Будь умным!


У вас вопросы?
У нас ответы:) SamZan.ru

На тему- Великая Отечественная война

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-30

Федеральное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Санкт-Петербургский государственный Университет Сервиса и Экономики"

Реферат по дисциплине "История"

На тему: "Великая Отечественная война".

Выполнила: студентка 2го курса 251 группы Павлова А.В

Проверил : Соловей Михаил Петрович

Дата: 23.12.2013.

Санкт-Петербург

Содержание:

  1.  Причины Второй Мировой Войны. Цели Германии и СССР в Великой Отечественной войне.
    1.  Начало Великой Отечественной войны. План "Барбаросса".
    2.  Битва за Киев
    3.  Оборона Севостополя
    4.  Московская Битва
    5.  Блокада Ленинграда
    6.  Ржевская Битва
    7.  Битва за Кавказ
    8.  Курская Дуга
    9.  Операция "Богратион". Освобождение Белоруссии.
    10.  Партизанское движение
  2.  СССР на Завершающем этапе 2ой Мировой войны.
    1.  Военно стратегическая обстановка в начале 1944г
    2.  "10 сталинских ударов"
    3.  Крымская (Ялтинская) Конференция
    4.  Освобождение Европпы от фашизма
    5.  Потсдамская Конференция
    6.  Вступление СССР в войну с Японией
  3.  Заключение
  4.  Список используемой литературы.

1. Причины Второй Мировой войны. Цели Германии и СССр в Великой Отечественной войне.
Вторая мировая война была порождена всем предшествующим ходом экономического и политического развития капиталистического мира. Накануне войны произошло дальнейшее усиление неравномерности развития капиталистических стран, что привело к новому соотношению сил между главными капиталистическими державами, т.е. главной причиной войны являлись противоречия, возникшие между государствами. А международных отношениях и обострении обстановки в мире особо агрессивную роль проявляла Германия. И после прихода к власти Гитлера обстановка в мире значительно осложнилась. Германия и Япония рвались на рынки, стремились к главенству, а страны-лидеры (США, Англия, Франция) старались сохранить свои прибыли. Япония и Германия боролись против мировой финансовой гегемонии США. В этом главная причина второй мировой войны. Второй причиной была естественная боязнь лидеров развитых стран (Черчилль, Чемберлен и др.) распространения идей и практики социализма-коммунизма. Таким образом, в 30-е годы образовалось два основных очага войны: на Востоке — во главе с Японией, на Западе — с Германией.
 
Цели Германии в войне были: 
1. Ликвидация СССР и социализма, как государства, системы и идеологии. Колонизация страны. Уничтожение 140 млн “лишних людей и народов. 
2. Ликвидация демократических государств Западной Европы, лишение их национальной независимости и подчинение Германии. 
3. Завоевании мирового господства. Предлог агрессии - неминуемая угроза нападения со стороны СССР. 
Цели СССР определились в ходе войны:
1. Защита свободы и независимости страны и социалистических идей. 
2. Освобождение порабощенных фашизмом народов Европы. 
3. Создание демократических или социалистических правительств в соседних странах. 
4. Ликвидация германского фашизма, прусского и японского милитаризма.

1.1. Начало Великой Отечествееной войны. План Барбаросса.

На рассвете 22 июня 1941 г. бомбардировками с воздуха и наступлением сухопутных войск Германия начала осуществление плана «Барбаросса». Он был рассчитан на молниеносную войну (блицкриг) и предполагал совместные действия трех групп армий (ГА): «Север» была нацелена на Ленинград; «Центр» - на Москву; «Юг» - на Украину. К сентябрю силы противника должны были выйти на линию Архангельск-Астрахань. План «Барбаросса» был частью глобального плана «Ост», предусматривавшего поэтапное установление на территории бывшего СССР «нового порядка», т.е. порабощение и частичное уничтожение населения СССР.

Уже 22 июня 1941 г. к советскому народу по радио обратился Нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов. Из его уст впервые прозвучали слова: «Враг будет разбит, победа будет за нами!». 3 июля прозвучало радиообращение И.В. Сталина, начинавшееся словами «Товарищи! Граждане! Братья и сестры!».

В связи с началом войны была реорганизована система управления СССР. 23 июня была образована Ставка Главного командования во главе с наркомом обороны Маршалом Советского Союза С. К. Тимошенко.

24 июня 1941 г. ЦК ВКП (б} и СНК СССР приняли постановление о создании Совета по эвакуации (председатель – Л. М. Каганович).

30 июня был создан Государственный Комитет Обороны (ГКО) во главе с И.В. Сталиным, которому передавалась вся полнота исполнительной и законодательной власти в стране.

10 июля Ставка Главного командования реорганизуется в Ставку Верховного командования также под руководством Сталина.

В первые три недели войны немецкие войска, нанеся страшные поражения частям РККА, продвинулись на 300-600 км в глубь советской территории, оккупировав Латвию, Литву, Белоруссию, правобережную Украину, почти всю Молдавию. Относительно успешно советские войска держали оборону лишь в районе Смоленска (с 10 июля по 10 сентября). Здесь, впервые за время войны, немецкие войска вынуждены были прейти к обороне. В районе Смоленска, под Оршей, были впервые применены реактивные минометы – «Катюши». Несмотря на заминку в центре, немецкое наступление быстро развивалось на флангах. На северо-западе были взяты Тихвин и Выборг; 9 сентября началась блокада Ленинграда (продолжалась 900 дней). На юго-западе 19 сентября окружен Киев, где в плен попало около 650 тыс. человек. Взяв Киев, немцы развернули наступление на Донбасс и Крым и 3 ноября подошли к Севастополю.

Причины поражений Красной Армии в начале войны:

  1.  военно-экономический потенциал Германии, использовавшей ресурсы почти всей Западной Европы, значительно превышал возможности промышленности СССР;
  2.  гитлеровская армия имела двухлетний опыт ведения современной войны, в то время как профессиональный уровень советских войск, особенно командного состава, после массовых репрессий в армии, был невысок;
  3.  крупные просчеты советского руководства: недооценка роли механизированных соединений, устаревшие представления о способах ведения войны;
  4.  вмешательство Сталина в управление войсками, в частности – приказ о переходе в контрнаступление в первые дни войны, который стоил советской армии огромных потерь и привел к ее дезорганизации;
  5.  просчеты Сталина и его окружения в анализе международного положения, в определении сроков возможного начала войны, что привело к внезапности нападения противника.

30 сентября ГА «Центр» приступила к выполнению плана операции «Тайфун» (взятие Москвы).

Первая линия советской обороны была прорвана на линии между Ржевом и Вязьмой 5 октября; 6 октября пал Брянск. На несколько дней задержала немецкое наступление вторая линия обороны – под Можайском. 10 октября командующим Западным фронтом был назначен Жуков. 12 октября немцы заняли Калугу, 14-го – Калинин. Был взят Орел. К югу от Москвы героически оборонялась Тула.

16 ноября наступление фашистов возобновляется: к концу ноября – началу декабря им удается выйти к Наро-Фоминску и к Кашире, но дальше продвинуться им не удалось. Воспользовавшись передышкой, советское командование перебросило под Москву свежие дивизии с Дальнего Востока (в том числе – дивизия И.В. Панфилова – «панфиловцы»). Операция «Тайфун» провалилась, план «молниеносной войны» был сорван.

Причины срыва плана блицкрига:

  1.  Массовые мужество и героизм советских воинов.
    С первого дня войны более месяца оборонялись защитники пограничной Брестской крепости.
    26 июня совершил подвиг экипаж Николая Гастелло, направивший свой подбитый бомбардировщик на колонну танков.
    Эти и многие другие проявления мужества советских солдат внушали ужас противнику, лишали его веры в победу.
  2.  Советские полководцы приобрели боевой опыт, необходимый для противостояния новейшей тактике противника.
  3.  Появление на поле боя новейших образцов советской военной техники, превосходивших технику противника (танки КВ-1 и Т-34, штурмовик ИЛ-2, реактивный миномет "Катюша").
  4.  Сложные природные и климатические условия западных и юго-западных районов СССР (летняя жара, пыль, осенняя распутица). Географический фактор (огромная территория нашей страны).

5-6 декабря войска Калининского (И.С. Конев), Западного (Г.К. Жуков) и правого крыла Юго-Западного (И.С. Тимошенко) фронтов перешли в контрнаступление. Были освобождены Калуга, Орел, Калинин, на некоторых участках фронта продвижение достигло 120 км только за декабрь. Однако уже в следующем месяце контрнаступление выдохлось и к марту 1942 г. фронт стабилизировался на линии Великие Луки-Гжатск-Киров. Несмотря на ограниченные итоги, контрнаступление под Москвой имела большое психологическое значение. Был сделан первый шаг к будущей победе.

В 1942 г. немецкий генштаб решил нанести основной удар в южном направлении, на нефтеносные районы Северного Кавказа и Баку, т.к. вермахт испытывал острую нехватку горючего для техники, Ставка, преувеличивая значение одержанной под Москвой победы и считая, что в 1942 г. основные события вновь будут развиваться в центре, допустила ряд серьезных просчетов. Во-первых, решено прейти на центральном направлении к стратегической обороне, а, во-вторых, в то же самое время, был отдан приказ о проведении наступлений сразу на нескольких направлениях (в т.ч. на Ленинград и Севастополь) в расчете на то, что вермахт быстро израсходует свои силы. В итоге – основные силы Красной Армии были скованы стратегической обороной в Центре, а плохо подготовленные весенние наступления РККА закончились полным провалом.

1.2. Битва за Киев.

Битва за Киев (11 июля – 26 сентября 1941г).

К исходу 10 июля войска группы армий «Юг» тесня войска Юго-Западного фронта (генерал-полковник М.П.Кирпонос) вышли на реку Ирпень в 15 километрах от Киева. 11 июля 13-я немецкая танковая дивизия пыталась с ходу форсировать Ирпень и ворваться в Киев, но потерпела неудачу.

Войска Южного фронта (генерал армии И.В.Тюленев) в период с 22 июня по 25 июля отступали от Прута к Днестру, а позже были выдавлены к Южному Бугу. А вскоре немецкие войска силами 6-й армии и 1-й танковой  группы развернули наступление на Умань, где с 27 июля по 2 августа окружили  войска Южного фронта (потери вместе с командующими 6-й армией И.Н.Музыченко и 12-й П.Г.Понеделиным свыше 100 тысяч человек пленными, 300 танков и 800 орудий). В этих условиях положение советских войск, оборонявших Киев, становилось уязвимым.

С 1 по 8 августа начался очередной штурм Киева, где немецкие войска смогли выйти на юго-западную окраину города. Но этого было недостаточно для захвата Киева.

 

21 августа 1941года Гитлер издал директиву, которую Гальдер назвал «решающей для всей Восточной компании». Она гласила: «Важнейшей задачей до наступления зимы является не захват Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на реке Донец и блокирование путей подвоза русскими нефти с Кавказа. На севере такой задачей является окружение Ленинграда и соединение с финскими войсками. На редкость благоприятная оперативная обстановка, сложившаяся в результате выхода наших войск на линию Гомель, Почеп, должна быть незамедлительно использована для проведения операции смежными флангами групп армий «Юг» и «Центр» по сходящимся направлениям. Цель этой операции – не только вытеснение за Днепр 5-й русской армии частным наступлением 6-й немецкой армии, но и полное уничтожение противника, прежде чем его войска сумеют отойти  на рубеж Десна, Конотоп, Сулла. Тем самым войскам группы армий «Юг» будет обеспечена возможность выйти в район восточнее среднего течения Днепра и своим левым флангом совместно с войсками, действующими в центре, продолжать наступление в направлении Ростов, Харьков».

Эта директива знаменовала собой временный отказ от наступления на Москву и поворот основных сил вермахта на юг с целью овладения промышленным и продовольственным потенциалом Украины. Одновременно группа армий «Север» должна была установить блокаду Ленинграда и не допустить тем самым активных действий советского флота на Балтике против транспортов, доставлявших из Швеции жизненно важную для германской экономики железную руду.

Среди генералов и историков впоследствии были споры, имела ли сия директива роковое значение для Восточного похода вермахта, и мог ли Гитлер выиграть войну, если бы тогда начал наступление не на Киев, а на Москву.

За два месяца боёв РККА добилась важного со стратегической точки зрения результата – смены стратегии «Барбароссы». Активными действиями на флангах советско-германского фронта, прежде всего на Украине, удалось заставить немецкое командование укрепиться в своём желании перенести центр тяжести операций с московского направления на фланги фронта.

По новому планированию германское командование снимает танковые части группы армии «Центр» и перебрасывает их на юг под Киев с целью глубокого охвата Юго-Западного фронта и окружения. Для противодействия немецких планов создается Брянский фронт (генерал-армии А.И.Еременко)

25 августа 2-я пехотная армия и 2-я танковая группа группы армий «Центр» начали наступление на южном направлении. 30 августа Брянский фронт получил приказ перейти в наступление, и парировать удар немецкого наступления своим контрнаступлением во фланг, пытаясь уничтожить группу Гудериана. Перспективы этого наступления крайне призрачные, при отсутствии каких бы то не было механизированных соединений, нанести поражение крупным силам немцев в то время было практически невозможно (даже при более больших шансах имея механизированные корпуса в июне-июле 1941 года подобные контрнаступления были обречены). Медленное наступление Брянского фронта задачу отвлечения немцев от Киева не решило, хотя вынудило оставить немалую часть войск для обороны, предназначенную для удара на Киев. Вскоре немцы сами перешли в наступление против сил Брянского фронта, который, неся большие потери, был практически разбит.

 2-я танковая группа Гудериана из состава группы армий «Центр», выйдя на оперативный простор, быстро шла на соединение с 1-й танковой группой Клейста группы армий «Юг». 7 сентября немцы вышли к Конотопу, 14 сентября взяли Ромны.

1-я танковая группа Клейста совершив марш-бросок на север к Днепру, вышла к построенному под Кременчугом понтонному мосту, 12 сентября быстро переправилась на плацдарм, и сразу же устремилась навстречу танкам Гудериана. Практически не встречая сопротивления, уже 16 сентября в районе Лохвица две группы соединились, сомкнув кольцо окружения.

18 сентября Ставка принимает решение оставить Киев, и переправить войска 37-й армии на левый берег Днепра, но уже поздно. Ни кто не мог предположить, что немцы будут наступать так быстро, да и нанесут удар с Кременчугского плацдарма.

15 сентября Ставка известило командование Юго-Западного фронта о начале подготовки контрудара с целью прорыва окружения. 16 сентября по направлению на Ромны, перешла в контрнаступление конно-механизированная группа в составе 2-го кавалерийского корпуса П.А.Белова, 100-й стрелковой дивизии И.Н.Руссиянова, 1-й и 129-й танковых бригад. Подойдя к городу вплотную группа взять его всё же не смогла и была остановлена. Да и выбор контрудара направленного на Ромны не отвечал замыслу по деблокаде окруженных, немцы там держали достаточно крепкую оборону, да и если город удалось бы взять задача была всё равно бы не решена. Удар по деблокаде был выбран не верно, и достаточно сильная группа советских войск задачу не выполнила. 23 сентября атаки были прекращены. Стоит сказать, что Кирпонос, будучи командующим Юго-Западным фронтом, не оказал должного сопротивления ударом из котла, фактически отстранившись от командования.

Юго-Западный фронт в составе 21-й, 5-й, 37-й и 26-й армий был окружен, войска были расчленены, но вели отчаянные бои, постоянно предпринимая попытки прорыва. Из окружения удалось вырваться 21 000 человек, всего же в окружение попали 452 720 человек - непосредственно при окружении Юго-Западного фронта.

В результате поражения войск Юго-Западного фронта Советский Союз потерял почти всю Левобережную Украину и Киев. Для восстановления  обороны на юге Ставке пришлось израсходовать значительную часть  резервов, созданных с огромным трудом и необходимых для других участков советско-германского фронта.

Главным результатом мужества и стойкости окруженных, без страха и надежды, сражавшихся под Оржицей, Яготиным и Березанью, было сковывание значительных сил 6-й армии Рейхенау и 17-й армии Штюльпнагеля, что позволило восстановить «тонкую красную линию» фронта на востоке от замкнувшегося кольца.

Катастрофа под Киевом открыла немцам дорогу в Донбасс, сил чтобы их сдержать не было, но немецкое наступление не имело такого мощного продолжения. Чтобы успеть к Московской битве, в группу армий «Центр» перебрасывались её же войска 2-й танковой группы Гудериана, задействованные в Киевском котле.

 

Главным итогом сражения под Киевом был выигрыш времени. Создавались новые части, перебрасывались резервы с дальнего Востока, наступала осенняя распутица и, наконец, зима.

 

Но, немецкий генерал Типпильскирх признавал: «Только исход всей войны мог показать, насколько достигнутая тактическая победа оправдывала потерю времени, необходимого для продолжения операций. Если цель войны не будет достигнута, то русские хотя и проиграли это сражение, но выиграли войну»

1.3. Оборона Севостополя.

25 октября 1941 года немецкие войска (под командованием генерала фон Манштейна) прорвали оборону советских войск на Ишуньских позициях и ворвались в Крым. Для занятия всего полуострова предназначалось 7 немецких пехотных дивизий и 2 румынские бригады.

Основная часть советских войск (7 стрелковых и 1 кавалерийская дивизии, под командованием генерал-лейтенанта Батова) стала стремительно отступать в сторону Керчи, безуспешно преследуемая немецкими 3 пехотными дивизиями. Эти советские войска в середине ноября 1941 переправились через Керченский пролив на Кубань.

Меньшая часть советских войск (4 стрелковые и 3 кавалерийские дивизии, под командованием генерал-майора И.Е.Петрова) уходила на Севастополь, но не по прямой, а сначала на юго-восток, через Крымские горы на Алушту, а затем по прибрежной дороге через Ялту на запад. Эту группу Петрова (неофициально называемую Приморской армией) преследовали немецкие 2 пехотные дивизии.

Ещё 2 немецкие пехотные дивизии и румынский подвижный отряд полковника Корне (2 кавалерийских полка и артиллерийский полк) двигались напрямую на Севастополь (генерал Петров повёл свои войска через Крымские горы, чтобы не встречаться с ними). 

В Севастополе к ноябрю 1941 находилось около 20 тысяч советских войск – морская пехота, тыловые части, курсанты военных училищ, береговая артиллерия, бронепоезд, подразделения ПВО, 80 боевых самолётов. С 5 ноября 1941 начались стычки между частями советской морской пехоты и немецкими передовыми подразделениями на подступах к Севастополю (в 15-20 км от города).

К 9 ноября войска генерала Петрова собрались вокруг Севастополя. Численность советских войск в Севастопольском оборонительном районе (СОР) достигла 52 тысяч.

Первое наступление немцев на Севастополь


11-21 ноября 1941 немецкие 4 пехотные дивизии атаковали позиции советских войск на всём периметре обороны. Немцы смогли продвинуться на несколько километров на южном и восточном участках. Фронт стабилизировался примерно в 12 км от Севастополя.

Немецкие солдаты на разрушенной башне №2 (западной) 30-й береговой батареи Севастополя. С первых дней обороны Севастополя (с 1 ноября 1941 г.) 30-я батарея под командованием капитана Г. Александера вела огонь по частям наступавшей на главную базу флота 11-й немецкой армии генерал-полковника Манштейна. 26 июня 1942 года немцы ворвались внутрь башенного блока и взяли в плен 40 его последних защитников, все они были ранены и истощены от голода и жажды. После окончания войны батарея была восстановлена. Сейчас этот объект находится в составе береговых войск Черноморского флота.

Советские и немецкие войска занялись укреплением своих сил. По распоряжению Ставки ВГК в Севастополь была прислана стрелковая дивизия и 6 тысяч бойцов маршевого пополнения, а также несколько тысяч винтовок, пулемёты, боеприпасы. Сухопутные силы Севастопольского оборонительного района в декабре 1941 состояли из пяти стрелковых дивизий, двух бригад морской пехоты, двух отдельных стрелковых полков, отдельного танкового батальона.

Тем временем фон Манштейн, завершив к 16 ноября захват Крыма (кроме Севастополя), оставил на Керченском полуострове лишь одну пехотную дивизию, и довёл число немецких дивизий вокруг Севастополя до шести. Румынские бригады были направлены на несение береговой обороны Крыма (на это выделялись и подразделения немецких дивизий, осадивших Севастополь).

Второе наступление немцев на Севастополь


Фон Манштейн запланировал наступление на Севастополь на 27 ноября, силами немецких 6 пехотных дивизий. Однако из-за сильных дождей, затруднявших передвижение, наступление было начато лишь 17 декабря 1941.

В ходе ожесточённых боёв двум немецким дивизиям удалось существенно продвинуться на северном участке. 

Уничтоженная немецкая техника на мысе Херсонес в Севастополе.

19 декабря командир Севастопольской военно-морской базы контр-адмирал Жуков (врио командующего СОР) послал донесение верховному главнокомандующему Сталину:

«Противник, сосредоточив крупные силы, … в течение трёх дней ведёт ожесточённые атаки с целью овладеть Севастополем.



Потери за два дня боя достигают 3000 ранеными, много потерь в начсоставе.

Большие потери материальной части, орудий, пулемётов, миномётов.

Большинство тяжёлых батарей береговой обороны подавлено.

Войска почти по всему фронту отошли на второй рубеж.

Резервы, пополнение израсходованы. Снарядов наиболее нужных калибров – 107-миллиметровых корпусных, 122-мм гаубичных, 82-мм мин нет.

Остальной боезапас на исходе.

На 20 декабря с целью усиления частей, действующих на фронте, вводятся в бои личный состав кораблей, береговых батарей, зенитной артиллерии, аэродромной службы и т.д.

[В случае] продолжения атак противника в том же темпе гарнизон Севастополя продержится не более трёх дней.

Крайне необходима поддержка одной сд, авиации, пополнение маршевыми ротами, срочная доставка боеприпасов нужных калибров.»


Однако вопреки прогнозу адмирала Жукова, Севастопольский оборонительный район продержался более трёх дней. 21 декабря в Севастополь прибыла бригада морской пехоты и доставлены боеприпасы для артиллерии. 23 декабря прибыла стрелковая дивизия и отдельный танковый батальон (танки Т-26).

Немецкие войска за две недели боёв продвинулись в северном секторе на 8-10 км (там был прорван не только главный рубеж обороны, но также и тыловой рубеж), на остальных участках немцы продвинулись на 1-3 км. 

Из-за больших потерь немецкое наступление было прекращено 31 декабря 1941. Кроме того, 26 декабря советские войска высадились в восточной части Крыма, и фон Манштейн был вынужден отправить туда две из шести немецких дивизий, осаждавших Севастополь.

Январь-май 1942


В первых числах января 1942 фон Манштейн отправил на восток Крыма ещё одну немецкую пехотную дивизию, оставив в осаде Севастополя лишь три немецкие пехотные дивизии. В то же время в Севастополь прибыла ещё одна советская стрелковая дивизия.

В январе-феврале 1942 советские и немецкие войска в районе Севастополя вели бои местного значения.

27 февраля 1942 по приказу Ставки ВГК войска СОР перешли в наступление в северном секторе, чтобы поддержать действия советских войск на востоке Крыма. Активные боевые действия продолжались 5 дней, до 3 марта.

Лидер эсминцев «Ташкент» в ходе героического перехода из Севастополя в Новороссийск. На фото расчёт 12,7-мм пулемёта ДШК на фоне разрывов от вражеских авиабомб.

В конце июня 1942 положение защитников Севастополя стало критическим — город было не удержать. 26 июня сквозь немецкую морскую блокаду в Севастополь прорвался последний из крупных надводных кораблей — лидер эсминцев «Ташкент». Корабль принял на борт свыше 2100 человек и 86 уцелевших фрагментов панорамы Рубо «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.» и ночью 27 июня 1942 года покинул Севастополь.

Начиная с 5 часов утра до 9 часов 27 июня 1942 года лидер отражал групповой налет 86 вражеских бомбардировщиков. Фашистские самолеты сбросили на корабль 336 бомб. Благодаря умелому маневрированию удалось избежать прямых попаданий (только одна 250 кг бомба нанесла скользящий удар в районе левого якоря, но не взорвалась и утонула), но от близких разрывов корабль получил множество повреждений, часть эвакуируемых погибла.

В 20.15 27 июня 1942 года повреждённый «Ташкент» под буксиром прибыл ко входу в гавань Новороссийска.


В январе-мае 1942 в Севастополь прибыло почти 12 тысяч маршевого пополнения, а также бригада морской пехоты.

31 мая 1942 года в составе сухопутных сил СОР было 7 стрелковых дивизий, 4 бригады морской пехоты, 2 отдельных полка морской пехоты, 2 танковых батальона (38 танков). Всего в боевых частях, с учётом артиллерии (полевой, береговой, зенитной – 606 орудий) и авиации (109 самолётов) – 82 тысячи человек. С учётом тыловых частей – 106 тысяч.

Третье наступление немцев на Севастополь


После ликвидации к 18 мая 1942 советских войск на востоке Крыма, фон Манштейн сосредоточил для взятия Севастополя (операция «Лов осетра») немецкие 7 пехотных дивизий, а также 2 румынские дивизии. Общая численность с учётом корпусных частей – до 150 тысяч человек. Немецким дивизиям были приданы 3 батальона самоходных орудий Stug (танков у фон Манштейна в боях за Севастополь никогда не имелось).

Вместо танков немецкое верховное командование предоставило фон Манштейну для штурма Севастополя большое количество тяжёлой артиллерии, в том числе несколько батарей калибра 305, 350, 420 мм, две мортиры калибра 600 мм и одно орудие калибра 800 мм.

В распоряжении фон Манштейна также был авиационный корпус.

2 июня 1942 года немецкие артиллерия и авиация начали наносить удары по позициям советских войск в районе Севастополя.

7 июня немецкие дивизии перешли в наступление на северном и южном участке. Румынские дивизии вели отвлекающие боевые действия на восточном участке.

К 17 июня немецкие войска практически захватили северный сектор обороны Севастополя и существенно продвинулись на южном участке. В этот период в Севастополь прибыли стрелковая бригада и маршевое пополнение, в сумме около 10 тысяч человек, однако потери войск СОР в то же время составили более 20 тысяч ранеными, пропавшими и убитыми.

24 июня в СОР прибыло последнее пополнение – стрелковая бригада. 

29 июня 1942 немецкие войска вошли в Севастополь. Командование СОР эвакуировалось на мыс Херсонес.

Офицеры немецких армии и флота идут на позиции разбитой советской бронебашенной батареи №35 (ББ-35) Севастополя.

Из донесения Политуправления Черноморского флота от 22 июля 1942 года об итогах июньских боев и эвакуации Севастополя:

«В наиболее напряженный период, когда противник большими группами танков прорывался из района хутора Кальфа и Николаевки, большинство средств береговой обороны было разбито, основной удар по прорвавшейся группе нанесла батарея №35, которая начиная с 30 июня 1942 года являлась последним наиболее устойчивым узлом сопротивления на подступах к Херсонесскому полуострову. Личный состав подошедших частей, под прикрытием огня батареи последние три дня отбивал многочисленные атаки противника, обеспечивая эвакуацию морем и воздухом. Расстреляв полностью боезапас и выпустив до 50 практических снарядом 35-я батарея в ночь с 1 на 2 июля была взорвана».


30 июня 1942 (в 7 часов утра) командующий СОР вице-адмирал Октябрьский отправил донесение командующему Северо-Кавказским фронтом маршалу Будённому:

«Противник ворвался с северной стороны на Корабельную сторону.

Боевые действия принимают характер уличных боёв.

Оставшиеся войска сильно устали, ярко выражая апатию. Резко увеличилось количество самоутечки, хотя большинство продолжает героически драться.

Противник резко увеличил нажим авиацией, танками, учитывая резкое снижение нашей огневой мощи; надо считать, в таком положении мы продержимся максимум два-три дня.

Исходя из данной конкретной обстановки, прошу вас разрешить мне в ночь с 30.6 на 1.7.1942 года вывезти самолётами «Дуглас» 200-250 ответственных работников, командиров на Кавказ, а также, если удастся, самому покинуть Севастополь, оставив здесь своего заместителя генерал-майора Петрова.»


В итоге – в ночь на 1 июля 1942 с мыса Херсонес самолётами и подводными лодками благополучно эвакуировались всё командование, политотдел и штаб СОР (в том числе и генерал Петров) и всё партийное руководство Севастополя. Остаткам войск СОР (во главе с командиром дивизии генерал-майором Новиковым) было приказано «драться до конца».

1 июля 1942 Севастополь был полностью занят немцами. Остатки советских войск ушли на мыс Херсонес, надеясь, что их эвакуируют (как это было сделано в Одессе в октябре 1941). Генерал-майор Новиков в ночь на 2 июля попытался эвакуироваться на катере, но в районе Ялты был перехвачен немцами и взят в плен.

Немецкие солдаты в бою в районе 35-й батареи Севастополя. Немцам так и не удалось подавить наши батареи ни артиллерийским огнем, ни с помощью авиации. 1 июля 1942 года 35-я батарея выпустила последние 6 снарядов прямой наводкой по наступающей пехоте противника, и в ночь на 2 июля командир батареи капитан Лещенко организовал подрыв батареи.

Сопротивление остатков советских войск на мысе Херсонес продолжалось до 4 июля 1942. Эвакуация не проводилась. В итоге в немецкий плен было взято более 80 тысяч бойцов и командиров Красной Армии и Красного Флота (за время третьего наступления немцев на Севастополь).

Всего за время обороны Севастополя (с ноября 1941 по июль 1942) советские потери убитыми и пленными составили 156.880 человек (согласно генерал-полковнику Кривошееву). 

1.4. Московская битва. Оборона Москвы.

Битва под Москвой занимает особое место в истории войны Германии против СССР. Она характеризовалась крайней напряженностью, сложностью и огромным размахом боевых действий. Сражение за столицу Советского Союза продолжалось более шести месяцев и велось на фронте протяженностью около 2 тысяч километров. С обеих сторон в битве участвовало более 2,8 млн. человек, до 2 тысяч танков, 21 тысяча орудий и минометов и свыше 1,6 тысячи самолетов. Немецкое командование, признавая огромное политическое и стратегическое значение Москвы, связывало с ее захватом решающий успех в войне.

К осени 1941 года военное положение Советского Союза было сложным и опасным. Стратегической инициативой владели немецкие войска, хотя главные замыслы командования вермахта срывались в сражениях с Красной Армией. Группа армий «Центр» не смогла прорваться к Москве летом 1941 года. Блокирование Ленинграда и успехи, достигнутые на Правобережной Украине, создали, как считало верховное командование Германии, благоприятные условия для наступления группы армий «Центр» на Москву.

Еще во время подготовки окружения советских войск под Киевом 6 сентября Гитлер подписал директиву верховного командования вермахта (ОКВ), в которой говорилось о том, что созданы предпосылки для проведения решающей операции на Западном направлении и наступления на Москву. Общий план развертывания дальнейшего наступления предусматривал уничтожение противника, находящегося в районе восточнее Смоленска, посредством двойного окружения в общем направлении на Вязьму при наличии мощных танковых сил, сосредоточенных на флангах. На северном участке советско-германского фронта намечалось соединение группы армий «Север» с финской армией, чтобы завершить окружение Ленинграда. Группа армий «Юг» должна была развивать наступление на Левобережной Украине, прорываться в Крым, к Северному Кавказу. Наступление на Москву занимало главное место в этом стратегическом плане. (Самсонов А. М. Вторая мировая война. М., 1985. С. 160.)

15 сентября главнокомандующий сухопутными войсками генерал-фельдмаршал В. фон Браухич изложил в штаб квартире главнокомандующего группой армий «Центр» генерал-фельдмаршала Ф. фон Бока конкретный план наступления на Москву (кодовое наименование «Тайфун»). Он предусматривал ударами трех мощных группировок из районов Духовщины, Рославля и Шостки в восточном и северо-восточном направлениях расчленить, окружить и уничтожить главные силы Западного, Резервного и Брянского фронтов, а затем сильными танковыми и моторизованными соединениями охватить Москву с севера и юга и одновременно с фронтальным наступлением овладеть ею. Бок 16 сентября дал указание приступить к подготовке операции «Тайфун».

Для усиления группы армий «Центр» в ее состав были возвращены 2-я армия генерала М. Вейхса и 2-я танковая группа генерала Г Гудериана с юго-западного направления, корпус 3-й танковой группы из района Демьянска. В конце сентября из-под Ленинграда (из состава группы армии Север) была переброшена 4-я танковая группа генерала Э Хернера. Из состава группы армий «Юг» она получила две танковые, пехотные и две моторизованные дивизии. К концу сентября группа армий Центра состояла из трех полевых армий (2-й, 4-й и 9-й) и трех танковых групп (2-й, 3-й и 4-й), насчитывающих около 75 дивизий, в том числе 14 танковых и 8 моторизованных, то есть примерно 38 процентов пехотных и 64 процента танковых и моторизованных дивизий, действовавших на советско-германском фронте. (Великая Отечественная война 1941–1945. Энциклопедия. М., 1985. С. 464.) В группе армий «Центр» имелось до 1800 тысяч человек, 1700 танков, свыше 14 тыс. орудий и минометов, около 1390 самолетов.

На дальних подступах к Москве занимали оборону войска трёх фронтов: Западного (командующий генерал-полковник И. С. Конев), Резервного (командующий маршал С. М. Буденный) и Брянского (командующий генерал-полковник А. И. Еременко). Все три фронта насчитывали около 1250 тысяч человек, почти 1 тысячу танков (из них только 140 средних и тяжелых), 7600 орудий и минометов, 677 самолётов (в основном устаревших конструкций). (История второй мировой войны, 1939–1945. Т.4. М., 1975. С. 912.)

30 сентября на Орловском направлении начала наступление танковая группа Гудериана и 2-я полевая армия Вейхса, нанесшие сильный удар по левому флангу Брянского фронта. С рассветом 2 октября перешли в наступление главные силы группы армий «Центр» 4-я армия вместе с приданными ей соединениями 4-й танковой группы нанесла удар по обеим сторонам шоссе Рославль — Москва; 3-я танковая группа с приданными ей частями 9-й армии — на участке автострада Белый и далее на Холм. Эти группы должны были замкнуться около Вязьмы. Советские войска вели тяжелые оборонительные бои. Противник сразу же добился крупных успехов. К 7 октября в окружении под Вязьмой оказались части 19-й, 20-й, 24-й и 32-й, а под Брянском 13-й и 50-й советских армий. Десятки тысяч советских бойцов, включая добровольцев дивизий народного ополчения, погибли смертью храбрых. По немецким данным в плен было взято 663 тысячи красноармейцев и командиров. (Вторая мировая война. Актуальные проблемы. М., 1995. С. 257.) 7 октября фон Бок приказал продолжить наступление в направлении Москвы, но ликвидация окруженных частей Красной Армии продолжалось до 12–13 октября.

Основным рубежом сопротивления на подступах к Москве стала Можайская линия обороны. Всего на этом рубеже от «Московского моря» до слияния р. Угра с Окой (230 км) в составе четырех советских армий насчитывалось лишь около 90 тысяч человек. (Великая Отечественная война 1941–1945. Энциклопедия. С. 465.)

Для улучшения управления войсками Западный и Резервный фронты 10 октября были объединены Ставкой ВГК в Западный фронт под командованием генерала армии Г. К. Жукова. Имея в начале в своем распоряжении лишь незначительные людские резервы, Жуков сумел построить оборону таким образом, чтобы она прикрывала наиболее угрожающие направления, оставляя на других участниках лишь слабые прикрытия. Немецкие генералы не сумели вовремя противопоставить этой тактике свои контрмеры. (Вторая мировая война. Актуальные проблемы. С. 258.)

С середины октября до начала ноября шли упорные бои на Можайском рубеже. Советские войска оказывали упорное сопротивление отборным соединениям вермахта и задержали их на рубеже рек Лама, Руза и Нара.

Тяжелые бои шли и в районе Калинина. 14 октября 41-й моторизированный корпус захватил Калинин. 17 октября на базе войск правого крыла Западного фронта (22-я, 29-я, 30-я и 31-я армии) был создан Калининский фронт (командующий генерал-полковник Конев). Попытки противника наступать от Калинина в тыл Северо-Западного фронта были ликвидированы. Наступление 2-й танковой армии на Тульском направлении в конце октября — начале ноября также было остановлено действиями резервов Ставки ВГК, 50-й армии и трудящихся Тулы. Достигнув окраин Тулы, Серпухова, заняв Наро-Фоминск, Волоколамск, Калинин, немецкие соединения вынуждены были остановиться. Оставшиеся боеспособными части и соединения Красной Армии, а также свежие дивизии, переброшенные из восточных районов страны, упорно отстаивали каждую оборонительную позицию. Советские войска стали получать, хотя еще в недостаточном количестве, новую технику (танки Т-34, реактивные установки «Катюша»), которая поколебала уверенность немецких командиров в безусловном превосходстве вермахта. К тому же сказалось и изменение погодных условий. Немецкие войска оказались неподготовленными к успешным действиям в распутицу и при понижении температуры. Потери группы армий «Центр» только с 1 по 17 октября составили 50 тысяч человек. План операции «Тайфун» не был выполнен.

Однако немецкое командование не отказалось от захвата Москвы. Оно подтянуло подкрепления (до 10 дивизий) и произвело перегруппировку войск. На Москву была нацелена 51 дивизия, в том числе 13 танковых и 4 моторизованные. Перевес в силах был на стороне противника. Он имел здесь почти в 2 раза больше солдат и офицеров, в 2,5 раза больше артиллерии, в 1,5 раза больше танков. (Самсонов А. М. Указ. соч. С. 178.)

Ставка ВГК усилила Западный фронт резервами и пополнением. В первой половине ноября Западный фронт получил 100 тысяч человек, 300 танков, 2 тысячи орудий. 10 ноября Брянский фронт был расформирован, его 50-я армия была передана Западному фронту, 3-я и 13-я армии — Юго-Западному фронту. С 17 ноября в состав Западного фронта вошла 30-я армия Калининского фронта.

15-18 ноября началось новое наступление группы армий «Центр». Главные удары наносились в направлении на Клин, Рогачев — в обход Москвы с севера и на Тулу, Каширу — в обход Москвы с юга. Завязались упорные бои. Немецкие войска продвигались вперед. Танки генерала Г. Гота 22 ноября вошли в Клин, через два дня дивизии генерала К. К. Рокоссовского вынуждены были оставить Истру, а 28 ноября авангарды 7-й танковой дивизии противника вышли к каналу Москва — Волга, в районе Яхромы, форсировали р. Нара севернее и южнее Наро-Фоминска, подошли к Кашире с юга. Дальше немецким войскам продвинуться не удалось.

27 ноября в районе Каширы и 29 ноября севернее Москвы советские войска нанесли контрудары по южным и северным группировкам немцев. 3–5 декабря 1-я ударная, 16-я и 20-я армии контратаковали немецкие войска в районах Яхромы, Красной Поляны и Крюкова. В эти же дни войска 33-й армии при содействии части сил 43-й армии разгромили прорвавшиеся войска противника, а их остатки отбросила за р. Нара. 50-я армия, усиленная 1 гвардейским конным корпусом отбила атаки немецких войск севернее Тулы. (Великая Отечественная война 1941–1945. Энциклопедия. С. 465.) Группа армий «Центр» не смогла прорваться к Москве ни на одном из участков фронта. С 16 ноября по 5 декабря в ходе второго этапа наступления на Москву немцы потеряли свыше 153 тысяч убитыми, ранеными и обмороженными. В ходе сражений на дальних и ближних подступах к Москве были подготовлены условия для перехода советских войск в контрнаступление и разгрома врага под Москвой. Но достигнуто это было ценой больших жертв. С 30 сентября по 5 декабря только безвозвратные потери составили 514 338 человек.

Еще в ходе немецкого наступления на Москву советское Верховное Главнокомандование приступило к подготовке контрнаступления. Основная задача в контрнаступлении возлагалась на Западный фронт, в состав которого ставка передала из своих резервов 1-ю ударную, 10-ю и 20-ю армии. Севернее и южнее наносили удары войска Калининского и Юго-Западного (командующий маршал С. К. Тимошенко, с 18 декабря 1941 года генерал-лейтенант Ф. Я. Костенко) фронтов.

Советские войска переходили в контрнаступление в условиях, когда численное превосходство в людях, артиллерии и танках было на стороне противника. Группа армий «Центр» к 1 декабря 1941 года вместе с военно-воздушными силами насчитывала 1 708 тысяч человек, около 13 500 орудий и минометов, 1 170 танков и 615 самолетов. Советские фронты, прикрывавшие Москву, имели в своем составе около 1 100 тысяч человек, 7 652 орудия и миномета, 774 танка (в том числе 222 средних и тяжелых) и 1 тысячу самолетов.

Немецкая разведка не сумела вовремя выявить сосредоточение крупных сил советских войск, предназначенных для контрнаступления. Командование группы армий «Центр» до последнего дня считало, советские войска обессилены и у них нет резервов. Оно было застигнуто врасплох.

Контрнаступление Красной Армии под Москвой началось 5–6 декабря 1941 года без какой-либо оперативной паузы. Оно развивалось, как позднее отмечал маршал Жуков, как продолжение ряда контратак армий Западного, Калининского и Брянского фронтов.

5 декабря войска Калининского фронта начали наступление и вклинились в передний край обороны противника. На следующий день активные наступательные действия начали войска Западного фронта, которые наносили удары по противнику севернее и южнее столицы, в районе Ельца перешли в контрнаступление войска правого крыла Западного фронта. Немецкое верховное главнокомандование 8 декабря приказало своим войскам на Восточном фронте перейти к обороне, они вынуждены были отходить под ударами наступающих частей Красной Армии. Командование группы армий «Центр» отдавало себе отчет в невозможности удержать все рубежи, которые были достигнуты в ходе наступления, осознавало необходимость отхода, чтобы избежать еще больших потерь. Но этому решительно воспрепятствовал Гитлер. 7 декабря фон Браухич подал прошение об отставке, Гитлер взял командование сухопутными войсками Германии в свои руки. 16 декабря он издает приказ «удерживать фронт до последнего солдата». Когда генерал Гепнер оттянул назад правый фланг своей танковой группы, он был снят со своего поста. Немецкие войска пытались оказывать сопротивление, но были опрокинуты наступавшими частями Красной Армии. За десять дней боев они были отброшены на исходные позиции ноябрьского наступления.

Первый этап контрнаступления советских войск под Москвой (Московская стратегическая наступательная операция) к началу 1942 года был успешно завершен. Группа армий «Центр» была отброшена от советской столицы на 100–250 км, а войска советских фронтов охватывали ее с севера, востока и юга. Освобождены были Московская и Тульская области, крупные города Калинин и Калуга, ряд районов других областей. (Самсонов А. М. Указ. соч. С. 182.) В январе — марте 1942 года Красная Армия развернула общее наступление на важнейших стратегических направлениях.

Победа Красной Армии под Москвой имела огромное военно-политическое и международное значение. Она оказала большое влияние на весь ход Великой Отечественной войны и второй мировой войны. В ходе контрнаступления советских войск под Москвой группе армий «Центр» был нанесен мощный удар, были разбиты 38 немецких дивизий, в том числе 11 танковых и 4 моторизованных. На полях Подмосковья немцы оставили тысячи орудий, сотни танков и много другой техники.

Победа под Москвой навсегда похоронила гитлеровский план молниеносной войны. Это первое крупное поражение вермахта во 1 мировой войне привело к изменению характера вооруженной борьбы. Война приняла затяжной характер, чего стремилось избежать немецкое командование. Началась длительная, изнурительная война, бесперспективная для Германии.

Разгром немецких войск под Москвой развенчал перед всем миром миф о «непобедимости» вермахта, подорвал моральный дух немецкой армии, поколебал ее веру в победу в войне. Победа советских войск под Москвой означала начало поворота в Великой Отечественной войне, всей второй мировой войне.

1.5. Блокада Ленинграда.

Планом операции «Барбаросса» четко оговаривалось: "После разгрома советских войск в районе Минска – Смоленска танковые войска группы армий "Центр" поворачивают на север, где, во взаимодействии с группой армий "Север", они будут уничтожать советские силы в районе Балтики и затем возьмут Ленинград". В приказе ясно значилось: "Наступление на Москву должно быть продолжено только после захвата Ленинграда". Данный план со стратегической точки зрения являлся совершенно правильным и логичным, особенно в определении центра тяжести кампании и в стремлении как можно скорее превратить Прибалтику в транзитную территорию для доставки снабженческих грузов и наибыстрейшим образом соединиться с финнами. Отбросив эту разумную схему действий, Гитлер после Смоленска изменил намерения. Почему?

Главное командование сухопутных войск и боевые генералы побуждали его не упустить шанса, появившегося вследствие неожиданно быстрого крушения советского Центрального фронта и захватить Москву – сердце, мозг и главный транспортный узел Советского Союза. Но Гитлер не хотел спешить. Полтора месяца продолжалось переливание из пустого в порожнее, терялось драгоценное время. В итоге Гитлер не стал ни придерживаться плана первоочередного овладения Ленинградом, ни давать "зеленый свет" наступлению на Москву. Вместо того 21 августа 1941 г. он остановил выбор на принципиально новой задаче – нефти Кавказа и зерне Украины. Он приказал танковой группе Гудериана проделать 450 километров на юг и вместе с Рундштедтом сражаться в битве за Киев.

Ленинградская битва продолжалась с 1941г. по 1944г. Советские Вооруженные Силы обороняли Ленинград с 10 июля 1941 до 10 августа 1944 от немецко-фашистских и финских войск и полностью их разгромили. Но часть советских военных историков исключает из Л. б. Выборгскую и Свирско-Петрозаводскую операции, ограничивая сё хронологические рамки 28 февраля 1944.

Предпринимая нападение на СССР, немецко-фашистское руководство придавало исключительно важное значение захвату Ленинграда. Оно планировало ударом группы армий "Север" (командующий генерал-фельдмаршал В. фон Лееб) в составе 4-й танковой группы, 18-й и 16-й армий из Восточной Пруссии в северо-восточном направлении и двух финских армий (Карельской и Юго-Восточной) из юго-восточной части Финляндии в южном и юго-восточном направлениях уничтожить находившиеся в Прибалтике советские войска, овладеть Ленинградом, приобрести наиболее удобные морские и сухопутные коммуникации для снабжения своих войск и выгодный исходный район для удара в тыл войскам Красной Армии, прикрывавшим Москву. Наступление немецко-фашистских войск непосредственно на Ленинград началось 10 июля 1941 с рубежа р. Великая. К этому времени на дальних юго-западных и северо-западных подступах к Ленинграду немецко-фашистское и финское командование имело 38 дивизий (32 пехотные, 3 танковые, 3 моторизованные), 1 кавалерийскую и 2 пехотные бригады, поддерживаемые мощной авиацией. немецко-фашистским войскам противостояли Северный фронт (командующий генерал-лейтенант М. М. Попов, член Военного совета корпусной комиссар Н. Н. Клементьев) в составе 7-й и 23-й армий (всего 8 дивизий) и Северо-Западный фронт (командующий генерал-майор П. П. Собенников, член Военного совета генерал-лейтенант В. Н. Богаткин) в составе 8-й, 11-й и 27-й армий (31 дивизия и 2 бригады), оборонявшихся на фронте 455 км; в 22 дивизиях потери в личном составе и материальной части составляли свыше 50%. Для усиления обороны юго-западных подступов к Ленинграду командование Северного фронта 6 июля образовало Лужскую оперативную группу, из состава которой к началу боевых действий прибыли только 2 стрелковые дивизии, 1 дивизия народного ополчения, личный состав двух Ленинградских военных училищ, отдельная горнострелковая бригада, особая артиллерийская группа и некоторые др. части. К 10 июля войска группы армий "Север" имели превосходство над советскими войсками Северо-Западного фронта: по пехоте – в 2,4, орудиям – в 4, миномётам – в 5,8, танкам – в 1,2, самолётам – в 9,8 раза.

Для координации действий фронтов 10 июля 1941 Государственный комитет обороны (ГКО) образовал Северо-Западное направление (главнокомандующий – Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов, член Военного совета секретарь ЦК ВКП (б) А.А. Жданов, начальник штаба генерал-майор М.В. Захаров), подчинив ему войска Северного и Северо-Западного фронтов, Северный и Краснознамённый Балтийский флоты. Вокруг Ленинграда создавалась система обороны, состоявшая из нескольких поясов. На ближних подступах к Ленинграду в юго-западном и южном направлениях строились Красногвардейский и Слуцко-Колпинский укрепленные районы, к С. от города совершенствовался Карельский укрепленный район. Возводился также пояс оборонительных сооружений по линии Петергоф (Петродворец), Пулково; создавались оборонительные сооружения и внутри Ленинграда. Большую помощь войскам в строительстве рубежей обороны оказывало гражданское население. В короткий срок были сформированы 10 дивизий народного ополчения и десятки партизанских отрядов. Из города были эвакуированы дети, часть заводского и фабричного оборудования, культурных ценностей. Оставшаяся в городе промышленность перестроилась на производство и ремонт вооружения.

Оборона на дальних и ближних подступах к Ленинграду (10 июля – конец сентября 1941). Преодолев ожесточённое сопротивление советских войск в Прибалтике, враг вторгся в пределы Ленинградской области. Немецко-фашистские войска 5 июля овладели г. Остров, а 9 – Псковом. 10 июля 1941 развернулось наступление противника на юго-западных и северных подступах к Ленинграду. Почти одновременно враг нанёс удары на лужском, новгородском и старорусском направлениях, в Эстонии, на петрозаводском и олонецком направлениях. В последней декаде июля ценой больших потерь противник вышел на рубеж рек Нарва, Луга и Мшага, где вынужден был перейти к обороне и произвести перегруппировку. На Карельском перешейке с 31 июля советские войска вели оборонительные бои с наступающими финскими войсками и к 1 сентября остановили их на рубеже государственной границы 1939. На олонецком, петрозаводском и свирском направлениях наземные войска при поддержке Ладожской военной флотилии (командующий с августа капитан 1-го ранга, с сентября контр-адмирал Б. В. Хорошхин, с октября 1941 – капитан 1-го ранга В. С. Чероков), ведя с 10 июля упорные бои, к концу сентября остановили противника на рубеже р. Свирь.

12 июля 1941 г. вражеские моторизованные части прорвались в район Луги. Наши части, курсанты Ленинградского пехотного училища, воины народного ополчения не только самоотверженно отражали атаки врага, но и сами переходили в контратаки. Фронт в районе Луги стабилизировался до 10 августа. Лишь на 60 километров за месяц удалось продвинуться немецко-фашистским войскам, наступавшим на Ленинград от Кингисеппа.

На Ленинградском фронте родились первые в период Великой Отечественной войны Герои Советского Союза. Ими стали летчики П. Харитонов, С. Здоровцев, М. Жуков, таранившие в воздушных боях вражеские бомбардировщики.

В боях в районе Новгорода политрук Панкратов А.К. совершил первым из многих советских воинов выдающийся подвиг, закрыв своим телом вражеский пулемет. Вот что говорилось об этом в наградном листе на присвоение Панкратову звания Героя Советского Союза: «Левофланговый пулемет противника не давал возможности группе храбрецов во главе с Панкратовым войти в расположение монастыря. Тогда Панкратов вырвался вперед на пулемет, бросил гранату, ранил пулеметчика. Пулемет на время замолчал. Затем снова открыл бешеный огонь. Политрук Панкратов с возгласом «Вперед!» вторично бросился на пулемет и своим телом закрыл губительный огонь противника».

В августе развернулись бои на ближних подступах к Ленинграду. С 8 августа противник перешёл в наступление на красногвардейском направлении. 16 августа после тяжёлых боев был оставлен Кингисепп, к 21 августа противник вышел к Красногвардейскому укрепленному району, пытаясь обойти его с Ю.–В. и ворваться в Ленинград, но его атаки были отражены. С 22 августа по 7 сентября велись напряжённые бои на ораниенбаумском направлении. Враг был остановлен северо-восточнее Копорья. Боевые действия наземных войск развивались в тесном взаимодействии с Краснознамённым Балтийским флотом (командующий вице-адмирал В.Ф.Трибун, член Военного совета дивизии комиссар Н. К. Смирнов) и Ладожской военной флотилией. Кроме поддержки сухопутных войск авиацией и мощной артиллерией, флот решал самостоятельные задачи: защищал подступы к Ленинграду, нарушал коммуникации противника в Балтийском море, вёл борьбу за Моонзундский архипелаг, главную базу флота – Таллин и за полуостров Ханко. В период обороны Ленинграда флот направил на сушу (в бригады морской пехоты, отдельные стрелковые батальоны и др.) свыше 160 тыс. человек личного состава. Дальнобойная артиллерия флота успешно действовала против немецко-фашистских войск. Под Дугой все атаки врага были отражены.

На новгородско-чудовском направлении, где противник наносил главный удар, советские войска пытались контратаковать противника, наступавшего на Новгород, но существенных результатов не добились. 19 августа враг овладел Новгородом, а 20 августа советские войска оставили Чудово. За счёт освободившихся войск немецко-фашистское командование усилило группировку, наступавшую на Ленинград, и перенесло сюда основные усилия авиации группы армий "Север". Создалась опасность окружения Ленинграда. 23 августа Ставка разделила Северный фронт на Карельский (командующий генерал-лейтенант В. А. Фролов, член Военного совета корпусной комиссар А.С. Желтов) и Ленинградский (командующий генерал-лейтенант М.М. Попов, с 5 сентября Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов, с 12 сентября генерал армии Г. К. Жуков, с 10 октября генерал-майор И.И. Федюнинский, с 26 октября генерал-лейтенант М. С. Хозин; член Военного Совета А.А. Жданов). 29 августа ГКО объединил Главное командование Северо-Западного направления с командованием Ленинградского фронта, а Северо-Западный фронт подчинил непосредственно Ставке Верховного Главнокомандования. Обстановка под Ленинградом оставалась чрезвычайно напряжённой. Враг возобновил наступление крупными силами вдоль шоссе Москва – Ленинград и 25 августа захватил Любань, 29 августа Тосно, 30 августа вышел на р. Нева и перерезал железные дороги, связывающие Ленинград со страной. С 30 августа по 9 сентября велись ожесточённые бои в районе Красногвардейска, где враг понёс большие потери, а его атаки были отбиты. Однако прорвавшись 8 сентября через станцию Мга на Шлиссельбург, немецко-фашистские войска отрезали Ленинград от суши. Началась блокада города. Сообщение поддерживалось только по Ладожскому оз. и по воздуху. Подвоз всего необходимого войскам, населению и промышленности резко сократился. С 4 сентября 1941 противник начал варварский артиллерийский обстрел города и систематические налёты авиации.

Выход противника к Красногвардейску и Колпино вынудил советские войска, оборонявшиеся в районе Луги, отойти на С. 9 сентября немецко-фашистские войска возобновили наступление на Ленинград, нанося главный удар из района западнее Красногвардейска. Сосредоточив 8 дивизий (5 пехотных, 2 танковые и 1 моторизованная), противник пытался взять город штурмом. Командование Ленинградского фронта перебросило с Карельского перешейка на угрожаемые участки фронта некоторые соединения, пополнило резервные части отрядами народного ополчения, перевело значительную часть моряков с кораблей на сушу Бои в районе Красногвардейска продолжались непрерывно 9 сут. Особенно эффективно действовала корабельная артиллерия. Враг был измотан, обескровлен и к 18 сентября остановлен на рубеже Лигово, Пулково. На исход оборонительного сражения под Красногвардейском и Колпино оказало влияние начавшееся по указанию Ставки 10 сентября наступление советских войск из района Волхова на Мгу и Синявино, сковавшее значительные силы противника. Одновременно с правого берега Новы в направлении Синявино – Мга перешли в наступление войска Невской оперативной группы, которые к 26 сентября форсировали р. Неву и захватили небольшой плацдарм в районе Московской Дубровки (так называемый Невский "пятачок"). В середине сентября немецко-фашистские войска вышли к Финскому заливу в районе Стрельны и отрезали находившиеся западнее советские войска, которым благодаря мощной поддержке флота удалось удержать Приморский (Ораниенбаумский) плацдарм, сыгравший затем большую роль в обороне города.

Приказ пришел перейти к осаде Ленинграда в тот момент, когда город, как казалось немцам, мог быть взят одним последним ударом. Решение перейти к осаде Ленинграда, вне сомнения, в значительной мере диктовалось позицией финнов. Генерал-фельдмаршал фон Маннергейм, главнокомандующий войсками Финляндии, имел определенные колебания в отношении целесообразности перехода старой финской границы на Карельском перешейке и наступления на Ленинград. Да, он был готов перейти Свирь к востоку от Ладожского озера, когда немцы выйдут к Тихвину, Но выступал против любых попыток со стороны финнов участвовать в штурме Ленинграда. Из мемуаров маршала ясно следует, что он не хотел участия финских войск в почти неизбежном разрушении города.

Маннергейм придерживался принципов "активно оборонительной войны" и противился любым формам "завоевательной войны". Вне зависимости от того, какие мотивы двигали Гитлером при принятии решения не брать город столь стратегически и экономически важный, как Ленинград, оно представляло собой нарушение всех законов ведения войны. Нарушение, за которое впоследствии пришлось заплатить горькую цену.

С военной точки зрения падение Ленинграда и Ораниенбаума означало разоружение около сорока советских дивизий. Не менее важным было уничтожение военной промышленности Ленинграда. Танковый, артиллерийские и другие заводы продолжали выпускать продукцию на протяжении всей войны, снабжая Красную Армию всем необходимым боевым снаряжением. Наконец, Ленинград мог бы стать неоценимой по значению базой снабжения немецких войск на Восточном фронте. Не подвергаясь нападениям партизан, могли бы течь через Балтику снабженческие грузы. Соединение с финнами повернуло бы в другое русло боевые действия на Крайнем Севере за Петрозаводск и перевалочный пункт для поставляемого союзниками вооружения, Мурманск, где никакого продвижения не наблюдалось вовсе просто потому, что не хватало войск. Вместо всех этих преимуществ германское командование, решив отказаться от взятия Ленинграда, получило одни проблемы.

Наиболее серьезным просчетом германского командования являлся тот факт, что в действительности окруженным Ленинград оставался только летом. Крупные естественные препятствия, такие как озера, реки и болота, служившие в теплое время года продолжением кольца немецкой блокады, превращались в бреши и служили превосходными артериями коммуникаций, когда мороз сковывал Ладожское озеро и Неву. На протяжении долгой зимы по этим путям в город текли грузы и поступали подкрепления. Более того, поскольку финны так и не перешли своей старой границы на Карельском перешейке, с востока Ленинград с Ладожским озером постоянно связывал 80-километровый коридор. В результате это позволило комиссару обороны Жданову провести по льду Ладожского озера так называемую «Дорогу жизни», включая автомагистраль и железнодорожную ветку, соединявшуюся с Мурманской железной дорогой. По этому пути город получал грузы с восточного берега озера. В результате в 1941 г. Гитлер не достиг поставленных целей ни на Севере, ни на Центральном фронте: Ленинград и Москва остались непокоренными, не удалось сделать слишком многое в слишком многих местах сразу.

К концу сентября фронт на подступах к Ленинграду окончательно стабилизировался, план захвата его штурмом провалился. 20 октября началась Синявинская наступательная операция войск Ленинградского фронта с целью деблокады города, но завершить операцию не удалось, т.к. Советское Верховное Главнокомандование было вынуждено перебросить часть войск на тихвинское направление, где противник развернул наступление. 8 ноября врагу удалось захватить Тихвин. Хотя советские войска не допустили прорыва противника к Свири, последняя железная дорога (Тихвин – Волхов), по которой подвозились грузы к Ладожскому оз., оказалась перерезанной. В ноябре 1941 советские войска перешли в контрнаступление, 20 ноября они овладели Малой Вишерой, а 9 декабря – Тихвином и отбросили врага за р. Волхов. Однако положение Ленинграда продолжало оставаться тяжёлым. Запасы сырья были весьма ограничены, продовольствие и топливо на исходе. С 20 ноября суточный паёк хлеба составлял 125–250 г. Начался голод, от которого с ноября 1941 по октябрь 1942 погибло 641803 человек. Партия и Советское правительство приняли меры для подвоза в город продовольствия, боеприпасов, горючего и топлива.

Генерал Захаров получил назначение комендантом города, Для защиты центра которого он собрал пять бригад численностью 10 000 человек каждая. Из числа 300 000 рабочих Ленинграда было сформировано двадцать дивизий Красного ополчения. Такие бойцы продолжали работать на заводах, но в то же время являлись солдатами – рабочими в военной форме, готовыми по первому приказу вступить в бой с врагом. Круглые сутки солдаты, ополченцы и гражданское население, включая женщин и детей, возводили вокруг города рубежи обороны. Они состояли из двух колец укреплений – внешнего и внутреннего. Внешняя линия – полукруг длиной примерно 40 километров – шла от центра города, из Петергофа через Красногвардейск к реке Неве. Внутренняя, или вторая, линия представляла собой полукруг фортификационных сооружений значительной глубины, пролегала в 25 километрах от центра, ключевой точкой ее являлись Дудергофские высоты. Краеугольными камнями в ней были промышленный пригород Колпино и старинное Царское Село.

Немецкая воздушная разведка доносила об огромных по размаху фортификационных сооружениях и проложенных за ними громадных противотанковых рвах. Систему траншей и окопов дополняли доты с установленными в них орудиями и пулеметами. Пройти здесь имели возможность только штурмовые части пехоты. Бронетехника могла рассчитывать лишь на проделанные в обороне бреши, чтобы, следуя за первой волной атакующих, поддерживать их огнем своих пушек. Дудергофские высоты служили ключом ко второму кольцу укреплений города. Мощные бетонные доты с тяжелым вооружением, эскарповые галереи с морскими орудиями, пулеметные точки взаимной поддержки и глубокоэшелонированная система окопов с подземными ходами сообщений прикрывали подступы ко всем господствующим высотам.

Немецко-фашистское командование пыталось сломить сопротивление защитников Ленинграда бомбардировками с воздуха и обстрелом тяжёлой артиллерией. В сентябре – ноябре 1941 на город было сброшено 64 930 зажигательных и 3055 фугасных авиабомб и выпущено (сентябрь – декабрь) 30154 артиллерийских снаряда. Но враг не сломил боевой дух защитников города Ленина. Исключительную роль в жизни Ленинграда в дни блокады сыграли Городской комитет ВКП (б) (секретари комитета А.А. Жданов, А.А. Кузнецов, Я.Ф. Капустин) и Совет депутатов трудящихся (председатель П.С. Попков). Во 2-й половине ноября была проложена автомобильная дорога по льду Ладожского оз., по которой подвозились боеприпасы, вооружение, продовольствие, медикаменты, топливо, а из Ленинграда эвакуировались больные, раненые, нетрудоспособные (в ноябре 1941 – апреле 1942 было эвакуировано 550 тыс. человек). Работа трассы не прекращалась, несмотря на бомбёжки, обстрелы, плохую погоду. Городские партийные и советские организации предпринимали все возможные меры для спасения людей от голода. С началом работы Ладожской трассы хлебный паёк стал постепенно увеличиваться (с 25 декабря 1941).

Жители города продолжали трудиться во имя победы, ухаживали за раненными, помогали голодным детям и старикам. В блокадном Ленинграде работала продолжали трудиться и люди искусства. Д. Шостакович написал в это время свою знаменитую Седьмую симфонию.

Попытки деблокады Ленинграда в 1942 (наступление на любанском направлении в январь – апрель и на синявинском направлении в августе – сентябре) из-за недостатка сил и средств, недочётов в организации наступления успеха не имели, однако эти активные действия советских войск сорвали готовившийся новый штурм города. Успешное стратегическое контрнаступление советских войск зимой 1942–43 гг. под Сталинградом оттянуло часть вражеских сил из района Ленинграда и создало благоприятную обстановку для его деблокады.

Захват Шлиссельбурга означал, что Ленинград заперт с востока. Город, таким образом, превратился в остров, окруженный водой и войсками. Открытым оставался лишь один узкий коридор к западному берегу Ладожского озера, поскольку финны на Карельском перешейке еще стояли без движения. Они ждали, когда немцы выйдут к Тихвину. Только после того Маннергейм собирался двинуться вдоль восточного берега Ладожского озера через Свирь и тем самым создать восточный клин охвата гигантского котла с Ленинградом в центре. К несчастью, цель оказалась недостижимой.

Прорыв блокады Ленинграда

12-30 января 1943 войска 67-й армии Ленинградского (командующий с июня 1942 генерал-лейтенант, позже Маршал Советского Союза Л.А. Говоров), 2-й ударной и части сил 8-й армий Волховского (создан 17 декабря 1941, командующий генерал армии К.А. Мерецков) фронтов при поддержке авиации дальнего действия, артиллерии и авиации Балтийского флота встречными ударами в узком выступе между Шлиссельбургом и Синявином (южнее Ладожского оз.) разорвали кольцо блокады и восстановили сухопутную связь Ленинграда со страной.Через образовавшийся коридор (шириной 8–10 км) в течение 17 сут были проложены железная дорога и автомобильная трасса, но полностью проблема снабжения города ещё не была решена: важный пункт – станция Мга на ж.-д. линии Ленинград – Волхов оставался в руках врага, дороги в освобожденной полосе находились под постоянным обстрелом вражеской артиллерии. Попытки расширить сухопутные коммуникации (наступление в феврале – марте 1943 на Мгу и Синявино) не достигли цели. В июле – августе на Мгинском выступе советские войска нанесли тяжёлое поражение войскам 18-й немецкой армии и не допустили переброски войск противника на другие фронты.

Наступательная операция советских войск под Ленинградом и Новгородом 1944, снятие блокады Ленинграда. В результате побед Советских Вооруженных Сил в Сталинградской и Курской битвах, под Смоленском, на Левобережной Украине, в Донбассе и на Днепре в конце 1943 - начале 1944 сложились благоприятные условия для проведения крупной наступательной операции под Ленинградом и Новгородом. К этому времени группа армий "Север" в составе 18-й и 16-й армий (с января 1942 до января 1944 командующий генерал-фельдмаршал Г. Кюхлер, с конца января до начала июля 1944 генерал-полковник Г. Линдеман, в июле 1944 – генерал пехоты Г. Фриснер, с 23 июля 1944 генерал-полковник Ф. Шёрнер) насчитывала 741 тыс. солдат и офицеров, 10 070 орудий и миномётов, 385 танков и штурмовых орудий, 370 самолётов и имела задачу не допустить прорыва занимаемых позиций, имевших важное значение для прикрытия подступов к Прибалтике, удержания Финляндии в качестве союзника и обеспечения свободы действий немецкого флота на Балтийском море. К началу 1944 враг создал глубокоэшелонированную оборону с железобетонными и деревоземляными сооружениями, прикрытыми минными полями и проволочными заграждениями. Советское командование организовало наступление силами войск 2-й ударной, 42-й и 67-й армий Ленинградского, 59-й, 8-й и 54-й армий Волховского, 1-й ударной и 22-й армий 2-го Прибалтийского (командующий генерал армии М. М. Попов) фронтов и Краснознаменного Балтийского флота. Привлекались также авиация дальнего действия (командующий маршал авиации А. Е. Голованов), партизанские отряды и бригады. Всего в составе фронтов насчитывалось 1241 тыс. солдат и офицеров, 21 600 орудий и миномётов, 1475 танков и самоходных орудий, 1500 самолётов.

Цель операции состояла в том, чтобы разгромить фланговые группировки 18-й армии, а затем действиями на кингисеппском и лужском направлениях завершить разгром её главных сил и выйти на рубеж р. Луга; в дальнейшем, действуя на нарвском, псковском и идрицком направлениях, нанести поражение 16-й армии, завершить освобождение Ленинградской области и создать условия для освобождения Прибалтики.

При подготовке операции корабли Краснознаменного Балтийского флота перевезли через Финский залив на Приморский плацдарм свыше 52 тыс. человек и около 14 тыс. т грузов. 14 января советские войска перешли в наступление с Приморского плацдарма на Ропшу, а 15 января от Ленинграда на Красное Село. После упорных боев 20 января советские войска соединились в районе Ропши и ликвидировали окруженную Петергофско-Стрельнинскую группировку врага. Одновременно 14 января советские войска перешли в наступление в районе Новгорода, а 16 января – на любанском направлении, 20 января освободили Новгород. Т. о., с 14 по 20 января была прорвана оборона противника и разгромлены фланговые группировки 18-й армии; войска её центра, опасаясь окружения, 21 января начали отход из района Мга – Тосно. В ознаменование окончательного снятия блокады 27 января 1944 в Ленинграде был дан салют.

Л. б. имела огромное политическое и стратегическое значение. Советские войска в битве за Ленинград оттянули на себя до 15-20% вражеских сил на Восточном фронте и всю финскую армию, разгромили до 50 немецких дивизий. Воины и жители города показали образцы героизма и самоотверженной преданности Родине. Многие части и соединения, участвовавшие в Л. б., были преобразованы в гвардейские или стали орденоносными. Сотни тысяч воинов удостоились правительственных наград, сотни получили звание Героя Советского Союза, из них пятеро дважды: А.Е. Мазуренко, П.А. Покрышев, В И. Раков, Н.Г. Степанян и Н.В. Челноков. Повседневная забота ЦК партии, Советского правительства и поддержка всей страны явились неисчерпаемыми источниками силы для преодоления ленинградцами испытаний и тягот 900-дневной блокады. Советским правительством 22 декабря 1942 была учреждена медаль "За оборону Ленинграда". 26 января 1945 Президиум Верховного Совета СССР наградил Ленинград орденом Ленина, а 8 мая 1965 в ознаменование 20-летия победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941–45 присвоил Ленинграду почётное звание города-героя.

1.6. Ржевская битва.

Термин "Ржевская битва" появился лишь в постсоветское время. До настоящего времени официальной историографией существование этой битвы не признано, хотя военные действия в январе 1942 - марте 1943 гг. на московском направлении центрального участка советско-германского фронта могут быть с полным основанием отнесены к категории самых кровопролитных битв не только в Великой Отечественной войне, но и за всю историю человечества. И самая замалчиваемая историками.

На Ржевском плацдарме стояли 2/3 дивизий армии "Центр" для наступления на Москву. Потери советских войск в боях под Ржевом составили более 2 миллионов человек, вдвое превысив потери в Сталинградской битве. В лесах подо Ржевом погибла 29-я армия. От 40.000 населения города осталось всего 248 человек. После ожесточенной 15-месячной битвы Ржев так и не был взят - немцы сами отошли на заранее подготовленные позиции.

Военные действия в 1942 - начале 1943 гг. в районе ржевско-вяземского выступа не относились к победным страницам нашей истории, и поэтому в советское время были отнесены к "закрытым" для изучения и правдивой оценки, не получили достаточно полного и объективного освещения по идеологическим соображениям. Так руководство Коммунистической партии разделило опыт войны на положительный, полезный для воспитания молодежи, и отрицательный, непригодный для этой цели.

В то же время в годы войны центральное направление было одним из главных стратегических действий воюющих сторон. К этому участку фронта в течение длительного времени было приковано внимание командования и Красной Армии, и вермахта, больше года в советских и иностранных газетах печатались сводки о военных действиях у Ржева, Сычевки, Вязьмы. Советское руководство во время войны ставило боевые действия в районе Ржева в один ряд с боями под Москвой, Ленинградом, Сталинградом, Севастополем, Одессой, с боями за Кавказ.

"Ржевскую академию" прошли многие выдающиеся военачальники. Западным фронтом до августа 1942 года командовал Г. К. Жуков, за ним И.С. Конев...

Ржевско-Вяземский плацдарм стал местом крупнейших танковых сражений 1942 года. В ходе летней Ржевско-Сычевской операции в районе Погорелого Городища с 7 по 10 августа проходила танковая битва, в которой с обеих сторон участвовало до 1500 танков. А во время одноименной осенне-зимней операции (операции "Марс") только с советской стороны было задействовано 3300 танков. Здесь воевали будущие маршалы бронетанковых войск А. X. Бабаджанян, М. Е. Катуков, генерал армии А. Л. Гетман.

В истории Великой Отечественной войны есть одно уникальное событие: в начале августа 1943 года Верховный Главнокомандующий Сталин выехал из столицы на фронт. В сопровождении Берии поездом из Москвы прибыл сначала в Гжатск (там он встретился с командующим Западным фронтом В. Д. Соколовским и членом Военного Совета этого фронта Н. А. Булганиным), а затем под Ржев (здесь состоялась встреча с командующим Калининским фронтом А. И. Еременко).

Из-под Ржева, из села с красивым названием Хорошево 5 августа Сталин отдал приказ о первом победном салюте в Москве в честь взятия Орла и Белгорода.

Событие, действительно, редчайшее: за всю Великую Отечественную войну Сталин больше не выезжал на фронт (правда, это была поездка не на фронт, в привычном смысле этого слова, а в сторону фронта: Ржев был освобожден 3 марта, Гжатск - 6 марта). Поэтому, наверное, и интересно выяснить не только обстоятельства, но и причину этой знаменитой поездки.

Как известно, в начале января 1942 года Красная Армия, разгромив немцев под Москвой, подошла к Ржеву. Встал вопрос о дальнейших действиях. 5 января этот вопрос и обсуждался у Верховного Главнокомандующего. Сталин был нетерпелив и настойчив. Вот только один документ:

"Командующему Калининским фронтом

11 января 42 г. 1 ч. 50 мин. № 170007

... В течение 11 и ни в коем случае не позднее 12 января овладеть Ржевом.

Ставка рекомендует для этой цели использовать имеющиеся в этом районе артиллерийские, минометные, авиационные силы и громить вовсю город Ржев, не останавливаясь перед серьезными разрушениями города.

Получение подтвердить, исполнение донести.

И. Сталин".

Получение приказа, видимо, подтвердили, а вот исполнение его затянулось почти на 14 месяцев. Наступление под Ржевом захлебнулось. В окружении оказались значительные силы Красной Армии. Сталин лично руководил этим зимне-весенним наступлением на Ржевско-Вяземском плацдарме.

Летом 1942 года на плацдарме проводилась Ржевско-Сычевская операция. Задачу Сталин ставил все ту же: взять Ржев любой ценой. Наконец, еще одна крупнейшая операция на плацдарме - "Марс". Жуков пишет о директиве Ставки Верховного Главнокомандования от 8 декабря 1942 года. Перед войсками Калининского и Западного фронтов была поставлена задача к 1 января 1943 года разгромить группировку противника в районе Ржев-Сычевка-Оленино-Белый. Директива была подписана И. В. Сталиным и Г. К. Жуковым (26 августа 1942 года он был назначен заместителем Верховного Главнокомандующего).

После завершения одной из самых кровопролитных наступательных операций Великой Отечественной войны - Ржевско-Вяземской 1942 г. уже в мае-июне началась подготовка крупной наступательной операции с целью уничтожения ржевско-вяземского выступа и немецких войск в нем. События на южном участке советско-германского фронта помешали ее проведению. Более того, войскам Западного и Калининского фронтов, оказавшимся в тылу противника после зимней кампании, в мае-июле 1942 г. пришлось вести тяжелейшие оборонительные бои против войск центральной немецкой группировки, пытавшихся их уничтожить. С большими потерями части советских войск удалось вырваться из окружения.

В свое время советский историк Д.М. Проэктор высказал точку зрения о том, почему группа армий "Центр" не была активно задействована в операции "Блау": "...Войска немецкой группы армий "Центр" не смогли бы участвовать в новом генеральном наступлении ... потому, что их сковывали всю весну и лето героические советские партизаны и окруженные части регулярной армии, выключив часть сил этой армии из действий на фронте.... Это обстоятельство надолго выключило войска группы "Центр" из общего баланса фашистской стратегии". Да и И.С. Конев в воспоминаниях, оправдывая отказ от ликвидации Холм-Жирковского и других выступов, писал: "Мы убедились, насколько были важны выдвинутые вперед плацдармы и на Северо-Западном фронте, и в особенности на Калининском и Западном. Немцы не предпринимали здесь никаких активных действий в течение всего сорок второго года и, в частности, не делали этого потому, что над ними все время продолжала нависать угроза.... В сложной обстановке лета и осени сорок второго года, когда шли бои под Сталинградом, конфигурация наших фронтов приковывала к себе большие силы противника" .

Сталин придавал огромное значение разгрому немцев на Ржевско-Вяземском плацдарме и лично принимал решения по большинству операций. Из личного и строго секретного послания премьер-министра Великобритании У. Черчилля И. В. Сталину: "Примите мои самые горячие поздравления по случаю освобождения Ржева. Из нашего разговора в августе мне известно, какое большое значение Вы придаете освобождению этого пункта... 4 марта 1943 года".

Любопытно, что звание маршала Советского Союза Сталину было присвоено не после разгрома немцев под Сталинградом (2 февраля 1943 года), а 6 марта 1943 года, когда, наконец-то, были освобождены Ржев и Гжатск.

А теперь вернемся к теме приезда Сталина в село Хорошево. Выбор места для поездки был далеко не случаен: Верховный Главнокомандующий хотел своими глазами увидеть города, откуда почти полтора года исходила угроза нового похода немцев на Москву.

Несомненно, что и для Гитлера Ржевско-Вяземский плацдарм был важен чрезвычайно. Корреспондент английской газеты "Санди таймс" и радиокомпании Би-би-си Александр Верт в своей книге "Россия в войне 1941-1945" в частности сообщил: "Именно Гитлер вопреки советам многих своих генералов, предлагавших отойти на большое расстояние, настаивал на том, чтобы не отдавать Ржев, Вязьму, Юхнов, Калугу, Орел и Брянск, и все эти города, за исключением Калуги, были удержаны".

Когда немцы, потерпевшие поражение под Сталинградом, вынуждены были уходить с дальних подступов к Москве, Гитлер высказал желание услышать взрыв волжского моста в Ржеве. Желание фюрера было выполнено. Этим взрывом-символом и завершилась для Гитлера Ржевская битва.

Много названий получил Ржевско-Вяземский плацдарм. "Северный Сталинград", "Ворота к Москве и Берлину", "Трамплин для прыжка на Москву", "кинжал в сторону Москвы", "Ржевская заноза", "Ржевская академия", "пистолет, направленный в грудь Москвы", "Ржевская мясорубка", - так его называли русские и немцы.

По официальным данным, за 14 месяцев боев на Ржвеско-Вяземском плацдарме командованием Красной Армии были проведены четыре наступательные операции, главным образом - силами Западного и Калининского фронтов. Об их масштабах говорят цифры потерь Красной Армии:

- Ржевско-Вяземская операция (8 января - 20 апреля 1942 года): безвозвратные потери Красной Армии - 272 320 человек, санитарные - 504 569 человек, всего 776 889 человек.

- Ржевско-Сычевская операция (30 июля - 23 августа 1942 года): безвозвратные потери 51 482 человека, санитарные - 142 201 человек, всего - 193 683 человека.

- Ржевско-Вяземская операция (2-31 марта 1943 года): безвозвратные потери - 38 862 человека, санитарные 99 715 человек, всего 138 577 человек.

Всего 1 109 149 человек.

Но за рамками приведенных выше данных остались 2-я Ржевско-Сычевская операция (25 ноября - 20 декабря 1942 года) - операция "Марс", которая задумывалась как главная в это время (а не Сталинградская). Совершенно не изучена российскими историками операция вермахта "Зейдлиц" (июль 1942 года).

А какова цифра потерь вермахта? Здесь очевидно одно: при всей педантичности и склонности немцев к точности они тоже не стремились откровенно говорить на эту тему. Генерал X. Гроссманн, командовавший дивизией на этом участке фронта, написал книгу под названием "Ржев - краеугольный камень Восточного фронта". Многократно и подробно рассказывая о советских потерях, генерал "скромно" ушел от конкретных данных о своих жертвах этой бойни, прибегая к определениям "большие", "серьезные", "тяжелые" и т.п.

Некоторые данные о потерях вермахта на Ржевском выступе удается обнаружить в советских изданиях. Так, есть сведения, что в Ржевско-Вяземской операции 1942 года группа армий "Центр" только за три месяца потеряла 330 тысяч человек. При описании Ржевско-Сычевской операции (лето 1942 года) говорится, что потери германской армии в ней составили 50-80 процентов личного состава.

Таким образом, становится ясно, что потери и Красной Армии, и вермахта в жестокой схватке за плацдарм на дальних подступах к Москве по-настоящему не подсчитаны. Вместе с тем, очевидно, что они были просто гигантскими. Сопоставляя эти, даже очень и очень приблизительные сведения о павших, сравнивая их с величайшими битвами Второй мировой войны, становится очевидным, что сражение за Ржевско-Вяземский плацдарм было самым кровопролитным не только в последней мировой войне, но и вообще в истории человечества.

1.7. Битва за Кавказ

Немецко-фашистское руководство придавало большое значение захвату Северного Кавказа. Уже в первые дни после нападения на Советский Союз немецкое командование стало планировать наступление на кавказском направлении. Замысел операции был сформулирован в дополнении к директиве № 33 от 22 июля 1941 года и конкретизирован затем в документе под названием «Операция из района Северного Кавказа через Кавказский хребет и Северо-Западный Иран с целью овладения перевалами Ревандуз и Ханаган на ирано-иракскойгранице». 

Целью операции, которую планировалось провести с ноября 1941 года по сентябрь 1942 года, являлось овладение кавказскими нефтеносными районами и выход на ирано-иракскую границу. Захват Северного Кавказа позволял гитлеровскому руководству не только задействовать богатейшие ресурсы этого региона, но и распространить свою гегемонию на все Закавказье, а затем и на Ближний Восток с его огромными запасами нефти. В приказе от 21 августа 1941 года Гитлер вновь подчеркнул, что до наступления зимы главным является не захват Москвы, а овладение нефтеносными районами Кавказа. Однако этим планам в 1941 году сбыться не удалось. В первый год войны вермахт не решил ни одной стратегической задачи: по-прежнему для него недоступными оставались Ленинград и Москва, Красная Армия не только не была уничтожена, но и нанесла по врагу весьма чувствительные удары под Москвой, Тихвином и Ростовом.

Вновь к планам овладения Северным Кавказом фашистское руководство вернулось весной 1942 года. В директиве № 41 верховного командования вермахта (ОКВ) от 5 апреля отмечалось, что «в первую очередь все имеющиеся в распоряжении силы должны быть сосредоточены для проведения главной операции на южном участке с целью уничтожить противника западнее Дона, чтобы затем захватить нефтеносные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет».
 

Благоприятные для немцев условия создало крупное поражение советских войск в Харьковском сражении, а затем в Воронежско-Ворошиловградской оборонительной операции. «Неожиданно быстро и благоприятно развивающиеся операции против войск Тимошенко, - отмечалось в директиве ОКВ от 21 июля 1942 года, - дают основание надеяться на то, что в скором времени удастся отрезать Советский Союз от Кавказа и, следовательно, от основных источников нефти и серьезно нарушить подвоз английских и американских военных материалов. Этим, а также потерей всей донецкой промышленности Советскому Союзу наносится удар, который будет иметь далеко идущие последствия». Последствия эти, по мнению гитлеровского руководства, заключались, в частности, в том, что вермахту открывался путь в Закавказье, на Ближний Восток и в Индию, выход на границу с Турцией и втягивание ее в войну на своей стороне, а также вступление Японии в войну против СССР.

В июле 1942 года, потерпев поражение в ходе Воронежско-Ворошиловградской оборонительной операции, советские войска отошли за Дон. Противник получил благоприятные условия для наступления на Северном Кавказе. Планом его операции под кодовым наименованием «Эдельвейс» предусматривалось окружить и уничтожить советские войска южнее и юго-восточнее Ростова, овладеть Северным Кавказом, затем обойти Главный Кавказский хребет одной группой войск с запада, захватив Новороссийск и Туапсе, а другой – с востока, овладев Грозным и Баку. Одновременно намечалось преодолеть Кавказский хребет в его центральной части и выйти к Тбилиси, Кутаиси и Сухуми. С выходом в Закавказье планировалось захватить базы Черноморского флота, обеспечить себе полное господство на Черном море, создать условия для вторжения на Ближний и Средний Восток.
 

Для решения этих задач предназначалась группа армий «А» под командованием генерал-фельдмаршала В. Листа. В ее состав входили 17-я армия, 1-я и 4-я танковые армии, румынская 3-я армия, часть сил 4-го воздушного флота. Она насчитывала около 170 тыс. человек, 1130 танков, свыше 4,5 тыс. орудий и минометов, до 1 тыс. самолетов. Действия этой группировки поддерживали военно-морские силы Германии и Румынии.

Противнику противостояли войска Южного (генерал-лейтенант Р. Я. Малиновский) и Северо-Кавказского (Маршал Советского Союза С. М. Буденный) фронтов в составе 51,37,12,56,24,9 и 47-й армий, которые с воздуха поддерживала авиация 4-й и 5-й воздушных армий. Эта группировка в первом эшелоне насчитывала 112 тыс. человек, 121 танк, 2160 орудий и минометов, 230 исправных самолетов. На приморском направлении сухопутные войска поддерживали Черноморский флот и Азовская военная флотилия.

Битва за Кавказ продолжалась свыше 14 месяцев, с 25 июля 1942 года по 9 октября 1943 года. По характеру действий советских войск она делится на два периода. Первый из них составляет Северо-Кавказская оборонительная операция 1942 года, которая проводилась с 25 июля по 31 декабря.

25 июля противник перешел в наступление с плацдармов в нижнем течении Дона на сальском и краснодарском направлениях. Южный фронт, не сумев удержать оборону по реке Дон, стал отходить на юг и юго-восток. 28 июля Ставка ВГК объединила войска двух фронтов в один Северо-Кавказский фронт во главе с маршалом С. М. Будённым. Для удобства управления действующими на огромном пространстве войсками фронт был разделен на две оперативные группы: Донскую под командованием генерал-лейтенанта Р. Я. Малиновского и Приморскую во главе с генерал-полковником Я. Т. Черевиченко. Одновременно Ставка потребовала навести в войсках строжайшую дисциплину (в этот же день издан приказ наркома обороны СССР № 227, известный как приказ «Ни шагу назад»), наладить управление и взаимодействие, остановить дальнейшее наступление противника, а затем сильными контрударами разгромить и отбросить его за Дон.
 

Однако обстановка продолжала ухудшаться. Уже 28 июля немцы заняли Азов, вышли к реке Кагальник и в долину реки Маныч. Взорванная советскими войсками плотина затопила долину, но это лишь временно задержало продвижение врага. 31 июля немецкие войска овладели Сальском, продолжали движение на Ворошиловск (ныне Ставрополь) и Краснодар. Имея подавляющее превосходство в танках (Северо-Кавказский фронт располагал в это время лишь 74 исправными танками), они получили возможность вести высокоманевренные действия на равнинной местности, быстро сосредоточивать усилия на избранных направлениях. Но и в этих условиях советские воины мужественно защищали каждую пядь родной земли. Западнее станицы Кущевская соединения корпуса кубанских казаков нанесли удар и разгромили 196-ю пехотную дивизию немцев. В то же время после боев на реке Маныч командование немецкого 40-го танкового корпуса отмечало: «Упорство противника может быть проиллюстрировано тем, что в плавнях отдельные стрелки по горло в воде, без всякой надежды на отход дерутся до последнего патрона, что стрелки, находящиеся в гнездах, оборудованных в каменной плотине, могут быть уничтожены только в ближнем бою. С одинаковым упорством защищаются и полевые укрепления, и берега».

Но силы были неравными. Враг продолжал рваться вперед. В начале августа советское командование приняло решение развернуть на реках Терек и Урух новую оборонительную группировку за счет сил Закавказского фронта, которым командовал генерал армии И. В. Тюленев. Войскам фронта приказывалось также занять оборону на перевалах Главного Кавказского хребта и создать многополосную оборону на направлении Грозный — Махачкала. Действовавшие здесь войска 9-й (генерал-майор Ф. А. Пархоменко) и 44-й (генерал-майор И. Е. Петров) армий, а также 11-го гвардейского стрелкового корпуса 10 августа были объединены в Северную группу войск Закавказского фронта. Командующим группой назначен генерал-лейтенант И. И. Масленников. 11 августа в нее включена также 37-я армия (генерал-майор П. М. Козлов) Северо-Кавказского фронта. В тот же день Донская оперативная группа была расформирована.

В связи с упорным сопротивлением советских войск под Сталинградом немецкое командование вынуждено было повернуть туда 4-ю танковую армию. Это несколько облегчило положение Северо-Кавказского фронта, тем не менее превосходство противника в танках оставалось подавляющим. 3 августа войска Приморской группы стали отводиться за реку Кубань. Из-за плохого управления на левом берегу реки удалось создать лишь слабую завесу, которую противник преодолел без особого труда.
5 августа Ставка приказала командующему Северо-Кавказским фронтом прочно прикрыть район Майкопа и дорогу Майкоп – Туапсе, с тем чтобы не допустить выхода немцев на побережье Черного моря и изоляции Приморской группы войск. Однако в тот же день враг занял Ворошиловск, 7 августа – Армавир и продолжил наступление на Майкоп. На рубеже рек Кубань, Лаба, Белая развернулись ожесточенные бои.

К исходу 9 августа подвижные части 1-й танковой армии ворвались в Майкоп, надеясь захватить горючее и нефть, однако все запасы были заблаговременно вывезены, буровые скважины забиты, а оборудование либо зарыто в землю, либо эвакуировано. Захватив город, противник предпринял попытку прорваться на Туапсе по шоссейной и железной дорогам. Однако упорное сопротивление воинов 12-й (генерал-майор А. А. Гречко) и 18-й (генерал-лейтенант Ф. В. Камков) армий сорвало его планы. Мужество и стойкость в этих боях продемонстрировали воины 17-го казачьего кавалерийского корпуса. Они не только умело оборонялись, но и постоянно контратаковали врага. Стремительные атаки казаков наводили ужас на врага. В середине августа Ставка ВГК указала командующему Северо-Кавказским фронтом: «Добейтесь того, чтобы все наши войска действовали так, как 17-й кавкорпус». 27 августа корпус и четыре казачьи кавалерийские дивизии, входившие в его состав, преобразованы в гвардейские; 555 воинов были награждены орденами и медалями.

6 августа крупные силы врага устремились к Краснодару. В течение нескольких суток малочисленные соединения 56-й армии генерал-майора А. И. Рыжова и бойцы краснодарского народного ополчения мужественно отражали натиск пехотных и моторизованных дивизий 5-го армейского корпуса. Особенно ожесточенные бои разгорелись в районе Пашковской переправы, где самоотверженно сражалась 30-я Иркутская стрелковая дивизия под командованием полковника Б. Н. Аршинцева. Прижатые к реке, испытывая острый недостаток в боеприпасах, советские воины отбивали одну атаку за другой. Лишь по приказу командования они 12 августа оставили Краснодар и отошли на левый берег Кубани, взорвав за собой Пашковскую переправу. На Моздокском направлении советские войска удерживали рубеж по реке Терек.
 

17 августа завершился первый этап оборонительного периода битвы за Кавказ, противник был остановлен и временно прекратил активные боевые действия. За период с 25 июля по 17 августа врагу удалось продвинуться на глубину до 600 км. Командующий Северо-Кавказским фронтом не располагал достаточными резервами, которыми можно было бы усилить первый эшелон войск на наиболее опасных участках. Отсутствовали крупные подвижные соединения, в то время как у гитлеровцев танковые и моторизованные дивизии составляли более 40%. Нередко это позволяло им опережать советские войска при занятии рубежей обороны. Отрицательно сказывалась на действиях фронта малочисленность его авиации.
 

Удерживая господство в воздухе, противник оказывал эффективное воздействие на оборонявшиеся армии. Командование и штабы фронта и армий часто теряли управление войсками. Соединения и части испытывали острую нужду в боеприпасах, горючем, продовольствии. Противник овладел рядом крупных городов, вышел к предгорьям Главного Кавказского хребта. Несмотря на это, гитлеровцы не смогли окружить советскую группировку между Доном и Кубанью.
 

Защитники Кавказа отстояли Туапсе и преградили врагу путь к Черному морю. Отступая, войска Северо-Кавказского фронта в ожесточенных боях изматывали противника, истребляли его живую силу и технику. По данным группы армий «А», потери гитлеровцев за этот период составили около 54 тыс. солдат и офицеров. Сопротивление советских войск все более усиливалось, крепла их уверенность в том, что захватчики будут остановлены.
 

Стабилизация положения дала возможность Северо-Кавказскому фронту по сути заново создать фронтовой и армейские тылы, перевести их службы на прибрежные коммуникации, организовать снабжение из местных ресурсов, начать пополнение войск за счет этого региона, а также переброску новых соединений через Каспийское море и по железной дороге Баку – Тбилиси – Сухуми. По берегам рек Терек и Баксан была создана глубоко эшелонированная оборона, а вокруг Нальчика, Орджоникидзе (Владикавказ), Грозного, Махачкалы, Баку – оборонительные районы.

Однако гитлеровское командование не отказалось от своих планов по прорыву в Закавказье. С середины августа оно приступило к перегруппировке сил для развития одновременного наступления на Баку и Батуми. Для этого на отдельных направлениях создавались сильные группировки, которые нацеливались на Новороссийск, Малгобек и на перевалы Главного Кавказского хребта. Понимая всю сложность положения, Ставка ВГК в своей директиве 20 августа указала командующему Закавказским фронтом, что противник, стремясь вторгнуться в пределы Закавказья, не ограничится действиями крупных сил на основных направлениях. «Враг, имея специально подготовленные горные части, будет использовать для проникновения в Закавказье каждую дорогу и тропу через Кавказский хребет, действуя как крупными силами, так и отдельными группами головорезов-диверсантов. Глубоко ошибаются те командиры, - подчеркивалось в директиве, - которые думают, что Кавказский хребет сам по себе является непроходимой преградой для противника. Надо крепко запомнить всем, что непроходимым является только тот рубеж, который умело подготовлен для обороны и упорно защищается». Дальнейшие события полностью подтвердили выводы Ставки.

Захват перевалов гитлеровское командование поручило своему 49-му горнострелковому корпусу в составе двух горнострелковых и двух легкопехотных дивизий, а также нацелило сюда две румынские горнострелковые дивизии. 15 августа части немецкой 1-й горнострелковой дивизии «Эдельвейс» захватили Клухорский перевал, 18 августа вышли на южные склоны горы Эльбрус, 7 сентября овладели Марухским перевалом. Генерал-лейтенант К. Н. Леселидзе, назначенный 23 августа командующим 46-й армией, части которой обороняли перевалы, усилил угрожаемые направления значительной частью своих войск. Многократные попытки вернуть перевалы не увенчались успехом, но и враг не смог продвинуться вперед. Упорные бои развернулись на перевалах севернее Сухуми. 25 августа части 4-й горнострелковой дивизии захватили перевал Санчаро и стали продвигаться на юг. Для восстановления положения командующий 46-й армией создал Санчарскую группу войск в составе 307-го полка 61-й стрелковой дивизии, двух батальонов 155-й и 51-й стрелковых бригад, 25-го пограничного полка НКВД, сводного полка НКВД и отряда 1-го Тбилисского пехотного училища, которая остановила, а затем отбросила противника на северный берег реки Бзыбь. 16 октября части Санчарской группы перешли в наступление и к 20 октября овладели группой Санчарских перевалов. Бои за перевалы Главного Кавказского хребта продолжались до наступления зимы. Несмотря на то что врагу удалось захватить некоторые из них, немецкие войска не смогли развить успех и проникнуть в Закавказье. Героические действия советских войск и местных партизан сыграли важную роль в обороне Кавказа.

Во второй половине августа противник начал активные действия на новороссийском направлении, стремясь овладеть Новороссийском, в последующем наступать вдоль Черноморского побережья в направлении Туапсе – Батуми. Еще накануне немецкого наступления, 17 августа, был создан Новороссийский оборонительный район (НОР). В него вошли 47-я армия, 216-я стрелковая дивизия 56-й армии, Азовская военная флотилия, Темрюкская, Керченская, Новороссийская военно-морские базы и сводная авиационная группа. Командующим НОР назначен командующий 47-й армией генерал-майор Г. П. Котов, его заместителем по морской части – командующий Азовской военной флотилией контр-адмирал С. Г. Горшков.
 

19 августа противник перешел в наступление, нанося главный удар на Новороссийск и Анапу силами немецкого 5-го армейского корпуса и вспомогательный, на Таманский полуостров,— кавалерийским корпусом румынской 3-й армии. Несмотря на значительное превосходство врага в силах и средствах, войска НОР стойко оборонялись и заставили его 25 августа приостановить наступление. Командование немецкой 17-й армии, перебросив сюда часть сил с туапсинского направления, вновь попыталось достичь поставленной цели. Противнику удалось прорвать оборону 47-й армии на ее левом фланге, выйти на Черноморское побережье и 31 августа захватить Анапу. Положение советских войск значительно ухудшилось.
 

Части морской пехоты, оборонявшие Таманский полуостров, оказались отрезанными от основных сил 47-й армии и 2-5 сентября были эвакуированы морем в Геленджик, а кораблям Азовской военной флотилии приходилось прорываться в Черное море. Это позволило противнику перебросить на Таманский полуостров дополнительные силы из Крыма. 7 сентября враг ворвался в Новороссийск, захватил железнодорожный вокзал, затем порт, но полностью овладеть городом не смог.
 

Для удобства управления войсками, действовавшими на Кавказе, и улучшения их снабжения Ставка ВГК 1 сентября преобразовала Северо-Кавказский фронт в Черноморскую группу войск Закавказского фронта под командованием генерал-полковника Я. Т. Черевиченко. В ночь на 10 сентября советские войска эвакуировались на восточный берег Цемесской бухты. Неприятель овладел большей частью Новороссийска и Таманского полуострова, но развить наступление вдоль Черноморского побережья на Туапсе не смог и с 26 сентября перешёл здесь к обороне.
Одновременно с наступлением на Новороссийск противник предпринял попытку прорваться к Черному морю через Моздок. 1 сентября он нанес отвлекающие удары в 40 км восточнее Моздока, а на следующий день обрушился на советские войска главными силами 1-й танковой армии в районе города. Форсировав Терек, враг 4 сентября вклинился в оборону на глубину до 12 км. Однако стойкость советских воинов не позволила врагу развить успех.
 

Героически действовали части 11-го гвардейского стрелкового корпуса под командованием генерал-майора И. П. Рослого. Мужество и стойкость проявили бойцы и командиры 62-й морской стрелковой бригады, 249-го отдельного танкового батальона и 47-го гвардейского истребительно-противотанкового дивизиона.
 

Усилиями выдвинутых из глубины резервов, ударами авиации 4-й воздушной армии генерал-майора авиации К. А. Вершинина противник был сначала остановлен, а 7 сентября отброшен на 9 км к северу. Тем не менее захваченный им плацдарм ликвидировать не удалось. Подтянув резервы, немецкие войска 12 сентября возобновили наступление. Ценой больших потерь им удалось продвинуться в южном направлении на глубину до 50 км и 27 сентября овладеть Эльхотово. На этом их успехи закончились, 28 сентября враг перешел здесь к обороне. В результате Моздок-Малгобекской операции попытка противника прорваться к Грозненскому и Бакинскому нефтеносным районам по долине Алхан-Чурт не удалась. Становилось все более очевидным, что планы немецкого руководства по прорыву в Закавказье дают сбои. Гитлер выразил неудовольствие действиями группы армий «А». Ее командующий В. Лист 10 сентября снят с должности, вместо него назначен генерал-полковник Э. Клейст. Были смещены и некоторые командиры танковых дивизий, не сумевшие окружить советские войска между Доном и Кубанью.

Во второй половине сентября соединения немецкой 17-й армии попытались прорваться к Туапсе. Сосредоточив здесь сильную группировку, превосходившую советские войска по личному составу и артиллерии в 2 раза, по танкам – абсолютно, по авиации – в 5 раз, противник 25 сентября перешел в наступление. В результате 6-дневных ожесточенных боев ему удалось вклиниться в оборону 18-й армии на 5-10 км, а на стыке 18-й и 56-й армий – на 8 км. Однако дальнейшее его продвижение замедлилось, а к исходу 9 октября советские войска упорным сопротивлением и контратаками остановили врага на всех направлениях. Перегруппировав силы и подтянув резервы, 14 октября 17-я армия возобновила наступление. 17 октября противник захватил населенный пункт Шаумян, один из перевалов, и, продвигаясь в юго-западном направлении, создал угрозу окружения 18-й армии.

Чтобы отразить удар, командующий Закавказским фронтом выдвинул на угрожаемое направление резервы. Однако 19 октября противник, упредив контрудар советских войск, захватил перевал Елисаветпольский, что вынудило соединения левого фланга 18-й армии (с 18 октября в командование ею вступил генерал-майор А. А. Гречко) отойти на новый рубеж. С прибытием в состав Черноморской группы свежих резервов соотношение сил изменилось в ее пользу. 23 октября врага удалось остановить.
 

В предгорье Главного Кавказского хребта отличились воины 30-й Иркутской стрелковой дивизии. Правофланговый полк дивизии занимал оборону по долине реке Псекупс, так называемые Волчьи ворота. Через эту теснину лежал удобный путь на Туапсе, поэтому противник сосредоточил здесь крупные силы и яростно рвался вперед. Советские воины стойко отбивали все атаки врага, но их силы таяли.
 

Тогда командир дивизии полковник Б. Н. Аршинцев решил обмануть неприятеля. Расположив на высотах по краям теснины артиллерию, он попытался заманить немцев в огневой мешок. Когда главные силы 125-й пехотной дивизии пошли в очередную атаку, обороняющиеся стали медленно отходить от рубежа к рубежу. Достигнув села Фанагорийское, они заняли прочную оборону. Стремясь развить успех, противник бросил в бой свой резерв. В это время на него обрушился шквал огня с флангов, а один из батальонов вышел в тыл неприятеля. Яростный бой продолжался до наступления темноты. Лишь ночью остаткам двух немецких полков удалось вырваться из окружения. Фронт обороны советской дивизии был восстановлен. За стойкость и мужество, проявленные при защите Северного Кавказа 30-я Иркутская стрелковая дивизия 18 декабря 1942 года преобразована в 55-ю гвардейскую Иркутскую дивизию. Впоследствии за образцовое выполнение заданий командования она получила почетное наименование Пинская, была награждена орденом Суворова II-й степени.
 

31 октября, не добившись успеха, противник вынужден был перейти к обороне, но не отказался от своих планов прорыва на Черноморское побережье. В середине ноября соединения 17-й армии вновь начали активные действия и на отдельных участках вклинились в оборону советских войск, подойдя к Туапсе на 30 км. На этом силы противника иссякли. 26 ноября две ударные группы 18-й армии перешли в контрнаступление, разгромили вражескую группировку и к 20 декабря отбросили ее остатки за реку Пшиш.
 

Немецкое командование не оставило попыток прорваться в Закавказье и к побережью Каспийского моря. Не добившись успеха на моздокском направлении, Клейст решил перенести усилия 1-й танковой армии на Нальчикское направление, чтобы пробиться по долине реки Сунжа к Грозному, а через Орджоникидзе по Военно-Грузинской дороге — на Тбилиси. Сосредоточив на этом направлении крупные силы, в том числе около 200 танков, превосходившие оборонявшиеся здесь войска 37-й армии генерал-майора П. М. Козлова по пехоте в 3 раза, артиллерии – в 10,5 раза, танкам – абсолютно (в армии танков не было), противник 25 октября неожиданно нанес мощный удар. Смяв оборону советских войск, он захватил Нальчик и стал развивать наступление на Орджоникидзе. 2 ноября передовые части врага вышли на ближние подступы к городу.
 

К этому времени командующий Северной группой войск генерал-лейтенант И. И. Масленников подтянул сюда войска 9-й армии (с сентября ею командовал генерал-майор К. А. Коротеев) и 11-й гвардейский стрелковый корпус генерал-майора И. П. Рослого, которые непрерывными контратаками при поддержке авиации 4-й воздушной армии (в сентябре в командование ею вступил генерал-майор авиации Н. Н. Ф. Науменко) остановили противника. 5 ноября враг перешел к обороне.
 

Глубокое вклинение на узком участке фронта танковой группировки противника создали благоприятные условия для ее окружения и разгрома. 6 ноября советские войска перешли в наступление, в ходе которого были разгромлены две танковые дивизии. Несмотря на то что окружить и полностью уничтожить вклинившиеся немецкие соединения не удалось, враг понес большие потери и к 12 ноября был отброшен от Орджоникидзе. Противник окончательно отказался от наступления на грозненском направлении.

Уже в начале декабря стало очевидно, что попытки врага прорваться в Закавказье обречены на провал. Его наступательный потенциал иссяк. К тому же его внимание все больше приковывало к себе успешно развивающееся наступление советских войск под Сталинградом. Теперь он вынужден был думать и о том, как удержать за собой Ростов, потеря которого могла обернуться окружением всей северокавказской группировки. План «Эдельвейс» потерпел крах.

Самоотверженные действия советских войск остановили вражеские полчища в предгорьях Главного Кавказского хребта. Активное участие в защите родной земли принимали кавказские народы. Буквально накануне битвы за Кавказ в Закавказье закончилось формирование 11 стрелковых дивизий (4 грузинские, 3 азербайджанские и 4 армянские). Кроме того, из представителей других национальностей сформированы 4 стрелковые, 1 горно-стрелковая, 1 танковая бригады и 2 кавалерийские дивизии. Большую помощь оказало местное население в строительстве оборонительных рубежей, в доставке защитникам перевалов материальных средств.

В конце декабря фронт на Северном Кавказе стабилизировался на всех участках. Советские войска приступили к подготовке наступления. Час изгнания врага с северокавказской земли приближался. Он пробил 1 января 1943 года, когда началась Северо-Кавказская наступательная операция.

К планированию наступательной операции на Северном Кавказе Ставка ВГК приступила еще в сентябре 1942 года, когда ожесточенные сражения шли в предгорьях Главного Кавказского хребта. Первоначально намечалось одновременно разгромить две немецкие группы армий – «Б» и «А» - под Сталинградом и на Кавказе. Однако затем советское командование пришло к выводу, что для реализации этого плана не хватает сил и средств. Распыление усилий по двум стратегическим направлениям вело к ослаблению ударных группировок. Поэтому Ставка решила вначале расправиться со сталинградской группировкой врага, а затем перенести главные усилия на северокавказское направление.

Интенсивная подготовка войск Закавказского фронта к наступлению и особенно угроза, нависшая над Ростовом, серьезно обеспокоили немецкое командование. Однако Гитлер неизменно отвергал предложения своего генштаба об отводе войск с Северного Кавказа, справедливо полагая, что вернуться на эти рубежи впоследствии вряд ли удастся. Кроме того, он опасался деморализующих последствий отступления. Лишь 12 декабря, когда решался вопрос о выводе моторизованной дивизии СС «Викинг» на сталинградское направление, командованию группы армий «А» было разрешено отвести войска от Орджоникидзе на реку Урух.

Между тем обстановка для противника ухудшалась. 20 декабря, когда был сорван немецкий деблокирующий удар под Сталинградом, командующий группой армий «Дон» генерал-фельдмаршал Э. Манштейн предложил начальнику генерального штаба сухопутных войск генералу К. Цейтцлеру отвести группы армий «Дон» и «А» на новые рубежи, но не получил поддержки. Через 4 дня Манштейн вновь напомнил о своем предложении. На этот раз Цейтцлер уже не колебался. В ночь на 28 декабря, оставшись наедине с Гитлером, он, описав сложившуюся на юге обстановку, заявил, что если немедленно не будет отдан приказ об отступлении с Кавказа, то «вскоре нам придется пережить второй Сталинград». Гитлер вынужден был разрешить командованию группы армий «А» спланировать мероприятия по подготовке отхода с тем условием, что они не ослабят силу сопротивления.
 

28 декабря в Оперативном приказе № 2 Гитлер, подчеркивая свое намерение удержать 6-ю армию в Сталинграде, потребовал избегать возникновения новых котлов. Исходя из этого, командованию группы «А» была поставлена задача: поэтапно отступать на промежуточные рубежи обороны по рекам Лаба, Кубань, Егорлык, Маныч. В первую очередь предлагалось отвести главные силы 1-й танковой армии, действовавшие в районе Нальчика, одновременно усилить оборону Черноморского побережья и горных районов. Группа армий «Дон» получила задачу активно сдерживать наступление советских войск восточнее Ростова.

К Северо-Кавказской наступательной операции привлекались войска Северо-Кавказского (с 24 января), Южного, Закавказского фронтов и оперативно подчиненный Закавказскому фронту Черноморский флот. В их составе насчитывалось свыше 1 млн. человек, более 11,3 тыс. орудий и минометов, около 1,3 тыс. танков и 900 самолетов. Южному фронту противостояли немецкая оперативная группа «Холлидт» и 4-я танковая армия, Закавказскому фронту – 1-я танковая и 17-я армии – всего 764 тыс. человек, около 5,3 тыс. орудий и минометов, 700 танков, 530 самолетов.

Замыслом операции предусматривалось согласованными ударами войск обоих фронтов с северо-востока, юга и юго-запада расчленить и разгромить главные силы группы армий «А», не допуская их отхода с Северного Кавказа. Достижение этой цели зависело прежде всего от успешных действий Южного фронта на ростовском и сальском, а Черноморской группы войск Закавказского фронта – на краснодарском и тихорецком направлениях.

В ночь на 1 января 1943 года немецкая 1-я танковая армия, прикрываясь сильными арьергардами, начала отходить. Из района севернее Моздока начала наступление Северная группа войск Закавказского фронта, но успеха не добилась. Соединения 44-й армии (с ноября 1942 г. ею командовал генерал-майор В. А. Хоменко), а затем и 58-й армии генерал-майора К. С. Мельника наносили удары ограниченными силами. Лишь 3 января, когда противник отвел не только главные силы 1-й танковой армии, но и части прикрытия, Северная группа войск перешла к преследованию по всему фронту. Велось оно нерешительно и неорганизованно. На ряде направлений терялось управление соединениями и частями. Задерживалось наступление Черноморской группы войск. Во многом это обусловливалось задержкой перегруппировки войск, недостаточным количеством дорог и их плохим состоянием.

Такое положение вызвало резко негативную реакцию со стороны советского руководства. В директиве Ставки ВГК от 4 января 1943 года отмечалось: «…противник уходит с Северного Кавказа, сжигая склады и взрывая дороги. Северная группа Масленникова превращается в резервную группу, имеющую задачу легкого преследования. Нам невыгодно выталкивать противника с Северного Кавказа. Нам выгоднее задержать его с тем, чтобы ударом со стороны Черноморской группы осуществить его окружение. В силу этого центр тяжести операций Закавказского фронта перемещается в район Черноморской группы».
 

Однако выполнить требования директивы не удалось. Черноморская группа войск оставалась на прежних рубежах и спешно продолжала перегруппировку войск. Северная группа, осуществляя преследование, к исходу 6 января продвинулась на северо-запад на 15 - 20 км. Были освобождены Малгобек, Моздок, Нальчик. Не удалось предотвратить и отход противника с Главного Кавказского хребта. Соединения 46-й армии, растянутые на широком фронте, не смогли создать сильные ударные группировки и вели преследование лишь отдельными разрозненными силами.

Тем не менее действия советских войск постепенно становились более целеустремленными и организованными. Фронтальное наступление сочеталось с нанесением охватывающих ударов. Танковые части Северной группы войск 7 января были объединены с 4-м и 5-м гвардейскими кавалерийскими корпусами в конно-механизированную группу под командованием генерал-лейтенанта Н. Я. Кириченко. Из нее были выделены кавалерийские отряды для рейдов на Ставрополь и Армавир. В общевойсковых армиях создавались подвижные мотогруппы для обхода арьергардов противника и выхода на пути отхода его главных сил.
 

Стал меняться и тон немецких донесений. Если 3 января в журнале боевых донесений штаба группы армий «А» отмечалось, что отступление проходит планомерно, то уже 7 января зазвучали тревожные ноты. В документах этого же штаба подчеркивалось, что против 52-го армейского корпуса начато мощное наступление, в котором участвуют превосходящие силы пехоты и танки. А еще спустя несколько часов в очередном донесении указывалось, что пехотные части корпуса окружены. Однако в целом перелома не произошло.

К исходу 8 января соединения 1-й танковой армии, отойдя на 80-110 км, заняли оборонительный рубеж по реке Куме. Лишь к 10 января к нему вышли главные силы 44, 9 и 58-й армий. Их отдельным передовым частям удалось прорваться в глубину немецкой обороны. 52-я танковая бригада, обогнав отступавшего врага на 40-50 км, вышла к Минеральным Водам и 11 января во взаимодействии с 131-й бригадой освободила город. Противник начал отход на новый рубеж. Развивая наступление, войска Северной группы к 15 января овладели городами Буденновск, Георгиевск, Кисловодск, Пятигорск, Ессентуки, но на рубеже по реке Калаус, Черкесск были вновь остановлены и в течение двух дней вели ожесточенные бои.
 

Понимая, что удержаться здесь не удастся, немецкое командование решило отвести свои войска и организовать сплошную оборону за водными преградами – реками Кубань, Егорлык, Маныч и Дон до устья реки Северский Донец. Этот рубеж был выгоден и с оперативной, и со стратегической точек зрения, так как оставлял призрачную надежду на организацию нового наступления на Кавказ и позволял представить отступление как преднамеренный маневр.

Преследуя возобновившего отход врага, 17 января 37-я армия овладела Черкесском. В тот же день 9-я армия заняла железнодорожную станцию Курсавка, а 20 января освободила важный железнодорожный узел Невинномысск. К этому времени 44-я армия вышла на подступы к Ворошиловску. В середине дня передовой отряд 347-й стрелковой дивизии полковника Н. И. Селиверстова ворвался в центр города и завязал упорный бой с его гарнизоном. Вскоре подошли основные силы армии, и 21 января Ворошиловск был освобожден.
 

Конно-механизированная группа генерала Н. Я. Кириченко, совершив по бездорожью 200-км бросок, 23 января вышла в район 20 км южнее Сальска, где соединилась с частями 28-й армии генерал-лейтенанта В. Ф. Герасименко Южного фронта, наступавшими на Ростов и Батайск. На следующий день советские войска завязали бои за Армавир, превращенный противником в крупный узел сопротивления на третьем оборонительном рубеже. Немецкое командование рассчитывало удерживать его в течение длительного времени, для чего стало выдвигать сюда войска с других участков фронта. Но его надежды не сбылись: 24 января Армавир был полностью очищен от врага.

За 22 суток Северная группа войск Закавказского фронта продвинулась на 400-500 км, во всей полосе наступления вышла к третьему оборонительному рубежу противника, а на ряде участков преодолела его. Однако главную задачу – окружить немецкую группировку – выполнить не смогла. Соединения и объединения группы наносили преимущественно фронтальные удары, что позволяло немецкому командованию организовывать оборону на промежуточных рубежах и планомерно отводить главные силы. Кроме того, советские дивизии понесли большие потери, испытывали острый недостаток в боеприпасах и горючем.

Но и перед командованием вермахта встал вопрос: что делать дальше? В ставке Гитлера ясно понимали, что об организации нового наступления на Кавказ не может быть и речи. Проблематичным становилось даже удержание ростовской горловины. После долгих споров Гитлер 22 января принял решение вывести через Ростов по возможности больше сил, а оставшиеся использовать для обороны позиции «Готенкопф» («Голова гота»). В зависимости от обстановки намечались три такие позиции: «Большой Готенкопф» - восточнее Краснодара и Тимашевской; «Средний Готенкопф» - от Новороссийска на Крымскую и Славянскую; «Малый Готенкопф» - от Анапы до Темрюка. Однако обстановка сложилась так, что на Ростов пришлось отводить лишь часть сил 1-й танковой армии, оборонявшихся севернее реки Кубань. Все остальные войска, находившиеся южнее реки Кубань, в том числе четыре дивизии из 1-й танковой армии и вся 17-я армия, вынуждены были отходить на Таманский полуостров.

24 января Ставка ВГК поставила войскам новые задачи. Северная группа войск выводилась из Закавказского фронта и преобразовывалась в Северо-Кавказский фронт, командующим которым назначался генерал-полковник И. И. Масленников. Фронту предстояло наступать по трем расходящимся направлениям: к Ростову, из района севернее Армавира к Азовскому морю на Ейск и на Краснодар. Закавказскому фронту предписывалось во взаимодействии с Северо-Кавказским фронтом и Черноморским флотом разгромить краснодарскую и новороссийскую группировки противника.

Немецкое командование, стремясь сдержать наступление войск левого крыла Южного фронта, которым командовал генерал-полковник А. И. Еременко, вдоль левого берега Дона на Ростов, перебросило на это направление половину сил 1-й танковой армии. Это ослабило противника в полосах наступления 44, 58 и 9-й армий, позволив им быстро сломить вражескую оборону между рекой Маныч и Армавиром. К 4 февраля войска Северо-Кавказского фронта вышли на побережье Азовского моря от Азова до Бейсугского лимана, на подступы к Ростову и Краснодару. 5 февраля конно-механизированная группа Кириченко и 44-я армия переданы Южному фронту и в его составе участвовали в освобождении Ростова (14 февраля).

Значительно сложнее проходило наступление Черноморской группы войск Закавказского фронта. Замысел командующего фронтом предусматривал нанесение двух ударов. Первый - силами 56-й армии (с января ею командовал генерал-майор А. А. Гречко) из района населенного пункта Горячий Ключ на Краснодар с задачей выйти на рубеж реки Кубань и овладеть Краснодаром или блокировать его. В последующем, имея главной целью отрезать пути отхода кавказской группировки противника на Ростов и Ейск, овладеть станицей Тихорецкая, нанести удар в сторону Батайска и овладеть им. Этот план получил наименование «Горы». Второй удар наносила 47-я армия под командованием генерал-лейтенанта Ф. В. Камкова из района станицы Шапсугская через Крымскую на Новороссийск с задачей овладеть Новороссийском, а затем всем Таманским полуостровом. Этот план получил наименование «Море». Наступление планировалось начать в полосе 47-й армии 12 января, в полосе 56-й армии – 14 января.
Утвержденный Ставкой ВГК план операции Черноморской группы требовал масштабной перегруппировки войск, подвоза большого количества материальных средств. Слабо развитая дорожная сеть, сложный горный рельеф местности не позволяли провести сосредоточение соединений в назначенных районах в установленные сроки. К тому же дожди со снегом привели дороги в непригодное состояние. По этим причинам к началу наступления сосредоточение войск ударных группировок не было завершено. Так, в 56-й армии 10-й гвардейский стрелковый корпус находился в движении, большая часть артиллерии усиления и войсковой артиллерии располагалась еще на южных склонах перевалов. Приданным армии танковым частям предстояло совершить тяжелый 165-кмй марш. Аналогичная ситуация была и в 47-й армии.

Тем не менее в связи со сложившейся на Северном Кавказе общей обстановкой армии Черноморской группы 11 января перешли в наступление на вспомогательных направлениях. Первой нанесла удар вдоль долины реки Пшеха на Нефтегорск и частью сил на Майкоп 46-я армия.
 

На следующий день северо-восточнее Новороссийска начала наступать 47-я армия, а на туапсинском направлении – 18-я армия, в командование которой в первых числах января вступил генерал-майор А. И. Рыжов. Но их действия не принесли большого успеха. После незначительного вклинивания в оборону противника на третий–четвертый день наступление пришлось прекратить. Утром 16 января удар по врагу нанесла 56-я армия. К этому моменту лишь одна треть ее артиллерии могла поддержать огнем наступающие войска. Из-за нелетной погоды не могла действовать авиация. В первый день соединения армии продвинулись в центре на 12 км, а на флангах на 5-6 км. Темпы наступления оказались значительно ниже запланированных.
 

По плану операции в первые сутки войска должны были прорвать оборону противника и выйти из предгорий на равнину. В реальности на это потребовалась неделя. Тем не менее советские соединения упорно продвигались вперед. К 23 января войска Черноморской группы прорвали оборону противника и продвинулись на 15-20 км. В это время в связи с успешными действиями войск Южного фронта на ростовском и батайском направлениях, а также выходом войск Северной группы Закавказского фронта к Армавиру общая обстановка на Северном Кавказе резко изменилась. Немецкое командование вынуждено было отводить основную часть своей северокавказской группировки не через Ростов, а на Таманский полуостров.
 

23 января Ставка ВГК в своей директиве констатировала, что Черноморская группа не смогла выполнить своих задач по выдвижению в район Краснодара и не сможет к сроку выйти к Тихорецку и Батайску. В связи с этим перед Черноморской группой ставилась задача выдвинуться в район Краснодара, захватить позиции на реке Кубань; главные силы направить на захват Новороссийска и Таманского полуострова. В дальнейшем основной задачей войск Петрова было овладение Керченским полуостровом. Таким образом, основные усилия Черноморской группы войск перемещались с центра на ее левый фланг, в полосу 47-й армии, в командование которой 25 января вступил генерал-лейтенант К. Н. Леселидзе. Армия усиливалась двумя стрелковыми дивизиями и девятью артиллерийскими полками.

26 января войска армии нанесли удар в направлении на Абинскую, Крымскую. Пять дней они безуспешно пытались прорвать вражескую оборону. Тогда командующий фронтом принял решение нанести удар непосредственно на Новороссийск через окружавшие город горы. Наступление началось 1 февраля после пятичасовой артиллерийской подготовки. Но и на этот раз оно не увенчалось успехом. Удалось овладеть только двумя первыми траншеями. Для содействия войскам армии Леселидзе в ночь на 4 февраля западнее Новороссийска, в районе Южной Озерейки и южнее города, на западный берег Цемесской бухты был высажен морской десант. Из-за сильного шторма основной десант в районе Южной Озерейки смог высадиться лишь частично. Оставшись без огневой поддержки, он был почти полностью уничтожен противником.
 

Более успешно осуществлялась высадка вспомогательного десанта в количестве 870 человек в Цемесской бухте. Его составлял отряд особого назначения под командованием майора Ц. Л. Куникова. При подходе катеров к берегу десантники бросались в ледяную воду и вплавь добирались до него. Стремительной атакой отряд Куникова занял небольшой плацдарм в районе Станички, южного предместья Новороссийска. За ним последовательно высадились еще 2 группы. Плацдарм был расширен до 4 км по фронту и 2,5 км в глубину. Впоследствии он получил название Малая земля. За несколько ночей здесь были высажены другие части, которые расширили плацдарм до 30 кв. км. В течение 7 месяцев советские войска героически обороняли Малую землю, отражая атаки крупных сил пехоты и танков врага. В последующем плацдарм сыграл важную роль в успешном проведении Новороссийской наступательной операции.

К исходу 4 февраля войска Черноморской группы вышли на подступы к Краснодару, но овладеть городом не смогли. Не удалось преодолеть оборону врага и под Новороссийском. В создавшейся обстановке Ставка ВГК с целью объединения усилий войск на Кубанском плацдарме и в районе Ростова переподчинила Черноморскую группу войск Северо-Кавказскому фронту, а 44-ю армию и конно-механизированную группу передала Южному фронту. Таким образом были созданы две сильные группировки со строго определенными задачами. На этом Северо-Кавказская стратегическая наступательная операция закончилась, советские войска приступили к подготовке последующих операций.

9 февраля войска Северо-Кавказского фронта начали Краснодарскую операцию. Ее замыслом предусматривалось концентрическими ударами 58-й (генерал-майор К. С. Мельник) и 9-й (генерал-майор В. В. В. Глаголев) армий, наносивших удар с севера на Славянскую, 37-й и 46-й (в феврале – марте ею командовал генерал-майор А. И. Рыжов) армий с востока – на Краснодар, 18-й (с начала февраля командовал генерал-майор К. А. Коротеев) и 56-й армии с юга – на Троицкую, окружить и уничтожить краснодарскую группировку противника, не допустив ее отхода в Крым. Черноморский флот должен был блокировать с моря Керченский полуостров и прибрежную зону от Анапы до Феодосии. Пяти дней, которые были отведены для подготовки операции, оказалось явно недостаточно. Армии правого крыла фронта, преследовавшие перед этим отходившего противника, растянулись и рассредоточились на площади около 2000 кв. км. Артиллерия отстала от войск на 80-100 км, а базы снабжения и склады – на 200-300 км. В результате сосредоточение сил и средств к началу операции не было завершено, часть войск не сумела выйти на свои исходные и огневые позиции. Кроме того, соединения и части, пройдя уже пройдя с боями около 600 км, нуждались в отдыхе и пополнении. Тем не менее в установленное время они начали наступать.

58-я и 9-я армии в течение 2 суток пытались прорвать оборону противника, но успеха не добились. Войска 37-й и 18-й армий с этой задачей справились. Используя их успех, перешла в наступление 46-я армия, которая совместно с соединениями 18-й армии при содействии партизан 12 февраля освободила Краснодар. Противник, прикрываясь сильными арьергардами и нанося контрудары, стал отходить на заранее подготовленные рубежи обороны и эвакуировать тылы 17-й армии в Крым.

В связи с этим Ставка ВГК 22 февраля приказала войскам Северо-Кавказского фронта выйти на пути отхода основных сил 17-й армии, окружить и уничтожить их. В течение 23 и 24 февраля 58-я и 9-я армии пытались прорвать оборону противника, но успеха не достигли. Безуспешным было также наступление 47-й и 18-й десантной1 армий на левом фланге Черноморской группы войск. Войска 56-й армии сломили упорное сопротивление немецкого 44-го армейского корпуса и к 25 февраля продвинулись на запад до 30 км. Используя успех 56-й армии, пошла вперед вдоль левого берега реки Кубань 46-я армия. Это вынудило немецкое командование начать отвод войск и севернее реки. Выполняя требование командующего фронтом о более активных действиях, командующий 58-й армией решил нанести удар вдоль приазовских плавней, чтобы отрезать противнику пути отхода на Таманский полуостров.
 

Для этого на правом фланге армии создавалась ударная группировка из трех дивизий под общим руководством начальника штаба армии генерал-майора М. С. Филипповского. Однако к назначенному времени в район сосредоточения вышли только две из них. Тем не менее генерал К. С. Мельник 26 февраля начал наступление. Войска успешно продвигались вперед, однако плохое управление ими, слабое обеспечение флангов и отставание вторых эшелонов позволили противнику нанести удар под основание прорыва и окружить ударную группировку. Ведя непрерывные бои с контрактовавшим врагом, советские дивизии израсходовали боеприпасы и продовольствие и удержать занимаемые позиции не смогли. В связи с этим командир группировки, не имевший в течение двух суток связи со штабом армии, принял решение на отход через плавни. 3 марта войска, уничтожив материальную часть, начали отходить отдельными группами и к исходу следующего дня вышли в указанный им район.

Заметного успеха добилась 37-я армия, которая, разгромив части противостоявших ей двух немецких пехотных дивизий, продвинулась на 10-12 км и к 6 марта вышла к реке Протоке в районе Славянской. Однако захватить этот крупный узел немецкой обороны не смогла. С 6 по 8 марта на фронте установилось затишье. Лишь на некоторых участках продолжались бои местного значения.

9 марта командование 17-й армии, стремясь к дальнейшему сокращению линии фронта и опасаясь удара нависших над ее левым флангом войск 58-й армии, стало отводить свои части на новый оборонительный рубеж, получивший наименование «Голубая линия». Он проходил между ранее намеченными позициями «Средний Готенкопф» и «Малый Готенкопф», на флангах выходил на мощные оборонительные узлы, созданные в районах Новороссийска и Темрюка, а в центре – на реку Протоку, представляющую собой достаточно серьезную преграду. «Голубая линия» сооружалась в течение нескольких недель. Ко времени выхода к оборонительному рубежу советских войск он состоял из двух позиций. Первая имела глубину 1-1,5 км и была оборудована 2-3 траншеями, прикрытыми сплошной полосой проволочных и минных заграждений. За ней проходила вторая, включавшая несколько траншей и подготовленные к круговой обороне населенные пункты. В глубине все доступные для наступления направления и дефиле перекрывались узлами сопротивления и отдельными опорными пунктами.

Войска Северо-Кавказского фронта предприняли попытку с ходу прорвать «Голубую линию», но успеха не добились. Они были измотаны боями, испытывали острый недостаток боеприпасов, горючего, продовольствия. Танковые части фронта из-за отсутствия горючего в течение 10-15 суток не могли не только вести бои, но даже совершить марш к войскам, с которыми они должны были действовать. По этой же причине оказалась прикованной к аэродромам авиация.

Исходя из анализа обстановки и состояния войск командование фронта обратилось в Ставку за разрешением временно прекратить наступление и в течение 10-12 дней подготовить новую наступательную операцию. Предлагалось также расформировать полевое управление Черноморской группы, а ее командующего генерала И. Е. Петрова назначить начальником штаба фронта. 16 марта Ставка утвердила эти предложения и приказала начать наступление в первых числах апреля, чтобы предоставить войскам больше времени на подготовку. На этом Краснодарская наступательная операция завершилась.
 

Войскам Северо-Кавказского фронта вновь не удалось выполнить поставленную задачу – окружить северокавказскую группировку противника. Это обусловливалось слабым управлением войсками со стороны командования фронтом и армиями, плохим снабжением наступавших частей и соединений всеми видами материальных средств, тяжелыми погодными условиями. Не сумев окружить всю северокавказскую группировку врага, советские войска теперь должны были уничтожить его силы на Таманском полуострове.

Немецкое командование придавало удержанию Таманского полуострова большое значение. 10 марта 1943 года на совещание в ставку Гитлера были вызваны командующий группой армий «А» Э. Клейст, командующий 17-й армией генерал Р. Руофф и командующий 4-м воздушным флотом генерал В. Рихтгофен. При обсуждении планов на 1943 год Гитлер заявил: «…желательно, чтобы Новороссийск был удержан нами и включен в состав Таманского плацдарма, с одной стороны, из соображений политического влияния на тюрков и, с другой — в целях удержания русского Черноморского флота вдали от Крыма». 13 марта группа армий «А» получила приказ Гитлера «удержать во что бы то ни стало Таманский плацдарм и Крым».
 

Выполняя его, командование 17-й армии предприняло интенсивные меры по укреплению «Голубой линии». Ее общая глубина увеличилась до 20-25 км. Главная полоса глубиной 5-7 км включала 3-4 позиции, прикрывалась минными полями (на отдельных участках до 2500 мин на 1 км фронта) и 3-6 рядами проволочных заграждений. В 10-15 км от главной находилась вторая полоса. Обе полосы были насыщены дотами, дзотами и пулеметными площадками, соединенными сетью траншей и ходов сообщения. В глубине готовились еще 3 рубежа и отсечные позиции. Все господствующие высоты и населенные пункты, расположенные в их пределах, были превращены в опорные пункты и узлы сопротивления, приспособленные к круговой обороне.
 

Особенно сильно укреплялся Новороссийск: на подступах к нему с моря создавалась мощная противодесантная оборона, подходы к порту прикрывались минными заграждениями, огнем артиллерии, минометов и стрелкового оружия. На «Голубую линию» отводились все войска 17-й армии. Весной и летом армии Северо-Кавказского фронта неоднократно пытались прорвать оборонительный рубеж противника, но успеха не добились. Это удалось сделать лишь в сентябре 1943 года.

В апреле – июне развернулись ожесточенные бои за господство в воздухе, получившие в отечественной литературе название «воздушные сражения на Кубани 1943 г.». К середине апреля немецкое командование сосредоточило на аэродромах Крыма и Тамани 820 самолетов 4-го воздушного флота, а также привлекло до 200 бомбардировщиков, базировавшихся в Донбассе и на юге Украины. В составе авиационной группировки были лучшие части люфтваффе, укомплектованные опытными летчиками и самолетами новой модификации. С советской стороны в сражениях принимала участие авиация Северо-Кавказского, частично Южного и Юго-Западного фронтов, Черноморского флота и группа авиации дальнего действия – всего 1048 боевых самолетов, большинство которых также были новыми. Общее руководство их действиями осуществлял командующий ВВС Красной Армии маршал авиации А. А. Новиков, а непосредственное – командующий ВВС Северо-Кавказского фронта (с мая 1943 г. командующий 4-й воздушной армией) генерал-лейтенант авиации К. А. Вершинин.
 

Первое воздушное сражение произошло 17-24 апреля в ходе боев на Малой земле. В нем участвовало около 650 самолетов противника и 500 советских самолетов. Последующие сражения происходили в районах станиц Крымская (29 апреля – 10 мая), Киевская и Молдаванская (26 мая и 7 июня) и длились непрерывно многие часы. В отдельные дни на сравнительно небольшом пространстве (20-30 км) происходило до 40 групповых воздушных боев с участием 50-80 самолетов с обеих сторон. Одновременно наносились удары по аэродромам.
 

Достигнутые советской авиацией результаты явились важным этапом на пути завоевания стратегического господства в воздухе, которое было достигнуто в ходе Курской битвы. Советские летчики продемонстрировали мужество, смелость, изобретательность; 52 из них удостоились звания Героя Советского Союза.
 

В это же время войска Северо-Кавказского фронта продолжали подготовку к наступательной операции по полному освобождению территории Северного Кавказа от врага. В августе в связи с благоприятной обстановкой, сложившейся на Юго-Западном стратегическом направлении, Ставка дала указание командующему фронтом (в мае его возглавил генерал-лейтенант И. Е. Петров) о подготовке наступательной операции с целью завершения разгрома таманской группировки противника и недопущения отхода ее в Крым. Замысел операции состоял в том, чтобы нанести внезапный комбинированный удар с моря и суши по Новороссийску, овладеть им, а затем развивать наступление на Анапу с целью охвата с юга всей группировки врага, оборонявшей «Голубую линию».

Одновременно севернее и южнее реки Кубань главные силы фронта должны были нанести рассекающие удары, перерезать противнику пути отхода в Крым и уничтожить его по частям. В операции участвовали три общевойсковые и одна воздушная армии, в которых насчитывалось свыше 317,4 тыс. человек, более 4,4 тыс. орудий и минометов, более 300 танков и самоходных артиллерийских установок, около 700 самолетов. Привлекались также около 150 кораблей и вспомогательных судов Черноморского флота (контр-адмирал Л. А. Владимирский) и Азовской военной флотилии (контр-адмирал С. Г. Горшков). Противостоявшие им соединения немецкой 17-й армии под командованием генерала Э. Енеке имели свыше 400 тыс. человек, до 2,9 тыс. орудий и минометов, более 100 танков и штурмовых орудий, 300 самолетов.
 

Войска тщательно готовились к наступлению. В специальных городках, оборудованных по типу немецкой обороны в горной местности, они обучались прорывать сильно укрепленные позиции противника. Силы флота тренировались в высадке десантов и взаимодействии между группами кораблей боевого обеспечения и десантными судами. Большое внимание уделялось подготовке торпедных катеров к уничтожению боно-сетевых и минных заграждений, к нанесению огневого удара по противнику в районах высадки.
 

Чтобы обеспечить скрытность подготовки наступления, были приняты меры по оперативной маскировке. Не велось никакой переписки и переговоров по средствам связи о готовившейся операции. Ее план разработал лично командующий фронтом, все документы оформлялись ограниченным кругом лиц в части, их касающейся, и только в одном экземпляре, от руки. Перегруппировка войск производилась, как правило, ночью. С целью дезинформации противника активизировалась разведка на второстепенных направлениях. Эти мероприятия дезориентировали немецкое командование. Враг приступил к перегруппировке своих войск на участки, где главные удары фронта не планировались. Большая работа была проведена по материально-техническому обеспечению войск и сил флота.

Новороссийско-Таманская стратегическая наступательная операция советских войск началась в ночь на 10 сентября 1943 года мощной артиллерийской и авиационной подготовкой и высадкой 3 отрядов морского десанта в Новороссийском порту. Одновременно войска ударной группировки 18-й армии генерал-лейтенанта К. Н. Леселидзе (вступил в командование армией 16 марта 1943 г.) перешли в наступление восточнее и южнее Новороссийска. Противник оказывал упорное сопротивление, бросая в контратаку свои резервы. В первый день соединения 18-й армии успеха не имели. Немецкое командование стало спешно перебрасывать в район Новороссийска ближайшие резервы. Ценой больших потерь противнику удалось разобщить один десантный отряд, окружить и изолировать другой, но приостановить наступление третьего десантного отряда он был не в силах.

Командующий фронтом усилил восточную группировку 18-й армии стрелковыми соединениями и танками. Одновременно в помощь десанту был направлен еще один стрелковый полк. В целях воспрещения маневра резервами противника 9-й армии генерал-майора А. А. Гречкина приказывалось с утра 11 сентября перейти в наступление. Это позволило нарастить силу удара.
 

Еще больше осложнилось положение противника с переходом в наступление 14 сентября 56-й армии генерал-лейтенанта А. А. Гречко. Прорвав «Голубую линию», она стала быстро продвигаться в глубину, рассекая главную группировку 17-й армии. В это же время ожесточенные бои шли в Новороссийске. Возобновили наступление и обе группы 18-й армии. Ее восточная группа прорвала оборону противника северо-восточнее города, пробилась к вокзалу и стала обходить Новороссийск. Западной группе армии также удалось сломить сопротивление врага и вклиниться в его оборону. В ночь на 16 сентября остатки новороссийского гарнизона мелкими группами начали отход на северо-запад, а днем город и порт Новороссийск был полностью освобожден от врага. Москва торжественно салютовала воинам Северо-Кавказского фронта и Черноморского флота в честь одержанной победы.
 

Осознав невозможность удержаться на Северном Кавказе, немецкое командование приняло решение об эвакуации своих соединений с Таманского полуострова в Крым. Советские войска успешно наступали по всему фронту. Они прорывались на пути отступления противника, упреждали его в выходе на промежуточные рубежи, вынуждали поспешно оставлять занимаемые позиции. В отходивших немецких и румынских частях не раз возникала паника. Взятые в плен солдаты и офицеры называли Таманский плацдарм «сущим адом», «огненным пеклом», «кровавой мясорубкой». Наступавшие войска поддерживали огнем корабельной артиллерии и ударами авиации Черноморский флот и Азовская военная флотилия.
 

Одновременно в тыл противника 21, 25 и 26 сентября были высажены морские десанты. В эти дни особо активную борьбу развернули партизаны. Они наносили внезапные удары по тылам врага, сеяли среди фашистов панику и наносили им значительный урон, доставляли в штабы дивизий и полков важные разведывательные сведения. Соединения 18-й армии 21 сентября подошли к Анапе и согласованными действиями подразделений 5-й гвардейской танковой бригады и морского десанта в тот же день очистили город от фашистов. 3 октября войска армии освободили Тамань, а к утру 9 октября 56-я армия овладела всей северной частью Таманского полуострова и косой Чушка. Советские войска вышли на побережье Керченского пролива и завершили освобождение Северного Кавказа. С окончанием 9 октября 1943 года Новороссийско-Таманской операции закончилась и битва за Кавказ.

Победа советских войск в битве за Кавказ имела важное военно-политическое значение. Германия не смогла заполучить нефть Кавказа и Ближнего Востока, плодородные земли Кубани и Ставрополья. Был поставлен крест на устремлениях Гитлера прорваться через Закавказье в Иран и Индию. Об Индии мечтали и гитлеровские генералы. 24 июля 1942 года, когда немецко-фашистским войскам удалось захватить Ростов, командующий 17-й полевой армией генерал Р. Руофф, пригласив японского военного атташе к взорванному мосту через Дон, вытянул руку в направлении Батайска и самоуверенно заявил: «Ворота на Кавказ открыты. Близится час, когда германские войска и войска вашего императора встретятся в Индии». Мечты разбились о стойкость и мужество советского солдата, самоотверженность кавказских народов.
 

В упорных кровопролитных сражениях лета – осени 1942 года советские войска понесли большие потери, оставили большую часть территории Северного Кавказа, но все же остановили врага. В предгорьях и на перевалах Главного Кавказского хребта они встали непреодолимой стеной на пути немецких армий. Изгнание немецко-фашистских войск с Северного Кавказа и поражение под Сталинградом похоронили надежду Гитлера на соединение с турецкой армией и вовлечение Турции в войну против СССР.
 

Не оправдались и его мечты разрушить дружбу народов Кавказа с другими народами Советского Союза. Фашистская пропаганда всячески внушала местному населению, что немецкие войска ведут борьбу только с русскими, а горским народам несут освобождение. Дело дошло до того, что командующий 1-й танковой армией генерал Э. Макензен принял ислам. Несмотря на то что немцам удалось создать ряд национальных формирований из народов Северного Кавказа, для ведения борьбы против своих соотечественников они оказались малопригодными. Противнику пришлось впоследствии перебросить их на Запад, где они действовали против отрядов движения Сопротивления. Подавляющая же часть населения Кавказа не только не поддержала захватчиков, но и активно боролась с ними. На оккупированной врагом территории сражались 180 партизанских отрядов общей численностью свыше 9 тыс. человек. В республиках Закавказья формировались национальные дивизии, отсюда направлялось пополнение в другие части и соединения. На территории закавказских республик размещалась значительная часть тылов, ремонтировалась боевая техника.

В операциях по освобождению Северного Кавказа проявилась возросшая мощь советских Вооруженных сил. Дальнейшее развитие получило военное искусство. Войска приобрели опыт ведения преследования, прорыва сильно укрепленных оборонительных рубежей и позиций, форсирования рек, ведения наступления в горах и плавнях, подготовки и осуществления морских десантных операций, ведения борьбы за господство в воздухе.
 

Противнику был нанесен значительный урон. Его потери только за время наступательных операций советских войск составили 281 тыс. солдат и офицеров, около 1,4 тыс. танков, 2 тыс. самолетов, более 7 тыс. орудий и минометов. Не менее важным было и то обстоятельство, что поднялся боевой дух советских солдат. Пришла уверенность, что врага можно бить, час освобождения родной земли приближается.

Но победа досталась дорогой ценой. Общие потери советских войск в битве за Кавказ составили: безвозвратные – свыше 344 тыс. человек, санитарные – более 605 тыс. человек. В значительной степени это было связано с ошибками командования в оценке намерений противника и состояния его войск. Не всегда принимались необходимые меры для поддержания на должном уровне боеспособности своих соединений и частей. Многие дивизии часто действовали при большом некомплекте личного состава и техники, постоянно испытывали острый недостаток в боеприпасах, горючем, продовольствии. Большинство операций готовилось поспешно, войска не успевали полностью сосредоточиться в установленных им районах и осуществить всестороннюю подготовку к действиям. В результате не удавалось создать мощные ударные группировки и прорвать оборону противника в короткое время и на большую глубину. В совокупности все это привело к тому, что окружить северокавказскую группировку врага не удалось. Противник был вытеснен за Дон и в Крым и в целом сохранил боеспособность своих армий. Войска, отошедшие через Ростов, усилили группу армий «Юг», которая сдерживала наступление советских войск, проводивших Ростовскую операцию. Соединения 17-й армии эвакуировались через Керченский пролив в Крым. Их окончательный разгром был осуществлен весной 1944 года в ходе Крымской наступательной операции.

Ратный подвиг защитников Кавказа был высоко оценен всей страной. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1944 года учреждена медаль «За оборону Кавказа», которой награждено около 600 тыс. человек. Многие части и соединения удостоены почетных наименований Анапских, Кубанских, Новороссийских, Таманских, Темрюкских. Новороссийску за выдающиеся заслуги перед Родиной, массовый героизм, мужество и стойкость, проявленные его трудящимися и воинами армии и флота в Великой Отечественной войне.

1. 8. Курская дуга.

Контрнаступление под Сталинградом, переросшее в общее наступление Красной армии на огромном фронте - от Ленинграда до предгорий Кавказа, положило началу массовому изгнанию врага с советской земли. Советские войска отбросили противника с Северного Кавказа, освободили Воронежскую, Сталинградскую, Ростовскую, Курскую области, значительную часть Донбасса, Смоленской, Орловской и Харьковской областей.

К лету 1943г. в районе Курска наши войска образовали большой выступ фронта, получивший название Курской дуги. С севера, в районе Орла, над ним нависал занятый противником плацдарм; с юга, в районе Белгорода, глубоко вдавались на восток фашистские позиции. Здесь то и разыгралось одно из крупнейших сражений Великой Отечественной войны.

Стремясь взять реванш за поражение под Сталинградом, вернуть стратегическую инициативу и изменить ход войны в свою пользу, гитлеровское командование решило провести летом 1943г. решительную наступательную операцию под условным наименованием "Цитадель". Оно намеревалось одновременно с севера и юга ударить по нашим войскам на Курской дуге, окружить и уничтожить их.

Для проведения операции "Цитадель" враг сосредоточил 900 тыс. солдат и офицеров, около 10 тыс. орудий и минометов, 2700 танков и самоходных орудий, более 2 тыс. самолетов. Особые надежды гитлеровцы возлагали на свои новые тяжелые танки "тигр" и "пантера", на штурмовые орудия "фердинанд".

О подготовке наступления немецко-фашистских войск на Курской дуге стало известно нашему командованию. Позднее даже было установлено, что наступление начнется 5 июля.

Советские войска сами готовились к крупным наступательным операциям на этом направлении. Но, узнав о подготовке крупного вражеского наступления, Советское командование приняло другой план действий. Враг сосредоточил севернее и южнее Курска крупные силы, и переход наших войск в наступление мог привести к тяжелым затяжным боям и значительным потерям. Поэтому было принято решение сначала обескровить врага в оборонительных боях, а затем мощным контрнаступлением завершить его разгром.

За три-четыре часа до начала немецкого наступления неожиданно для фашистов открыла огонь наша артиллерия. Враг понес большие потери. Среди фашистов началось замешательство. Но машина наступления уже было пущена в ход, с опозданием на 2 часа гитлеровцы все же двинулись вперед.

На отдельных участках фашисты ценой огромных потерь вклинились в нашу оборону на 10-35 километров. Но прорваться к Курску им не удалось. 12 июля 1943г. под Прохоровкой произошло одно из самых больших танковых сражений Великой Отечественной войны. В нем участвовало одновременно около 1200 советских и фашистских танков. Как писал впоследствии западногерманский военный историк Герлитц, именно там и тогда была "сломана шея" фашистским бронетанковым войскам.

В разгар оборонительных боев Центрального и Воронежского, 12 июля, войска Западного и Брянского полков двинулись с севера и востока на гитлеровцев, занимавших Орловский плацдарм. Через три дня на встречу им перешли в наступление войска Центрального фронта. 3 августа развернули наступление на Белгород и Харьков частит Воронежского и Степного фронтов.

С исключительным мужеством сражались наши стрелки, артиллеристы, танкисты, летчики. Летчик-коммунист А.К. Горовец в одном из боев сбил 9 немецких бомбардировщиков. Такой блестящей победы не добивался ни один летчик в мире. Отвагу и высокое боевое мастерство показали в воздушных боях летчики-истребители И.Н. Кожедуб, А.П. Маресьев и многие другие. На Курской дуге храбро сражались против гитлеровцев и летчики-добровольцы французской эскадрильи "Нормандия" (с 1944г. - "Нормандия - Неман").

Вечером 5 августа в Москве впервые прогремел артиллерийский салют в честь доблестных советских воинов, освободивших Орел и Белгород. С этого времени салюты в столице в ознаменование наших побед стали традицией. К 23 августа весь Белгородско-Харьковский плацдарм, включая Харьков, был очищен от гитлеровцев. Одновременно советские войска сокрушили и Орловский плацдарм противника, выйдя на подступы к Брянску.

Курская битва, продолжавшаяся с 5 июля по 23 августа, была одним из величайших сражений второй мировой войны. В этой битве наши войска разгромили  30 немецко-фашистских дивизий. Враг потерял полмиллиона солдат и офицеров, тысячи танков, орудий, самолетов.

Бои на Курской дуге. Август 1943г.

В великой битве под Курском блестяще проявила себя плеяда советских полководцев, военный талант которых ярко засверкал в сражениях великой Отечественной войны. Это будущие Маршалы Советского Союза К.К. Рокоссовский - командующий Центральным фронтом, И.С. Конев - командующий Степным фронтом, генерал армии Н.Ф. Ватутин - командующий Воронежским фронтом и другие. Координацию действий фронтов осуществляли Маршалы Советского Союза Г.К. Жуков и А.М. Василевский.

За боевые подвиги более 100 тыс. воинов были награждены орденами и медалями, многие воинские соединения и части стали гвардейскими.

За лето и осень 1943г. гитлеровские войска были отброшены за Днепр. Красная Армия с ходу форсировала Десну, а затем Днепр и захватила плацдармы на западном его берегу. Попытки фашистов закрепиться на рубеже Днепра провалились. 25 сенября стал свободным древний город Смоленск. 6 ноября наши победоносные войска в результате блестяще проведенной наступательной операции освободили столицу Украины Киев.

В результате исторической победы под Курском завершился коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны и всей второй мировой войны.

Успехи советских войск на Волге, в битве под Курском и в других операциях явились результатом усилий тружеников тыла, громадной организаторской работы партии по укреплению Красной Армии, оснащению её новейшей боевой техникой. Большая политическая и воспитательная работа, проводимая Коммунистической партией в армии, оказывала огромное воздействие на ход сражений, обеспечивала высокий моральный дух советских воинов, повышала их стойкость и активность в борьбе с врагом.

После разгрома немецко-фашистских захватчиков под Курском ещё шире развернулась национально-освободительная борьба народов оккупированных стран - Югославии, Чехословакии, Польши, Греции, Албании, Франции. Против фашистского режима поднялся болгарский народ под руководством Коммунистической партии. С помощью советского народа польские и чешские патриоты сформировали на территории СССР свои воинские части для борьбы с гитлеровской Германией. Вместе с Красной Армией они шли на запад освобождать свою родину. Так, за освобождение Киева вместе с советскими воинами сражалась чехословацкая бригада полковника Л. Свободы.

Гитлеровский блок переживал глубокий кризис. В сентябре 1943г. капитулировала фашистская Италия, на её территории высадились англо-американские войска.

Курская битва. 5 июля - 23 августа 1943г.

В ходе войны Советский Союз проводил внешнюю политику, направленную на сплочение антифашистских сил, укрепление антигитлеровской коалиции. В конце ноября 1943г. в Тегеране встретились главы правительств СССР, США и Англии. На конференции снова шла речь об открытии второго фронта. Но только в июне 1944г., когда всему миру стало ясно, что Советский Союз своими силами может разгромить гитлеровцев, войска союзников высадились в Северной Франции.

1. 9. Оперпция "Богратион". Освобождение Белоруссии.

В 1944 г. Красная Армия провела ряд наступательных операций, в результате которых государственная граница СССР была восстановлена на всем протяжении от Баренцева до Черного моря. Гитлеровцы были изгнаны из Румынии и Болгарии, из большинства районов Польши и Венгрии. Красная Армия вступила на территорию Чехословакии и Югославии.

В числе этих операций был и разгром немецко-фашистских войск на территории Беларуси, вошедший в историю под кодовым названием «Багратион». Это одна из крупнейших наступательных операций Красной Армии против группы армий «Центр» в годы Великой Отечественной войны.

В проведении операции «Багратион» участвовали армии четырех фронтов: 1-го Белорусского (командующий К. К. Рокоссовский), 2-го Белорусского (командующий Г. Ф. Захаров), 3-го Белорусского (командующий И. Д. Черняховский), 1-го Прибалтийского (командующий И. X. Баграмян), силы Днепровской военной флотилии. Длина фронта боевых действий достигала 1100 км, глубина движения войск — 560—600 км. Общее количество войск к началу операции составляло 2,4 млн человек.

Операция «Багратион» началась утром 23 июня 1944 г. После артиллерийской и авиационной подготовки на Витебском, Оршанском и Могилевском направлениях перешли в наступление войска 1-го Прибалтийского, 3-го и 2-го Белорусских фронтов. На второй день на вражеские позиции обрушили удар войска 1-го Белорусского фронта на Бобруйском направлении. Действия фронтов координировали представители Ставки Верховного Главнокомандования маршалы Советского Союза Г. К. Жуков и А. М. Василевский.

Сильные удары по коммуникациям и линиям связи оккупантов нанесли белорусские партизаны. В ночь на 20 июня 1944 г. начался третий этап «рельсовой войны». За эту ночь партизаны взорвали более 40 тыс. рельсов.

К концу июня 1944 г. советские войска окружили и уничтожили витебскую и бобруйскую группировки врага. В районе Орши была ликвидирована группировка, прикрывавшая Минское направление. Оборона врага на территории между Западной Двиной и Припятью была взломана. Первое боевое крещение около деревни Ленино Могилевской области приняла 1-я Польская дивизия имени Т. Костюшко. В боях за освобождение Беларуси принимали участие французские летчики авиационного полка «Нормандия — Неман».

1 июля 1944 г. был освобожден Борисов, а 3 июля 1944 г. — Минск. В районе Минска, Витебска и Бобруйска было окружено и уничтожено 30 гитлеровских дивизий.

Советские войска продолжали наступление на запад. 16 июля они освободили Гродно, а 28 июля 1944 г. — Брест. Оккупанты были полностью изгнаны с белорусской земли. В честь Красной Армии — освободительницы Беларуси от немецко-фашистских захватчиков на 21-м километре Московского шоссе насыпан Курган Славы. Четыре штыка этого монумента символизируют четыре советских фронта, воины которых участвовали в освобождении республики.

 

1. 10. Партизанское движение.

Партизанское движение - вид борьбы народных масс за свободу и независимость своей страны или социальные преобразования, которое ведется на территории, занятой противником (контролируемой реакционным режимом). Главной и основной формой партизанского движения является вооруженная борьба, ведущаяся партизанскими формированиями (бригадами, отрядами, группами и т.п.). Важную роль также играет пропаганда и агитация, направленная на подрыв политических, военных и экономических мероприятий оккупационных властей и морального духа противника.
В годы Великой Отечественной войны партизанское движение начало развертываться по указанию центральных партийных и советских органов с первых ее дней. К его организации были привлечены наряду с местными партийными и советскими органами работники органов государственной безопасности, военнослужащие войск НКВД и войсковые разведчики. В частности, при разведотделах фронтов стали формироваться специальные части, готовящие разведывательно-диверсионные группы для действий в глубоком тылу врага. Так, только разведорганами Западного фронта с началом войны и до 1 августа 1941 г. было подготовлено и переброшено в тыл немецких войск 500 разведчиков, 17 специальных партизанских отрядов и 29 разведывательно-диверсионных групп.
Как правило, в партизанское движение на оккупированной территории вливались местные жители, мужчины и женщины, люди разных возрастов, профессий и вероисповеданий. Определенную часть партизан составляли военнослужащие, проникшие в тыл врага по приказу своего командования для оказания помощи местным партизанам и выполнения спецзаданий, а также оказавшиеся там в силу неблагоприятно сложившейся военной обстановки на фронте («окруженцы», раненые или больные, бойцы, отставшие от своих частей при отходе или совершении маневра, бежавшие из плена), а также перебежчики из войск противника.
В годы Великой Отечественной войны, по мере продвижения немецко-фашистских войск в глубь страны, партизанское движение развертывалось все активнее.
Важнейшими документами по организации партизанского движения и подпольной борьбы являлись директива Совнаркома Союза ССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г. и постановление ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 г. «Об организации борьбы в тылу германских войск». Там была поставлена основная цель партизанской войны - создавать для гитлеровцев и их пособников на оккупированной территории невыносимые условия, уничтожать их на каждом шагу, всеми силами помогать Красной армии.
Задача эта оказалась не из легких, так как все что было сделано в 1930-е годы в условиях постоянного роста военной опасности в плане подготовки кадров для будущих партизанских отрядов, создания баз их материального снабжения и прочее, руководство страны в конце этого периода объявило делом рук «врагов народа», базы были ликвидированы, а кадры репрессированы. Кроме того, еще в первой половине 1941 г. советская военная наука предполагала после отражения агрессии вести войну на территории агрессора. Поэтому создавать партизанские силы, вырабатывать стратегию и тактику борьбы пришлось уже в условиях отступления советских войск, используя при этом опыт Гражданской войны.
Ошибки были неизбежны. Одна из них заключалась в том, что организацию партизанской борьбы в городах, районах и селах было поручено осуществлять руководителям местных партийных комитетов, которых значительная часть населения хорошо знала, и оккупанты могли легко выйти на след партизан и обезглавить партизанские отряды. Кроме того, большинство партийных и советских функционеров не имели боевого опыта, не владели оружием, приемами конспирации, налаживания агентурной сети, связи с населением. А враг был силен и коварен. Гибли лучшие, преданные своему делу люди. Опыт давался дорогой ценой.
Положение стало постепенно выправляться, когда к решению задачи создания партизанских сил по решению ГКО были привлечены сотрудники госбезопасности и НКВД, а также политуправления и штабы фронтов и армий. 5 июля 1941 г. создана особая группа при наркоме внутренних дел, одной из задач которой была организация партизанской борьбы в тылу врага. Уже тогда в оперативном подчинении НКВД находились сотни тысяч бойцов и командиров истребительных батальонов, развернутых в прифронтовых районах для борьбы со шпионами и диверсантами. Одновременно они проходили обучение партизанским действиям. И когда линия фронта приближалась к тому или иному населенному пункту, где действовали истребители, батальоны переформировывались в партизанские отряды и уходили в заранее подготовленные районы для борьбы с гитлеровцами в тылу.
В сентябре 1941 г. в Москве для выполнения специальных заданий и содействия развитию народной борьбы в тылу врага, ведения разведки, дезорганизации тыла противника создается отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД (ОМСБОН). Она за время войны направила за линию фронта 212 специальных отрядов и групп общей численностью 7316 человек. Установив связи с местными партизанами и подпольщиками, опираясь на помощь и поддержку местного населения, многие спецгруппы быстро вырастали в крупные отряды и даже соединения.
Аналогичные с ОМСБОН функции и боевые задания выполнял Истребительный мотострелковый полк НКВД Москвы и Московской области. Он был сформирован в октябре 1941 г. и уже в ноябре вступил в бой: в период героической битвы за Москву полком было подготовлено и переброшено в тыл врага 125 отрядов и групп общей численностью 3673 человека.
Наращивал свои усилия по развертыванию партизанского движения и Генеральный штаб. Только разведорганами Западного фронта в период с сентября по 31 декабря 1941 г. в тыл противника были направлены 71 диверсионная группа и отряд общим количеством 1194 человека.
К концу 1941 г. на оккупированной территории уже действовало более 90 тыс. партизан (3500 групп, отрядов). Окрепло и партийное подполье. Из городов оно стало перемещаться в леса под охрану партизанских формирований, откуда оказалось целесообразнее, чем из населенных пунктов налаживать систему руководства различными проявлениями народной борьбы, направлять ее в необходимое русло.
Не прекратили своей деятельности и те подпольные комитеты партии и боевые организации, которые в силу необходимости оставались в населенных пунктах. Они накопили боевой опыт, научились тщательно конспирироваться через систему связных, а в некоторых случаях и с помощью радиостанций устанавливали надежную связь с партизанами и взаимодействовали с ними при выполнении боевых заданий. Всего в подполье действовало более 250 тыс. патриотов, а в партизанских формированиях, насчитывающих 6200 различных формирований, сражалось не менее 1,1 млн. партизан.
Более 1,5 млн. человек составляли организационно-оформленные партизанские резервы, пополнявшие при наличии оружия и по мере необходимости боевые партизанские части и соединения. Если учесть, что на оккупированной территории до войны проживало 75 млн. населения, из которых более 30 млн. было эвакуировано в тыл страны и мобилизовано в Красную армию, то показатели численности партизан и подпольщиков будут выглядеть еще значительнее.
Массовое вступление местных жителей в партизанские отряды и подпольные организации происходило в 1942 г., когда противник на фронте еще одерживал одну победу за другой и судьба государства находилась в большой опасности. Но население к этому времени уже разобралось в преступных планах и замыслах Германии, почувствовало на себе, что оккупация несет их семьям не свободу, как об этом трубила фашистская пропаганда, а смерть и рабство, и активно поднялось на борьбу. Второй мощный прилив добровольцев в народные формирования отмечен в 1943 г. после исторических побед Красной армии под Сталинградом и Курском; третий - в 1944 г. - в период борьбы за полное изгнание гитлеровцев с территории СССР. В партизанском движении на начало 1944 г. участвовали представители самых различных слоев населения по возрасту, полу, национальности, партийности и образованию (см. табл.).

Таблица

Категории

Количество (человек)

% от общего числа

По партийному составу

Коммунисты

32252

16,2

Комсомольцы

41744

21,1

Беспартийные

124308

62,7

По социальному положению

Рабочие

38570

30,1

Крестьяне

51888

40,5

Служащие

37742

29,4

По возрасту

До 18 лет

17783

9,3

От 18 до 25 лет

71627

39,7

От 26 до 45 лет

82450

46,5

От 46 и старше

8343

4,5

По национальности

Русские

101318

52,9

Белорусы

62257

33,9

Украинцы

11084

5,9

Другие

13610

7,3

По образованию

Низшее

127112

76,5

Среднее

35570

21,6

Высшее

3130

1,9

По полу

Мужчины

188905

90,7

Женщины

19301

9,3

Борьба партизанских сил сливалась с действием подпольщиков и населения, устраивающего многочисленные акты саботажа. Это превращало всю оккупированную территорию в арену жестокой битвы с поработителями.
Основной боевой единицей в партизанском движении был отряд. Для нанесения ударов по важным объектам врага, ведения боевых действий с полевыми частями противника и совершения дальних рейдов отряды нередко объединялись в соединения.
Организованная структура партизанских формирований, количество людей в них и вооружения не могли быть одинаковыми. Численность отрядов колебалась от 20 до 300 и более человек, соединений -от 300 до нескольких тысяч. На вооружении находились автоматы, пулеметы, винтовки, гранаты, мины, иногда минометы и орудия.
В основе всех партизанских формирований, несмотря на их различия, лежала воинская организация и воинская дисциплина. Возглавлялись все они командирами и комиссарами, имелись штабы как органы управления, создавались различные службы: диверсионная, разведывательная, материально-технического обеспечения и другие. В отрядах, где имелась достаточная партийная и комсомольская прослойка, создавались партийные и комсомольские организаций. Они вели большую политическую работу среди партизан и населения.
Как правило, личный состав партизанских формирований принимал присягу. Ее текст вырабатывался самими партизанами или составлялся и утверждался областными и республиканскими партийными комитетами. Так, каждый, кто вступал в партизанские отряды Московской области, принимал присягу «Клятва партизана» и скреплял ее собственной подписью. Клятва-присяга еще больше дисциплинировала партизан, усиливала их ответственность за выполняемые задачи, судьбу страны.
В 1943 г. партизаны были приравнены к военнослужащим. Командно-начальствующему составу партизанских формирований стали присваиваться офицерские звания, а наиболее выдающимся из них - генеральские. Так, за умелое руководство партизанскими соединениями звание генерал-майора было присвоено командирам и комиссарам партизанских соединений В.А. Бегме, П.П. Вершигоре, М.И. Дуке, С.А. Ковпаку, В.З. Коржу, В.И. Козлову,
СВ. Рудневу, А.Н. Сабурову, А.Ф. Федорову, В.Н. Чернышеву и другим, а звание генерал-лейтенанта - П.К. Пономаренко и Т.Д. Строкачу.
В первый год войны из-за отсутствия опыта в управлении партизанскими силами было много недостатков. Партизанами пытались руководить без достаточного согласования между собой республиканские и областные партийные комитеты, политорганы Красной армии, ГРУ Генерального штаба КА, НКВД. Это приводило к параллелизму в работе, к расточительному расходованию сил и средств, а иногда и вело к тяжелым потерям.
Надежное и четкое управление партизанскими силами было создано лишь на 11-м месяце войны. Общее руководство партизанским движением на основе политических и военных решений Государственного Комитета обороны осуществляла Ставка Верховного Главнокомандования. Партизаны имели Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД) при Ставке Верховного Главнокомандования, созданный решением ГКО от 30 мая 1942 года. Им руководил видный политический и государственный деятель страны П.К. Пономаренко. Штаб, подчиняясь Ставке, работал в тесном контакте с Генеральным штабом, военными советами фронтов и армий, руководящими партийными органами республик и областей и выполнял обширный круг задач. Во фронтах действовали республиканские, областные (фронтовые) штабы партизанского движения, которые в оперативном отношении подчинялись ЦШПД. Централизации руководства партизанскими силами способствовало и учреждение должности главнокомандующего партизанским движением с подчинением ему ЦШПД. 6 сентября 1942 года на пост главкома был назначен Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов. В результате действия партизан стали носить организованный и целеустремленный характер.
Для наращивания боевых возможностей партизанских сил важнейшее значение имело непрерывное повышение количественного и качественного уровня их технической оснащенности.
Особенно резкий скачок в техническом перевооружении партизан произошел в период с мая 1942 г. по 1943 год. В этот период партизанам стали поступать новые виды вооружения: специальное оружие для бесшумной стрельбы, зажигательные снаряды, портативные мины мгновенного и замедленного действия большой мощности, коротковолновые радиостанции, удобные для эксплуатации в тылу врага. Весь этот бесценный груз доставлялся партизанам по воздуху самолетами и планерами, а также наземным путем через разрывы в линии фронта. На партизан работали отдельные эскадрильи Авиации дальнего действия, Гражданского воздушного флота и фронтовая авиация. За годы войны советские летчики совершили 109 тыс. самолетовылетов к партизанам, при этом многие из них с посадкой на партизанские аэродромы. С партизанами была установлена надежная радиосвязь, которой пользовались к концу 1943 года 93% партизанских формирований.
Серьезное внимание уделялось подготовке специалистов для партизанского движения. В начале войны они готовились на краткосрочных (5 -10 дневных) курсах, что было, конечно, недостаточно. С конца 1941 г. процесс обучения был перенесен в спецшколы, развернутые как в прифронтовом тылу, так и при крупных партизанских формированиях, а время подготовки в них было увеличено до нескольких месяцев. В этих школах было обучено более 22 тыс. организаторов партизанской борьбы, командиров и начальников штабов партизанских частей и соединений, руководителей разведки и контрразведки, инструкторов подрывного дела, радистов и др. Кроме того, как показывают проведенные исследования, в партизанском движении участвовало около
500 тыс. военнослужащих, в том числе более 10 тыс. офицеров. Они передавали боевой опыт и военные знания тем партизанам, которые их не имели.

 

 

Советское командование умело использовало партизанское движение в деле защиты Отечества. В первом периоде войны партизаны многочисленными диверсиями на коммуникациях снижали темп продвижения врага, создавали; трудности для подтягивания резервов ослабляли их еще до выхода к линии фронта, срывали перегруппировки, нарушали планомерное снабжение противника горючим и боеприпасами. Во втором и третьем периодах войны, когда советские войска перешли от стратегической обороны к стратегическому наступлению, партизаны ударами с тыла дезорганизовали работу управления противника, всячески препятствовали планомерному отводу его войск, захватывали на путях отхода немцев важные рубежи, узлы дорог, переправы и удерживали их до выхода к ним советских частей и соединений, вели разведку в интересах Красной армии, во взаимодействии с ней, а в некоторых случаях и самостоятельно освобождали города и другие населенные пункты.
Партизаны тесно взаимодействовали с Красной армией во всех крупных наступательных операциях: Московской, Сталинградской и Курской битвах, в сражениях за Днепр и Кавказ, при освобождении Ленинграда и Новгорода, Правобережной Украины и Крыма, Белоруссии, Карелии и Прибалтики.
Так, в тылу немцев в Белоруссии действовали партизанские отряды, бригады, соединения, войсковые разведывательные группы Героев Советского Союза Г.М. Линькова, А.П. Бринского, И.Н. Баннова, Н.Л. Федорова и многих других. Вклад их в разведку и боевое обеспечение ряда наступательных операций весьма внушительный. В частности, соединения, возглавляемые И.Н. Банновым на территории Белоруссии и Польши, кроме разведывательной деятельности, осуществили 447 крушений воинских эшелонов противника, взорвали десятки важных объектов на коммуникациях врага.
Когда территория СССР была очищена от врага, часть партизанских сил по приказу Советского Верховного Главнокомандования перешла государственную границу, соединилась с бойцами движения Сопротивления и оказала им существенную помощь в борьбе за освобождение народов Центральной и Юго-Восточной Европы от немецкой оккупации. Советские партизаны приняли активное участие в Словацком национальном восстании и боролись совместно с чехами и словаками против общего врага до конца войны.
Как показал опыт, помощь партизан Советским Вооруженным Силам в годы войны была всесторонней и эффективной. Партизаны полностью выполнили задачи, поставленные перед ними военной стратегией. Нигде и никогда захватчики не несли таких потерь от партизанских действий, как это случилось с армией фашистской Германии и ее союзников на советской территории. За годы войны советские партизаны уничтожили, ранили и пленили свыше 1,6 млн. гитлеровских солдат, офицеров и чиновников администрации. Подсчитано, что уничтоженных партизанами сил и средств хватило бы для комплектования крупной стратегической группировки.
Партизанами было организовано более 20 тыс. крушений поездов, выведено из строя более 10 тыс. паровозов и 110 тыс. вагонов, взорвано и разрушено 12 тыс. мостов, уничтожено более 65 тыс. автомашин, свыше 4 тыс. танков и бронемашин, сбито в воздухе и взорвано на аэродромах более 1,1 тыс. самолетов, выведено из строя свыше 17 тыс. км связи.
Партизаны и подпольщики отвлекли на себя значительные силы немецких войск. Нацистский карательный аппарат, насчитывающий накануне нападения на СССР 100 тыс. человек, в ходе войны, по данным немецких историков, вырос до 25 дивизий вермахта, 327,5 тыс. эсесовцев, солдат и офицеров СД и полиции, 500 тыс. вспомогательных войск. В общей сложности неприятельские войска, действовавшие против партизан, с лета 1942 г. составляли в среднем около 10% общего состава сухопутных сил фашистской Германии, находившихся на ее восточном фронте. Но врагу так и не удалось подавить сопротивление восставшего народа.
Советские партизаны в полном смысле слова создали в тылу врага второй фронт, который оказал огромное влияние на ухудшение морального состояния войск противника. Это снижало боеспособность армии врага, способствовало росту в ней пораженческих настроений.
Партизаны спасли от плена и угона в Германию и неминуемой смерти десятки тысяч наших соотечественников. Только в партизанских краях Белоруссии, Украины, Брянщины, Смоленщины, Калининской и Ленинградской областей под охраной партизан проживало и эффективно работало на Победу более 4 млн. советских граждан.
Захватчики, как ни старались, не смогли в запланированных размерах использовать лес, нефть, уголь, торф, промышленные предприятия, наладить выращивание и сбор зерна, заготовку мяса. Это был настоящий подвиг невооруженного населения с помощью партизан и подпольщиков, сохранившего от фашистских грабителей значительный экономический потенциал страны.
Таким образом, борьба народа в тылу, высокоорганизованное и эффективно действовавшее партизанское движение сыграли важную вспомогательную роль в разгроме врага, проявили себя как стратегический фактор Победы.
Опыт истории важен не сам по себе, а прежде всего с точки зрения его применение в современных условиях. Он подсказывает, что Россия, как и бывший СССР, всегда имела, имеет и будет иметь недругов, стремящихся подорвать национальную безопасность страны, в том числе и вооруженным путем. Об этом свидетельствует все возрастающий уровень и масштабы внешних угроз. Это прежде всего реальные агрессивные действия международного терроризма по нарушению мира, в частности стабильности на Кавказе, продвижение НАТО на восток, очевидное стремление США диктовать свою волю всем государствам, в том числе и нашему, опираясь на военную силу.
В этих условиях мы не должны забывать уроков прошлого и обязаны поддерживать высокий уровень всеобщей готовности к отражению любой агрессии, откуда бы она ни исходила. И в этом отношении особое внимание должна привлечь военная теория использования партизанских способов ведения вооруженной борьбы в будущих мировых, региональных и локальных войнах в случае их возникновения.

1. Опыт Великой Отечественной войны и современных локальных войн учит, что партизанское движение представляет собой самостоятельный феномен военного искусства, который включает присущие только ему специфические методы, способы и средства вооруженного противоборства. Они вбирают в себя как традиции далекого прошлого, так и последние достижения многих стран и народов мира в аспекте подготовки и использования иррегулярных партизанских сил и во многих случаях демонстрируют высокую эффективность в их противостоянии мощным регулярным войскам противника при условии всемерной поддержки партизан народными массами.
2. Партизанское движение приобретает особую силу, если во главе его стоят политические партии или организации, выражающие интересы большинства народа, способные сплотить народные массы вокруг прогрессивных идей, цементирующих их морально-политическое единство.
3. Опыт также показывает, что отсутствие четко выраженной идеологии и политического руководства может привести к утрате партизанами перспективы борьбы, к перерождению их отрядов в обычные вооруженные банды, совершающие преступные действия против своего же народа, терроризирующие его. В годы Великой Отечественной войны такие банды, появлявшиеся иногда на оккупированной территории, беспощадно уничтожались советскими партизанами, так как справедливо считались ими пособниками фашистов.
4. Исторический опыт учит, что государство, охраняющее свой суверенитет и национальную целостность, должно быть заранее готово к партизанской борьбе. Для этого необходимо иметь продуманную концепцию использования в войне народных форм противоборства, отлаженную еще в мирное время систему управления партизанскими силами, подготовленные кадры специалистов, размещенные на вероятных путях движения противника базы с запасами специальной техники, оружия, боеприпасов, технических средств связи, продуктов.
5. Организаторы партизанских действий должны в совершенстве владеть методами конспирации, разведки и контрразведки, уметь устанавливать и поддерживать прочные связи с населением, вести среди него и войск противника пропаганду и контрпропаганду. Все это позволит сократить период времени, необходимый для развертывания партизанского движения, и более целеустремленно и эффективно использовать его потенциал в тылу врага.
Вместе с тем нельзя забывать, что отсутствие всех этих элементов боевой готовности страны к началу Великой Отечественной войны привело к тому, что партизанская борьба на оккупированной территории СССР разворачивалась с большими трудностями. Она превратилась в реальную силу содействия Красной армии лишь к концу первого года многолетней военной эпопеи.
6. Практика партизанских действий свидетельствует, что руководство партизанским движением должно уделять особое внимание воспитанию у бойцов партизанских формирований таких качеств, как смелость, инициатива и самоотверженность в бою, и одновременно с этим проявлять постоянную заботу о материально-техническом оснащении отрядов, снабжении их в достаточном количестве новейшим оружием, боеприпасами, средствами связи. Только моральный и материальный факторы, вместе взятые, могут составить ту качественную основу партизанских сил, которая и определит их боеспособность и боеготовность.

 

2. СССР на завершающем этапе Второй мировой войны

 

2.1 Военно-стратегическая обстановка к началу 1944 г.

К началу 1944 г. Германия понесла значительные потери, но по-прежнему была сильным противником. Почти 2/3 своих дивизий (до 5 млн. человек) она держала на советско-германском фронте. Здесь же были сосредоточены почти 75% ее танков и САУ (5,4 тыс.), орудий и минометов (54,6 тыс.), самолетов (более 3 тыс.). Тем не менее, понеся тяжелое поражение в 1943 г., германская армия перешла к стратегической обороне. Ценой героических усилий всего советского народа к этому времени было обеспечено превосходство Красной армии не только в численном составе (6,3 млн. человек), но и в самолетах (10,2 тыс.), орудиях и минометах (до 96 тыс.). Лишь по числу танков и САУ силы сторон были примерно равны (в наших войсках их было около 5,3 тыс.). Советские военные предприятия к этому времени выпускали танков в 8 раз, орудий в 6 раз, минометов в 8 раз, самолетов в 4 раза больше, чем до войны. Стремясь закрепить военный успех, Ставка Верховного главнокомандования приказала в 1944 г. обеспечить окончательный разгром немецкой армии и освобождение территории СССР.

 

2.2 «Десять сталинских ударов».

В январе первый крупный удар был нанесен по противнику под Ленинградом. Была прорвана блокада, а немецкие войска отброшены к Нарве и Пскову. В феврале — марте крупное наступление советских войск было предпринято на Украине. В результате от оккупации была освобождена практически вся Правобережная Украина. В апреле — мае завершился разгром немецких войск в Крыму. Если немцам потребовалось в 1941 — 1942 гг. 250 дней для того, чтобы оказаться в Севастополе, то советским войскам для его освобождения понадобилось всего три дня. 6 июня войска союзников начали грандиозную десантную операцию в Нормандии. Это означало открытие долгожданного второго фронта. Чтобы не дать немцам возможности перебросить войска на запад, 10 июня Красная армия начала летнее наступление на Карельском перешейке. Прорвав линию Маннергейма и заняв Выборг и Петрозаводск, советские войска вынудили Финляндию выйти из войны и начать переговоры о мире. Самым мощным было наступление наших войск в Белоруссии (операция «Багратион»), начавшееся 23 июня. Главный удар был нанесен на центральном направлении, где из-за обилия озер и болот противник не ожидал наступления. Особенно неожиданным для него был танковый прорыв советских войск на этом участке фронта. В результате немецкие войска были наголову разбиты в районе Витебска, Бобруйска, Могилева, Орши. В окружении оказалось до 30 дивизий противника. Освобожденной от врага оказалась не только вся Белоруссия, но и значительная часть Литвы и восточной Полыни. Рассеченной надвое оказалась и группа немецких армий «Север» в Прибалтике.

В июле начали наступление войска 1-го Украинского фронта, окружившие 8 дивизий противника и освободившие Львов. В августе на южном направлении Красная армия разгромила в районе Кишинева немецко-румынские войска. В окружении оказались 22 дивизии противника, которые после отказа сдаться были уничтожены. В результате рухнул весь южный фланг немецкой армии. Из войны оказалась выведена Румыния. Ее столица Бухарест была 31 августа занята советскими войсками. 8 сентября Красная армия перешла границу Болгарии. 20 октября совместными усилиями войск 3-го Украинского фронта и Народно-освободительной армии Югославии был освобожден Белград. Румыния и Болгария выступили против Германии. В сентябре — октябре были освобождены от немцев основные территории Эстонии и Латвии, а 38 дивизий противника окружены и уничтожены южнее Риги. Осенью советские войска вышли на границу Венгрии и Чехословакии. Опасаясь выхода Венгрии из войны, Гитлер ввел свои войска в Будапешт. Но изменить ситуацию на фронте это уже не могло. Ударами с севера и юга Красная армия сомкнула кольцо вокруг венгерской столицы. В окружении оказалось почти 200 тыс. вражеских войск.Тогда же был нанесен удар по немецким войскам в северной Финляндии, после чего началось освобождение от немцев Норвегии. Всею и результате «десяти сталинских ударов» за 1944 г., по советским официальным данным, было выведено т строя 120 дивизий противника.

 

2.3 Крымская (Ялтинская) конференция

В январе 1945 г. советские войска по просьбе У. Черчилля досрочно начали наступление но всей линии советско-германского фронта, чтобы помочь англо-американским войскам, испытывавшим серьезные трудности в районе Арденн. В условиях стремительно развивавшегося наступления Красной армии 4 — 11 февраля под Ялтой (Крым) состоялась вторая личная встреча лидеров антигитлеровской коалиции И. В. Сталина, Ф. Рузвельта и У. Черчилля. Главными вопросами были уже не столько военные планы разгрома Германии, сколько послевоенное устройство мира. Были согласованы условия безоговорочной капитуляции Германии, оговорены условия ее оккупации и демилитаризации. Было принято решение о созыве учредительной конференции Организации Объединенных Наций, главной задачей которой должно было стать предотвращение в будущем новых войн. Была принята также Декларация об освобожденной Европе, которая провозглашала, что при решении всех вопросов европейского развития после войны СССР, США и Великобритания должны согласовывать свои действия. СССР вновь подтвердил свое обещание вступить в войну против Японии через 2 — 3 месяца после разгрома Германии.


2.4 Освобождение Европы от фашизма

Тем временем наступление советских войск продолжалось. Зажатая в тиски войной на два фронта, Германия быстро теряла силы для дальнейшего сопротивления. Однако основные ее войска были по-прежнему сосредоточены на советско-германском фронте, остававшемся главным. Командующие фронтами на заключительном этапе Великой Отечественной войны: И С. Конев, А. М. Василевский, Г. К. Жуков, К. К. Рокоссовский, К. А. Мерецков (сидят, слева направо), Ф. И. Толбухин, Р. Я. Малиновский, Л. А. Говоров, А. И. Еременко, И. X. Баграмян (стоят, слева направо). Борьбу против Германии вели 10 советских фронтов в составе 6,7 млн. человек, оснащенных 107,3 гыс орудиями и минометами, 12,1 тыс. танков и СЛУ, 14,7 тыс. самолетов. К началу апреля была освобождена территория Венгрии, Польши и Восточной Пруссии. Ра(вернулась битва за Берлин, который Сталин приказал взять любой ценой без помощи западных союзников. Па столицу Германии устремились войска 1-го Белорусского (маршал Г. К Жуков), 2-го Белорусского (маршал К. К- Рокоссовский) и I к) Украинского (маршал И. С Конев) фронтов общей численностью 2,5 млн. человек. 24 апреля кольцо советских войск вокруг Берлина сомкнулось. Для спасения столицы Гитлер стал снимать войска с Западного фронта, чем облегчил задачу англо-американских дивизий. Уже 25 апреля они соединились с советскими частями на Эльбе в районе Торгау. 30 апреля 1945 г. бойцы 150-й стрелковой дивизии М. А. Егоров и М. В. Кантария водрузили над Рейхстагом Красное знамя Победы. В тот же день покончил жизнь самоубийством Гитлер. Берлинский гарнизон капитулировал. 8 мая в Карлсхорсте под Берлином представителями стран-победительниц и гитлеровским военным руководством был подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии. От СССР подпись под документом поставил маршал Г. К. Жуков. Но война для нашей страны завершилась лишь 9 мая, когда капитулировали остатки немецкой армии в Чехословакии. Этот день был объявлен Днем Победы. 24 июня, спустя ровно четыре года после начала войны, на Красной площади состоялся Парад Победы.

2.5 Потсдамская конференция

17 июля — 2 августа 1945 г. в пригороде поверженного Берлина — Потсдаме — состоялась конференция лидеров держав-победительниц. Советскую делегацию возглавил И. В. Сталин, американскую — Г. Трумэн, английскую — У. Черчилль (а с 28 июля — его преемник на посту премьер-министра К. Эттли).

Центральное место занял германский вопрос. Было решено сохранить Германию единым государством, провести меры по ее разоружению, полной ликвидации остатков фашистского режима (т. е. денацификацию). Для осуществления этой задачи было решено ввести на территорию Германии войска стран-победительниц (включая Францию), причем срок их пребывания не ограничивался. Решен был и вопрос о репарациях с Германии в пользу СССР как стране, наиболее пострадавшей от гитлеровской агрессии. На конференции установили новые границы в Европе. Были признаны довоенные границы СССР, а территория Польши расширена за счет германских земель. Между Польшей и СССР была поделена также территория Восточной Пруссии, названная в документах конференции «постоянным источником военной опасности в Европе».Обсуждались и вопросы предстоящей войны союзников с Японией.

 

2.6 Вступление СССР в войну с Японией

Итоги Второй мировой войны. Разгром Германии не означал окончания Второй мировой войны. Она продолжалась на Дальнем Востоке, где США, Англия и Китай вели войну с Японией. Выполняя союзнические обязательства, СССР 8 августа объявил войну Японии, после чего нанес сокрушительный удар по миллионной японской Квантунской армии, расположенной в Маньчжурии. Всего за две недели Советская армия под командованием маршала А. М. Василевского разгромила основные силы японцев и заняла не только Харбин и Мукден в Северо-Восточном Китае, но и Порт-Артур и Дальний (на Ляодунском полуострове), а также Пхеньян. В ходе десантных операций были освобождены Южный Сахалин и Курильские острова. 2 сентября 1945 г. японская делегация на борту американского линкора «Миссури» в Токийском заливе подписала акт о безоговорочной капитуляции Вторая мировая война завершилась полным поражением и капитуляцией тех, кто ее развязал. Победа во Второй мировой войне имела всемирно-историческое значение. Были разгромлены огромные военные силы стран-агрессоров. Военное поражение держав «оси» означало крушение самых жестоких диктаторских режимов. Победа над Германией и Японией усилила симпатии к СССР во всем мире, неизмеримо подняла авторитет нашей страны. Советская армия завершила войну самой мощной армией мира, а Советский Союз стал одной из двух сверхдержав. Главным источником победы СССР в войне стали беспримерные мужество и героизм советских людей на фронте и в тылу. Исход борьбы с Германией и Японией решался на советско-германском и советско-японском фронтах. На советско-германском фронте были разбиты 607 дивизий противника Германия потеряла в войне против СССР более 10 млн. человек (80% своих военных потерь), 167 тыс. артиллерийских орудий, 48 тыс. танков, 77 тыс. самолетов (75% всей своей техники). Победа далась нам огромной ценой. Война унесла жизни почти 27 млн. человек (в том числе 10 млн. солдат и офицеров). Во вражеском тылу погибли 4 млн. партизан, подпольщиков, мирных жителей Свыше 6 млн. человек оказались в фашистской неволе. Тем не менее в народном сознании долгожданный День Победы стал самым светлым и радостным праздником, означавшим конец самой кровопролитной и разрушительной из войн.


3. Заключение

Планируя нападение на СССР, Гитлер считал, что многонациональная советская держава развалится под ударом его армий, «как карточный домик». Но этого не только не произошло, а наоборот, многонациональный советский народ еще больше сплотился в минуту смертельной опасности. Защита единого государства была воспринята в самых отдаленных уголках страны как национальная задача каждого из более чем 100 ее народов.

В рядах Красной армии с первых дней войны сражались представители всех народов. С учетом возросшего в годы войны национального самосознания были созданы десятки национальных дивизий и бригад, в которых наряду с русскими, украинцами и белорусами сражались воины из числа народов Поволжья и Северного Кавказа, Крайнего Севера и Сибири, Закавказья и Средней Азии, Прибалтики и Дальнего Востока.

За мужество и героизм звания Героя Советского Союза на фронтах войны были удостоены 8160 русских, 2069 украинцев, 309 белорусов, 161 татарин, 108 евреев, 96 казахов, 90 грузин, 69 узбеков, 61 мордвин, 44 чуваша, 43 азербайджанца, 39 башкир, 32 осетина, 18 марийцев и др.

Победа далась нам огромной ценой. Война унесла жизни почти 27 млн. человек (в том числе 10 млн. солдат и офицеров). Во вражеском тылу погибли 4 млн. партизан, подпольщиков, мирных жителей Свыше 6 млн. человек оказались в фашистской неволе. Тем не менее в народном сознании долгожданный День Победы стал самым светлым и радостным праздником, означавшим конец самой кровопролитной и разрушительной из войн.


4. Список используемой литературы

  1.  А. С. Орлов, В. А. Георгиев, Н. Г. Георгиева, Т. А. Сивоина. История России.: М., 2000- 544 с.
  2.  А. А. Данилов, Л. Г. Косулина, А. В. Пыжиков. История России ХХ начала ХХI века.: М.: Просвещение , 2003.-400 с.
  3.  Богатырь З.А. Борьба в тылу врага. \ З.А. Богатырь. – М.: Мысль, 1969.
  4.  Зуев. История России. / Зуев. – М.: Просвещение, 2003.
  5.  Козлов. Великая Отечественная Война 1941–1945. Энциклопедия./ Козлов. – М.: Политиздат, 1985
  6.  Большая Советская Энциклопедия.


1. Политическая власть и ее основные характеристики
2. Дорогой Дедушка Мороз У меня совсем нет друзей а я очень хочу с кемнибудь подружиться
3. Утверждаю2
4. ПЯТИГОРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ВЫСШАЯ ШКОЛА ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ И ИН.html
5. и максимальным наполнением
6. 1939 pp Як ви вже знаєте доля західноукраїнських земель вирішувалась на Паризькій мирній конференції 1919 р
7. і Грошей ~ і кишеня не сходиться
8. Порядок расчета отклонений фактической себестоимости от учетных цен Все первичные учетные докуме
9. Производственное обучение учащихся ПТУЗов.html
10. Качественные задачи
11. ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Сахарный диабет I типастр
12. . Сравнение наслаждения музыкой и песнью и наслаждения молитвой и Кораном; пояснение того что одно из насла
13. тема знаний целостная система понятий законов теорий
14. Психология имени
15. тематики в 3классе
16. Цель- выполнить расчет электронагревательного оборудования.html
17. Тема ВРАЧЕВАНИЕ В ПЕРВОБЫТНОМ ОБЩЕСТВЕ
18. Тема- Аппроксимация функций методом наименьших квадратов Автор- студент гр
19. Тема Оцінка хімічної обстановки при аваріях на хімічно небезпечних об~єктах і транспорті
20. Тема. планування збуту продукції