Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

тема источников конституционного права 5 2

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-30


Содержание

Введение

3

1.

Понятие, задачи и система источников конституционного права

5

2.

Конституционные источники

7

3.

Законодательные источники. Подзаконные и локальные источники

4.

Судебные источники

21

5.

Договорные источники

25

6.

Международные источники

27

7.

Обычай как источник конституционного права

31

Заключение

33

Список использованной литературы

34

Введение

Понятие «источники права» возникло две тысячи лет назад в Древнем Риме, когда Тит Ливий в «Римской истории» назвал законы XII таблиц «источником всего публичного и частного права» - основой из которой выросло и сложилось современное ему римское право.  В виде научной проблемы, как результат столкновения различных правовых идей, вопрос об источниках права сложился к XIX в., в результате взаимодействия различных правовых идей.

 Каждый научный термин должен строго определять понятие и представлять собой инструмент научного познания соответствующих общественных явлений. Источник права - это специальный юридический термин, который имеет три значения: сила, которая образует правовые нормы; условия, которые способствуют возникновению правовых норм; источник знаний о праве, то есть "вместилище", где содержатся правовые нормы. 

Термин «источники права» употребляется в значении внешней формы объективации, выражения права или нормативной государственной воли и традиционен для мировой юриспруденции. При этом следует отметить множественность и разноречивость точек зрения ученых как о понятии источников права, так и об их соотношении и связи. Определение понятия «источник права» в юридической науке увязывается с проведением его соотношения с другой категорией - «форма права». Большинство ученых отдают предпочтение понятию «источник права»; некоторые высказываются за замену термина «источник права» другой категорией –«форма права»; третья группа авторов для обозначения соответствующей темы в учебных курсах используют двойное название –«форма (источник) права». В чем здесь разница, является ли дискуссия только спором о терминах? Или за указанными разногласиями скрываются разные концептуальные представления? На сегодня это в большей степени спор о более удобном словоупотреблении, но не только. В свое время понятия «источник» и «форма» права отражали резко усилившиеся в XYIII - XIX вв. дискуссии о соотношении естественного и позитивного (законодательного) права. Однако в XX в. идеи естественно-правовой доктрины, которая касается прежде всего прав и свобод человека и гражданина, признаны мировым сообществом, приобрели юридическую форму нормативных актов, санкционированных государствами, вошли в международные декларации, конституции государств, иные внутригосударственные нормативные правовые акты. Таким образом, в XX - начале XXI вв. разница между естественным и позитивным правом во многом стирается. Отсюда во многом стирается и разница понятий: источник права (как синонима естественного права) и форма права (как категории, корреспондирующей позитивному праву). [6, с.403-404]

В конституционном праве термин «источник права в юридическом смысле» является общепризнанным. Под ним принято понимать нормативный акт, в котором содержатся конституционно-правовые нормы. 

В данной работе проводиться изучение и анализ предмета и источников конституционного права в Российской Федерации и исследуются разновидности источников конституционного права в Российской Федерации.

1. Понятие, задачи и система источников конституционного права. 

 В общей теории права принято различать понятия источника права в материальном и формальном, юридическом смыслах. В материальном смысле под источником права понимаются те факторы, которые определяют само содержание права. К ним принято относить материальные условия жизни общества, свойственные ему экономические отношения. В юридическом смысле под источником права понимаются формы, посредством которых устанавливаются и получают обязательную силу правовые нормы [8, с.26]. В этом смысле здесь и рассматриваются источники конституционного права. Нормы конституционного права сосредоточиваются в правовых актах, имеющих различные юридические формы. Эти акты выступают в качестве источников отрасли конституционного права. В науке конституционного права существуют различные позиции относительно значения термина «источник конституционного права.

 Под источниками конституционного права понимаются акты содержащие юридические нормы, направленные на регламентацию правоотношений, составляющих предмет конституционного права [4, с.52]. 

По мнению О.Е. Кутафина источники конституционного права выполняют две взаимосвязанные задачи. Во-первых, они воплощают в себе решение правотворческих органов о создании, изменении или отмене норм конституционного права. Создание источника конституционного права является неотъемлемой частью правотворчества, без которой нормы конституционного права не могут возникнуть, а решение компетентного органа не может получить значения государственной воли, нормы конституционного права. Во-вторых, источники конституционного права являются той формой, в которой нормы конституционного права существуют, из которой черпаются знания о действующем конституционном праве, к которой обычно обращаются при решении конкретных правовых вопросов, возникающих в сфере конституционного права [5, с.167]. 

Источниками конституционного права в Российской Федерации являются только действующие на данный момент нормативные акты. Кроме того безусловными источниками конституционного права  могут выступать -  Конституция РФ, конституции субъектов Федерации, федеральные конституционные законы, а остальные нормативные акты могут выступать в качестве источников только при условии наличия в них конституционно-правового содержания (федеральные законы, подзаконные акты, международные договоры и т.д.). 

Таким образом по форме источников конституционного права и в зависимости от задач которые они решают можно их классифицировать и распределить на определенные группы, в совокупности образующие систему источников. 

Ученый О.Е. Кутафин предложил следующую классификацию источников конституционного права. В условиях федеративного государства, а также упомянутой иерархии нормативных актовисточников конституционного права наиболее приемлемой представляется классификация источников конституционного права по их территориальному действию, т.е. распространению действия на территорию того государства, государственно-территориального образования и т.д., органами которых издан соответствующий нормативный акт. С этой точки зрения все источники конституционного права России можно разделить на федеральные, федерально-региональные, региональные и местные [5, с.170]. Кроме того, он выделяет в качестве отдельного источника конституционный обычай.

 В зависимости от юридической формы нормативных актов можно предложить следующую систему источников конституционного права  - условно поделить на следующие семь групп: конституционные, законодательные, подзаконные, судебные, договорные, международные и локальные источники. В четырех первых группах выделяются, кроме того, по две подгруппы: федеральные и региональные источники. 

2.  Конституционные источники

Конституционные источники - являются самыми значимыми источниками отрасли конституционного права. Они носят учредительный характер и обладают наивысшей юридической силой по сравнению со всеми остальными нормативными актами. Федеральным конституционным источником выступает Конституция РФ. К числу региональных конституционных источников относятся конституции российских республик и уставы краев, областей, городов федерального значения и автономий.

Федеральная Конституция - Конституция Российской Федерации 1993 г., как и все предыдущие российские конституции, провозглашена в качестве акта высшей юридической силы, согласно статьи 15 п.1 - «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.» [1]  Конституция РФ имеет более высокую юридическую силу не только в отношении нормативных актов, но и в сравнении с иными разновидностями источников конституционного права, в частностив сопоставлении с многосторонними федеративными и другими внутригосударственными договорами: двух-, трех-, четырех-, пятисторонними и другими между Российской Федерацией и субъектами РФ по поводу разграничения предметов ведения и полномочий. В соответствии с п. 1 второго раздела Конституции Российской Федерации 1993 г.: в случае несоответствия положениям Конституции Российской Федерации положений Федеративного договора, внутригосударственных договоров и между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерациидействуют положения Конституции Российской Федерации. Конституция Российской Федерации имеет приоритет не только в системе законодательства, т.е. источников российского права, но и в системе государственных и общественных институтов. Она стоит над всеми органами и должностными лицами государственной власти и местного самоуправления, гражданами и их

объединениями, которые «обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы» (п. 2 ст. 15 Конституции Российской Федерации 1993 г.). И следует отметить, что Конституция Российской Федерации 12 декабря 1993 г. обладает таким качеством, как верховенство в системе федеративных отношений. Как гласит ее п. 2 ст. 4: «Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации». 

Статья Конституции может быть сформулирована таким образом, что из ее смысла вытекает обязательность последующего нормативного регулирования, обеспечивающего применение конституционной нормы, хотя прямо об этом и не говорится. Например, в ч. 5 ст. 13 указывается, что запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни. Очевидно, что такие конституционные положения могут действовать в полной мере лишь вместе с развивающими их нормами текущего законодательства, устанавливающими конкретные виды и меры ответственности. [5, с.177]

Действующая Конституция в отличие от всех прежних является актом прямого действия. Т.е. нормами Конституции Российской Федерации следует руководствоваться при рассмотрении конкретных дел в судах, в исполнительно-распорядительных органах и т.д. Прямое действие Конституции является большим достижением российской правовой системы в целом и российского конституционного права в частности. Вместе с тем применение конституционных норм прямо и непосредственно не исключает применение в дополнение к ним имеющихся нормативных актов более низкого уровня, развивающих нормы Конституции.

Так в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. подчеркнуто, что судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия. «Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности:

а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей;

в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;

г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.

В случаях, когда статья Конституции Российской Федерации является отсылочной, суды при рассмотрении дел должны применять закон, регулирующий возникшие правоотношения. Наличие решения Конституционного Суда Российской Федерации о признании неконституционной той или иной нормы закона не препятствует применению закона в остальной его части.»[2]

Рассмотрим региональные конституционные источники. Конституция (устав) субъекта Федерацииосновной закон, обладающий высшей юридической силой в системе законодательства субъекта Федерации, принимаемый в установленном федеральной Конституцией порядке, определяющий статус субъекта Федерации и регламентирующий вопросы, отнесенные к его ведению Конституцией Российской Федерации.

В отличие от республик, изначально обладавших правом принимать собственные конституции, края, области, города федерального значения и автономии получили право принятия своих уставов относительно недавно. Данные источники включают в себя нормы, регламентирующие правовой статус того или иного субъекта Федерации, права, свободы и обязанности граждан, проживающих на соответствующей территории, порядок образования и полномочия региональных государственных органов и органов местного самоуправления. И конституции республик, и уставы остальных субъектов, по сути, равнозначные юридические документы учредительного характера, регламентирующие схожие общественные отношения. В связи с этим, а также учитывая закрепленный в федеральной Конституции принцип равноправия всех субъектов, следует констатировать, что оба вида данных документов однотипны и выступают в качестве основных законов тех или иных регионов. Вместе с тем существуют некоторые различия между ними. Так, их отличает собственно название, порядок принятия. Если для республик федеральная Конституция не устанавливает порядок принятия их конституций, и, следовательно, они вправе принимать свои конституции любым приемлемым для себя путем (референдумом, парламентом, специально учрежденным органом), то для других субъектов в Конституции РФ способ принятия их уставов прямо закреплен. В ее ч. 2 ст. 66 зафиксировано, что устав принимается законодательным (представительным) органом соответствующего субъекта Федерации, так Устав Архангельской области принят Архангельским областным Собранием депутатов (Решение от 23 мая 1995 года 36) и «имеет высшую юридическую силу по отношению к нормативным правовым актам органов государственной власти Архангельской области и применяется на всей территории Архангельской области2. Областные законы и иные нормативные правовые акты, принимаемые в Архангельской области, а также решения органов местного самоуправления, принятые в пределах их компетенции, не должны противоречить Уставу Архангельской области» [3].

В то же время федеральная Конституция обладает высшей юридической силой на территории всего государства и региональные конституции и уставы не могут противоречить Конституции РФ. Не могут они противоречить и другим федеральным законам, принятым в пределах федеральной компетенции.

3. Законодательные источники. Подзаконные и локальные источники

Закон - наиболее распространенная форма конституционно-правовых норм. Именно законы, обладающие более высокой юридической силой (по сравнению с остальными нижестоящими актами), регламентируют важнейшие общественные отношения. Конституция Российской Федерации устанавливает определенные требования к законам:

  1.  Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. (статья 54 Конституции РФ)
  2.  Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют. (статья 57 Конституции РФ)
  3.  В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. (статья 55 Конституции РФ)

Эти требования распространяются как на федеральные законы, так и на законы субъектов Российской Федерации.

Некоторые отношения в соответствии с Конституцией могут быть урегулированы только в форме закона (федерального конституционного закона или федерального закона). Например, согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ ограничения прав и свобод граждан могут быть произведены только федеральным законом. Другая конституционная норма предусматривает еще более высокую по юридической силе форму акта для введения ограничений прав и свобод граждан в условиях чрезвычайного положения. Такие ограничения могут устанавливаться в соответствии с федеральным конституционным законом (ч. 1 ст. 56 Конституции). Причем в нем должны быть указаны пределы и срок действия ограничений, которые вводятся для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя.

В настоящее время существует несколько видов законов, применяемых в Российской Федерации. К ним относятся: законы о поправках к Конституции РФ, федеральные конституционные законы, федеральные законы, региональные законы. Самостоятельную группу законодательных источников формируют законы, принятые в предыдущие периоды развития России: законы СССР и РСФСР (позднее РФ), принятые до вступления в силу Конституции 1993 г. Такие акты, согласно п. 2 Раздела второго Конституции РФ, применяются в части, не противоречащей Конституции РФ. По мере принятия новых федеральных законов и иных правовых актов число действующих законов СССР и РСФСР сокращается.

Законы о поправках к Конституции РФ. Из всех источников конституционного права один вид не предусмотрен прямо Конституцией РФ. Конституция, устанавливая возможность внесения в ее текст определенных поправок (дополнений, изменений), хранит молчание относительно формы акта, которым такие поправки должны вноситься. На это было указано в решении Конституционного Суда РФ от 31 октября 1995 г. по делу о толковании ст. 136 Конституции.

В постановлении Конституционного Суда, в частности, отмечается, что ни федеральный конституционный закон, ни федеральный закон не могут являться формами принятия конституционных поправок. Федеральный закон не может быть формой принятия конституционной поправки, так как в силу прямого указания ст. 136 и 108 Конституции РФ для внесения поправок требуется более сложная процедура, чем принятие федеральных законов. Кроме того, в отношении федерального закона Президент РФ наделен правом его отклонения, чего не предусматривает порядок принятия федерального конституционного закона, распространенный ст. 136 Конституции РФ па процедуру принятия поправок.

В то же время поправки к Конституции РФ не могут приниматься и в форме федерального конституционного закона, так как ст. 108 (ч. 1) Конституции прямо указывает, что федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией РФ. Использование формы федерального конституционного закона сделало бы невозможным внесение в главы 3-8 Конституции РФ поправок, не относящихся по своему содержанию к тому кругу вопросов, которые должны быть регламентированы федеральными конституционными законами. Кроме того, в отличие от поправок федеральный конституционный закон по своей юридической природе принимается во исполнение Конституции РФ, не может изменять ее положений, а также не может стать ее составной частью

Таким образом, положения ст. 136 Конституции РФ могут быть реализованы только в форме специального правового акта о конституционной поправке, имеющего особый статус и отличающегося как от федерального закона, так и от федерального конституционного закона.

Поправки в смысле ст. 136 Конституции РФ должны приниматься в форме особого правового акта – закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации. Исходя из данного решения Конституционного Суда, 4 марта 1998 г. российский парламент принял Федеральный закон «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации». В этом Законе употреблен термин (закон о поправке), названный в постановлении Конституционного Суда.

Федеральные конституционные законы - новый вид источников российского права. Они развивают наиболее важные положения Конституции. Отличает их от федеральных законов ряд признаков, зафиксированных в Конституции РФ. Конституционные законы обладают более высокой юридической силой (ч. 3 ст. 76) и принимаются по более сложной процедуре (ч. 2. ст. 108); глава государства не вправе применить по отношению к ним вето (ч. 3 ст. 107); принимаются только по вопросам, предусмотренным Конституцией РФ (ч. 1 ст. 108). А именно: чрезвычайное и военное положение (ст. 56, 87, 88); порядок принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе новых субъектов (ч. 2 ст. 65, ч. 1 ст. 137); порядок изменения статуса субъекта Федерации (ч. 5 ст. 66); описание и порядок официального использования государственного флага, герба, гимна (ч. 1 ст. 70); назначение референдума (п. «в» ст. 84); «статус Уполномоченного по правам человека (п. «д» ч. 1 ст. 103); порядок деятельности Правительства РФ (ч. 2 ст. 114); Статус Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда РФ и иных федеральных судов (ч. 3 ст. 128); порядок созыва Конституционного собрания (ч. 2 ст. 135). Федеральные конституционные законы принимаются во исполнение Конституции РФ и не могут изменять содержания конституционного текста, так как не являются ее составной частью.

Федеральные законы в качестве источников конституционного права выступают только в том случае, если включают в себя конституционно-правовое содержание. К их числу можно отнести федеральные законы о выборах, политических партиях, гражданстве Российской Федерации, статусе иностранных граждан и другие Принятие части федеральных законов прямо предусмотрено Конституцией РФ. Например, в ч. 1 ст. 77 закрепляется, что система региональных органов государственной власти устанавливается субъектами Федерации самостоятельно в соответствии с основами конституционного строя России и общими принципами организации представительных и исполнительных органов государственной власти, установленными федеральным законом.

Особое место в системе источников конституционного права занимают декларации. Их назначение - закрепление соответствующих принципов, концепций, определяющих основные направления развития государства, его политики, а не прямое регулирование каких-либо отношений. На основе таких принципов должно развиваться все законодательство. В этом, собственно, и заключается правовое значение декларативных документов, принимаемых парламентом. На сегодняшний день приняты декларации о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 г., о языках народов России от 25 октября 1991 г., Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г. После принятия Конституции 1993 г. не было принято ни одной декларации.

Промежуточную позицию между законодательными и подзаконными источниками конституционного права занимают регламенты, постановления и иные акты (например, положения) палат Федерального Собрания Российской Федерации. Последние, как известно, принимают и федеральные законы. Это обстоятельство роднит акты палат парламента с законодательными источниками. Однако юридическая сила законов выше рассматриваемых актов. Кроме того, различен и порядок их принятия. Так, акты, принятые одной палатой, не требуют утверждения другой, а также подписания Президентом РФ. В то же время их нельзя приравнять и к подзаконным источникам, так как последние, как правило, принимаются на основе и во исполнение законов, конкретизируют их. Акты же палат имеют самостоятельный предмет регулирования. Например, в регламентах палат Федерального Собрания закреплены организация их деятельности, образование их органов (комитетов, комиссий), законодательный процесс, т.е. они являются нормативными актами с узкой сферой применения.

Используя свои конституционные полномочия, палаты Федерального Собрания принимают постановления. Так, Совет Федерации 25 июня 1999 г. принял постановление «Об использовании воинских формирований Вооруженных Сил Российской Федерации в международном присутствии по безопасности в Косово»1, поскольку п. «г» ч. 1 ст. 102 Конституции РФ возлагает решение вопроса о возможности использования Вооруженных Сил РФ за пределами территории страны именно на Совет Федерации. Государственная Дума 18 июня 1999 г. приняла постановление «Об объявлении амнистии» руководствуясь п. «е» ч. 1 ст. 103 Конституции РФ, возлагающим функцию объявления амнистии на Думу. Между тем не все постановления палат парламента имеют равную юридическую силу. Констатуционный Суд посути, приравнял постановления Государственной Думы об объявлении амнистии к закону. По мнению Суда, постановление Думы, которым объявляется амнистия, является уникальным нормативным правовым актом в сравнении с постановлениями Думы по другим вопросам, а также в сравнении с иными нормативными подзаконными актами, принимаемыми в форме постановлений. Принятие Думой постановлений об амнистии предусмотрено самой Конституцией РФ, что отличает эти постановления от других нормативных актов, включая большинство законов, и, таким образом, они имеют особую конституционную природу в системе действующих нормативных правовых актов и по своему уровню и материально-правовому содержанию могут быть приравнены только к принимаемым Думой законам.

Согласно Конституции РФ правом принятия законов обладают все субъекты Федерации. До недавнего времени такое право предоставлялось только республикам. Федеративная природа российского государства предполагает распределение компетенции между федеральным центром и субъектами, в том числе и по вопросам принятия законов, иных нормативных правовых актов. В регионах наряду с обычными законами действуют и так называемые кодифицированные. Они принимаются в тех областях права, нормы которых на федеральном уровне не систематизированы. Речь идет, в частности, о региональной государственной и муниципальной службе, миграционной деятельности и т.д. В результате такой кодификации сокращается число актов субъектов Федерации, изданных по сходным вопросам. 

По предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные законы, включая конституционные. По предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними региональные законы и иные правовые акты. Последние принимаются также по вопросам ведения субъектов Федерации и не могут противоречить федеральным законам, принятым в рамках предметов федерального и совместного ведения. В случае обнаружения такого противоречия действует федеральный закон. В то же время, если имеет место противоречие между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Федерации, принятым по-предметам своего ведения, действуют региональный закон, иной правовой акт. Закрепление этих принципов на конституционном уровне (ст. 76 Конституции РФ) выступает в качестве важной гарантии самостоятельности субъектов Федерации, их права на принятие собственных законов, иных нормативных правовых актов.

Наиболее сложен вопрос о разграничении законодательных полномочий в сфере совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. При отсутствии базового федерального закона, в соответствии с которым, как уже отмечалось, должен приниматься региональный закон, иной правовой акт, субъекты Федерации вправе применить опережающее регулирование. Однако после принятия федерального закона региональный закон должен быть приведен в соответствие с федеральным. 

Конституционный Суд подчеркивал, что отсутствие федерального закона в сфере совместного ведения само по себе не препятствует Калининградской областной Думе принять собственный нормативный акт, что следует из смысла ст. 72, 76 (ч. 2) и 77 (ч. 1) Конституции РФ и вытекает из природы совместной компетенции. В решении по «читинскому делу» Конституционный Суд, кроме того, отметил необходимость приведения регионального акта в соответствие с федеральным после принятия последнего.

Используя широкие законотворческие полномочия, субъекты Федерации принимают собственные законы. В качестве примеров можно привести законы: «Об Уполномоченном Республики Башкортостан по правам человека*; Избирательный кодекс Свердловской области; «Об Уставном Суде Санкт-Петербурга»; «Об административно-территориальном устройстве Архангельской области»; «О референдуме Республики Марий Эл»; «О порядке отзыва депутата Алтайского краевого Законодательного Собрания»; «О законах и иных нормативных правовых актах Брянской области».

К федеральным подзаконным источникам относятся нормативные указы и распоряжения Президента РФ, постановления Правительства РФ, акты федеральных органов исполнительной власти. Названные акты не должны противоречить Конституции РФ, федеральным законам. Правительственные акты и акты федеральных министерств и ведомств, кроме того, не должны противоречить указам Президента, а акты вышестоящих органов исполнительной власти обязательны для нижестоящих. В системе источником конституционного права акты федеральных органов исполнительной власти (ведомственные акты) следуют за правительственными актами. Их типичными признаками являются подзаконность, специализированность, оперативная распорядительность. Они издаются на основе Конституции РФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов Президента и Правительства, имеют официальный характер и обязательную силу для всех субъектов в сфере, подведомственной соответствующему министерству или ведомству. К актам федеральных органов исполнительной власти, являющихся источниками конституционного права, можно отнести те, что устанавливают конкретный механизм реализации тех или иных конституционных прав и свобод граждан путем введения правил, порядка, обязанностей должностных лиц. Такой механизм может содержаться, в частности, в ведомственных актах, утверждающих различного рода положения. Например, министром юстиции РФ 26 октября 1998 г. издан приказ, утвердивший Порядок выдачи лицензий на право нотариальной деятельности; 25 января 1999 г. - приказ, утвердивший Положение о следственном изоляторе уголовно-исполнительной системы Министерства юстици. Все нормативные акты федеральных органов исполнительной власти, затрагивающие права, свободы и законные интересы граждан или носящие межведомственный характер, подлежат государственной регистрации в Министерстве юстиции и официальному опубликованию. Без такой регистрации и опубликования указанные акты не имеют правовых последствий. В качестве региональных подзаконных источников выступают акты высших должностных лиц субъектов Федерации (президентов республик, губернаторов краев, областей и т.д.), высших органов исполнительной власти субъектов Федерации (правительств, администраций) и акты иных органов исполнительной власти этих субъектов (министерств, департаментов, управлений). Они принимаются, на основе и во исполнение региональных конституций (уставов) и законов, а по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектовна основе Конституции РФ, федеральных законов и подзаконных актов.

К локальным источникам конституционного права относятся нормативные акты органов местного самоуправления. Эти органы вправе принимать собственные нормативные акты, которые в случаях регулирования ими отношений в сфере конституционного права выступают в качестве источников данной отрасли. Примерами могут служить уставы муниципальных образований, акты, утверждающие положения об органах местного самоуправления, акты, расширяющие права и свободы граждан, проживающих на соответствующей территории, усиливающие их гарантии и т.п.

4. Судебные источники

Введение института конституционного контроля в России, учреждение федерального Конституционного суда, региональных конституционных (уставных) судов, наделение их широкими полномочиями означает появление нового источника конституционного права - судебного решения. 

Судебные решения подразделяются как по содержанию, так и по территориальному уровню соответствующего суда. Конституционный суд принимает несколько видов решений: заключения, постановления, определения, решения. Содержание данных решений различно. В качестве источника отрасли можно рассматривать лишь постановления, материализующие такие полномочия Суда, как проверка конституционности законов, подзаконных актов, договоров и т.д., разрешение споров о компетенции, а также толкование федеральной Конституции.

По территории судебные источники делятся на федеральные (решения Конституционного Суда РФ) и региональные (решения конституционных, уставных судов субъектов Федерации). В качестве судебных источников в ряде случаев могут выступать решения судов общей юрисдикции, например решения Верховного Суда РФ.

Конституционный Суд Российской Федерации - судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда Российской Федерации определяются Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации". Конституционный Суд Российской Федерации состоит из девятнадцати судей, назначаемых на должность Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации. Конституционный Суд Российской Федерации вправе осуществлять свою деятельность при наличии в его составе не менее трех четвертей от общего числа судей. Полномочия Конституционного Суда Российской Федерации не ограничены определенным сроком. Конституционный Суд Российской Федерации рассматривает и разрешает дела в заседаниях Конституционного Суда Российской Федерации с проведением слушаний, а в случаях и порядке, установленных статьей 47.1 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", также без проведения слушаний. Согласно Конституции РФ и Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» акты или их отдельные положения, признанные Судом неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции РФ международные договоры не подлежат введению в действие и применению. Данное положение поднимает судебное решение до уровня закона, оно уже не просто акт применения права, оно само - право. Таким образом при правоприменении необходимо руководствоваться не толбко нормативно-правовыми актами, но и судебными решениями.  Что касается толкования Конституции РФ, то оно, особенно в условиях трудности внесения в Конституцию изменений, приобретает сегодня качество конституционного заколодательствования. Для государств с прецедентной системой права это обычное явление. В США, например, Верховный суд широко использует право официального толкования Конституции, благодаря чему не в последнюю очередь обеспечивается жизнеспособность самой Конституции. Конституционный Суд РФ, включившись в работу по официальному толкованию Конституции, пошел дальше простого разъяснения смысла отдельных ее положений. В ряде случаев он выступает в качестве квазизаконодателя. Например, в постановлении от 6 июля 1999 г., давая толкование положениям ч. 2 и 3 ст. 92 Конституции, Суд положительно ответил на вопрос относительно возможности возобновления исполнения Президентом РФ своих полномочий в случае прекращения действия обстоятельств, препятствовавших ему в их выполнении. Ограниченное по времени исполнение обязанностей Президента РФ председателем Правительства РФ имеет место до момента возвращения действующего Президента к исполнению своих обязанностей или до вступления в должность вновь избранного Президента.

В таких решениях Конституционный Суд в силу «молчания» самой Конституции по вопросам, требующим разъяснения, сам формулирует «недостающие элементы» конституционного текста исходя из смысла других норм Конституции и базовых принципов, в ней заложенных. Таким образом, осуществляя толкование Основного Закона, Конституционный Суд принимает решения, без которых сам текст Конституции уже не может считаться полным. Интерпретация конституционной нормы, получившей официальное толкование Конституционным Судом, каким-либо иным органом недопустима.

Конституции (уставы) субъектов РФ также предусматривают создание конституционных (уставных) судов, окончательность их решений и невозможность обжалования. Решения этих судебных органов направлены на проверку соответствия конституциям (уставам) субъектов Федерации принимаемых в них актов, толкование их основных законов. Несмотря на то, что органы региональной конституционной юстиции обладают своей компетенцией, они ориентируются на Конституционный Суд Российской Федерации, в том числе зачастую обосновывают свои решения правовыми позициями, выраженными в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации. На наш взгляд, подобный подход применим и к деятельности конституционных (уставных) судов в отношении основных законов субъектов Российской Федерации. Например, Ю.А. Тихомиров, анализируя правовые позиции органов конституционной юстиции и их влияние на правовое регулирование, отмечает высокую эффективность работы Уставного суда Свердловской области и указывает на то, что последний действует по аналогии с Конституционным Судом России и "является первым уставным судом в Российской Федерации, работающим в жанре конституционного толкования" [7,с. 341] Решения судов общей юрисдикции в большинстве своем не могут считаться источниками права. Однако некоторые из них, главным образом решения Верховного Суда РФ, могут выступать в качестве источников конституционного права. Например, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»1; постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации»

5.  Договорные источники

Характеризуя виды источников конституционного права, следует выделить и такой их специфический вид, обусловленный федеративным устройством государства, как договоры. Они включают в себя горизонтальные договоры и соглашения (между субъектами Федерации) и вертикальные договоры и соглашения (между Федерацией и ее субъектами), которые в зависимости от числа сторон могут быть двусторонними, трехсторонними и т.д.

Федеративный договор. В 1992 г. были заключены три договора между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти различных типов субъектов Федерации, получившие в целом родовое названиеФедеративный договор. Данный документ был включен тогда в текст Конституции. Сейчас Конституция РФ не содержит в своем тексте Федеративный договор. Более того, согласно ч. 4 п. 1 Раздела второго Конституции, в случае несоответствия положениям Конституции положений Федеративного договора, действуют положения Конституции. В условиях, когда ст. 71-73 Конституции РФ по-новому, по сравнению, с Федеративным договором, формулируют принципы разграничения предметов ведения между центром и субъектами, положений Договора, не противоречащих Конституции, остается крайне мало. Так, рассматривая дело о «республиканском суверенитете» Конституционный Суд РФ, в частности, отметил, что, как следует из преамбулы, ч. 3 ст. 3 и п. 1 Раздела второго Конституции РФ, принятая всенародным голосованием Конституция как таковая является актом высшего непосредственного выражения, власти многонационального российского народа в целом. Поэтому положения Федеративного договора, предусматривавшие суверенитет республик и позволявшие тем самым обосновывать ограничения суверенитета Российской Федерации, ее конституционно-правового статуса и полномочий, что нашло отражение в конституциях ряда республик, не могут действовать и не подлежат применению как противоречащие Конституции РФ.

Часть 3 ст. 11 Конституции называет Федеративный договор в качестве одного из документов, посредством которого разграничиваются предметы ведения и полномочия между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Федерации. В то же время, как указал Конституционный Суд РФ, в ч. 3 ст. 11 Конституции РФ кроме Федеративного указываются и иные договоры о разграничении предметов ведения и полномочий. К ним относятся индивидуальные договоры с отдельными субъектами федерации. Предметами таких договоров могут быть конкретизация предметов ведения и полномочий, установленных Конституцией РФ и порядок осуществления разграниченных договором полномочия, нормы взаимодействия и сотрудничества при исполнении положений договора; иные вопросы, связанные с исполнением положений договора. Договор может быть заключен при прямом указании в федеральном законе по предмету совместного ведения на его допустимость, а также при отсутствии федерального закона по

предмету совместного веденияс условием приведения договора в соответствие с федеральным законом после его принятия. Договор может конкретизировать предметы совместного ведения с учетом политических, экономических, социальных, географических, этнических и иных особенностей субъектов Российской Федерации.

6. Международные источники

Пункт 4 Статьи 15 Конституции РФ гласит «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.» Таким образом Конституция РФ включила в состав российской правовой системы международно-правовые источники. Причем не только международные договоры Российской Федерации, но и общепризнанные принципы и нормы международного права, что не позволяет рассматривать названные источники в отрыве друг от друга. Это обстоятельство имеет существенные правовые последствия, так как предполагает прямое применение судами, другими правоприменительными органами норм международного права в рамках своих полномочий. Признавая в целом позитивность данного конституционного нововведения, необходимо обратить внимание на необходимость учета ряда факторов при таком применении:

  1.  Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции, частью правовой системы России являются общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации. Таким образом, в Конституции закрепляется принадлежность отечественной правовой системе не всех принципов и норм международного права, а лишь общепризнанных и договорных. Причем в отношении последних указан источникмеждународные договоры Российской Федерации. Конституция РФ не определяет, какие именно принципы и нормы являются «общепризнанными». В международном праве также отсутствует перечень таких принципов и норм. Поэтому суды и другие правоприменительные органы должны в каждом конкретном случае самостоятельно определять принадлежность тех или принципов и норм к общепризнанным. Для этого им следует изучать правоприменительную практику международных судебных органов и арбитражей, практику национальных судов иностранных государств по применению норм международного права. Кроме того, необходимо опираться на общепризнанное определение источников общего международного права, данное в ст. 38 Статута Международного суда ООН. В соответствии с ней такими источниками служат международные конвенции, международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы, общие принципы права, признанные цивилизованными народами, Общепризнанные принципы и нормы международного права могут иметь и договорно-правовую форму (например, Устав ООН), существовать в форме международного обычая (например, принцип свободы открытого моря). Кроме того, необходимо признание таких принципов и норм самой Российской Федерацией. В противном случае эти принципы и нормы не могут входить в ее правовую систему в качестве составной части. Резолюции международных конференций и организаций, если иное специально не оговорено, юридической силой не обладают и не подлежат применению правоохранительными органами. Они могут использоваться лишь при толковании норм международного права. Но хотя Верховный Суд РФ в постановлении от 31 октября 1995 г. и разъяснил судам некоторые вопросы применения ч. 4 ст. 15 Конституции, отсутствие четкого перечня общепризнанных принципов и норм международного права осложняет работу правоохранительных органов.
  2.   Международные договоры Российской Федерации, объявленные частью правовой системы, могут применяться соответствующими компетентными органами. Это такие международные договоры, в отношении которых Российская Федерация выразила согласие на их обязательность и которые вступили для нее в силу (договоры СССР, в отношении которых Россия является правопреемником; договоры, участие в которых Российской Федерации оформлено посредством присоединения). Согласно Федеральному закону «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания Российской Федерации» международные договоры, ратифицированные Федеральным Собранием, публикуются одновременно с федеральными законами об их ратификации. К другим договорам применимо общее правило, установленное ч. 3 ст. 15 Конституции, по которому любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.
  3.   Конституция установила соотношение закона и международного договора Российской Федерации, причем только на случай их противоречия (в этой ситуации применяются правила международного договора). Верховный Суд РФ в названном выше постановлении разъяснил, что речь идет о международном договоре, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации было принято в форме федерального закона. Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» установил соотношение закона и международного договора в случае их согласованности, т.е. при отсутствии противоречия. В силу ч. 2 ст. 5 этого Закона положения официально опубликованных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерации принимаются соответствующие правовые акты, т.е. наряду с международным договором Российской Федерации применяется соответствующий внутригосударственный правовой акт.
  4.  Действие ч. 4 ст. 15 Конституции в части примата международных договоров над внутригосударственным законодательством не распространяется на саму Конституцию, т.е. международные договоры могут обладать приоритетом только в отношений законов и не могут иметь преимущества над конституционными нормами. Что же касается норм международного права, то примат признается лишь за теми из них, которые касаются прав и свобод человека, поскольку они поставлены самой Конституцией на тот же уровень, что и положения Основного Закона (ч. 1 ст. 17). 
  5.  Непосредственное действие или применение норм международного права не означает их применения помимо национальной правовой системы. Поскольку международные источники, включаются Конституцией в правовую систему страны, постольку они применяются как часть этой системы в соответствии с ее целями и принципами, а также в установленном ею процессуальном порядке. [4, с.69-с.70]

Рассматривая международные источники отрасли, следует упомянуть и о Конституционном Суде РФ, который, с одной стороны, наделен полномочием разрешения дел о конституционности не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации, а с другойсам применяет в своей деятельности общепризнанные принципы и нормы международного права.

7. Обычай как источник конституционного права

Ученый О.Е. Кутафин дополнительно выделяет еще один источник конституционного праваобычай. Обычай как непосредственный регулятор государственных отношений используется в нашей стране и сегодня. Например, в Государственной Думе Федерального Собрания РФ сложился обычай избирать заместителей Председателя Государственной Думы от имеющихся в ней фракций. В практике Государственной Думы складывается такой обычай, как поручение тем или иным комитетам быть ответственным за группу законопроектов определенного профиля. Стало традицией и так называемое единое «пакетное» открытое электронное голосование.

Вместе с тем необходимо отметить, что сегодня использование обычаев в государственной жизни имеет гораздо более ограниченный характер, чем прежде. Это объясняется тем, что здесь отчетливо проявляется закономерность: чем совершеннее законодательство, тем меньше роль и сфера действия обычая.

Надо сказать, что далеко не все авторы игнорируют обычай. Некоторые из них отрицают роль обычая как источника конституционного права, а некоторые, наоборот, признают ее. В нашей стране допускается лишь одна форма санкционирования обычая - отсылка к нему закона. Например, в ч. 1 ст. 131 Конституции РФ говорится: «Местное самоуправление осуществляется в городских, сельских поселениях и на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций». Носителями таких традиций и являются обычаи. В Федеральном законе «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» говорится о том, что он устанавливает правовые основы гарантий самобытного социально-экономического и культурного развития коренных малочисленных народов Российской Федерации, защиты их исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов. Под традиционным образом жизни малочисленных народов понимается «исторически сложившийся способ жизнеобеспечения малочисленных народов, основанный на историческом опыте их предков в области природопользования, самобытной социальной организации проживания, самобытной культуры, сохранения обычаев и верований» (п. 2 ст. 1).

Вместе с тем представляется, что и правовые обычаи не обладают характером правовых норм. Поэтому они не могут служить средством восполнения законов. Очевидно, что если допустить восполнение закона с помощью правового обычая, то едва ли можно было бы обосновать подзаконность обычая как источника права, и наоборот: принцип допустимости правового обычая только при прямой отсылке закона позволяет рассматривать правовой обычай именно как подзаконный источник права.

Заключение

В данной курсовой работе проведено исследование вопроса источников конституционного права в Российской Федерации. Раскрыто понятие, проведена систематизация источников конституционного права в современной российской правовой системе с учетом мнений ученых-исследователей этого вопроса. Совершенство источников конституционного права зависит от уровня теоретических представлений о них и от качества по существу всех видов юридической практики. Юридическая наука обязана ставить целью своих исследований не только выработку рекомендаций по улучшению форм права, но и на практике умело воплощать предложения ученых в целях создания гибкой, динамичной и эффективно функционирующей системы источников права. Направления усовершенствования источников конституционного права современной России следующие:

1.   Учесть позитивный исторический опыт накопленный в процессе развития и становления Российского государства.

.   Все правовые акты и иные формы действующего права Российской Федерации, противоречащие Конституции, не должны иметь юридической силы.

.  Обратить внимание на положительный опыт, с учетом возможности его применения в России, зарубежных стран.

. Свести к миниуму применение правовых обычаев, заменив их актами содержащие юридические нормы, направленные на регламентацию правоотношений.

От качества и  соотвествия этой системы права современным условиям зависит прочность законности в государстве, целостность и устойчивые позиции в мировом сообществе и системе международного права.

Список использованной литературы

  1.  Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) / эл. версия КонсультантПлюс
  2.  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 N 8 (ред. от 06.02.2007) "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия"/ эл. версия КонсультантПлюс
  3.  Устав Архангельской области (принят Архангельским областным Собранием депутатов (Решение от 23 мая 1995 года 36))/ эл. версия www.dvinaland.ru
  4.  Конституционное право России: Учебник/Отв. ред. А.Н. Кокотов и М.И. Кукшкин.- М.: Юристъ, 2003 - 583 с.
  5.  Кутафин О.Е. Предмет конституционное право/О.Е. Кутафин. - М.: Юристъ, 2001 - 444 с.
  6.  Венгеров А.Б. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов. М.: Новый юрист. 1998. –с.
  7.  Тихомиров Ю.А. Правовое регулирование: теория и практика. М., 2010.  –с.
  8.  Конституционное право : учеб. для средних профессиональных учебных заведений / Е. И. Козлова, О. Е. Кутафин. М. : Норма, 2007.с.



1. Стилистические фигуры речи
2. Тубифекс СемействоЛюмбрициды ~ Lumbricide Люмбрициде Дождевой червь~ Lumbricus terrestris Люмбрикус террест.html
3. Прибор Ультразвуковой отпугиватель грызунов
4. . Russi within the Interntionl Trde System 3 2.
5. СанктПетербургский государственный технологический институт технический университет Кафедра
6. Глубокие прогибы ослабленных участков земной коры геосинклинали являлись местом постепенного накопления
7. Современные формы международной экономической деятельности
8. Учебно-методические материалы по истории педагогики
9. ОБЛОМОВ Можно сказать что роман Гончарова Обломов построен на обобщенных и преувеличенных образах.html
10. Модели развития демократии в России
11. Управление капитального строительства -Г
12. Электромагнитное поле и его влияние на здоровье человека
13. ВОДОПРОВОДНАЯ СЕТЬ ГОРОДА
14. Назначение и классификация МСА
15. Розвиток церковної архітектури в Україні
16. Значение института соучастия в преступлении.html
17. Когда бьют осла лошадь тоже боится
18. Программирование на языке Си++
19. Общей и неорганической химии Приведите химические формулы минералов- молибденовый блеск шее
20. Petersburg nd serve s fvorite resting plce for mny towndwelers