Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

Семь пятниц на неделе

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-30

Бесплатно
Узнать стоимость работы
Рассчитаем за 1 минуту, онлайн

18. Имя Числительное

Числительные – это разряд слов, которые называют число или количество предметов (один, два, двадцать, двадцать пять, семеро и т.д.), не имеют рода (об исключениях см. ниже), числа и изменяются только по падежам. В предложении они чаще всего употребляются в словосочетании с существительным в качестве единого члена предложения: "Семь пятниц на неделе" (подлежащее); "У семи нянек дитя без глазу" (дополнение), однако могут употребляться и самостоятельно, без слова, указывающего на считаемые предметы, обычно в качестве подлежащего или дополнения: "Семеро одного не ждут"; "Один с сошкой – семеро с ложкой".

1. Категорией рода обладает лишь несколько числительных:

один – одна, два – две, полтора – полторы, тысяча, миллион, миллиард. В основном же имена числительные по родам не изменяются.

2. Изменение по числам не присуще числительным, так как этому препятствует сама их семантика.

Слова тысяча, миллион, миллиард при употреблении в форме множественного числа меняют свое лексическое значение"Тысячи людей заполнили улицы праздничного города" (т.е. очень много людей), "В вузах страны обучаются миллионы студентов" (т.е. множество студентов).

3. По падежам изменяются все без исключения числительные. Однако типы склонений и совокупность падежных окончаний различных числительных очень разнообразны. Так, например, числительное один склоняется как местоимение этот. Числительные два, три, четыре в некоторых падежах имеют окончания, соотносительные с окончаниями прилагательных. Числительные от пяти до двадцати и числительное тридцать имеют те же падежные окончания, что и существительные 3-го склонения. Числительные сорок, девяносто, сто во всех косвенных падежах, кроме винительного, имеют одну и ту же форму сорока, девяноста, ста. Аналогично склоняются и слова полтора, полтораста: Им. п., Вин. п. – полтора, полтораста, все остальные падежи – полутора, полутораста. Слово тысяча изменяется как существительные типа дача, а миллион, миллиард имеют окончания существительных 1-го склонения*.

Однако в склонении числительных есть общая черта: если числительное является сложным (т.е. состоит из двух корней: пятьдесят, двести, восемьсот и т.п.) или составным (т.е. состоит из нескольких слов: двадцать два, сорок четыре и т.п.), то при изменении его по падежам склоняются все части: Р. пятидесяти, двумстам, восьмистам, сорока четырем и т.п.* Исключение составляют числительные двадцать, тридцать, девяносто.

4. Словосочетание, в которое объединяются числительное (кроме один) и существительное, обладает особым типом синтаксической связи: в именительном и винительном падежах числительное управляет существительным, а в остальных падежах согласуется с ним: "На поляне росли две березы", "Ураганом сломало две березы" (управление); "У двух берез подрезаны ветви"; "Скамейку поставили под двумя березами" (согласование)*. При этом в именительном падеже числительные два, три, четыре требуют при управлении от существительного родительного падежа единственного числа: "два издания", "три издания", "четыре издания", а числительные после пяти диктуют существительному форму родительного падежа множественного числа: "пять изданий", "одиннадцать изданий".

Исключения представляют собой:

1) слово тысяча, которое во всех падежах управляет существительным: Р. нет тысячи рублей; Д. прибавить к тысяче рублей;

Пр. о тысяче рублей;

2) формы дательного падежа с предлогом по, когда он имеет распределительное значение: "Каждому дали по два яблока", "по пять конфет". В этом случае числительное, во-первых, управляет существительным, во-вторых, само оно стоит в форме винительного падежа. Причем для числительных два, три, четыре, девяносто, сто, двести, триста, четыреста при предлоге по форма винительного падежа единственно возможная. Остальные числительные (кроме один) имеют параллельные вариантные формы: по пять яблок – по пяти яблок; по десять тетрадей – по десяти тетрадей. Ср.: "Он собрал по шестидесяти килограммов в среднем с каждого из семидесяти ульев" (Знамя); "В среднем по шесть рублей отпускается государством на лечение и содержание в хирургической клинике одного человека" (Веч. М.)*. Различия между вариантами стилистические: формы с дательным падежом при предлоге по являются книжными и устаревшими, в современной речи их вытесняет сочетание по с числительным в винительном падеже.

Разряды числительных

По значению (по способу обозначения количества) числительные делятся на два разряда: количественные два, три, пять, двадцать пять и т.д. и собирательные двое, трое, семеpo и т.п. Количественные числительные называют собственно число или количество предметов, а собирательные обозначают количество как совокупность. Ср.; "Ко мне приходили пять студентов" (может быть, поодиночке) – "Ко мне приходило пятеро студентов" (т.е. все вместе, одновременно).

В отличие от количественных, собирательных числительных немного: двое, трое, четверо, пятеро, шестеро, семеро, восьмеро, девятеро, десятеро. В речи в основном употребляются собирательные числительные, обозначающие количество от двух до семи.

Количественные числительные являются стилистически нейтральными и могут сочетаться с любым существительным. Собирательные числительные тяготеют к разговорной речи и употребляются с ограниченным кругом слов (см. ниже).

Традиционно выделяется еще один разряд – порядковые числительные (первый, второй, третий, двадцать восьмой и т.п.). Однако эти слова не обладают ни одним из перечисленных выше грамматических признаков имен числительных. Они согласуются с существительным, к которому относятся, в роде, числе и падеже, в предложении являются либо определением, либо именной частью составного именного сказуемого, т.е. имеют все грамматические признаки имени прилагательного и, следовательно, являются именами прилагательными*.

Одновременно необходимо обратить внимание на слова столько, сколько, несколько, которые в школьной грамматике относят к местоимениям. Следует иметь в виду, что, обладая особой – местоименной – семантикой (не называние количества, а лишь указание на него), данные слова по всем своим грамматическим свойствам совпадают с именами числительными.

19.Склонение количественных числительных

Числительное один (одна, одно) склоняется как местоимение этот (эта, это).

Числительные два, три, четыре имеют своеобразные окончания в именительном и творительном падежах (два, три, четыре - двумя, тремя, четырьмя) и подобные окончаниям числительного одни в родительном, дательном и предложном падежах (одних, одним, одних - двух, трех, четырех; двум, трем, четырем; о двух, трех, четырех).

Числительные от пяти до двадцати (включительно) и тридцать склоняются как имена существительные третьего склонения. Эти числительные, за исключением слов от одиннадцати до девятнадцати, имеют ударение на окончании; одиннадцать - девятнадцать - на основе. В оборотах типа пятью пять, шестью шесть сохраняется старое ударение на основе. Вариантная форма творительного падежа восемью выходит из употребления, сохраняется только форма восьмью.

Числительные сорок, девяносто, сто имеют только две падежные формы: именительный и винительный падежи (сорок, девяносто, сто) и остальные падежи (сорока, девяноста, ста).

Примечание. В древнерусском языке слова сорок, девяносто, сто склонялись как существительные. Остатки, этого явления встречаются еще в литературе XVIII и XIX вв.: Во сте саженях стоял господский двор с садом (Радищев); В деревне Мостах (во сте сорока верстах от Самары) случился пожар близ избы, где ночевал Пугачев (П.); Доходу, говорят, получают по сту тысяч (Акс.).

Числительные пятьдесят - восемьдесят изменяют при склонении и первую и вторую часть. Вторая часть этих числительных имеет формы числительного десять (им.-вин. - пятьдесят, род.-дат.-пр. - пятидесяти, тв. - пятьюдесятью).

Числительные двести, триста, четыреста в косвенных падежах принимают формы множественного числа и изменяются в обеих частях (двухсот, двумстам, двумястами, двухстах).

Числительные пятьсот - девятьсот: первая часть этих числительных (пять- - девять-) склоняется, как существительное третьего склонения, а вторая отличается своеобразными окончаниями: пятьсот, пятисот, пятистам, пятьсот, пятьюстами, пятистах.

Числительные тысяча, миллион, миллиард склоняются как соответствующие существительные. Допустимы вариантные формы: (одной) тысячей и тысячью.

В составных количественных числительных при склонении изменяется каждый из компонентов числительного: к двум тысячам пятистам шестидесяти семи.

Употребление собирательных числительных

Трудности в использовании собирательных числительных заключаются в том, что они могут сочетаться не со всеми существительными. Они употребляются со следующими группами слов:

1. С одушевленными существительными, обозначающими только лиц мужского пола: "трое солдат", "семеро друзей", а также существительными общего рода, когда они относятся опять-таки к лицу мужского пола: двое сирот. Для обозначения лиц женского пола собирательные числительные не употребляются, поэтому неправильно: "Создано три звена по три доярки в каждом, из которых двое (правильно: две) работают и одна отдыхает" (Красн. зн.)*; "Вот из переулка показались трое (правильно: три женщины) женщин" (Лен. зн.).

2. С одушевленными существительными, называющими детенышей животных; "волк и семеро козлят", "четверо медвежат". Но для обозначения взрослых животных используются только количественные числительные: "два медведя", "шесть оленей". Поэтому неправильно: "Двое буйволов (следовало: два буйвола), кажется, успокоились" (Ровесник).

* Этот и последующий примеры приведены в кн.: Трудности русского языка: Справочник журналиста / Под ред. Л.И. Рахмановой. С. 94–95.

В перечисленных случаях возможно параллельное обозначение указанных существительных и с помощью собирательных, и с помощью количественных числительных: "двое друзей"– "два друга", "семеро козлят" – "семь козлят". Исключения представляют собой:

а) существительные мужского рода на -а: мужчина, слуга; с ними употребляются только собирательные числительные (неправильно: "два мужчины", "два слуги");

б) одушевленные существительные мужского рода, обозначающие высокие государственные посты, ученые звания и т.п.: президент, маршал, профессор, особенно когда они употреблены в официальном стиле речи. С этими словами, наоборот, не рекомендуется употреблять собирательные числительные, так как последние имеют оттенок разговорности; в таких случаях возможны лишь количественные числительные: "два президента", "семь маршалов", "пять профессоров".

Только собирательные числительные сочетаются со следующими группами слов:

1) с неодушевленными существительными, не имеющими формы единственного числа: двое ножниц, пятеро саней, трое сymoк;

2) с существительными, обозначающими парные предметы: двое чулок, трое сапог. Параллельные сочетания этих слов с числительными два, три и т.п. указывают на другое количество предметов: двое чулок – это две пары чулок, а два чулка – это два отдельных предмета;

3) с личными местоимениями: "Нас оставалось только трое";

4) при употреблении числительного в роли подлежащего: "Один с сошкой, семеро с ложкой", "Семеро одного не ждут";

5) с существительными дети, ребята: "У меня двое детей".

20. Вопрос о местоимении как о части речи. Грамматические особенности местоимений

К местоимениям относят слова, которые не называют конкретно предметы, признаки, количества, а лишь указывают на них*: "На берегу пустынных волн стоял он, дум великих полн" (П.);

Обращает на себя внимание, что приведенное определение характеризует только семантику местоимений и ничего не говорит об их грамматических свойствах. И это не случайно. Дело в том, что слова, традиционно относимые к группе местоимений, объединяются только своим значением. А специфических, единых грамматических свойств (как морфологических, так и синтаксических) у этих слов нет: они обладают свойствами той части речи, на которую указывают, которую замещают.

Местоимения этот, тот, такой, какой, каждый, некоторый, мой, свой и под., указывающие на признаки, обладают грамматическими свойствами прилагательных: согласуются с существительным в роде, числе и падеже и в предложении являются в основном определением и иногда именной частью сказуемого: "Пусть струится над твоей избушкой Тот вечерний несказанный свет" (Ес.);

Наконец, такие местоимения, как: столько, сколько, несколько, сколько-нибудь, сочетающиеся обычно с именем существительным и указывающие на количества, по своим свойствам совпадают с именами числительными: не имеют категорий числа, рода, но имеют категорию падежа и объединяются с существительными теми же типами связи, что и числительные: в им. и вин. п. управляют ими, а в остальных согласуются: "Барышня взяла книгу и прочла несколько строк" (управление); "Деревня находится в нескольких минутах ходьбы отсюда" (согласование).

Таким образом, местоимения как единой части речи (т.е. как группы слов, обладающих специфическими и общими для каждого из этих слов признаками) не существует. А слова, традиционно относимые к местоимениям и единые только с точки зрения семантики, по грамматической природе могут быть распределены на три группы:

1) местоименные существительные: я, ты, мы, вы, он, она, оно, они, кто, что, себя, никто, ничто, некто, нечто, некого, нечего, кто-то, что-то, что-нибудь, что-либо и др.;

2) местоименные прилагательные: мой, твой, наш, ваш, его, ее, их*, свой, этот, тот, такой, сей, весь, всякий, каждый, любой, некоторый и др.;

3) местоименные числительные: сколько, столько, несколько, сколько-нибудь, столько-то и др.**

** Иногда выделяют и четвертый разряд – местоименные наречия: здесь, там, туда, тогда, так и др., которые также не называют место, время, способ действия, а только указывают на них

Однако семантика местоимений – способность указывать не называя – настолько своеобразна и так выделяет их среди других знаменательных слов, что местоимения требуют особого рассмотрения, причем именно в связи с нюансами их значения и в связи с теми разнообразными функциями, которые многие из местоимений выполняют в текстах.

Разряды местоимений по значению

В зависимости от значения (от способа указания) местоимения традиционно делятся на 9 разрядов.

1. Личные: я, ты, мы, вы – указывают на лицо/лиц, участвующих в общении, он, она, оно, они – указывают на лицо или предмет, о котором идет речь: "Я тот, которому внимала ты в полуночной тишине" (Л.); "Я памятник себе воздвиг нерукотворный, к нему не зарастет народная тропа" (П.).

2. Возвратное местоимение себя указывает на то, что действие, состояние распространяется на субъект, о котором идет речь: "Я ненавижу себя"; "Он доволен собой".

3. Притяжательные: мой, твой, наш, ваш, его, ее, их, свой указывают на принадлежность лицу, животному или предмету: "Ты – как отзвук забытого гимна в моей черной и дикой судьбе" (Бл.); "Век мой, зверь мой, кто сумеет заглянуть в твои зрачки" (Манд.); "Сердитый взор бесцветных глаз. Их гордый вызов, их презренье, Всех линий – таянье и пенье – Так я вас встретил и первый раз" (Бл.); "Учитель чистописания Сергей Капитонович Ахинеев выдавал свою дочку Наталью за учителя истории и географии Ивана Петровича Лошадиных" (Ч.).

4. Указательные: этот, тот, такой, таков, сей, оный, столько* – служат для непосредственного, прямого указания на предметы, их качества, количество: "В тот год осенняя погода стояла долго на дворе" (П.); "Я люблю этот город вязевый, Пусть обрюзг он и пусть одрях, Золотая дремотная Азия Опочила на куполах" (Ес.).

5. Определительные: весь, всякий, сам, самый, каждый, любой, иной, другой. По сравнению с местоимениями других разрядов они наиболее разнообразны по семантике и имеют: а) либо значение неисчерпанности (весь): "Нет, весь я не умру" (П.); "Жди меня, и я вернусь, всем смертям назло" (Сим.); б) либо значение выделения (сам, самый, иной, другой): "Быть может, в сердце нам приходит Средь поэтического сна Иная, старая весна" (П.); "Другая жизнь" (название повести Ю. Трифонова); "Сам себе казался я таким же кленом" (Ес.); в) либо значение обобщения (всякий, каждый, любой): "И – назовет меня всяк сущий в ней язык" (П.); "Наука, искусство, техника, всякая мало-мальски человеческая, трудовая, что-либо творящая жизнь – все погибло" (Бун.); "Жизнь берет свое вопреки любым догматическим заклинаниям" (Ог. 1989. № 32); "И каждый вечер в час назначенный (иль это только снится мне?) Девичий стан, шелками схваченный, В туманном движется окне" (Бл.).

6. Вопросительные: кто, что, какой, каков, который, чей, сколько служат для формирования вопросительных предложений*, **: "Или что увидел? Или что услышал? Словно за деревню погулять ты вышел" (Ес.); "Ты в чем виновата? Ты в том виновата, что зоркости было в тебе маловато" (Б.Ок.).

7. Относительные: по составу это те же слова, которые образуют группу вопросительных местоимений, но выступающие в роли союзных слов в сложноподчиненном предложении: "Я живу с твоей карточкой, с той, что хохочет, у которой суставы в запястьях хрустят, Той, что пальцы ломает и бросить не хочет, у которой гостят и гостят и грустят" (Паст.); "Я тот, которого никто не любит и все живущее клянет" (Л.).

8. Отрицательные: никто, ничто, никакой, ничей, некого, нечего используются для выражения отрицания: "Долог день до вечера, когда делать нечего" (посл.); "В саду горит костер рябины красной, Но никого не может он согреть" (Ес.).

9. Неопределенные: некто, нечто, некоторый, некий, несколько, кто-либо, кто-нибудь, сколько-нибудь, кое-что, какой-нибудь и др. обозначают приблизительное указание на предметы, признаки и количества: "Есть нечто, называемое судьбой, – предмет хотя не материальный, но тем не менее вполне действительный" (Вл.Сол.); см. также традиционное начало многих русских сказок: "В некотором царстве, в некотором государстве..."

21. Употребление местоимений различных разрядов

Личные местоимения

I. Местоимение 1-го лица единственного числа я указывает на то, что говорящий сообщает о себе: "Я нарочно иду нечесаным, С головой, как керосиновая лампа, на плечах. Ваших душ безлиственную осень Мне нравится в потемках освещать" (Ес.). Употребление этого местоимения придает речи подчеркнуто личностный характер. Поэтому, широко используясь в речи устной, в письменной речи местоимение я имеет ограничения в своем употреблении: оно наиболее уместно в тех текстах, которые предполагают и допускают возможность повествования от 1-го лица. Это, конечно, в первую очередь художественная литература, в публицистике – такие жанры, как очерк, репортаж, полемические заметки, интервью и т.п. Вместе с тем в некоторых жанрах письменной речи местоимение я традиционно не употребляется (газетная информация, обзор печати, учебная литература, научные статьи и т.д.), а соответствующее высказывание 'строится при помощи безличных оборотов: "представляется важным", "очевидно, что", "необходимо подчеркнуть" и т.п.

II. Местоимение 1-го лица множественного числа мы указывает на объединенность говорящего с группой других лиц: "Мы были высоки, русоволосы. Вы в книгах прочитаете, как миф, о людях, что ушли, не долюбив, не докурив последней папиросы" (Н. Майоров).

1. Совместно-ограничительное мы. Оно употребляется в монологической речи и имеет значение "автор + читатель". Например, рассказывая о решении администрации Москвы закрыть знаменитые Сандуновские бани, журналист пишет: "Мы-то и не догадываемся с вами, что для того, чтобы быть чище, надо позакрывать бани и вообще по Москве отключить всю горячую воду. Но это у москвичей еще впереди. А вот в банях ее действительно отключили вместе с отоплением"

2. Обобщающе-ограничительное мы указывает на совокупность представителей одной социальной, социально-исторической группы, к которой принадлежит и автор*. Именно это значение реализуется в знаменитом стихотворения А. Блока "Скифы"; "Мильоны – вас. Нас – тьмы, и тьмы, и тьмы. Попробуйте, сразитесь с нами! Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы! С раскосыми и жадными очами".

3. Обобщающее мы (принимает участие в оформлении высказываний обобщающего характера). Вместе с глагольной формой оно указывает на то, что сформулированное суждение в равной мере относится как к говорящему, так и к любому другому человеку: "Тьмы низких истин нам дороже Нас возвышающий обман" (П.);

4. Близко к значению объединенности употребление мы по отношению к собеседнику (заменяющее Ты, Вы): "Какие мы хорошие! какие мы нарядные" (обращение к ребенку); В этих случаях говорящий как бы ставит себя на место того, к кому обращается, отождествляя себя с ним. Доверительная интонация.

Кроме того, местоимение мы может использоваться как синоним к местоимению я. Это:

1. Так называемое "авторское мы"'. Оно широко употреблялось в художественной и публицистической литературе XIX века. Так, например, рассказывая о департаменте, в котором служил Акакий Акакиевич, герой повести "Шинель", Н.В. Гоголь пишет: "Итак, во избежание всяких неприятностей, лучше департамент, о котором идет дело, мы назовем одним департаментом".

Нормативным является в настоящее время использование мы в значении я в научной речи. В современной художественной литературе и публицистике оно играет экспрессивно-стилистическую роль: придает повествованию книжный, иногда даже архаичный характер и в конечном итоге делает образ рассказчика условным, несколько "размытым".

2. Устаревшее в настоящее время употребление мы для обозначения царствующей персоны: "Мы, Николай II".

III. Местоимения 2-го лица единственного и множественного числа ты и вы служат для указания на собеседника/собеседников и широко употребляются в диалогической речи. В речи письменной, монологической по своей природе, их употребление становится одним из стилеобразующих средств, которые придают письменному сообщению адресованный характер, подчеркивают направленность речи от автора к адресату. Местоимения ты и вы регулярно используются в газетных заголовках, рубриках: "Адидас не про вас" (Пр. 1991. 21 сент.); "Вас приглашает клуб" (Моск. пр. 1989. 2 февр.);

Такие тексты обращают на себя внимание читателя; они более действенны, чем те, которые строятся как бы безотносительно к адресату.

Местоимения ты и вы могут также в сочетании с глаголами принимать участие в оформлении обобщающих высказываний: "Да и вообще ничего не забывается, не проходит бесследно. Какие-то клетки умирают в тебе, их уже не восстановить, ты носишь в себе эти мертвые клетки" (Ю.Наг.).

Местоимение вы может употребляться как синоним к ты при обращении к одному собеседнику. В этом случае выбор местоимения стилистически значим и зависит от отношений между говорящими: ты – при непринужденных, близких отношениях, вы – при официальных.

С помощью местоимения вы говорящий, наоборот, может подчеркнуть холодность, официальность, отчужденность, возникшую в отношениях с собеседником. Только на вы обращается Сергей Есенин (а его любовный лирике вообще-то свойственно обращение на ты) к некогда близкой и любимой женщине, которой он стал чужим.

IV. Местоимения 3-го лица он, она, оно, они, указывающие на лицо или предмет, о котором идет речь, выступают как в устных, так и в письменных сообщениях в двух функциях. Во-первых, они являются средством замещения: помогают избегать повторения в каждом предложении одних и тех же слов. Во-вторых, они обеспечивают связанность речи, грамматически соединяя последующее предложение с предыдущим: "Молодежная мода – это великолепно. Она не ограничивает никого: носи то, что тебе нравится" (Моск. пр. 1989. 10 февр.);

В каждом случае определить, на какой предмет, на какое явление, лицо указывает местоимение, можно только в его связи с предшествующим повествованием. А вне этой связи предложения с местоимениями 3-го лица являются недостаточными в смысловом отношении.

Притяжательные местоимения

Употребление местоимений мой, наш, твой, ваш, его, ее, их соотносительно употреблению личных местоимений 1, 2 и 3-го лица. Так, местоимения 2-го лица в приведенных выше примерах являются приметой адресованной речи: "Твой огромный мир" (загол. – Моск. комс. 1989. 18 марта); "Книга о твоем друге" (загол. – Комс. пр. 1991. 30 окт.); "На ваших условиях центр "Москва" снимет на любой срок или купит квартиру в г. Москве" (Моск. комс. 1991.17 апр89. № 3);

Местоимение свой указывает на принадлежность любому из трех лиц; "Я люблю свою работу"; "Ты любишь свою работу"; "Он любит свою работу". Следует подчеркнуть, что в употреблении его есть несколько особенностей.

1. Если активным производителем действия является 1-е или 2-е лицо, местоимение свой синонимично притяжательным местоимениям мой, твой, ваш, наш: "Я не пишу своей биографии. Я к ней обращаюсь, когда того требует чужая" (Паст.) – 1-е лицо; "Молчи, скрывайся и таи И чувства, и мечты свои" (Тютч.) – 2-е лицо.

Разница между ними заключается в том, что местоимение свой просто указывает на принадлежность, а притяжательные местоимения 1-го и 2-го лица подчеркивают, о принадлежности какому именно лицу идет речь. В зависимости от задачи сообщения говорящий выбирает то или иное местоимение.

Вообще в лирической поэзии очень распространено как раз употребление притяжательных местоимений 1-го и 2-го лица, которые являются более содержательными, чем местоимение свой: "Со снопом волос твоих овсяных Отоснилась ты мне навсегда" (Ес.);

2. Местоимение свой можно использовать лишь тогда, когда лицо, предмет, на принадлежность которому указывает местоимение, является активным производителем действия и в предложении занимает место подлежащего: "Ты вернулся в свой город, знакомый до слез" (Манд.);

В иных случаях употребление местоимения свой ошибочно: оно порождает двусмысленность. Поэтому неудачными являются такие газетные примеры: "Гневно осудив его недостойное поведение, рабочие помогли ему разобраться в своих заблуждениях" (Волг. пр.);

3. Не следует употреблять местоимение свой и тогда, когда в контексте уже есть выраженные иными средствами указания на принадлежность, что делает употребление местоимения свой излишним, например; "Не один раз... демонстрировал передовые приемы работы... токарь т. Ходин, выполняющий свою норму на 180 процентов" (Коломенская правда).

Указательные местоимения

1. Местоимения этот, тот, сей близки по смыслу. Различия между ними состоят в следующем.

Основное, традиционно отмечаемое различие между словами этот–тот – указание на соответственно близкое–далекое (в пространстве или во времени): "Дайте мне эту книгу" (т.е. ту, которая рядом) – "Дайте мне ту книгу" (т.е. ту, которая находится дальше).

У местоимения тот есть также значение (очень распространенное в современной речи): 'такой, который нужен или должен быть'. В этом значении оно чаще всего употребляется с отрицанием не в сочетаниях фразеологизированного характера для выражения отрицательной оценки: "не из той оперы"; "встать не с той ноги"; "не на того напал".А вот в экспрессивных разговорных фразеологизмах "Еще тот тип!", "Еще та работа!" указательное местоимение имеет значение, антонимичное указанному выше, выражает резко отрицательную оценку лица, явления.

Местоимение этот также нередко совмещает в себе указание на признаке выражением авторской (обычно негативной) оценки. Например: «В ландо моторном, в ландо шикарном Я проезжаю по Островам, пьянея встречным лицом вульгарным Среди дам просто и "этих" дам» (И.Север.).

Местоимение сей является устаревшим и употребляется в поэтических произведениях возвышенного характера: "Бессонница. Гомер. Тугие паруса. Я список кораблей прочел до середины. Сей длинный выводок, сей поезд журавлиный, Что над Элладою когда-то поднялся" (Манд.).

2. Местоимения такой и таковой синонимичны и различаются стилистически: такой – нейтральное; таковой – книжное, устаревшее; "Похоже даже, что сейчас такая мода, быть сложней себя"; Во фразеологизированной конструкции "Кто ты таков?" местоимение в краткой форме является устаревшим и просторечным: "Хоть взять Зотея: ну что он за человек таков?" (Мам.-Сиб.).

Кроме того, местоимение такой часто используется в сочетании с прилагательными, указывая на большую степень проявления качества: "Под майский марш, торжественный такой, отбила каблуки, танцуя, пара" (Б.Ок.).

Местоимение таковой в настоящее время употребительно лишь в официальных документах*. В текстах же неофициального характера ее использовать не рекомендуется. Неудачно поэтому: "Какие же сведения следует считать порочащими честь и достоинство? Таковыми являются сведения, которые чернят человека в общественном мнении, безосновательно ставят под сомнение его поведение как гражданина" (За коммунизм. 1987. 3 янв.).

В речи указательные местоимения выполняют следующие функции: 1) непосредственно указывают на предмет (см. приведенные выше примеры); 2) замещают названное прежде слово; 3) обеспечивают грамматическую связанность текста, соединяя последующее с предыдущим.

Последние две функции – те же, что и у личных местоимений 3-го лица. Поэтому указательные местоимения, вынесенные в начало текста или в заглавие произведения, как и личные местоимения 3-го лица, могут использоваться в качестве экспрессивного средства. Одна из лирических поэм В. Маяковского называется "Про это".

Определительные местоимения

Особого внимания заслуживают местоимения каждый, всякий, любой. Они синонимичны в значении "один из ряда подобных, признаваемых равноценными, и тот, и другой, и третий" и т.п.: "Это может сделать всякий"– "Это может сделать каждый"– "Это может сделать любой". Во всех этих случаях местоимения выражают идею безразличности в выборе того или иного лица.

В случае, когда идея безразличности отсутствует и говорящий хочет подчеркнуть, что высказываемое касается не только всех, но распространяется и на отдельно взятое лицо/предмет, употребляется только местоимение каждый. Так, в шуточной фразе, с помощью которой школьники запоминают цвета спектра: "Каждый охотник желает знать, где сидят фазаны", синонимическая замена уже небезразлична для общего смысла высказывания.

Случаи неразличения этих местоимений довольно часты в газете: "Любая женщина должна принимать активное участие в общественной жизни" (Вперед к коммунизму!), "И, конечно, вы хорошо знакомы с лучшими швейцарскими гребцами?"– "Знаю любого из них" (Сов. сп.); "... Подмечали мелочи, вспоминали любую деталь всего полета" (Комс. пр.). Такие предложения неправильны, так как здесь следовало употребить местоимение каждый.

Неопределенные местоимения

Традиционно указывается, что в речи неопределенные местоимения могут выражать три оттенка значения и в соответствии с этим делятся на три группы, каждая из которых выполняет свою функцию*:

1) Местоимения, выражающие значение неизвестности: некто, нечто, кто-то, что-то, какой-то: "Пуля царапнула руку Ричарда Галинза в то время, когда он наряжал рождественскую елку. В следующий вечер кто-то пробил лобовое стекло грузовика, принадлежащего Майклу Клерку"

2) Местоимения, выражающие значение несущественности: кто-либо, что-либо, кто-нибудь, какой-либо, сколько-нибудь и т.п.: «Неужели кто-либо из туристов отказался бы приобрести значок с броской надписью: "Я научился кататься на горных лыжах в Бакуриани"?»

3) Местоимения, выражающие значение приблизительности, неполноты охвата: кое-кто, кое-что, что-то, кто-то, кое-какой, некоторый, несколько, что-то и т.д. Например: "Когда я ехал с завязанными глазами назад в трясущейся темноте, кое-что стало для меня проясняться" (Моск. нов. 1991. № 10);

Очевидно, что в первом случае употребление неопределенного слова вызвано тем, что автор не имеет полной информации о том, о чем он сообщает. Во втором же и в третьем случаях автор необходимой информацией располагает, но использует неопределенные местоимения, так как либо, по мнению пишущего, эта информация несущественна для читателя, либо, после приблизительного указания, в дальнейшем изложении эта информация дается в полном объеме.

Кроме того, в публицистических текстах неопределенные местоимения часто употребляются еще в одном случае. К ним прибегают тогда, когда автор намеренно не хочет прямо назвать тех лиц, те явления, о которых идет речь. Причем обычно это лица или явления, к которым пишущий/говорящий относится отрицательно. Например: "Накатывающаяся волна антисоветских кампаний показывает, что кое-кому понадобилось именно сейчас бросить тень на традиционно добрые отношения между Францией и СССР"

В этих сообщениях предполагается, что автор и читатель в равной степени осведомлены, о ком идет речь: в этом случае, это лица, враждебно относящиеся к СССР; Именно рассчитывая на осведомленность читателя, автор не называет точных имен. То есть здесь неопределенные местоимения выполняют еще одну, весьма характерную для публицистической речи функцию – эвфемистическую (т.е. намеренно непрямо, сглаженно называют явления отрицательного характера).

Важно подчеркнуть, что в речи неопределенные местоимения далеко не всегда употребляются правильно. Особенно часто это наблюдается в текстах публицистических и общественно-политических. Можно выделить несколько случаев неудачного использования неопределенных местоимений.

1. В тексте употреблено местоимение со значением приблизительного указания, без дальнейшего разъяснения, а читатель ждет от журналиста полной и точной информации. Чаще всего это бывает связано с употреблением местоимения некоторый, а также слов определенный, известный, отдельный, которые при переносном их употреблении приобрели местоименное значение и выступают как синонимы к некоторый.

2. Другая ошибка в использовании неопределенных местоимений (и синонимичных им слов) связана с употреблением их в эвфемистической функции. Во-первых, словосочетания "кое-кто в Бонне", "некоторые круги НАТО", "кто-то в Вашингтоне" и др. сами по себе стали своеобразным штампом международной публицистики времен застоя, и употреблять их следует очень умеренно и осторожно. Во-вторых, некая недоговоренность, возникающая при их использовании, не всегда уместна.

22. ГЛАГОЛ

Глагол – разряд слов, которые обозначают действие, состояние и т.д. как процесс и обладают категориями лица, времени, наклонения, вида, залога (все эти категории имеют отношение к выражению процесса), а также категориями числа и рода (в формах прошедшего времени единственного числа и в формах сослагательного наклонения единственного числа). Уже из этого перечисления видно, что глагол – самая сложная и самая богатая по системе форм (и их значений) часть речи. Основная функция глагола – функция сказуемого.

Глагол имеет два типа форм: спрягаемые и неспрягаемые. Спрягаемые формы представляют изменение глагола по лицам, временам, наклонениям (а также числам и родам)*. Неспрягаемые формы – это формы, не имеющие указанного изменения: инфинитив, причастие и деепричастие. Основная функция глагола реализуется главным образом спрягаемыми формами: "Вы слышите: грохочут сапоги"; "Полночный троллейбус, по улицам мчи";

Вся система глагольных форм обладает способностью управлять формами имени существительного: заниматься (занимаюсь, занимаешься и т.д., занимавшийся, занимаясь) делами. К каждой из глагольных форм могут примыкать наречия: усердно заниматься (занимаюсь, занимавшийся, занимаясь).

Инфинитив

Инфинитив (от лат. infinitivus - 'неопределенный') – это исходная форма глагола, которая называет действие, состояние и т.д. безотносительно к лицу, времени, наклонению, т.е. сам по себе инфинитив не обладает категориями лица, времени, наклонения. Однако в конкретных речевых условиях инфинитив может выражать значения, свойственные тому или иному времени и наклонению. Например: "Быть бычку на веревочке". В этой поговорке инфинитив употребляется в значении будущего времени с оттенком безусловности осуществления действия. Ср. и в газетных употреблениях: "Одним словом, быть венскому чемпионату интересным" (Комс. пр. 1987.14 апр.); В случае, если при инфинитиве есть отрицание, идея безусловности реализуется как условная невозможность, неосуществимость действия: "Не бродить, не мять в кустах багряных лебеды и не искать следа" (Ес.);. То же значение – убежденность в неосуществимости действия – выражается и при использовании вместо отрицания конструкции где + дательный падеж (обычно местоимения): "– ш (Л.). Очевидно поэтому, что употребление инфинитива, подобное приведенному ниже, неудачно. Так, под рубрикой "Тревожный сигнал" газета дала заголовок "Где быть бассейну?" (Веч. М. 1987. 10 июня). Оттенок уверенности в осуществлении действия, который свойствен инфинитиву (в значении формы будущего времени) явно не соответствует данной конкретной ситуации. Ведь и название рубрики ("Тревожный сигнал"), и вопросительное "где" заголовка говорят о том, что места для бассейна нет.

Инфинитив может выражать и значение, свойственное формам  прошедшего времени. Например: "Разыграть такого дурака. Стрелять два раза и не попасть. Этого я себе никогда не прощу" (Ч.); "Татьяна – ах! – а он реветь" (П.). То же значение имеет инфинитив в конструкции с как (же) не: "А скажите, – обратилась Марго... к Азазелло, – вы его застрелили, этого барона?" – "Натурально, – ответил Азазелло, – как же его не застрелить?" (М.Булг.).

С соответствующей интонацией (о которой на письме сигнализирует восклицательный знак) инфинитив способен выразить значения, свойственные повелительному наклонению, обычно категорический приказ, категорическое требование: "Встать!", "Молчать!", "Не разговаривать!", "Не курить!"  + пожелания «здравствовать королю!»

В сочетании с частицей бы инфинитив может передать и значение желательности действия, характерное для сослагательного наклонения (но с оттенком понимания того, что это трудноосуществимая мечта): "Кудесник, ты лживый, безумный старик! Презреть бы твое предсказанье!" (П.). В сочетании с отрицанием инфинитив + бы выражает предостережение от совершения какого-то действия: "Только бы нотки неверной нам невзначай не пропеть" (Б.Ок.)

Многообразны синтаксические функции инфинитива; он может быть не только сказуемым (подобно спрягаемым формам глагола), но и подлежащим, дополнением, определением и обстоятельством.

Подавляющее большинство глаголов имеет инфинитив с суффиксом -ть, причем некоторые из них кончаются на -сть, -зть. Среди глаголов на -сть, -зть есть как литературные, так и нелитературные, просторечные. Просторечны те глаголы на -сть, -зть, к которым есть однокоренные синонимы на -сти, -зти, например: месть – мести; несть – нести; привезть – привезти.

Небольшая часть глаголов имеет инфинитив на -ти и -чь: брести, обрести, плести, везти, ползти и др.; беречь, лечь, мочь, печь, стеречь, течь и др.

Основы и классы глагола

Подавляющее большинство глаголов имеет две основы: настоящего (или простого будущего) времени и инфинитива (с которой совпадает в большинстве случаев основа прошедшего времени).

От основы настоящего времени* образуются формы повелительного наклонения, причастие настоящего времени и деепричастие несовершенного вида, например: держ(ат) (основа настоящего времени глагола держать) → держи(те), держ-ащ-ий, держ-а; направля[j]**(yт) (основа глагола направлять) → направляй, направля[j]-ущ-ий, направля[j]-[э]м-ый, направля[j]-[а] (орфографически направляя) и т д.

От основы инфинитива* образуются формы причастий прошедшего времени и деепричастие совершенного вида: держа(ть) → державш-ий; направи(ть) → направи-вш-ий, направл-енн-ый, направи-в.

* Основу инфинитива находят "отсечением" суффикса инфинитива: держать → держа-; направить → направи-; оцепенеть → оцепене- и т. д.

У сравнительно небольшого числа глаголов основы инфинитива и прошедшего времени не совпадают (у таких глаголов, следовательно, три основы). Это глаголы на -чь, -сти (и -сть) и на -ну (если суффикс -ну не имеет значения однократности действия): беречь, нести, класть, сохнуть и т.п. Формы причастий прошедшего времени таких глаголов образуются от основы прошедшего времени: беречь → берёг → берёг-ш-ий; нести → нёс → нёс-ши-й; класть → кла(л) → клав-ш-ий; высохнуть → высох → высох-ш-ий) и т.п. (об образовании деепричастий от таких глаголов см. "Деепричастие").

23. КАТЕГОРИЯ ВИДА

Категория вида– это способность глагола характеризовать, каким образом развивается действие во времени (безотносительно к моменту речи). Так, одни глаголы представляют действие как ограниченное в своем развитии каким-то пределом. Это глаголы совершенного вида. Другие – как процесс, не ограниченный никаким пределом. Это глаголы несовершенного вида.

Предел развития действия, выражаемый глаголами совершенного вида, может быть различным. Логичнее всего с понятием предела связывается представление о конце протекания действия. Прекращение действия может быть связано с его исчерпанностью: "Снежинка медленно растаяла" (В.Кат.). Частный случай исчерпанности действия – достижение результата, к которому стремились: "Теперь оказывается, что он написал великое произведение" (Ч.); "Лебедкин взял в руки комочек земли и растер его между пальцами" (А. Степанов). В обоих случаях характер протяженности действия во времени (длительность его или короткость) не ощущается, характеристика действия сосредоточена на выражении идеи конца, прекращения его как исчерпанного, результативного. В глаголах с определенной структурой (преимущественно с приставкой от-, а также с этой приставкой и постфиксом -ся) действие представлено не только как прекратившееся (по каким-то причинам, но не в связи с его исчерпанностью), но и как продолжительно длившееся: "Отговорила роща золотая березовым, веселым языком" (Ес.);

Предел может относиться к началу действия, а сами действия ощущаться а) как более или менее длительные или, напротив, б) как такие, чья протяженность во времени никак не ощущается: а) "И он послушно в путь потек и к утру возвратился с ядом" (П.); "Запели тесаные дроги" (Ес.); б) "Как взмолится золотая рыбка" (П.).

Действие (состояние) может быть представлено как процесс, развитие которого ограничено каким-то (сравнительно небольшим) временным отрезком: "Младшие офицеры сошлись вместе поболтать и покурить" (Купр.); "Ты зовешь меня, подруга, погрустить у сонных берегов" (Ес.).

Действие может характеризоваться как совершившееся одноактно, в том числе и мгновенно: "Вам сколько лет?"– "Восемьдесят", – сострила барышня" (Ч.); "Улыбнулись сонные березки" (Ес.).

Поскольку глаголы совершенного вида выражают отношение к внутреннему пределу (совершившемуся переходу от отсутствия действия к начавшемуся действию, переходу от действия к отсутствию действия, завершению действия в течение какого-либо времени), то ясно, очевидно, что глаголы совершенного вида не имеют настоящего времени.

Глаголы несовершенного вида представляют действие или а) как длящееся неопределенное время без перерыва, "сплошное", т.е. без определенного начала и конца, или б) как тоже не ограниченное во времени, но прерывистое, повторяющееся время от времени: а) "Ты течешь, как река, странное название" (Б.Ок.); б) "Доктор не спеша помешивал ложечкою в стакане и курил" (Верес.);

С тем, как развивается действие, каким оно представлено глаголами совершенного и несовершенного вида, тесно связано использование обстоятельственных слов (и наоборот, значение тех или иных употребляемых в тексте обстоятельственных слов предопределяет использование глаголов определенного вида). Так, например, когда действие является одноактным, мгновенным, возможны обстоятельственные слова типа вдруг, внезапно, неожиданно (а также слова, фиксирующие время, момент совершения действия; в это время, тогда, тут же и т.п.). Действие повторяющееся, Прерывистое, возникающее и прекращающееся, снова возникающее и снова прекращающееся и т д., может сопровождаться словами типа нередко, временами, время от времени, иногда, то и дело. В случае, если речь идет о сплошном длительном действии, возможны такие уточняющие или усиливающие его значение слова, как бесконечно, беспрестанно, все время, долго и т.д. и т.п.

Образование видовых пар

С образованием глаголов противоположного вида связано понятие "видовая пара". Видовой парой называют два глагола противоположного вида, которые имеют одно и то же лексическое значение и различаются лишь наличием или отсутствием идеи результата действия. Практически к тому или иному глаголу несовершенного вида можно найти глагол совершенного вида (если он есть) по формуле: "делал, делал и (наконец) сделал". Например: писал, писал и (наконец) написал. То есть писать и написать – видовая пара. Видовыми парами являются также таять–растаять; строить–построить, набирать–набрать и т.д.

Русские глаголы располагают разнообразными средствами образования видовых пар, среди которых есть продуктивные и непродуктивные.

Продуктивными средствами, т.е. теми средствами, которые "работают" и в современном русском языке, являются:

1) приставки, с помощью которых от глаголов несовершенного вида образуются парные глаголы совершенного вида: делать – сделать; сеять – посеять; писать – написать; рыть– вырыть;

Примечание. Нередко прибавление приставки приводит к изменению не только вида, но и значения.

2) замена суффикса -и(ть) на -а(ть) (или наоборот): решить – решать; кончить – кончать; бросить – бросать; заземлить – заземлять; врубиться–врубаться;

3) суффикса -ыва-/-ива-, с помощью которого от многих приставочных глаголов совершенного вида образуются глаголы несовершенного вида: перестроить – перестраивать; доделать – доделывать; отфутболить – отфутболивать; припарковать – припарковывать.

Образование глаголов несовершенного вида может при этом сопровождаться чередованием корневого гласного. Так, если в глаголе совершенного вида ударение падает не на корневой гласный о, то в парном глаголе несовершенного вида вместо о появляется а, например: выработать – вырабатывать; затормозить – затормаживать; настоять – настаивать и т.д. Если в глаголе совершенного вида ударение падает на корневой гласный о, то в парном глаголе несовершенного вида в соответствии с литературной традицией чередование не должно происходить: опозóрить – опозоривать; опóшлить – опошливать; узакóнить – узаконивать; упрóчить – упрочивать и т.д.

Однако сильное воздействие тенденции к замене о на а привело к тому, что в значительной части глаголов чередование все-таки происходит. Так, форма с а упрочилась в следующих глаголах несовершенного вида: за(под-, раз-, вы- и т.д.)рабатывать, за(под-, рас-, вы- и т.д.)страивать, о(при-, у-)сваивать, оспаривать*, приспосабливать(ся), при(за-)канчивать, успокáивать, у(с-)дваивать, утраивать, заболачивать(ся), за(пере-, вы- и т.д.)мораживать, задабривать, за(при-, под-, на-)готавливать.

Небольшое число глаголов образует вариантные парные формы несовершенного вида – с чередованием корневого о  а и с сохранением о, как правило, различающихся стилистически:

обуслóвить(ся) – обусловливать(ся) и обуславливать(ся),

опорóчить – опорочивать и опорачивать (прост.),

подзадóрить – подзадоривать и подзадаривать (разг.),

Непродуктивными средствами являются:

1) суффикс -ва-, с помощью которого от некоторых приставочных глаголов (главным образом непродуктивных классов) совершенного вида образуются глаголы несовершенного вида: встать – вставать; заболеть – заболевать; завить – завивать; отмыть – отмывать; укрыть – укрывать и т.д.;

2) суффикс -а-, используемый для образования немногих парных глаголов несовершенного вида от глаголов с нулевым суффиксом или суффиксом -е- (обычно в сопровождении чередования в корне): спасти – спасать; извлечь – извлекать; отцвести – отцветать; запереть – запирать; умереть – умирать и т.д.;

3) чередование в корне: сжать – сжимать; сжать – сжинать*; начать – начинать;

4) передвижение ударения: нарéзать – нарезáть; насыпать – насыпáть*;

5) супплетивизм: взять – брать; поймать – ловить; стать – становиться; лечь – ложиться; сесть – садиться и т.д.

Одновидовые и двувидовые глаголы

Видовые пары образуют не все глаголы, и в этом случае они являются или одновидовыми, или двувидовыми. К одновидовым глаголам принадлежат глаголы на -ичать (важничать, вольничать, сумерничать и т.д.), глаголы с приставкой по- и суффиксом -ыва-/-ива- (обозначающие слабо проявляющиеся время от времени действия: поговаривать, побаливать, поглядывать и т.п.), глаголы с приставками воз-/вз-, за-, по-, вносящими значение начала действия (взмолиться, вознамериться, запеть, побежать и т.д.), глаголы со значением восприятия органами чувств (видеть, глядеть, обонять, осязать, слышать) и т.д.

К двувидовым глаголам, т.е. к глаголам, которые в условиях конкретного текста могут иметь значение то несовершенного, то совершенного вида (ср.: "Комиссия неоднократно обследовала этот объект и предупреждала..." и: "Комиссия обследовала этот объект и предупредила..."), относятся глаголы с суффиксами -ирова(ть), -изирова(ть), значительная часть глаголов с суффиксом -ова(ть) (ср.: лимитировать, транслировать, активизировать, стабилизировать, исследовать, использовать, организовать и под.), а также велеть, женить(ся), казнить, молвить, обещать, ранить.

24. КАТЕГОРИЯ ЗАЛОГА

Общая характеристика залога. Образование действительного и страдательного залога

Категория залога характеризует отношение между субъектом действия, действием и тем объектом, на который направлено действие. Это отношение в русском языке может выражаться с помощью конструкций действительного и страдательного залога.

Действительный залог показывает, что субъект производит действие над объектом: "Редактор определяет объем статьи"; "Журналист подготовил материал". Страдательный залог показывает, что объект подвергается действию со стороны субъекта: "Объем статьи определяется редактором"; "Материал подготовлен журналистом".

Различие в выражении этих значений состоит в следующем:

1. В конструкции действительного залога логический (семантический) субъект действия "редактор", "журналист" представлен словом в форме именительного падежа, которое в предложении является подлежащим. А логический (семантический) объект действия "объем", "материал" представлен словом в винительном     падеже без предлога, которое в предложении является прямым дополнением.

В конструкции страдательного залога логический субъект действия представлен словом в форме творительного падежа ("редактором", "журналистом"), которое является косвенным дополнением, а логический объект действия представлен словом в форме именительного падежа ("объем", "материал"), которое в предложении занимает место подлежащего.

2. Формы глагола в конструкциях действительного и страдательного залога также различны. В конструкции действительного залога глагол стоит в спрягаемой форме: определяет, подготовил. В страдательном залоге форма глагола зависит от его вида. Так, у глаголов совершенного вида значение страдательности, как правило, выражается за счет использования страдательных причастий прошедшего времени: "Портрет написан художником Серовым"; "Дуб посажен Петром Первым"; "Материал подготовлен журналистом". Глаголы несовершенного вида могут выражать значение страдательности двумя способами:

а) с помощью постфикса -ся, который присоединяется к спрягаемой форме глагола: "Товары отпускаются продавцом", "Мальчик воспитывается бабушкой и дедушкой". Такое выражение страдательного значения в современном русском языке является обычным, нормативным;

б) с помощь страдательных причастий: "Нами ты была любима и для милого хранима. Не досталась никому – только богу одному" (П.);

Таким образом, значение действительности/страдательности в отношении "субъект – действие – объект" выражается одновременно и морфологически (за счет использования форм слов), и синтаксически (в зависимости от той роли, которую эти слова играют в предложении).

В отличие от других грамматических категорий, залоговые отношения – противопоставление действительности и страдательности – могут выражать не все глаголы. Прежде всего залог тесно связан с таким свойством глагола, как переходность. Переходными являются те глаголы, которые называют действие, направленное непосредственно на объект. В предложении это слово выражено существительным или местоимением в форме винительного падежа без предлога (прямое дополнение): "Художник пишет портрет"; "Он ненавидел войну"; "Я люблю тебя".

Непереходные глаголы в систему залога не входят, так как у них отсутствует указание на объект, на который непосредственно распространяется действие. Не входят в систему залога и безличные глаголы, поскольку они не связаны ни с каким субъектом действия.

Таким образом, категория залога охватывает только те личные глаголы, которые являются переходными. Остальные глаголы стоят вне системы залоговых отношений.

Средневозвратный залог. С глаголами, выражающими залоговое значение, соотносительны те глаголы с постфиксом -ся, которые обозначают действия, производимые субъектом над самим собой: "я умываюсь (одеваюсь, причесываюсь)". У этих глаголов субъект является одновременно и объектом действия. Употребление конструкций действительного и страдательного залога

Между синонимичными конструкциями действительного и страдательного залога существуют стилистические и семантические различия.

С точки зрения стилистической конструкция страдательного залога противопоставляется конструкции действительного залога как книжная – нейтральной.

Конструкции с глаголом страдательного залога часто употребляются в письменных текстах, например в газете: "Недавно мы говорили, что не все фильмы стоит называть художественными, лучше – игровыми. Но где она – игра? Игровая стихия уходит, изгоняется с экрана" (Сов. культ. 1989. 5 сент.);

Главное семантическое различие между действительным и страдательным залогом заключается в указанном противопоставлении идеи активности действия (в действительном залоге) и пассивности (в страдательном залоге). Кроме того, в страдательном залоге действие представлено уже как свойство, которое присуще логическому объекту: "Дом покинут хозяевами"; "Зерновые убраны фермерами в сжатые сроки". С этим связаны некоторые особенности в употреблении страдательного залога.

Нередки случаи, когда страдательный залог представлен не трехчленными, а двучленными конструкциями, где слово в творительном падеже, указывающее на логический субъект, отсутствует.

Двучленная конструкция.

1) Такие конструкции, например, очень распространены в газетных заголовках (чаще всего к текстам информативного характера): "Даны разъяснения" (Пр. 1989. 23 июня); "Забастовка прекращена" (Пр. 1989. 27 июля); "Апелляция отклонена" (Пр. 1989. 27 июля) и т.п. Здесь ядро информации сосредоточено в глагольном слове, а слово, называющее субъект действия, опущено, так как заключенная в нем информация несущественна.

2) Слово в творительном падеже, указывающее на логический субъект, опускается и тогда, когда контекст или ситуация ясно показывают, кто (или что) является производителем действия. Например; "Ежедневно в двух десятках магазинов Рязани по госцене продается более десяти тонн мяса" (Пр. 1989. 11 июля. В таких случаях употребление слова, указывающего на семантический субъект, является неоправданным; оно утяжеляет изложение, делает его громоздким.

3) Двучленная конструкция страдательного залога употребляется и тогда, когда в действительном залоге ему соответствует неопределенно-личное или обобщенно-личное предложение. "Новая проза Тендрякова идеологична. Но не в том примитивном смысле, в котором этот эпитет применялся (и насаждался) десятилетиями" (Н. Иванова). Здесь, как и в соотносительных предложениях с действительным залогом ("...Эпитет применяли и насаждали..."), глагольная форма содержит и указание на действие, и указание на неопределенный или обобщенный субъект этого действия.

25. КАТЕГОРИЯ НАКЛОНЕНИЯ

Категория наклонения– способность глагола выражать отношение действия к действительности. Действие может быть представлено как реальное, как побуждающее к осуществлению, как желательное, как возможное при определенных условиях. В соответствии с этими значениями различают изъявительное, повелительное и сослагательное наклонения.

Изъявительное наклонение

Изъявительное наклонение представляет действие как реальное в настоящем, прошедшем или будущем. Ср.: "Однообразный, глухой шум моря, доносившийся снизу, говорил о покое, о вечном сне, какой ожидает нас. Так шумело внизу, когда еще тут не было ни Ялты, ни Ореанды, теперь шумит и будет шуметь так же равнодушно и глухо, когда нас не будет" (Ч.). Изъявительное наклонение тесно связано с категорией времени: его значения выявляются в формах настоящего, прошедшего и будущего времени (см. приведенный выше пример), т.е. своих собственных форм выражения это наклонение не имеет.

Повелительное наклонение

Повелительное наклонение представляет действие как такое, которое говорящий побуждает кого-либо (требуя, советуя, прося) совершить, осуществить. Категории времени глаголы в повелительном наклонении не имеют. Самой типичной и употребительной формой повелительного наклонения является форма 2-го лица единственного и множественного числа.Форма 2-го лица единственного числа образуется от основы настоящего или простого будущего времени. В зависимости от характера основы и места ударения в глаголе форма 2-го лица может быть четырех видов:

I) на -j (орфографически на -й), если основа настоящего (или будущего) времени кончается на -j: работа[j]-ут  работай; потрога[j]-ут  потрогай*;

2. Повелительная форма глаголов с корнями да-; зна-, ста-; имеющих в инфинитиве суффикс -ва- (давать, узнавать, вставать и т.п.), который отсутствует в основе настоящего времени (да[j]-ут, узна[j]-ут, вста[j]-ут), образуется с прибавлением перед j этого суффикса: да-ва-й, узна-ва-й, вста-ва-й.

II) на -й, если основа кончается не на j, а ударение в 1-м лице единственного числа изъявительного наклонения падает на окончание: вед-ут (ведý)  ведú; нес-ут (несу)  несú; бег-ут (бегу)  бегú; держ-ат (держу)  держú**;

III) на -и (безударное), если основа оканчивается группой согласных, а ударение падает на основу: кóнч-ат  кóнчи; стýкн-ут  стýкни; мéд[л]-ат  (не) мéдли;

IV) на конечный согласный основы, который смягчается (орфографически эта мягкость передается знаком ь), если согласный может быть мягким (согласный ж не может быть мягким, но знак ь после него тем не менее пишется как показатель формы). Такие формы образуются от ударных основ с одним конечным согласным: сяд-ут  сядь; встáн-ут  встань; лéз-ут – лезь; намáж-ут  намáжь.

2. От глагола лечь повелительная форма образуется без смягчения конечного согласного: ляг-ут  ляг (форма ляжь является просторечной, нелитературной).

3. От основы глагола ехать форма повелительного наклонения в литературном языке не используется (встречающиеся в речи формы едь, ехай нелитературны), вместо нее употребляется слово поезжай.

4. Форма повелительного наклонения глагола есть  ешь.

Возможности образования форм 2-го лица могут ограничиваться лексическим значением глагола. Так, редки или неупотребительны формы повелительного наклонения от ряда глаголов, называющих нецеленаправленные действия (издержаться, подзабыть, ахнуть и т.п.) и состояния (измучиться, избегаться, зардеться, стоить и т.п.).

К числу редко используемых относятся формы хоти и моги. Они встречаются преимущественно в определенных сочетаниях и часто с отрицанием; ср. разговорные "Ну и хоти!", "И думать не моги!".

Формы 2-го лица множественного числа образуются прибавлением к форме единственного числа суффикса –те: беги-те, играй-те, стукни-те, кинь-те, намажь-те.

Побуждение может быть адресовано и тому (тем), о ком (о чем) говорят, т.е. к 3-му лицу. В этом случае повелительные формы образуются сочетанием одной из частиц – пусть, пускай (имеет разговорный характер) или да (относится к средствам высокого стиля) с формой 3-го лица изъявительного наклонения. Ср.: "– Чему научится он, служа в Петербурге? Мотать да повесничать? Нет, пускай послужит он в армии, да потянет лямку, да понюхает пороху" (П.);

Эти же частицы могут образовывать повелительные формы, отнесенные к 1-му лицу (единственного и множественного числа): "Тетушка не допустила нас близко, говоря, что это ее грузди, что она нашла их и что пусть мы ищем другой слой" (С.Акс.).  Побуждение к совместному действию, включающему говорящего, может быть выражено также сочетанием частицы давай (давайте), имеющей разговорный характер, с инфинитивом глагола несовершенного вида или с формой 1-го лица будущего времени (изъявительного наклонения) глагола совершенного вида: "Ну, ладно! Давай мириться" (М.Г.). Наконец, форма 1-го лица множественного числа может быть образована присоединением суффикса -те к форме 1-го лица множественного числа изъявительного наклонения: "Дайте мне руку, любезный читатель, и пойдемте вместе со мной" (Тург.).

Как уже говорилось, формы повелительного наклонения выражают побуждение к действию. Это побуждение может звучать как требование, приказ, как совет, просьба, мольба.

В определенных конструкциях, в сочетании с определенными же словами повелительные формы, утрачивая в той или иной мере свой прямой побудительный смысл, являются частью экспрессивных фразеологизмов, характерных для живой речи: хоть шаром покати, того и гляди, не дай бог, то и знай, хоть глаз выколи, не приведи бог, и поминай как звали и т д.

Некоторые повелительные формы могут совсем утрачивать значение побуждения и приобретать функции междометий. Такие формы выражают недоверие, сомнение, удивление, возмущение и т.д. Например: "Я спрашивал их: "Разве можно так говорить?" Они ругались: "Какой учитель, скажите!" (М.Г.);

Сослагательное наклонение

Сослагательное* наклонение представляет действие как желательное, предположительное. Оно образуется сочетанием глагольных форм с суффиксом -л (совпадающих с формами прошедшего времени) с частицей бы: хотел (хотела, хотело, хотели) бы. Как и повелительное наклонение, оно не имеет форм времени. В отличие от повелительного сослагательное наклонение не имеет форм лица, но имеет (в единственном числе) формы рода. Частица бы в формах сослагательного наклонения может отделяться от форм на -л другими словами, она может примыкать к союзам (и союзным словам), другим частицам и наречиям: "Когда бы жизнь домашним кругом Я ограничить захотел; когда б мне быть отцом, супругом Приятный жребий повелел, Когда б семейственной картиной Пленился я хоть миг единый – То, верно б, кроме вас одной Невесты не искал иной" (П.).

Как уже говорилось, формы сослагательного наклонения могут выражать желательность действия: "И все бы слушал этот лепет, Все б эти ножки целовал" (П.);

Формы сослагательного наклонения могут выражать предположительность действия: "Нет оснований предполагать, что он испугался бы на фронте – просто на фронт его не взяли как ценного, опытного работника" (Солж.).

Употребление форм одних наклонений в значении других

Рассмотренные выше значения того или иного наклонения могут быть выражены средствами других наклонений, что создает целую гамму синонимических средств, представляющих интерес в семантико-стилистическом плане.

  1.  Так, формы изъявительного наклонения в живой речи нередко используются для побуждения к действию, т.е. в значении, свойственном повелительному наклонению. Этой цели служат некоторые формы будущего и прошедшего времени. Одна из них – форма 2-го лица единственного и множественного числа будущего времени глаголов совершенного вида; "[Лопахин, отдавая Дуняше букет] И квасу мне принесешь" (Ч.); Такое употребление создает впечатление полной уверенности в том, что действие, к которому побуждают, будет выполнено.
  2.  Для побуждения к совместному действию может быть использована форма 1-го лица множественного числа (будущего времени): "Идем в кино, а?", "Рассмотрим этот вопрос подробнее", "Запишем следующее положение..." Подобные формы характерны для языка учителя, лектора. Они распространены в призывах, где форма 1-го лица множественного числа (преимущественно глаголов совершенного вида), объединяя с говорящим неограниченное число слушающих, читающих, представляет действие как охватывающее всех и исходящее от всех: "Отстоим наши завоевания, демократию!"
  3.  Приглашение выполнить действие вместе с говорящим может быть выражено в живой речи и формой множественного числа прошедшего времени: "Начали!", "Побежали!" По сравнению с начнемте, а особенно с давайте начнем, форма начали! обозначает более решительное предположение, побуждение немедленно начать действие.
  4.  Формы прошедшего времени изъявительного наклонения могут быть иногда использованы в значении, близком к значению сослагательного наклонения: "– Ах ты какой, Федя; ну, послал кого за водкой – и вся тут" (Мам.-Сиб.). В подобном употреблении форма прошедшего времени представляет действие не столько как предполагаемую возможность (что свойственно сослагательному наклонению с оттенком повелительного), сколько как реализованную возможность (о которой стоит подумать).
  5.  Переносно могут использоваться и формы повелительного наклонения. Так, формы 2-го лица могут выступать в значении изъявительного при выражении действия, навязываемого говорящему (или другому лицу, которое называет говорящий): "[Фамусов] Им бал, а батюшка таскайся на поклон" (Гриб.);  В этих случаях формы повелительного наклонения синонимичны личным предложениям с вынужден, должен (вынуждена, должна и т.д.) или безличным предложениям с приходится.
  6.  Форма 2-го лица единственного числа повелительного наклонения может употребляться в значении прошедшего времени (изъявительного наклонения): "Ему бы в сторону броситься, а он возьми да прямо и побеги" (Тург.);  Такие формы подчеркивают неожиданность действий, стремительно прошедших или начавшихся.
  7.  Формы повелительного наклонения употребляются и в значении, свойственном сослагательному: "Ну, вот видите, держи я ее строго, запрещай я ей... Бог знает, что бы они делали потихоньку (графиня разумела, что они целовались бы), а теперь я знаю каждое ее слово" . Используемые вместо сослагательного наклонения повелительные формы обозначают несостоявшиеся, нереализованные действия, ситуации (которые как бы предложены для рассмотрения, оценки в связи с их последствиями, названными в контексте, – отрицательными, по мнению говорящего, или положительными).
  8.  Наконец, формы сослагательного наклонения могут выступать в значениях, свойственных изъявительному и повелительному. Ср. в формулах учтивого распоряжения и пожелания: "Я попросил бы вас зайти завтра ко мне" (= "зайдите завтра ко мне");  То есть в этих случаях сослагательное наклонение используется в значении изъявительного. Будучи использованным вместо форм 2-го лица повелительного наклонения, формы сослагательного выражают мягкое, деликатное побуждение, робко, нерешительно звучащий совет: "Ты бы почитала что-нибудь, Саша" (Ч.) Употребленные со словом чтоб (поглотившим частицу бы) формы сослагательного наклонения выражают побуждение, высказанное категорическим тоном: "Чтоб ты завтра принес книги!"; "Чтоб ты больше не приходил!"; "Чтоб я его больше здесь не видела!"

26. Категория времени

Категория времени указывает на отношение действия к моменту говорения, или к моменту речи. Действие может совпадать с моментом речи: пишу, рассказываю; может предшествовать ему: писал, рассказывал; а может осуществляться после него: буду писать, буду рассказывать. Соответственно этому в современном русском языке существуют три времени: настоящее, прошедшее и будущее.

Настоящее время образуется только от глаголов несовершенного вида: говорю, думаю, так как значение ограниченности в развитии, свойственное глаголам совершенного вида, исключает возможность их употребления в настоящем времени.

Прошедшее время глаголов как несовершенного, так и совершенного вида образуется в подавляющем большинстве случаев при помощи суффикса -л, который присоединяется к основе неопределенной формы: беседова-ть – беседовал; приуны-ть – приуныл и т.п.

Лишь некоторые глаголы не имеют суффикса -л в формах прошедшего времени мужского рода. Это:

1) некоторые глаголы на -з(c)ти: нести – нес, грести – греб, везти – вез,

2) глаголы на -чь: беречь – берег, печь – пек и т.д.;

3) глаголы на -ере-: умереть – умер, тереть – тер и т.д.;

4) глаголы ошибиться – ошибся; ушибиться – ушибся.

Кроме того, следует обратить внимание на группу глаголов с суффиксом -ну-, обозначающих состояние человека, природы: мокнуть (промокнуть, вымокнуть и т.д.), мерзнуть (промерзнуть, замерзнуть и т.д.), сохнуть (засохнуть, просохнуть и т.д.) и т.п. Эти глаголы образуют прошедшее время, как правило, без суффиксов -ну-: мок, вымок, промерз, сох, засох и т.п. Правда, у бесприставочных глаголов возможны варианты: блекнуть – блёк, виснул – вис, слепнул – слеп и т.д., но у них формы без -ну- постепенно вытесняют формы с этим суффиксом*. Для глаголов же с приставками нормам современного русского литературного языка соответствует форма без -ну-: взмок, а не взмокнул, заглох, а не заглохнул, замолк, а не замолкнул и т.д. Встречающиеся иногда в художественной литературе формы этих глаголов с -ну- воспринимаются как устаревающие: "Из тьмы лесов трущоба простонала. И простонав, замолкнула она" (Забол.);

Образование формы будущего времени зависит от вида глагола. Глаголы несовершенного вида образуют будущее время с помощью спрягаемых форм вспомогательного глагола быть и инфинитива: буду читать, будешь читать, будет читать и т.д. Это так называемое будущее сложное время. А глаголы совершенного вида имеют будущее простое время: напишу, скажу, посмотрю.

Значения формы настоящего времени

Форма настоящего времени является очень емкой в смысловом отношении и способна выражать несколько оттенков значения.

Основное ее значение – указать на действие, которое совпадает с моментом речи: "Вон идет моя приятельница";  Это настоящее конкретное время. Однако уже из приведенных примеров очевидно, что все названные в примерах действия лишь в какой-то части совпадают с моментом речи и обозначают такие процессы, которые шире, чем момент речи – та условная точка отсчета, в которой происходит говорение.

В зависимости от того, какое именно видовое значение глагола несовершенного вида (длительное сплошное или длительное прерывистое, или, как его называют, длительное повторяющееся) проявляется в контексте, настоящее конкретное время реализуется: 1) как настоящее конкретное расширенное; 2) как настоящее конкретное повторяющееся.

1) Настоящее конкретное расширенное обозначает действия, процессы, которые начались раньше момента речи, совпадают с ним и будут продолжаться какое-то время после него. Например: "Я подумал, что мир перестал делиться на две непроницаемые части, над которыми разные небеса. Мы все больше понимаем, что мир – это одна земля и одно небо" (Щекоч.)

2) Настоящее конкретное повторяющееся указывает на действия, периодически повторяющиеся в данном временном отрезке: "Хотел бы обратить внимание на то, что, когда по телевидению показывают лиц, говорящих на иностранных языках, случаи неадекватного перевода весьма часты... Следует отметить и то, что, когда перевод заканчивается, речь выступающего, как правило, звучит еще несколько секунд и обрывается на полуслове" (Сов. культ. 1989. 24 авг.).

Настоящее абстрактное. Кроме обозначения настоящего конкретного, о котором говорилось выше, формы настоящего времени могут обозначать действия и безотносительно к моменту речи, т. е. вне всякой их приуроченности к моменту речи: "Ябедника на том свете за язык вешают";Оно появляется тогда, когда говорящему (пишущему) нужно назвать постоянные, не связанные с каким-либо временным планом свойства предметов, людей, явлений и т.д. Настоящее абстрактное также может реализоваться по-разному, в зависимости от видового значения глагола: 1) как абстрактное постоянное; 2) как абстрактное повторяющееся. Так, в высказываниях: "Человек дышит с помощью легких, а рыба – с помощью жабр"; появляется значение настоящего абстрактного постоянного. А вот в шуточном высказывании А.П. Чехова из рассказа "Смерть чиновника" глагол чихать в форме настоящего времени выражает значение настоящего абстрактного повторяющегося: "Чихать никому и нигде не возбраняется. Чихают и мужики, и полицмейстеры, и иногда даже тайные советники. Все чихают" (Ч.).

Использование формы настоящего времени

1. Настоящее "репортажное". Оно весьма распространено в публицистических текстах, в первую очередь в жанре репортажа, а также в тех публицистических произведениях, которые в отдельных фрагментах строятся подобно репортажу (очерк, интервью). Например: "С Дианой фон Фюрстенберг, имя которой вы можете обнаружить в Америке на этикетках, платье, духах, туфлях, мы увиделись в ее нью-йоркской студии.

2. Настоящее историческое также связано с использованием значения настоящего конкретного времени для называния действий, происшедших в прошлом. Характерным примером употребления настоящего исторического является рассказ незадачливого героя А.П. Чехова о курьезном случае, который с ним произошел: "Ахинеев почесался и, не переставая конфузиться, подошел к Падекуа. "Сейчас я в кухне был и насчет ужина распоряжался, – сказал он французу. – Вы, я знаю, рыбу любите, а у меня, батенька, осетр, вво! В два аршина... Да, кстати... чуть было не забыл... В кухне-то сейчас, с осетром с этим – сущий анекдот! Вхожу я сейчас в кухню и хочу кушанья оглядеть... "Здесь, в отличие от настоящего "репортажного", форма глаголов вхожу, гляжу, входит, говорит не устраняет до конца дистанцию во времени между событиями, о которых сообщается, и временем рассказа о них. Сам говорящий как бы возвращается в ту ситуацию, о которой сообщает, заново переживая ее. Но его задачей не является включить и слушающего в эту ситуацию; слушателем эти события воспринимаются как уже произошедшие. Никакое мы, предполагающее совокупность "говорящий + слушающий", здесь невозможно. Настоящее историческое широко используется в устной речи, при непосредственном сообщении, а также в прямой речи персонажей.

3. Настоящее изобразительное встречается преимущественно в художественной литературе и выполняет в ней художественно-изобразительную функцию. Оно помогает запечатлеть картину природы, картину мира, которая существует как бы объективно, по воле автора и которая вне зависимости от момента речи автора предстает перед обобщенным читателем. Например: "Мчатся тучи, вьются тучи; Невидимкою луна освещает снег летучий; Мутно небо, ночь мутна. Еду, еду в чистом поле; колокольчик дин-дин-дин... Страшно, страшно поневоле Средь неведомых равнин" (П.) и т.д.

4. Настоящее информирующее употребляется для простой констатации действий, происходивших в прошлом, когда формы настоящего времени просто как бы фиксируют те действия, факты, которые названы глаголами, а временная дистанция между этими действиями, с одной стороны, и автором и читателем, с другой стороны, явственно ощущается. Например:

"Унесенные ветром" появляются в самый разгар Великой депрессии и предлагают читателям любовь, преодоление, приключения, вписанные в жизнь сильной и самостоятельной женщины, само существование которой воспринималось как отрицание того, во имя чего война велась" (Незав. газ. 1991. 19 нояб.);

5. Настоящее комментирующее встречается в названиях произведений живописи, изображающих конкретную событийную ситуацию: "Запорожцы пишут письмо турецкому султану" (И.Е. Репин); Здесь глаголы в форме настоящего времени обозначают действия, совпадающие не с моментом речи пишущего, а с моментом их осуществления, зафиксированным на живописном полотне, на фотографии и т.д

Настоящее конкретное может использоваться и в значении будущего времени в двух случаях.

1. Настоящее намеченного действия: действие осуществится в будущем, но намерение, решимость его осуществить и твердая уверенность в том, что оно осуществится, проявляются в настоящем. Например: "Завтра еду домой";

2. Настоящее воображаемого действия– с помощью форм настоящего времени говорящий рисует картину действий, которые будут происходить в будущем, как развивающиеся на его глазах: "А потом будут сумерки, освященная церковь, суета возле паперти... Подкатывают кареты, и щеголь-пристав горячится, чтобы сохранить порядок в этой церемонии" (Бун.).

Настоящее абстрактное время встречается в публицистических, научных, художественных текстах, в пословицах, поговорках и афоризмах – вообще везде, где необходимо выразить, обозначить вневременные, обобщенные свойства явлений, связи между ними. Например: "Там, где появляются руины, все вокруг рушится само собой, даже если видимость нормальной жизни еще сохраняется" (Гор.);

Следует иметь в виду, что "гипнотическая" сила тех языковых средств, с помощью которых может быть выражена идея универсальности, обобщенности*, столь велика, что с их помощью построенные подобным образом высказывания далеко не всегда безобидны и могут стать демагогическим средством, воздействующим на сознание читателей, слушателей. Вот, например, определение сущности религии, данное в "Атеистическом словаре", построенное при использовании настоящего абстрактного времени: "Религия извращает реальные отношения в природе, наделяет их вымышленными качествами и свойствами, дезориентирует людей в познании и преобразовании мира, увековечивает зависимость человека от стихийных природных и социальных сил" (Атеистический словарь. 2-е изд., испр. и доп. М., 1985. С. 383).

Использование глаголов в прошедшем времени

Глаголы в форме прошедшего времени по-разному характеризуют действие в прошлом в зависимости от вида глагола.

1. Глаголы совершенного вида могут выражать так называемое перфектное значение, т.е. указывать на действия, совершившиеся в прошлом с результатом либо в прошлом, либо в настоящем. Например: "Причины появления трудовой книжки были, очевидно, серьезные. Накануне 1921 года произошел резкий спад темпов промышленного производства. Заводы стали закрываться. Рабочие в огромном количестве ринулись в деревню. Чтобы предотвратить развал экономики, решено было ввести нэп... И чтобы упорядочить учет рабочей силы... вводятся трудовые списки" (Моск. комс. 1989. 6 июля) – глаголы совершенного вида указывают на процессы, связанные в прошлом причинно-следственными отношениями;

2. Кроме того, с помощью глаголов совершенного вида говорящий может указывать на последовательность сменявших друг друга в прошлом действий: "Сигарета в птичьем клюве стала причиной пожара в одном из домов американского городка Дженнет в штате Пенсильвания. Как считают пожарные, птица подобрала на земле непогашенный окурок и принесла его в свое гнездо под крышей дома. Оттуда огонь перекинулся на балкон и обшивку стен" (Моск. пр. 1989. 27 авг.).

Глаголы несовершенного вида в прошедшем времени обычно обозначают имевшие место в прошлом действия вне их связи с настоящим. Такие глаголы могут обозначать:

1. Действия как процессы, свойства, присущие предметам, лицам в прошлом. Так, глаголы несовершенного вида широко используются при описании картин природы, характера, поведения человека и т.д. Вот как, например, рассказывает Анатолий Найман об Анне Ахматовой: "В беседе она всегда была сама собой, произносила фразы спокойным тоном, предельно ясно и лаконично, не боялась пауз и не облегчала, как это принято, ничего не значащими репликами положение собеседника, если ему было не по себе".

2. Глаголы несовершенного вида могут обозначать регулярно повторяющиеся, а также закономерно связанные друг с другом действия. Например: "Парламенты в зарубежных странах возникли в разное время и в разных условиях... Чего только не бывало в их истории! Впрочем, одного не бывало наверняка: единства. Там, где возникало единство, там сразу кончался парламент и начинались фикция, комедия, фарс" (Юн. 1991. № 3).

3. Наконец, глаголы несовершенного вида могут употребляться для констатации каких-либо действий в прошлом: "Как уже сообщалось, 4 июля... при выполнении тренировочного полета над территорией Польской Народной Республики из-за неисправности авиационной техники... советский летчик был вынужден катапультироваться с самолета-истребителя МиГ-23-М... Самолет продолжал неуправляемый полет в западном направлении и упал на территории Бельгии" (Моск. комс. 1989. 6 июля).

4. Кроме того, некоторые глаголы прошедшего времени употребляются как бы в переносном значении – для указания на действия, которые совершатся в будущем. В основном это некоторые глаголы движения в предложениях типа: "Ну я пошел!", "Ты уже поехал?", а также глаголы, выражающие эмоционально-экспрессивную оценку в предложениях типа: "Мы погибли!", "Я пропал". В этом случае будущее действие представляется как уже начавшееся, этим выражается уверенность говорящего, что действие непременно осуществится. Такие предложения имеют разговорный характер и употребляются в основном в устной речи.

Употребление форм будущего времени

  1.  В основном значении – для указания на отдельные, единичные действия в будущем: "В эту субботу впервые москвичи увидят на стадионе "Динамо" театрализованное представление, в котором главные роли отведены..»
  2.   Для указания на такую ситуацию, которая возможна вообще (обобщенное значение) и типична не только для будущего, но и для настоящего. Вот как, например, рассказывает "Московская правда" о разительном несоответствии иных московских витрин тем товарам, которые можно на самом деле купить в магазинах: "Любой приезжий, даже не зная ни слова по-русски, посчитает снабжение города превосходным. Ср. также использование этой формы в пословицах: "Как аукнется, так и откликнется", "Что посеешь, то и пожнешь".

3. В сочетании с отрицанием не форма будущего простого может обозначать действие, которое говорящий не может осуществить в настоящем времени: "никак не пойму", "никак не вспомню", "никак не найду".

4. Формы будущего простого времени могут выступать в изобразительной функции*:

а) при описании сменяющих друг друга действий: "Буря мглою небо кроет, Вихри снежные крутя, То, как зверь, она завоет, то заплачет, как дитя, То по кровле обветшалой Вдруг соломой зашумит, То, как путник запоздалый, К нам в окошко застучит" (П.);

б) при описании действий, связанных друг с другом причинно-следственными или временными связями: "Иван Иванович, когда сделается слишком жарко, скинет с себя и бекешу и исподнее, сам останется в одной рубашке и отдыхает под навесом...";

5. Наконец, формы будущего простого времени могут обозначать внезапные действия в прошлом, отличавшиеся большой интенсивностью (часто с частицей как): "Как царица отпрыгнет, Да как ручку замахнет, да по зеркальцу как хлопнет, Каблучком-то как притопнет!.." (П.).

Будущее сложное время (т.е. форма будущего времени глаголов несовершенного вида) употребляется главным образом в основном значении – для указания на те процессы, которые будут протекать в будущем: "...В этом году впервые "Московскую красавицу" будут определять сами москвичи" (Моск. комс. 1989. 9 сент.); "

26. КАТЕГОРИЯ ЛИЦА

Категория лица глагола показывает, кто является производителем действия с точки зрения говорящего. Так, формы 1-го лица говорю, смеюсь (ед. ч.), говорим, смеемся (мн. ч.) указывают, что действует сам говорящий (ед. ч.) или группа лиц, включая говорящего (мн. ч.). Формы 2-го лица: говоришь, смеешься (ед. ч.), говорите, смеетесь (мн. ч.) указывают, что действует собеседник (ед. ч.) или собеседники (мн. ч.) говорящего. Наконец, формы 3-го лица говорит, смеется (ед. ч.), говорят, смеются (мн. ч.) указывают, что действует тот (ед. ч.) или те (мн. ч.), кто не принимает участия в беседе, но о ком идет речь.

Значение лица проявляется у глаголов в изъявительном наклонении (см. ниже) в настоящем и будущем времени (говорю, буду говорить). В прошедшем времени сама по себе глагольная форма на лицо не указывает; лицо определяется контекстом, в первую очередь с помощью местоимений: "Я спал, ты спал, он (ребенок) спал". Кроме того, значение 1, 2 и 3-го лица имеют глаголы в повелительном наклонении (см. ниже).

Подавляющее большинство русских глаголов имеет 6 личных форм. Однако существует относительно небольшое число глаголов, у которых этих форм либо больше шести, либо меньше шести. Это так называемые изобилующие и недостаточные глаголы.

Изобилующие и недостаточные глаголы

Некоторые глаголы имеют двойные формы для выражения значения одного и того же лица: машет – махает, кудахчет – кудахтает, каплет – капает, связует – связывает, движет – двигает и т.д. Параллельные формы возникают, как уже говорилось выше, под воздействием глаголов продуктивных классов. Так, например, глаголы на ать, основа настоящего времени которых оканчивается на –aj- (т.е. глаголы 1-го класса): играть – играю, думать – думаю, считать – считаю, подчиняют себе многие другие глаголы на -ать: махать, метать и т.д. В результате появляются вариантные формы: машет – махает, мечет – метает и т.д.

Между возникшими вариантами, как правило, наблюдаются различия: а) стилистические; б) смысловые. Так, например, в паре махает – машет первая форма является разговорной, а вторая нейтральной; в паре хлестает – хлещет первая форма просторечная, а вторая – нейтральная; в паре двигается – движется первый вариант нейтральный, а второй умеренно-книжный.

Варианты в паре связывает – связует различаются сразу двумя свойствами. Форма связывает имеет несколько значений. Можно связывать концы двух веревок; о дружбе можно сказать, что она связывает (континенты), можно связывать кого-либо каким-нибудь обещанием и т.д. А форму связует можно употребить только в одном значении – "соединять, устанавливать связь, общение, близость, общность между кем-(чем-)нибудь": "Дружба связует континенты". Вместе с тем эти две формы различаются и стилистически: связывает – нейтральное, а устаревшее книжное связует придает речи оттенок патетичности.

Некоторые глаголы, наоборот, не имеют всех из возможных шести личных форм. Эти глаголы называют недостаточными. Так, нельзя образовать формы 1-го лица ед. числа от глаголов победить, убедить, галдеть, затмить и т.п.; нет форм 1, 2 и 3-го лица ед. числа у глаголов сбежаться, толпиться; не имеют форм 1-го и 2-го лица глаголы щениться, нестись, ржаветь.

Отсутствие отдельных личных форм может быть обусловлено:

1) традиционным представлением о неблагозвучности произношения: убедить, победить, галдеть, шелестеть, исколесить, голосить, затмить, простереть и др.;

2) лексическим значением глагола. Так, значение глаголов толпиться, скопиться и т.п. связано с представлением о множестве участников и исключает возможность употребления глаголов в единственном числе. Глаголы, которые обозначают процессы, происходящие в природе: осыпаться, сквозить, светать, гаснуть и т.д., или глаголы, называющие действия животных: нестись (о птицах), щениться, жеребиться и т.д., не употребляются в 1-м и 2-м лице. Однако при употреблении подобных глаголов в переносном значении эти формы легко появляются: "Я таю, жертва злой отравы" (П.); "Что это у вас яйца наполовину битые?"– "Почем я знаю! – весело отозвалась продавщица. – Я ведь сама не несусь" (газ.).

Употребление личных форм глагола

Форма 1-го лица ед. числа может употребляться для указания на обобщенный субъект действия: "Чье кушаю, того и слушаю", она нередко встречается в пословицах и поговорках. Однако значение обобщенности чаще всего выражается за счет использования других форм лица.

Кроме того, форма 1-го лица ед. числа используется в разговорной речи в конструкциях типа: "Я тебе покричу!"в качестве эмоциональной формы запрещения и угрозы наказанием, если запрет будет нарушен.

Форма 1-го лица множественного числа может выражать все те же дополнительные оттенки значения, что и личное местоимение мы. Это:

1) совместно-ограничительное значение (автор и собеседник, автор и собеседники): "Кстати, поспорим о вкусах. Многие купцы, конечно, тонким вкусом не обладали... но то, что некоторые... купцы были людьми своеобразными, видно по их уцелевшим домам" (Ог. 1989. № 32);

2) обобщающе-ограничительное значение: "По сути все мы... являемся обладателями великого права обращаться в поисках справедливости в любую инстанцию и при этом не имеем ни малейшей гарантии обретения желанной справедливости" (Комс. пр. 1989. 30 авг.);

3) обобщающее значение: "О, как мы любим лицемерить И забываем без труда То, что мы в детстве ближе к смерти. Чем в наши зрелые года" (Манд.);

4) разговорно-непринужденное указание на действие собеседника (при желании выразить его мысли, его состояние): "Как мы себя чувствуем?";

5) значение, синонимичное я (в сочетании с "авторским мы"): "На этом мы закончим наше сообщение".

Форма 2-го лица единственного числа имеет два дополнительных оттенка значения:

1) значение обобщенности, которое часто встречается в пословицах, поговорках, афоризмах: "Посеешь ветер – пожнешь бурю" (посл.). Многочисленны и случаи употребления подобных форм 2-го лица ед. числа в газете, например: "Интересную закономерность подмечаешь в приемных.

2) указание на самого говорящего: "В себя ли заглянешь? – там прошлого нет и следа: И радость, и муки, и все там ничтожно" (Л.);

Форма 2-го лица множественного числа также может выражать значение обобщенности (правда, значительно реже, чем форма единственного числа). Вспомним, например, одну из песен Б. Окуджавы: "Когда метель кричит, как зверь протяжно и сердито, Не запирайте вашу дверь, пусть будет дверь открытой.

Кроме того, формы как единственного, так и множественного числа 2-го лица придают письменной, монологической речи адресованный характер, указывают на действие, направленное непосредственно к адресату

Форма 3-го лица множественного числа нередко употребляется без подлежащего в односоставных предложениях. При этом она может выражать: а) обобщенно-личное значение (указание на действие, относящееся к любому субъекту): "о вкусах не спорят", "У нас не курят", "Цыплят по осени считают"; б) неопределенно-личное значение (действие совершается какими-то лицами, неизвестными читателю): "Об этом говорят" (Пр. 1989. 24 июня);

Иное значение имеют формы 3-го лица мн. числа в газетных заголовках типа "ищут лазейки" (Пр. 1989. 11 сент.); Ни значения обобщенности, ни значения неопределенности здесь нет; субъект действия – конкретные лица, названные далее в тексте. Чаще всего такие заголовки используются тогда, когда материал рассказывает о явлениях отрицательного характера (см. приведенные выше примеры). Но иногда так называются и сообщения, рассказывающие о том, что не вызывает негативного отношения у автора: "Строят и покупают"– о строительстве новых теплоэлектростанций в Финляндии (Пр. 1989. 15 марта); "Возвращаются с дипломами"– о советских студентах, окончивших венгерские вузы (Пр. 1989. 24 июня).

Безличные глаголы

Некоторые глаголы называют такие процессы, состояния, значение которых не соотносится ни с каким действующим лицом. Это обозначение состояний природы, человека: светает, смеркается, вечереет, нездоровится, хочется, угораздило. Безличные глаголы употребляются в форме, совпадающей в настоящем времени с формой 3-го лица единственного числа, а в прошедшем времени – с формой единственного числа среднего рода: "Светает. Все шире разверзается неба рот. Ночь пьет за глотком глоток он" (Маяк.);

Иногда в безличном значении выступают некоторые личные глаголы. Например: "Как поздней осени порою. Бывают дни, бывает час. Когда повеет вдруг весною И что-то встрепенется в нас" (Тютч.);

Следует обратить внимание на те случаи, когда личный глагол в безличном значении использован в таком предложении, где в принципе возможно и иное построение: с подлежащим, указывающим на субъект действия, и тем же самым (или близким по значению) глаголом, употребленным в личной форме. Например: "Еще не стемнело совсем, а мороз к вечеру неистово окреп. Колюче-ошпаривающим ветром дуло со стороны темно-малиновой, придавленной к земле щели заката, и будто из стороны в сторону мотало над высотой гремящую пальбу боя. Сильно несло сметаемой с брустверов ледяной крошкой, острой, как битое стекло, кололо в губы, в глаза" (Бонд.). Здесь допустима синонимическая замена: "ветром дуло"– "дул ветер", "несло, кололо ледяной крошкой"– "неслась, колола ледяная крошка". Однако варианты с безличной и личной формами глагола различаются экспрессивными и смысловыми нюансами. Предложения, содержащие подлежащее и сказуемое (личный глагол), рисуют более конкретную, "бытийную" картину мира. А употребление глаголов в безличном значении приводит к тому, что действия, обозначенные этими глаголами и называющие процессы, происходящие в природе, становятся в восприятии читателя более загадочными, расплывчатыми, таинственными. И такой же таинственной, призрачной и зыбкой становится и сама картина мира, изображенная писателем.

28. ПРИЧАСТИЕ

Причастие – это глагольная форма, которая представляет действие, состояние и т.д. как признак лица или предмета. Например: "У входа в цветок, рдеющий на солнце красным цветом петушиного гребня, в воздухе стояла оса" (В.Кат.);

Причастие – особая форма глагола, поскольку в нем сочетаются признаки (некоторые) глагола и прилагательного. Оно сохраняет глагольные категории времени (у него есть настоящее и прошедшее время: "рдеющий, рдевший цветок"), вида ("привозимые, привезенные вещи"), залога ("брат, привезший мне письмо", "привезенные Буниным стихи"), способность управлять ("привезший письмо", "натерпевшийся стыда").

Подобно прилагательному, причастие имеет категории падежа, рода и числа, проявляющиеся в грамматически зависимых формах. В предложении его роль та же, что и у прилагательного, т.е. оно выступает как определение (примеры см. выше) и (в кратких формах) как сказуемое: "Нами ты была любима и для милого хранима" (П.);

Формы причастий

Выражая, как и глагол, значения категории времени, причастия делятся на две группы: причастия настоящего и прошедшего времени. Формы причастия настоящего времени представляют признак как развивающийся в настоящем, в момент речи о нем: "рдеющий цветок", "исполняемая по радио песня". Формы причастия прошедшего времени представляют признак как развивавшийся или развившийся в прошлом: "игравший мальчик", "исполненная по радио песня".

В речи, в связном тексте причастие в форме настоящего времени может обозначать признак, который развивается не только одновременно с актом речи, но и с временем развития действия, выраженного сказуемым-глаголом прошедшего времени: "Полторацкий уже возвращался к Воронцову, когда увидел сзади себя догоняющих его верховых" (Л.Т.).

Одновременность с действием глагола-сказуемого могут выражать и причастия прошедшего времени, если они образованы от глаголов несовершенного вида: "Я любовался снежинками, падавшими на землю". Причастия прошедшего времени, образованные от глаголов совершенного вида, называют действие-признак, развившийся до действия глагола-сказуемого: "Ее спеленутое тело сложили в молодом лесу" (Бл.).

Причастия делятся также на действительные и страдательные. К  действительным относятся причастия, которые называют признак, развиваемый субъектом действия, определяемым этим причастием: "читающий мальчик", "падавший снег", "вертящееся колесо". Страдательные причастия называют признак, который развивается действием, испытываемым лицом или предметом со стороны другого лица или предмета: "книги, прочитанные нами в детстве", "сорванные ураганом провода".

Страдательные причастия имеют две формы – полную и краткую: "В раю, за грустным Ахероном, Зевая в роще густой, Творец, любимый Аполлоном, Увидеть вздумал мир земной" (П.) и: "Нами ты была любима и для милого хранима" (П.);

Примечание. Особую группу составляют причастные предикативы на -но и -то: "в комнате накурено", "здесь об этом не сказано".

Предикатив -  (категория состояния, безлично-предикативные слова, cлова состояния, предикативные слова, предикативные наречия) — слова, обозначающие статическое состояние и выступающие в функции сказуемого (предиката) безличного предложения.

Образование причастий

Действительные причастия настоящего времени образуются от основы настоящего времени (глаголов несовершенного вида) присоединением суффикса -ущ- (орфографически после мягких согласных -ющ-), если исходный глагол 1-го спряжения, или -ащ- (орфографически после мягких согласных -ящ-), если исходный глагол 2-го спряжения, и родовых окончаний: играть  игра[j](ут)+ущ+ий  играющий; пилить  пил[j](ат)+ащ+ий  пилящий.

Примечание. Отступлением от литературной нормы является образование причастий с суффиксом -ущ-, -ащ- от глаголов совершенного вида: "Богаче стали экспозиции советских издательств, некоторые из них, в частности "Советский писатель", представили даже макеты будущих изданий – пусть читатель видит обложки книг, придущих к нему в ближайшие год-два" (Ог. 1987. № 38).

Действительные причастия прошедшего времени образуются от основы инфинитива (или от основы прошедшего времени) присоединением суффикса -вш- (к основе, кончающейся на гласную) или -ш- (к основе, кончающейся на согласную) и родовых окончаний: играть  игра(ть)+вш+ий  игравший; беречь  берёг+ш+ий  берёгший.

От глаголов на - сти причастия образуются от основы настоящего-будущего (а не прошедшего) времени: заплести  заплет(ут)+ш+ий  заплетший; вести  вед(ут)+ш+ий  ведуший.

От непродуктивных глаголов с суффиксом -ну- (в формах прошедшего времени -ну- чаще не сохраняется: погаснуть  погас, погасла и т.д.) действительные причастия прошедшего времени образуются как от основ с -ну-, так и от основ без -ну- (чаще): "Он походил на старого беркута. На беркута, мокнувшего под дождем" (Б.Пол.)

Страдательные причастия в соответствии с современной литературной нормой образуются только от переходных глаголов. Страдательные причастия настоящего времени образуются от основы настоящего времени (глаголов несовершенного вида) присоединением суффикса -ом- (если основа кончается на твердый согласный) или -ем- (если основа кончается на мягкий согласный) (в обоих случаях исходный глагол относится к 1-му спряжению), а также суффикса -им- (к основам глаголов 2-го спряжения) и родовых окончаний: нести  нес(ут)+ом+ый  несомый; читать  чита[j](ут)+ем+ый  читаемый; делить  дел[j](ат)+им+ый  делимый.

2. В языке художественной литературы, вообще в текстах книжного характера встречается небольшое количество причастий, образованных от непереходных в настоящее время глаголов (бывших раньше переходными): "Вошел Сережа, предшествуемый гувернанткой" (Л.Т.), "отряд, предводительствуемый командиром";

3. От страдательных причастий настоящего времени следует отличать отглагольные прилагательные с суффиксами -ем, -им, которые могут быть образованы от глаголов как несовершенного, так и совершенного вида, как переходных, так и непереходных: "допустимое отклонение", "мыслимое ли дело!", "несгораемый шкаф", "терпимый человек" и т.д.

Страдательные причастия прошедшего времени образуются присоединением к основе инфинитива суффикса 1) -нн- (если основа кончается на -а или -е, исключая большинство односложных основ, как взя-ть, сня-ть и др.): сделать  сдела(ть)+нн+ый  сделанный; увидеть  увиде(ть)+нн+ый  увиденный; 2) суффикса -т- (если основа кончается на -ну, или на гласный -о, или если она односложна, исключая основы бра-ть, да-ть, дра-ть, зва-ть; колоть  коло(ть)+т+ый  колотый; выдвинуть  выдвину(ть)+т+ый  выдвинутый; облить  обли(ть)+т+ый  облитый; взять  взя(ть)+т+ый  взятый; обуть  обу(ть)+т+ый  обутый; с этим же суффиксом образуются также причастия от глаголов на -ере(ть), но суффикс присоединяется к основе прошедшего времени: растереть  растёр+т+ый  растёртый; 3) суффикса -енн- (присоединяется к основам прошедшего времени или настоящего времени, оканчивающимся на согласный): обрести  обрет(ут)+енн+ый  обретенный; принести  принёс+енн+ый  принесённый.

2. В языке художественной литературы встречаются страдательные причастия прошедшего времени, образованные от непереходных глаголов, которые в смысловом контексте данного произведения выступают как переходные. Яркие примеры использования таких причастий можно найти в прозе М. Цветаевой. Ср., например: "Мало у Пугачева было добрых молодцев, парней – ничуть не хуже Гринева. Нет, ему нужен был именно этот – чужой. Мечтанный"; В этом случае мечтанный – 'вызванный к жизни страстной мечтой, появившийся как следствие активной мечты' – признак предмета, который возник как результат воздействия, испытываемого со стороны другого "предмета", субъекта действия (мечты). То есть в цветаевском тексте у причастия мечтанный контекстно страдательное значение, образованное от контекстно же переходного глагола мечтать кого ('вызывать к жизни, делать реальным, действительным кого, что-либо). Ср. также контекстно страдательное причастие тостуемый в значении 'такой, в честь которого кто-либо произносит тост' (использовано субстантивированно в тексте кинофильма "Осенний марафон": "Тостуемый пьет до дна").

Использование причастий

Причастия являются в целом принадлежностью книжной речи. Особняком в этом отношении стоят лишь краткие формы прошедшего времени страдательного залога ("работа написана", "чай уже налит", "улицы освещены" и т.д.), которые активно используются в живой речи, в бытовом разговоре. Остальные разряды причастий, составляя принадлежность разных стилей книжной речи, широко в ней употребляются. Это связано прежде всего с тем, что причастия способствуют сжатости речи, заменяя собой более длинные в словесном отношении придаточные предложения. Ср.: "Дерево, которое выросло на пригорке" и "Дерево, выросшее на пригорке".

Обладая стилистической повышенностью, особенно заметной в кратких формах настоящего времени страдательного залога, и еще более в формах на -омый, причастия являются выразительным средством, формирующим наряду с лексическими средствами стилистический тон текста: "...Где вечер пуст, как прерванный рассказ, Оставленный звездой без продолженья К недоуменью тысяч шумных глаз, бездонных и лишенных выраженья" (Паст.). Активно пользуется причастиями и научная речь.

Говоря о роли причастий, можно добавить и то, что причастия, утрачивая глагольные свойства (время, вид, залог, способность управлять), становятся поставщиками прилагательных и существительных: "подержанный костюм", "раскаленный асфальт" и т.д.

29. ДЕЕПРИЧАСТИЕ

Деепричастие– это глагольная форма, которая представляет собой действие, состояние и т.д. как признак, характеризующий протекание другого действия, состояния. Например: "Пятак падал к ногам, звеня и подпрыгивая" (Дост.);

Деепричастие – особая форма глагола, поскольку совмещает признаки глагола (некоторые) и наречия. Оно сохраняет глагольную категорию вида ("вошел, снимая на ходу пальто", "вошел, сняв на ходу пальто") и способность управлять ("снять пальто", "сняв пальто"), но не сохраняет таких глагольных категорий, как лицо, время, наклонение, залог. Деепричастие, подобно наречию, не склоняется и не спрягается. В предложении служит обстоятельством.

Образование деепричастий

Деепричастия несовершенного вида образуются от основы настоящего времени с помощью суффикса -а (орфографически также -я): полоскать  полощ(ут) +а  полоща; нести  нес(ут)+я  неся; играть  игра[j](ут)+а  играя.

При образовании деепричастий от глагола с суффиксом -ва- этот суффикс добавляется перед конечным звуком основы (перед j): давать  да[j](ут)  да+ва +j +а  давая.

Деепричастия несовершенного вида, согласно современной литературной норме, образуются не от всех глаголов (несовершенного вида). Они не образуются:

1) от глаголов, не имеющих гласного звука в основе настоящего времени: ждать (жд-ут), лгать (лг-ут), рвать (рв-ут), тереть (тр-ут) и т.п. Исключение: мчать(ся)  мч-ат(ся)  мча(сь);

2) от глаголов на -чь: беречь, жечь, стеречь, течь и т.п.;

3) от глаголов (несовершенного вида) с суффиксом -ну-: блекнуть, вянуть, гаснуть, мокнуть, слепнуть и т.п.;

4) от глаголов с чередованием з-ж, с-ш, х-ш конечных согласных основы инфинитива и основы настоящего времени: вязать - вяж(ут), писать - пиш(ут), пахать - паш(ут) и т.п.;

5) от глаголов бежать, гнить, ехать, лезть, петь, стыть.

Малоупотребительны деепричастия от глаголов драть, хотеть (вместо хотя нередко используют деепричастие от глагола желать: желая).

От глагола быть деепричастие образуется с помощью суффикса -учи (будучи), и эта форма в современном литературном языке является единственно возможной формой деепричастия от быть.

Деепричастия совершенного вида образуются от основы инфинитива (а в случае непродуктивности глагола – нередко от основы прошедшего времени) глаголов совершенного вида с помощью суффиксов -в, -вши (если основа кончается на гласный)  -ши (от основ на согласный): построи(ть)  построив (построивши); раздвину(ть)  раздвинув (раздвинувши); сдела(ть)  сделав (сделавши); извлечь (извлёк)  извлёкши; сберечь (сберёг)  сберёгши. Вариантные формы на -вши (от глаголов невозвратных, т.е. без -ся) имеют разговорный или просторечный характер. Деепричастия же от возвратных глаголов вариантных форм не имеют, образования с суффиксом -в(сь) невозможны: признаться  признавшись (хотя от признать  признав и признавши); проститься  простившись (хотя от простить  простив и простивши) и т.д.

От некоторых глаголов совершенного вида (как правило, с основой будущего времени на -д или -т: обрести – обрет-ут; пройти – пройд-ут) более употребительными являются деепричастия с суффиксом на -а/-я – пройдя, приведя, обретя, увезя, унеся и др.

Примечание. Подобные формы довольно широко представлены во фразеологизмах (причем чаще от тех глаголов, от которых, согласно современной литературной норме, образуются деепричастия лишь на -в): разиня рот, положа руку на сердце, спустя рукава, сломя голову, высуня язык, скрепя сердце и т.д.

Использование деепричастий

Обозначая добавочное действие, которое сопровождает протекание другого действия, деепричастие по-разному характеризует соотношение этих действий в конкретных условиях контекста. 

  1.  Оно может быть использовано для того, чтобы установить перспективу между двумя действиями, когда одно выделяется как главное, другое – как второстепенное. Так, в предложении "Пятак падал к ногам, звеня и подпрыгивая" главное, основное действие – падал, а звеня и подпрыгивая, детализируя его, указывают на сопровождающие, сопутствующие основному действия. Эта роль деепричастия – указывать на подчиненное действие по отношению к другому как основному – становится более явной, если фразу с деепричастиями сравнить с той, где они заменены глаголами: "Пятак падал к ногам, звенел и подпрыгивал". Очевидно, что замена представляет все действия как равноправные, независимые.
  2.  В других случаях деепричастие (само или вместе с зависящими от него словами, т.е. весь деепричастный оборот) может указывать на причину, обусловливающую возникновение второго действия, на время совершения основного действия и т.д. Например: "Испугавшись, Ковалев велел подать воды и протер полотенцем глаза: точно, нет носа!" (Гог.) (испугавшись говорит о причине последующих действий); Отсюда ясно, что в подобных случаях деепричастия представляют собой наиболее экономное средство выражения содержания по сравнению с синонимичными ему средствами.

!!!При употреблении деепричастий нужно иметь в виду, что действия, обозначаемые деепричастием и глаголом, должны совершаться одним и тем же субъектом, будь то человек, какое-либо другое живое существо или неживой предмет: "Вернувшись домой, Вронский нашел...". В тех редких случаях, когда деепричастие относится к инфинитиву или причастию, действия, названные деепричастием и инфинитивом (или деепричастием и причастием), также должны относиться к одному и тому же субъекту действия. Например: "Таким образом, цель – удалив часть полушарий, видеть исчезновение функций удаленной части из общей нормальной деятельности полушарий – покрываются на первых порах отзвуком операционного удара по всей массе полушарий" (И. Павлов) ("удаляет" тот, кто будет "видеть");

30. НАРЕЧИЕ

Наречие–это часть речи, в которую входят несклоняемые и неспрягаемые слова, обозначающие признак действия, признак состояния, признак признака и признак предмета: прийти неожиданно слишком поздно, ослепительно белый, пальто внакидку. В предложении наречие выступает обычно в роли обстоятельства: "Дни поздней осени бранят обыкновенно" (П.); "Под потолком тускло горели две лампы" (М.Булг). Относясь к имени существительному, наречия выступают в роли несогласованного определения: "Бег трусцой полезен для здоровья".

Будучи неизменяемыми словами, наречия не выражают никаких грамматических значений и не обладают грамматическими категориями. Сочетаясь с другими словами (глаголами, прилагательными, причастиями, существительными и словами категории состояния), наречия объединяются с ними по типу примыкания.

Разряды наречий по значению

В зависимости от типового лексического значения выделяются две основные группы наречий: обстоятельственные и определительные.

Обстоятельственные наречия относятся чаще всего к глаголу и характеризуют время, место, цель, причину совершения действия. Соответственно выделяются следующие группы обстоятельственных наречий:

1) Наречия времени: вчера, сегодня, днем, ночью, весной, всегда, иногда, сейчас и т.д.: "Ты мне знакома издавна" (Паст.); "Сохрани мою речь навсегда за привкус несчастья и дыма" (Паст.).

2) Наречия места: всюду, вдали, вблизи, назад, издали, навстречу, сбоку и т.д.: "И с бессмысленной улыбкой вспять глядишь, жесток и слаб" (Манд.); "Мне и рубля не накопили строчки, краснодеревщики не слали мебель на дом" (Маяк.).

3) Наречия причины: сгоряча, сдуру, спьяну, сослепу и т.д.: "Вон у товарища моего... дядя умер, а он возьми да сдуру и прими после него наследство! Наследство-то оказалось грош, а долгов – на сто тысяч" (С.-Щ.).

4) Наречия цели: специально, нарочно, в шутку, умышленно и т.д.: "Жди меня, и я вернусь всем смертям назло" (Сим.).

Определительные наречия могут примыкать не только к глаголу, но и к наречию, прилагательному, существительному, категории состояния, характеризуя их с разных сторон. Существуют следующие подгруппы определительных наречий:

1) Качественные наречия, которые выражают характеристику или оценку действия, признака: медленно, глупо, комфортабельно, проникновенно, торжественно и т.д.: "Пока не требует поэта к священной жертве Аполлон, В заботы суетного света он малодушно погружен" (П.); "Из-под куста мне ландыш серебристый Приветливо кивает головой" (Л.).

2) Количественные наречия, которые определяют меру или степень проявления признака, действия. Они в свою очередь делятся на: а) наречия, указывающие на неопределенное количество: много, мало, немного, примерно: "Примерно через полчаса мы выбрались из леса"; б) наречия указывающие на определенное количество: вдвое, втрое, трижды, втройне и т.д.: "Тебе обывательское – о, будь ты проклята трижды! – и мое, поэтово, о, четырежды славься, благословенная!" (Маяк.); в) наречия степени: очень, весьма, совершенно, абсолютно, нисколько и т.д.: "Письмо меня чрезвычайно заинтересовало, тем более что никаких писем я вообще тогда не получал" (М.Булг).

3) Наречия образа и способа действия: врассыпную, вперемешку, вслепую, навзничь (указывают на образ совершения действия): "идет вразвалочку", верхом, пешком, шагом, вплавь и т.д. (указывают на способ совершения действия): "Мы ехали шагом, мы мчались в боях" (Светл.).

4) Наречия сравнения и уподобления: по-приятельски, по-прежнему, по-свойски: "Я по-прежнему такой же нежный" (Ес.); "уши торчком"

5) Наречия совокупности: вдвоем, втроем, всенародно, сообща и т.д.: "Будем жить с тобой вдвоем";

Определительные наречия количественно составляют значительно большую группу слов, чем наречия обстоятельственные (сейчас в русском языке около 6000 определительных и около 260 обстоятельственных наречий)*. В отличие от обстоятельственных наречий, наречия определительные постоянно пополняются.

Местоименные наречия

Особую группу составляют так называемые местоименные наречия, т.е. слова, не называющие признаки действий, признаки признаков и т.д., а только указывающие на них*: "О, знал бы я, что так бывает, когда пускался на дебют" (Паст.); "Понял теперь я: наша свобода Только оттуда бьющий свет, Люди и тени стоят у входа В зоологический сад планет" (Н. Гумилев). Среди них также выделяются функциональные подгруппы:
1) указание на образ действия: так;

2)указание на место: здесь, там, тут, туда;

3) указание на время: тогда, тогда-то;

4) указание на причину: поэтому, потому; указание на цель: затем.

Несколько местоименных наречий употребляется для оформления вопросительных предложений: где? куда? откуда? когда? зачем? почему? как? Они же выступают в функции союзных слов в сложноподчиненном предложении: "В зное пустыни вытянешь караваны, где львы начеку, – тебе под пылью, ветром рваной, положу Сахарой горящую щеку" (Маяк.).

Степени сравнения наречий

Наречия с суффиксом -о, образованные от качественных прилагательных (красочно  красочный, легко  легкий, живо  живой и т.п.), образуют степени сравнения, аналогичные степеням сравнения качественных прилагательных: сравнительную и превосходную.

Сравнительная степень наречий выражается двумя способами: синтетическим и аналитическим.

Синтетическая форма сравнительной степени образуется с помощью суффиксов -ее(-ей), -ше, -е: (рассказывать) интересно – интереснее; (жить) долго – дольше; (говорить) громко – громче. Причем отдельные наречия имеют вариантные формы сравнительной степени: и с суффиксом -ее, и с суффиксом -ше. далеко – далее, дальше, рано – ранее, раньше, поздно – позднее, позже. Некоторые из вариантных форм противопоставлены стилистически: ранее – книжн. – раньше – нейтр.; далее – книжн. – дальше – нейтр.: "И столько же любить? Всесильный Бог, Ты знал: я долее терпеть не мог" (Л.);

Подобно качественным прилагательным, некоторые наречия образуют супплетивные формы сравнительной степени: хорошо – лучше; много – больше; мало – меньше и т.п.

Аналитическая форма сравнительной степени образуется при помощи вспомогательного слова более, сочетающегося с исходной формой наречия: (устроиться) более комфортабельно, (высказываться) более конкретно, (выглядеть) более солидно.

Превосходная степень наречий, как и превосходная степень качественных прилагательных, имеет три формы выражения: а) синтетическую, б) аналитическую, в) сложную.

Синтетическая форма образуется с помощью суффиксов -ейш-, -айш-. Она употребляется крайне редко в современном языке: "покорнейше прошу", "нижайше кланяюсь", "подробнейше изложил" и нек. др. Многие из этих форм воспринимаются как книжные или устарелые.

Аналитическая форма образуется сочетанием слова наиболее с исходной формой наречия: наиболее важно, наиболее актуально, наиболее обстоятельно и т.п. Эта форма имеет книжный характер и употребляется в основном в научном стиле речи и в публицистике: "Наиболее последовательно осуществлена литературная программа декабристов в 25 "Думах"... Рылеева".

Сложная форма превосходной степени представляет собой сочетание слов всех, всего с синтетической формой сравнительной степени: "бежит быстрее всех", "сияет ярче всего", "Больше всего на свете он любил шампанское и охоту" (Ч.).

Использование обстоятельственных и определительных наречий

Функции, которые выполняют наречия разных разрядов в тексте, различны.

Наречия обстоятельственные (в первую очередь это касается наречий времени и места), как правило, являются содержательно необходимым элементом высказывания, таким, без которого минимум необходимой информации не был бы сообщен. Например: "В тот год осенняя погода стояла долго на дворе" (П.). Выделенные наречия невозможно убрать из текста, без них содержание фразы окажется словесно неоформленным. В противоположность этому, определительные наречия в большинстве случаев определяют и уточняют свойства уже названных глаголами, прилагательными, существительными явлений: "Стиль Сергея Леонтьевича я не трогал, хотя он явно неряшлив" (М.Булг.) [ср.: Стиль Сергея Леонтьевича я не трогал, хотя он неряшлив];То есть определительные наречия как бы привносят в текст дополнительные смысловые нюансы, оттеняя ими необходимую информацию.

При этом следует отметить, что то типовое значение, которым обладают качественные наречия, зачастую делает их способными выражать субъективное восприятие говорящего: "Присутствовавший здесь беллетрист Фиалков, о котором мне Рудольфи шепнул, что он шибко идет в гору, был прекрасно одет" (М.Булг.);

31. КАТЕГОРИЯ СОСТОЯНИЯ

Вопрос о категории состояния как о части речи

На особый синтаксический и морфологический статус подобных слов указывали А.А. Шахматов и А.М. Пешковский. Первым, кто выделил слова категории состояния в особую часть речи, был академик Л.В. Щерба*. В работе "О частях речи в русском языке" (1928) он впервые употребил этот термин. Категорию состояния, по мнению Л.В. Щербы, образуют, во-первых, неизменяемые слова со значением состояния (нельзя, можно, надо, пора, жаль и т.п.), которые являются сказуемым в безличном предложении; во-вторых, выступающие в роли сказуемого в двусоставном предложении краткие прилагательные и предложно-падежные формы со значением состояния (готов, горазд, доволен, без памяти, без чувства и т.п.).

В.В. Виноградов включал в категорию состояния: 1) краткие прилагательные, утратившие свои полные формы: рад, должен; 2) краткие страдательные причастия: угнетен, взволнован; 3) безлично-предикативные слова на -о: радостно, грустно; 4) бывшие существительные: лень, грех, стыд и т.д.*

А.Н. Тихонов объединяет в категорию состояния неизменяемые слова со значением состояния, которые со связкой употребляются в качестве сказуемого в безличном предложении и в двусоставном предложении со сказуемым-инфинитивом*.

Е.М. Галкина-Федорук ограничивает круг слов, образующих категорию состояния только теми словами, которые выступают в роли сказуемого в безличном предложении*.

Вопрос о категории состояния как о самостоятельной группе слов до сих пор остается дискуссионным. Академические грамматики русского языка слова категории состояния как особую часть речи не выделяют.

Концепция Е.М. Галкиной-Федорук получила свое развитие в работах Н.А. Каламовой*, точка зрения которой излагается в данном учебнике.

Общая характеристика слов категории состояния

Категорию состояния образуют несклоняемые и неспрягаемые слова, обозначающие состояние природы или человека и являющиеся сказуемым в безличном предложении: "Было нестерпимо душно" (М.Булг.);

Слова категории состояния называют:

а) состояние природы и обстановки: "Сегодня холодно", "На улице морозно",

б) всевозможные оттенки физического и внутреннего состояния человека: "Мне было трудно, Было обидно и скверно на душе" (М.Булг.); в) модальные оттенки: "Да это, оказывается, прелестная игра! Не надо ходить ни на вечеринки, ни в театр ходить не нужно" (М.Булг.); "От восхождений и падений уж позволительно устать" (Вл. Ходасевич). Кроме того, слова категории состояния могут обозначать временные и пространственные отношения, устанавливаемые для лиц и предметов: "Преждевременно говорить об отдыхе";

Слова категории состояния не склоняются и не спрягаются*. Основной принцип их выделения не морфологический, а синтаксический (сказуемое в безличном предложении)**. По происхождению большинство слов категории состояния соотносится с другими частями речи:

1) с наречиями на -о: холодно, жарко, интересно, печально, весело: "Кто-то чудной меня что-то торопит забыть, Душно, и все-таки до смерти хочется жить" (Манд.);

2) с существительными: грех, позор, стыд, пора: "Пора туда, где будущего нет, где нет ни ожиданий, ни страстей, ни горьких слез, ни славы, ни честей" (Л.).

Внешне совпадая с указанными группами наречий и существительных, слова категории состояния отличаются от них категориальным значением состояния, а также грамматическими свойствами. Так, в отличие от наречий слова типа жарко, трудно, весело – не определяют глагол, а представляют собой семантическое и грамматическое ядро предложения. Слова категории состояния могут иметь при себе примыкающий к ним инфинитив ("Рано беспокоиться"), управлять существительным со значением субъекта в форме дательного падежа ("Мне грустно... потому что весело тебе" (Л.)) или существительным с предлогом в форме родительного ("далеко до деревни"), творительного ("светло за окном") или предложного ("тихо в лесу") падежа при обозначении пространственных отношений. Наречия же указанными синтаксическими свойствами не обладают.

В отличие от существительных типа грех, стыд, стыдоба, охота и др. соотносительные с ними слова категории состояния не склоняются и употребляются только в качестве сказуемого в безличном предложении. Таким образом, восходящие по происхождению к другим частям речи слова категории состояния являются по отношению к этим частям речи грамматическими омонимами.

Лишь немногочисленная группа слов, входящих в категорию состояния, ни с какой частью речи не соотносится. Это слова нельзя, можно, надо, а также жаль, которое в настоящее время имеет соотносительное существительное только в просторечных словосочетаниях: "какая жаль", "такая жаль".

32. МЕЖДОМЕТИЯ

Значения и состав междометий

Междометие– это класс неизменяемых слов (и сочетаний слов), служащих для выражения чувств, ощущений, душевных состояний, эмоционально-волевых реакций на окружающую действительность: ай!, ах!, ба!, батюшки!, чу! и т.д.

Будучи выражением эмоций и волевых побуждений, междометия тем не менее не называют сами чувства, волеизъявления, т.е. не имеют номинативной функции (чем существенно отличаются от знаменательных частей речи). Так, например, междометие ого! не является названием состояния удивления, восхищения, в отличие от слов удивление, удивляться, восхищение, восхищаются и т.д. Не называют волеизъявления и междометия айда!, ну! и под., в отличие от слов хочу, требую и т.д.

Не обладая номинативной функцией, междометия имеют тем не менее закрепленное за ними содержание: каждое междометие выражает определенное чувство, состояние или волеизъявление. Эту общенародную закрепленность содержания за теми или иными междометиями ярко выразила М. Цветаева в стихотворении "Молвь": "Емче органа и звонче бубна Молвь – и одна для всех: Ох – когда трудно, и ах – когда чудно, А не дается – ах!"

Междометие синтаксически не связано с другими элементами предложения. Этим оно отличается как от знаменательных, так и от служебных частей речи.

 Правда, ряд междометий может выступать в функции различных членов предложения (в разговорной речи). Например, междометия могут употребляться в функции сказуемого: "Подымается окошко, и шамкающий голос: "Брысь, вы, пострелята!" (Сераф.); "Если парень в горах не ах, если сразу раскис и вниз..." (Выс.).

Встречаются междометия в функции подлежащего и дополнения. При этом некоторые из них получают способность изменяться по числам и падежам (как ах, ох) и иметь при себе определения: "Он топтался на месте и расточал томные ахи" (И. и П.); "Он не мог молчать, не мог снисходительно улыбаться или отделаться своим противным "А!"– он должен был сказать что-то" (Ю.Баз.); "Все эти хи-хи, ха-ха, пенье, трусливые разговоры – мерзость!" (А.Н.Т.).

Используются междометия и в функции обстоятельства; "Что народу легло – ай-ай!" (Фурм.).

По составу междометия разнообразны. Среди них выделяются непроизводные (или первообразные) и производные. К  непроизводным относятся а, ага, ай, ах, ба, ей-ей, о, ого, ой, ох, тьфу, ух, фу; ха, цыц, эх; заимствованные айда, амба, ату, баста, бис, браво, стоп, тубо, ура, шабаш и нек. др.

Производными являются: батюшки, боже (боже мой), дьявол (дьявольщина), здравствуй (те), ой ли, плевать, подумаешь, подумать только, пожалуйста, помилуйте, то-то; Боже упаси, Боже сохрани, слава Богу, черта с два и т.д.

Разряды междометий с точки зрения семантических функций

Междометия в зависимости от того, что они выражают, делятся на эмоциональные (отражают эмоции и эмоциональные оценки), этикетные и императивные, или повелительно-побудительные.

К  эмоциональным междометиям принадлежат: 

1) междометия, выражающие удовлетворение – удовольствие, радость, восхищение и т.п., положительную оценку фактов, ситуаций действительности (ага!, ай!, ай-ай-ай!, браво!, о!, ура! и др.); например: "Кто-то, перегоняя, проговорил ей над ухом: "Ай да глазки!" (А.Н.Т.);

2) междометия, выражающие неудовлетворение – упрек, порицание, протест, досаду, злость, гнев и т.п., отрицательную оценку фактов, ситуаций действительности (ах!, вот еще!, господь с вами!, тьфу!, черт возьми!, фу!, эх! и т.д.), например: "Ах, да воротите же их! – застонала нервная дама. – Фу, как вы все бестолковы!" (Купр.); "Помилуй, мне и от роду нет году!" (Крыл.);

3) междометия, выражающие удивление, недоумение, испуг, сомнение и т.п. (ба!, батюшки!, матушки!, ну и ну!, ну и дела!, подумать только!, тю!, увы!, хм! и т.д.), например: "Батюшки! – изумился тонкий. – Миша! Друг детства!" (Ч.). При этом в зависимости от выражаемых эмоций междометия могут входить в разные группы. Таковы междометия а!, ах!, ай!, ай-ай-ай!, о! и др.

К междометиям этикета относятся выражения приветствия, благодарности, извинения, пожелания: здравствуй (те), салют!, до свидания, всего, спасибо, простите, извини (те), пожалуйста и др.

Среди императивных междометий выделяются:

1) междометия, выражающие команды, призыв к какому-либо действию и обращенные к людям или животным (айда!, вон!, тсс!, ну!, цыц!, вира!, майна!, полундра!; брысь!, фу!, фас!, пиль!, тубо! и т.д.), например: "Не играйте! – замахали старшины музыкантам. – Тсс ... Егор Нилыч спит" (Ч.);

2) междометия, выражающие призыв откликнуться, служащие средством привлечь внимание и т.п. (алло!, ау!, караул!, эй! и др.), например: "Караул! Режут!"– закричал он" (Ч.).

Некоторые междометия в разных своих семантических функциях принадлежат к разным группам. Так, здравствуйте, произнесенные с разной интонацией, связанной с семантикой междометия, может относиться в одних случаях к эмоциональным междометиям (как и здравствуйте, я ваша тетя!), в других – к этикетным; междометие ну! может входить и в группу эмоциональных, и в группу императивных. Например: "Ну, бал! Ну, Фамусов! Умел гостей назвать!" (Гриб.) (эмоциональное); "Переписывай! Быстро, ну!" (Вс.Ив.) (императивное).

ЗВУКОПОДРАЖАТЕЛЬНЫЕ СЛОВА

Звукоподражательными называются слова, передающие различные звуки, издаваемые человеком или животными, а также звуки и шумы природы и т.д. В отличие от междометий звукоподражательные слова не выражают каких-либо чувств или волеизъявлений. Звукоподражательные слова могут употребляться и изолированно, и в составе предложения, выполняя нередко функции различных членов предложения. Звукоподражательные слова представляют собой одно из экспрессивно-изобразительных средств отражения действительности. Например, в лирических рассказах Ю. Казакова можно встретить различные звукоподражательные слова, передающие шумы природы: "А под ноги ему накатываются со звоном волны. Шшшу! – набегают; ссс! – откатываются; шшшу – снова набегают!.."; "Закачались мимо избы, подковы по мосткам затукали: тук-ток". Разнообразно передается звук, сопровождающий летящую пулю, мину, снаряд и т.п., в повести Г. Бакланoва "Пядь земли": "Пиу!.. Пиу!.. Чив, чив, чив! Cловно плетью хлестнули по земле перед самой воронкой"; "Фють! – падает стебель, перебитый у основания"; "Ви-и-у-у! – из-за края поля нарастающий вой мины; Пак! Пак! Пак!  частят пушки".

Одни звукоподражательные слова являются

  1.  традиционной формой передачи тех или иных звуков (тик-так для хода часов, гав-гав для лая собаки и т.д.),
  2.  другие создаются aвтором для данногo конкретногo случая. Таковa, например, передача А.П. Чеховым собачьегo рычания, переходящегo в лай, в рассказе "Учитель словесности": "Ах, да поди ты прочь, поганая собака!" – крикнул он на Сома, кoтoрый положил ему на колени голову и лапу. "Ррр... нга-нга-нга..." – послышалось из-за стула".

33. МОДАЛЬНЫЕ СЛОВА

Модальность– это понятийная категория, которая выражает отношение сообщения к реальности, устанавливаемое говорящим. Категория модальности имеет в русском языке разные средства выражения.

  1.  Модальность может выражаться лексически, входя в семантику разных слов: правда, истина, ложь, невозможный, возможный, вероятный, безусловно, возможно и т.д. 
  2.  В морфологии модальность проявляется с помощью форм наклонения глагола (см. выше раздел "Категория наклонения"). 
  3.  В синтаксисе модальность передается прежде всего при использовании всевозможных компонентов высказывания, грамматически не связанных с членами предложения: вводных слов и словосочетаний, вставных конструкций. 
  4.  Наконец, в русском языке существуют специализированные средства для выражения модальности – модальные слова, у которых модальность выражается в их семантике и в их особом грамматическом статусе.

Модальные слова–это выделившиеся в самостоятельную часть речи неизменяемые слова, обозначающие отношения всего высказывания или отдельной его части к реальности с точки зрения говорящего, грамматически не связанные с другими словами в предложении, и выделяющиеся интонационно

В предложении модальные слова, как правило, выступают в качестве синтаксически изолированных единиц – вводных слов или словосочетаний: "Безусловно, он не был вполне нормален в эту минуту" (Кав.); "Быть может, я тебе не нужен, Ночь, из пучины мировой, как раковина из жемчужин, Я выброшен на берег твой" (Манд.). Модальные слова могут и не выделяться интонационно (а на письме пунктуационно), когда они тесно примыкают к сказуемому и оценивают его с точки зрения достоверности или недостоверности: "Плеснув в зрачке и растворившись в лимфе, Она сродни лишь эолийской нимфе, как друг Нарцисс. Но в календарной рифме Она другим наверняка видней" (И.Бр.). Наконец, модальные слова употребляются и в качестве слов-предложений, в которых выражается оценка ранее сказанного с точки зрения его достоверности-недостоверности: "Вы поклонник женской красоты?"– "Разумеется". (Ч.).

По лексическому значению модальные слова делятся на две большие группы:

1) модальные слова со значением утверждения: конечно, несомненно, бесспорно, разумеется, безусловно, без всякого сомнения и т.д.; например: "Конечно, различны поэтов сорта" (Маяк.); "У старших на это свои есть резоны. Бесспорно, бесспорно смешон твой резон, Что в грозy лиловые глаза и газоны И пахнет сырой резедой горизонт" (Паст.);

2) модальные слова со значением предположительности: вероятно, по-видимому, наверное, должно быть, небось и т.д., например: "Где-то ходит, наверное, конь керамический" (Б.Ок.); "Я, воспевающий машину и Англию, может быть, просто в самом обыкновенном Евангелии тринадцатый апостол" (Маяк.); "Мой Телемак. Троянская война окончена. Кто победил –. не помню. Должно быть, греки" (И.Бр.).

По происхождению группа модальных слов образовалась за счет перехода в нее:

1) существительных: правда, факт и др.: "И правда, все, что ни доставали казаки, все делили попалам" (Гог.); "Твоя линия ошибочная, политически неправильная, факт!" (Шол.);

2) кратких прилагательных: бесспорно, несомненно, верно, подлинно, возможно и др.: "Зинаида, бесспорно, красавица, превосходно воспитана" (Дост.); "У Николая Семеновича, верно, имелись сапоги-штаны из прорезиненного шелка, которыми он никогда не пользовался" (Ю.Наг.);

3) кратких причастий: видимо: вестимо: "Откуда дровишки?" – "Из лесу, вестимо" (Н.Некр.);

4) слов категории состояния: очевидно, понятно, видно и др.: "Он слишком цепко и напряженно охватил пальцами костыли, – видно, еще не привык к ним" (Б.Горб.);

5) глаголов: разумеется, кажется и др.: "Онегин, я тогда моложе и лучше, кажется, была" (П.); "Ты с нею танцуешь мазурку? – спросил он торжественным голосом. – Она мне призналась..."– "Ну, так что ж? а разве это секрет?" – "Разумеется" (Л.);

6) словосочетаний: в самом деле, должно быть, может быть, по всей вероятности, надо полагать и т.д.: "Может быть, это точка безумия, Может быть, это совесть твоя; Узел жизни, в котором мы узнаны И развязаны два бытия" (Манд.).

От подобных генетически родственных слов модальные слова отличаются семантически, морфологически и синтаксически. Так, модальное слово казалось отличается от соответствующей формы глагола тем, что: а) обозначает предположительность и не имеет процессуального значения; б) не выражает грамматических значений вида, наклонения и т.п.; в) не выступает в роли сказуемого в предложении. Ср.: "И все ей казалось – она жеребенок, и стоило жить, и работать стоило" (Маяк.) – выделенное слово является глаголом; "Казалось, его энергии хватит для того, чтобы разбудить тундру и расплавить вечную мерзлоту" (А.Н.Т.) – казалось является вводно-модальным словом. По отношению к соотносительным частям речи модальные слова выступают как грамматические омонимы.

34. ПРЕДЛОГИ

Предлоги – это служебные слова, с помощью которых оформляются подчинительные отношения между словами в словосочетании. Предлоги могут обозначать:

- отношения между объектом и объектом: "ответ на вопрос"; объектом и действием: "бороться с огнем"; - объектом и признаком: "способный на самопожертвование".

При этом предлоги указывают на те же подчинительные отношения, которые выражаются с помощью категории падежа: места, времени, цели, причины и т.д., дополняя и конкретизируя их. Например, в словосочетаниях глагола с дательным падежом существительного: "плыть по реке", "идти к реке"– каждый из предлогов по-своему уточняет пространственное значение дательного падежа: по указывает на место протекания действия, к–на направление действия.

Предлоги являются неизменяемыми словами и не выступают в предложении в качестве его самостоятельного члена.

Разряды предлогов по образованию и строению

По образованию предлоги делятся на две группы: непроизводные, т.е. не мотивированные никакими другими словами в современном русском языке, и производные, мотивированные другими словами.

Непроизводные, или первообразные, предлоги – это слова, пришедшие из общеславянского праязыка. Они составляют сравнительно немногочисленную группу: без (безо), в (во), для, до, за, из (изо), к (ко), между (меж), на, над, о (об, обо), по, под (подо), при, про, ради, с (со), у, через (чрез). Наконец, предлоги из-за, из-под, по-за, по-над также являются непроизводными, поскольку их значение не соотносится со значениями предлогов из и за, из и под, по и за, по и над.

 К непроизводным относятся и не имеющие в современном русском языке производящих основ предлоги близ, вместо, вне, вопреки, кроме, среди. 

Производные предлоги – это слова, мотивированные другими словами. В свою очередь, в зависимости от генетического родства с той или иной частью речи они делятся на следующие подгруппы:

1) наречные: вблизи, вдали, вокруг, внутри, впереди, кругом, навстречу, накануне, позади, посередине, подобно, сбоку, соответственно и др.;

2) отыменные: ввиду, в виде, во время, в заключение, в течение, в ходе, в области, в сфере, в рамках, за исключением, за неимением, за счет, по поводу, по мере, с помощью и др.;

3) отглагольные: благодаря, включая, исключая, начиная, не считая, спустя и др.

Подавляющее большинство производных предлогов являются относительно "молодыми" и образовались уже на русской почве.

По строению предлоги делятся на:

а) простые, которые состоят из одного слова: в, к, о, по, благодаря и др.;

б) сложные (или двойные): из-за, из-под и др.;

в) составные, генетически являющиеся сочетанием предлога (или предлогов) со знаменательной частью речи: в течение, в ответ на, в зависимости от, наряду с, по вопросу и др.

Разряды предлогов по значению и по сочетанию с падежными формами

Предлоги выражают всевозможные отношения между знаменательными словами. Основными типами выражаемых отношениями являются:

1) пространственные: "вернуться в Москву", "приехать с юга", "отдыхать в деревне", "жить под Москвой", "снег над городом", "вода под домом" и т.д.;

2) временные: "проспать до утра", "работать в течение месяца", "встретиться через несколько дней", "выяснить в ходе сессии" и т.д.;

3) объектные: "рассказ о себе", "знать про себя", "тоска по родине", "влюбиться в незнакомку";

4) целевые: "обратиться с претензиями", "жить для карьеры", "подарить на память";

5) сравнения, уподобления: "проживи с мое", "кулак величиной с голову", "дочь вся в мать";

6) значение орудия действия: "привинтить с помощью отвертки"; "установить в ходе экспериментов";

7) значение образа действия: "произнести без всякого выражения", "пообедать с аппетитом";

8) определительные отношения: "яблони в цвету", "пальто на ватине".

Значения предлогов реализуются только в сочетании с формами косвенных падежей.

Предлоги могут быть однозначными: вследствие, благодаря, за исключением и др. и многозначными. При этом следует различать собственно лексическую многозначность и многозначность, обусловленную сочетаемостью с разными падежами.

Собственно лексическая многозначность проявляется у предлога тогда, когда, сочетаясь с одним и тем же падежом, предлог выражает различные типы отношений между словами. Так, предлог для, сочетаясь только с родительным падежом, может выражать и значения целевые: "жить для любви", "работать для блага общего дела", и значения объектные: "одежда для полярников", "важно для тебя". Предлог из-за, употребляющийся только с родительным падежом, согласно данным 4-томного "Словаря русского языка", может выражать пять значений, предлог от в сочетании опять-таки с родительным падежом – 13 значений и т.д. Лексическая многозначность предлогов отображается в толковых словарях русского языка.

Грамматически обусловленная многозначность отмечается в тех случаях, когда предлог, сочетаясь с разными падежами, выражает разные значения. Так, в предложении: "Не спеша (зачем ему было торопиться?) побросал он дрова в сарай, выпряг лошадь, сани оставил в сарае, а лошадь отвел в пустующую рядом выхоложенную конюшню" (Паст.) предлог в в первом и третьем случаях, употребленный с винительным падежом, имеет значение направления, а во втором случае, в сочетании с предложным падежом, – значение места. Предлог с, употребляясь с родительным падежом, обозначает пространственные отношения: "приехать с вокзала", с винительным – меру, уподобление: "проработай с мое", с творительным – отношения совместности: "мы с тобой одной крови".

Большинство предлогов сочетается только с одним падежом: для (р.п.), от (р.п.), перед (тв.п.), над (тв.п.), в отношении (р.п.), в продолжении (р.п.) и т.д. Однако есть и такие предлоги (все они являются непроизводными), которые употребляются с разными падежами: в (вин. и пр. падеж): "Чему бы жизнь нас ни учила, но сердце верит в чудеса" (Тютч.); "Вода в реке журчит прохладна, и тень от гор ложится в поле" (Хармс); с (р., вин. и тв. падеж): "Госпиталь, в котором лежал, а потом служил и который собирался теперь покинуть доктор, помещался в особняке графини Жабринской, с начала войны пожертвованном владелицей в пользу раненых... Он стоял на скрещении главной улицы с центральной площадью города" (Паст.); "Мальчик с пальчик", "мужичок с ноготок".

35. СОЮЗЫ

Союз– это служебная часть речи, с помощью которой оформляется связь между отдельными словами внутри простого предложения, между частями сложного предложения, а также между самостоятельными предложениями в тексте: "Он [Пушкин] добежал до своей комнаты и бросился на подушки, плача и смеясь" (Тын.); Как и предлоги, союзы не изменяются. Однако в отличие от предлогов, которые выполняют свою служебную функцию только в сочетании с падежными формами существительного, союзы являются грамматически не связанными с теми словами, которые они соединяют, и не зависят от принадлежности этих слов к той или иной части речи. Союзы лишь помогают выявить и оформить связь между словами в предложении или между отдельными предложениями.

Разряды союзов по синтаксической функции и значению

В зависимости от того, какие именно синтаксические отношения выражаются с помощью союза, все союзы делятся на две группы: сочинительные и подчинительные.

Сочинительные союзы могут соединять однородные члены предложения внутри простого предложения, а также самостоятельные предложения.

Подчинительные союзы главным образом помогают выразить всевозможные смысловые отношения между главной и придаточной частями в сложноподчиненном предложении; отношения временные, целевые, сравнения, следственные, причинные и т.п.: "Перед сумерками, когда было еще светло, он услышал громкое хрустение чьих-то шагов по снегу" (Паст.) – союз когда устанавливает временные отношения;

Иногда подчинительные союзы употребляются для связи отдельных членов в простом предложении: "В это лето я узнал наново... много слов, бывших до той поры хотя и известными мне, но далекими и непережитыми" (Паст.) – союз хотя и... но соединяет определения и передает сопоставительно-уступительные отношения между ними; 

Между сочинительными и подчинительными союзами есть существенное различие. На него указывал А.М. Пешковский, который отмечал, что сочинительные союзы "не только физически, но и по значению стоят между соединяемыми величинами, не сливаясь нимало ни с одной из них", а подчинительные союзы тесно связаны по смыслу с придаточными предложениями и образуют с ними "цельную смысловую массу"*. Этим свойством союзов обусловлен порядок следования частей в сложном предложении: сочинительные союзы, объединяющие простые предложения, всегда находятся между этими предложениями, в то время как подчинительный союз может стоять в начале сложноподчиненного предложения в случае, если оно начинается с предложения придаточного.

В зависимости от значения сочинительные союзы делятся на следующие группы:

а) соединительные союзы, выражающие отношения перечисления: и, да, и ... и, ни ... ни, тоже, также: "Пушкин был мой первый поэт, и моего первого поэта – убили" (Цвет.); "Там с посвистом да с присвистом гуляют до зари" (Бл.);

б) разделительные союзы, выражающие отношения взаимоисключения: или, либо, то... то, не то ... не то и др.: "Теперь или никогда – вы моя, вы будете моею" (Л.); "Требую возвращения моего нормального облика! – вдруг не то исступленно, не то моляще прохрипел и захрюкал боров, – я не намерен лететь на незаконное сборище" (М.Булг.);

в) противительные союзы: а, зато, но, однако и др.: "Другие по живому следу пройдут твой путь за пядью пядь, Но пораженья от победы ты сам не должен отличать" (Паст.); "Мы не надеялись никогда более встретиться, однако встретились" (Л.);

г) градационные союзы: не только... но и, если не... то, не столько ... сколько, как ... так и и др.: "Но не столько страшен палач, сколько неестественное освещение... происходящее от какой-то тучи, которая кипит и наваливается на землю, как это бывает только во время мировых катастроф" (М.Булг.); эта группа союзов указывает на то, что один из соединяемых членов (как правило, второй), является более значимым, более существенным;

д) присоединительные союзы: и, да и, да и то, или и др., присоединяющие предложения или отдельные члены предложения, которые дополняют, развивают ранее высказанную мысль: "Что сталось с старухой и с бедным слепым,– не знаю. Да и какое мне дело до радостей и бедствий человеческих, мне, странствующему офицеру" (Л.).

Подчинительные союзы также делятся на несколько групп, различающихся значением:

а) временные: когда, пока, покуда, доколь, когда ... то, по мере того , как и др.: "Я вернусь, когда раскинет ветки по-весеннему наш белый сад" (Ес.); "Пока земля еще вертится, пока еще ярок свет, Господи, дай же ты каждому, чего у него нет" (Б.Ок.);

б) сравнительные: как, будто, словно, точно и др.: "Мой стих трудом громаду лет прорвет и явится весомо, грубо, зримо, как в наши дни вошел водопровод, сработанный еще рабами Рима" (Маяк.); "В Петербурге мы сойдемся снова, словно солнце мы похоронили в нем" (Манд.);

в) целевые: чтобы, дабы, для того, чтобы и др.: "Чтобы вырвать век из плена, чтобы новый мир начать, узловатых дней колена нужно флейтою связать" (Манд.); "Видя мое изумление, Стриж шепотом объяснил мне, что актеры лишены рук Иваном Васильевичем нарочно, для того, чтобы они привыкли вкладывать смысл в слова и не помогать себе руками" (М.Булг.);

г) уступительные: несмотря на то что, хотя и др.: "Я узнал его несмотря на то, что он весь был забинтован свежими марлевыми бинтами" (М.Булг.); "И хотя [Иван Яковлевич] каждый день брил чужие подбородки, но его собственный был у него вечно не брит" (Гог.);

д) условия: если, если ... то, когда ... то: "Когда бы жизнь домашним кругом Я ограничить захотел, Когда б мне быть отцом, супругом Приятный жребий повелел, Когда б семейственной картиной Пленился я хоть миг единый, То верно, кроме вас одной Невесты не искал иной" (П.); "Если бы в следующее утро Степе Лиходееву сказали бы так: "Степа! Тебя расстреляют, если ты не встанешь!"– Степа ответил бы томным, чуть слышным голосом: "Расстреливайте, делайте со мною, что хотите, но я все равно не встану" (М.Булг.);

е) изъяснительные: что, будто, чтобы, как бы не и др.: "В заключение скажу тебе, что твое письмо мне близко и драгоценно" (Бл.); "Пишущий эти правдивые строки сам лично, направляясь в Феодосию, слышал в поезде рассказ о том как в Москве две тысячи человек вышли из театра нагишом в буквальном смысле этого слова..." (М.Булг.);

ж) причинные: потому что, так как, ибо и др.: "Дантес возненавидел Пушкина, потому что сам не мог писать стихи, и вызвал его на дуэль" (Цвет.); "Более всего на свете прокуратор ненавидел запах розового масла, и все теперь предвещало нехороший день, так как запах этот начал преследовать прокуратора с рассвета" (М.Булг.);

з) следствия; так что, до того, что, вследствие чего: "Лишь только кот был доставлен в отделение, там убедились, что от гражданина сильнейшим образом пахнет спиртом, вследствие чего в его показаниях тотчас же усомнились" (М.Булг.).

От подчинительных союзов следует отличать союзные слова – относительные местоимения и местоименные наречия: где, который, кто, что, куда, откуда и т.д. Союзные слова выполняют ту же синтаксическую функцию, что и союзы (присоединяют придаточное предложение к главному), но являются знаменательными словами, выступающими в придаточном предложении в качестве одного из его членов. Ср.: "Такими же знаками ему ответили, что от частных людей заказов не берут" (Паст.) – изъяснительный союз что присоединяет придаточное предложение к главному. – "Одна из мастериц изобразила на лице недоумение и в знак досады выставила ладошку лодочкой вперед, глазами спрашивала, что ему, собственно, нужно" (Паст.) – относительное местоимение что является подлежащим в придаточном изъяснительном.

Как и предлоги, союзы могут быть однозначными и многозначными.

Разряды союзов по строению

С точки зрения строения союзы делятся на простые, т.е. состоящие из одного слова: и, а, но, хотя, словно и др., и составные, состоящие из нескольких слов: потому что, так что, по мере того, как и др. 

Простые союзы бывают непроизводными: а, но и и производными: хотя – восходит к деепричастию хотя; якобы, чтобы, итак и др. – восходят к застывшему сочетанию служебного слова со знаменательным словом. В настоящее время активно пополняется разряд составных союзов.

Наконец, союзы могут быть одиночными: и, что, как и др., повторяющимися: ни...ни, то...то (с обязательным повторением); двойными, или парными: если…то, когда…то, едва…как (у них вторая часть возможна, но не обязательна); как…так и, настолько...насколько (вторая часть необходима).

36. ЧАСТИЦЫ

Частицы– это служебные слова, которые придают отдельному слову в высказывании или высказыванию в целом всевозможные дополнительные смысловые, эмоционально-экспрессивные и модальные оттенки: "Ты можешь это сделать"–"Только ты можешь это сделать", "Уже вечер"– "Ведь уже вечер". Частицы не имеют форм изменения. В отличие от предлогов и союзов частицы грамматически не связаны ни с каким членом предложения и не выполняют никаких грамматических функций.

Частицы, как и другие слова, могут быть однозначными, например неужели, далеко не и т.д., и многозначными. Так, частица только может выражать значения; 1) ограничительное: "Здоровье мое то же, много гулять не могу, хожу только до речки" (А.Остр.); 2) выделительно-ограничительное: "Близкого человека только тогда и поймешь вполне, когда с ним расстанешься" (Тург.); 3) усилительное: "Где только не побывал я этим летом!"

Частица прямо может выступать: 1) в значении усилительном, синонимичном "как раз": "прямо передо мной"; "Все стадо оленье, теснясь, прошло прямо возле меня" (Пришв.); 2) в усилительном значении, синонимичном совершенно, действительно: "Дождь, ветер, холодище, паровоз старый, скверный... измаялся я в эту ночь – прямо сил нет!" (М.Г.); 3) как средство эмоционального возражения: "А я-то предполагал – вы меня ждете-дожидаетесь". – "Ну прямо, – сказала она" (Евдокимов).

Подавляющее большинство частиц являются многозначными.

Разряды частиц по значению

В зависимости от выражаемого значения частицы делятся на смысловые, эмоционально-экспрессивные, модальные.

Частицы, выражающие смысловые значения, в свою очередь подразделяются на следующие подгруппы.

1. Указательные частицы: вот, вон, вот как, это, во: "Вот стороной дороги бегут две потные косматые лошади" (Л.Т.); "Я выстрелил и попал вот в эту картину" (П.); "Вон одна звездочка, вон другая, вон третья. Как много!" (Гонч.); "С этим юродивым я и разговаривать не стану". – "Это как угодно" (Ч.).

2. Опредилительно-уточняющие частицы: именно, как раз, равно, чуть не, приблизительно, просто и т.д.: "Они провожали товарища, много пили и играли до двух часов... так что именно дело об отравлении он не успел прочесть" (Л.Т.); "Мы прошли приблизительно пять километров".

3. Выделительно-ограничительные частицы: лишь, только, только лишь, всего-навсего, исключительно, просто и т.д.: "На берегах уснувших Лишь ветра слышен легкий звук" (П.); "Теперь только я замечаю, что между кроватью и печью висит маленькая люлька" (Ч.); "Я презирал себя за то, что не испытываю исключительно одного чувства горести" (Л.Т.)

4. Усилительные частицы: даже, еще, даже и, определенно, положительно, просто, прямо и т.д.: "Наши дела очень плохи, нам просто жить нечем" (А.Остр.); "[Память] оживляет даже камни прошлого и даже в яд, выпитый некогда, подливает капли меда" (М.Г.).

Эмоционально-экспрессивные частицы

Эта группа частиц повышает эмоциональность, выразительность высказывания. Это такие частицы, как: ведь, ну и, что за, вот так, где, где уж, куда, куда уж и т.д.: "А сегодня – что за день! Солнце, птицы! блеск и счастье!" (А. Майков); "Ведь есть, право, этакие люди, у которых на роду написано, что с ними должны случаться разные необыкновенные вещи!" (Л.); "Вот так фокус!"

Модальные частицы

Этот разряд частиц выражает точку зрения говорящего на действительность, на сообщение о ней. В свою очередь модальные частицы разделяются на следующие подгруппы.

1. Утвердительные частицы: да, точно, определенно, так, ага и т.д.: "Если не ошибаюсь... мы встречались у вашей сестры?" – Даша сейчас же ответила дерзко: "Да" (А.Н.Т.); "На даче жить, надо гулять". – "Точно, точно, как не гулять: время стоит хорошее" (Гонч.).

2. Отрицательные частицы: нет, не, ни, вовсе не, отнюдь не и т.д.: "[Чацкий] Конечно, не меня искали? – [Софья] Я не искала Вас" (Гриб.); "Что это с вами, Пульхерия Ивановна? Уж не больны ли Вы?"– "Нет, я не больна" (Гог.).

3. Вопросительные частицы: разве, неужели, неужто, что ли, ужели (ужель) и т.д.: "Ужель загадку разрешила? Ужели слово найдено?" (П.); "А разве вы ходите к обедне?" (Тург.); "Неугомонная забота Его тревожит; мыслит он: "Неужто вправду я влюблен?" (П.).

4. Сравнительные частицы: как, как бы, будто, будто бы, вроде, словно, точно и др.: "Люблю грозу в начале мая, когда весенний первый гром, как бы резвяся и играя, грохочет в небе голубом" (Тютч.); "Я замечаю, он с некоторых пор словно не в духе. Уж не влюблен ли он?" (Тург.).

5. Частицы, содержащие указание на чужую речь: де, дескать, якобы, мол: "Это не я, а люди Ильинские сказывали, что барин, дескать, сватался" (Гонч.); "Уж сколько раз я ей говорила: "Что, мол, ты никуда не съездишь, али к себе гостей не позовешь?" (А.Остр.).

6. Модально-волевые частицы: пусть, пускай, да, бы, давай, ну. "Пусть говорит все, что хочет" (А.Остр.); "Да здравствует солнце, да скроется тьма!" (П.); "Да не будет дано умереть мне вдали от тебя" (И.Бр.). Одновременно частицы этой группы выполняют и грамматическую функцию: принимают участие в выражении повелительного (да, пусть, пускай, давай) и сослагательного (бы) наклонения глагола.

Разряды частиц по образованию

По образованию частицы делятся на две группы: непроизводные: а, не, ни, вот, вон, же и т.д. и производные: прямо, просто, ровно, куда, исключительно, определенно, куда там и т.д.

Производные частицы образованы преимущественно морфолого-синтаксическим способом, т.е. в результате перехода в частицы слов из других частей речи: местоимений, наречий, глаголов, союзов и т.д. Наибольшую группу представляют частицы, образовавшиеся на базе наречий: куда, как, где, точно, так и т.д. Местоимения и глаголы, переходя в разряд частиц, утрачивают способность к словоизменению и закрепляются в какой-либо одной форме: "В зимний вечер, бывало, лучину зажжет и прядет себе, глаз не смыкая" (Н.Некр.); "Бабушке с каждой минутой становилось все легче" (Кав.). Исключение составляет слово один, которое в роли частицы сохраняет способность к согласованию: "Ты одна мне помощь и отрада, Ты одна мне несказанный свет" (Ес.);


Диплом на заказ


1. Сумы Жилье они утверждают что усыпляют животных а потом проводят эвтаназию
2. Правове регулювання перевезення вантажів автомобільним транспортом
3. биологически активные компоненты продуктов на основе овечьей плаценты замечательно усваиваются и дают выр
4. тематичних обчислень MthCd
5. Тема- Презумпция невиновности в уголовном процессе Выполнила- студентка 3 курса заоч
6. Оценка надежности и устойчивости КБ Юниаструм банк за 2008-2009 гг
7. Сущность издержек производства
8. методологическую основу процедур всех этапов исследования сбора обработки и анализа информации
9. курсовая
10. Пути решения проблем неполной семьи в социальной работе
11. Дипломная работа- Вплив податкових пільг та штрафних санкцій на економіку України
12. Римская семья
13. Тема 1 Природа и сущность этики
14. ных расче тов и смет Наименование глав объектов работ и затрат Сметная стоимост
15. Общая геология связаны с обилием специальных терминов которых лишен непрофессиональный язык
16. утопистов XVI XIX вв
17. на тему Роль в деловом общении социальнопсихологических характеристик партнера
18. тематичне формулювання
19. Ад Будет Здесь Когда окажется много людей способных ко Злу некоторые из них те что будут более вс
20. технические ресурсы Потребность в оборудовании инструментах инвентаре и приспособлениях приведена в