт. Менеджмент. - М.: Алетейа, 2000. - 624 с.

9. Панферов В. И. Классификация функций человека как субъекта общения // Психологический журнал. - 1987. - № 4. - С. 51-60 10. Социальная психология личности в вопросах и ответах /Под ред. В. А. Лабунс-кой. - М.: Гардарики, 1999. - 397 с.

11. Шкурко Т. А. Танцевально-экспрессиный тренинг как фактор динамики отноше ний личности // Психологический вестник РГУ. Выпуск 4. - Ростов-на-Дону.

1999. с. 260-270. Тема 2. Опыт изучения и применения танца вне контекста танцевальной психотерапии

Семинар 1. Возможности танца в качестве дополнительного метода в экспрессивной и музыкальной психотерапии.

1. Танец и экспрессивная психотерапия Н. Роджерс.

2. Танец и музыкотерапия.

3. Метод музыкального движения (Руднева С. Д., Пасынко-ва А. В.). Ритмико-музыкальная двигательная терапия (Гель-ниц Г., Шульц-Вульф Г.).

Семинар 2. Место танца в различных программах подготовки и реабилитации.

4. Контактная импровизация.

5. Использование танца при подготовке актеров.

6. Использование танца в процессе социореабилитации заикаю щихся.

7. Биоэнергетические и эзотерические аспекты танца (методы ре лаксационного и магического танца). Литература 1. Гельниц Г., Шульц-Вульф Г. Ритмико-музыкальная двигательная терапия как ос нова психогигиенического подхода к ребенку // Психогигиена детей и подрост ков. - М.: Медицина, 1985. - С. 186-208.

2. Курис И. Биоэнергетика йоги и танца. - М., 1994. - 200 с.

3. Менегетти А. Музыка души. Введение в музыкотерапию. - СПб., 1992. - 86 с.

4. Некрасова Ю. Б. О психических состояниях, их диагностике, управлении и на правленном формировании (в процессе социореабилитации заикающихся) // Воп росы психологии. - 1994. - № 6. - С. 37-41.

5. Некрасова Ю. Б. Особенности диагностики при реабилитации людей с наруше нием речевого общения // Вопросы психологии - 1991. - № 5. - С. 123-129.

6. Никитин В. Н. Энциклопедия тела: психология, психотерапия, педагогика, те атр, танец, спорт. Менеджмент. - М.: Алетейа, 2000. - 624с.

7. Пасынкова Н. Б. Влияние музыкального движения на эмоциональную сферу лич ности // Психологический журнал. - 1993. - № 4. - С. 142-146.

8. Притяжение. Российский вестник контактной импровизации / Под ред. О. Со рокиной. Вып. 1-3.

9. Роджерс Н. Творчество как усиление себя // Вопросы психологии. - 1990. - № 1. - С. 164-168.

I

176

Танцевально-экспрессивпый тренинг

Приложения

177

10. Роджерс Н. Путь к целостности: человеко-центрированная терапия на основе эк спрессивных искусств// Вопросы психологии. - 1995. - № 1. - С. 132-139.

11. Руднева С. Д., Пасынкова А. Я. Опыт работы по развитию эстетической активнос ти методом музыкального движения // Психологический журнал. - 1982. - № 3. - С. 84-92.

12. Тед Эндрюс Магия танца. - М.: REFL-book, 1996. - 256 с.

13. Хрестоматия по телесно-ориентированной психотерапии и психотехнике / Под ред. В. Ю. Баскакова. - М., 1993. - 141 с. Темы практических занятий Тема 1. Основные умения ведущего групп танцевально-экспрессивного тренинга

Специфические и неспецифические умения ведущего танцевально-экспрессивного тренинга. Кинестетическая эмпатия как основной методический прием танцевальной психотерапии и танцевально-экспрессивного тренинга. Практическое освоение студентами метода «кинестетическая эмпатия». Упражнения «Ведущий и ведомые», «Увеличительное стекло», «Шмели и лебеди», «Танец в кругу и зеркальное отображение», «Нарцисс и ручей» и др. Тема 2. Способы актуализации спонтанных компонентов экспрессии, сопряженных с отношениями к другим людям и к себе, в процессе танцевально-экспрессивного тренинга

Танец как материализация системы отношений личности. Упражнения «Танец вслепую», «Власть и любовь», «Танец - визитная карточка». Интерпретация танцевально-экспрессивных паттернов как возможность доступа к глубинным проблемам личности: проблемам любви и ненависти, жизненных потребностей и ценностей, представлений о себе и о мире и т. д. Обсуждение опыта, полученного в ходе выполнения упражнений. Тема 3. Принципы разработки программ танцевально-экспрессивного тренинга

Методические рекомендации по разработке программ танцевально-экспрессивного тренинга. Взаимосвязь целей и схем анализа. Отработка навыка составления программ: самостоятельная разработка студентами раздела программы танцевально-экспрессивного тренинга для различных групп клиентов.

Тема 4. Отработка навыка ведения группы танцевально-экспрессивного тренинга

Самостоятельное проведение студентами разработанного ими раздела программы танцевально-экспрессивного тренинга. Обсуждение и анализ представленных программ. Контрольные вопросы и задания для самостоятельной работы 1. Каковы виды и функции первобытного танца?

2. Какие функции первобытного танца позволяют считать его прообразом групп танцевальной психотерапии?

3. Охарактеризуйте основные тенденции развития танца, начи ная с первобытной эпохи и заканчивая нашим временем.

4. Какую роль сыграл кризис формального танцевального ис кусства в развитии танцевальной психотерапии?

5. В недрах развития какого танца - профессионального или непрофессионального - появилась танцевальная психо терапия?

6. Перечислите ключевые положения «нового» «современного» танца.

7. Назовите основные теории танца.

8. Какие идеи лежат в основе социально-психологического под хода к танцу?

9. Каковы источники возникновения танцевальной психотера пии?

10. Основные тенденции развития танцевальной психотерапии в США.

11. Основные характеристики Гуманноструктурированной тера пии Г. Аммона.

12. Основные направления английской танцевально-двигатель ной терапии.

13. Что такое «подстрочный комментарий» к движению?

14. Что объединяет различные направления танцевальной пси хотерапии?

15. Каковы цели танцевальной психотерапии?

16. Каковы причины эклектичности теории танцевальной пси хотерапии?

17. Проанализируйте историю развития танцевальной психоте рапии с точки зрения использования различных аспектов

I

178

Танцевально-экспрессивный тренинг

Приложения

179

танца: физиологического, психологического, социально-психологического.

18. Дайте определение социально-психологически ориентиро ванной танцевальной психотерапии.

19. Перечислите основные методические приемы танцевальной психотерапии.

20. Каковы варианты обратной связи, используемые в различных направлениях танцевальной психотерапии?

21. Что такое «неинтерпретирующая» танцевальная психотерапия?

22. Каково место танцевальной психотерапии в различных клас сификациях?

23. Сравните танцевальную, телесную, двигательную, экспрес сивную терапии и выделите общие черты и различия.

24. Каковы функции теории терапии?

25. Назовите общие для всех видов психотерапии эффекты. Про анализируйте танцевальную терапию на предмет присутствия в ней данных эффектов.

26. Что позволяет считать танец особой формой невербального поведения?

27. Проанализируйте индивидуальный, диадный и групповой тан цы с точки зрения схем анализа.

28. Что позволяет использовать танец в контексте отношений личности?

29. Что такое танцевально-экспрессивный стереотип? Каковы виды его и факторы формирования?

30. Каковы источники разработки программ танцевально-экс прессивного тренинга?

31. Какие представления о танце и его функциях лежат в основе танцевально-экспрессивного тренинга?

32. Цели, задачи и процедура танцевально-экспрессивного тре нинга.

33. Каковы основные принципы составления программ танце вально-экспрессивного тренинга?

34. Используя вышеназванные принципы, разработайте свой ва риант программы танцевально-экспрессивного тренинга.

35. Каковы основные эффекты и результаты танцевально-экс прессивного тренинга?

36. Какова роль ведущего танцевально-экспрессивного тренинга?

37. Какими чертами должен обладать ведущий танцевальных пси хологических групп?

38. Перечислите проблемы, с которыми сталкивается ведущий при использовании спонтанного невербального поведения.

39. Каковы положительные и отрицательные эффекты примене ния невербальных техник?

40. Как избежать отрицательных эффектов при применении не вербальных техник? Рекомендуемая литература (основная) 1. Блок Л. Д. Классический танец. История и современность. - М.: Искусство, 1987. - 556 с.

2. БодсыевА. А. Восприятие и понимание человека человеком. - М: МГУ, 1982. - 200 с.

3. Бодалев А. А. О взаимосвязи общения и отношения // Вопросы психологии. - 1994. -№ 1. - С. 122-127.

4. Борее Ю. Эстетика. - М.: Политиздат, 1988. - 496 с.

5. Бюхер К. Работа и ритм. - М., 1923. - 202 с.

6. Гельниц Г., Шульц-Вульф Г. Ритмико-музыкальная двигательная терапия как ос нова психогигиенического подхода к ребенку // Психогигиена детей и подрост ков. - М.: Медицина, 1985. - С. 186-208.

7. Горелов И. Н. Невербальные компоненты коммуникации. - М., 1980. - 104 с.

8. Даркевич В. П. Празднества средневековья // Атеистические чтения. Вып. 19, - М., 1990. - С. 57-73.

9. Дункан А. Танец будущего. - М., 1992. - 200 с.

10. Дэвлет М. А. Загадка грозной мистерии //Атеистические чтения. Вып. 19. - М., 1990. - С. 30-50.

11. Емельянов Ю. Н. Невербальное общение как форма материализации межличност ных отношений // Вестник МГУ. - Серия 16. - 1983.

12. Емельянов Ю. Я. Активное социально-психологическое обучение.-Л., 1985,- 167 с.

13. Исурина Г. Л. Механизмы психологической коррекции личности в процессе груп повой психотерапии в свете концепции отношений // Групповая психотерапия. - М.: Медицина, 1990. - С. 89-120.

14. Кандинский В. О духовном в искусстве. - М.: Архимед, 1992. - 110 с.

15. Ковалев Г. А. Механизмы и эффекты активного социального обучения // Вопросы психологии межличностного познания и общения. Краснодар, 1983. - С. 127-135.

16. Королева Э. А. О генезисе круговых танцев // Известия АН Молдавской ССР. - Серия обществ, наук. - 1973. - № 2. - С. 75-87.

17. Королева Э. А. Ранние формы танца. - Кишинев: Штиинца, 1977. - 215 с.

18. Королева Э. А. Танец, его происхождение и методы исследования (по работам зару бежных ученых XX века) // Советская этнография. - 1975. - № 5. - С. 147-155.

19. Красовская В. М. Западноевропейский балетный театр: Очерки истории: От исто ков до середины 18 века. - М.: Искусство, 1979. - 295 с.

20. Круткин В. Л. Антология человеческой телесности. - Ижевск., 1993. - 130 с.

21. Кузнецова Е. В. К проблеме использования невербальных техник в групповой пси хокоррекции // Психологический вестник. Вып. 1. Ч. 1. - Ростов-наДону: РГУ, 1996. - С. 349-365.

22. Кузнецова Е. В. Развитие межличностных невербальных коммуникаций средства ми социально-психологического тренинга. Автореферат диссертации на соиска ние ученой степени канд. психол. наук. - М., 1989.

20. 180

Танцевально-экспрессивный тренинг

Приложения

181

23. Куракина С. Н. Феномен танца (социально-философский и культурологический анализ). Автореферат диссертации на соискание ученой степени канд. психол. наук. - Ростов-на-Дону, 1994.

24. Курис И. Биоэнергетика йоги и танца. - М., 1994. - 200 с.

25. Лабунская В. А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. - 608 с.

26. Лабунская В. А., Шкурко Т. А. Развитие личности методом танцевально-экспрес сивного тренинга. // Психологический журнал - 1999. Том 20. - № 1. - с. 31-38.

27. ЛайдоХ. Невербальное поведение: значимость обучения с целью уменьшения со стояния социального дискомфорта // Педагогическое взаимодействие: психоло гический аспект. - М., 1990. - С. 76-79.

28. Луговая Е. К. О невербальной форме общения в культуре /Танец как язык и миф // Вестник МГУ. - Серия 6. - 1991. - № 3. - С. 54-57.

29. Мак-Нили Д. Прикосновение: глубинный анализ и телесная терапия. - М.: Але-тейа, 1999.- 144 с.

30. Мартинес Э. Л. Внесловесный язык // Культуры. - 1986. - № 2. - С. 12- 26.

31. Менегетти А. Музыка души. Введение в музыкотерапию. - СПб., 1992. - 86 с.

32. Мясищев В. Н. О взаимосвязи общения, отношения и обращения как проблемы общей и социальной психологии // Социально-психологические и лингвисти ческие характеристики форм общения и развития контактов между людьми. - Л., 1970.-С. 114-115.

33. Мясищев В. Н. Психология отношений. Избранные психологические труды / Под ред. А. А. Бодалева. - М., - 1995. - 356 с.

34. Некрасова Ю. Б. О психических состояниях, их диагностике, управлении и на правленном формировании (в процессе социореабилитации заикающихся) // Воп росы психологии. - 1994. - № 6. - С. 37-41.

35. Некрасова Ю. Б. Особенности диагностики при реабилитации людей с наруше нием речевого общения // Вопросы психологии - 1991. - № 5. - С. 123-129.

36. Никитин В. Н. Энциклопедия тела: психология, психотерапия, педагогика, те атр, танец, спорт. Менеджмент. - М.: Алетейа, 2000. - 624 с.

37. Огинская М. М., Розин М. В. Мифы психотерапии и их функции // Вопросы пси хологии. - 1991. - № 1 38. Панферов В. Н. Классификация функций человека как субъекта общения // Пси хологический журнал. - 1987. - № 4. - С. 51-60 39. Пасынкова Н. Б. Влияние музыкального движения на эмоциональную сферу лич ности // Психологический журнал. - 1993. - № 4. - С. 142-146.

40. Петровская Л. А. Компетентность в общении. Социально-психологический тре нинг. - М.: МГУ, 1989. - 216 с.

41. Плеханов Г. В. Избранные философские произведения. Т. 5. - М., 1958.

42. Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Карвасарского Б. Д. - СПб.: Питер, 1998. - 752 с.

43. Роджерс Н. Творчество как усиление себя // Вопросы психологии. - 1990. - №1.-С. 164-168.

44. Роджерс Н. Путь к целостности: человеко-центрированная терапия на основе экспрессивных искусств // Вопросы психологии. - 1995. - № 1. - С. 132-139.

45. Рудестам К. Групповая психотерапия. - СПб.: Питер, 1990. - 384 с.

46. Руднева С. Д., Пасынкова А. В. Опыт работы по развитию эстетической активнос ти методом музыкального движения // Психологический журнал. - 1982. - № 3. - С. 84-92.

47. Социальная психология личности в вопросах и ответах / Под ред. В. А. Лабун-ской. - М.: Гардарики, 1999. - 397 с.

48. Телесность человека: Междисциплинарные исследования. - М., 1991. - С. 89-96.

49. Танцевально-двигательная терапия. Вып. 2. - М., 1996. - 29с.

50. Тед Эндрюс. Магия танца. - М.: REFL-book, 1996. - 256 с.

51. Трубицина Л. В. Роль невербальной коммуникации в психологической коррек ции личности //Личность. Общение. Групповые процессы. - М.: АН СССР, ИНИ-ОН, 1991.-С. 101-121.

52. Фейдимен Дж., Фрейгер Р. Личность и личностный рост. Вып. 1-4. - М., 1992.

53. Фельденкрапз М. Осознавание через движение. - М., 1986. - 203 с.

54. Хейзинга И. Homoludens. В тени завтрашнего дня. - М.: Прогресс, 1992. -464 с.

55. Шкурко Т. А. Танец как средство диагностики и коррекции отношений в группе// Психологический вестник. Выпуск 1. Часть 1. - Ростов-на-Дону. 1996. - С. 327-348.

56. Шкурко Т. А. Танец как особая форма экспрессивного поведения личности // Психологический вестник РГУ. Выпуск 2. - Ростов-на-Дону. 1997. - С. 501-511.

57. Шкурко Т. А. Динамика отношений личности в процессе танцевально-экспрес сивного тренинга. Автореферат диссертации на соискание степени канд. психол. наук. - Ростов-на-Дону, 1997.

58. Шкурко Т. А. Танцевально-экспрессиный тренинг как фактор динамики отноше ний личности // Психологический вестник РГУ. Выпуск 4. - Ростов-на-Дону.

1999. С. 260-270.

69. Эмоциональные и познавательные характеристики общения / Под ред. В. А. Ла-бунской. - Ростов-на-Дону: РГУ, 1990. 60. Юнова Ю. Г. Невербальное поведение и его использование в психотерапии. - Краков, 1975.- 185 с. Рекомендуемая литература (дополнительная) 1. Бгажноков Б. X. Черкесское игрище: сюжет, семантика, мантика. - Нальчик, 1991.-188 с.

2. Информационный бюллетень Ассоциации танцевально-двигательной терапии. - М. - № 1-6.

3. Нагайцева Л. Г. Адыгские народные танцы. - Нальчик: Эльбрус, 1986. - 144 с.

4. Притяжение. Российский вестник контактной импровизации / Под ред. О. Со рокиной. Вып. 1-3.

5. Харнер М. Путь шамана или шаманская практика. - М., 1994. - 103 с.

6. Хейдеметс М. Обзор исследований о пространственном факторе в межличност ных отношениях//Человек. Среда. Пространство. -Тарту, 1979. - С. 129-161.

7. Хейдеметс М. Пространственный фактор в межличностных отношениях. Попытка построения концепции // Человек. Среда. Пространство. - Тарту, 1979. - С. 4-28.

8. Хрестоматия по телесно-ориентированной психотерапии и психотехнике / Под ред. В. Ю. Баскакова. - М., 1993. - 141 с.

9. BergerM. Psychological Investigation on Humanstructural Dance // Dynamic Psychol ogy. - 1988. - N 108/109. - P. 128-157.

10. Dance Movement Therapy: Theory and Practice. London & N.-Y., 1992.

11. Freundlich В., Pike L., Schwartz V. Dance and music for children with autism // Journal of Physical education, Recreation and Dance. Vol. 60. - 1989. - Nov. - P. 50-53.

12. Laban R. The Mastery of Movement. London, 1960. - 186 p.

13. Lefco H. Dance Therapy. Chicago, 1966. - 145 p.

14. Levy F. The evolution of modern dance therapy // Journal of Physical Education, Rec reation and Dance. Vol. 59. - 1988. - May - P. 34-41.

10. 182

Танцевально-экспрессивный тренинг

Перечень обучающих фильмов 1. Художественный фильм «БАЛ» (режиссер Этторе Скола).

2. Танцевальные видеоклипы разных лет.

3. Видеозаписи танцевальных тренинговых сессий.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Абрамова 3. А. Древнейшие формы изобразительного творчества // Ранние формы искусства. - М., 1972. - С. 9-29.

2. Авдеев А. Д. Происхождение театра. - М., 1959. - 380 с.

3. Амяга Н. В. Самораскрытие и самопредъявление личности в общении //Личность. Общение. Групповые процессы. - М: АН СССР, ИНИОН, 1991. - С. 37-74.

4. Аристофан. Комедии. Т. 1-2 /Перевод, вступительная статья и комментарии Пи отровского А. - М.: Academia, 1934.

5. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. - М.: Искусство, 1986. - 445 с.

6. Беннис У., Шепард Г. Теория группового развития //Современная зарубежная со циальная психология. Тексты. - М., 1984. - С. 142-162.

7. Блок Л. Д. Классический танец. История и современность. - М.: Искусство, 1987.-556 с.

8. Борее Ю. Эстетика. - М.: Политиздат, 1988. - 496 с.

9. Бюхер К. Работа и ритм. - М., 1923. - 202 с.

10. Васильева-Рождественская М. В. Историко-бытовой танец. - М.: Искусство, 1987. - 382 с.

11. Волошины. О смысле танца//Утро России от 29 марта 1911 года.

12. Горелов И. Н. Невербальные компоненты коммуникации. - М., 1980. - 104 с.

13. Даркевич В. П. Празднества средневековья // Атеистические чтения. Вып. 19, - М., 1990. - С. 57-73.

14. Дункан А. Танец будущего. - М., 1992. - 200 с.

15. Дэвлет М. А. Загадка грозной мистерии //Атеистические чтения. Вып. 19. - М., 1990. - С. 30-50.

16. Емельянов Ю. Л. Невербальное общение как форма материализации межличност ных отношений // Вестник МГУ. - Серия 16. - 1983. - № 17. Вып. 3. - С. 48-53.

17. Емельянов Ю. Н. Теория формирования и практика совершенствования комму никативной компетентности. Автореф. докт. психол. наук. - Л., 1991.

18. Кандинский В. О духовном в искусстве. - М.: Архимед, 1992. - 110 с.

19. Ковалев Г. А. Механизмы и эффекты активного социального обучения // Вопросы психологии межличностного познания и общения. Краснодар, 1983. - С. 127-135.

20. Ковалев Г. А. Некоторые аспекты исследования невербальных коммуникаций у человека//Вопросы общения и познания людьми друг друга. Краснодар, 1979. - С. 14-24.

21. Королева Э. А. О генезисе круговых танцев // Известия АН Молдавской ССР. - Серия обществ, наук. - 1973. - № 2. - С. 75-87.

22. Королева Э. А. Ранние формы танца. - Кишинев: Штиинца, 1977. - 215 с.

23. Королева Э. А. Танец, его происхождение и методы исследования (по работам зару бежных ученых XX века) // Советская этнография. - 1975. - № 5. - С. 147-155.

10. 184

Танцевально-экспрессивный тренинг

Список литературы

185

24. Красовская В. М. Западноевропейский балетный театр: Очерки истории: От исто ков до середины 18 века. - М.: Искусство, 1979. - 295 с.

25. Кроник А., Кроник Е. Методика экспериментального исследования взаимопони мания в диаде // Психологический журнал. Т. 6. № 5, 1985. - С. 124-130.

26. Круткин В. Л. Антология человеческой телесности. - Ижевск, 1993. - 130 с.

27. Кузнецова Е. В. К проблеме использования невербальных техник в групповой пси хокоррекции // Психологический вестник. Вып. 1.4. 1. - Ростов-на-Дону: РГУ, 1996. - С. 349-365.

28. Кузнецова Е. В. Развитие межличностных невербальных коммуникаций средства ми социально-психологического тренинга. Автореф. канд. психол. наук. - М., 1989.

29. Куманецкий К. История культуры Древней Греции и Рима. - М.: Высшая школа, 1990.-351 с.

30. Куракина С, Н. Феномен танца (социально-философский и культурологический анализ). Автореф. канд. психол. наук. - Ростов-на-Дону, 1994.

31. Курис И. Биоэнергетика йоги и танца. - М, 1994. - 200 с.

32. Лабунская В. А. Невербальное поведение (социально-перцептивный подход). - Ростов-на-Дону, 1986. - 136 с.

33. Лабунская В. А. Особенности развития способности к психологической интерпрета ции невербального поведения // Вопросы психологии. - 1987. - № 3. - С. 70-78.

34. Лабунская В. А. Методика «Свободной семантической оценки невербального по ведения» //Эмоциональные и познавательные характеристики общения / Под ред. B. А. Лабунской. - Ростов-на-Дону: РГУ, 1990. - С. 80-91.

35. Лабунская В. А. Психологическая интерпретация невербального поведения // Эмо циональные и познавательные характеристики общения / Под ред. В. А. Лабун ской. - Ростов-на-Дону: РГУ, 1990. - С. 74-80.

36. Лабунская В. А. О «практичности» социальной психологии невербального пове дения//Психологический вестник. Вып. 1.4. 1. - Ростов-на-Дону: РГУ, 1996. - C.

307-326.

37. Лабунская В. А. Психология выражения и проблемы формирования экспрессив ного «Я» личности //Психологический вестник. Выпуск 3. - Ростов-на-Дону: РГУ, 1998. - С. 350-358.

38. Лабунская В. А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. - 608 с.

39. Лабунская В. А., Шкурко Т. А. Развитие личности методом танцевально-экспрес сивного тренинга // Психологический журнал - 1999. Т. 20. - № 1. - С. 31-38.

40. Леви-БрюльЛ. Сверхъестественное в первобытном мышлении. - М, 1937.

41. Луговая Е. К. О невербальной форме общения в культуре /Танец как язык и миф // Вестник МГУ. - Серия 6. - 1991. - № 3. - С. 54-57.

42. Мак-Иили Д. Прикосновение: глубинный анализ и телесная терапия. - М.: Ин ститут гуманитарных исследований, 1999. - 144 с.

43. Мак-Фарленд Д. Поведение животных. - М.: Мир - 1988, 519 с.

44. Мартинес Э. Л. Внесловесный язык // Культуры. - 1986. - № 2. - С. 12-26.

45. Менегетти А. Музыка души. Введение в музыкотерапию. - СПб., 1992. - 86 с.

46. Миклухо-Маклай Н. Н. Собрание сочинений. Т. 2. - М.; Л., 1950.

47. Милграм С. Эксперимент в социальной психологии. - СПб.: Питер. 2000. - 336 с.

48. Мясищев В. Н. О взаимосвязи общения, отношения и обращения как проблемы общей и социальной психологии // Социально-психологические и лингвисти ческие характеристики форм общения и развития контактов между людьми. - Л., 1970. -С. 114-115.

49. Мясищев В. Н. Дружба и вражда в их социально-психологической значимости // Социальная психология личности. -Л., 1974. - С. 13-19.

50. Мясищев В. Н. Психология отношений. Избранные психологические труды / Под ред. А. А. Бодалева. - М., 1995. - 356 с.

51. Нагайцева Л. Г. Адыгские народные танцы. - Нальчик: Эльбрус, 1986. - 144 с.

52. Некрасова Ю. Б. Особенности диагностики при реабилитации людей с наруше нием речевого общения // Вопросы психологии - 1991. - № 5. - С. 123-129.

53. Никитин В. Н. Энциклопедия тела: психология, психотерапия, педагогика, те атр, танец, спорт, менеджмент. - М.: Алетейа, 2000. - 624 с.

54. Огинская М. - М., Розин М. В. Мифы психотерапии и их функции // Вопросы психологии. - 1991. - № 1.

55. Панферов В. Н. Восприятие и интерпретация внешности людей // Вопросы пси хологии. - 1974. - № 2. - С. 59-64.

56. Панферов В. Н. Классификация функций человека как субъекта общения // Пси хологический журнал. - 1987. - № 4. - С. 51-60 57. Петровская Л. А. Теоретические и методические основы социально-психологи ческого тренинга. Автореф. докт. психол. наук. - М., 1985.

58. Петровская Л. А. Компетентность в общении. Социально-психологический тре нинг. - М.: МГУ, 1989. - 216 с.

59. ПизА. Язык жестов. - Воронеж: НПО Модек, 1992. - 218 с.

60. Плеханов Г. В. Избранные философские произведения. Т. 5. - М., 1958.

61. Роговин М. С. Проблема экспрессии и ее место в психопатологии // Журнал невропатологии и психиатрии. - 1970. - Т. LXX. Вып. 1, 2.

62. Ромм В. В. К методике палеохореографического анализа. - Новосибирск, 1994.

63. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. - М.: Наркомпрос, 1946.

64. Рудестам К. Групповая психотерапия. - М.: Прогресс, 1990. - 368 с.

65. Рукавишников А. А. Опросник межличностных отношений. - Ярославль: НПУ «Психодиагностика», 1992. - 47 с.

66. Семенова Н. Д. Возможности психологической коррекции алекситимии // Теле сность человека: Междисциплинарные исследования. - М., 1991. - С. 89-96.

67. Сериков Г. В. Интерпретация невербального поведения в связи с социально-пси хологическими характеристиками личности. Автореф. канд. психол. наук. - Ро стов-на-Дону, 2001.

68. Столин В. В., Голосова Н. И. Факторная структура эмоционального отношения человека к человеку // Психологический журнал. - 1982. - № 2. - С. 62-67.

69. Трубицина Л. В. Роль невербальной коммуникации в психологической коррекции личности//Личность. Общение. Групповые процессы. - М.: АН СССР, ИНИОН, 1991.-С. 101-121.

70. Фейгенберг Е. И., АсмоловА. Г. Культурно-историческая концепция и возможнос ти использования невербальной коммуникации в восстановительном воспитании личности // Вопросы психологии. - 1994. - № 6. - С. 74-79.

71. ФейдименДж., Фрейгер Р. Личность и личностный рост. Вып. 1-4. - М., 1992.

72. Фельденкрайз М. Осознавание через движение. - М., 1986. - 203 с.

73. Хегай Е. Л. Танцевально-экспрессивные стереотипы современной молодежной культуры как форма материализации системы отношений современного подрос тка. Дипломная работа /Под рук. Т. А. Шкурко. - Ростов-на-Дону, 1999.

74. Хейдеметс М. Обзор исследований о пространственном факторе в межличност ных отношениях // Человек. Среда. Пространство. - Тарту, 1979. - С. 129-161.

75. Хейзинга И. Homo ludens. В тени завтрашнего дня. - М.: Прогресс, 1992. - 464 с.

76. Хоментаускас Г. Т. Использование детского рисунка для исследования внутрисе мейных отношений // Вопросы психологии. - 1986. - № 1. - С. 165-171.

77. Шкурко Т. А. Танец как средство диагностики и коррекции отношений в группе // Психологический вестник. Выпуск 1. Часть 1. - Ростов-на-Дону. 1996. С. 327-348.

50. 186

Танцевально-экспрессивный тренинг

Список литературы

187

78. Шкурко Т. А. Динамика отношений личности в процессе танцевально-экспрес сивного тренинга. Автореф. канд. психол. наук. - Ростов-на-Дону, 1997.

79. Шкурко Т. А. Танцевально-экспрессиный тренинг как фактор динамики отноше ний личности//Психологический вестник РГУ. Выпуск 4. - Ростов-на-Дону. 1999. с. 260-270.

80. Юнова Ю. Г. Невербальное поведение и его использование в психотерапии. - Краков, 1975.- 185 с.

81. Berger M. Psychological Investigation on Humanstructural Dance // Dynamic Psy chology. - 1988. - N 108/109. - P. 128-157.

82. Daly A. Movement analysis //TDR: The Drama Review. Vol. 32. - 1982. - P. 40-52.

83. Elizabeth A., Gray L. The body remembers: Dance/movement therapy with an adult survivor of torture // American Journal of Dance therapy. Vol. 23. № 1, 2001 84. Flaum R., Lenore C, Hervey W. The American Dance Therapy Association research survey // American Journal of Dance therapy. Vol. 23, № 2, 2001.

85. Freundlich В., Pike L., Schwartz V. Dance and music for children with autism // Jour nal of Physical education, Recreation and Dance. Vol. 60. - 1989. - Nov. - P. 50-53.

86. Laban R., Lawrence F. Effort. London: Macdonald and Evans, 1947.

87. Laban R. The Mystery of Movement. London, 1960. -186 p.

88. Lefco H. Dance Therapy. Chicago, 1966. -145 p.

89. Leibowitz G. Individual dance movement therapy in an in-patient psychiatric setting // Dance Movement Therapy: Theory and Practice. London & N.-Y, 1992. - P. 102-122.

90. Levy F. The evolution of modern dance therapy // Journal of Physical Education, Rec reation and Dance. Vol. 59. - 1988. - May - P. 34- 41.

91. MacDonald J. Dance? Of course I can! Dance movement therapy for people with learn ing difficulties // Dance Movement Therapy: Theory and Practice. London & N.-Y., 1992. - P. 202-217.

92. Meekums B. The love bugs: dance movement therapy in a Family Service Unit // Dance Movement Therapy: Theory and Practice. London & N.-Y, 1992. - P. 18- 38.

93. Melatic V. Body-Space-Expression: The development of Rudolf Laban's movement and dance concepts. Berlin-N.-Y, 1987. - 265 p.

94. Musicant S. Authentic movement: clinical considerations // American Journal of Dance therapy. Vol. 23, № 1,2001.

95. Noack A. On a Jungian approach to dance movement therapy // Dance Movement Ther apy: Theory and Practice. London & N.-Y, 1992. - P. 182- 201.

96. Payne H. Introduction // Dance Movement Therapy: Theory and Practice. London & N.-Y, 1992. - P. 1-17.

97. Payne H. Shut in, shut out: dance movement therapy with children and adolescents // Dance Movement Therapy: Theory and Practice. London & N.-Y, 1992. - P. 39-80.

98. Penfield K. Individual movement therapy: dance movement therapy in private prac tice // Dance Movement Therapy: Theory and Practice. London & N.-Y, 1992. - P. 163-181.

99. Ramsden P. The Action Profile system of movement assessment for self development // Dance Movement Therapy: Theory and Practice. London & N.-Y, 1992. - P. 218-241.

100. Silk G. Creative movement for people who are developmentally disabled // Journal of Physical Education, Recreation and Dance. Vol. 60. - 1989. - Nov. - P. 56-58.

101. Sorell W. The dance through the ages. N. Y, 1967 102. Stanton K. Imagery and metaphor in group dance movement therapy: a psychiatric out patient setting // Dance Movement Therapy: Theory and Practice. London & N.-Y, 1992. - P. 123-140.

103. Sterner M. Alternatives in psychiatry: dance movement therapy in the community// Dance Movement Therapy: Theory and Practice. London & N.-Y, 1992. - P. 141-162.

104. Stinson S. Creative dance for preschool children // Journal of Physical Education, Rec reation and Dance. Vol. 59. - 1989. - Sempt. - P. 52-56.

105. Stocley S. Older lives, older dances: dance movement therapy with older people // Dance Movement Therapy: Theory and Practice. London & N.-Y,1992. - P. 81-101.

106. Tosey P. The snake sheds a skin: themes of order and chaos in dance movement thera py// Dance Movement Therapy: Theory and Practice. London & N.-Y, 1992. - P. 242-260.

103.

Серия ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРЕНИНГ Описание авторских тренинговых программ и упражнений различного профиля, методические и практические рекомендации по планированию и проведению тренингов от ведущих специалистов в этой области.

Татьяна Алексеевна Шкурко Танцевально-экспрессивный тренинг Главный редактор И. Авидон Заведующая редакцией Т. Тулупьева Технический редактор О. Колесниченко Художественный редактор П. Борозенец Директор Л. Янковский Лицензия ЛП № 000364 от 29.12.99 г. Подписа2но в печать 10.03.2003 г. Формат 60х90'/16. Бумага офсетная. Гарнитура Times. Печать офсетная. Усл. печ. л. 12. Тираж 2500 экз. Заказ №/?. 25. ООО Издательство «Речь»

199004, Санкт-Петербург, В.О., 3-я линия, 6 (лит. "А") тел. (812) 323-76-70, 323-90-63, rech@mail.lanck.net, www.rech.spb.ru Отпечатано с готовых диапозитивов в ООО "Северо-Западный печатный двор" г. Гатчина, ул. Солодухина, 2

Е. В. Сидоренко МОТИВАЦИОННЫЙ ТРЕНИНГ 256 с, 60х90'/|б, обложка Изложение теоретических подходов к анализу мотивации, оригинальной концепции мотивационного тренинга и уникальных упражнений для развития и формирования мотивации: ролевые и деловые игры, приемы командной работы, индивидуальные упражнения и домашние задания. «Когда я участвовала в тренинге, а потом сама его проводила, я имела возможность убедиться, что эта программа обладает мощным вовлекающим эффектом». Н. Ю. Хрящева, Ген. директор Санкт-Петербургского Института Тренинга ТРЕНИНГ ПО СКАЗКОТЕРАПИИ. СБОРНИК ПРОГРАММ ПО СКАЗКОТЕРАПИИ под редакцией Т. Д. Зинкевич-Евстигнеевой 254 с, 60х90'/,б, обложка Коллектив авторов из Института Сказкотерапии раскрывает принципы и приемы своей работы, предлагая вниманию читателей: программу эмоционально-волевого развития для детей и подростков; коррекционно-раз-вивающие программы для детей, имеющих проблемы с речью, и эмоционально нестабильных детей; психотерапевтические сказки для работы с подростками и взрослыми. «Развитие творческих способностей и адаптивных навыков, совершенствование способов взаимодействия с окружающим миром, а также обучение, диагностика и коррекция - вот основные возможности сказкотерапии». Т.Д. Зинкевич-Евстигнеева

Е. К. Лютова, Г. Б. Монина ТРЕНИНГ ЭФФЕКТИВНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ДЕТЬМИ 190 с, 60х90'/]б, обложка Книга петербургских психологов-практиков, авторов ряда оригинальных тренинговых программ взаимодействия с детьми, дает ясное представление о принципах работы с агрессивными, гиперактивными, тревожными и аутичными детьми. В книге приводятся упражнения и игры, помогающие таким детям вырасти более гармоничными и успешными. Е. К. Лютова, Г. Б. Монина ТРЕНИНГ ОБЩЕНИЯ С РЕБЕНКОМ (ПЕРИОД РАННЕГО ДЕТСТВА) 190 с, 60x90'/i6, обложка В книге петербургских авторов читатель найдет: теоретический обзор, раскрывающий особенности развития детей раннего возраста; диагностические задания и игры, направленные на развитие и коррекцию коммуникативных навыков, речи, познавательных процессов; готовый вариант тренинга для педагогов, родителей и психологов. М. Смит ТРЕНИНГ УВЕРЕННОСТИ В СЕБЕ 256 с, 60х90!/,б, обложка Неоднократно переиздававшееся практическое пособие с множеством оригинальных упражнений, основная цель которого - помочь человеку стать уверенным в себе, эффективно разрешать трудные жизненные ситуации и добиться успеха во всех сферах: в бизнесе, в семейной и личной жизни. «Самое главное - научиться справляться с проблемами и трудными ситуациями, а также общаться с теми, кто эти ситуации нам создает» М. Смит И. М. Марковская ТРЕНИНГ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РОДИТЕЛЕЙ С ДЕТЬМИ 219 с, 60x90'/i6, обложка Второе, дополненное издание книги, в которой читателю предлагается описание групповых форм работы с родителями, принципов и методик диагностики взаимодействия между родителями и детьми; подробно изложена авторская программа тренинга взаимодействия родителей с детьми. ПСИХОГИМНАСТИКА В ТРЕНИНГЕ под ред. Н. Ю. Хрящевой 256 с, 60x90'/i6, обложка, переплет В выдержавшем несколько переизданий методическом пособии обобщен опыт сотрудников петербургского Института Тренинга - одной из самых авторитетных в России организаций в сфере психологического тренинга, а также представлено свыше 200 упражнений на развитие коммуникативных навыков, сенситивности, креативности.

Е. В. Сидоренко ТРЕНИНГ ВЛИЯНИЯ И ПРОТИВОСТОЯНИЯ ВЛИЯНИЮ 256 с, 60x88'/i6, обложка В книге представлены: авторская концепция «цивилизованного» и «варварского» влияния, эффективные приемы влияния и противостояния влиянию, оригинальная программа тренинга с упражнениями, алгоритмами и заданиями для участников, уникальный психологический тренажер для самостоятельной работы. Н. Н. Васильев ТРЕНИНГ ПРЕОДОЛЕНИЯ КОНФЛИКТОВ 174 с, 60x88Vie, обложка Описание техник успешного разрешения конфликтов и упражнений, направленных на развитие способностей и навыков, необходимых для эффективного регулирования конфликтов: управление эмоциями, анализ конфликтной ситуации и выбор стратегии взаимодействия, ведение переговоров по спорным вопросам. Н. П. Петрова ТРЕНИНГ ДЛЯ ПОБЕДИТЕЛЯ. САМОМЕНЕДЖМЕНТ ЭПОХИ ИНТЕРНЕТ 216 с, 60x88'/i6, обложка Книга посвящена тому, как современный человек может научиться эффективно управлять своей личной и профессиональной жизнью. Среди обсуждаемых проблем - управление временем, проектами и финансами, способы принятия решения и урегулирования конфликтов, техники конструктивного общения, особенности карьеры и поведения человека в эпоху развития виртуальной реальности. Т. В. Зайцева ТЕОРИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ТРЕНИНГА 80 с, 60х88У1б, обложка В книге предложено новое теоретическое обоснование психологического тренинга с позиций культурно-исторического подхода. Среди затронутых проблем - методические вопросы тренинговой работы, области применения тренинга, виды, цели и эффекты тренинга, личностная динамика участников и роль тренера. Е. В. Сидоренко ТРЕНИНГ КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ В ДЕЛОВОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ 208 с, 60x88'/i6, обложка Изложение авторской программы востребованного в наши дни тренинга: методологические основы и социальный контекст разработки, принципы проведения работы, упражнения и задания для участников (активное слушание, регуляция эмоционального напряжения, ведение переговоров), брошюра для самостоятельной и групповой работы.

Г. Смит ТРЕНИНГ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ПОВЕДЕНИЯ 224 с, 60x90'/i6, обложка В книге представлены теоретические основания и практические приемы развития способностей человека к пониманию других людей, а также методы диагностики таких способностей. Среди обсуждаемых автором тем: точность впечатления о человеке, глубина понимания свойств и состояний, умение прогнозировать поведение другого человека. «Все хотят понимать других: родители - своих детей, священник - своих прихожан, романист - своих героев, бизнесмен - своих покупателей, а терапевт - своих клиентов». Г. Смит ТРЕНИНГ РАЗВИТИЯ ЖИЗНЕННЫХ ЦЕЛЕЙ под ред. Е. Г. Трошихиной 224 с, 60х90%б, обложка Тренинг петербургских психологов-практиков нацелен на то, чтобы помочь ребенку лучше познать себя и поверить в свои возможности, чтобы способствовать его адаптации. В книге описаны развивающие и коррекционные упражнения, направленные на раскрытие личностных особенностей ребенка, на осознание им собственных эмоций и чувств, на формирование навыков общения. Е. В. Сидоренко, И. Б. Дерманова ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПРАКТИКУМ. МЕЖЛИЧНОСТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ 40 с, 60х88'/,6, обложка В практикуме содержатся материалы и упражнения, которые могут быть использованы как в преподавательской, так и в тренинговой работе; эти упражнения распределены по следующим темам: понимание и слушание партнера, техники снятия напряжения, приемы аргументации и контраргументации. А. Е. Дружинин, А. Л. Замулин ТРЕНИНГ ПРОДАЖ 224 с, 60x88'/i6, обложка В увлекательно написанном руководстве изложены принципы подготовки и проведения тренинга эффективных продаж, описаны техники успешных переговоров, ролевые игры и специальные упражнения, приводятся рекомендации по увеличению продаж и примеры из практики торговой и тренинговой работы.




1. вот вспыхнет мощное восстание воинственных последователей чудаковатого пророка из Назарета не так давно ра
2. задание Вариант 12
3. мертвых источников когда для раздувания библиографии в список использованной литературы заносятся все из
4. Что из себя представляет финансовый рынок что входит в понятие денежный рынок
5. тематизоване згрупування доходів видатків та фінансування бюджету за ознаками економічної сутності функці
6.  Основные закономерности влияния многолетнего промерзания горных пород на гидрогеологические условия крио
7. ГЕОРГІЇВСЬКОМУ СОБОРІ РІЗДВЯНИЙ ПІСТ В І В Т О Р
8. Мартини Подействовал он на меня хорошо так как я сразу залезла на стол и в своем роскошном красном вечерне
9. Особенности размещения электроэнергетики Украины
10.  Пресистемная элиминация это- 1 потеря части лекарственного вещества ЛС при всасывани и первом прохож
11. в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная государственная муниципальная и ин
12. звіт з полями назви яких розташовуються в один або декілька стовпців
13. ПОВЫШЕНИЕ КАЧЕСТВА ПОДГОТОВКИ КАДРОВ В СИСТЕМЕ СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИ
14. Как когда сколько почему Предчувствую множество вопросов ждущих ответа множество сомнений требующих
15. Тема 11 Вплив інтенсифікації теплообміну на кризи при кипінні
16. Легкая атлетика учебник Кобринский, Юшкевич
17. тема языка- средства языка влияющие на мнение аудитории на примере полемики В
18. на тему- Организация работ и приготовление сложных пюреобразных супов.html
19. реферат дисертації на здобуття наукового ступеня кандидата медичних наук Запоріжжя ~ Дисер
20. Хостазим. БОРИС СОНИЧЕВ Технический менеджер по кормовым добавкам Представительства АО ХЮВЕФАРМА